Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Золотая коллекция

Изоляция

Раздел: → Категория: Золотая коллекция
От переводчика: Ульяна Саинова aka Agripina - страница Вконтакте.
Хельга Французова - страница Вконтакте.
Все обложки к моим переводам можно найти здесь. Приятного чтения!

Глава 1. Пристанище.


Люди часто говорили, что в тревожные времена вы учитесь ценить любые мелочи. Такие поэтические и причудливые понятия как закаты, пение птиц и многообразие изящных цветов.
Что ж, Гермиона могла с уверенностью сказать всем тем людям, что это полная чушь.
Чушь. Чушь. Чушь.
Закаты в значительной степени ничем не отличались друг от друга, пронзительно кричащие птицы весьма раздражали и устраивали ей мигрени, и Гермионе действительно не было никакого дела до оттенков цветов. Как бы там ни было, они все погибали; все превращались в уродливые, высушенные остовы. Особенно, когда зима начинала высасывать жизнь из мира.
Нет, когда наступало трудное время, а оно действительно таковым являлось, это в значительной степени отвлекало тебя от всего прочего. Окружающий мир становился неважным и искаженным, омраченным тяжестью надвигающейся тьмы. Гермиона заметила, что даже занятия утратили всякий смысл, и хуже всего было то, что, казалось, все чувствовали то же самое.
Студенты Хогвартса тонули в меланхолии. Все без исключения.
Каждый, кому разрешили вернуться.
Насколько ей было известно, в школу возвратилось немногим больше четверти студентов; и все они испытывали страх, мрачными тенями передвигаясь по пустым коридорам под гул шепота. Но занятия, матчи по квиддичу и другие события все еще проводились, даже при том, что было вполне очевидно: большинство студентов утратило желание принимать участие в соревнованиях, общественной жизни школы и даже учебе.
МакГонагалл прилагала все усилия, стараясь сохранить привычный порядок дел, но это было бесполезно. Теперь Хогвартс был подобием школы; просто оболочка из древних стен, за которыми, как когда-то считалось, было безопасно. Но, конечно, это тоже было чушью.
Было первое октября, а значит, Гермиона вернулась в школу всего несколько недель назад. Казалось, это было так давно. Это также означало, что прошло уже почти пять месяцев со смерти Дамблдора. Нет, в Хогвартсе определенно не было безопасно, и все об этом знали. Пожиратели Смерти пробрались в школу, и все благодаря Драко мать его Малфою, а затем Снейп убил самого выдающегосячеловека, которого она когда-либо знала.
Волдеморт вернулся. Вообще-то, он вернулся несколько лет назад, но сейчас проклятие его возвращения с каждым днем становилось все более могущественным и грозным. Она пребывала в оцепенении. Именно так. На хер стереотипы, навязанные ей цветами Гриффиндора, иногда быть напуганной – разумно.
Не помогало и то, что два так называемых лучших друга покинули ее. Да, в данное время Гари и Рон скитались по всей стране в поисках крестражей. Без нее. Она так и не смогла понять всего смысла данного решения, предложенного Люпином. Гермиона искренне любила своих друзей, но если она была права, у Гарри, вероятно, ежечасно случается приступ жуткой боли, а Рон, скорее всего, спотыкается на каждом шагу.
Она знала, это было не их решение, но все равно не могла ничего поделать с тем чувством обиды, что беспрестанно следовало за ней. По крайней мере, они хотя бы были вдвоем.
Она же осталась здесь, чтобы помочь МакГонагалл превратить Хогвартс в убежище. В некое безопасное место. Рядом были и другие члены Ордена – Симус и Дин, а еще Джинни, которая также помогала профессорам. Младшая Уизли была довольно приятна в общении, но она и близко не подходила для того, чтобы заполнить пустоту, образовавшуюся после отъезда мальчиков. Большую часть времени Гермиона ощущала себя невероятно одинокой.
Конечно же, она получила место Главной старосты девочек, а вместе с тем и отдельный дортуар, чтобы иметь возможность помогать Ордену в разработке планов. Может быть, ее назначили потому, что это давало возможность закрыться в библиотеке на всю ночь в надежде помочь делу. Или же причиной стало то, что она являлась небезызвестной лучшей подругой Гарри Поттера, и, как предполагается, должна была стать неким символом надежды для несчастных душ, обитающих в Хогвартсе. Как бы там ни было, она радовалась возможности оказаться полезной, но все же предпочла бы остаться с Роном и Гарри.
Майкл Корнер стал Главным старостой мальчиков, но Гермиона так и не смогла понять, что способствовало его избранию. Возможно, причина крылась в том, что он был школьным старостой и членом Отряда Дамблдора; но она сомневалась, что он мог чем-то помочь Ордену. Разумеется, она могла бы спросить его, или же разузнать об этом у кого-либо из студентов, но единственным человеком, с которым она в эти дни поддерживала отношения, была МакГонагалл, но та была слишком занята, слишком… погружена в свое отчаяние, чтобы помогать.
Ее комнаты казались пустыми. Нежилыми.
Они находились недалеко от Гриффиндорской Башни – ее спальня, крохотная кухня, гостиная, размером с носовой платок, ванная комната и еще одна спальня. Спальня, которую, вероятно, занял бы Гарри, если бы его выбрали Главным старостой. У Корнера был отдельный дортуар, расположенный вблизи Башни Когтеврана, и она была рада этому. Если бы она злилась или тревожилась происходящим, то не хотела бы, чтобы кто-либо, кроме Гарри и Рона, знал об этом.
Но, как она могла неоднократно заметить, их здесь не было. Они присылали ей письмо дважды в месяц, опасаясь перехвата совы и возможности извещения Волдеморта об их охоте на крестражи.
Так что, да. Дела были плохи. Совсем плохи.
Настолько плохи, что слова перед ее глазами ускользали от ее сознания и теряли свой смысл. Когда Гермиона, подстрекаемая своей неподвластной бессонницей, отправилась в библиотеку для продолжения изучения материалов о крестражах, было далеко за полночь.
Уже пробило два, помещение было совершенно пустым, и лишь слабое свечение Люмоса давало некое представление о наличии жизни в лабиринте книжных стеллажей. Она потерла лишенные сна глаза и с трудом попыталась сосредоточиться на размытых буквах и формах.
– Все верно, – пробормотала она сама себе, проследив текст пальцами, чтобы сфокусировать свой взгляд. – Первым известным волшебником, создавшим крестраж, был Герпо Нечестивый, но он смог лишь…
Блин…
Она уже дважды прочла это предложение.

~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~

– Ты спятил, – резко выплюнул он, остановившись, как вкопанный. – Не знаю, каких из своих идиотских зелий ты наглотался, но я ни за что туда не вернусь.
– Как я предполагаю, у тебя имеется лучшая идея? – Северус Снейп медленно развернулся и с некоторым нетерпением посмотрел в лицо своего юного собеседника.
– Ты уже забыл, что мы там натворили? – спросит тот, указывая в направлении школы дрожащей от ярости рукой. – Стоит мне одной ногой ступить туда, от меня и мокрого места не останется!
– У нас нет времени на споры, Драко, – усмехнулся бывший профессор, хватая молодого волшебника за шиворот. – Я дал Обет защищать тебя, а это единственное место, где ты будешь в безопасности…
– Отвали от меня! – прошипел Драко Малфой, пытаясь освободиться от его руки, в то время как Снейп начал двигаться в направлении Хогвартса. Он пытался упираться каблуками в землю, высвободить руку из одежды, но все было бесполезно. – Ты, чертов предатель крови!
Снейп остановился и, поправив хватку на одежде Драко, приблизил его лицо к своему. По его выражению нельзя было ничего прочитать, но неожиданно Малфой почувствовал страх перед опасным взглядом волшебника. И все же он не дрогнул. Тот был предателем крови. Это факт.
Они со Снейпом были в бегах в течение последних нескольких месяцев после... событий в Астрономической Башне. Драко был неглуп. Он знал, что его неудача будет иметь последствия, но никогда и вообразить не мог их масштабов. Темный Лорд жаждал его смерти.
Он не имел возможности поговорить со своими родителями с тех самых пор, и понятия не имел, что с ними произошло. Он только что покинул какую-то шотландскую лачугу со своим единственным спутником – мерзким и мрачным мужчиной, который сейчас изощрённо мучил его. А еще за его голову была назначена цена. Обе стороны желали смерти Малфоя. Превосходно.
Но затем Снейп рассказал ему, что был шпионом; что предал их всех и что был одним из них. Драко вырвало едва переваренными объедками, которые им удалось раздобыть в тот день, и он потратил остаток вечера, пытаясь сбежать из их укрытия в Шотландии.
Да и куда бы он мог податься?
Если бы то, что Волдеморт как можно скорее хотел его заавадить, не было общеизвестным фактом, он раскрыл бы местонахождение Снейпа ради хоть какой-то личной выгоды. Но ему больше не было места среди Пожирателей Смерти, бросивших его вполном дерьме; вынужденного следовать за предателем крови, который сказал, что больше не сможет его защитить.
Ебануться.
А теперь он притащил его в Хогвартс.
Малфой попытался расспросить насколько Снейп причастен к Ордену, но этот ненормальный мерзавец типично выдал голый минимум. Драко задался вопросом, настигло ли, наконец, бывшего профессора безумие; возможно, вся эта идея о шпионаже была лишь истеричным бредом полоумного человека. Он все-таки убил Дамблдора. Но в таком случае, зачем бы профессору тащить его в Хогвартс, если у него не было определенных способов воздействия на МакГонагалл и Орден?
Множество вопросов, сдобренных беспокойством, толклись у него в голове, пульсировали, отзываясь эхом в ушах, ни на миг не позволяя забыться. И у него не было никаких ответов. Никаких обещаний. Ничего. Его просто оставили сгорать в болезненной неопределенности, которая заставляла мучиться вопросом, когда же все стало настолько сложным.
Пять месяцев в покосившемся сарае на одном из пустынных Шетландских островов[1], на которых лишь монотонное блеяние овец нарушало тишину, сделало его более чем немного... напряженным. Конечно, то, что самый могущественный волшебник на Земле охотится за вашей жизнью, тоже не особо помогает.
Что за дерьмовая неделя. Дерьмовый месяц. Дерьмовый год.
– Я стараюсь защитить тебя, Драко, – отрезал его наставник, крепче сжимая мантию парня. – Это единственное место, где ты будешь в безопасности…
– Я не буду там в безопасности, – проворчал Драко Малфой, кривясь от отвращения. – Я, блять, их враг...
– Сейчас ты являешься врагом для обеих сторон, – заметил Снейп, продолжая двигаться по направлению к Хогвартсу и таща за собой наследника Малфоев. – Но эта сторона вряд ли убьет тебя. Профессор МакГонагалл уже дала согласие.
– Тупая корова, – рявкнул Драко срывающимся голосом. – Так что, я должен вверить свою безопасность в руки этой сумасшедшей ведьмы?
– У тебя нет выбора.
Его протесты прекратились.

~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~

Она дрожала.
Осень слишком быстро пробралась в замок, и холод услужливо щекотал ее шею. Каждый выдох Гермионы покидал легкие, превращаясь в серебристый туман, и она сжала рукава свитера в кулаках, чтобы защитить пальцы от холода.
Гермиона подпрыгнула на стуле, когда услышала, как распахнулась дверь библиотеки, после чего послышались шаркающие шаги. Она схватила палочку, тихо прекращая действие Люмоса, и внимательно прислушалась к назойливым шлепкам по половицам. Затаив дыхание, она постаралась как можно тише встать со своего места.
Она пробиралась по проходам между книжными полками в поисках проблеска чего-либо подозрительного. Все тени смешались в единую, почти черную массу, поэтому она сконцентрировалась на звуках. Кем бы ни был тот, кто задержался у двери, он стал медленно проходить вглубь библиотеки. Ее рука крепче сжала палочку.
– Мисс Грейнджер? – произнес знакомый голос, и она расслабилась. – Вы здесь?
– Люмос, – выдохнула ведьма, ноги повели её на дружественный голос. – Я здесь, профессор Слизнорт.
– О, вот вы где, – нервно улыбнулся тот, когда она попала в поле его зрения. – Знаете, мы вас всюду искали. Вам действительно не стоит находиться вне комнат так поздно, даже если вы – Главная староста.
– Все в порядке? – спросила она, игнорируя его комментарий.
– Профессор МакГонагалл хотела бы поговорить с вами, – просто заявил он, уводя ее из библиотеки. – Она в своем кабинете.
– Что-то не так? – ее брови в беспокойстве сошлись на переносице. Зачем она понадобилась МакГонагалл в два часа ночи?
– Я не совсем в курсе того, что происходит, мисс Грейнджер, – признался он, простодушно пожав плечами. – Но уверен, что все прекрасно. В противном случае нам дали бы знать.
– Наверное, – она рассеянно кивнула, засовывая руки в карманы. – Просто это как-то странно.
– В такие времена, мисс Грейнджер, – выдохнул Слизнорт, и Гермиона поняла по голосу, насколько уставшим он был. Настолько уставшими были они все. – Я удивлен, что вы все еще можете счесть что-либо странным.
– Справедливое замечание.
– Я провожу вас до кабинета, – сказал он, хрипящим спросонья голосом. – Если хотите, я мог бы подождать снаружи, чтобы удостовериться, что вы благополучно возвратитесь в свою комнату.
– В этом нет необходимости, – она отклонила предложение, слегка тряхнув головой. – Моя комната находится недалеко от кабинета МакГонагалл. К тому же, вы выглядите очень уставшим, сэр.
– Меня неожиданно разбудили, – признался он, пряча зевок в рукаве. – А вы в такое время читали в библиотеке. Вы хорошо спите, мисс Грейнджер?
– Вполне, – солгала она.
– Мог бы я порекомендовать зелье Сна-без-Сновидений? – предложил он, многозначительно глядя на нее. – Сварить его для вас на завтра?
– Нет, спасибо, – она слабо ему улыбнулась. – У меня есть немного маггловского снотворного, которое я могу выпить, если в этом действительно возникнет необходимость. У меня все хорошо, профессор. Правда.
– Если вы так говорите, мисс Грейнджер, – он остановился у двери в проход, ведущий в кабинет МакГонагалл. – Здесь я вас покину.
– Спасибо, профессор Слизнорт, – она вежливо кивнула в ответ. Подождав, пока волшебник исчезнет в коридоре, она пробормотала пароль. – Полосатая кошка.

~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~

Драко сидел в большом кресле, крепко стиснув зубы. Два профессора препирались друг с другом, и ему потребовалось собрать все свое самообладание, чтобы не сорваться и не наорать на них. Если бы МакГонагалл так оборонительно не сжимала свою палочку, он, вероятно, к настоящему времени уже заколдовал бы их, или, по крайней мере, бросил бы несколько заглушающих чар, чтобы заблокировать их скрипучие голоса.
– Я согласилась встретиться с вами, Северус, – произнесла ведьма резким тоном. – Но я не давала никаких гарантий на то, что он сможет здесь остаться.
– Альтернативы нет, – спокойно заявил Снейп, на миг переведя взгляд на Драко. – Если Темный Лорд найдет Малфоя, он убьет его, Минерва.
– И вы заставляете меня подвергнуть опасности остальных студентов? – отрезала она, ее шотландский акцент усилился, что напомнило Драко о его кошмарномпребывании на Севере. В постоянных бегах...
– Вы стараетесь защитить учеников, – произнес её собеседник. – Он нуждается в защите больше, чем кто-либо…
– Он – причина, по которой на школу напали! – закричала она, обвиняюще указывая пальцем на Драко. – Он…
– Еще ребенок, – перебил ее Снейп, игнорируя обиженное ворчание со стороны молчавшего до этого момента подростка. – Его ввели в заблуждение, Минерва.
На этих словах глаза Драко округлились, и он внимательно посмотрел на человека, которому когда-то доверял, хоть и с лёгким скептицизмом. Он находил странным и унизительным получать защиту от человека, которого теперь презирает.
– Он прекрасно знал, что делает, – тихо произнесла директриса своим обычным сдержанным тоном. – И если бы он не был настолько глуп, сейчас бы все обстояло иначе…
– Темный Лорд по-прежнему был бы угрозой, – осторожно ответил Снейп. – Вы же знаете, что Альбус…
– Не смейте даже пытаться подкупить меня памятью о нем! – повысив голос, предупредила МакГонагалл. – Как вы смеете, Северус…
– Вы знаете, что я прав, – произнес он с нажимом. – Вам прекрасно известно, сколь решителен был Дамблдор стремясь удержать Драко... от этого пути.
Наследник рода Малфоев почувствовал, как неизбежные вопросы с невообразимой скоростью затопили сознание, и он с шипением втянул воздух сквозь сжатые зубы. Старый осел интересовался им? Хотел удержать его подальше от темного пути? И Снейп знал об этом? Еще больше тайн; еще больше заноз в его в голове.
– Что, черт…
– Я предупреждал, чтобы ты сидел молча, – Снейп говорил, намерено растягивая слова, даже не взглянув при этом на Драко. – Минерва, вы ведь знаете, что Альбус позволил бы ему остаться…
– Что ж, – вздохнула она, массируя переносицу морщинистыми пальцами. – Благосклонность Альбуса можно было бы счесть за слабость, равно как и желание видеть хорошее в каждом из нас.
Снейп издал тихий звук, означающий согласие.
– Как бы то ни было, – тихо пробормотал он. – У меня заканчивается время. Он нуждается в укрытии от Темного Лорда.
Старая ведьма поджала губы и перевела свой мудрый, изучающий взгляд на молодого человека. Драко попытался не отвести глаз, но не выдержал и уставился на свои колени; его веки были тяжелы от усталости. Он толком не высыпался с той ночи на первое июня, за четыре дня до его семнадцатого дня рождения. Возможно, причиной тому был холод, что пробирался меж щелей в стенах их убежища, или болезненные муки голода, от которых он страдал последние пять месяцев, или даже сомнительные остатки его совести.
Сон был позабытой роскошью, как и приличная еда. И кровать. И душ. И тепло...
– Хорошо, – наконец пробормотала МакГонагалл. – Он может остаться. Но у меня есть условия, мистер Малфой, и если хоть одно из них будет нарушено, вы будете предоставлены самому себе.
Драко медленно поднял глаза и с вызовом посмотрел на волшебницу. Да кто она такая, чтобы выдвигать ему список требований? Словно делает одолжение. Он не хотел здесь находиться. Он не нуждался в ее чертовой помощи. Она могла засунуть ее себе...
– Вашу палочку, мистер Малфой, – спокойно потребовала она, протягивая руку.
Он фыркнул.
– Хрен вам, – безучастно пробормотал он, но тут почувствовал какое-то движение сбоку, и его глаза вспыхнули яростью, когда палочка выскользнула из кармана и опустилась на ладонь директрисы.
– Вам не разрешается посещать занятия, – решительно заявила МакГонагалл. – Полагаю, причины этого вполне понятны. Вы должны оставаться незамеченным. В любом случае, я уверена, что остальные студенты не были бы рады вашему возвращению.
Он закатил глаза, поскольку ненавидел людей, которые считали необходимым констатировать очевидное.
– Вы не покинете комнату, которую вам выделят, – резко продолжила она, кривя губы от напряжения. – Если вы хоть один шаг сделаете из Хогвартса без моего разрешения, вам больше не позволят вернуться. Никогда.
Драко потер подбородок и посмотрел на Снейпа, который наблюдал за ним своим обычным раздраженным взглядом. Малфой хотел послать их обоих на хер; сказать, чтобы они занялись своим делом, но он знал, что должен принять это предложение. У него просто не было выбора. Он снова напомнил себе, что ему некуда пойти. Так что вот. Еще одно место, которое ему не позволено покидать. Еще одно истощающее здравомыслие заключение. Мерлин, помоги ему сохранить свой рассудок.
– Он останется здесь? – нарушил тишину Снейп. – С вами?
– На мне лежит слишком много обязательств, чтобы я могла позволить себе изображать няньку, Северус, – объяснила МакГонагалл. – У меня на примете есть человек, который мог бы присматривать за ним.
Снейп нахмурился.
– Слизнорт? – предположил он. – Или один из преподавателей?
– Тебе прекрасно известно, что у них нет на это времени, – ответила она, выгибая бровь. – Учитывая обстоятельства, Северус, есть только горстка людей, которым я полностью доверяю. И, если вы хотите, чтобы местонахождение мистера Малфоя оставалось в секрете, он останется с мисс Грейнджер.
Глаза Драко увеличились в два раза, а во рту пересохло.
– Ебаная грязнокро…
– Вам стоит следить за своим языком, мистер Малфой, – пригрозила она резким тоном. – По-моему, я ясно дала понять, что ваше пребывание здесь условно...
– Вы думаете, засунуть меня с ней в одну комнату – это безопасно? – спросил он с выражением недоверия на лице. – Если и существует кто-либо, кроме Темного Лорда, кто желает мне смерти, так это грязнокро...
– Вам следует прекратить использовать это слово, – повторила МакГонагалл, пригрозив ему пальцем. – Я уверена, что мисс Грейнджер способна отнестись к этой... ситуации здраво.
Драко издал невеселый смешок и покачал головой.
– Да вы совсем сдурели.
– Вероятно, – согласилась она. – Но на вашем месте я бы не хотела заставлять меня пересматривать наше соглашение.
Он сузил глаза и уставился на Снейпа с выражением неподдельного отвращения.
– По-твоему, это меня защитит? – выплюнул он, опасно оскалившись. – Передать меня этим идиотам...
– Достаточно, – тихо ответил Снейп, по-прежнему с любопытством глядя на МакГонагалл. – Уверены ли вы, что мисс Грейнджер является самым мудрым решением, Минерва?
– Она – единственное решение, – заявила та решительно. – Только этой студентке я полностью и безоговорочно доверяю.
– Но кто-нибудь из преподавателей лучше бы подошел на эту роль.
– У преподавателей и так достаточно сложностей. Кроме того, они присматривают за остальными студентами, – произнесла директриса, теряя терпение. – Мисс Грейнджер прекрасно способна с этим справиться, и так совпало, что у нее есть свободная комната в дортуаре...
– Это какая-то шутка, – прорычал Драко, презрительно поморщившись. – Я отказываюсь оставаться с этой...
– Я не стану просить тебя заткнуться ещё раз, – Снейп отступил на шаг и, глумясь, отвесил ему подзатыльник.
– Вы сделаете так, как вам будет сказано, мистер Малфой, – натянуто предупредила Минерва МакГонагалл. – С нашей стороны у вас будет лишь одно предложение помощи, а затем вы будете предоставлены самому себе.
Драко почувствовал, как в горле, щекоча миндалины, возрастает желание бросить вызов ведьме, но он был слишкомопустошен. Хогвартс был намного теплее того сарая, и это тепло успокаивало. Мягкое кресло убаюкивало его, независимо от того, как сильно он пытался это игнорировать. Запах пищи витал в воздухе, и пустой желудок уже был готов его предать.
– Стоит ли расценивать ваше молчание как согласие на наше предложение?
Предложение. Он фыркнул. Это не было предложением, и все в комнате знали об этом. Это был ультиматум. Остаться с врагом или рискнуть жизнью. Желание жить только что побило его гордость. Прекрасно, позволить им кормить себя и обеспечивать крышу над головой. Родители будут его искать. Отец мог бы убедить Темного Лорда закрыть глаза на его... неудачу. Возможно.
– Он согласен, – сказал Снейп, метнув на бывшего ученика строгий взгляд, который отбивал всякое желание возражать.
– Пусть будет так, – вздохнула МакГонагалл с тяжестью на сердце. – У вас есть какие-нибудь вещи?
Он снова уставился на свои колени. Ответом было простое «нет». Нет, у него не было чертовых вещей, которые он мог бы назвать своими. Только многократно очищенная заклинаниями и истрепанная одежда, что он носил с той самой ночи, и еще один комплект одежды, который дал ему Снейп. Он был лишен всех символов богатства; символов, которые представляли его бесславное наследие, и он ненавидел это.
– Нет, – выплюнул он, закрывая глаза.
– Тогда я попрошу домовых эльфов принести для вас что-нибудь, – сказала МакГонагалл не более мягким тоном, нежели прежде. – Завтра я отправлю их в комнату мисс Грейнджер.
– А мисс Грейнджер согласилась на это? – поинтересовался Снейп скептическим голосом.
– Еще нет.
Брови Драко в удивлении поползли вверх. Еще нет? Эта женщина рыла для него могилу быстрее Волдеморта.

~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~

Шагая по коридору, она перебирала дрожащими от беспокойства кончиками пальцев кирпичи старых стен, другой рукой Гермиона сжимала светящуюся палочку, освещающую путь. Она поняла, почему МакГонагалл вызвала ее. Мог быть только один ответ.
Дурные вести.
Кто-то умер. Или ранен. Возможно, планы Гарри и Рона были раскрыты. Может быть, школа находилась под новой угрозой. Или Волдеморт обнаружил штаб Ордена.
Были сотни вариантов, и все они были нерадужными.
Она оплакивала свой оптимизм; хотелось бы, чтобы он не был украден мрачными воспоминаниями об Астрономической башне и отсутствием ее лучших друзей. Ее грустные мысли о той ночи унеслись прочь, когда искаженный голос МакГонагалл пронесся по проходу. Затем эхо стихло, и к ее голосу присоединился еще один. Мужской.
Она крепче сжала палочку и ускорила шаги, звуки которых разносились по всему коридору. Гермиона не могла различить конкретных слов или же сказать, был ли там третий голос, теперь вибрирующий вдоль стен. Она взмахнула кистью и прошептала пароль, распахивая массивную дверь. Ее глаза расширились, а взгляд стал диким, когда гриффиндорка увидела представшую перед ней сцену.
Снейп. Здесь. В Хогвартсе.
Она даже не заметила Малфоя.
Три головы повернулись и посмотрели на нее, но Грейнджер видела только одного. Его. Того, кто убил самого великого человека, которого она когда-либо знала. Она чувствовала, как в груди взорвалось пламя.
– Вы, – выдохнула Гермиона, и на ее лице на мгновение проступил шок, который сразу же сменился гневом. Опасно сузив глаза, она сделала резкий выпад рукой, в которой крепко сжимала волшебную палочку. – Импедимента[2]!
Снейп легко заблокировал заклинание, что привело ее в еще большее бешенство. Ярость застилала Гермионе слух, заглушая просьбу МакГонагалл успокоиться. Ее магия, готовая к мести, пульсировала в кончиках пальцев. Она запустила в него Ступефаем[3], но заклинание было отражено с той же легкостью, что и ее предыдущая атака.
Драко безмолвно наблюдал за поединком оценивающим взглядом, задаваясь вопросом, почему Снейп вообще в нем участвовал. Разумеется, быстрый Петрификус[4] поставил бы назойливую грязнокровку на место. Она его даже не заметила; ни на миг не отвела глаз от бывшего преподавателя. Малфой поставил бы состояние своей семьи на то, что осознание его присутствия едва ли прекратит ее небольшую истерику.
Снейп спокойно следил за Гермионой и отпускал невербальные обезоруживающие заклинания в ее направлении, решая, что было бы лучше закончить все до того, как ситуация выйдет из-под контроля. Впечатленный, он изогнул бровь: его действия не возымели никакого эффекта, и заколебался, когда очередное проклятие заставило его оступиться. Она практиковалась. Когда Грейнджер успела изучить невербальные обезоруживающие заклинания?
– Достаточно! – попыталась вмешаться МакГонагалл, но Гермиона едва ли взглянула на нее. – Мисс Грейнджер, успокойтесь и позвольте мне объяснить...
Юная ведьма даже не моргнула.
– Конфрин[5]...
Палочка Гермионы вылетела из руки, и она в замешательстве перевела на директрису растерянныйвзгляд. Гриффиндорка почувствовала, как ее опоясывают веревки, ограничивая движения, и слезы разочарования заструились по ее щекам. Профессор МакГонагалл посмотрела на нее извиняющимся взглядом, а затем еще раз взмахнула своей палочкой, и Гермиона почувствовала, что ее ноги оторвались от пола, и она перенеслась в примыкающую к кабинету комнату.
Дверь закрылась за Гермионой с глухим ударом, и ошеломлённая девушка застыла в темноте. Затем она начала изо всех сил вырываться и кричать, пока ее горло не стало разрываться от неистовых криков. Почему Макгонагалл так поступила? Она продолжала кашлять и рыдать от негодования, глотая крики, застрявшие в горле.
Что происходит, черт возьми?
Тем временем по другую сторону двери Драко опустился на стул, закатывая глаза. Он наблюдал за обоими профессорами, выглядевшими так, будто бы они никак не могли поверить тому, что только что предстало пред их глазами, и усилием воли удержался, чтобы не покачать головой или не посмеяться над их глупостью. Неужели они были искренне удивлены ее реакцией? Он на самом деле был окружен кончеными идиотами.
– Что ж, – отметил Малфой хриплым, но все еще излишне саркастичным голосом. – Все прошло не так уж плохо.

~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~

[1] Шетландские острова – архипелаг на северо-востоке от Шотландии.
[2] Импедимента – заклинание, останавливающее или замедляющее объект.
[3] Ступефай – оглушающее заклинание.
[4] Петрификус Тоталус – заклинание, делающее тело жертвы жёстким и негнущимся.
[5]Конфринго – заклинание, вызывающее взрыв цели.
Утверждено Нана Выбор редакции Фанфик опубликован 25 декабря 2013 года в 20:00 пользователем Kenny.
За это время его прочитали 662 раза и оставили 0 комментариев.