Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Золотая коллекция Бьют часы, тик-так, очнись!
Золотая коллекция

Бьют часы, тик-так, очнись!

Раздел: → Категория: Золотая коллекция


- Бьют часы, тик-так, очнись, Грейнджер!- И дикий хохот, эхом отбившийся от стен. Близнецы Уизли, личный кошмар их факультета, отплясывали рядом, стараясь воспроизводить как можно больше шума. Гермиона, закрывшись очередной книгой, опустила тяжёлый переплёт и осуждающе на них посмотрела. Фред, осёкшись, таинственно понизил голос:
- Братец Фордж, кажется, нашим невинным забавам пришёл полный конец. Мисс Гриффиндорская Староста сейчас будет действовать радикально. – Джордж, явно переигрывая, пал на колени, причитая:
- Братец Дред, но мы ещё так молоды! И у нас отнимутся руки от написания миллионов строчек: «Я не должен быть задницей Мерлина»!
- Богохульник. – В близнеца полетел клочок бумаги, ловко стукнув его по затылку. Фред, обольстительно улыбнувшись Грейнджер, присел в реверансе, пропев: - Наше шутовское почтение, леди Апломб и Серьёзность!
И снова хохот.
- Придурки, - буркнула Гермиона, вновь утыкаясь в чтиво. Но по губам, автоматически, скользнула улыбка.
Никто на её памяти не был настолько самодовольно-прекрасным.


Когда ты стоишь перед выбором – убить или умереть, не хочется быть той-самой-решительной. Хочется лишь справедливо всхлипнуть и спрятаться в самом тёмном углу замка. Хочется, чтобы две пары рук прижимали к себе, успокаивающе гладя по волосам, сейчас спутанными и лохматыми. И щедро политыми чужой кровью и сажей, запах которой намертво вклинилось в сосуды.
- Бьют часы, тик-так, очнись, Грейнджер. - Задумавшись, она щёлкнула у себя перед носом пальцами. Когда Гермиона была маленькая, то думала, что все волшебники таким образом совершают чудо. Щёлк! И Золушка становится принцессой. Щёлк! И у Русалочки есть ноги. Щёлк! И лягушка становится принцем.
Дурацкие, магловские сказки.
Стоя посреди Большого Зала, она старательно воскрешала в памяти те приятные воспоминания, так или иначе связанные с этим местом.

Распределение, завтрак, почтовые совы, Рождество, Гарри, Рон, Гарри, Рон, идентичные, насмешливые взгляды двух головорезов.

Мальчишки, которые не думали о смерти.
Извечно удивлённый взгляд пустых, голубых глаз вперился в своды помещения, такие высокие, такие недосягаемые. Подняв голову вверх, она вспоминала, как они кружились там, у зачарованного потолка, дразня Амбридж.
Абсурдно-хреновая улыбка получилась сюрреализмом посреди этого всеобщего горя. Спрятав лицо в ладонях, Гермиона устало вздохнула, давя в себе жгучее желание разрыдаться. Впереди, всего в трёх метрах, Джордж держал за руку свою-мёртвую-половину, растерянно и настойчиво спрашивая Фреда, простудится он или нет. Ведь сквозняки, проникая через многочисленные трещины, стелются по полу. А он лежит – такой взъерошено-удивлённый, холодный и, самое главное, не дышащий. И это было слишком.
Горестный вой одного единственного человека раскаленной лавой пробился в уши. И в это мгновение ей уже хотелось оглохнуть, ослепнуть и лишить себя осязания. И обоняния, ибо запах сажи – намертво впившийся в сосуды, вызывал давно сдерживаемый рвотный рефлекс.
Гермиона Грейнджер, стоя посреди Большого Зала, тихо всхлипнула, закусив грязную, измазанную в чужой крови руку зубами.

- Шухер, Фредди! – воскликнул второй близнец, пряча что-то за пазухой. – Нас спалила Её Высочество Староста.
- Боюсь, Джорджи, нас ожидают все муки ада, - сокрушенно покачав головой, пробормотал Фред.
- Или строчки! – подхватил Джордж, заламывая руки.
- Отбой был в десять вечера, что вы оба здесь делаете, позвольте спросить? – уперев руки в бока, спросила Гермиона, осуждающе глядя то на одного, то на другого.
- Так и быть, позволяем…
-… уговорила, противная.


Джордж, аккуратно прижав к себе тело брата, уткнулся в грязный, пыльный воротник когда-то щегольской рубашки Фреда, продолжая тихо и горько завывать.
«Лишите меня слуха! Лишите зрения! Сделайте что-нибудь!» - безмолвно кричала Гермиона, не решаясь подойти. Но в действительности именно она была тем-самым-человеком, которого ждал оставшийся в живых близнец Уизли. И то чувство гиперответственности за все свои последующие слова пугали и вселяли жалкие, для гриффиндорки, мысли сбежать.
Иногда ей казалось, что храбрость – это всё, чем славились студенты колледжа Гриффиндор.
Пытливый ум, незаурядная логика, превосходная память – что она делает на факультете Годрика?
Джордж, оторвавшись от тела брата, поднял взгляд вверх и встретился с её – сострадательно-карими, совершенно пустыми. Взгляд спустился вниз – на обкусанные губы, на ссадину, заканчивающейся раной на подбородке; и вернулся обратно, к глазам. Что он хотел выяснить, Гермиона не поняла. Что ожидал прочесть – она так и не узнала. Позорно сбежав из Большого Зала, Грейнджер автоматически и мысленно прокладывала дорогу к Выручай-Комнате.
Кто бы мог подумать, что знаменательный день Победы она будет ненавидеть больше всего на свете.

Гермиона, сдавленно всхлипнув, прислонилась к холодной стене, зажмурив глаза. Тяжело, невероятно тяжело даётся эта сосредоточенность на уроках, в гостиной, в Зале, в кабинетах. Везде, где есть другие люди. Всегда гордо вздернутый нос, серьёзный, глубокомысленный взгляд и лёгкая, плавная походка. А сейчас, когда вечер полноправно захватывает сутки, она просто не выдерживает. Очередное дежурство, опять в одиночестве.
- Грейнджер?
Удивленно-идентичный возглас близнецов.
«Только не они!» - вмиг промчалась в голове мысль. Не хватало ей ещё и издевательств.
- Гермиона, ну ты чего? – Впервые в голосе Фреда Уизли появилась растерянность.
- Староста, не плачь. – Внезапно тёплые руки легли на плечи, а от лица насильно отняли руки, открывая заплаканные глаза. И неожиданно стало хорошо. Стоило лишь взглянуть в голубые, горящие взгляды двух Главных Бузотёров.
- Скажи нам, кто тебя обидел, Грейнджер. И его найдут завтра, висящим на собственных же панталонах. – Подмигнул Джордж.
- Верно! Обижать тебя можем только мы! – притворно нахмурился Фред, пихая брата в бок. Гермиона замотала головой, старательно пряча улыбку. Джордж, прикоснувшись к её подбородку, поднял её взгляд так, чтобы он пересекся с его – необычайно серьёзным.
- Знаешь, Гермиона, какая ты красивая, когда нет всей этой напыщенной суровости.
Лёгкий поцелуй в щеку от Фреда заставил Гермиону вспыхнуть. Машинально дотронувшись ладонью до места поцелуя, пропустила шутливый щелчок по носу от Джорджа, но впитала тепло его нежной улыбки, когда он шептал ей: «Бьют часы, тик-так, очнись, Грейнджер!»
И они ушли, оставив её в недоумении, растерянности, но с глупой улыбкой на губах.
- Шалость удалась! – послышались их голоса за углом.


Выручай-комната осталась лишь приятным воспоминанием в голове. Было сложно представить, что где-то в недрах этих стен горит вечное, Адское пламя. И вечно будет гореть тело её бывшего однокашника Винсента Крэбба, который тоже не думал о смерти. О ней не думала Тонкс, бросившись в самую гущу Битвы, выискивая и отчаянно зовя Ремуса. О ней не думала Лаванда, бросившись под заклятие Долохова, прикрыв собой Рона. О ней не думал профессор Снейп, неосторожно говоря о том, что Тёмный Лорд и так достаточно могущественен. И о ней совсем не думали Фред и Джордж – самые светлые, самые тёплые. В висках забили тяжёлые молоты, и только тогда Гермиона дала полную волю слезам. Крупные, обжигающие капли стекали по щекам, а из уст вырывалось стыдное поскуливание, когда она, опираясь на стену спиной, съехала по ней, обхватив себя руками. Больше не будет этих объятий в две пары рук. Не будет смелых поцелуев горячими, опухшими губами. Не будет двойного шёпота: «До завтра, мисс Гриффиндорская Староста». Не будет громкого, заразительно смеха.

Гарри решительно схватил Джинни в охапку, прижимаясь к её губам. Присутствие Рона, Гермионы, близнецов и остальных не мешало ему выразить свои чувства. Взгляд Грейнджер замер только на двоих, без слов передавая им всё то, что накипело. Что она долгими вечерами, пока они прятались в палатке, строчила в письмах, судьба которых быть неотправленными. Фред и Джордж, отыскав наконец её в толпе, так же, решительно и безоговорочно, двинулись вперёд, расталкивая бывших однокурсников, друзей, знакомых. Пробираясь к ней.
Две пары рук схватили её и прижали к ним – таким тёплым. Это был глоток свежего воздуха, прыжок в небо. Поцелуи растворились в слезах, а удивленный шёпот окружающих – в их признаниях.
- Больше никогда не смей так делать, Грейнджер! – необычайно серьёзно сказал Фред, тряхнув её за плечи.
- Иначе мы всем расскажем, что ты спишь с игрушечным единорогом! – пригрозил Джордж, вцепившись в её предплечье. Гермиона рассмеялась – впервые так легко, воздушно, свободно.
- Я сплю с мягкой игрушкой-единорогом, которого зовут Пол! – прокричала она, обратив на себя внимание всех.
- Братец Фордж, крыть нечем, - опечаленно резюмировал Фред, сокрушенно мотнув головой.
- Братец Дред, у нас есть ещё пара запрещенных приёмов, - ухмыляясь, Джордж вновь поцеловал её, да так, что ноги подкосились, и Фреду пришлось прижать её к себе, обнимая за талию.
- Надо написать Рите Скитер, что её теория насчёт Гермионы верна, – оторвавшись от чувственных уст, прошептал Джордж. Девушка вскинула брови, а Фред рассмеялся и пояснил: – Грейнджер – амбициозная девочка, которая любит игроков в квиддич.
- Гермиона Грейнджер любит только хороших игроков в квиддич, - насупившись, поправила Гермиона. Звонкий смех близнецов взвился до потолка, и все, кто присутствовал в Выручай-комнате, по-началу неуверенно, а затем всё шире и шире начали улыбаться. Грейнджер их понимала. Невозможно противиться заразительному смеху близнецов Уизли.
Стоило почти весь год скитаться невесть где, чтобы понять, как сильно ты любишь.


Когда стоит выбор – убить или умереть, ей хочется умереть.
Мертвые, но полные удивления глаза Фреда, и тихий, но горестный вой Джорджа. Её трясущиеся руки, перекошенное от сдерживаемых слёз лицо, мышцы которого навеки атрофировались на одном выражении. Некрасивая, маглорожденная девочка Грейнджер, читающая магловские сказки. Два мальчика-близнеца, не боящиеся смерти. И их никчёмный, разрушенный до руин школьный роман.
Сидя на пыльном полу, она не подняла головы, когда по лестнице поднялся Герой Магической Британии. Ничего не сказала, когда рядом сел Гарри Поттер. И никак не отреагировала, когда лучший друг судорожно сжал её пальцы в своих, безмолвно говоря о том, что уже не имеет смысла. Храбрый мальчик Гарри Поттер, который ждал смерти сегодня. Амбициозная девочка Гермиона Грейнджер, которая любит только хороших игроков в квиддич.
Вцепившись ледяными пальцами в его рубашку, Герйнджер уткнулась в его плечо и разрыдалась с новой силой, не сдерживаясь и не скрываясь. Сейчас – можно.
- Знаешь, Гермиона, - начал Гарри тихо, игнорируя её завывания, - когда мы есть, то смерти еще нет, а когда смерть наступает, то нас уже нет. Таким образом, смерть не существует ни для живых, ни для мертвых. – Он поднял взгляд вверх, задержав зелёные, бесовские глаза на многочисленных трещинах, через которые нагло проникал сквозняк. – Ему уже всё равно. А вам нужно как-то жить.
Мертвому Фреду, там, на полу Большого Зала, нипочём никакие сквозняки. А её трясёт от холода, и каждая мурашка, возникшая на теле, отзывается болью в простуженных суставах.

- Джордж, Фред, вы идёте с Ремусом на Астрономическую Башню. Прикрывайте тыл!
- Да, господин министр! – шутливо отсалютовали Кингсли близнецы, отходя от Гермионы. Та, отчаянно вцепившись в ладонь одного из Уизли, сглотнула и просипела:
- Осторожны… Будьте осторожны.
Сурово двинувшись к ней, они в один голос прошипели:
- Бойся нас Тот-Кого-Никак-Не-Отсохнет! У нас есть Суровая Грифиндорская Староста.
- Грейнджер, мы вернемся ещё до отбоя, - подмигнул Джордж, а Фред, наскоро сцеловав одинокую слезу, оставившую грязный подтёк на нежной когда-то коже Гермионы, махнул рукой, мол, и не такое делали. Улыбнувшись, девушка отпустила руку близнеца, и они скрылись на лестнице. Подняв голову вверх, Грейнджер увидела, как меняется потолок Выручай-Комнаты. «Не к добру», - мелькнула предательская мысль.


Совсем недавно она ходила в этот класс, разучивая заклинания у профессора Флитвика. Недавно – а кажется, будто бы в прошлой жизни. Руки измазаны в саже, по щеке уныло течёт капля крови, которую она игнорирует, настойчиво ведя себя вниз. Слева – спуск в подземелья, где их каждый урок невероятно выводил профессор Снейп, нашедший покой на полу Визжащей Хижины. Если перейти через лестницу, можно попасть на проход в Астрономическую Башню, где Гермиона часто отлавливала неудачливых влюбленных, будучи на дежурстве. А сейчас она проходила мимо класса Защиты от Тёмных искусств, который менялся при каждом преподавателе, коих было немало.
И снова – Большой Зал.
Ничего не изменилось.

- Фредди, как ты, братишка?
- Всё хорошо, Джорджи, вот только пол-ягодицы оторвало. Надо было слушать Грюма и не засовывать в задний карман волшебную палочку.
- Приготовь палочку, дурень, это тебе не стычка в Лютном переулке с барыгами. Тут всё серьёзно!
- Тут ты прав. Даже как-то не улыбается. И поджилки трясутся.
- Только не обмочись, а то мне стыдно будет говорить, что ты мой брат.
Ремус, вскинувшись, как охотничий пёс, просипел:
- Аппарируют! Щит разрушен, и защита замка пала.
- Готовь свою оставшуюся ягодицу, чтобы тебе надрали задницу, Фредди, - шепнул Джордж, и тут же махнул палочкой, невербально использую Протего.
- Оставь её мне, Джорджи, будет за что ущипнуть позже.
Заклятия мелькали в темноте, пока удачно отражаемые. Упивающиеся появлялись по всей территории, оглушенные триумфом. Гарри Поттер мёртв!
- Больше нет Спасителя Магического Мира! – кричал Волдеморт, усиливая свой голос. – Больше нет вашей надежды!
- Зачем так кричать, Волди? – прохрипел Джордж, откатываясь в сторону. Заклятие Беллатрисы пронеслось над головой, и она зашипела, как кошка. – Вид воистину устрашающий, мадам, - кивнул Уизли, перекатываясь в бок, а Лестрейндж, оглушительно захохотав, начала осыпать его градом невербальных, и ему приходилось только петлять, не всегда успевая использовать Щитовое.
- Джордж!
Фред, разоружая и оглушая Руквуда, аппарирует со своего места, с ювеоирной точностью оказываясь перед Беллатрисой. Та, не ожидав подобного, опешила, отскакивая. Что позволило Джорджу лишить её палочки. Хлестко и жестко махнув своей, он отбросил Упивающуюся к стене. Ударившись головой, Лестрейндж съехала по бетону, оставляя за собой кровавый след.
- Суров, брат, - удивленно проговорил Фред, повернув голову к близнецу.
Авада Кедавра – это заклятие, которое невозможно отразить. За его применение волшебник отправляется на пожизненно заключение в Азкабан.
Рудольфусу Лестрейнджу уже было всё равно. Боль от потери женщины, которую он любил, которая на его глазах была убита, затмила разум. Руки действовали автоматически, а знакомые, но до сих пор не использованные слова, эхом сорвались с губ. И Фред, навечно оставив на лице удивлённое выражение, упал на землю.


Ничего не изменилось.
Только не было Джорджа.
«Где ты?» - отчаянно думала Гермиона, разыскивая того взглядом. Но нет: Рон, обнимающий Молли; Перси, держащий руку на плече у отца; Билл, испещренный шрамами, положивший голову на колени Флёр; Джинни, сидящая рядом с завёрнутым в какую-то ткань тело. Но нет Джорджа.
Метнувшись обратно, на выход, Грейнджер побежала, что есть сил.

- Что будет, если вы однажды расстанетесь? Ну, не всю же жизнь будете вместе, - рассудительно произнесла Гермиона, усевшись прямо на мантию Фреда, которую он расстелил на пол. Конечно, на самой высоте Астрономической Башни не очень-то и тепло, но разве она не волшебница? Купол Обогревающих висел над ними.
- Я скинусь с этой башни с его именем на устах, - скорбно пропищал Джордж, имитируя слёзную истерику.
- Кретин! – фыркнула девушка.


На Астрономической Башне, на самой её высоте, всегда холодно. И сейчас, машинально прошептав Фламма, Гермиона неуверенно подошла ближе, не решаясь взять за руку. Джордж, вцепившись в края единственного окна здесь, смотрел вперёд, не отрываясь.
- Бьют часы, тик-так, очнись, Джордж, - прохрипела Гермиона, сглатывая слёзы. – Отбой уже был, пора спать.
- Да, староста, - тихо проговорил Уизли, продолжая смотреть вперёд.
Утверждено Katcher Фанфик опубликован 23 марта 2014 года в 22:56 пользователем Kenny.
За это время его прочитали 705 раз и оставили 12 комментариев.
+1
alberto добавил(а) этот комментарий 29 марта 2014 в 13:08 #1
alberto
Охаё, властелин.

Удивило то, что никто не оставил комментарий к такой работе. Что ж, я оставлю.

Понравилось все: от начала до самого конца.

Я был удивлен тем, как точно Вы смогли передать характер братьев и Гермионы, чуть слюной не подавился пока читал сие произведение.

Когда дошел до места где Джинни сидела перед чьим-то трупом сразу улыбнулся, надеясь, что в это Поттер (не перевариваю его)

Отличная работа, просто слов нет. Порадовали конкретно :)

С ув., Альберто.
0
Kenny добавил(а) этот комментарий 31 марта 2014 в 19:33 #2
Kenny
yo. спасибо за оценку творчества. на самом деле я уже привыкла к тому, что мои работы редко оценивают, но нет, я не жалуюсь. :((
а за оценку безООСности - грац вообще. я старалась, всё же, это мои любимые персонажи.
с уважением!
+1
Упрямая_Кукла добавил(а) этот комментарий 01 апреля 2014 в 17:28 #3
Упрямая_Кукла
Здравствуй, Дорогая.
Я давно не писала комментарии, так что прости меня.
Впервые читаю фанфик по-другому фэндому и решила, что первой у меня будешь ты.
Мне понравилось абсолютно все. Та сила, с которой ты передаешь эмоции, не может оставить читателя равнодушным. Я прочувствовала каждой клеточкой тела, души, ту вселенскую боль Гермионы. Честно сказать, немного странный роман у персонажей, этим и делает это произведение таким необычайно нежным и откровенным.
Главные персонажи отлично описаны, без грамм ООС, в голове автоматически всплываю образы нашкодивших Уизли и гордой Гермионы, можно сказать, даже инь и янь.
А в каждое возращение в её воспоминания мне хотелось зачитать до дыр, потому что в них столько чувственности, своеобразия, что я была приятно поражена. Поражена, тем как ты чувствовала и представляла все, как переживала с ним каждый миг. Это чувствуется.
Это приятно читать, приятно комментировать. Спасибо тебе огромное, за такое творение. Буду рада прочесть твои работы еще и обязательно оставить отзыв.
Творческих успехов.
С Уважением, Кукла.
0
Kenny добавил(а) этот комментарий 01 апреля 2014 в 21:58 #4
Kenny
ух ты, привет, Света. неждааан.
спасибо. честно. я так испереживалась с этой работой, потому что писала в сжатые сроки, кочуя с места на место, да и вообще здорово ПМСила. так что благодарю за доброе слово. всё же, мне очень важно твоё мнение, ты давний читатель. ;)
0
Kenny добавил(а) этот комментарий 09 апреля 2014 в 23:13 #5
Kenny
ШТА? где хардкор? D:
ладно-ладно, я припомню...
ладно, Дек, не ссы. :D вообще-то спасибо и прости за бессонную ночь. :( на самом деле, не знаю степень твоей объективности, но я рада, что тебе понравилось. в действительности, меня просто перемкнуло от твоего комментария, ты же УЧИТЕЛЬ! а значит строг и справедлив. не то, что всякие там Мимозы. :р а за отметку канонности персонажей - ну вообще респект. ведь я так люблю братьев Уизли...
чмаффки. :***
+1
Nin-chan добавил(а) этот комментарий 10 апреля 2014 в 17:54 #6
шалость... кхм, то есть шантаж удался и вот стручок здесь! (спасибо кстати двойное, и за комплимент, и за работу С:)

начну петь дифирамбы Вашему Великолепному Величеству с повторений: ты растешь, Кен. с тех пор как я тебя помню на НК твой стиль был особенным и узнаваемым, ты пишешь ровно так, как я люблю больше всего - просто, без лишней надуманной вычурности и прочей шелухи, но тем не менее я никогда не могла сказать, что у тебя сухой слог. ты всегда твердо знаешь где какое слово употребить и как построить предложение. ты пишешь твердой, суровой, не дрогнувшей рукой и мне это чертовски нравится (и нравилось), право слово. но тут видно как ты растешь, оттачиваешь мастерство. я ни разу не запнулась, не перескочила с строчки на строчку, мне всего хватило, мне нравилось читать, вот просто чисто с эстетической какой-то моей точки зрения, мне тупо нравилось читать этот набор слов, меня завлек сам процесс. твои слова (и как ты вертишь ими), сравнения, обороты, конструкции, это был тот, очень редкий момент, когда получаешь удовольствие от прочтения. за это, безусловно, спасибо. и еще раз - ты растешь, мой суровый Кен, не многие писатели, которые очень неплохо продаются способны завлечь меня своим слогом, а ты смогла, так что плюс тебе в карму, женщина =3

мне понравилась твои персы, они были очень каноничными, чересчур рациональная, но срывающаяся в крайности Гермиона, озорные близнецы, непосредственные, искренние, шальные и неразрывно связаны между собой. мне понравилась как ты их прописала, как одно целое, они попросту не идут врознь друг от друга, Ролинг преподносит их так же, ну, или это мне так кажется. такой смелый шаг, сплести треугольник без треугольника, потому что близнецы не воспринимаются как два отдельных человека, но все же их двое, какой-то такой абсурдно-правильный треугольник получился, не по-треугольному правильный (прости за каламбур). в общем смелое и интересное решение, но другого от тебя и не ожидала.
конец по-моему немного смазанный и не до конца понятный для меня, вообще я не великий любитель открытых финалов как читатель, но это авторское право. кроме того, достаточно удачно завершает рассказ, другой эпилог, наверно, и не возможен, но все равно мне не понятен был (ты ж помнишь, я спрашивала чем дело кончилось), но это так, между прочим, не могу ж я только хвалить без устали, репутацию надо держать :D

короче, ман, писать это определенно твое, не забрасывай это дело, у тебя годные идеи и достойное их воплощение, а это достаточно редкий союз. дерзай, стремись, будь няшой и пиши проды (поскольку свою часть сделки я выполнила ;))
0
Kenny добавил(а) этот комментарий 12 апреля 2014 в 23:34 #7
Kenny
ахах, ты теперь моя сучка, раз тебя можно так легко завести. :D
но мы не об этом.
спасибо, Оль, что видишь мой рост. честно говоря, я уже давно хотела всё бросить - вот просто так взять и выкинуть всё из головы. но, тем не менее, почему-то продолжала. как видно - не зря. ГП-фэндом стал для меня чем-то новым, неизведанным, и придя в него уже средним автором, всё равно чувствую себя новичком. :D классно, что работа тебе понравилась, значит, не всё так плохо. дарю, можешь патентовать.
а теперь жду коммента на "Безумие", нутыпонел.
+1
Mimosa добавил(а) этот комментарий 15 апреля 2014 в 19:03 #8
Mimosa
Здравствуй, Кенни. Дождалась. Стоило лишь набраться терпения, правда? Но не об этом речь. Не растягивая комментарий приветственными словами и прочей мишурой, без которой вполне можно обойтись, я перехожу непосредственно к оценке.
Не жалею, что прочитала работу. Умело прорисованные личности героев, обилие чувств и горькой скорби - все это запало в душу, не оставив равнодушным. И я вовсе не удивлена, что во время конкурса (ах, когда это было) подавляющее большинство редакторов проголосовало за тебя и что ты попала в итоге с этим фанфиком в тройку победителей. Теперь-то все это становится очевидным: за абы что никто голосовать бы не стал. И смею обрадовать, что у тебя как раз далеко не это пресловутое "абы", а уровень куда более высокий.
Кажется, что фэндом ГП настолько уже извертели так и эдак, обыгрывая героев и общую атмосферу как душа пожелает, что теперь-то нельзя ничем удивить. Кажется, что все видел, всю игру красок и бликов стиля. Были и страдания, и яркая любовь, и смерть, и извращения - до чего только авторы не доходили! Не могу сказать, что ты привнесла в идею что-то совершенно новое и интересное, но разнообразила ее точно. Углубила даже, если можно так выразиться. Что мне однозначно нравится в этом произведении - вся палитра чувств, от дикой радости до разрывающей сердце скорби и тоски, застилающей разум. Глубина переживаний позволяет читателю погрузиться в эту атмосферу безысходности и безнадеги и прочувствовать все это самому. Испытать на собственной шкуре. Буквально с первых строк я осознала, что почти стою рядом с Гермионой, видя, как она картинно огрызается, а в душе на самом деле смеется, испытывая искренне-детский восторг. Чуть погодя я (читай: читатель - дичайшая и грубейшая тавтология, зато честно) снова стою рядом с девушкой, но теперь уже нет счастливого блеска в глазах, взгляд потух, лицо осунулось. Смерть, забрав с собой Фреда, коснулась дыханием и ее, забрав из девичьего тела всю жизнь. Осталась только пустота. И если у меня изобразить эту атмосферу получается из рук вон плохо, то ты с этим достойно справилась, выше подняв планку. А вообще, повторяться я не хочу.
Что касается стиля, то к нему также нет никаких претензий (но я еще проявлю себя как привереда и вообще зануда, подожди). Флэшбеки гармонично вписались в общую структуру, лишь насыщая и разбавляя текст и эту гнетущую обстановку. В кратких экскурсах в прошлое можно было будто расслабиться, передохнуть от обилия душевной боли и даже улыбнуться, а затем - мы снова погружаемся в этот беспросветный мрак, словно задержав во время прочтения флэшбека дыхание. И снова мы "выныриваем", и снова наслаждаемся краткими минутами спокойствия. Жаль только, что его значительно меньше, чем боли и одиночества, но чрезвычайно реалистично. Жизнь суровая штука.
Понравилось также умелое обыгрывание одной и той же фразы - "тик-так". Поначалу, правда, было непонятно, почему с ней братья Уизли обращаются к Гермионе, но в конце она была как нельзя кстати. Присутствовала также и фраза, взятая за основу из задания, что также не могло не порадовать. Чувства чувствами, но ты не забывала о задании. Молодец!
+1
Mimosa добавил(а) этот комментарий 15 апреля 2014 в 19:03 #9
Mimosa
Единственный оставшийся момент, по которому я уже действительно проедусь, как трактор, - это грамматика. Я же обещала критику, помнишь? Так вот она.
/Фред, обольстительно улыбнувшись Грейнджер, присел в реверансе/ - я могу ошибаться, но, по-моему, реверанс - чисто женский поклон. Мужчины (или в нашей ситуации парни) обычно просто кланяются.
/буркнула Гермиона, вновь утыкаясь в чтиво/ - снижение лексики. Чтивом можно назвать дешевый бульварный романчик, купленный за копейки в киоске, но ты сама упоминала, что у книги тяжелый переплет. А значит, сам талмуд увесистый и довольно значительный. Такое чтивом точно не назвать.
/Хочется, чтобы две пары рук прижимали к себе, успокаивающе гладя по волосам, сейчас спутанными и лохматыми/ - несогласование падежей. Если я правильно понимаю, это волосы были спутанными и лохматыми. Но "волосы" у нас в дательном падеже, а определения к ним - в творительном. Стоит подвести уже к одной парадигме.
/запах которой намертво вклинилось в сосуды/ - "запах" мужского рода как бы, вклинился.
/слова пугали и вселяли жалкие, для гриффиндорки, мысли сбежать/ - здесь уместнее было бы использовать двойное тире.
/поднял взгляд вверх и встретился с её – сострадательно-карими, совершенно пустыми/ - нелогичность предложения. Причем не такая, какую можно было бы посчитать за элемент своеобразного стиля, как сигнал. Либо поднял взгляд вверх и встретился с ее - сострадательно-карим, совершенно пустым (подразумевается, конечно, взгляд, хотя как он может быть карим, не знаю), либо же поднял глаза вверх и встретился с ее - сострадательно-карими, совершенно пустыми (второй вариант предпочтительнее). Но ни в коем случае не мешать.
/И его найдут завтра, висящим на собственных же панталонах. – Подмигнул Джордж/ - 1. без запятой; 2. инверсия, непрямой порядок слов, поэтому слова автора с маленькой буквы, и после прямой речи - запятая, а не точка.
/Не будет громкого, заразительно смеха/ - заразительноГО же.
/по-началу неуверенно/ - нет такой вариации. "Поначалу" пишется только слитно.
/Герйнджер уткнулась в его плечо и разрыдалась с новой силой/ - новый персонаж - Герйнджер. Хотя фамилия нечитабельная.
/Тот-Кого-Никак-Не-Отсохнет/ - мне кажется, или "У-Кого-Никак-Не-Отсохнет"? Твоя версия как-то не звучит.
/Невербально использую Протего/ - мило, но используЯ.
Вот, собсна, и все. Надеюсь, ты не держишь на меня обиду. А если и держишь, то есть надежда на то, что я хоть немного растопила твое сердце своим скромным отзывом. На самом деле приятно видеть, что ты растешь как автор, учась на собственных ошибках. Так держать - не сдаваться и продолжать и дальше радовать нас своими работами, которые с каждым разом будут становиться все лучше. Чуть выше прочитала, что ты собиралась забросить сферу фанфикшена. Так вот - не смей, серьезно. У тебя здорово получается писать фанфики и обыгрывать уже приевшиеся идеи, разбавляя их своим уникальным и неповторимым стилем и поражая глубиной чувств (заело). Желаю дальнейших успехов и творческого роста.
Mimosa
0
Kenny добавил(а) этот комментарий 19 апреля 2014 в 12:54 #10
Kenny
господи, Маша, неужели только за грамматику можешь пожурить? я понимаю, БВУ - это не образ жизни, а диагноз, но как же стилистика и сюжетец-так-себе? да где уже Харуко, которая растопчет всё моё самомнение? :(
ладно, эх. спасибо тебе. серьёзно. я знаю, что играла тебе на нервы, что даже Шуга взбухнул, но мне так важно знать мнение других людей. тем более, тех, чья объективность не попадёт под сомнение. так что ещё раз, от всей своей продажной души благодарю за потраченное время, за добрые слова и за плевок в сторону грамматики (не могу я у себя ошибки искать. ._.)
чмаффки. :*
+1
Харуко добавил(а) этот комментарий 19 апреля 2014 в 16:00 #11
Харуко
Привет, Кен, я приношу извинения за дикую просрочку, так что ругнись на меня и обнимемся.
/да где уже Харуко, которая растопчет всё моё самомнение?/ - не в этот раз)

Вообще, сразу хочу сказать, что с фанфиками по ГП я дел не имела, так что совсем не разбираюсь в шаблонах, канонах и прочих деталях данного фэндома. Тем не менее, абсолютно честно говорю, что мое знакомство с ГП удалось на славу именно благодаря этой работе, она вселила мне не абы какой интерес (хотя, скорее, возродила).
Сам сюжет логичный и последовательный, воспоминания, перемежающиеся с настоящим, ничуть не запутывают, а даже наоборот служат мостиком – мы видим последствия, а он толкует о причинах.
Я поражена, насколько точно ты отобразила характеры героев в такой небольшой работе. Близнецы оставили неизгладимое впечатление: то ли заслуга взаимных подколов, которые дались тебе особенно хорошо, то ли сами по себе они персонажи колоритные. Но второе вряд ли возможно без мастерства автора.) Оба такие живые, немного суетливые и да, действительно мальчишки, не думающие о смерти. В самом фильме смерть Фреда как-то затерялась среди других потерь, но во время чтения я как будто снова вернулась к тому моменту и прочувствовала утрату с новой силой, иначе взглянула на распавшийся самым печальным образом тандем.
Гермиона у тебя немногословна, но все ее действия, реплики и повадки истинно гермионовские. Меня растрогал момент из воспоминаний, когда что-то в девушке дало трещину из-за бесконечной сосредоточенности и ответственности – именно этот кусочек вызвал наибольшее кол-во эмоций. Честное слово, глаза на нем стали стеклянными, настолько я перенеслась в шкуру Грейнджер. И то, как близнецы поддержали ее… Чисто в их стиле.) Яркая сцена, она приближает героев к читателю настолько, насколько это вообще возможно, после нее смерть Фреда уже кажется частично чем-то личным.
Но вот отношения Джордж-Гермиона-Фред требовали к себе немного больше авторского внимания. В них осталась недосказанность, и это все же не тот случай, когда стоит давать читателю возможность домыслить тот или иной эпизод. Тебе нужно было чуть больше дожать конкретно в этом направлении, добавить действий, тайных или случайных встреч – и убийство одного из братьев вызвало бы сумасшедшую бурю эмоций, потому что трио само по себе интересное, к нему быстро привязываешься. Да и в скорбь Джорджа верилось больше, чем в душевный переворот Гермионы. Проносилась примерно такая мысль: ну что ж, у нее все равно остался второй Уизли, вполне достаточно. А незаменимость Фреда все-таки должна была маячить в первом ряду.
Лучшую концовку, на мой взгляд, придумать нельзя было. Момент прочувствован до дрожи, он настолько соответствует атмосфере рассказа, что остается лишь восхищенно тебе аплодировать. У меня в голове отыгрывалось всё: интонации, мимика, обстановка и даже холод, плавно отступающий под действием заклинания.
И даже со стилем в этом фанфике нет проблем (хотя я помню, что раньше ты грешила некоторыми угловатостями слога). Да, где-то я нуждалась в большем описании местности и окружающих, где-то мешали ошибки, но мне работа очень понравилась, не хочу выискивать в ней недостатки грамматического характера, а все остальное проясняется при повторном чтении. Мои мозги просто не сразу под ГП перестроились @_@
И знаешь что? Либо это истинно твоя обитель, либо ты себе надавала пощечин, а заодно и музе парочку подзатыльников отвесила. Я не найду ни одного такого сильного фанфика по Наруто, если перерою твой профиль, ты как-то совсем иначе пишешь в этом фэндоме.
У меня не возникает никаких сомнений: работа достойна золотой коллекции, а автор – большого такого пряника. Теперь можешь смело меня дергать, если вздумаешь что-то еще написать по ГП, я с удовольствием почитаю.
0
Kenny добавил(а) этот комментарий 19 апреля 2014 в 18:03 #12
Kenny
да ладно, зато я в отместку обстоятельно вынесла мозги по этому поводу... Мимозе. оО бедняга, она меня ненавидит уже. ла-а-адно, я статью про МФ круто оформила.
вообще, сразу хочу сказать (отметь мой юмор, ну. :D), я рада, что тебе, будучи незнакомой с фэндомом, очень понравилось. если что, могу покидать ссылки на охренительные работы, с которыми моя рядом не тусовалась. архив многообразен, однако. но, всё равно, с потерей девственности, Хару. ;)
безООСность - это успех, определенно. всё дело в том, что близнецы - мои любимые персонажи, и как-то исказить их для меня было бы преступлением. поэтому я и подошла так обстоятельно к передаче их образов. насчёт Гермионы - в частности, по поводу её якобы бесчувственности - дело в том, что человек полностью в отчаянии. она понимает, что потеряла не одного, а двух любимых людей, потому как, в моих чертогах разума, Фред и Джордж - одно нерушимое целое. и смерть одного влечёт за собой и потерю смысла второго. я пыталась это показать последней сценой, когда Грейнджер, с пониманием того, что она, фигурально выражаясь, тыкает палкой в дохлую собаку, приходит к Джорджу. там всё тлен, поэтому такой конец - незаконченный и несчастливый.
спасибо, Хару, за отзыв, за слова и слегка пожуривание. :)