Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Потеплело

Раздел: Сериалы → Категория: Романтика
Потеплело
СДВГ — синдром дефицита внимания и гиперактивности.

***


Крэйг Такер посмотрел на растрёпанного белобрысого мальчишку ещё раз, и рука сразу же потянулась вверх, чтобы позже несколько пальцев согнулись, оставив впереди лишь один — средний. Крэйг Такер тихо вздыхает, убирает руки в карманы и продолжает смотреть на Твика из-под тёмной челки, придавленной тёмно-синей шапкой. Глаза, что по цвету как раз подходят к головному убору мальчишки, устало блестят под лампами школьного коридора. Зелёная рубашка Твика, пуговицы на которой вечно застегнуты неправильно, раздражают Крэйга больше, чем сам Твик.

— Эй, — заметил Твик Такера, повернувшись к нему, — что случилось? — Хрупкое тело блондина дёрнуло, левый глаз одолел нервный тик. — Что смотришь?

Вместо ответа Крэйг вынул правую руку из кармана и показал Твику средний палец, при этом совершенно не меняясь в выражениях на бледном лице, под глазами которого залегли устрашающие тёмные тени. Однако взгляд синих глаз был цепким, и Твик, чей глаз снова дёрнулся, потупил взгляд, хотя внутренне утолял жажду внимания.

СДВГ, говорили Твику, хотя тот ни на что не обращал внимания и хотел лишь поскорее куда-нибудь сбежать, потому что родители снова напоили и без того нервного сыночка звериной порцией крепкого кофе. СДВГ, повторяли Твику, когда он кусал себя за пальцы и хотел плакать, потому что на него никто не обращал внимания. СДВГ, про себя уже говорил Твик, снова и снова ощущая гнёт собственной ничтожности.

Белобрысый гиперактивный юноша, которого время от времени дёргало, считал, что до самого конца обучения в школе будет для всех незаметным — даже, казалось, для своих лучших друзей, — но тут на горизонте появился вечно спокойный и в то же время агрессивный Крэйг Такер в своей смешной синей шапке с желтым помпоном. И глаза его были исполнены холодно-обжигающим безразличием. И средний палец он показывал всем вокруг зачастую, а потом его спрашивали: «Ты что, послал меня?», а он спокойно отвечал: «Нет».
И снова средний палец показывает, сохраняя на своём бледном лице уныние всего Южного Парка.

— Слухай, Твик, — подкатился к Твику когда-то толстый Эрик Картман, хитро сощурив свои и без того утопающие в полных щеках глазёнки, — с тобой Такер хочет драться.

— Что? — недоумевал нервный Твик, замечая, как его окружило ещё трое мальчишек. — Зачем ему со мной драться? — Он вспоминал тогда, как Крэйг впервые просто так показал ему фак. — Что я ему сделал?

Кто же знал, что недоумевал в тот день не только Твик, но и сам Крэйг Такер, который на самом деле не собирался драться с дёрганым одноклассником, чья зелёная неправильно застегнутая рубашка действовала на нервы. И волосы светлые вечно растрёпаны, и взгляд сумасшедший, и ногти все обгрызены. Чёртов-Твик-Твик-с-его-нервным-тиком.

— Такер однозначно круче, — заверял толпу школьников Картман, в своей манере посмеиваясь. — Он Твика уделает в два счёта!

— Мечтай, жиртрест, — отзывался Кайл, — Твик получше Крэйга будет.

Но в итоге, когда Крэйга и Твика вытолкнули на середину школьной площадки, никто из них не знал, что делать дальше. Драться? Они не умеют. Толпа кричала: «Бей!», но самый сильный удар, на который были способны и Твик, и Крэйг — ткнуть слабенько друг друга в плечо. Разочарованно загудев, народ стал потихоньку рассасываться. Когда никого на школьной площадке не осталось, Твик сбивчиво затараторил:

— Неловко вышло, хе. Неловко ведь, да? Хе-хе.

Крэйг Такер поднял тяжёлый взгляд синих глаз на несостоявшегося оппонента, вздохнул и показал Твику средний палец сразу обеими руками. При этом голова юноши в этот момент повернулась куда-то в сторону, словно заинтересованная чем-то иным, нежели хилым блондином, чей внешний вид всегда оставлял желать лучшего.
Глаз Твика дёрнулся, уголки губ задрожали, а внутри разливалось непонятное, приятное чувство — чувство, что на тебя обратили внимание. Пусть и посредством немого посыла.

Не раз Твик ощущал на себе клеймо чужого внимания: на следующей попытке подраться с Крэйгом, на самодельных тренировках, которые должны были научить блондина грязным приёмам боя, на больничной койке под капельницей, когда аппарат размеренно пикал, а по правую сторону, на соседней койке, лежал хмурый Такер, на темноволосой голове которого была всё та же тёмно-синяя шапка с желтым помпоном.

— Ты её вообще снимаешь? — вдруг спросил Твик, снова дёрнувшись, как от удара током. На окровавленный нос блондина был наклеен бежевый пластырь, который уже обещал отлепиться. Кровать под Такером заскрипела, и Твик поспешил вжаться в подушку белобрысой головой, забегав взглядом из стороны в сторону. Глаза были выпучены до такой степени, что вот-вот вылезли бы из орбит. — Хе-хе, ты можешь не отвечать. Можешь ведь, да?

Крэйг в драке пострадал меньше, чем Твик, поэтому мог ещё кое-как подняться с койки без лишних стонов боли. Сев, брюнет впился взглядом холодных синих глаз в своего одноклассника, пластырь с носа которого плавно перекочевал на рассеченную щёку.

— О Господи!!! — вдруг заверещал Твик, замотав головой. — Какой стресс! — Крэйг скривился, но остался сидеть на своём месте, свесив покалеченные царапинами и синяками ноги с больничной койки. А Твик повторял громко и с надрывом: — Какой стресс! Я этого не выдержу!!!

— Да заткнись ты, — спокойно прервал агонию одноклассника Такер.

Когда светловолосая голова повернулась в его сторону, Крэйг снова продемонстрировал средний палец с неровно стриженным ногтём, под которым была грязь и кровь. Твик замолк, затравленно смотря на брюнета, поправляющего свою шапку, на которой забавно начал качаться помпон. Невольно зеленоватые мутные глаза Твика увлеклись созерцанием покачивающейся пушистой штуки. Даже разрывающее изнутри ощущение ненужности и незаметности улеглось на дно. Да и что ему делать в палате, где на Твика едва ли не отрываясь смотрел Крэйг Такер?

— Я не могу спать... — тихо, но нервно затарахтел Твик, чей глаз снова дёрнулся.

Он часто повторял эту фразу — и она раздражала Крэйга. Брюнет обвёл взглядом лицо Твика и остановился на чужих зелёных глазах, которые излучали один только страх. Ну, и и эффект от ультрачастого потребления крепкого кофе. Отлепившийся пластырь заставил Такера подняться с места и в один шаг преодолеть расстояние от своей койки до койки соседа в силу своих длинных ног: Крэйг был самым высоким в классе.

Заметив движение в свою сторону, Твик задрожал и начал нести какой-то бред, мотая и лохматя свою и без того лохматую голову, сильно зажмуривая глаза и дрыгая ногами под тонким белым одеялом. Крэйг без особого интереса наблюдал за всем этим, а после, наклонившись, резко отлепил от щеки одноклассника грязный и потерявший свою ценность пластырь. Параллельно с этим юноша доставал что-то из левого кармана штанов.

— О Господи!!! — завёл свою шарманку Твик, тихо подвывая, норовя созвать в их с Крэйгом палату весь медперсонал. — Какой...

Грубое прикосновение ко лбу и щеке заставили мальчишку замереть. А Крэйг Такер сосредоточенно наклеивал на нос однокласснику новый пластырь, придерживая нервного Твика своеобразно: сильно ткнув указательным тонким пальцем в горячий лоб. Зелёные глаза смотрели на Крэйга изумлённо, и в этом болоте постороннего взгляда Такер видел нечто, напоминающее благодарность.

— Спасибо, да? Я должен сказать спасибо! — быстро и напряжённо заговорил Твик, но Крэйг оборвал его на середине фразы, показав уже знакомый средний палец с грязью под ногтём.

— Бесишь, — всё же добавил Крэйг, интонацией своей почему-то вынуждая Твика не сторониться одноклассника, а лишь нервно хихикнуть.

— Какой стресс... — невнятно прокомментировал Твик, зарываясь в одеяло, источающее запах медикаментов. Такер развернулся и направился, кажется, в туалет, оставляя Твика наедине с его порозовевшими щеками, скрытыми под злосчастным вонючим одеялом, и пластырем, неосторожно наклеенным на покалеченный нос.

Прошло где-то месяца полтора с момента, когда Крэйга и Твика выписали из больницы, так что теперь жизнь вернулась на круги своя: Такер всех посылает, а Твик лишь дёргается и изредка восклицает: «Какой стресс!», но его мало кто замечает. Приходя домой, белобрысый парень с СДВГ не знал, чем себя занять. Родители постоянно за обедом и ужином говорили только о себе, ребёнка в упор не видя.

— Я не могу спать, — тихо сказал Твик, сидя у окна в своей комнате и представляя в голове моменты, когда на него обращено внимание множества людей. Только это были не грубые насмешки и издёвки, а внимание здоровое. Какое бывает, когда ты удачно пошутишь или сделаешь что-то хорошее, за что хвалят, а не дают по носу...

Взгляд зацепил одинокую фигуру, стоящую на соседней улице и расхаживающую взад-вперёд, держа что-то дымящееся в руках. Позже Твик понял, что это сигарета, потому что человек часто подносил руку к лицу и несколько секунд держал её в таком положении, после чего дыма становилось больше, ибо он исторгался изо рта фигуры. У фигуры было имя: Крэйг Такер, который всех любил просто так посылать, а потом на вопрос «ты меня послал?» отвечать отрицанием с безразличием, выгравированным на лице с острыми чертами.
Твик выскочил из своей комнаты, проскочил родителей и поспешил схватить с вешалки светлую ветровку, чтобы позже выбежать на улицу и сказать Такеру нервное и непонятное «привет». Навязчивое желание после случая в больнице.

— Что ты делаешь? — быстро заговорил Твик, уставившись во все глаза на почти докуренную сигарету между указательным и средним пальцами Крэйга, что были перебинтованы.

Такер приподнял тёмные брови, скосил взгляд синих глаз на одноклассника и, сделав ещё одну затяжку, на миг продемонстрировав линии своих скул, нагло выдохнул табачный дым в лицо Твику. На лице Крэйга так и читался вопрос: «Не видно, что ли?». Странно, что он фак не показал, как это обычно происходит.

— Вредно! — категорично воскликнул Твик, снова подвергнувшись нервному тику. Крэйг не ответил, но взглядом лениво скользил по неопрятной шевелюре собеседника. В это время светловолосый лишь пожирал Такера своими глазами — и брюнет даже знал, почему так происходит. Внимания хочется.

— Хорошо, — заговорил хрипло Крэйг, доставая из пачки ещё одну сигарету, захватив её тонкими обветренными губами и параллельно с этим успевая чиркать зажигалкой. Когда юноша сделал первую затяжку, синие глаза его переместились на восторженное, но в то же время недоумевающее лицо Твика. — Постою тут с тобой. — Он помолчал, но потом неуверенно и грубовато поинтересовался: — Как жизнь, сосунок?

Твик издал серию нечленораздельных звуков, несколько раз глаз его дёрнулся, а голова наклонялась влево.
— Тебе было когда-нибудь одиноко, да? Вот мне тоже, — начал палить сходу Твик, активно жестикулируя, ощущая на себе чужой подогревающий взгляд. — С этим трудно справиться, хе-хе, но у меня, кажется, получается, хотя я не уверен, что получается, но вдруг я прав...
Он говорил быстро, напряжённо, спотыкаясь о какое-то слово, снова начиная предложение с начала, язык его заплетался, а Такер стоял рядом, слушал с виду отстранённо, но на самом деле внимательно, и курил. Ему никогда не нравились темы про одиночество, но этот дёрганый парень явно знал больше про это отвратительное слово. А ведь всегда хотелось услышать мысль глубже, прочнее... И в этом хаотичном порядке слов, в запутывании, в проскакивающих матах, в беглом взгляде и нервных движениях Крэйг Такер слышал эту прочную мысль. Он чувствовал её. Протяни руку — вот она.
Но, когда Крэйг неосознанно протянул руку, держа в зубах дымящуюся сигарету, он почувствовал лишь холод чужой щеки.
Твик взвигнул и отпрыгнул.

— Какой стресс! — сдавленно сказал он, со страхом поглядывая на Такера, который и сам не понял, как совершил подобный жест. Он знал лишь о том, что Твику наверняка чертовски холодно в расстёгнутой ветровке посреди конца осени и ветра.

— Поди сюда, — тоном, что не терпел никакие отказы, процедил Крэйг. Твик приблизился, но не на много, всё ещё размышляя, что это был за выкрутас от главного хулигана школы, что всегда сидит возле кабинета психолога. — Я сейчас тебе по роже дам, если ты не подойдёшь!

— О Господи... — обречённо пробубнил Твик, делая финальный шаг к однокласснику, который всё в той же грубой манере притянул его к себе за ворот торчащей зелёной рубашки. Жмурясь, Твик слышал лишь то, как «молния» щелкнула прямо у подбородка. А Твик не застёгивал свои куртки лишь потому, что всегда защёлкивал вместо куртки свою кожу на подбородке, а потом долго страдал, бегая кругами и восклицая «какой стресс!».

Странно получалось, что Крэйг Такер теперь зачастил ошиваться прямо напротив дома Твика, и каждый раз, когда он замечал, как белобрысый одноклассник выбегает из дома с незастёгнутой курткой, с холодным спокойствием в глазах и усмешкой на губах подходил к нему, притягивал за воротник — и вновь и вновь «молния» щёлкала в опасной близости от подбородка Твика, а тот лишь дёргаться успевал.

Как-то раз Твик понял, что ему надо хотя бы Крэйгу сказать «спасибо», ведь никто ещё не уделял ему, Твику, столько внимания. Когда двое парней снова встретились напротив дома человека с СДВГ, блондин уже хотел открыть рот, но знакомым движением Такер привлёк его к себе — и неудачно. Не удержав равновесия от столь неожиданного действия, Твик рухнул прямо на брюнета, вцепившись в его плечи, длинными нестриженными ногтями проводя по тёмно-синей, как и шапка Крэйга, куртке.

Такер при Твике впервые проявил эмоции — и ошарашенно уставился на белобрысую макушку юноши, что был где-то по плечо. Но удивлённого взгляда Твик не видел, так же как и мира перед глазами, который завертелся от столь внезапного случая.

— Какой стресс... — обессиленно проговорил Твик, куклой повиснув в некрепких объятиях Крэйга, который и знать не знал о том, что одноклассник так восприимчив к чужим прикосновениям. Таким уверенным прикосновениям.

— Блять, и что мне с тобой делать? — поинтересовался Такер, хотя прекрасно осознавал, что собеседник его не слышит. Делать было нечего: Крэйг кое-как уместил блондина на своей спине, несколько раз его уронил, поднимал, а затем поплёлся к его дому, который, на огромное счастье главного хулигана школы, был близко.

— Извините! — крикнул Крэйг, стуча, видя, что звонок у входной двери отсутствует. — Вашему сыну плохо!

Дверь открылась, и на пороге объявилась мать Твика, на лице которой была сдержанная улыбка, но не более того.

— А, — выдохнула женщина, — его комната наверху.

Такер не сдержался и, придерживая бессознательное тело Твика одной рукой, другую руку использовал, чтобы показать матери одноклассника средний палец. Но она этого не увидела, потому что на этот момент уже повернулась к непрошенному гостю спиной. Крэйг, даже не разуваясь, успел два раза подумать о том, почему именно Твик страдает синдромом дефицита внимания и гиперактивности. По большому счёту — внимания. Совершенно, чёрт возьми, неудивительно. Открыв со злостью дверь ногой, перед этим еле дотащив хоть и лёгкую, но всё же тушу Твика до его комнаты, Крэйг прошёл дальше и свалил светловолосого парня на кровать, обрушиваясь после на пол рядом, тяжело вздохнув.

Твик не приходил в сознание и мирно сопел на своей кровати, а Такер встал с пола и уселся на край кровати одноклассника, смотря на спящего. Даже во сне Твик дёргался, но уже не так резко, существовал даже определённый интервал между нервными порывами парня. У Твика были длинные светлые ресницы, кривая линия пухлых губ и ещё не до конца зажившие ссадины на чуть покрасневших щеках. Крэйг отвёл от юноши взгляд и посмотрел на прикроватную тумбочку, на которой лежал знакомый пластырь, который либо забыли выбросить...
Либо просто-напросто не собирались этого делать.

Такер снова перевёл взгляд синих глаз на одноклассника, когда тот зашевелился и открыл глаза, а потом, увидев спустя несколько секунд после пробуждения чужую руку, подорвался с места и чуть не свалился с кровати, благо Крэйг, сидевший рядом, придержал. Его перебинтованные указательный и средний пальцы касались правого запястья Твика.

— Ты всегда бухаешься в обморок, когда собираешься просто невинно споткнуться? — задал странный вопрос Крэйг, после шмыгнув носом.

— Нет, — сразу ответил Твик, поднимая зелёные глаза на одноклассника, — так получилось.

— С чего бы?

— Я плохо сплю. Я не могу спать вообще.

Твик начал яростно тереть свои глаза, тем самым, убирая после от них руки, оставляя красные следы. Именно сейчас проснулась необходимость хотеть спать. Именно сейчас Твик впервые задумался о сне как о чём-то не резком, не плохом, а о том, что нормально. Голова тяжелела. Это всё внимание. Это оно, словно кокон, поглотило Твика. И образ Крэйга, что был рядом, расплывался. Но пусть он не будет исчезать совсем.

— Чудной ты, — отрешённо отозвался Такер, почесав затылок.

Одному из главных хулиганов школы, который постоянно всех посылал без причины, никто не ответил; Твик снова провалился в забытье, свалившись прямо однокласснику на колени, устроив на них свою лохматую светловолосую голову, перед этим пробухтев:

— Я не могу спать...

Крэйг Такер всем продолжает говорить о том, как же его бесит Твик Твик с его вечно неправильно застёгнутой зелёной рубашкой, обгрызенными ногтями на некоторых пальцах, сумасшедшими глазами и неумением разговаривать внятно.

А сам Крэйг Такер на больших переменах сидит где-нибудь, где нет большого скопления людей, и держит на своих коленях спящего Твика с его неправильно застёгнутой рубашкой и обгрызенными ногтями. Всю перемену Такер просто спокойно смотрит на то, как нервно подрагивают светлые длинные ресницы одноклассника во сне.
После школы Крэйг Такер снова встанет напротив дома Твика и закурит, а тот выбежит и начнёт ему что-то увлечённо и быстро-быстро рассказывать.
Утверждено Mimosa Фанфик опубликован 20 декабря 2014 года в 23:30 пользователем Bloody.
За это время его прочитали 675 раз и оставили 0 комментариев.