Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Учитель-мафиози Реборн! Романтика Небо на кончиках пальцев. Часть 10. Туман, Солнце и Облако.

Небо на кончиках пальцев. Часть 10. Туман, Солнце и Облако.

Раздел: Учитель-мафиози Реборн! → Категория: Романтика
- Цунаёши-чан.

Реборн сложил руки на груди, внимательно наблюдая за разыгравшимся представлением.
Не обученные детишки во главе с ходячим несчастьем, Савадой Цуной, хрипели на бетонном полу, поверженные узником Вендикаре. Рокудо Мукуро мерзко улыбался, с превосходством глядя сверху вниз на компанию, что в будущем должна была встать во главе всего преступного мира Италии.

- Сдавайся уже, Цунаёши-чан. Единственный, кто хоть как-то развлёк меня, сейчас валяется с переломанными костями... Эта битва изначально обречена на провал. С твоей стороны, разумеется, милая Цунаёши-чан, - улыбка Рокудо заставляла добрую натуру Цуны обращаться в пепел. В её янтарных глазах горела жажда победы.

Изначально, квест по прохождению полосы препятствий, в виде подчинённых Мукуро, в заброшенном парке Кокуё начался удачно. Даже девчонка Кёко, твёрдо заявившая, что не оставит сестру в беде, приятно удивила киллера - вот, что называется, быть любимой родственницей талантливого боксёра. Кёко просто до ужаса бесили люди такого психологического типа, как Чикуса, которому рыжеволосая девушка продемонстрировала великолепный апперкот, отправив того целоваться со стеной.

Ямамото остался, чтобы разобраться с надоедливым псом Мукуро - Кеном. Реборн знал, что это обстоятельство тяготит Цуну. Её нежная душа протестовала против того ужаса, что творился на территории Рокудо Мукуро.

Бьянки и Хаято были остановлены Фуутой, чей разум захватил иллюзионист. Цунаёши выбыла из игры в самом начале сражения, задетая когтями Кена и добитая Ланчией. Создавалось ощущение, что девушка просто не видела несущегося прямо на неё оружия сильнейшего человека Италии. Лишь Бьянки успела вовремя отпихнуть девушку от смертельной угрозы.

Постойте...

Не видит?

Ужасная догадка опалила мозг Реборна, но времени просто не оставалось. Леон раздулся до сумасшедших размеров и воссиял мерным золотистым светом.

Перчатки. Прямо, как у Первого босса Вонголы, на кого столь ужасно походила кандидатка на место Десятого. Реборн, не долго думая, кинул появившееся оружие в ученицу.

- Что? Варежки?

- Надень их, Цуна. Именно из-за них Леон не мог помогать мне в битве - это его уникальная особенность: генерировать нано-оружие в собственном теле, подстраиваясь под личностные характеристики каждого. Хлыст Дино Каваллоне получил именно таким путём.

Несмотря на собственные слова, киллер не представлял, как хрупкая слепая девушка (а в том, что она слепа, Реборн уже не сомневался) будет драться врукопашную. Для этого требуется немалая сила, которой у Савады не было.

Но было пламя. Если её атаки построить на использовании большого количества пламени Неба, возможно недостаток превратится в преимущество. По крайней мере, Реборн на это надеялся. Ведь его задача - превратить это никчёмное создание в великого босса мафии. Что было довольно тяжело.

Цуна не стала спорить, натягивая получившийся продукт потуг Леона на свои дрожащие от слабости руки. Миг - и на её лбу зажглось яркое пламя, произошла трансформация варежек в довольно изящные перчатки.

Но Цуна не видела этого, сосредоточившись на своих ощущениях. Битву проиграть нельзя, а иначе жизнь её друзей и семьи окажется на волоске. Она не имеется права так поступать!

Но что она может? Что? Даже Хибари Кёя, занявший своё место в сердце девушки, проиграл этому Мукуро. Хотела бы она посмотреть в лицо этому ублюдку, посмевшему сделать подобное с её парнем. Она буквально чувствовала тяжёлые повреждения Хибари и была готова вернуть каждое из них в сто крат. Не нужны им такие подарки.

Сотни иголочек впились в тело, когда Цуна попыталась встать. Пошатываясь от усталости от всего происходящего вокруг хаоса и собственной слабости, девушка подняла голову. Мукуро хмыкнул: демонстрация упрямства молодой кандидатки не тронула его чёрствое сердце, что выдержало испытания шести путей реинкарнаций. На свете не осталось вещей, что могут тронуть его. Адское пламя выжгло всё подчистую.

В мгновение ока оказавшись рядом с девушкой, Мукуро стукнул трезубцем по полу, вызывая иллюзии ползущих змей. Но то ли Цуна обладала иммунитетом против иллюзий, то ли не боялась их, но это не подействовало.

Цуна же видела в своём восприятии ползущие к ней струйки тумана, да, опасалась их, но не боялась до ужаса.

Огненные столпы тоже не произвели на неё представления. Огонь для неё не был виден, заменившись на клубящийся туман. Мукуро закатил глаза, а иероглиф в его глазу вновь переменился.

- Что ты делаешь? - наконец спросила заинтригованная, но не потерявшая ни грамма ненависти, шатенка.

- Не говори, что не видишь, - а затем, словно что-то поняв, дёрнулся головой в сторону Цуны. Он вглядывался в её глаза, надеясь увидеть проблеск разума за их обманчивой янтарной бездной.

И, будто не веря, отшатнулся назад, качая головой из стороны в сторону. Его всё более насмешливый взгляд нашёл Реборна.

- Надо же... В Вонголе, кажись, всё совсем плохо, раз они хотят посадить на место босса слепую девушку, - Цуна, совсем как Мукуро недавно, отшатнулась. Её лицо исказила гримаса страха. Реборн прикрыл лицо надвинутой на лоб шляпой, предпочитая не отвечать на явную провокацию. Да и всё равно реакции учителя Цуна бы не увидела, пока тот не подал бы голос.

- О чём это ты? - вернув себе самообладание, фыркнула Савада. Одна только мысль, что её тайна станет известна, заставила шатенку испытать панический страх. Правда, потом она быстро вспомнила, что это не такая уж и тайна, а просто умалчивание во имя собственного благополучия. Никто не умрёт, если Цуна раскроется.

- О том, что будущий босс великой Вонголы, безнадёжно слепая, ку-фу-фу, - усмехнулся Мукуро. Реборн молчал, по-прежнему не считая нужным вмешиваться в разборки ученицы. Девушке пора взрослеть, пора привыкнуть к этому миру, в котором ей уготована участь королевы.

- Ну, хорошо, ты меня раскусил. И? - с совершенно убийственным спокойствием Цуна развела руки в сторону, а её выражение лица приняло насмешливый характер.
Мукуро и Реборн замерли, не в силах понять логику этой девушки.

- То есть ты хочешь сказать, что тебя не трогает раскрытие секрета? - скептично поинтересовался Мукуро, ради ответа на этот вопрос даже отложившего запланированную атаку. Савада потеребила прядь волос и посмотрела на репетитора.

- Никоим образом. Это не тайна. Я просто не считала нужным сообщать об этом и всё, - Цуна безмятежно пожала плечами, мгновенно преобразившись в ту самую юную авантюристку с невыразимо тонкой душевной организацией. Её улыбка обожгла Мукуро.

Дальнейшее происходило словно в ускоренном режиме. Мукуро понял, что обычные иллюзии не подействуют на слепого человека, начав использовать куда более сложный их вариант: реальные иллюзии. Пламя Неба разгоралось всё сильнее, с каждой отражённой атакой, пока, в конце концов, не вспыхнуло, отбросив оторопевшего Мукуро к стене.

Его голова с треском впечаталась в стену, отчего парень выдохнул кровью, чувствуя, как по всему телу растеклась тошнотворная слабость. Цунаёши не собиралась добивать, как обычно остановленная сама собой. Она подошла к Мукуро и хотела было дотронуться до него, убедиться, что с парнем всё в порядке.

Но её запястье перехватила окровавленная рука, останавливая девушку на полпути.

- Ч-чт... Кёя-сан! - воскликнула девушка, мгновенно загораясь тем самым прекрасным внутренним светом, который обволакивал её всякий раз, когда она видела Хибари Кёю.

Парень выглядел откровенно паршиво: одежда покрыта пятнами почти засохшей крови, ногти на пальцах изломаны в кровь, с раны на лбу лицо заливала алая жидкость. Его глаза не предвещали ничего хорошего ни очнувшемуся Мукуро, ни Цунаёши.

- Не трогай, травоядное, - угрожающе произнёс Хибари и отбросил руку Цуны, поминутно отпихивая и саму шатенку в сторону. Рокудо озадаченно промолчал, пытаясь понять, с чего нелюдимому ГДК защищать его. Но, как оказалось позже, если это и была защита, то защита девушки от не внушающего доверия парня.

- Кёя-сан?

- Ты не слышала? Наблюдай где-нибудь в безопасном месте, - интонация Хибари прямо намекала, что Кёя под безопасным местом воспринимает свободное пространство рядом с Реборном. - Не твоя это битва, Каштанка.

Непонятно, чему Цуна обиделась больше - глупому собачьему прозвищу или тем, что в голосе Хибари не нашла ни одной тёплой нотки.

- А с тобой, грёбаный ананас, мы потолкуем и немедленно!

***


Кёко очнулась прямо посреди разворачивающейся битвы парня сестры и подозрительного бывшего арестанта. Во все глаза наблюдая за Хибари, Кёко благодарила господа, что этот парень чуть более тепло начал относится к ней после того, как Цуна начала с ним встречаться.

С кряхтением Сасагава поползла в сторону выхода, решив во что бы то ни стало осуществить собственный план по добыче победы для них. Разумеется, о своём решении Солнце не нашла нужным сообщать кому-либо. Наверно только Реборн да Цуна поняли, что на одну личность в этом помещении стало меньше.

Из проёма в пробитом потолке (Цуна постаралась) выглянула рыжая макушка. Кёко застыла на месте, внимательно наблюдая за битвой. Полученная в ходе сражения черепно-мозговая травма мешала сосредоточиться, она чуть ли не падала от усталости, но кирпич держала уверенно и даже злобно.

На всякий случай она приготовила ещё пару штук. Ну, вдруг промахнётся.

Несмотря на общую непохожесть в плане внешности, оба сражающихся и изредка обменивающихся потоком нецензурных ругательств в представлении Кёко слились в одно целое. Она никак не могла понять, кто из них кто. В конце концов, рыжеволосая школьница закатила глаза и с силой швырнула кирпич, целясь аккурат в голову парня.

Все четверо находящихся в сознании человека явно не ожидали того, что произошло в следующий миг.

Яростно рванувшийся на Мукуро Хибари был остановлен самым экстравагантным способом из всех имеющихся: ему на голову из ниоткуда прилетел внушительный кирпич.

Мукуро просто впал в каплю от такого поворота, застыв в атакующей позе соляным столбом.

Кёко согнула пальцы в победном жесте и выкрикнула бодрое "Е-е-е-е!". Лишь крик Цуны заставил девушку понять свою оплошность:

- Кёя!!!

- Упс, - Кёко почесала голову, а затем махнула руку, с зажатым в ней вторым кирпичом. Мукуро, в этот момент поднявший голову в сторону Сасагавы, получил внушительную травму лба.

Издав предсмертный стон, тело Рокудо плавно свалилось в обморок.

Реборн испытал странную смесь: радость от того, что вся эта возня окончена, и стыд за методы решения этой возни. Ему хотелось побиться головой об стену, но он обуздал в себе это желание. Подняв голову, мужчина вгляделся в лицо сестры Наследницы и догадался, что девчонка очень скоро рухнет в небытие. Слишком шальными выглядели её глаза, да и покачивающаяся голова намекала.

- Кё-чан! - вскрикнула Цуна, когда Сасагава покачнулась и упала вниз. - Реборн!

Репетитору не нужно было ничего говорить: кроме него в этом помещении относительно быстрых и ловких людей не было. Метнувшись через всю комнату, мужчина поймал бессознательную Кёко, чем заслужил полный благодарности взгляд Цунаёши. Сама же Савада была занята проверкой состояния своего парня, периодически посматривая на Мукуро.

- Эй, Реборн! - воскликнула Цуна, сама ещё не понимая, что хочет сказать. Ей было крайне тяжело понять, в порядке ли Хибари, и девушка почти отчаялась. Реборн подошёл к ней и быстро осмотрел парня.

- Всё в порядке. Вонгола уже послала машины скорой помощи, через несколько минут будут здесь, - отряхнув брюки, Реборн потянулся.

- Ясно... - Цуна замолчала. Что-то неясное заставляло её сердиться: она не могла понять, что же хочет сказать. Словно кто-то подталкивает её к какому-то решению. - М-м-м... А... Что будет с Мукуро?

В этот миг девушка наконец поняла, чего же хочет.

- Вендиче придут за ним. Являясь свободным мафиози, он полностью несёт ответственность за свои поступки, а значит, что избежать тюрьмы... - менторским тоном начал Реборн, но подопечная его перебила:

- То есть будучи членом какой-либо семьи, ответственность за Мукуро понесёт его босс? - Реборн кивнул. - Отлично. Эй, Мукуро! Я знаю, что ты в сознании! Отныне и вовек ты - мой Хранитель!

Цуна вскочила на ноги, всем своим светлым существом ощущая клубящуюся за пределами комнаты тьму. Тьму потустороннюю, тьму, что желала забрать Рокудо Мукуро и двух его приспешников в свои объятия. Пламя, загоревшееся в её глазах, не могло позволить девушке увести её Хранителя неизвестно куда.

- Слышите?! Я - его босс! Я несу за него ответственность!

Реборн не успел. Вендиче окружили безрассудную Дечимо плотным кольцом, а Цуна, его бесстрашная слепая девочка, стояла непоколебимо. А затем её сковали цепи.

- Вонгола Дечимо... Твой подчинённый нарушил законы мафии, - Реборн сделал шаг, но его остановили: - Не вмешивайся, Аркобалено Реборн, иначе мы напомним, кем становились проклятые люди после потери пустышки.

Сасагава Кёко тяжело дышала, сердцем чувствуя беду, настигшую Цуну. Кёя захрипел, царапая ногтями бетон; его окровавленный глаз горел безумным огнём.

- Цуна! Цуна, нет! - Реборн не мог ничего сделать. Он обещал превратить обычную школьницу-подростка в босса, стоящего во главе всей европейской мафии, но не мог этого сделать. А Ямамото был отброшен взмахом руки одного из Стражей мафии, лишь за то что пытался сохранить своё Небо.

Её маленькая фигура исчезла, спрятанная за рваными полами плащей Вендиче. Реборн видел: Цуна смотрела только на Мукуро, одним своим взглядом обещая ему что-то за гранью разумности, что-то, что мог понять лишь её Хранитель.

Киллер усмехнулся, понимая, что девочка сделала свой первый осознанный выбор. Судя по тому, как расширились глаза проклятого иллюзиониста - он её прекрасно понял.
Фанфик опубликован 03 сентября 2014 года в 19:27 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 381 раз и оставили 0 комментариев.