Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Игры Приключения/Экшн Ветер свободы. Глава 7

Ветер свободы. Глава 7

Раздел: Игры → Категория: Приключения/Экшн
Ветер свободы. Глава 7
Игнис шёл быстро, что Ноктис едва поспевал за ним, путаясь в собственных ногах. Перед глазами всё плыло, словно плотный туман после шторма. Капитан чувствовал, что вот-вот и сознание ускользнёт от него, помахав напоследок чёрным пиратским флагом. Из последних сил он продолжал идти. Если он тут, на палубе грохнётся, распластавшись в форме звезды, то никому лучше этим не сделает.

- Терпи, - выдохнул штурман и бросил тяжёлый взгляд на дверь судового врача, до которого ещё предстояло добраться.

- Игнис, - хрипло произнёс Селум, привлекая внимание друга.

Тот мельком на него взглянул, показав, что готов его слушать, и снова посмотрел вперёд, стремительно приближаясь к каюте.

- Возьми «Святую Монику» на буксир. Пока я... – он поморщился, ощутив более сильную боль в боку, – буду лежать плашмя, «Вездесущая» будет стоять в порту Тортуги. Лишние проблемы не нужны.

- Я знаю!.. – недовольно произнёс навигатор, сам зная, что делать в такой ситуации. Но капитан как будто нарочно снова всё повторял по третьему и четвёртому кругу.

- Молчи и слушай, - грозно сказал Ноктис и вместе с офицером остановился перед комнатой судового врача, откуда доносились голоса: женский и мужской. Штурман только собирался толкнуть дверь, как его руку перехватил мужчина. – Пленных солдат держать под тотальным контролем. И они все до единого нужны мне живые!

- Нокт, - напряжённо произнес стратег, но товарищ снова пропустил его слова мимо ушей.

- Бунт на корабле – пресекать до его начала...

Возможно, Селум так и продолжал бы давать всё новые и новые указания, пока перед глазами не потемнело. Всё могло закончиться падением, если бы Игнис мёртвой хваткой не вцепился в капитана, удерживая его. Проворчав кучу ругательств в адрес мужчины, он толкнул дверь ногой и хмуро посмотрел на Юффи. Судовой врач была занята, проклиная всё, на чем свет стоит, и говорила она исключительно на пиратском сленге.

Окажись штурман в иной ситуации, то с удовольствием послушал бы столь прелестную для ушей трель, но, увы, сейчас было не до этого. Втащив Ноктиса в каюту, он уложил его на постель.

- Что с ним? – без интереса спросила Кисараги, мельком взглянув на капитана, а затем – снова вернулась к раненому матросу, продолжая перевязывать руку.

- Оставь этого матроса, займись лучше Ноктом, - потребовал Игнис, быстро проходя к девушке, что сидела на стуле напротив раненого. Быстро пройдя к офицеру, он схватил её за руку и тут же получил внушительный удар под колено.

- Займусь! – прикрикнула Юффи и, бормоча себе под нос, добавила: - Если он умрёт, никому плохо от этого не станет, - и, грубо вытолкнув матроса из своей комнаты и захлопнув дверь, принялась за капитана.

Штурман, посылая самые разные проклятия в адрес чертовки, пытался успокоить ноющую рану, хмуро посматривая на Кисараги. Она взяла со стола внушительных размеров шкатулку и, положив на прикроватную тумбочку, открыла, доставая оттуда щипцы, и с самым садистским видом принялась за ранение мужчины.

От вида судового врача даже вечно серьёзного и хмурого Игниса передёрнуло, и он отвернулся.

- Штурман, - позвала Юффи.

Ему сразу не понравился её тон. Слишком напряжённый без привычных ноток ребячества. Ожидая услышать всё, что угодно, Игнис неторопливо подошёл к врачу, и она, не поворачиваясь, протянула ему предполагаемую пулю.

Навигатор, чисто на инстинктах, забрал у неё патрон, начиная его рассматривать. Таких диковинок ему ещё никогда не приходилось видеть – вытянутая, обтекаемая, как стрела, и чем-то странно пахнущая. Рыба? Принюхавшись, он утвердительно кивнул. Однако помимо этого был ещё какой-то запах... то ли какого-то растения, то ли лекарства.

- С Ноктисом всё будет хорошо? – поинтересовался Игнис, небрежно бросив пулю в шкатулку Кисараги.

Пиратка на него недобро посмотрела, поджала губы и неохотно кивнула.

- Вот только проспит он не меньше суток, скорее даже больше. Игнис, - она поднялась с края постели, скрестив руки на груди. – Я не хочу, чтобы он спал все эти сутки в моей комнате и, более того, на моей постели.

- Я пошёл! – бодро произнёс штурман и, как велит пиратский кодекс, свалил в самый разгар сражения из каюты судового врача. Он понимал, что она хотела сказать, чтобы он или ещё кто-нибудь отконвоировали капитана в его комнату. Однако команде «Вездесущей Смерти» лишний раз видеть обессилевшего командира не есть хорошо. Как и предупреждал Ноктис, это чревато бунтом, а в связи с тем, что в последнее время моральный дух сильно подорван – бунт вполне может состояться.

Закипая от ярости и поднимающейся злости, Юффи пыталась взять себя в руки, ещё чуть-чуть и у неё из ушей, словно из пушек после залпа, дым пойдёт.

- Ладно, - не особо смиренно произнесла врач и, шумно вздохнув, бросила короткий взгляд на перевязанную рану капитана, а затем на странную пулю, которую она предусмотрительно прихватила с собой. Интересно, из какого это пистолета стреляли? Патроны всегда были круглые, а тут... Цокнув языком, Кисараги вышла из каюты, оставив мужчину одного. Ничего страшного с ним не случится, по крайней мере, она на это очень надеется.

Любопытство Юффи могли утолить лишь сами пленные офицеры. Спустившись в карцер, она посмотрела на кровавую дорожку и грустно улыбнулась, вспоминая этого мужичка. Помотав головой, выбрасывая ненужные мысли, девушка прошла к решётке на довольно опасном расстоянии – слишком близко.

Офицеры «Святой Моники» при появлении очередного пирата напряглись. Кто-то посмотрел на неё с нескрываемым презрением, а кто-то даже смотреть не стал, и таковых было множество.

Хмыкнув на такое поведение, Кисараги подошла на опасное расстояние к решётке – руку протяни, и её можно будет с лёгкостью убить. Однако никому от этого легче не станет. Чуть помедлив и бегло осмотрев пленников, она разжала ладонь и продемонстрировала им патрон.

- Чьё это? – поинтересовалась она.

Однако ответа не последовало. Ни через минуту, ни через две. И судовой врач откровенно начала терять терпение.

- Дважды спрашивать не собираюсь.

Понимая, что нынешнее положение офицеров «Моники» плачевное, а ухудшать его не стоит, Юнь Фанг поднялась со скамейки и стала неторопливо приближаться к решётке, огибая товарищей, прищуренно смотря на... пулю, как она пока что сделала первое предположение. Офицеры с немым удивлением смотрели на Оэрбу, и тут её за руку схватил Сефирот. По одному его взгляду она поняла, что он хочет сказать. Но отступать назад было уже поздно.

- Не волнуйся, - улыбнулась женщина, выдернула руку из его и остановилась напротив решётки. Она грустно улыбнулась, когда увидела древний символ, неумело накарябанный на поверхности металла. – Это... подобное оружие хранится только у одних существ. Их сложно назвать людьми. Обитают на дне морском...

- Опять начинается! – закатил глаза Сефирот и усмехнулся. Но его реплика была пропущена мимо ушей, даже товарищи, чтобы хоть как-то расслабиться, решили послушать байки Юнь Фанг.

- ...вместо ног – хвосты, вместо ушей – жабры. Как они прекрасны, так и ужасны.

- Меня не интересуют мифы! – перебила Юффи и разочарованно вздохнула. Они ничего ей не скажут и готовы даже рассказывать подобные глупости. Неужели так сложно сказать правду?!

- Это не мифы, - покачала головой Оэрба, иронично улыбнувшись. – Корни этих существ уходят на полуостров Юкатан, где...

- ...якобы когда-то обитали древние народы – Ацтеки, - раздражённо произнесла пиратка. – Вот только Ацтеки – миф, а выдуманных существ на дне океана не существует, - круто развернувшись, она направилась прочь из карцера под тяжёлым взглядом Юнь Фанг.

- Возможно, это и было бы мифом, если б не их потомки, что находятся здесь, - еле слышно произнесла Оэрба.

***


По телу раз за разом прокатывался жар. По всему лицу стекали капельки пота. Находясь в полу-бредовом состоянии, Ноктис пытался заснуть, провалиться во тьму. Однако всё оказывалось напрасно – состояние, в котором он оказался, выворачивало его наизнанку и как будто издевалось над ним за все совершённые и несовершённые когда-то грехи.

Задышав тяжелее, Селум приоткрывает глаза, мрачно смотря в потолок и с трудом приподымаясь на руках, что были словно... ватные. Поморщившись от боли в боку, он чисто рефлекторно положил руку на рану и тут же грохнулся обратно на жёсткую постель. Весь торс был обмотан мягкой тканью. Значит, Юффи...

«Почему?..» - он задышал чуть чаще, а по телу снова волной пронёсся жар. – «Почему эта хвостатая не позволила убить Лайтнинг?»

Мужчина, пусть и в столь плачевном состоянии, осознавал, что произошло там, на палубе «Святой Моники» во время сражения... Это... эта тишина и голос русалки, останавливающей его от «глупости» - тесно связаны. Что было бы, остановись он и постарайся взять Клэр в плен? Произошёл бы этот выстрел, получил бы он это ранение? Всё это один большой вопрос. Однако что было, то было, и ничего другого быть не могло.

Ноктис вымученно закрыл глаза и снова попытался заснуть.

***


Не спеша поднимаясь по трапу на верхнюю палубу, Игнис смог в кои-то веки облегчённо вздохнуть. Однако мысль, что Ноктис вот так вот пролежит больше одного дня, не давала ему покоя. Оставалось надеяться только на квартмейстера, на которого в период таких вот нештатных ситуаций сваливаются все обязанности.

Поднявшись по лестнице, штурман недовольно посмотрел на шныряющих туда-сюда матросов. И это после сражения? Что-то не сильно верится. Не понимая, чего вокруг происходит подобный переполох, он прошёл ближе к борту и ничего, кроме очередного раздражения от того, что увидел, не получил.

Прямо на горизонте, под чёрным флагом, шёл тяжёлый галеон. Вероятнее всего, как позволил предположить навигатор, охотники за головами пришли по душу «Вездесущей Смерти».

Что-то невнятное пробурчав себе под нос на пиратском сленге, Игнис поднялся к штурвалу, где также присутствовал и Гладиолус. Он тяжело смотрел на приближающееся судно. И только один его взгляд подтвердил опасения навигатора – охотники за головами.

- Через полчаса их орудия смогут открыть по нам огонь. Через полтора часа возьмут на абордаж, - как бы невзначай говорил квартмейстер: просто мысли вслух, но только стратег знал, что всё это он говорит ему.

- Ноктис приказал взять «Святую Монику» на буксир. Дай мне пятьдесят матросов. Я сойду на захваченное судно. И это не обсуждается! – добавил он, увидев возмущённый взгляд товарища. Он понимал, что в данной ситуации надо бросить к чёртовой бабушке этот корабль и сваливать в порт Тортуги, где они были бы в безопасности. Однако... раз Селум сказал взять на буксир, значит, взять. Команда ещё ни разу не подводила его, всегда исполняла приказы, и падать лишний раз в холодных синих глазах не хотелось.

- Хорошо, - неохотно кивнул квартмейстер. – «Вездесущая Смерть» будет идти рядом, чтобы в случае чего... Ты понял, - отмахнулся он и прошёл к штурвалу.

Игнис позволил себе слабую полуулыбку и, повернувшись к матросам, громко произнёс:

- Мне нужно полсотни матросов. Живые и здоровые. Мы сходим на «Святую Монику»!

Корабельные обезьяны, как их часто называют, с негодованием посмотрели на офицера. Однако перечить никто не посмел. Приказ есть приказ, с чьих бы уст он ни был отдан.

***


Уже несколько дней без какой-либо передышки или поблажки на внештатные ситуации «Палач» шёл на всех парусах, то нагоняя, то снова отставая от «Святой Моники». Шторм, в который попал тяжёлый галеон, сделал своё чёрное дело – судно отстало на несколько часов. И только по этой причине капитан «Палача» Зак Фэйр сейчас смотрит на неприятнейшую картину через стекло подзорной трубы: «Святая Моника» проиграла сражение и шла в порт Тортуги, а рядом с ней «Вездесущая Смерть».

Мужчина, конечно, был наслышан об этом пиратском судне, которое считали даже проклятым, так как он не проиграл ещё ни одного сражения. Однако делать выводы из услышанного – рано.

- Зак, - напряжённо окликнул Генезис, стремительно поднимаясь на капитанский мостик. – Почему ты отдал приказ остановить преследование? – негодовал он.

Фэйр тихо вздохнул и медленно повернулся к товарищу, присев на край борта и через плечо взглянув на корабли.

- Зайдём чуть дальше – костей не соберём, - неоднозначно ответил он и прикоснулся к плечу. Под тканью был скрыт шрам, который изо дня в день будет напоминать о том, что произошло, когда он подошёл слишком близко к Тортуге. Он никогда не забудет, когда прозвучал залп пушек и когда он с трудом вышел из того боя.

Пару часов спустя...


На улице была ночь. Звёзды ярко сияли, отражаясь в тёмной глади спокойного моря. Из-за туч ненадолго показалась бледная луна, освещая пустующий берег, что был неприятно багровым, словно пропитан кровью, и по всему побережью лежали кости.

Чуть вздрогнув от накрывшей его холодной волны, Ноктис вымученно приоткрыл глаза, несколько секунд отчуждённо смотря в небо, которое, словно в зеркале, отражалось в его стеклянных глазах.

Сглотнув, Селум приподнялся, в негодовании осматриваясь вокруг. Как он тут очутился? Или его сюда кто-то притащил? А может, это сон? Услышав позади себя хруст песка, он резко обернулся и поднялся на ноги, о чём тут же пожалел, перед глазами всё поплыло, и он пошатнулся, но на ногах устоял.

- Не бойся, - мягко промолвил женский голос, разрезая тишину.

Проморгав, прогоняя темноту, Ноктис холодно посмотрел на женщину: короткие каштановые волосы и разноцветные глаза, тускло поблёскивающие в свете луны. Она была одета, как какой-то индеец.

- Как я... – Селум осёкся.

- Здесь оказался? – завершила незнакомка и чуть улыбнулась уголками губ. – Ну, на данный момент ты находишься на корабле в каюте судового врача, - она цокнула языком и рассмеялась, увидев недоумевающее лицо собеседника, и поспешно пояснила: - Ты спишь. К сожалению, если бы... ты послушал русалку, то ей бы не пришлось принять столь серьёзные меры, - шатенка кивнула на бок капитана, а затем двинулась вдоль берега прочь от него.

- Стой! – по своей старой привычке приказал Ноктис и быстро нагнал женщину. – Ты ведь Юна? – осмелился сделать он предположение, и она остановилась, взглянула на него, но уже без былой улыбки на устах.

- Да. Я – Юна. Жрица. Русалка не только ранила тебя, но и ещё, если это можно сказать так, отравила. Нам же надо было как-то встретиться, - и её тон быстро сменился на недобрый с нотками грозности, - Ноктис Люциус Селум.

Взгляд Юны чуть смягчился, но совсем чуть-чуть.

- Карта на её спине.

Мужчина резко распахнул глаза, несколько секунд растерянно смотря прямо, пребывая ещё в неком шоке с примесью изумления. Что бы вокруг ни происходило, отпускать эта чертовщина его не спешила. И началось это всё после нападения на Сан-Хуан: пропажа карты, явление морской жительницы, что его уже чуть было дважды не убила, а теперь и эти странные сны.

- Кто-то хочет меня довести! – пробормотал он себе под нос.

***


Задремав против своей воли, Сера чуть приоткрыла глаза, сонно смотря на сестру. Та что-то искала в столе капитана. Понимая, что ничего хорошего из этого не выйдет в связи с её характером, Фаррон решила предотвратить очередную ошибку.

- Клэр, - настороженно произнесла пленница, поднимаясь с постели.

Лайтнинг, бросив что-то наподобие: «Угу», продолжила рыться в столе капитана, пытаясь найти хоть что-то, что помогло бы ей открыть эту треклятую дверь каюты и выбраться отсюда.

Услышав шум за дверью, капитан быстро встала, и как ни в чём не бывало встала у окна, скрестив руки на груди и состроив хладнокровное выражение лица. И обернулась только тогда, когда услышала, что в комнату вошли. Это была та самая девушка, Ваниль, кажется, что сбила её с ног. Да уж, так позорно проиграть...

Оэрба краем глаза взглянула на полусонную Серу, а затем серьёзно на Лайтнинг.

- Следуй за мной в карцер.

- Ваниль! – окликнула девушку Фаррон, вскакивая на ноги и подходя к девушке. – А можно я пойду вместе с сестрой?

- Нет! – синхронно и единодушно ответили Лайтнинг и Ваниль, мельком переглянувшись, первая сразу отвернулась, а вот вторая ещё несколько секунд сверлила её взглядом.

- Тебе там не место, - сказала пиратка. – И тебя капитан звал. Он сейчас у Юффи Кисараги.

При упоминании последнего Клэр напряглась, но старалась быть предельно сдержанной. Не нравилось ей это. Однако, как рассказывала ей сестра, Ноктис ничего плохого не сделал, только один разок проучил за пощёчину. Но девушка этому не верила. Или просто не хотела верить.

- Клэр, - Сера растерянно посмотрела на Сирену, - до скорой встречи! И постарайся не делать глупостей, - и она выбежала прочь из капитанской каюты, сдерживая навернувшиеся на глаза слёзы. Она сама не поняла, чего расплакалась.

Лайтнинг несколько секунд пребывала в небольшом удивлении.

«Дожилась! Обо мне заботиться младшая сестра!»

- Идёшь? – поинтересовалась Ваниль и положила руку на рукоять сабли, предостерегая оппонентку от каких-либо нежелательных действий. Будут они или нет – это большой вопрос, ответ на который она узнает лишь уже у карцера.

Капитан тихо вздохнула и направилась вслед за пираткой.

Половина пути, что девушки шли до карцера, прошла в гнетущей тишине, пока Сирена, не пересилив свою уязвлённую поражением гордость, не задала интересующий и, откровенно говоря, мучающий её вопрос:

- Как обращались с Серой?

Ваниль остановилась и, печально улыбнувшись, повернулась.

- Обращались так же, как и с остальными матросами. Провинилась – получала по заслугам. Сделала что-то хорошее – поощряли. И, кстати, твоя сестра готовить не умеет! Это у вас семейное? – задала пиратка риторический вопрос и двинулась дальше.

Клэр облегчённо вздохнула и последовала за девушкой. Когда она переступила порог и оказалась по другую сторону решётки рядом со своими товарищами, на душе стало ещё спокойнее. Они все были живы и пусть не совсем здоровы, но живы.

- Капитан! – Сирена даже не успела опомниться, как её заключили в крепкий замок мальчишеских рук, а Хоуп жался к ней, словно к родной матушке. – Я так рад вас видеть! С вами ничего не сделали? – оторвавшись от неё, встревоженно спросил он.

- Всё хорошо, - она постаралась как можно более ободряюще улыбнуться, но потускневшие голубые глаза сказали лучше любых слов. – Сера говорила о... Стелле, - и по поникшему виду офицеров она поняла, что Фаррон не преувеличила.

Солдаты расступились, открывая путь капитану к пострадавшей девушке. Её положили у стены на многочисленные кителя и укрыли одеялом, которое они непонятно откуда раздобыли. Рядом с Флауэр сидел Ноэль, не отводя от её разбитого лица взгляда.

- Фанг, - неоднозначно позвала Лайтнинг, увидев неподалёку лежащие от пострадавшей лекарства. – Кто дал? – поинтересовалась она.

- Принесла Юффи Кисараги по приказу капитана, - ответила Оэрба и тут же оказалась под подозрительным взглядом Клэр.

- Когда это уже успела познакомиться? – с таинственной улыбкой спросила она, но тут же нахмурилась, не позволяя эмоциям брать вверх.

- Мы люди одной профессии. Поэтому быстро нашли общий язык.

Понимая, что многим это слышать не просто необязательно, а даже скорее нежелательно, Лайтнинг взяла под руку врача и отвела её в сторону, в самый конец карцера, благо он был немаленьким.

- Жить все будут? – шёпотом спросила Клэр.

- Да! – уверенно ответила Юнь Фанг, и было непонятно, что больше внушило уверенности Фаррон: её ответ или её тон. Но что бы это ни было, она смогла вздохнуть с облегчением. – Ты знаешь, что будешь делать дальше? Вряд ли нас... отпустят. Скорее, или убьют, или продадут в рабство.

Вот этого вопроса капитан больше всего и боялась, так как на него ответа она уже не знала. Она кое-что нашла в ящике Ноктиса – нож, но вряд ли он чем-либо поможет. Из карцера-то они, возможно, и выберутся, а дальше что? Если только взять кого-нибудь из офицеров в плен, чтобы пират пошёл на попятную? Хм, а где гарантия, что он действительно пойдёт на такое ради какого-то офицера? Он же разбойник.

- Лайтнинг!

Сирена резко распахнула глаза. Задумавшись, она даже не услышала, как от неё отошла Юнь Фанг, и подошёл Сефирот.

- Куда тебя повели после боя? С тобой ничего не сделали? Ты смогла увидеться с Серой?

- Меня просто отвели в капитанскую каюту, где меня ждала Сера. Со мной ничего не сделали. Все эти несколько часов я сидела там запертая.

- Понятно, - лично для себя произнёс мужчина и, усмехнувшись, протянул капитану кусок хлеба.

- Ты это всегда с собой носишь? – с невозмутимым выражением лица спросила она.

Но тут в разговор вмешался Хоуп, что был весел, несмотря на плачевную ситуацию офицеров «Святой Моники».

- Нет, Ваниль принесла. Она накормила всех нас несколько часов назад. Несмотря на то, что она пиратка, она очень добрая, но... – он поморщился, - строгая, как матушка!

Несколько часов спустя...


Вечер плавно перешёл в ночь. «Вездесущая Смерть» и «Святая Моника» бросили свой якорь в порту Тортуги, где два судна были в безопасности, охраняемые мифическим трёхголовым псом, именуемым как Цербер.

Ноктис поглубже вдохнул свежий ночной воздух, который бодрил после длительного сна. Проспал он больше, чем десять часов, и, к его глубокому несчастью, проснулся в столь позднее время. Однако его голова, как обычно, была забита другими проблемами.

- Капи-и-та-ан...

Селума передёрнуло от этого женского голоса, но на этот раз от поднимающегося внутри гнева, который он удержал под контролем. Но руки, против его воли, тянулись к пистолету, чтобы пристрелить эту хвостатую суку!

Пройдя к борту, он посмотрел вниз, где беззаботно себе плавала русалка и, словно измываясь над ним, манила пальцем, чем раздразнивала его мысли прикончить её.

- Здравствуй, моя дорогая, - с довольно нежной интонацией, в которой проскальзывали нотки грозности, поприветствовал «морской волк» и облокотился о край борта. – Тебе, видно, действительно жить надоело, раз ты наведываешься сюда после произошедшего...

- Тихо, мой капитан, тихо, - ласково перебивает его русалка. – Мне нужно было тебя остановить, иначе бы ты натворил таких дел, о которых в дальнейшем немыслимо сильно жалел. Убийство Клэр Фаррон, так же известной, как Лайтнинг или Сирена, ни к чему хорошему бы не привело. Она играет не последнюю роль в твоих поисках.

- Русалка, ты выстрелила в меня из женской солидарности?

- Меня зовут Рикки, а не русалка. И нет, это не женская солидарность, – покачала головой она. – «Marinis streamers duodecim tribus nigris petram, unum in caelo stella splendida et hyacintho sanguinis», как видишь, у тебя только часть послания. Юна тебе сказала: «Карта на её спине», - и она мгновенно скрылась в тёмной пучине водной глади моря.

- Чтоб ты пустила пузыри*, - выругался мужчина, тяжело вздыхая.

П.а.
*пустить пузыри – умереть.
Утверждено Mimosa Фанфик опубликован 19 апреля 2014 года в 11:39 пользователем Вдова.
За это время его прочитали 422 раза и оставили 0 комментариев.