Японские комиксы, мультики и рисованные порно-картинки
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Гарри Поттер Трагедия/Драма/Ангст Платина и шоколад. Глава 19. Часть 3

Платина и шоколад. Глава 19. Часть 3

Раздел: Гарри Поттер → Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Эта тишина была нездоровой.

Нарцисса не помнила, когда в Мэноре в последний раз было блаженно-тихо. Извечное беспокойное гудение крови в ушах, извечное напряженное прислушивание. Извечное ожидание.

Всё это кричало даже сейчас.

Но кричало сглаженнее. Спокойнее. Как кричит ребёнок, которого мать уже прижала к груди.

Потому что сегодня филин принёс ответ от Драко. Короткое, почти торопливое письмо, которое Нарцисса уже выучила наизусть. Каждое слово.

И дневник.

Незаполненный, тонкий, напоминающий простую тетрадь, каких в ящиках стола у Люциуса были десятки. На первой странице кратко указаны правила пользования. А ниже приписка:

“…это поможет разобраться. Я что-нибудь придумаю, но мне нужна помощь, чтобы прекратить это. Твоя помощь. Узнай у Логана. Хотя бы что-то о том, как они действуют. О том, какую роль принимает во всём его сын. Важна будет любая мелочь. Любая зацепка…”

Нарцисса трясущимися руками прятала тетрадь в самый нижний ящик стола.

Кусала губы в попытке успокоиться.

Сжимала в ледяных пальцах чашку с остывшим чаем, глядя куда-то сквозь окно, за которым собирались сумерки пятничного вечера.

Она прислушивалась к тишине поместья, делая короткие и отрывистые вдохи напряжёнными лёгкими.

Она думала.

“…ты не хотела, чтобы я вмешивался в это дело. Ты не хотела, чтобы меня это коснулось. Но иначе всё будет только хуже. Иначе не изменится ничего. Мы что-нибудь придумаем. Но для этого нужно действовать.

Не дай Логану узнать о том, что у тебя есть связь со мной. Не пиши больше писем — делай записи здесь. Сообщай обо всём, что тебе становится известно.

Одна просьба. Не спорь. Ты сама понимаешь, что это единственный выход. Единственное возможное спасение. И ты понимаешь, что произойдёт, если об этом узнает кто-то из тех, кто…”

Руки дрогнули так, что немного чая перелилось через края чашки, и женщина вздрогнула.

Она должна передавать сыну любую информацию, известную ей о происходящем. Она должна передавать её сыну. Подводя его к этому. К черте, граничащей со смертью. Окончанием чужих жизней.

Бездумно проводя салфеткой по фалангам пальцев, женщина снова уставилась в окно. Единственный выход.

Она, скованная обетом и Мэнором, не сможет сделать ничего.

Она сойдёт с ума от осознания того, что происходит на нижних этажах особняка.

И Логан не должен ни о чём узнать.

Всю прошедшую неделю, с тех пор, как он поселился в той самой спальне, о которой женщина предпочитала не вспоминать, они почти не виделись. Только на обеде, когда он спускался в столовую. Или когда пил кофе в гостиной, расхаживая взволнованно из одного угла комнаты в другой.

При появлении Нарциссы он всегда успокаивался.

Или делал вид, что происходящее вообще мало его волнует. Заводил какой-то отвлечённый разговор.

Лишь единожды он поинтересовался, не собирается ли хозяйка поместья принять участие в одном из ритуалов.

А она тем временем вглядывалась в тёмные глаза, боясь увидеть в них что-то, что перекликалось бы с безумием в глазах мужа, которое жило в нём в последний год жизни.

Каждый час прошедшей недели Нарцисса провела, вслушиваясь в каменную тишину. Желая услышать хотя бы что-то. Боясь услышать что-то. Иногда ей казалось, что напряжение достигало такого апогея, что стоит слуху уловить один стон или одно слово — и она просто сойдёт с ума. Моментально.

И это вынуждало плотно закрывать уши ладонями, сидя перед зеркалом порой по полночи, уставившись на собственное отражение. Позабыв о том, что на комнату наложено несколько заглушающих заклинаний. Позабыв о том, что она — женщина, некогда имевшая силы и стержень для того, чтобы защитить своего сына.

Сейчас она никого не защищала. Сейчас она отчаянно боялась — и об этом кричали широко распахнутые глаза, глядящие на неё с поверхности стекла. Из полумрака спальни.

Была ночь, был ужас, было осознание. Толчки и дыхание запущенного механизма, медленно набирающего обороты. И всё глубже и глубже пропасть, поглощающая последнюю надежду, оставшуюся на плаву.

Но Ральд своей сегодняшней посылкой выдернул её наружу. И она снова засияла, возвращаясь жизненной силой в глазах.

Надежда есть.

Выход есть.

Она не одна.

О появлении гостя известил тихий хлопок камина в холле.

Сегодня это даже кстати, подумала женщина, отставляя чашку и садясь ровнее в кресле.

Незапланированные визиты в Мэнор стали нормой. Правда, это касалось только Логана. Остальные же являлись лишь в назначенные дни.

То, что мужчина согласился вновь закрыть доступ перемещений в спальне, стало приятной неожиданностью. Трудно было представить себе больший дискомфорт, чем понимание того, что пока ты спишь, по комнате могут свободно передвигаться совершенно незнакомые люди. И об этом даже не пришлось просить. Просто пятью днями ранее Нарцисса спускалась в гостиную, когда огонь в камине холла внезапно стал изумрудным, а в следующий миг помещение заполнила туча сажи, как бывало всегда, когда камином пользовались впервые после долгого простоя.

— Нарци.

Логан не стучал.

Женщина уже заметила эту его особенность: он молча заходил, плотно прикрывая за собой дверь.

Она не вздрогнула. Слегка повернула голову и приветственно кивнула.

— Добрый вечер.

На нём серый костюм, а мантия перекинута через руку. Словно пришлось спешить, покидая то место, откуда он явился. Почему ей казалось, что каждый раз он являлся из разных мест?

Будто вестник, странствующий по миру. И возвращающийся к ней из раза в раз.

— Всё нормально? — мужчина остановился около кресла, в котором сидела Нарцисса.

— Да, — немного удивлённо. Глотая волнение. — А что, что-то случилось?

— Нет. — Брюнет побарабанил пальцами по бедру. — Совсем нет.

— Я не ждала вас сегодня.

— Но и не особенно расстроилась, что я пришёл.

Нарцисса со сдержанной улыбкой пожала плечами. Промолчала. А он решил уточнить:

— Визит вежливости.

И хмыкнул, лёгким движением отбрасывая мантию на подлокотник дивана. Садясь рядом, скользя взглядом сначала по стенам комнаты, а затем останавливаясь на потрескивающем камине.

Вопрос о том, почему он пришёл сегодня, отпал сам собой. Кажется, он выглядел очень уставшим.

Женщина смотрела, как тёплые блики касаются высоких скул и сжатых губ. Как золотят седину на висках. Она заметила, что разглядывание Логана порой успокаивало её. И даже сейчас.

В такие моменты голову посещали слишком глупые мысли. К примеру: он не причинил бы ей зла.

Так казалось.

Слишком казалось. Будто это действительно правда.

Но наверняка лишь фантазия. Потому что в следующий миг здравый ум шепчет: он убивал.

И это снова отталкивает.

Точнее, нет. Отворачивает. Всё равно что отвернуть мотылька от тусклой лампочки в темноте.

И надо же, эти соображения — вся эта куча, весь этот умственный сор — уже не удивляли. Почти считались ежедневным ритуалом.

— Чаю?

Интересно, давно ли подобные визиты стали считаться нормой? Что вообще для Нарциссы считалось нормой?

Статистическое повторение одного и того же действия из раза в раз? Если Логан будет приходить ежечасно, это тоже станет нормальным?

— Да, пожалуйста, — на медленном выдохе.

Всё-таки он устал.

Женщина негромко щёлкнула пальцами, и в комнате появился Ланки. Отдавая эльфу указания, она всё ещё смотрела на мужчину, который тем временем прикрыл глаза и расслабленно наблюдал за языками огня из-под ресниц.

Несколько минут прошли в тишине.

Позволили хозяйке Малфой-Мэнора ощутить то, что в какой-то мере её напугало: благодарность, разливающуюся, греющую изнутри. За то, что она не сама.

Отвлечённая мысль: что повлияло на то, что воспринимать этого мужчину как часть всей этой чёрной тучи, нависшей над их семьей, стало практически невозможно?

Нужно быть осторожнее с этим. Тем более, отныне у Нарциссы есть цель.

Что-то, что поистине важно. Что-то, что может всё вернуть. Видит Мерлин, тот факт, что у жизни появился определённый смысл, некая наполненность, придавал сил.

Когда эльфы подали чай, Логан только кивнул. Медленно протянул руку к чашке. Затем будто передумал. Опёрся локтем о диванную подушку и поднёс сжатые в кулак пальцы к губам.

— Что ты помнишь?

Вопрос повис в тишине комнаты, растворяясь в горящем камине.

Тихий. Такой, на который тоже положено отвечать тихо.

Женщина слегка наклонила голову, стараясь не показать растерянности, что на миг обезоружила её. Хотя… с недавних пор она редко бывала во всеоружии.

Мозг тут же заработал в поисках подвоха, но… что-то было в тоне Логана, заставившее отмести вариант того, что он пытается выведать. Вынюхать нечто определённое.

Это было просто… просто: что ты помнишь? Что у тебя на душе? О чём ты думаешь?

Это невероятно покоробило.

Потому что внезапно захотелось ответить правдой.

Рассказать о своём страхе и о том, что она была бы самой счастливой женщиной, если бы никогда не знала ни его самого, ни приспешников. Если бы никогда и ничего не вспомнила.

— Последним воспоминанием был Рождественский приём, — ответила Нарцисса, облизав губы и потянувшись к чайнику. Осторожно наливая чай в чашку мужчины, пока тот наблюдал за ней, не отнимая кулака от губ. — Когда здесь всё было украшено. И шумно. Много людей, постоянно задающих глупые вопросы, — она усмехнулась. — И постоянно нахваливающих дом. Я помню, как скучно было Драко и как он обрадовался, когда Аделина Забини с сыном всё же пришли, хоть и с опозданием. Люциус был не очень доволен тем, что дети за столом говорили только друг с другом.

Женщина отставила чайник, вновь облокачиваясь о мягкую спинку кресла. Под изучающим взглядом Логана обхватывая свою чашку пальцами и отпивая немного крепкого напитка.

— Он всегда хотел, чтобы наш сын проявлял интерес к тем темам, что поднимали за столом мужчины. Обсуждая образование, дела Министерства… но… Драко ведь был совсем мальчишкой. Всего пятнадцать лет.

И она снова с улыбкой покачала головой.

— О чём думают молодые люди в пятнадцать лет? Разве о делах в Министерстве?

Брюнет некоторое время смотрел на хозяйку особняка, будто размышляя о чём-то совсем, отвлечённом.

— Твоя память очень избирательна, — произнёс он наконец. — А что ты помнишь обо мне? Кроме того, что… — неопределённый жест рукой. — Обет.

О, Мерлин.

Сердце замерло, ударив вдруг с силой, словно обороняясь. Это едва не заставило сделанный было глоток чая встать поперёк горла.

Она медленно подняла глаза.

…тёплые руки на плечах. Скользящее движение кончиками пальцев.

“Ты можешь уехать отсюда…”

“Я тоже тебя насилую…”

“…раздевайся…”

И что-то в его глазах, требующее честного ответа. Прямого, как и заданный вопрос.

— Ничего, — голос спокойный и уверенный.

Тот самый голос, которому обычно верят. Которым обычно говорят правду.

Логан смотрел по-прежнему внимательно. Что он пытался высмотреть? Ложь? Воспоминание о том, что она помнила, что он помог ей? Нет. Ты не увидишь этого.

Ты не помог мне. Ты разрушил мой мир.

Ты продолжаешь его разрушать даже сейчас. И я хочу остановить тебя.

— Что ж, — он протянул руку. Взял свою чашку. — Хорошо.

Это не было хорошо.

Нарцисса поджала губы. А затем обратила к нему лицо:

— Что вы планируете делать дальше?

— Дальше? — глухо переспросил, глядя в камин. С небольшой заминкой. Женщина даже не успела удивиться, что он вообще прореагировал на вопрос.

— Я имею в виду… — Мерлин, пожалуйста, ты не должна запнуться. — То, что происходит. Что дальше? У вас есть план, когда в следующий раз поселиться в Мэноре ещё на неделю, допустим?

И замерла, затаив дыхание. Чувствуя, как холодная лента страха вьётся по позвонку, вниз, спускаясь по ногам до самых пяток. Он ведь не должен ничего заподозрить, правда?

Взгляд тёмных глаз на долгое мгновение вернулся к лицу женщины. Последующая за тем усмешка столкнула с души огромный камень.

— Вот ты о чём. Я разве мешал тебе всю прошлую неделю?

Нарцисса снова пожала плечами, не отводя чашку от губ, словно прячась за ней. Тщательно скрывая облегчение за опущенными ресницами.

— Это зависит не от меня, Нарци, — сказал он, когда понял, что ответа не будет.

— Правда?

Удивлённый возглас вырвался внезапно.

— Ещё какая, — его перебил собственный тяжёлый вздох. — По крайней мере, сейчас так. Даю сыну право выбора и свободу действий.

Чай снова встал поперёк горла. Нарцисса тихо кашлянула, отставляя наконец-то чашку. Драко говорил о том, что было бы неплохо разузнать хотя бы что-то о сыне Логана. А нужная тема так и плыла в руки.

Это показалось бы даже немного подозрительным, если бы женщина не верила в совпадения. Теперь зацепить бы правильную ниточку.

— Сыну... — протянула она, кивая.

— Всем рано или поздно нужно начинать взрослеть.

— Значит, ваш сын в будущем хочет стать таким же, как вы.

К лицу женщины приковался тяжелый взгляд.

— Таким же?

— Я имела в виду, — быстро исправилась она, — перенять ваше дело.

Логан задумчиво потер подбородок.

— Он уже такой же, как я.

Это определённо не хорошо. Это определённо что-то значило. Хватит расспрашивать, пожалуй. Потому что его взгляд постепенно становится достаточно осмысленным, чтобы догадаться о чём-то.

— Вот как.

— Ты сегодня словоохотлива, — Логан сцепил перед собой пальцы.

Нарцисса моргнула и едва переборола желание втянуть в себя побольше воздуха.

Просто. Естественно. Ты не делаешь ничего плохого.

— Я подумала, что это в любом случае касается меня. И решила немного узнать о… деле.

Мужчина кивнул.

Кажется, ничего не заподозрил. Не уличил во лжи.

Его мысли сегодня были очень далеки, как от Мэнора, так и от самой хозяйки особняка. Это было на руку, но одновременно задевало. Зачем-то ведь он пришёл сюда.

Нарцисса наблюдала. Как он думал о чём-то, поглаживая подушечками пальцев подбородок. Как взгляд постепенно терялся, направленный в огонь. Желая сгореть, наверное.

— У вас что-то случилось, — негромко произнесла она.

Её это решительно не касалось. Но слова сорвались с губ.

— Нет, — Логан ответил спокойно. После чего неторопливо поднялся, подцепляя рукой мантию. Наверное, начал сомневаться в том, что на большее количество времени его просто не хватит. И настоящее состояние придёт на смену этому показному спокойствию. — Спасибо за чай.

Женщина кивнула, провожая его взглядом до двери.

Походка не менялась. Такая же уверенная и правильная.

— Вы могли бы… — она не ожидала услышать собственный голос. — Ну…

Когда он остановился на пороге, поворачивая голову и приподнимая брови, запнулась.

— То есть, вы же зачем-то пришли.

— Всё в порядке. Тяжёлый день в Министерстве. После таких дней не всегда хочется возвращаться в пустой дом.

Пустой дом.

Нарцисса замерла с приоткрытым ртом, глядя, как его фигура исчезает за створкой двери.

Почему ей никогда не приходило в голову, что Логану может быть порой так же одиноко, как и ей в этой клетке? Потому что он никогда не говорил о подобном?

Ноги сами подняли тело, а в следующий момент она почти выбежала в холл.

— Я подумала, что… вы можете остаться, если хотите.

Голос отдался эхом в просторном каменном помещении. Логан уже шагнул в камин и теперь только обернулся через плечо.

— Ваше присутствие действительно не мешало мне всю прошлую неделю, и если хотите… всего один вечер, ведь у вас есть своя спальня и…

Женщина запнулась, когда заметила растягивающую тонкие губы ухмылку.

Какое-то время они молчали, глядя друг на друга, а затем мужчина покачал головой, продолжая улыбаться.

— Доброй ночи, Нарци.

И порция летучего пороха ударила его по ботинкам, а гудящий изумрудный огонь заставил Нарциссу на мгновение прикрыть глаза. Чему он улыбался?

И почему, Мерлин, она вообще предложила ему… это? Остаться на ночь в Мэноре — зачем? Это так глупо. Так… безответственно.

Нужно поскорее списать этот поступок на жалость. Но жалость была абсурдна. Это не тот человек, которого нужно жалеть. А импульсивность — не то, на что нужно полагаться в данной ситуации.

Понадобилось несколько секунд, чтобы тряхнуть головой, пытаясь выкинуть ненужные мысли из головы. И ещё секунда, чтобы решительно вздохнуть, делая шаг к лестнице.

Размышления об этом человеке были опасны. Как и он сам. Как и её воспоминания.

Нужно сообщить Драко то, что удалось узнать.

Это должно здорово отвлечь от глупостей.
Фанфик опубликован 03 июня 2014 года в 20:31 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 300 раз и оставили 0 комментариев.