Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Гарри Поттер Трагедия/Драма/Ангст Платина и шоколад. Глава 18. Часть 2

Платина и шоколад. Глава 18. Часть 2

Раздел: Гарри Поттер → Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Гермиона не запланировала этот разговор. Не успела.

Хотя нет, времени было достаточно. Просто откладывала до последнего.

Она собиралась подойти к Курту за ужином.

Ну, вообще-то, изначально — за завтраком. Но на завтрак он пришел слишком поздно, а Грейнджер уже немного опаздывала на травологию. Потом — за обедом. Но он… так увлеченно говорил со своими друзьями, что мешать ему показалось бестактным. И она решила, совершенно точно, дождаться вечера, отправившись в любимую кладовую знаний, которая привычно вынесла из головы практически все посторонние мысли с помощью одного лишь томика по нумерологии.

Миллер порушил все планы одним своим внезапным появлением в библиотеке. Прямо у её стола.

Таким внезапным, что книга едва не вылетела из рук.

— Курт!

— Привет, — он взглянул на девушку, слегка опуская голову. Улыбка, как всегда, очаровательна. Гриффиндорке стало не по себе, но она всё равно растянула губы.

Мерлин. Это походило на гримасу. Поистине.

— Привет! Рада тебя видеть…

“Ну, да…” — засомневались его глаза.

Гермиона отвела взгляд, утыкаясь в книгу.

Давай, думай. И скажи уже что-нибудь.

— Я хотела поговорить с тобой, как раз сегодня. Но… Но всё как-то…

Как-то не до того было, потому что я всё думала, что бы эдакого сказать чёртову Малфою при встрече утром.

После ссор ведь так и бывает — стоишь, и как дурак. Думаешь, на какую бы из болевых надавить. Знать бы ещё эти болевые. Со слизеринцем это не проканает. Куда ни нажми — везде лёд трещит.

Всё думала, как бы его поддеть, а в ответ на его утренний взгляд в гостиной только послала к чёрту. Раздосадовалась на себя и потом размышляла о том, что он сказал о тебе.

И ты знаешь, ты опасен, Курт.

Малфой прав.

Ты опасен. Поэтому я тяну. Я не знаю, как вести себя с тобой.

Чёрт.

— Эй, — внезапно Миллер пододвинул стул к столу и сел, оперевшись локтями о столешницу. — Не нужно, я всё знаю.

— Всё… знаешь?

Ой ли…

— Ну. После того случая, в Хогсмиде. Я на самом деле хотел попросить прощения.

Уверенный тон действительно сбил с толку. Девушка моргнула.

— Э-э… чт-что? — её пальцы, как раз лихорадочно листающие учебник, замерли. Она начала заикаться. Прекрати заикаться, это дурной знак. Соберись и вникни… что?

Попросить прощения?

— Ага, — и снова эта улыбка. Беззаботная и беспечная. Способная обмануть. Так просто.

— Но…

Но это же я полезла к тебе, это же по моей дурацкой идее мы поцеловались и… и я жалею, да. Но как тебе сказать об этом? Об этом ведь положено говорить прямо, правда?

Гермиона кашлянула и снова открыла было рот, когда Курт её перебил:

— Я знаю, что это было необдуманно и глупо — поцеловать тебя вот так, вдруг. Я же вижу, что ты теперь избегаешь меня. А всё из-за этого дурацкого поцелуя. Но мы ведь по-прежнему друзья. Так же?

— Э-э…

Потрясающая лаконичность. Давай уже, выдави что-нибудь из себя.

— К-конечно.

Нет, это повергло в лёгкий шок. Курт поверг.

Вот так с ходу заговорив о том, что случилось неделю назад. И ни слова о платье, которое всё никак не выходило из головы.

Утром Грейнджер аккуратно сложила его в коробку и поставила её на столик у самой двери. Наверное, не удержалась бы и заглянула внутрь ещё раз, но очень вовремя появился Драко с этим-своим-взглядом. А потом — “пошёл к чёрту”. И завтрак, уроки, размышления о том, как же подойти и начать разговор с человеком, который-вроде-как-убивает-грязнокровок. И, блин, вовсе не о поцелуях она хотела говорить.

О поцелуях она предпочла бы замолчать и не вспоминать.

Просто никогда.

Как и о многом другом, случившемся за последние пару месяцев.

— Но это ведь… не ты один виноват, — слабо произнесла Гермиона, закрывая книгу и проводя пальцами по жёсткой обложке.

— Ты так думаешь? — молодой человек усмехнулся, приподнимая брови. — Отлично. Тогда считай, что я пришёл сюда не извиниться, а… просто, на всякий случай. Ну, в смысле… здесь столько книг. А насколько я помню, в последнее время они ведут себя довольно агрессивно по отношению к тебе…

Секундная пауза позволила Гермионе окончательно прийти в себя. А потом — вдруг — рассмеяться. Нервно, но всё же.

И внезапно показалось, что всё почти вернулось к тому, что было.

То есть… с ним было легко. Как всегда. Совсем никакого ощущения, будто перед Грейнджер сидит человек, причастный к убийствам уже трёх семей.

Не теряй бдительность, Мерлин. И давай уже. Скажи ему.

— Слушай… — она всё ещё улыбалась. — Я вчера…

Он кивнул, глядя Грейнджер в лицо, и это подтвердило тот факт, что подарок, полученный накануне вечером, был от него. На губах Миллера - спокойная улыбка.

Гермиона поймала её взглядом. Подняла глаза.

— Я не могу принять.

— Почему? — кажется, он удивился совершенно искренне.

Она сцепила перед собой пальцы, уставившись на книжную полку и рассматривая старые корешки книг. Ну, пожалуйста, пусть он снова поймёт всё сам.

— Я думал, оно понравилось тебе.

— О, да! — так, тише, Гермиона. — То есть, я хотела сказать: конечно, понравилось. Оно прекрасное, я никогда не видела платья красивее, но…

— Но?

— Оно очень дорогое и… это слишком… широкий жест, Курт. Почему бы тебе не подарить это платье девушке, с которой ты бы мог пойти на бал, к примеру?

Боже, Грейнджер. Ты прекрасно знаешь, что этот бал не требует пары.

Миллер нахмурился. А затем снова заглянул ей в лицо.

— Ты думаешь, я подбиваю к тебе клинья после того, что случилось?

— Нет, что ты, Курт. Вот глупости, — нервно рассмеялась прежде, чем опустить глаза. И опять затеребила обложку.

Оставь уже её в покое, Гермиона.

— Это просто примирительный жест, — негромко произнёс он. — Слушай, ты что, нервничаешь?

Всё внутри похолодело. Она рывком подняла голову, утыкаясь взглядом в немного удивленное лицо Миллера. Тёплые карие глаза придали смелости.

Успокойся, зашипела она на себя. Ещё не хватало, чтобы он догадался, что ты знаешь… Хотя, Мерлин, она и сама не знала, о чём знала.

Господи, что за бред…

— Гермиона, — его рука коснулась пальцев, теребящих обложку, и от этого прикосновения Грейнджер едва не подскочила на месте. — Что с тобой происходит?

На губах Курта неуверенная улыбка. Гриффиндорка открыла рот, выдыхая. Чёрт. Хреновая ситуация, честно говоря. Потому что в груди проснулся глубокий, безотчётный страх.

Успокойся. Это просто Курт. Просто не думай, кем он может оказаться.

Девушка быстро сглотнула и подняла на него прямой взгляд.

— Ничего, всё в порядке.

Несколько мгновений Миллер изучал её радужки, после чего наконец-то кивнул, слегка хмурясь.

— Хорошо. Тогда у меня к тебе просьба.

— Какая?

— Надень платье на Хеллоуин.

— Курт, нет.

— Послушай, — он вздохнул и на мгновение отвел глаза, будто бы ловя мысль. — Чего ты боишься?

— Я? Ничего, — получилось слишком быстро.

— Хорошо, тогда в чем проблема?

— Оно слишком…

— Дорогое, да? Поверь, это мелочи. Я не выделываюсь перед тобой, но это действительно мелочи. Считай, что это просто… эм-м, подтверждение того, что у нас всё в порядке.

— У нас? — почти в панике.

Миллер улыбнулся. По-настоящему.

— Я имею в виду дружбу.

— А. Конечно. Но у нас и так всё в порядке.

— Да. Но если бы ты приняла подарок, я бы убедился в этом.

Гермиона прикусила губу, глядя на Курта то ли несчастным, то ли задумчивым взглядом.

— И вот ещё… Я знаю, что на бал пара не нужна и всё такое… — он закатил глаза, а сердце Гермионы похолодело. — Просто я подумал, что было бы здорово…

Пожа-алуйста, молчи. Просто не говори этого.

Вспомни, что у тебя есть неотложные дела, встань и уйди.

- ...если бы ты пошла со мной. Знаешь, потанцевать, повеселиться. Я бы очень хотел тебя увидеть в этом платье с собой в паре.

Ба-бах. Получи по голове, Грейнджер.

Здравый смысл тут же распрощался с ней. Сделал ручкой, мол, разбирайся сама. Я в этом не участвую.

— Если ты переживаешь, что скажут знакомые, то я не думаю, что мы привлечём много внимания… а если и так — мы ведь просто друзья.

И снова эта ни-к-чему-не-обязывающая-улыбка. Которой отказать почти невозможно.

Пойти с ним на бал и не привлекать внимания? Скорее, пойти с ним на бал и заорать этим жестом на всю школу: смотрите, моя семья умрёт следующей!

Она нервно сглотнула и неприятная мысль кольнула в виске:

шанс.

Шепот тут же угас. Гермиона чуть не переспросила: что? — когда догадка сама ударила по сознанию.

Это шанс.

Самоубиться? Ну, нет.

Погоди, Гермиона. Подумай. Уйти ты сможешь всегда. Ты всегда сможешь держать рот на замке. Но ты подступишь к этой черте. К Миллеру. И, возможно, для тебя что-то станет ясно.

Девушка смотрела на Курта во все глаза. Тот терпеливо ждал.

Она определённо знает намного больше, чем те девочки, с которыми он уже… имел счастье общаться. Так, подступив к нему, у неё появится возможность смотреть на всё его глазами. Погрузиться и — шанс крошечный, но всё же — разобраться в этом.

А в идеале… доказать невиновность Нарциссы?

Мерлин, как же глобально. Так волнительно, страшно. Его тёмные глаза заглядывают прямо в голову.

Руки стали холодными и влажными. Дыхание ускорилось от всех этих мыслей, которые валились гамузом, не давая разобраться в каждой.

Гермиона тяжело вздохнула, проталкивая воздух в лёгкие и сцепив пальцы перед собой. Убеждая себя в том, что Драко не имеет никакого отношения к данному… решению?

Разве она уже решила?

Ты всегда сможешь пойти на попятную. Если что-то получится узнать, у тебя появится шанс уберечь своих родных.

Грейнджер медленно выдохнула сквозь зубы.

Господи. Какая же дерьмовая идея. Дурацкая ситуация. Глупо, нелепо. Грр. Нет, она откажется. Эта работа явно не для заучки с Гриффиндора. Явно не для примерной старосты девочек.

Поэтому…

“Нет, Курт. Конечно, я не смогу.

Это ведь не тот бал…”

— Ладно.

Что?!

Грейнджер, что?!

— Что? — лицо когтевранца едва не засияло от удивления и радости.

Господи, она согласилась. Согласилась.

Что это был за звук? Кто-то забил первый гвоздь в крышку гроба? Или нет, кажется, это в гомерическом хохоте заходится подсознание.

Теперь уж точно поздно отступать.

— Я пойду с тобой, — и она тщательно вычистила голос от этой жуткой обреченности.

Ты не жертва, Гермиона. Ты. Не. Жертва.

Ты поступаешь так ради своей семьи. Да и это просто поход на бал. Это… почти ничего, ведь так? Тем более у тебя есть план: выступить приманкой вслепую, не зная, что делать дальше.

Отлично!

Это глупо, это нелепо, это с ума сойти как опасно. Но это единственная возможность сделать хотя бы что-то. А не ждать следующего шага.

Тем более, сейчас Курт радовался как ребёнок, и это сбивало с толку.

— Хорошо, тогда я… м-м, пойду. Скоро ужин, и…

— Да. Конечно. Мне, к слову, тоже на ужин нужно, — Миллер встал, всё ещё улыбаясь. Глаза его сияли, когда он галантно подавал Гермионе руку. — Спасибо, что согласилась. Это чудо, правда. Я рад.

— Ну. Кхм, не за что, — гриффиндорка широко улыбнулась в ответ, чувствуя, как что-то в груди оборвалось и теперь катится вниз. Тянет её за собой.

Всё будет в порядке. Ты всегда можешь сделать шаг назад. Ты знаешь его секрет. Предупреждён – значит вооружён.

Она приняла раскрытую ладонь, встала и отправила книгу на полку. В конце концов, всё может сложиться очень даже неплохо. И это… заставит понервничать Малфоя.

О, да. Эта мысль вызывала почти эйфорическое злорадство. Его лицо, когда он узнает. Он будет в бешенстве.

Видимо, приняв появившуюся улыбку девушки на свой счет, Миллер в очередной раз воссиял.

— Я уже жду четверга, — заявил он незамедлительно.

Мерлин. Это уже в четверг. А сегодня что? Понедельник. Три дня. Сердце Грейнджер сжалось. Она и сама сжалась бы, не будь его здесь. Но вместо этого только расправила плечи:

— Да. Я тоже. Идём, я немного проголодалась.
Фанфик опубликован 29 мая 2014 года в 19:21 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 301 раз и оставили 0 комментариев.