Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Гарри Поттер Романтика Лабиринт Памяти. Глава 6.

Лабиринт Памяти. Глава 6.

Раздел: Гарри Поттер → Категория: Романтика
Глава 6


Soundtrack – Xtreme «Te Extrano»

Драко нервничал. Элисы не было уже порядка часа, а ему по-прежнему приходилось находиться в обществе этих остолопов. После того, как она ушла, они так и не произнесли друг другу ни слова. К счастью, началась праздничная развлекательная программа, и все внимание чудных гриффиндорцев было приковано исключительно к происходящему на сцене. Эта рыжая девчонка Уизли уже успела поучаствовать в нескольких конкурсах, а один раз даже вытащила вместе с собой Поттера. Как это мило, звездный спаситель Волшебного Мира вновь оказался в центре внимания, только на этот раз он выглядел во истину по-дурацки. Драко с наслаждением наблюдал, как сестрица Уизли выставляет Поттера полнейшим идиотом, пытаясь трансфигурировать его одежду в младенческие ползунки и заставляя изображать плачущего младенца. Надо будет сказать потом отдельное спасибо организаторам за этот конкурс, в ходе которого десять молодых пар должны были показать, как они будут нянчить своих будущих детей. Причем один из участвующих должен был обязательно исполнять роль ребенка, а другой – ласкового родителя, пытающегося успокоить дитя. Драко так не хохотал уже очень давно. Как он заметил, даже лучшие друзья малыша Потти не смогли удержаться от смеха. Вислый с самого начала откровенно ржал, а Грейнджер немного металась в сомнениях, не в силах решить, то ли ей беспокоиться, то ли смеяться. Но, в конце концов, и она сдалась, наблюдая, как Гарри, мучительно краснея, изображает плачущего младенца. Драко очень сильно жалел, что у него нет возможности сделать колдографии: можно было бы потом шантажировать Поттера, если бы возникла в этом необходимость, конечно.
Сейчас же на сцене выступала знаменитая итальянская певица, которая пела под звуки оркестра легкие песни на своем родном языке. Столики практически опустели, так как волшебники, поддавшись радостному дурману, начали стекаться на танцплощадку. Драко было немного дико смотреть на то, как все эти богато одетые представители элиты Волшебного Мира развязно танцуют и дурачаться, как малые дети.
Наверное, он слишком привык к сухим и официальным приемам отца в их родном поместье, где все волшебники только и делали, что поедали изысканную пищу, обсуждали волнующие планы Тёмного Лорда и ненавязчиво демонстрировали свой высокий материальный статус друг другу. Драко терпеть не мог всю эту помпезность, но и как можно по-другому – ему сложно было представить.
Но теперь момент представился, и он увидел это «другое» собственными глазами. Впечатление неоднозначное.
— Гарри, ну пожалуйста, только один танец! – услышал Драко умоляющий голос рыжей Уизли.
Ей, очевидно, мало было сегодня выставить Поттера полнейшим идиотом, хотелось еще добавить к этому чудному титулу звание главного придурка вечера. Драко мог поклясться, что Поттер совершенно не умеет танцевать, памятуя Рождественский Бал на четвертом курсе, где он был больше похож на неуклюжую корову, чем на героя школы.
— Джинни, может все-таки в другой раз? – Гарри по-прежнему сопротивлялся.
— Не откладывай на потом то, что можешь сделать сейчас! – не сдавалась рыжая бестия и добавила умоляющим тоном: — Очень прошу тебя, милый, давай потанцуем!
Драко чуть не издал победный клич, когда Поттер с обреченным видом все-таки поплелся за ней. Недаром Блейз всегда говорил, что из семьи Уизли лишь одна девка кое-чего, да стоит. На самом деле он просто хотел её трахнуть, но это был уже другой вопрос.
Драко краем глаза отметил, что Вислый с Грейнджер молча наблюдают за толпой танцующих. Они вообще за сегодняшний вечер перекинулись всего лишь парой слов. Малфою казалось это странным, учитывая то, что по слухам рыжий с всезнайкой вот-вот должны пожениться.
Внезапно рядом с их столиком возникла черноволосая высокая волшебница. Она бросила заинтересованный взгляд на Драко, но увидев в ответ лишь равнодушие, подошла к Рону.
— Простите, синьор, как вы смотрите на то, чтобы составить компанию даме на танцполе? – проворковала брюнетка, беззастенчиво улыбаясь.
Уизли моментально приосанился, но тут же виновато сник, повернувшись к Гермионе с просящим выражением лица.
— Иди, конечно, иди, — заверила его гриффиндорка, в надежде, что Рон сможет хоть немного отвлечься.
— А как же?.. – Рон неприязненно кивнул в сторону Драко, и тот постарался подавить ухмылку.
Бедный Ронни-паренёк, все боится, что его драгоценную грязную принцессу могут обидеть в его отсутствие. Как это трогательно!
— О, не беспокойся. Если что, я тебя позову, — слегка нахмурившись, произнесла Гермиона.
Драко видел, что она пытается скрыть досаду, но Вислый как всегда ничего не заметил и быстро ускакал на танцпол с новой знакомой девицей.
Итак, вечер становится интересным.
— Я думал, ты против свободных отношений, Грейнджер, — насмешливо бросил Драко, кивнув в сторону удаляющейся пары. Он сделал еще один глоток вина и почувствовал, как хмель сильно ударил в голову. Сколько он уже выпил – четыре бокала, шесть? Точно невозможно было сказать. В глазах у Драко помутнело и он, зажмурившись, потер их.
— Не советовала бы тебе так много пить, Малфой, — холодно проигнорировала его замечание Гермиона.
Драко медленно открыл глаза и повернулся в её сторону. Лицо девушки немного расплывалось, но Малфой все же заставил себя сфокусировать взгляд. Гермиона демонстративно смотрела на пустой бокал в его руке, приподняв брови.
— Грейнджер, я не нуждаюсь в твоих советах, если ты еще не догадалась, — скривил губы Драко и демонстративно налил себе еще вина. – К тому же откуда тебе знать, если ты сама за всю жизнь не пила ничего крепче тыквенного сока?
— Твои предположения смешны, Малфой, — фыркнула Гермиона и, немного поколебавшись, добавила: — Просто у тебя уже на лице написано, что ещё чуть-чуть и ты свалишься под стол в пьяном угаре. Совсем не хочется тебя откачивать.
Драко чуть было не рассмеялся.
— О, какая забота! Признайся, детка, тебе просто в очередной раз захотелось кого-то спасти, и я оказался как нельзя более подходящим на эту роль.
Гермиона закатила глаза и уставилась вдаль, оставив последнюю реплику Малфоя без внимания. Нет нужды дальше продолжать это бессмысленное общение. Она уже успела устать от Малфоя, поэтому лучшее, что она могла сделать в данной ситуации — это проигнорировать его.
Как назло, прямо перед её глазами маячил Рон, что делало настроение еще хуже. Он как раз поворачивал свою партнершу под рукой, не сводя с нее вожделенного взгляда. Гермиона чертыхнулась и, машинально схватив бокал, стоящий перед ней, сделала глоток. Ну почему все складывается не так, как ей того хотелось бы?
Драко исподтишка наблюдал за ней. Её лицо с безупречной матовой кожей мягко освещал свет свечи, и лишь теперь он понял, как она все-таки изменилась. Он не видел Грейнджер целых три года, и она, очевидно, успела повзрослеть. Её черты лица утратили детскую пухлость, взгляд стал мудрее, а привычно лохматые волосы уже не торчали в разные стороны, наоборот, они мягкими волнами ниспадали практически до пояса девушки. Драко, пожалуй, мог бы даже назвать её привлекательной, если бы не знал, кто она такая. Он вообще неохотно мирился с той мыслью, что грязная всезнайка была весьма недурна собой. Скрепя сердце он признал это еще на четвертом курсе, когда Грейнджер продефилировала под руку с Виктором Крамом прямо перед его носом во время Святочного Бала. Сначала Драко подумал, что должно быть болгарину с его многочисленным играми в квиддич отшибли голову бланджером, раз он пригласил на бал столь уродливую грязнокровку, но вскоре, взглянув на Грейнджер под другим углом, Драко понял, что, в общем-то, чисто внешне, она не такая уж и ужасная. Это было сродни неожиданному и одновременно неприятному открытию, ведь всю его сознательную жизнь Люциус настойчиво вбивал ему голову то, что маглы — не люди. Для него они были сродни чудовищам с четырьмя ногами и зелеными уродливыми головами. Драко всерьез до восьми лет полагал, что маглы именно так и выглядят, но Грейнджер внешне почему-то совсем не подходила под это описание. Наоборот, она выглядела вполне по-человечески, а с конца третьего курса на неё и вовсе стали заглядываться всякие придурки, хотя сама она это вряд ли замечала. Даже Гойл как-то глумливо обмолвился, что он не прочь засадить грязнокровке.
И все же, для Драко Грейнджер всегда была бесполым существом, бесплатным приложением к всемирно известному Гарри Поттеру, а еще занозой в заднице. Ведь это было ниже его достоинства осознавать, что какая-то грязнокровка обходит его по всем предметам, а постоянные унизительные замечания Люциуса по этому поводу и вовсе заставляли Драко ненавидеть всезнайку почти так же, как Поттера.
Драко ухмыльнулся, увидев, что Грейнджер с легкостью выпила целый бокал вина всего за полминуты, но, очевидно, сама этого не заметила. Она была слишком поглощена зрелищем, открывшимся перед ней. Уизли уже вовсю лапал ту высокую ведьму, а она лишь звонко хохотала, притягивая его к себе.
Вот олух. Рыжий никогда не отличался особой сообразительностью, но так вести себя на глазах у своей девушки мог только полный кретин.
Драко кинул заинтересованный взгляд на Грейнджер. Та чувствовала себя явно неуютно, но, все же, смотрела на Уизли всего лишь с какой-то покорной обреченностью. Ни тени злости, обиды или чего-то еще, что обычно чувствуют девушки в подобных ситуациях.
Драко был заинтригован.
— Не мое дело, Грейнджер, но, кажется, твой возлюбленный вот-вот затащит ту девицу в вашу милую гриффиндорскую койку, — насмешливо подметил Драко, указав пальцем на танцующую пару. – Или у вас так принято, все время быть втроем?
Гермиона кинула в его сторону убийственный взгляд, но, скрестив руки на груди, ничего не сказала.
— Хотя, можешь не отвечать. Это ведь очевидно — Поттер женится, самое время подыскать ему замену, — не унимался Драко. Ему было интересно выяснить, что же все-таки происходит между этими двумя.
— Мы с Роном больше не встречаемся, — сквозь зубы процедила Гермиона. – И вообще, ты верно подметил, это не твоё дело.
— О… — понимающе протянул Драко, изящно изогнув бровь. – Тогда все ясно.
С этими словами Малфой залпом допил свой бокал, и, казалось, словно забыл о существовании Гермионы. Он задумчиво уставился куда-то вдаль, слегка прищурив глаза.
В очередной раз за вечер девушке захотелось его убить. Они не так много времени провели вместе, но Малфой уже успел изрядно подпортить ей настроение. Было такое чувство, словно он создан для того, чтобы делать жизнь Гермионы адом. Хотя, по сравнению с годами в школе, его поведение можно было бы назвать ангельским, но даже не смотря на это, блондин жутко её раздражал!
Внезапно Гермиона уловила в толпе знакомый силуэт, приближающийся прямо к их столику. Это был молодой итальянец в красивой форменной мантии, магнолия на которой светилась призрачным светом и была видна даже издалека.
— Матео! – с радостным облегчением воскликнула Гермиона и даже слегка приподнялась на стуле.
Парень с улыбкой подошёл вплотную к столику и, кивнув в знак приветствия Драко, бодро произнес:
— Добрый вечер, Гермиона! Прекрасно выглядишь!
— Спасибо за комплимент, — слегка зарделась она и тут же добавила: — Мы тебя так долго искали в зале! Где ты был?
— О, прости, bella, но я был вынужден отлучиться по делам, — слегка нахмурился итальянец. – Что-то случилось?
— Нет, все прекрасно, просто возникли некоторые вопросы, которые мы уже решили, — быстро проговорила Гермиона, увидев обеспокоенное выражение лица Матео.
Ей совсем не хотелось ввязывать его в их личные с Малфоем конфликты.
— Ты уверена, что сейчас все в порядке? Гермиона, ты ведь знаешь, я всегда готов помочь тебе и твоим друзьям! – серьёзно произнес итальянец, пристально посмотрев ей в глаза.
— Да, Матео, спасибо большое, но действительно все хорошо, — соврала Гермиона чуть дрогнувшим голосом.
Итальянец, очевидно, это заметил и быстро глянул на Драко приценивающимся взглядом. Тот выглядел абсолютно безучастным ко всему происходящему и чисто внешне не вызывал никаких подозрений.
— Ну, в таком случае, помоги мне, пожалуйста, решить мою проблему, — наконец удостоверившись, что блондин очевидно ни при чем, серьёзно сказал Матео и медленно перевел тяжелый взгляд на Гермиону.
Он выглядел крайне обеспокоенным, а его обычно добродушное выражение лица исчезло бесследно. Казалось, в этот момент он даже повзрослел лет на десять.
— Какую? – встревожено спросила Гермиона, затаив дыхание в ожидании чего-то ужасного. Матео был неузнаваем, и от этого от улыбки на её милом лице не осталось и следа, а тело невольно напряглось.
— Ох, даже не знаю, как сказать, bella — вздохнул Матео, удрученно склонив голову вниз. – Это слишком сложно.
— Просто начни говорить то, что думаешь, — притихшим голосом произнесла Гермиона, не сводя с него напряженного взгляда. Казалось, она внутренне приготовилась к самому худшему, ведь итальянец всем своим видом показывал, что так оно и есть.
Матео стоял несколько секунд в нерешительности, после чего уголки его губ дрогнули и он поднял взгляд на девушку. Его глаза… смеялись?
Гермиона была совершенно сбита с толку.
— Звучит моя любимая песня, а у меня до сих пор нет партнерши для танца. Не могла бы ты составить мне пару? – наконец широко улыбнувшись, подал Матео ей руку.
Гермиона застыла с изумленным выражением лица.
— Это и есть твоя проблема? – недоверчиво спросила она, чеканя каждое слово.
— Да, и если ты не согласишься, она примет вселенский масштаб. Ну так что, ты согласна? – быстро ответил Матео, выжидающе буравя её смеющимися глазами.
Гермиона шумно выдохнула. И это всё? Он что, с самого начала шутил, а она, как наивная дурочка, повелась на это? Словно в ответ на мысленный вопрос Гермионы, Малфой поперхнулся вином и закашлялся, пытаясь скрыть смех.
Она в очередной раз за вечер испытала приступ злости. Гнусный хорек.
— Ты спрашиваешь, согласна ли я? Если проблема только в этом, то я конечно согласна! – пожалуй, излишне громко и настойчиво ответила Гермиона и приняла руку Матео, кинув в сторону Малфоя уничтожающий взгляд. — Только обещай мне, больше никаких шуточек, — строго пригрозила она пальцем итальянцу.
Тот довольно рассмеялся.
— Не буду, обещаю.
С этими словами Матео с улыбкой повел девушку к танцполу, предварительно вежливо кивнув Драко на прощание.
Малфоя повеселила увиденная им сцена. Он в первый раз в жизни лицезрел, как кто-то заигрывает с Грейнджер, а наблюдать за её реакцией на это и вовсе было забавней всего. Девчонка, похоже, совершенно не умела флиртовать и не знала, как себя вести, если мужчина оказывал ей знаки внимания. Этого не было видно невооруженным глазом, но Драко разбирался в женщинах, а потому мог поклясться, что Грейнджер даже не заметила, каким взглядом на неё смотрел итальянец, и уж наверняка не подумала о том, что бы это могло значить с его стороны. Хотя возможно, не будучи кокеткой от природы, она просто сознательно старалась не замечать очевидного интереса мужчин, программируя себя на книги, спасение мира и прочую дребень, столь любимую грязнокровкой.
Драко блаженно потянулся от приятного осознания того, что теперь он, наконец-то, совершенно один. Эл по-прежнему не было видно, но зато хотя бы никто из гриффиндорской троицы не раздражал его своим присутствием. Наоборот, представлялась прекрасная возможность полюбоваться танцевальным фиаско золотых баловней судьбы.
Драко невольно нашел взглядом Грейнджер и увидел, что она неуверенно начала двигаться в такт музыки рядом с этим официантом или как там его. Танцевала она неплохо, но было явно заметно, что чопорность её характера не дает Грейнджер раскрыться полностью и отдаться порыву музыки. Хотя, может все ещё впереди? В любом случае Драко ничего не оставалось делать, как коротать время в одиночестве, поэтому он и решил последить за гриффиндоркой ещё немного. К тому же совсем неподалеку скакал Уизли, который, похоже, уже забыл о существовании своей девицы. Он убийственным взглядом пожирал глазами того итальянца, танцевавшего с Грейнджер. Она же старалась делать вид, что ничего не замечает, и изредка недобро поглядывала на Драко.
Да, насолил он ей сегодня. Откровенно говоря, Малфой не знал, что заставляет его доводить Грейнджер, но он не мог вести себя с ней иначе. Наверное, старые привычки прочно укоренились в нём.
Тем временем Гермиона, со всей свойственной ей гриффиндорской храбростью, пыталась не наступить на ногу Матео и отчаянно старалась забыть, что они находятся под пристальными взглядами сотни волшебников. Ей казалось, что она жутко неуклюжая, хотя, разумеется, это было не так.
Итальянец ловко вел её в танце, через кисти рук она чувствовала, как он дает ей импульс двигаться в ту или иную сторону. Было совершенно очевидно, что Матео в совершенстве владел искусством танца, от чего Гермиона чувствовала себя на его фоне неповоротливым лесным тролем. Масла в огонь подливал Малфой, который, казалось, намеренно не сводил с неё глаз в своей насмешливой высокомерной манере. Он выглядел расслабленным в черной рубашке навыпуск с небрежно подобранными рукавами и брюках в тон. Даже с такого расстоянья Гермиона видела его поблескивающую серьгу в левом ухе и темное пятно татуировки на правом предплечье.
Странно, но когда она сидела рядом с ним, то не обратила на неё внимания. Значит, Малфой по-прежнему носит черную метку. От этой мысли Гермиону передернуло, и она поскорее отвела взгляд от блондина.
— Расслабься немного, — услышала она голос Матео.
Девушка испугано вздрогнула и настороженно переспросила:
— Прости, что?
Итальянец мягко ей улыбнулся и склонился чуть ближе, чтобы было лучше слышно.
— Ты слишком зажата в танце, постарайся расслабиться, Гермиона!
— А, ты про это, — с облегчением сказала девушка.
В глубине души она боялась, что Матео заметит её нервную взволнованность.
– Я не слишком хорошо танцую, это правда.
— Нет, что ты, Гермиона! Ты двигаешься прекрасно, — поспешно уверил её итальянец со свойственной ему эмоциональностью. – Просто пока что не можешь позволить себе двигаться свободно. Бьюсь об заклад, ты давно не танцевала.
Матео, слегка склонив голову набок, с полуулыбкой всматривался в лицо Гермионы, словно пытаясь найти в нем подтверждение своего предположения.
— Да, ты абсолютно прав, — сокрушенно ответила она и смущенно улыбнулась. – Я очень редко выбиралась куда-либо за последние… Ммм… Несколько лет.
— О, ну здесь, bella, будь уверена, ты наверстаешь все свои упущенные возможности, — рассмеялся итальянец и как-то странно глянул на девушку. Создавалось впечатление, что он знал нечто такое, что было известно лишь ему одному. Гермионе стало не по себе от этого взгляда.
Внезапно музыка прервалась, и послышался уже знакомый звук фанфар, извещавший об очередной части развлекательной программы. Ярко освещенная прожекторами, сцена снова заиграла разными цветами и на ней появилась прекрасная танцевальная пара. Гермиона приметила их ещё во время фееричного шоу в самом начале. Все танцоры танцевали одинаково великолепно, но именно эти двое сразу бросались в глаза. Стройная изящная шатенка и смуглый брюнет были ослепительно красивы и похожи, как брат с сестрой. Они продемонстрировали несколько танцевальных движений с таким изяществом, что зал моментально взорвался аплодисментами. Волшебники сделали поклон и с довольной улыбкой поднесли палочки к шеям.
— Добрый вечер, дорогие друзья! – первой произнесла девушка звонким и уверенным голосом, разнесшимся по всему залу благодаря специальному заклинанию. Она лучилась позитивом, а её улыбка, казалось, могла покорить кого угодно.
— Здравствуйте! – вторил ей молодой мужчина. Он был более сдержан в эмоциях, но все же невероятно обаятелен.
Подождав, пока стихнет очередной шквал аплодисментов и улюлюканий, волшебница продолжила:
— Меня зовут Мария, а это мой несравненный партнёр Стефано! Добро Пожаловать на самый лучший курорт Волшебного Мира!
Гермиона видела, как многие присутствующие одобрительно переговариваются и кивают головами. Было очевидно, что они уже знали эту очаровательную ведьму. Вполне возможно, кто-то отдыхал здесь далеко не в первый раз. Мысль об этом Гермионе казалась немного дикой, но глядя на всю эту публику, словно источающую энергию успеха и богатства, было несложно поверить, что это так.
— Мы с радостью хотим вам сообщить, что на все время вашего отдыха в La Mia Bella Magnolia мы будем вашими учителями по танцам! – бархатным голосом произнес брюнет и обвел томным взглядом всех присутствующих, от чего несколько волшебниц пораженно ахнули.
— И наше первое занятие начнется прямо сейчас! – воскликнула Мария и хлопнула в ладоши.
Зал моментально наполнился чувственной латиноамериканской музыкой с прекрасным вокалом сладкоголосого итальянца, и танцоры, тесно прижавшись друг к другу, стали танцевать. Щёки Гермионы немного зарделись: смотреть на них почему-то было неуютно, создавалось впечатление, что она подглядывала в замочную скважину супружеской спальни. Как назывался этот танец — Гермиона не знала, но он определенно олицетворял все то, о чем она не привыкла говорить. Сексуальное желание, страсть, обладание – вот, что читалось в их движениях, язык тела говорил сам за себя. Но при всем при этом, вряд ли кто-либо посмел бы назвать этот танец пошлым. Напротив, он был притягательно прекрасен, затрагивая струны души каждого, кто смотрел на него.
— Вот она, истинная свобода движения, — сказал на ухо Гермионы Матео. Он с благоговейным восхищением смотрел на танцующую пару, и в его глазах читалась толика гордости.
Гермиона мысленно согласилась с ним, не в силах оторвать взгляд от пары. Она заворожено следила за каждым взмахом кисти, случайно брошенным взглядом кого-либо из танцоров. Все внутри неё кричало, что это не должно ей нравится, что это «слишком», но Гермиона понимала, что вопреки всему она наслаждается увиденным. И если уж быть совсем честной, то ей бы самой хотелось уметь так танцевать, быть такой же свободной в выражении своих чувств. Наконец, музыка кончилась и под бурные аплодисменты пара сделала поклон. Гермиона, словно очнувшись от странного дурмана, поспешила дополнить этот шквал аваций.
— Матео, как же это все-таки прекрасно, уметь так танцевать! – восторженно произнесла она. Сердце разрывалось от невиданных ей прежде эмоций.
Итальянец тепло улыбнулся и произнес:
— Стоит только захотеть, и ты сама так сможешь танцевать. Поверь мне, bella.
Девушка рассеянно обернулась и какое-то время непонимающе на него смотрела, но вскоре рассмеялась.
— Я? Да брось, Матео. Танцы — не мой конек.
— Ну, это мы еще посмотрим, — загадочно произнес итальянец и перевел взгляд на сцену. Мария снова начала говорить.
— Танец, который мы только что с удовольствием вам продемонстрировали, называется бачата. Вопреки расхожему мнению, он возник более полувека назад на юге Италии в знак независимости итальянских волшебников от политических, религиозных и прочих волнений, характерных для того времени. Бачату называют танцем любви, страсти и свободы. Основные шаги достаточно просты, но для того, чтобы разучить их, уважаемые гости, разбейтесь, пожалуйста, на пары.
Гермиона видела, как многие волшебники, стушевавшись, неуверенно оглядывались по сторонам, в то время как другие наоборот еще крепче прижались к своим партнерам, с которыми танцевали все это время. Например, та высокая брюнетка, танцевавшая с Роном, так сильно в него вцепилась, что казалось, никакая магия не заставит её ослабить железную хватку. Гермиона прекрасно видела, как Рон буравил Матео глазами на танцполе, но старалась не показывать, что заметила это. Девушка вздохнула и уже развернулась, чтобы уйти, как вновь услышала бархатный мужской голос.
— И помните, в этом мастер-классе должны принимать участие абсолютно все гости нашего курорта! – в шутливой манере, но, тем не менее, строго сказал Стефано. – Именно поэтому наши коллеги с радостью помогут вам определиться с парой и заодно проконтролируют весь процесс обучения. После этих слов заиграла новая мелодия бачаты, и в зале, откуда ни возьмись, появились волшебники из танцевальной труппы, которые выступали в самом начале шоу вместе с Марией и Стефано. Они сразу разбрелись по залу и стали помогать искать пару тем, кто был пока что без партнеров.
Сердце Гермионы испуганно ёкнуло, и она обернулась к Матео. Итальянец отошел от неё на несколько метров и теперь что-то объяснял пожилой волшебнице в симпатичном ситцевом платье. Девушка решила не отвлекать его, но про себя подумала, что если уж придется неминуемо учить этот танец, то пусть уж лучше её партнером будет Матео, чем кто-либо другой.
Гермиона немного расслабилась и стала оглядываться по сторонам в поисках Джинни с Гарри. Наконец, она увидела знакомую рыжую копну волос недалеко от себя и постаралась поймать взгляд девушки. Завидев подругу, Джинни помахала ей рукой, широко улыбаясь. Гермиона улыбнулась в ответ и отметила, что Гарри, стоявший рядом, выглядел совсем несчастным. Очевидно, он уже успел устать от излишней активности своей невесты в этот вечер, а танцы и вовсе никогда не были его любимым занятием. Как раз в этот момент к ним подошла молодая волшебница и начала что-то эмоционально объяснять, активно жестикулируя. По всей видимости, она им объясняла танцевальную технику. Гермиона, бросив последний взгляд на своих друзей, отвернулась и зашагала в сторону Матео. По пути она заметила, что уже практически все волшебники разбились на пары и теперь терпеливо ждали дальнейших инструкций. Некоторые же, кто уже знал основы бачаты, и вовсе танцевали, не обращая ни на кого внимания. До итальянца оставалось всего несколько шагов, когда он обернулся и с улыбкой сам шагнул к Гермионе.
— Ну что, bella, готова научиться самому чувственному танцу в мире?
— Мне ничего не остается, как сказать да, — мило скорчив личико, ответила она.
— Тогда давай быстренько найдем тебе самого лучшего партнера, — бодро сказал брюнет и, взяв Гермиону за руку, потащил её куда-то вглубь зала.
— Но, Матео, разве ты не можешь быть моим партнёром? – опешила она, с испугом уставившись на итальянца, который уверенно вел её сквозь толпу. Такого поворота событий она не ожидала.
Матео остановился и, весело склонив голову на бок, произнес:
— Я бы с радостью станцевал с тобой, Гермиона, но, к сожалению, у меня нет на это прав, так как я работаю в Магнолии. Напротив, я должен помогать нашим гостям заводить новые знакомства на курорте.
Видно у Гермионы было такое испуганное выражение лица, что итальянец невольно рассмеялся.
— Не переживай, bella! Это всего лишь танец. Никто тебя здесь не обидит!
— Надеюсь на это, — еле слышно пробормотала Гермиона и дала Матео возможность увести себя в толпу.
Она чувствовала себя крайне скверно. Было дико от той мысли, что сейчас ей придется учить с каким-то незнакомым волшебником столь откровенный танец. Перспектива этого пугала, но еще больше выводило из себя то, что она ничего не могла с этим сделать. В противном случае ей пришлось бы покинуть не только этот зал, но и курорт.
Матео ловко лавировал среди толпы, но пока что им на пути встречались лишь сформировавшиеся пары и, казалось, все партнеры были заняты. Гермиона тихо радовалась этому обстоятельству – может ей и вовсе не придется танцевать. Она же не виновата, что мужчин и женщин в зале не равное количество! Тем временем итальянец, нахмурившись, повел её к сцене.
— Подожди, Матео, куда мы идем? – непонимающе спросила Гермиона, стараясь затормозить. Ещё не хватало ей оказаться на сцене с табличкой на груди: «Ищу партнера».
— Все в порядке, bella, доверься мне, — серьёзно уверил её парень и жестом подозвал Марию к себе. Танцовщица радостно улыбнулась ему и, спустившись по ступенькам, подошла поближе. Матео сразу стал что-то очень быстро тараторить ей на итальянском, и Гермиона с досадой осознала, что не понимает ни слова из того, что он говорит. Мария внимательно слушала его, слегка нахмурившись, но, в конце концов, утвердительно кивнула и снова поднялась на сцену. Она зорко осмотрела весь зал и внезапно её лицо просветлело. Жестом показав Матео подождать, девушка поднесла палочку к горлу и громко произнесла:
— Итак, как я вижу, практически все из вас уже нашли себе пару и готовы приступить к мастер-классу прямо сейчас!
Зал отозвался одобрительными возгласами, и Мария, довольно улыбнувшись, продолжила:
— Однако, все же не все услышали мою просьбу. Например, вы, молодой человек, почему до сих пор не присоединились к нам в паре с прекрасной дамой?
Волшебница смотрела куда-то поверх голов всех присутствующих на танцполе, и Гермиона с опаской обернулась. Почему-то у неё было чертовски скверное предчувствие, и в тот момент, когда она наткнулась взглядом на сидящую фигуру за столиком, поняла, в чем была причина.
Единственным, кто так и не вышел на танцпол, был Драко Малфой. Гермиона пораженно охнула, а её зрачки от ужаса расширились. Додумывать развитие событий категорически не хотелось, потому как это было явно опасно для её психики. Малфой, усмехнувшись, лениво поднес палочку к горлу и, прошептав заклинание, так же громко произнес:
— Простите, сеньорита, но, к сожалению, моя партнерша отлучилась на некоторое время. Я, пожалуй, подожду её здесь.
Казалось, ему было абсолютно наплевать на то, что сейчас все волшебники смотрят на него. Гермиона подумала, что она бы умерла от смущения, оказавшись в подобной ситуации.
— О, мистер, вы, наверное, что-то путаете. Ваша партнерша давно здесь и ждет вас, — проворковала Мария и жестом указала на Гермиону.
Словно в замедленной съемке гриффиндорка видела, как толпа расступилась перед ней, образовав проход, по разные стороны которого находились она и Малфой. Не прошло и секунды, как Гермиона ощутила на себе взгляды всех присутствующих волшебников, и ей стало дико не по себе. Дыхание сперло, во рту моментально образовалась засуха, и девушке показалось, что она сейчас упадет в обморок. Только не это.
Малфой, казалось, был ошарашен не меньше неё, но постарался взять себя в руки. Он опустил голову, поджав губы, но вскоре снова вскинул её и с милой улыбкой произнес:
— Простите, Мария, но вы немного ошиблись. Это совершенно точно не моя партнерша.
Танцовщица, слегка прищурив взгляд, сказала уже более серьезным тоном:
— Подойдите сюда, пожалуйста, мистер. Я думаю, вы прекрасно ознакомлены с правилами нашего курорта, а потому просто поверьте мне на слово, что сегодня именно эта очаровательная сеньорита будет являться вашей партнёршей.
Гермиону сковал ледяной ужас. По залу прокатился удивленный шепоток, но она этого не слышала. Казалось, весь мир ушел из-под ног, когда она увидела, что Малфой, в шоке застывший на некоторое время в неестественной позе, наконец, с высокомерным выражением лица направился прямо к ней, неохотно поднявшись со своего места. Что он, черт возьми, делает? Неужели он серьёзно собирается с ней танцевать!? Видно все эти вопросы отразились на лице Гермионы, и Малфой скривил рот в презрительной усмешке, посмотрев ей в лицо. Очевидно, такая перспектива не радовала и его самого, но он понимал, что выхода нет. С каждым шагом расстояние между ними сокращалось, и Гермиона чувствовала себя зверьком, загнанным в клетку. Она в отчаянии повернулась к итальянцу и схватила его за рубашку:
— Пожалуйста, Матео, только не это! Ты не представляешь, как сильно он меня ненавидит!
Итальянец с удивлением посмотрел на Гермиону, но вскоре выражение его лица смягчилось, и он мягко положил ей руку на плечо:
— Прости, bella, но здесь я ничем не могу помочь. Магнолия сама выбрала тебе партнера, воспротивиться этому было бы равносильно тому, чтобы покинуть курорт навсегда. Но, пожалуйста, успокойся. Помни, что здесь все происходит только на благо отдыхающих, даже если поначалу так не кажется.
Гермиона судорожно вздохнула и, обернувшись, наткнулась прямо на Малфоя, с угрюмой обреченностью смотрящего на неё. От неожиданности она вздрогнула и сделала пару шагов назад.
— Привет, Грейнджер. В очередной раз рад тебя видеть, — в издевательской манере произнес Драко, высокомерно выгнув бровь.
Внезапно, откуда ни возьмись, выскочил разъяренный Рон, встав между ними. Он был красным от негодования, и Гермиона в ужасе прикрыла рот рукой, боясь того, что должно неминуемо последовать.
— Гермиона, ты не можешь с ним танцевать! – проорал рыжий, переводя бешеный взгляд с Гермионы на Драко.
— О, какая самоотдача, Уизли. Устал быть тенью Поттера, захотелось внимания? – спокойно подметил Малфой, рассматривая свои ногти. Создавалось впечатление, будто он чисто случайно заглянул на огонек к психу и теперь снисходительно терпит его ненормальное поведение.
— Заткнись! – рявкнул Рон и снова повернулся к Гермионе. – Скажи им, что ты не будешь с ним танцевать!
Девушка не могла вымолвить и слова. Казалось, Рон словно с цепи сорвался.
— Мистер, успокойтесь, пожалуйста, это всего лишь один небольшой урок танцев, — спустился к ним Стефано, пристально смотря Рону в глаза. – Пожалуйста, займите место рядом со своей партнершей.
— Но это же Малфой! Вы бы знали, как он ненавидит Гермиону! Он готов её убить, представься ему такой случай, клянусь вам! – выпалил Рон на одном дыхании. – Давайте лучше я буду с ней танцевать!
Гермионе хотелось провалиться сквозь землю. Рон привлекал излишнее внимание к итак чересчур некомфортной ситуации, делая её еще более абсурдной.
— Пожалуйста, мистер, займите место со своей партнёршей, — глядя Рону в глаза, ещё раз настойчиво повторил Стефано. Что-то было в его взгляде такое, что тот моментально замолчал и, напоследок недобро глянув на Драко, поплелся прочь от них. Гермиона знала, что потомки вейл обладают от рождения прекрасными способностями к внушению и гипнозу, и, по всей видимости, Стефано не был исключением.
Рон притих и теперь лишь с молчаливой свирепостью смотрел на Драко, скрестив руки на груди. Брюнетка, к которой он только что подошел, недовольно сверкала глазами, недобро поглядывая на Гермиону.
— Кто-то что-то еще хочет сказать? – обвел всех присутствующих пристальным взглядом Стефано и, услышав в ответ лишь тишину, с улыбкой произнес: — Вот и славно.
Матео с сочувствием похлопал Гермиону по плечу и, пожелав удачи, ушел с танцпола: в данный момент, ему нельзя было здесь находиться. Она с какой-то обреченной тоской посмотрела ему вслед и, стараясь не замечать Малфоя, перевела взгляд на сцену.
— Итак, для того чтобы выучить основные шаги бачаты, станьте пожалуйста друг напротив друга таким образом, чтобы правая половина вашего тела занимала половину тела партнера, — громко произнесла Мария и для большей наглядности стала лицом к Стефано чуть левее него.
В этот момент музыка стала громче, и Гермиона подумала, что вот сейчас-то и начнется самое худшее. Но она не привыкла сдаваться, и уж тем более, не собиралась показывать Малфою своих эмоций. А потому, собрав всю свою силу воли в кулак, гриффиндорка резко повернулась лицом к Драко. Малфой смотрел на неё сверху вниз со всем возможным равнодушием, что несколько упрощало задачу. Не сказав ни слова, Гермиона сделала несколько шагов влево, чтобы стать так, как показывали танцоры. Между ней и Малфоем было около тридцати сантиметров, но девушка не могла заставить себя сократить расстояние. Слизеринец, впрочем, тоже этого делать не спешил.
— Очень хорошо, а теперь подойдите вплотную к своим партнерам и станьте в закрытую позицию так, как мы вам сейчас показываем, — словно прочитав мысли Гермионы, сказал Стефано и притянул Марию к себе. – Партнеры, обратите внимание, левую руку держим в замке, правая же рука – у дамы на талии. Смелее!
Гермиона отчаянно старалась сделать вид, что ничего не слышала, и с излишней заинтересованностью оглядывалась по сторонам, оставаясь по-прежнему на своем месте. В опасной близости от неё сновали помощники учителей по танцам, которые корректировали расположение волшебников относительно друг друга, мягко исправляя видимые им недостатки. Гермиона отстраненно подумала, что совсем скоро ей неизбежно придется оказаться с хорьком на чересчур интимном расстоянии, хочет она того или нет, ведь танцоры наверняка не оставят их в покое. Но как же хотелось оттянуть наступление этого момента! Гермиона поймала сочувствующий взгляд Джинни и постаралась ей улыбнуться, надеясь, что подруга не увидит её внутренних терзаний. Наивная.
— Ну, Грейнджер? – услышала Гермиона раздраженный голос Малфоя. Она с неохотой повернулась и, глянув на него, как на флоббер-червя, неприязненно спросила:
— Что?
— Я долго буду ждать, пока ты соизволишь подойти ко мне? Мы вроде как партнеры на сегодняшний вечер или ты забыла? — недобро усмехнулся Драко.
Гермиона от такой наглости даже слегка приоткрыла рот. Неужели хорек ждет, что она сама проявит инициативу?
— Спасибо, что напомнил, Малфой, но у меня нет абсолютно никакого желания подходить к тебе и уж тем более тебя касаться, — скрестив руки на груди, едко ответила Гермиона. – И кстати, не мужчина ли должен делать первый шаг?
Малфой закатил глаза.
— Ты смешна, Грейнджер! Если бы не твоя близорукость, могла бы обратить внимание на то, что в танце партнер приглашает партнершу, а она в ответ подходит к нему сама, — словно ребенку, который не понимает очевидных вещей, объяснил Драко Гермионе.
К сожалению, Малфой был прав. Гермиона и сама это прекрасно знала, ведь еще в далеком детстве, постигая азы танцевального искусства, она помнила, что именно с такого приглашения и начинались все парные танцы.
— В таком случае, Малфой, почему же ты меня до сих пор не пригласил? Партнерша не может подойти к партнеру без приглашения или ты забыл? – прищурив глаза, отпарировала Гермиона.
Несколько секунд они злобно смотрели друг на друга, после чего левая рука Драко изящно взлетела навстречу девушке.
— Прошу, сеньорита, — язвительно произнес Малфой с мерзкой ухмылочкой на губах.
Гермиона невольно охнула, когда увидела татуировку на его предплечье, которая к тому же немного шевелилась. Девушка отпрянула от Малфоя, прежде чем успела её рассмотреть, но, наткнувшись на его насмешливый взгляд, взяла себя в руки. Она гордо вздернула носик и, сделав несколько уверенных шагов в сторону Драко, положила свою кисть на его ладонь.
Создалось впечатление, что её ударило током. По телу прокатила легкая дрожь. Рука Малфоя была значительно больше её собственной, что стало очевидным, когда он сжал кисть Гермионы. Девушка затаила дыхание, не в силах поднять взгляд на Драко. Было что-то до жути странным в этом моменте. Малфой тем временем мягко потянул её на себя, но Гермиона не последовала его импульсу.
— Грейнджер, ты мне напоминаешь застенчивую школьницу, перестань вести себя, как малолетка, — раздраженно произнес Драко, сжав её кисть чуть сильнее.
— Заткнись, Малфой, — выплюнула Гермиона, все так же смотря себе под ноги. В этот момент она проклинала тот день, когда согласилась отправиться на этот безумный курорт.
Внезапно из толпы выплыла грациозная фигура девушки и направилась прямо в их сторону.
— Сеньор, сеньорита, какие-то проблемы? Меня зовут Франческа, и вы можете задать мне любые вопросы, – озабоченно всматриваясь в их лица, произнесла волшебница с итальянским акцентом. Она была одной из тех танцовщиц, призванных следить за процессом обучения гостей.
— Да, донна, покажите, пожалуйста, юной сеньорите, как следует правильно принимать приглашение партнера и становиться с ним в пару, — прежде чем Гермиона успела что-то сказать, быстро произнес Драко в своей насмешливой манере.
Грейнджер моментально вскинула вверх голову и встретилась с ним взглядом. Малфой неприятно улыбался и всем своим видом показывал, что он чертовски доволен собой.
— О, с удовольствием, сеньор! – живо отреагировала волшебница и, повернувшись к Гермионе, мягко начала объяснять ей. – Сеньорита, сейчас партнер подаст вам импульс с помощью руки, а вы постарайтесь последовать ему. Вам всего лишь нужно прислушаться к партнеру, понять, куда он хочет вас направить. Так исторически сложилось, что в танце всегда ведет мужчина, а женщина должна ему подчиняться и слушаться.
Гермиона чуть не взвыла. Подчиняться и слушаться Малфоя! Более унизительного наказания для неё сложно было придумать. Блондин еле пытался сдержать смех, рвущийся наружу, и Гермионе отчаянно захотелось запульнуть в него каким-нибудь непростительным заклинанием. Он, очевидно, понимал, ЧТО значат для Гермионы слова волшебницы: полный крах гриффиндорской гордости, которой так она дорожила. Чтож, хорьку по всей видимости кажется вся эта ситуация очень веселой. Гермиона сжала зубы от злости, прикидывая, каким бы лучше способом стереть эту противную ухмылку с его лица.
Внезапно её осенило, и она, моментально изменившись в лице, с жестокой улыбкой посмотрела на Драко.
— Чтож, давай, Малфой, я жду.
Слизеринец уловил в ней изменения, и ему это не понравилось. Гермиона все с тем же выражением лица наблюдала, как Малфой мысленно перебирает все возможные ходы с её стороны. Чуть помедлив, он мягко, словно что-то проверяя, потянул её на себя, на что девушка моментально откликнулась, с жаром прижавшись к нему всем телом. Драко явно не ожидал такого поворота событий и от неожиданности его лицо вытянулось. По всей видимости, он думал, что Гермиона ещё долго будет ломаться, стыдливо пряча от него глаза и боясь сделать шаг навстречу. В его памяти она всегда оставалась пристойной правильной заучкой с вороньим гнездом на голове, и если бы Малфою сказали, что та самая Грейнджер будет страстно прижиматься к нему по собственной инициативе, он бы посоветовал этому человеку завязать с излишним курением эльфийской травы. Но Драко, похоже, забыл, что перед ним была не простая простушка из магловской глубинки, а Гермиона Грейнджер, одна из самых умных и одаренных ведьм, которых он когда-либо встречал. Ни для кого не было секретом то, что если бы не сообразительность Грейнджер в решающие моменты войны, великий Поттер уже давно бы кормил червей. Вот и сейчас она, очевидно, мыслила на два хода вперед.
— Прекрасно, прекрасно! – восторженно воскликнула волшебница. — А теперь, сеньор, положите свою правую руку на талию сеньорите.
Гермиона все с той же жестокой насмешкой выжидающе смотрела на Малфоя, по-прежнему тесно прижимаясь к нему. Она заблокировала все свои чувства и эмоции, задвинув леденящий кровь ужас от происходящего как можно дальше. Малфой её дико достал, и желание отомстить ему в данный момент оправдывало абсолютно все средства. Хорек ещё в школе с демонстративной брезгливостью отдергивал от неё свои руки при малейшем, даже случайном соприкосновении, и Гермиона была практически уверена, что реакция Малфоя на это осталась неизменной, как и его скверный характер. Она предвкушала тот момент, когда он с отвращением оттолкнет её и откажется танцевать с ней, предпочитая вернуться восвояси. Терпеть столь близкий контакт с грязнокровкой должно было быть выше его сил.
Но на какое-то время опешивший Драко почему-то не спешил оправдывать ожидания Гермионы. Напротив, на его лице медленно расцветала знакомая ей противная ухмылка, не предвещающая ничего хорошего, а в глазах загорелся недобрый огонек.
— Я смотрю, Грейнджер, тебя заводит близкий контакт, не правда ли? – низким приглушенным голосом медленно произнес Малфой, склонившись к уху Гермионы, отчего ту обдало мурашками. – Чтож, не буду лишать тебя такого удовольствия.
С этими словами его пальцы требовательно коснулись её талии, и Драко, скользнув вниз по телу девушки, с силой притянул её к себе ещё ближе. Гермиону в очередной раз словно ударило сильнейшим разрядом тока. Да что же это такое? Она охнула от неожиданности, и именно в этот момент на неё обрушилось всё понимание ситуации в целом. Словно карточный домик рассыпались все её тщетные попытки вывести Малфоя из равновесия, напротив, она сама попалась в свою же ловушку. Её забила мелкая дрожь, когда она осознала, что стоит слишком тесно прижавшись к Драко Малфою, и со стороны они наверняка походили на двух любовников в самый страстный период их отношений. Такой физической близости у неё не было даже с Роном, когда они занимались любовью, чего уж говорить о ненавистном слизеринце. Гермиона почувствовала сильнейший приступ отвращения к самой себе, и ей захотелось вырваться из цепких рук Малфоя, чтобы убежать как можно дальше от этого места. Как она вообще могла найти в себе силы придвинуться к нему больше, чем на полметра? Нет, это место точно как-то странно на неё действует.
Гермиона яростно взглянула на Драко, который, с едва скрываемым триумфом, ждал её следующего шага. Отступить – значит проиграть, остаться – значит уничтожить последние частички уважения к самой себе. Что хуже — Гермиона не знала, а потому просто старалась убить Малфоя взглядом, в уме взвешивая все «за» и «против» того или иного решения.
— Все хорошо, вот только, мисс, сдвиньтесь, пожалуйста, ещё чуть левее. Правая нога партнера должна оказаться между ваших ног, — раздался рядом голос волшебницы, про которую Гермиона уже успела забыть.
— Чт...что? – надеясь, что ослышалась, переспросила девушка, поворачиваясь к ней.
— Стойка бачаты, посмотрите, — указала волшебница на сцену, полагая, что лучшее объяснение – это наглядный пример. Мария и Стефано как раз объясняли, как правильно должны стоять партнёр и партнёрша относительно друг друга в данном танце. Гермиона отметила, что колени у обоих танцоров были согнуты, ногами они словно удерживали друг друга. Тем самым создавался более близкий контакт в паре, и чисто визуально казалось, что партнёрша словно сидит на колене у партнёра.
Гермиона быстро отвела взгляд от сцены и оглянулась по сторонам, надеясь найти подтверждение тому, что её опасения напрасны. Но, к сожалению, уже практически все пары стояли именно в такой позиции, хотя некоторые чувствовали себя явно неуютно от столь близкого контакта.
— Раздвинь ноги, Грейнджер, — насмешливо произнес Драко, чем поверг девушку в ступор. Малфой всегда был моральным уродом, но до такой похабности он не опускался никогда!
— Да как ты смеешь, гнусный, уродливый… — начала было возмущаться Гермиона, но её прервал резкий голос Малфоя.
— О, Мерлин, пожалуйста, заткни эту глупую девку! — запрокинув голову, обреченно попросил Драко и тут же впился в Гермиону испытующим взглядом. – Грейнджер, ты меня в очередной раз за последние десять минут поражаешь своей сообразительностью! Скажи, ты всегда такой была или это долгое общение с Уизли сделало из тебя калеку?
— Сеньор, сейчас же прекратите так разговаривать с девушкой! — строго воскликнула танцовщица, которая по-прежнему находилась рядом с ними. Она с возмущением смотрела на Драко, но вскоре её взгляд смягчился, и она обратилась к Гермионе.
— Сеньорита, этот сеньор, пусть и в грубой форме, но все же сказал правду: вам следует немного расставить ноги для того, чтобы партнёр смог правильно стать относительно вас.
Почему-то Гермиона в очередной раз почувствовала себя полной дурой. Когда же уже закончится этот кошмар! Она с досадой немного сдвинулась влево от Малфоя и осторожно поставила свою правую ногу между его ног, что так же сделал и он относительно неё. Им пришлось немного отойти друг от друга, чтобы занять по их мнению правильное положение, чему Гермиона была безумно рада. Они по-прежнему находились в опасной близости друг к другу, но, во всяком случае, это был уже весьма сносный контакт, по сравнению с предыдущим положением их тел.
— Нет, нет, сеньорита, вы, наверное, неправильно поняли. Чуть сдвинуться от партнёра влево вовсе не означает отойти от него, — покачала головой танцовщица и рукой подтолкнула Гермиону снова навстречу к Драко. От неожиданности девушка врезалась в него, и они чуть вместе не упали, потеряв равновесие.
— Аккуратней, грязнокровка, — рявкнул Малфой, зло сверкнув глазами, но тут же его выражение лица изменилось. – Я понимаю твоё возбуждение, Грейнджер, но постарайся держать себя в руках. Вокруг люди, в конце концов.
— Да, ты прав, придётся приложить немало усилий, чтобы не прикончить тебя прямо здесь! – сильно сжала его руку Гермиона, пылая от ярости и смущения одновременно. Как Малфой вообще смеет даже намекать ей на такое! Хотя, она сама виновата, что переступила грань в желании отомстить ему.
— О, хочешь меня убить сеансом жаркого секса на полу под носом Уизли? Не думал, Грейнджер, что у тебя такая изощренная фантазия, — нагло ухмыляясь, произнес Драко. Он многозначительно буравил Гермиону взглядом, очевидно памятуя её безрассудное поведение, которое она продемонстрировала чуть ранее.
Девушка отчаянно краснела и задыхалась от возмущения.
— Больной извращенец, — наконец, презрительно выплюнула она и отвернулась от него. Казалось, все её тело горело от негодования, а ощущение прикосновений Малфоя и вовсе было до боли невыносимым. Гермиону одолевал дикий соблазн покинуть это проклятое место, но лишь мысль о друзьях, которые так жаждали отдыха, останавливала её. Она никогда не была эгоисткой, а потому была готова терпеть любые неприятности и невзгоды, лишь бы её близкие люди были счастливы. Но внезапно Гермиону осенило: должно быть Рон, Джинни и Гарри всё видели. От этой мысли девушку парализовало. Было страшно представить реакцию Рона, если он наблюдал за всем этим её представлением с Малфоем. Она в ужасе медленно повернулась в ту сторону, где стоял Рон, и тут же с облегчением выдохнула: очевидно, брюнетка утащила его как можно дальше от Гермионы, и у него не было возможности увидеть все произошедшее.
— … А теперь повторяйте за нами! Все очень просто: делаем четыре шага в одну сторону, а после этого — в другую. При этом, обратите внимание, на последнем шаге движения в каждую из сторон ставим ногу на носок, делая при этом легкий акцент бедром, — донесся до Гермионы голос Марии. Гриффиндорка и не заметила, как пропустила значительную часть лекции. Глянув на Франческу, она поняла, что та по-прежнему пристально наблюдает за ними с Драко. Обреченно вздохнув, Гермиона, сжав зубы, твердо посмотрела на блондина:
— Хорошо, Малфой, если уж нам приходится танцевать вместе, то я предпочитаю делать это без лишней траты нервных клеток. А потому, предлагаю нам просто молча игнорировать друг друга на время танцевального урока.
— Чтож, не могу сказать, что твое предложение полностью меня устраивает, Грейнджер, но в целом оно звучит весьма недурно, — медленно ответил Драко после нескольких секунд раздумья. – Только хотелось бы внести одно условие.
— Какое? – напряженно спросила Гермиона. Она ожидала подвоха от Малфоя. Он по определению не мог быть слишком сговорчивым.
Словно в подтверждение её слов, Драко снисходительно улыбнулся и наклонился к ней. Гермионе инстинктивно захотелось отпрянуть назад, но она непоколебимо оставалась на своём месте.
— Больше не прижимайся ко мне, если не хочешь неприятностей, Грейнджер, — прошептал ей на ухо Драко.
Гермиона громко фыркнула.
— Ещё чего выдумал! Будто бы мне очень хотелось, — презрительно сказала она, стараясь вложить в свой взгляд как можно больше отвращения.
— Некоторое время назад ты была другого мнения, — смерил слизеринец Гермиону многозначительным взглядом с головы до ног. Нет, он определенно знал, чем её достать.
— Сеньор, сеньорита, пожалуйста, прекратите пререкаться! – отвлек их обоих рассерженный голос Франчески. Очевидно, они уже успели достать её своим поведением.
— Я бы посоветовала вам непременно начать учить бачату или же мне придется вывести вас из зала, — категоричным тоном пригрозила танцовщица и скрестила руки на груди.
Гермиона с Драко враждебно переглянулись и, поняв, что выхода нет, обратили своё внимание на сцену.
-…И раз, два, три, четыре! Раз, два, три, акцент! – громко считал Стефано, танцуя с Марией основной ход бачаты. Они перемещались из стороны в сторону, тесно прижавшись друг к другу. Даже это простое движение в их исполнении выглядело весьма пикантно, что лишний раз повергло Гермиону в неприятное недоумение. Просто было сложно представить, что ей придется танцевать ЭТО с Малфоем.
— Ладно, Грейнджер, давай поскорее покончим с этим, — нетерпеливо дернул её за руку Драко, заставляя сконцентрировать на себе внимание. Он выглядел изрядно уставшим и раздраженным.
— Хорошо, — неестественным тоном ответила Гермиона, судорожно сглотнув. Её голос казался чуть выше, чем был на самом деле, и в нем угадывалось недюжинное волнение. Драко прекрасно видел нервозность Грейнджер, но никак на это не отреагировал. Вместо этого он чуть увереннее сжал ладонь на талии Гермионы и, вслушавшись в ритм, повел её в танце в сторону. Для девушки это было неожиданностью, но она быстро сориентировалась, и, затаив дыхание, постаралась подстроиться под Драко. К неудовольствию Гермионы, Малфой двигался безупречно и по всей видимости был прекрасным партнером, но она это признавать категорически не хотела. Напротив, Гермиона напряженно смотрела на сцену, повторяя движения Марии и стараясь, как только возможно, не думать о болезненной близости Малфоя.
— Стоп, остановитесь! Так не пойдет, – услышала она голос Франчески.
Гермиона с Драко недоуменно посмотрели на волшебницу.
— Что-то не так? – озвучил их общую мысль Малфой.
— Да, сеньор, не так! – словно это очевидно, воскликнула танцовщица.— Глаза — вот что не так! Вы должны смотреть друг другу в глаза!
Гермиона резко вздохнула, словно собираясь что-то сказать, но сразу же передумала и как-то обмякла. Не было смысла спорить с Франческой, ведь, в конце концов, её слово сегодня было для них законом.
— Окей, Грейнджер, давай попробуем ещё раз, — после некоторой паузы, напряженно обратился к ней Малфой, стараясь скрыть своё негодование. Внешне он выглядел вполне спокойным, но Гермиона слишком хорошо изучила хорька за целых семь лет обучения в Хогвартсе, чтобы не судить о нем чисто по внешнему виду. Она интуитивно чувствовала, что Малфой готов взорваться в любой момент и, плюнув на все, отправиться подальше от этого места. Откровенно говоря, она просто поражалась его выдержке, учитывая то, что лишь один факт прикосновения к грязнокровке должен был вывести его из себя.
Наконец, Гермиона угрюмо кивнула и сосредоточенно исподлобья посмотрела ему в глаза. Драко ответил ей таким же взглядом, и произошло что-то странное. Всё её тело покрылось мурашками, а в груди всколыхнулось такое новое для неё чувство, что Гермиона невольно задержала дыхание. Внезапно все ощущения от соприкосновения их тел увеличились в стократном размере, казалось, в зале стало жарче, а весь мир куда-то делся, и именно в этот момент Драко вновь повел её в сторону, переступая ровно в такт музыки, и она последовала за ним. Гермиону обжигали прикосновения его ладоней, взгляд слизеринца выедал душу, а ощущение близости и вовсе убивало её. Тем не менее, она, словно поддавшись какому-то странному порыву, как завороженная следовала за Драко, удерживая напряженный контакт глаз. Её ощущения от этого были столь непривычными и пугающими, что Гермиона совершенно не могла сейчас разобраться в них, да и, откровенно говоря, не хотела. Казалось, между ней и Малфоем возникло сильнейшее наэлектризованное поле, рядом с которым даже дышать становилось тяжелее.
Было что-то неправильным в этом моменте. Хотя нет, абсолютно все было неправильным! Такого не должно было случиться, но по каким-то невиданным обстоятельствам именно эти двое, Драко Малфой и Гермиона Грейнджер, танцевали друг с другом один из самых чувственных танцев в мире. Все эмоции смешались, мысли внезапно куда-то делись, и лишь звуки музыки уносили столь непохожих друг на друга молодых волшебников в невиданные дали, где не существовало больше никого. Перестали ли они ненавидеть друг друга в этот момент? Забыли ли все обиды? Разумеется, нет. Более того, совсем скоро они будут проклинать тот день, когда согласились посетить этот курорт, возмущаться и негодовать, но это будет потом. Сейчас для них существовало только одно — магия танца.
Утверждено Katcher Фанфик опубликован 10 апреля 2014 года в 18:49 пользователем Katcher.
За это время его прочитали 463 раза и оставили 1 комментарий.
0
alberto добавил(а) этот комментарий 20 мая 2014 в 20:59 #1
alberto
Доброго вечера, автор и Катчер.
Хотел поделиться своими эмоциями, после прочтения 6 глав фанфика.

За вечер у меня возникло чувство, будто я читаю уже неделю сию работу. Сюжет так растягивается, что невольно хочется пропустить половину. Уже ближе к 6 главе я заметил намек на Малфой/Грейнджер, чего ждал, хотя бы, с 2-3 главы. Но не суть.
Сюжет мне понравился: отдых, Малфой и зарождение любви, надеюсь :)
6 глава оказалась самой сочной и эмоциональной, как говорил раньше: тут диалог главных героев больше двух строк.
Пока ничего не понятно, в плане того, как будет формироваться пара, куда денется Эл...
Работа хорошая, граммотная, интересная.

Автор, буду ждать новых глав, чтобы оставить отзыв. Печенек вам.
:3
Альб.