Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Гарри Поттер Приключения/Экшн Дремлющий демон Поттера. Глава 1.2.

Дремлющий демон Поттера. Глава 1.2.

Раздел: Гарри Поттер → Категория: Приключения/Экшн
Глава 1.2.


В этот же день поступил сигнал о нападении с применением непростительного. Скорпиус вместе с Дином и другими ребятами попал в самое пекло. В заброшенном доме Креббов их ждала засада. Малфой был удивлен — столько лет минуло с окончания войны, а кто-то все еще никак не мог успокоиться. Он сориентировался быстро и даже сумел вовремя выдернуть Томаса из-под режущего заклинания. Правда, потом сам схватил банальный Ступефай.
На следующий день нападение случилось в другом месте. Скорпиус шел на вызов уже подготовленным. Никаких больше Ступефаев, это он решил для себя твердо. Ему хотелось стать таким профессионалом, чтобы слова чертова-оказавшегося правым-Поттера больше не звучали у него в ушах.
Этих нарушителей они ловили две недели. Весь аврорат стоял на ушах. Стали даже поговаривать о подпольной организации, пропагандирующей идеи Волдеморта. Поттер имел всех без разбора, но доставалось в их команде в основном Томасу, как главному. Скорпиус же старался на глаза Поттеру не попадаться.
Банду они изловили полностью лишь через месяц. К этому времени Малфой забыл, как выглядит его квартира. Практически все время в последние две недели он проводил на жесткой кушетке в комнате отдыха. Вызвать их могли в любой момент. И вызывали.
Потом начались бесконечные допросы, на которых Скорпиус присутствовал вместе с Дином. Малфой настоял сам. Ему все было ново и интересно. Одно дело — теория в учебке, совсем другое — живая, настоящая работа.
Одного из участников банды Малфой знал. Эдварда Гойла. Они вместе учились в Хогвартсе. Никогда не были близки, но все же Скорпиус испытывал двоякие чувства, присутствуя на допросе бывшего сокурсника. Дин подозревал, что Гойл — один из основателей банды, но ему ничего не удалось выудить из хамоватого парня даже под Веритассерумом. Конечно, под зельем Гойл рассказал много подробностей, но не назвал самого главного — того, кто за всем этим стоял. Скорпиус с самого начала подозревал, что Эд простой исполнитель, которого решили подставить, чтобы спасти главную фигуру. И они потеряли довольно много времени, пытаясь расколоть пустышку.
Были у Скорпиуса подозрения на счет одного человека. Но он не имел никаких доказательств причастности его к данному делу. К тому же, Эдвард ни разу не упомянул это имя. Но Малфой знал, ради кого Гойл мог пойти на эту авантюру, ради кого мог пытаться пудрить аврорату мозги, пуская по ложному следу.
Чертова дочка Забини и Паркинсон. Скорпиус никогда не любил Франческу. Слишком замкнутая, слишком властная, слишком злая. С одной стороны — чистокровная волшебница, общайся — не хочу. С другой — было в ней всегда что-то такое, что отталкивало Скорпиуса.
Конечно, его догадка была слаба и беспочвенна, но попробовать стоило. Малфой выпросил у Томаса возможность поговорить с Гойлом наедине. Эдвард поначалу выеживался, подкалывал, пытался пнуть побольнее. Но куда уж больнее после Поттера-то? Скорпиус не повелся. Напротив, он сам надавил на больное место. И ему удалось. Сам, конечно, Гойл не сознался, но Малфою удалось пробить его броню, и под новой дозой Веритассерума они узнали от парня все, что им было необходимо.
Девчонку взяли, на удивление, быстро. Она практически не сопротивлялась. Парни, присутствовавшие на задержании, даже слегка растерялись. Пришли, арестовали милую леди, проводили в камеру. Леди была хладнокровна до невозможности, лишь один раз послала проклятье Скорпиусу. К счастью, невербальными она не владела.
И вот, два месяца спустя с момента распределения, Малфой словно впервые очнулся, понимая, что, наконец, наступила небольшая передышка. Правда, очнулся он совершенно некстати, в кабинете главного Аврора на очередной планерке, посвященной разбору полетов в связи с последним делом.
— Ну что, парни, я редко это говорю, так что не забудьте слить эти светлые воспоминания для думосборов, — среди авроров послышались смешки, и Гарри сдержанно улыбнулся, — так вот, вы все действительно молодцы, и постарались на славу. Всем премии, Малфою — в двойном размере. Объяснять, почему, надо?
— Нет, шеф! — бодро гаркнули все хором, а кое-кто даже похлопал Скорпиуса по спине.
— Ну, вот и отлично, — Гарри одобрительно посмотрел на Малфоя и удовлетворённо кивнул. — И да, предвосхищая вопрос, на вечеринку добро, но чтобы завтра все как огурчики, ясно?
— Так точно, шеф! — кажется, его команда сегодня проявляла удивительное единодушие.
Гарри улыбнулся и распустил всех по домам до вечера. Заслужили.
Скорпиус чувствовал себя малость оглушенным. Он, конечно, надеялся, что его действия оценят, точнее, об этом он подумал уже по завершении дела. Но он точно не ожидал, что сам Поттер заметит его успехи. Пожалуй, это оказалось даже приятно.
Парни уже вышли из кабинета. Скорпиус задержался, понимая, что снова рискует получить выговор, но все же рискнул.
— Шеф, то есть, сэр, спасибо, сэр, — и, не дожидаясь какого-нибудь едкого комментария, Малфой добавил: — А вы будете на вечеринке, сэр?
— За что спасибо? — удивлённо приподнял бровь Гарри. — Заслужил. Насчёт вечеринки не знаю пока — если с ног валится не буду, может, и забегу на полчасика. А к чему вопрос?
— Ну, во-первых, за премию, — Скорпиус почему-то чувствовал себя неуютно. Давно с ним такого не было. — Я просто хотел сказать, что не собирался выслужиться, или еще что-то. А, во-вторых, спасибо за то, что сказали тогда, сэр. Я был не прав. Насколько я понял, вы хорошо знаете Малфоев. Поэтому можете предположить, чего мне стоит это признание, — Скорпиус криво усмехнулся. — И ваши слова меня отрезвили. И помогли. А что касается вечеринки... — тут Малфой озорно улыбнулся, — я просто продул парням пари, и мне выпал жребий приглашать вас! Парни действительно будут рады, если вы найдете время, сэр. Для них это важно.
— Ну, вот что с тобой делать? — Гарри притворно вздохнул. Если мальчишка говорит искренне — а причин сомневаться в этом у него не было, — то признание наверняка и правда далось ему нелегко. — И ведь знаю же, что врёшь насчёт пари... Ладно, чёрт с вами. Приду.
— Спасибо, сэр, мы будем рады вас видеть, — Скорпиус улыбался от души. Ему и правда стало легче после принесенных извинений. Кто бы мог подумать. Ну что ж, все бывает впервые. — До вечера, сэр.
Он уже подошел к двери, когда услышал:
— И, да, Малфой...
Скорпиус с удивлением обернулся.
— Отличная работа, — тихо сказал Поттер и подкрепил сказанное серьёзным, но непривычно тёплым взглядом.
Скорпиус второй раз в жизни чувствовал смущение, и второй же раз — из-за Поттера. И если тогда оно было неприятным, злым, то сейчас, напротив, разлилось по телу приятным теплом. Скорпиус сдержанно кивнул и ответил:
— Благодарю, сэр. Надеюсь, не разочаровать и впредь.
Уже в коридоре Малфой прислонился к стене спиной и прикрыл глаза. Он чувствовал себя превосходно. И не мог сдержать идиотской улыбки. Из транса его вывел тычок под ребра от Томаса.
— Аврор, спим на рабочем месте?
— Естественно, — хмыкнул Скорпиус, открыв глаза, — нарушаем Устав всеми доступными способами.
— Чего хотел-то? — улыбнулся Дин.
— Может, хоть от кабинета шефа отойдем, прежде, чем я начну тайны выбалтывать? — фыркнул Малфой. — И, кстати, я пригласил его на нашу вечеринку. Надеюсь, это Устав не запрещает?
— Нет, — рассмеялся Томас. — В том, что касается вечеринок, наш устав чертовски демократичен. К тому же, мы все рады видеть шефа на наших сборищах. Правда, последнее время он там не частый гость. Так что, тебе повезло, что уговорил!
Скорпиус, и правда, чувствовал, что ему повезло.

* * *

Вечеринку можно было охарактеризовать одним словом: шумная. Впрочем, иным сборище радостных авроров быть и не могло. Гарри встретили свистом, улюлюканьем и дружным радостным рёвом. Пришлось подцепить бокал и обойти всех, чокаясь.
— Неужели наш суровый начальник до нас снизошёл? — поддел его Дин. Гарри только хмыкнул, и Томас, понизив голос, добавил: — Нет, на самом деле молодец, что вырвался. Надо быть ближе к народу.
— Куда уж ближе? — усмехнулся Гарри. — Ежедневно имею с каждым секс. Ментальный...
— Ну а что насчет обычного? Не ментального? — так же тихо уточнил Томас. — Я, конечно, не нас имею в виду, упаси Мерлин, — он рассмеялся. — Но ты ведь уже два года как в разводе. Есть кто-нибудь на примете?
— Слушай, ты, прежде чем спрашивать, хоть подумай немного, — фыркнул Гарри. — Когда?! Вот когда, скажи, мне кого-то искать? Я скоро диван в кабинет поставлю, чтобы время на аппарацию не тратить. Окончательно поселюсь на работе.
— Это да, — вздохнул Дин. — Сами последние два месяца тут дневали и ночевали. Даже Малфой не отставал, хоть и салага совсем. — Он будто задумался о чем-то. — Кстати, как он тебе? По-моему, толковый малый. Конечно, с тараканами своими чистокровными, но в бою показал себя отлично. Да и Гойла расколол. И тебя вот, — Дин ухмыльнулся и шутливо ткнул Поттера в бок, — расшевелил прийти сюда.
— Он молодец, — кивнул Гарри. — Если честно, не ожидал от него. Я ж его в самом начале так пропесочил — думал, сбежит. А он ничего, засунул гордость в жопу, как я и велел, и, вроде, в человека превратился. Не думал, что кто-то из его семейки на такое способен.
Дин хохотнул.
— То-то я смотрю, его подменили будто. Хотя такая каша заварилась, что не до нюансов было, но парень реально стал лучше себя вести. Молодой, горячий, борзый. Но обаятельный, не отнять. Быстро общий язык с людьми находит. И ты прав, я сам не ожидал, что с кем-то из Малфоев буду за руку здороваться!
— Вот, что значит, сила волшебного пенделя под зад, — хмыкнул Гарри и хлопнул Томаса по плечу. — Ты давай поднатаскай его ещё немного, и можно будет дело какое-нибудь подобрать. Есть у меня кое-что не шибко сложное.
— Поднатаскаю, не волнуйся, — ухмыльнулся Дин. — Только вот, сдается мне, не такой уж он простачок, каким может казаться. Покажет зубы-то еще. Да так, пожалуй, даже интересней, как думаешь?
— Только не говори мне, что ты на него глаз положил, — нахмурился Гарри. — С таким свяжешься — потом проблем не оберёшься.
— Ты-то откуда знаешь? — поддел его Дин.
— Жопой чую, — мрачно ухмыльнулся Гарри.
— Это что-то новенькое, или я просто не все знаю о Гарри Поттере? — Томас выгнул брови.
— Не понимаю, о чём ты, — отрезал Гарри. — Я только знаю, что молодой напыщенный засранец — это явно не самый лучший выбор. Ну, по крайней мере, на мой взгляд. Будь он даже вдвое смазливее, чем Малфой.
— Ну, ты не можешь отрицать, что этот засранец не просто смазлив, а очень хорош. К тому же, ты сам сказал, его поведение изменилось в лучшую сторону, — Дин откровенно подтрунивал над другом.
— Мерлин, Дин, — поморщился Гарри. — Да делай ты, что хочешь, главное, чтобы на работе не сказалось. Но меня от таких подробностей уволь. Да и сомневаюсь я, что он тебе так легко задницу подставит... Хотя это уже точно не моё дело.
— Слушай, а я и не знал, что мой друг гомофоб, — немного удивленно произнес Томас.
— Гомофоб? — удивлённо посмотрел на него Гарри. — Ни разу. Просто я действительно думаю, что от молодых да борзых куда больше проблем, чем удовольствия. Вы же работаете вместе, перепихнуться и разбежаться не получится.
— По-моему, ты драматизируешь, — хмыкнул Дин. — Он не девица, в конце концов.
— Не девица, это точно, — Гарри криво улыбнулся. — Но я вовсе не уверен, что это плюс. — Он снова хлопнул собравшегося возразить Дина по спине и быстро добавил: — Ладно, пойду покурю. В любом случае, в твою личную жизнь я лезть не собираюсь.
Несмотря на довольно бурные в плане вечеринок годы в учебке, Скорпиус не особо любил пить. Ему нравилось чувствовать полный контроль над собственным разумом и телом. Поэтому и сейчас, пропустив пару стаканчиков огневиски с парнями, он предпочел ретироваться на балкон, чтобы покурить в одиночестве. Он не сторонился, просто не особо любил шум и пьяные разговоры. Затянувшись, Малфой задумался о сегодняшней планерке. Неужели, Поттер действительно его похвалил? Ведь похвалил же? Скорпиус усмехнулся. Кажется, их знакомство состоялось уже чертовски давно. Надо же было быть таким идиотом! Хотя, признаться, доводить Главного было забавно, хоть и опасно. Чертовски опасно. Скорпиус даже поежился, вспомнив тот тяжелый разговор два месяца назад. Но, надо отдать Поттеру должное, после этого разговора Скорпиус его зауважал.
Звук распахнувшейся двери вывел его из задумчивости.
Малфоя Гарри не заметил. Тот стоял в самом тёмном углу, и после яркого света зала, его почти невозможно разглядеть. Лишь прикурив от палочки и с удовольствием затянувшись, Гарри вдруг понял, что не один, и, резко повернувшись, напоролся на внимательный взгляд очень светлых серых глаз.
— Малфой, — констатировал, мысленно вздохнув. — А чего не со всеми?
Скорпиус пару минут наблюдал за Поттером, пока тот его не заметил. Похоже, это становилось его личным фетишем — пялиться на главного Аврора. Усмехнувшись своим мыслям, он ответил:
— Да, если честно, не очень люблю шумные компании. Вы, похоже, тоже, сэр?
— Ну, я, в общем-то, покурить вышел, — ушёл от ответа Гарри и сунул в рот сигарету. Разговаривать с Малфоем не хотелось.
— Понял, — Скорпиус криво усмехнулся. — Покурить можно и молча.
— Понятливый, — фыркнул Гарри и вдруг сам себя укорил: чего он, собственно, на паренька взъелся? Это ведь не Скорпиус нарушил его, Гарри, уединение, а наоборот... — Я не то, чтобы не люблю компании, — добавил неохотно, — просто не привык.
Скорпиус с интересом покосился на Поттера.
— Мне кажется, вы слишком строги к самому себе, сэр. Стоит быть попроще. — Малфой тут же прикусил язык, если он собирался и дальше поддерживать нормальные отношения с шефом, стоило контролировать свои слова. — Простите, виноват, не мое дело, сэр.
Гарри неодобрительно глянул на него и покачал головой.
— Смотрю, привычка лезть с советами, куда не просят, — неискоренимая штука, — протянул насмешливо.
— Ну а что вы хотели, — ухмыльнулся Скорпиус, — ангелами так быстро не становятся. Но я понял, вы любите послушных, верно?
— Ну почему, инициатива тоже нужна, — пожал плечами Гарри и уточнил: — В меру.
— И эту меру определяете вы? — Скорпиус и сам не мог понять, что ему ударило в голову. То ли алкоголь с непривычки, то ли усталость, то ли просто природная вредность. Но почему-то снова захотелось Поттера поддеть. Идиотское, самоубийственное желание. Но бороться с ним было нереально.
— Эту меру определяет здравый смысл, — Гарри, наконец, повернулся к нему и раздражённо добавил: — Которого лично вам явно не хватает!
— Да нет, — ухмыльнулся Скорпиус, понимая, что ему уже не остановиться. Он, словно дикий зверь, почуял запах крови. Драккл, слишком долго он изображал из себя пай-мальчика. — Мне-то всего хватает. А вот вам...
— И чего же, по-твоему, мне не хватает? — обманчиво спокойно поинтересовался Гарри?
— У вас слишком здравый "здравый смысл", — Скорпиус подавил желание отпрянуть назад, настолько ощутимой оказалась скрытая угроза в голосе Поттера. — Вам надо иногда расслабляться.
— Да что ты говоришь, — Гарри сжал кулаки и угрожающе двинулся на Малфоя. — И как же мне, по-твоему, надо расслабляться? — прошипел, нависая над ним.
Скорпиус никогда не считал себя мелким, но вот именно сейчас вдруг почувствовал себя какой-то букашкой. Поттер давил не только ростом, но и авторитетом. Умел, гад. Быстро облизнув губы, Малфой взял себя в руки:
— Напряжение сбрасывать. Сексуальное, — добавил он с ухмылкой. — Одним спортом сыт не будешь.
За годы работы в аврорате Гарри давно уже научился сдерживать вспышки ярости, но кто же знал, что когда-нибудь время повернётся вспять, и очередной Малфой станет дерзить ему на каждом слове, заставляя вновь почувствовать себя мальчишкой?
— Ах ты сучонок, — с наслаждением выдохнул Гарри и, вздёрнув Малфоя за грудки, впечатал того в стену. — Нарываешься ведь, нарочно нарываешься! Нахуя?! Один раз отличился, и думаешь, что теперь всё можно?
Скорпиус чуть поморщился, — припечатал его Поттер знатно.
— А хоть бы и нарывался, что тогда? — нагло спросил он.
Это была наглость уже совсем другого рода — бесстрашная, обескураживающая, непонятная... Малфой смотрел открыто, не пытался вырваться и даже как будто расслабился под руками. И словно чего-то ждал, вот только Гарри не мог понять, чего. Внезапно злость отпустила, и накатила усталость. Слишком стар он для таких игр. Да и с кем играть-то? С этим мальчишкой? Пусть вон Дин играет, если ему так хочется... Выдерет пару раз хорошенько, может и мозги на место встанут.
— Чего ты от меня хочешь? — устало протянул Гарри, разжимая руки.
— Что ж вы недогадливый-то такой, господин главный Аврор, — хмыкнул Скорпиус, демонстративно разглаживая измятую мантию. Он бросил на Поттера короткий взгляд и двинулся обратно в комнату.
Этот взгляд, откровенный, едва заметно затуманенный и полный настоящего, отнюдь не игрушечного желания, сказал Гарри всё. Надо же, как просто... У мальчишки-то, отказывается, просто взыграли гормоны, и он сделал стойку на первого же сильного самца, которого увидел. Это было так просто, что Гарри едва не рассмеялся. Ну что ж, тогда проблема намного меньше, чем он себе вообразил. Перебесится. И, разумеется, перебьётся.
— Забудь, — бросил он в прямую спину и спокойно затянулся. Мир вернулся на круги своя.
Скорпиус остановился на мгновение, усмехнувшись. Поттер ощутимо расслабился. Но зря.
— Не надейся, — негромко хмыкнул Малфой и зашел в комнату, с головой нырнув в гомонящую веселую толпу.

* * *

После вчерашнего озарения Гарри пребывал в прекрасном настроении весь вечер и всё утро. Казалось, ничто не могло омрачить его радость оттого, что он всё понял и во всём разобрался, до того самого момента, когда он привычно распахнул дверь спортзала. Лязганье тренажёров оглушило и заставило насторожиться. После того памятного утра, Малфой больше не появлялся в спортзале в то время, когда занимался Гарри, и он совсем уже было расслабился. Оказалось, зря. Гарри мысленно застонал и, коротко кивнув в знак приветствия, быстро прошёл мимо занявшего его любимый тренажёр Малфоя, спиной чувствуя его горящий взгляд. Нужно было срочно придумать план, как отвадить упёртого мальчишку, но ничего путного, как назло не приходило в голову. Ну не травить же его, в самом деле, за сексуальный интерес! Оставалось ждать и надеяться, что он вскоре поймёт, что ему ничего не светит. Гарри мысленно вздохнул, натянул штаны и вышел в зал, сразу же направившись к беговой дорожке.
За прошедшие два месяца у Скорпиуса не было времени на тренажерку. Хреново, конечно, но в те дни никто из парней о ней не вспоминал. А теперь, когда наступила пусть и небольшая, но передышка в работе, вполне можно было вернуться к этому занятию. Тем более, спортзал — чуть ли не единственное место, где можно было застать Главного в одиночестве. А Скорпиус не собирался отступать от намеченной цели. Если это и начиналось как банальный интерес, то теперь стало делом принципа.
На этот раз Скорпиус решил не красоваться. Он уже понял, что показуха для Поттера как Отворотное зелье. Поэтому майку снимать не стал, хоть она и порядочно промокла.
Пока что выводить Поттера на откровенные провокации было нельзя. Но помозолить глаза — милое дело.
Закончив качать пресс, Скорпиус подошел к штанге.
— Шеф, — не часто он обращался к Поттеру подобным образом, — не подстрахуете?
— Не можешь сам — не трогай, — спокойно ответил Гарри, не поворачивая головы. Он был уверен, что провокация не заставит себя долго ждать, и даже не удивился.
— О’кей, шеф. Просто этот снаряд предполагает страховку, — Скорпиус пожал плечами и подошел к беговой дорожке, которую не так давно освободил Поттер. — Попрошу Дина потом.
— Попроси, — быстро — наверное, даже слишком быстро — кивнул Гарри. — И вообще, он твой непосредственный начальник, вот к нему и обращайся!
— Ну не могу же я к нему, как к няньке, бегать постоянно, — фыркнул Скорпиус. Он отрегулировал скорость и запустил ленту. — А вы здесь. — Он чуть не добавил "под рукой", но вовремя сдержался. — Но я учту. Тем более, он точно не откажет, — усмехнулся Малфой. С Дином они, и правда, подружились, несмотря на разницу в возрасте. После того, как Малфой практически спас ему жизнь, ну уж здоровье точно, Томас засунул свою отеческую снисходительность поглубже и стал общаться со Скорпиусом на равных. Чего не скажешь о Поттере, этот никуда ничего совать не будет точно.
— Я очень раз да вас, — ровно отозвался Гарри, едва сдержавшись, чтобы не заорать что-то вроде: "Ну, так и иди к нему, чего ты вокруг меня вьёшься-то?!"
Возможно, в любом ином случае, внимание молодого симпатичного парня и льстило бы, но... Тут Гарри запнулся в собственных мыслях и вынужден был признаться, пытается врать сам себе: оно и сейчас льстило. Даже очень, потому что Малфой был, во-первых, действительно очень привлекательным и даже, наверное, красивым, во-вторых, наверняка разборчивым в силу, опять же, внешних данных, происхождения и врождённого снобизма и, в-третьих, это был Малфой! Гарри-то был свято уверен, что ненависть к Поттерам у тех в крови. Но нет, живое воплощение ошибочности этого мнения неспешно бежало по дорожке в пяти метрах от него, усиленно вертя задом. Или это уже глюки?..
Гарри мысленно застонал, поняв, что всерьёз пялится на малфоевскую задницу, пытаясь угадать, соблазняют его сейчас мягким перекатыванием круглых ягодиц под какими-то чертовски сексуальными спортивными штанами, или это естественный шарм малфоевской походки.
Скорпиус даже чуть не споткнулся. "Рад за вас"? Что, драккл его дери, имел в виду Поттер? Наверное, обычная вспышка раздражения.
— Спасибо за благословение, — фыркнул Малфой и увеличил скорость. Разговор не клеился, хотя он и не особо рассчитывал на что-то, поэтому Скорпиус предпочел заткнуться и сосредоточиться на беге. Скорость он выбрал слишком высокую и приходилось все быстрее перебирать ногами. Мышцы порядочно напряглись. Тут Скорпиус заметил, что у него развязался шнурок, и тихо выругался. Сойдя с платформы, он поставил на нее ногу и наклонился, зашнуровывая кроссовок.
Блядь! Гарри гулко сглотнул и поспешил отвернуться. Кого-то он явно недооценил: вопрос только, Малфоя или собственную невосприимчивость к подобным демонстрациям. Вряд ли Малфой сделал это нарочно: шнурок у него действительно развязался. Значит...
Напрашивающийся вывод был неутешительным, и Гарри поспешил выкинуть его из головы. Он абсолютно точно посмотрел бы на любую более-менее привлекательную задницу в такой ситуации. Даже того же Дина.
Успокоив себя подобным образом, он всё же для верности сменил тренажёр, чтобы не видеть Малфоя, и продолжил упражнения.
За час занятий с непривычки Скорпиус порядком утомился. Закончив с дорожкой, он сходил в раздевалку, откуда принес две бутылки воды. Решив проявить вежливость, ну, ладно-ладно, в надежде снова позлить Поттера, он подошел к нему сзади и произнес:
— Шеф, будете? — протянул бутылку и сделал несколько жадных глотков из собственной.
Блаженство. Скорпиус даже зажмурился от удовольствия, и не заметил тонкую струйку, побежавшую по подбородку.
Гарри стиснул зубы, забрал бутылку, одним движением свинтил пробку и... с садистским наслаждением вылил содержимое на голову опешившему Скорпиусу.
Хмыкнул, встретив ошарашенный взгляд, подхватил полотенце с ручки тренажёра и, насвистывая, пошёл в душ.
Скорпиус смаргивал воду с ресниц, потрясенно смотря Поттеру вслед. Что за блядство? Он даже никакой гадости не сказал! Ну, погоди, мистер Поттер!
Вытерев лицо ладонью, Скорпиус, на ходу раздеваясь, ринулся в душ, обогнав Поттера на повороте и сверкнув ему голой спиной. Швырнув штаны в угол, Малфой залез в первую же секцию и врубил воду, даже не потрудившись закрыть дверь в кабинку. Его разобрала такая злость, что он чуть не свинтил кран, обдав и себя и метра два в радиусе ледяной водой.
— Эй, Малфой, всё в порядке? — тоном заботливой мамочки поинтересовался Гарри, останавливаясь возле его кабинки и широко улыбаясь. — Впрочем, если ты решил утопиться, не буду тебе мешать, — он усмехнулся. Настроение стремительно ползло вверх: Малфой ещё не знает, с кем он связался.
Скорпиус развернулся и смерил Поттера гневным взглядом.
— Спасибо за заботу, — процедил он. Сообразив, что сверкает сейчас перед Поттером своими причиндалами, Скорпиус с явным удовольствием захлопнул дверцу перед его носом. Не хотелось ничего, уж тем более, соблазнять гребаного главного Аврора. Никто еще так не унижал Малфоя.
Возможно, будь Скорпиус чуть поспокойней сейчас, он бы понял, что ничего ужасного не произошло. Но уж что-что, а спокойствие ему пока точно не грозило.
Тут Малфой услышал, как Поттер, насвистывая, пошел дальше, и скрипнул зубами от злости.

* * *

Скорпиус вертелся полночи, раздумывая, как же отомстить Поттеру. Потом его озарила одна идея, и он полез перечитывать Устав. Уснул он лишь под утро, но жутко довольный собой.
На следующий день он явился в зал чуть позже, намереваясь застать Поттера уже там. Он не хотел, чтобы его эффектный выход остался незамеченным.
Что ж, мистер Поттер, значит война?
Раздевшись до одних белых трусов, которые облегали почти как вторая кожа, Скорпиус покрасовался перед зеркалом, дождался от него восторженного вздоха, подмигнул себе и вышел в зал.
Штангу Гарри уронил.
К счастью, он уже заканчивал упражнение и как раз ставил её на штатив, поэтому позорный момент, когда гриф выскользнул из рук, наверняка остался незамеченным.
— Блядь! — прорычал он, распрямляясь. — Что я тебе говорил про внешний вид?!
Скорпиус с удовлетворением отметил слишком резко опущенную штангу и бурную реакцию Поттера. Именно на этот эффект он и рассчитывал.
— А что не так с моим внешним видом? — Малфой с живым интересом оглядел себя. — По-моему, он идеален.
Гарри автоматически проследил за его взглядом, отметив про себя, что Малфой не лукавил: его тело действительно было идеальным, и жёстко посмотрел ему в глаза.
— Это аврорат, а не бордель! — прошипел в лицо. — Если ты такая блядь, что готов столь откровенно предлагать себя, то делай это в другом месте!
Скорпиус почувствовал внезапный прилив жара от слов Поттера. И это было отнюдь не смущение. Силой воли подавляя непрошенное возбуждение, Малфой выгнул брови и произнес:
— Сэр, я проштудировал Устав от и до, там ни слова не сказано о форме спортивной одежды. А так как заниматься в этом, — он снова красноречиво оглядел себя, — виде мне значительно удобней, я буду заниматься именно так. Боюсь, сэр, Устав не запрещает мне находиться в спортивном зале в белье. А вот что касается других мест, то уже сомневаюсь.
Гарри на секунду прикрыл глаза и медленно шагнул вперёд, подходя вплотную.
— Нарываешься, — процедил сквозь зубы, цепляя за острый подбородок двумя пальцами, и, уже не скрываясь, оценивающе осмотрел Малфоя с ног до головы. — Так хочешь, чтобы я тебя трахнул? — провёл пальцем от подбородка до резинки вызывающе белых трусов.
У Скорпиуса предательски сбилось дыхание. От этого властного голоса его буквально повело.
— Хочу, — честно ответил он. Но тут же ухмыльнулся: — Но ты же не трахнешь.
— Так если знаешь, то какого хуя весь этот балаган?! — рявкнул Гарри и резко оттолкнул его. — Я тебе, блядь, кто?! Подопытный кролик? Ещё одна такая выходка, и на всю оставшуюся жизнь пропишу тебя в Глуши, ясно?! Потому что такому несерьёзному и безответственному мальчишке я ни одного дела сложнее патрулирования не доверю!
Скорпиус лишь криво ухмыльнулся этой экспрессии. Несмотря на то, что знал, каков будет ответ, несмотря на саму гневную отповедь, Малфой почувствовал, что Поттер на него реагирует. Как надо, блядь, реагирует. Сопротивляется, конечно, но уже что-то.
— А с чего вы, шеф, взяли, что я безответственный и несерьезный? У меня есть цель. И я к ней иду. — Скорпиус подошел к Поттеру, не вплотную, но довольно близко. — И почему так яро хотите отослать подальше? Неужели, вы видите во мне какую-то угрозу, — он сделал паузу, — для себя?
— Я вижу в тебе мальчишку, который не понимает, где его личная песочница, а где, блядь, работа! — прорычал Гарри. От Малфоя шёл такой жар и мощная волна желания, что он против воли завёлся, и теперь отчаянно хотелось отыграться на виновнике. — Или ты привык решать все вопросы через постель? Тогда это многое объясняет. В частности, твой выбор, — он язвительно усмехнулся. Судя потому, как вспыхнули глаза Малфоя, этот удар оказался действительно болезненным.
Скорпиус вспыхнул. Возбуждение мгновенно сменилось гневом. Захотелось вот прямо сию секунду врезать Поттеру в челюсть. Даже кулак зачесался. Но Малфой сумел взять себя в руки и процедил:
— Считаете, что захотеть залезть в вашу постель можно лишь из желания продвинуться по карьерной лестнице? Самокритично, однако.
— Малфой, Малфой, — насмешливо покачал головой Гарри, — это было так предсказуемо, что я даже слегка разочаровался.
Скорпиус не сдержался, взрыкнул:
— Ну, раз я, блядь, такой предсказуемый, то мне уже по хуй!
Он схватил Поттера за футболку и рванул на себя. Воспользовавшись секундным замешательством, Скорпиус впился в его рот жестким поцелуем, прикусив губу до крови. Он не шел ва-банк. Ва-банк идут, имея хоть какую-то надежду на победу. Скорее он прыгал в пропасть.
В общем-то, чего-то такого Гарри и правда ожидал. От Малфоя просто разило за версту возбуждением, а он был явно не из тех, кто привык сдерживаться. А ещё остро чувствовалось, что он буквально съёжился весь в ожидании неминуемой расправы.
Мерлин, такой мальчишка...
Гарри усмехнулся и ответил на поцелуй.
В первую секунду Скорпиус не понял, что произошло. Он ошалело замер, а потом рванул с новой силой, нагло врываясь языком в рот Поттера. Было так охуительно хорошо. Малфой пытался урвать как можно больше, вцепляясь в майку Поттера еще крепче. Он посасывал его язык, прикусывал и вылизывал губы, целуясь с рвением озабоченного девственника. Но что делать, если рядом с Поттером Скорпиус чувствовал себя именно им?
Он прижался ближе, скользнув голыми сосками по ткани футболки, и, не сдержавшись, коротко застонал прямо в поцелуй.
У Малфоя рвало крышу, и это было заразительно. Гарри позволил себе сполна насладиться его порывистостью и даже в какой — то момент перехватил инициативу, целуя властно и жёстко, подавляя любую попытку сопротивления. Положил ладонь на поясницу, привлекая к себе, скользнул ею на упругую задницу, с неё — на бедро и дальше, на оттопыривающий трусы внушительный член. Да уж, природа Малфоя не обидела...
Скорпиус снова застонал, толкнулся в руку, будто безмолвно умоляя сжать пальцы. Интересно, сколько ему понадобилось бы, чтобы кончить? Искушение проверить было велико, но Гарри не стал отступать от намеченного плана. Так и не тронув практически член, он опустил руку ниже и грубо сгрёб тяжёлые налитые яички.
— Ещё раз это повторится, — прошептал, отстраняясь, — я оторву тебе яйца и заставлю их сожрать, ясно?
Рука Поттера жгла кожу словно раскаленный металл. Скорпиус и сам плавился от этих прикосновений. Он уже туго соображал, мечтая лишь об одном — почувствовать, как сжимают эти властные пальцы его член и кончить.
И тем неприятней был неизбежный конец.
Глубоко вдохнув, Скорпиус сфокусировал все еще плывущий взгляд на Поттере.
— Ясно, господин главный Аврор, — он криво ухмыльнулся. — Яснее некуда. А что, удержаться, чтобы не полапать, не смогли? — И он демонстративно двинул бедрами вперед.
— А зачем? — искренне удивился Гарри. — Ты так настойчиво предлагал, что я решил не отказывать себе в удовольствии.
— Ну и? — Скорпиус выгнул бровь. Он еще не пришел в себя окончательно, да и рука Поттера не облегчала его задачи. — Так и будете держать меня за яйца или решитесь уже на что-нибудь?
— Я просто хотел убедиться, что ты снова на меня не накинешься, — хмыкнул Гарри и убрал руку. — Не хотелось портить твою смазливую мордашку внушительным синяком. Всё, вали дрочить и дай мне уже спокойно позаниматься!
Малфой не удостоил его ответом. Ноги слушались не слишком хорошо, но он гордо распрямил спину и демонстративно пошел прямо в душ. Забрался в первую же кабинку и запустил руку в трусы с громким, грудным стоном. Яйца огнем горели от хватки Поттера. Скорпиус с силой сжал их и чуть потянул, но это и в сотой мере не походило на то, что вытворял гребаный главный Аврор. Сплюнув на ладонь, Скорпиус размазал слюну по члену, огладил большим пальцем головку и, запрокинув голову, начал быстро и рвано дрочить.
Он, ничуть не таясь, стонал в голос. Откровенно, ему было по хуй, если его кто-то услышит. Хотя, кто, кроме Поттера, мог?
Дергая ладонью все быстрее, Скорпиус поддавал бедрами навстречу, словно пытаясь приблизить разрядку. Ему хватило одного яркого воспоминания о языке Поттера у себя во рту, чтобы выгнуться дугой, упираясь в кафельную плитку затылком и лопатками, и кончить, забрызгав спермой противоположную стенку кабины.
Только после этого Скорпиус включил воду и обессилено осел на пол.
Гарри слышал всё — от громкого хлопка двери кабинки до последнего рваного стона. Собственный член рвал брюки, но он не обращал на это внимания, упорно продолжая тренировку, хотя, больше всего на свете хотелось зайти в душевую, загнуть Малфоя на четыре кости и выебать, достав до самой печени. Он даже не знал, что, собственно, его останавливает — пожалуй, только осознание, что тогда мальчишка своего добьётся и решит, что может крутить главным Аврором как хочет.
Нет, если он когда-нибудь и трахнет Малфоя, то исключительно на своих условиях.
И всё же звук полившейся воды принёс облегчение вкупе с некоторым разочарованием. Вряд ли Малфой ещё раз решится на подобную эскападу. Впрочем, это, разумеется, к лучшему.
Утверждено Katcher Фанфик опубликован 22 февраля 2014 года в 15:13 пользователем Katcher.
За это время его прочитали 403 раза и оставили 0 комментариев.