Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Гарри Поттер Приключения/Экшн Дремлющий демон Поттера. Глава 1.1.

Дремлющий демон Поттера. Глава 1.1.

Раздел: Гарри Поттер → Категория: Приключения/Экшн
Глава 1.1.


Скорпиус Малфой решительно распахнул дверь Аврората. В руках он держал документы, подтверждающие, что за последние десять лет, лучше него студента пока не нашлось. Не то, чтобы Скорпиус этим кичился, скорее, воспринимал как должное. Малфой вообще привык все в этой жизни воспринимать как должное.
— Здрасьте, — ухмыльнулся он, приветствуя секретаря. Не Аврорат, а просто филиал Министерства. Интересно, кофе тут подают?
— Добрый день, — кивнул ему молодой парень. — Представьтесь по форме и назовите цель визита.
— Курсант Скорпиус Гиперион Малфой. Прибыл на распределение. Жажду приступить к своим обязанностям, — хмыкнул Скорпиус.
— Вам назначено к кому-то конкретному? — сухо уточнил секретарь. Скорпиус внутренне поморщился, таких вылощенных ублюдков он недолюбливал. Поэтому решил подшутить.
— Конечно. К главному.
Он решил, что парень сейчас разозлится, но тот лишь невозмутимо поднялся со своего места и указал Скорпиусу на лифт.
— Позвольте, провожу вас.
— Кхм, — Малфой откашлялся. На самом деле, ему было назначено к кому-то из многочисленных замов Главного Аврора, но, в конце концов, раз уж выпал такой шанс, можно заявить о себе. — Буду признателен, — хмыкнул он и последовал за секретарем.
На лифте они поднялись этажей на двадцать не меньше, хотя снаружи здание Аврората казалось высотой этажа в три. Прошли несколько длинных коридоров и, наконец, когда Скорпиус уже начал откровенно зевать, оказались перед дверью из красного дерева с позолоченной табличкой: "Глава Аврората. Гарри Дж. Поттер".
Секретарь постучал, дождался ответа, вошел первым и через минуту распахнул перед Скорпиусом дверь.
О Гарри Поттере Малфой знал с детства. Кто в Магической Британии не знал о Гарри Поттере? И, конечно, он был прекрасно осведомлен о том, что национальный герой уже несколько лет является главой Аврората. Правда, газет Скорпиус давно не читал, поэтому не особо представлял, как сейчас выглядит Гарри Поттер, и потому приятно удивился, увидев вместо престарелого хрыча довольно хорошо сохранившегося зрелого мужчину. Что ж, так даже, пожалуй, было интересней.
Ухмыляясь собственным мыслям, Скорпиус откровенно пялился на Поттера. Тот выжидающе смотрел на него, выгнув бровь. Игра в гляделки, похоже, затянулась.
— Молодой человек, если вы и дальше намерены молчать, то попрошу делать это за дверью, — наконец негромко сказал Поттер ледяным голосом.
— Вообще-то, я полагал, это вы мне все расскажете, — Скорпиус ухмыльнулся. — Вызвали-то меня вы, а не я вас.
— Для того, чтобы вас вызвать, я должен хотя бы знать ваше имя, — Поттер облокотился локтями на стол и посмотрел насмешливо. — Вы не мистер Ларс из второго отдела и не Генри Хупер из четвёртого. Я вас вообще знать не знаю, а, следовательно, не вызывал.
— Как вы верно подметили, я точно не Ларс и не Хупер, — хмыкнул Скорпиус. — Я Малфой. Скорпиус Малфой. Хотя, уверен, с моим отцом или дедом вы меня точно не спутаете. Как уверен я и в том, что вчера получил вызов прибыть в Аврорат для распределения. Или кто-то рассылает от имени Аврората ложные вызовы? — Малфой наигранно нахмурился собственному предположению.
— Ну, вот что, Скорпиус Малфой, — взгляд главы Аврората мгновенно потяжелел, — не знаю, каким ветром вас занесло в мой кабинет, но очень надеюсь, что он же вас отсюда и выметет, причём, поскорее. Иначе ручаюсь, что ваша карьера аврора будет недолгой и довольно бесславной. Идите и найдите своего куратора, день, когда вы получите возможность являться в этот кабинет без записи, наступит ещё очень нескоро. Если вообще наступит!
— Это ваш секретарь привел меня в кабинет. По своей воле я бы его даже не нашел, — фыркнул Скорпиус, про себя отметив, что обязательно добьется этой самой возможности являться в кабинет главы Аврората не только без записи, но и без стука. Иначе он не Малфой. — И полагаю, что самостоятельно я отсюда и не выберусь.
— Вы издеваетесь? — Поттер выгнул бровь в насмешливом изумлении. Наглость мальчишки, кажется, не знала даже тех зыбких границ, что были у его отца и деда. — Мне что, проводить вас, чтобы вы не заблудились?! Поверьте, если я и провожу вас, так только до дверей наружу, и лично прослежу, чтобы вы никогда больше не появились в стенах вверенного мне заведения!
— Господин главный аврор, — невозмутимо ответил Скорпиус, наслаждаясь сменой эмоций на лице Поттера, — я вовсе не издеваюсь, я бы не посмел. Мне весьма прискорбно, что вы так разбрасываетесь кадрами. — Малфой покорно склонил голову, но, заметив, что, похоже, перегнул палку, быстро добавил: — И я вовсе не прошу водить меня за руку. Просто позовите вашего секретаря. Полагаю, это его обязанность — водить посетителей по лабиринтам авроратских коридоров?
— У вас есть две секунды на то, чтобы выйти за эту дверь, — угрожающе процедил Поттер. — И меня абсолютно не интересует, сколько времени вы проведёте, плутая по коридорам!
— Что ж, полагаю, мне действительно стоит удалиться, — Скорпиус кивнул. — Мне жаль, что наше знакомство началось со столь нелепой ошибки. — Сокрушение в голосе Малфоя было почти идеальным. На самом деле, его несказанно позабавила эта встреча. Поттер оказался весьма занятным, совершенно не старым и, пожалуй, даже очень интересным. А еще Скорпиус понял, что ему иррационально понравилось выводить главу Аврората из себя.
Едва Малфой исчез за дверью, Гарри едва сдержался, чтобы не грохнуть кулаком по столу. Ну, вот за что ему всё это? За что?! Видимо, кто-то, обладающий высшей властью, решил, что жизнь Гарри Поттера ни за что не должна быть безоблачной и мирной. Пара лет относительного спокойствия после развода, и на тебе! Скорпиус Малфой собственной персоной, получите — распишитесь. Причём, судя по всему, это даже нельзя назвать неприятностью — полноценная попоболь на долгие-долгие годы! Если, конечно, он не найдёт способ сплавить Малфоя подальше. А он не найдёт... Слишком нуждался аврорат в молодых кадрах, слишком мудрёные стали законы. Права, блядь, личности охраняют. Даже таких прогнивших, как Малфои. Эти молчать не будут. Подадут в суд за ущемление прав по пожирательскому признаку, и привет.
Блядь!
Оставалось надеяться, что Скорпиус Малфой попросит распределение куда-нибудь как можно дальше от его личного отдела. Но, если честно, надежда эта была слабой.
Без всяких проблем спустившись в холл первого этажа, Скорпиус подошел к секретарю и быстро выяснил, в каком кабинете ему искать его куратора Дерека Уинсли. Тот занимал небольшую комнату на втором этаже. Мебели по минимуму, хотя, и в кабинете главного Аврора обстановка наблюдалась, скорее, аскетичная.
— Добрый день! — бодро заявил Скорпиус, немного напугав ссутулившегося и зачитавшегося какими-то бумагами Уинсли. Тот вздрогнул и с удивлением посмотрел на посетителя. Скорпиус едва сдержался, чтобы не закатить глаза. Как таких зашуганных вообще в Аврорате держали?
— Что вы хотели? — ну хоть голос подал.
— Курсант Малфой, прибыл на распределение, — отрапортовал Скорпиус и выложил на стол перед Уинсли все свои документы. Очень много документов. Уинсли погрустнел, и Скорпиус решил облегчить ему жизнь. — Я только что от главного.
— Что вы имеете в виду? Вы хотите в ОСН? — Уинсли поправил на носу очки.
— Скажем так, — ухмыльнулся Скорпиус, — этого хочу не только я.
Его куратору вовсе не обязательно было знать, как именно прошла первая встреча с Поттером. И вряд ли, этот человек решится уточнять у главного Аврора, действительно ли тот жаждет видеть под своим началом курсанта Малфоя. Расчет Скорпиуса оказался верен, и уже через полчаса все необходимые бумаги были заполнены.
— Завтра в восемь найдите аврора Дина Томаса, он выдаст вам обмундирование и даст необходимые инструкции.
— Как, разве я буду работать не под началом мистера Поттера? — Скорпиус разочаровался. Ну, самую малость.
— Курсант, мистер Поттер — глава Аврората. Вы что, полагаете, он будет лично выдавать вам портки? — устало поинтересовался Уинсли.
Скорпиус хмыкнул и попрощался.

* * *

К утру следующего дня глава Аврората Гарри Поттер успел начисто забыть о свалившейся на его голову проблеме — как выяснилось, зря. Иначе, он был бы подготовлен к случившемуся, а именно — к полуголой белокурой тушке, безмятежно развалившейся на одном из тренажёров с утра пораньше.
Медленно выдохнув сквозь сжатые зубы, Гарри постарался не раздражаться и направился к раздевалкам.
— Курсант, освободите помещение, — коротко и по-деловому бросил он, проходя мимо Малфоя. — Это время зарезервировано для бойцов отдела специального назначения.
— Я знаю, господин главный Аврор! Доброе утро, господин главный Аврор! — весело крикнул ему вслед Скорпиус.
Еще бы он не знал. С Дином Томасом Малфою быстро удалось найти общий язык, тот быстро выдал ему все необходимые вещи, дал распорядок летучек на сегодняшний день и, конечно, выдал расписание занятий в спортзале для их отдела. Между делом, Скорпиус поинтересовался, а что, Главный тоже не брезгует тренироваться с подчиненными? На что Дин ответил, что Поттер предпочитает утренние часы, тогда как все парни обычно ходят по вечерам. Традиция сложилась давно.
Ну, разве не прекрасный случай, чтобы внести хоть какую-то новизну? Скорпиус ухмыльнулся и первым делом направился именно в тренажерку. Физические упражнения всегда давались ему ничуть не хуже, чем интеллектуальные.
Размявшись, он решил дождаться Поттера, чтобы уж точно не облажаться перед ним. Не то, чтобы Скорпиус был хоть на толику не уверен в себе, но лучше перестраховаться.
И сейчас, проводив главного Аврора взглядом, он лениво встал на ноги, покрутил шеей и упал на пол. Да, пожалуй, полтинник-другой отжиманий сейчас самое то.
Гарри быстро переоделся, отчаянно надеясь, что его слова возымели эффект, и, когда он выйдет, Малфоя в зале уже не окажется. Но разве его молитвы когда-нибудь бывали услышаны?..
Стервец обосновался в самом центре спортзала и медленно, будто лениво отжимался. Гарри, конечно, знал, что так нагрузка намного выше, а, значит, упражнение эффективнее, но всё равно эти движения "с ленцой" отчего-то вызывали глухое раздражение. Хотя справедливости ради следовало заметить, что выглядел Малфой вполне неплохо. Ну, или, если совсем объективно, просто отлично...
— Я неясно выразился? — процедил Гарри сквозь зубы. — Убирайтесь отсюда и приходите со своим отделом!
Скорпиус хмыкнул и, не останавливая упражнений, ответил:
— Господин главный Аврор, вы сами сказали, что это время зарезервировано для бойцов отдела специального назначения. Полагаю, я не нарушаю никаких уставов и положений.
Малфой перенес вес на правую руку и стал отжиматься на ней. Тяжеловато, конечно, но зато эффектно.
Твою мать. Значит, всё-таки в родной ОСП распределили... Впрочем, а чего ты ещё ожидал, бедный наивный Гарри?
— В таком случае, прекращай выёбываться и начни заниматься нормально, — прошипел Гарри и пошёл к любимому тренажёру, отчаянно желая Малфою подвернуть ногу на беговой дорожке и скрыться с глаз долой хоть ненадолго.
— Нормально? — ухмыльнулся Скорпиус, меняя руку. — А что в вашем понимании "нормально", господин главный Аврор? Может, здесь у вас какая-то специальная методика? Я-то не в курсе, наивный, неискушенный аврорской работой курсант.
— "Нормально" — это значит нормально, — отрезал Гарри. — Приходи вечером, и кто-нибудь из парней тебе всё покажет, — и, предвосхищая вопрос, быстро добавил: — А у меня на тебя времени нет, да и не собираюсь я с сопляками, вроде тебя, возиться.
— Жаль, — Скорпиус, наконец, поднялся, представ перед Поттером во всей красе, и картинно вздохнул. — Я надеялся получить инструкции из первых, так сказать, уст. — Он провел по груди, смахивая несуществующие капли пота. — Но поспешу вас расстроить, для моих энергетических и физических биоритмов наиболее эффективны нагрузки в утренние часы.
Гарри скрипнул зубами и начал разминаться.
— В таком случае, — процедил медленно, — просто заткнись и повторяй за мной!
Скорпиус потратил много усилий, чтобы сдержать усмешку. Все же, настолько выводить из себя главного Аврора он пока не хотел. Внутренне торжествуя от своей маленькой победы, он стал наблюдать за разминающимся Поттером, отмечая его четкие, выверенные движения. В легком спортивном костюме Поттер смотрелся довольно впечатляюще. Конечно, Скорпиус не отказался бы полюбоваться на главного Аврора и вовсе без футболки, но всему свое время. Малфой продолжил сверлить своего начальника откровенно раздевающим взглядом.
Малфой раздражал — пристальным обжигающим взглядом, редким недоверчивым хмыканьем, когда Гарри намного превышал общепринятые нормативы или легко выполнял действительно сложные упражнения, да и просто своим присутствием. Всю жизнь ненавидевший столь пристальное внимание, Гарри был вынужден следить за каждым своим движением, чтобы не дай Мерлин не оступиться, не поскользнутся и не выронить снаряд из вспотевших рук. Это было бы апофеозом творившегося сегодня беспредела.
Скорпиус откровенно наслаждался тренировкой. Что ни говори, а Поттер знал свое дело и свое тело. Все упражнения отлично тренировали мышцы, и, как человек, привыкший к постоянным нагрузкам, Малфой с удовольствием все выполнял. Он замечал, что Поттер слегка раздражен, но держался тот все равно отменно. Нечто, похожее на уважение, мелькнуло в душе Скорпиуса.
— Я не спросил у аврора Томаса, здесь есть бассейн? Или только душевые? Хочется сбросить напряжение после такой продуктивной тренировки, — Малфой стрельнул глазами из-под челки, наблюдая за реакцией Поттера.
Гарри мысленно застонал — кажется, даже в бассейне от этого мальчишки не избавиться.
— Есть, — коротко буркнул он. Кажется, сегодня замечательный день, чтобы потренироваться в нырянии...
— Это превосходная новость, — Скорпиус ослепительно улыбнулся. — Ну как, мы закончили?
Так, похоже, у него появилась реальная возможность оценить господина главного Аврора со всех сторон. Малфой ухмыльнулся, ничуть не скрывая своего довольства.
...и, пожалуй, нырять он будет с аквалангом.
Проигнорировав вопрос и возмутившее до глубины души "мы", Гарри честно закончил последнюю связку упражнений, подхватил с лавки полотенце и первым сбежал в душ.
Откровенно забавляясь практически бегством главного Аврора, Скорпиус, не спеша, отправился в душ. В крайней от стены
кабинке шумела вода, Малфой решил все же не искушать судьбу и занял ту, что ближе к выходу. Не дай Мерлин, еще доведет Главного до сердечного приступа. Вымывшись и надев плавки, Скорпиус вышел к бассейну, который определил безошибочно. Вообще, ему понравилось обустройство тренажерки Аврората. Не чета их курсантской. Все по делу, в отличном состоянии. Ну, еще бы, если здесь сам Поттер тренируется. Кстати, о Поттере, Скорпиус оглядел бассейн в поисках главного Аврора.
Под водой было тихо и спокойно. Гарри довольно часто устраивал себе такие вот медитативные сеансы, тренируя одновременно дыхалку, силу воли и терпение, но сегодня ныряние принесло ему и долгожданный отдых от назойливого внимания невесть что возомнившего о себе мальчишки. И чего он только добивается? Повышения? Или, наоборот, — пинка под зад. Первое — невозможно, второе бессмысленно... Тогда чего?
Решив, при случае, спросить прямо, Гарри почувствовал, что лёгкие начинают гореть, оттолкнулся от дна и резко всплыл... прямо перед Малфоем, чуть не врезавшись в того лбом.
— Блядь! — выдохнул чуть придушенно. — Ты нарочно, да?!
В первую секунду Скорпиус, признаться, испугался за неподвижно лежащего почти на самом дне Поттера. Но потом сообразил, что тот просто тренирует дыхание. Конечно, у Малфоя и в мыслях не было, что главный Аврор просто прячется от него, как же. Нырнув, Скорпиус доплыл точно до центра бассейна, где под несколькими метрами воды лежал Поттер. Интересно, долго он там отмокать собрался?
Но тут Поттер внезапно рванул вверх, на какое-то мгновение Малфой даже растерялся, но тут же ухмыльнулся и ответил, чуть растягивая слова:
— Ну что вы, господин главный Аврор, как бы я посмел. Я же не знал, что вы именно сейчас всплывете, — он выделил голосом последнее слово. — Просто как раз проплывал мимо.
Главное не заржать, Малфой, иначе это точно будет твой последний день в Аврорате. Он же первый.
— У вас отличная дыхалка, смею заметить, — добавил он тут же. — А как насчет заплывов на поверхности?
— Не понимаю, какое тебе до этого дело, — прорычал Гарри. — Вон с моей дорожки! Если ты решил заебать меня своими вопросами, то ты почти достиг цели, а если нет, то я вообще не понимаю, чего ты добиваешься!
— Мистер Поттер! — оскорбился в лучших чувствах Малфой. — Вообще-то, я совершенно не виноват, что постоянно оказываюсь в вашей компании! Это всего лишь случайности. А я всего лишь пытаюсь наладить контакт со своим начальством!
Скорпиус обиженно фыркнул и поплыл вперед, наслаждаясь разыгранным представлением оскорбленной невинности.
— Если это случайности, то я Снейп в юбке! — буркнул Гарри, проводил его ненавидящим взглядом и, набрав побольше воздуха, снова занырнул.
Скорпиус все же не выдержал и рассмеялся. Ну а что, Поттер в юбке — это сильно. Про Снейпа он, конечно, тоже слышал, да и видел на портрете в школе, но то Снейп, а это живой и практически голый главный Аврор. Рассмотреть его толком не удалось, но даже того малого увиденного Скорпиусу хватило, чтобы утвердиться в давно оформившейся мысли — он хочет Поттера. Ну, вот просто хочет и все тут.
Решив больше не нервировать ушедшего на дно начальника, Малфой сделал еще пару кругов и выбрался из бассейна.

* * *

По дороге из тренажерки в комнату, где собирались авроры в редкие минуты отдыха, он встретил Дина Томаса.
— О, Малфой! — поприветствовал его аврор. — Что с головой? Почему мокрая не по уставу.
Скорпиус ухмыльнулся.
— Да вот, решил ваш бассейн опробовать.
Дин недоверчиво хмыкнул.
— И как?
— Да там что-то на дне плавало, я только окунулся.
Томас неверяще вытаращил глаза, а потом расхохотался. Видимо, о причуде Главного знали все.
— Не вздумай это при Нем ляпнуть. Вылетишь на раз-два. И вообще, я наслышан о твоей дерзости. Старайся держать себя в рамках, Поттер наглости не прощает.
— Это мы еще посмотрим, — неопределенно ответил Скорпиус, улыбаясь своим мыслям.
— ...и ещё раз повторяю: никакой самодеятельности! Ещё раз устроите такой погром, как в Джонс-Вуде, и я вас прямо на месте и закопаю, — Гарри обвёл всех тяжёлым взглядом, и стоящие перед ним авроры виновато опустили головы.
— Но Шеф, — попробовал было возразить Дин Томас, — вы же сами добро дали...
— Я, блядь, добро на что дал?! — рявкнул Гарри. — На взлом с целью проникновения! А вы, блядь, что устроили?! Вы всё здание снесли нахуй!
— Но... — подал голос Метт Браун, но Гарри не стал его слушать.
— И никаких "НО"! — отрезал он. — В патрули пойдёте на трое суток! В Глушь. И этого, — он ткнул пальцем в Малфоя, — с собой возьмёте. Введёте человека в курс дел и заодно мозги промоете, уж больно борзый. Ясно вам?
— Так точно, Шеф! — бодро отчеканили авроры — все, кроме, разумеется, Малфоя.
— Всё, исчезните, — всё ещё не остыв, выплюнул Гарри. — И Форджа мне кто-нибудь позовите! Скажите, иметь с размаху буду за просроченные порталы.
Скорпиус, признаться, слегка прибалдел от праведной отповеди главного Аврора. Конечно, парни и в учебке, и тут рассказывали, что у Поттера крутой нрав, но одно дело болтовня, другое — своими глазами увидеть. Малфой вдруг совершенно ясно понял смысл выражения "дергать тигра за хвост". Этим он, похоже, занимался уже второй день подряд. Но осознание того, что у героя магического мира стальные яйца, ничуть не поубавило решимости Скорпиуса. Напротив, лишь больше разожгло интерес. Конечно, перспектива провести три дня в патруле являлась не самой радужной. Но, несмотря ни на что, Малфой никогда от своих обязанностей не отлынивал. К тому же, он действительно собирался стать хорошим аврором. Правда, все же не сдержался от ухмылки на последней фразе Поттера. Слишком уж красочно его воображение нарисовало эту картину.
Скорпиус порадовался, что попал в команду к Томасу. У него никогда не было особых проблем со сближением с людьми, когда нужно, он умел включать и обаяние, и привлекательность, если требовалось для дела. Но Дин оказался просто хорошим мужиком, с чувством юмора и покладистым характером. Какое бы ни складывалось впечатление о Малфое у окружающих, — а иногда он быть настоящей задницей, — ценить хороших людей он умел.
Три дня, проведенные черти где в черти каких условиях, познакомили Малфоя с не самой приглядной стороной аврорской работы. Ничего путного за это время авроры не сделали. И совершенно точно было ясно, что Поттер отправил их сюда в наказание. Конечно, случись что-то экстренное, всех непременно отозвали бы обратно. Но к несчастью, никаких эксцессов в магическом мире не случилось, и весь отдел специального назначения маялся от жары под палящим солнцем, выслеживая каки-то шалопаев. Шалопаями их назвал сам Дин. Скорпиус мог только хмыкать. Жара никогда не действовала на него благоприятно. Он родился зимой и любил холодное время года. А в этой чертовой глуши даже помыться толком негде было.
К концу третьего дня шалопаи были пойманы, обезврежены и доставлены в аврорат для снятия показаний. Им не грозил даже арест, поскольку они оказались школьниками и просто развлекались на каникулах патронусами и простенькими бытовыми заклинаниями.
Лишь оказавшись в собственной квартире, Скорпиус смог нормально помыться и отоспаться. Признаться, он уже тихо ненавидел и Поттера, и его взрывной характер. Конечно, глава Аврората был чертовски хорош. Но если так пойдет и дальше, у Малфоя просто не останется сил на то, чтобы довести дело до конца.

* * *

В пятницу утром Скорпиус явился на летучку с опозданием в минуту. Он откровенно зевал, небрежно прикрывая рот рукой. Аврорская мантия, которую ему выдал Дин, никак не подходила для лета, пришлось, хотя бы, расстегнуть пуговицы, чтобы не задохнуться окончательно. Проскользнув в кабинет Поттера, Скорпиус занял место рядом с Дином и, естественно, тут же наткнулся на взгляд Главного. Сон как рукой сняло. Малфой глянул в зеленые глаза с вызовом и нахальством.
— Так, смотрю, команда в сборе, — сказал Гарри, мысленно усмехнувшись. Похоже, урок Малфой не усвоил. Что ж, придётся повторить... — Надеюсь, впредь будете хоть немного думать головой. Имейте в виду, в следующий раз упеку вас в Глушь на месяц, да ещё и ежедневные отчёты писать заставлю, — авроры взвыли и шумно зароптали, но умолкли, стоило Поттеру предупреждающе вскинуть руку. — Всё, закрыли вопрос. Давайте по делам.
Планёрка затянулась — за три дня накопилось неожиданно много дел, и за всё это время Поттер на Скорпиуса больше ни разу не взглянул, и тем неожиданнее стала его последняя фраза:
— Ладно, парни, по коням. Все свободны, кроме Малфоя.
Дин бросил на Скорпиуса сочувствующий взгляд и тихонько пожелал удачи, прежде чем выйти за дверь.
Не сказать, чтобы Скорпиус откровенно скучал на планерке, но он не имел понятия ни об одном из дел, которые обсуждали авроры. Конечно, он старался вникнуть в суть, ему ведь предстояло с этим работать. Но, по большей части, он боролся с жарой и накатывающей волнами сонливостью. Сегодня Поттер был на редкость спокоен, наверное, соскучился по своему отделу. Тут Скорпиус хмыкнул.
Он, почти не таясь, так как никто не обращал на него внимания, рассматривал главного Аврора. Злость постепенно улетучилась, принеся взамен уже знакомое чувство заинтересованности. Конечно, было жутко непрофессионально глазеть на собственного шефа, пока он рассказывает о положении дел, но Скорпиус все же в пол-уха слушал его, запоминая важные моменты. Он не особо старался привлечь внимание Поттера, поэтому не позволял себе никаких едких реплик, которые так и вертелись на языке, предпочитая просто созерцать.
Под конец стало так жарко, что он практически полностью расстегнул мантию.
И чуть не застонал от облегчения в мечтах о прохладном душе, когда Поттер всех распустил.
Тем неожиданнее стал приказ Поттера задержаться. Скорпиус искренне недоумевал, что могло понадобиться от него Главному. Уж точно не задушевная беседа. Кивнув Дину на прощание, Малфой выжидающе уставился на начальника.
Гарри взмахом руки захлопнул дверь и, подперев задницей стол, воззрился на Малфоя.
— Значит так, — начал медленно, — в моём отделе есть ряд правил, своего рода Устав, обязательный к исполнению для всех. Если я ещё раз увижу тебя в таком виде, как сейчас, лучше сразу переводись в отдел попроще, ясно тебе? То же касается и опозданий. Я уже понял, что ты мнишь о себе хуй знает что, но сейчас ты никто, и звать тебя никак. Хочешь уважения и привилегий — заработай их. Понты же свои можешь засунуть поглубже в задницу, пока мои парни их тебе не пообломали.
Считай это дружеским советом. Всё ясно?
— Не совсем, — серьезным тоном ответил Скорпиус. — У меня есть несколько вопросов, касающихся вашего Устава. О существовании которого, к слову, я узнал лишь сейчас. Во-первых, мне кажется, или ваше отношение ко мне предвзято? Во-вторых, и это касается моего внешнего вида. Я не знаю, как вы, сэр, но я чертовски хреново переношу жару. И чувствую себя при этом препогано. В связи с чем, собственно, вопрос, у вас предусмотрена какая-то еще форма одежды, кроме этих гребаных, простите, — Малфой неискренне извинился, — мантий? Неужели, я первый, кто позволил себе расстегнуть в вашем присутствии несколько пуговиц? Это не по Уставу? Или это беспокоит лично вас? — он голосом выделил последние два слова.
— Ты идиот? — с искренним недоумением посмотрел на него Гарри и, подойдя ближе, взмахнул палочкой. Магия взметнулась вокруг Малфоя маленьким вихрем, застёгивая пуговицы, разглаживая складки и даже — укладывая растрёпанные волосы ровными зачёсанными назад локонами. Ещё один взмах, и удушающая жара исчезла, сменившись почти морозной прохладой. — Охлаждающие чары местного действия, — насмешливо пояснил Гарри. — Вот уж не думал, что ты не допрёшь до такой простой вещи собственными мозгами. — Он осуждающе покачал головой и, осмотрев Малфоя с ног до головы, махнул рукой. — Всё, свободен. И запомни: именно в таком виде я желаю тебя видеть в этих стенах. Не устраивает — до свидания. С огромным удовольствием подпишу рапорт о переводе.
— Не дождетесь! — фыркнул Скорпиус. Признаться, его это задело. Он не был идиотом, и, конечно, думал об охлаждающих чарах. Но их четко инструктировали перед выпуском, что на территории аврората применение любых заклинаний ограничено. Хотя он должен был догадаться, должен был! Ладно, у него просто не было времени подумать об этом и уточнить у Дина. Малфой быстро взял себя в руки. — Сэр, раз уж вы ответили на мой второй вопрос, может, ответите и на первый? Мне искренне интересно.
Скорпиус понимал, что играет с огнем, но сейчас он чувствовал, что Поттер не злится.
— О предвзятости? — Гарри снова отошёл к столу и скрестил руки на груди. — Разумеется, я чертовски предвзят ко всем, кто врывается без спроса ко мне в кабинет и начинает хамить с порога, демонстрируя ничем необоснованную наглость. Особенно если точно знаю, что хамство, наглость и надменность — фамильные, глубоко укоренившиеся черты характера. Я тебе так скажу, Малфой: сам создал себе проблемы — сам и выпутывайся, а на меня нехер пенять. Ещё ни один человек не посмел обвинить меня в предвзятости, можешь у отца своего спросить. Если он, конечно, захочет сказать правду.
— Сэр, вы говорите о собственной непредвзятости и тут же заявляете о наших "фамильных", — Скорпиус взял это слово в воздушные кавычки, — чертах. Это ли не высшая степень ее проявления? Вы позволяете себе отпускать комментарии о моей семье, обвиняя при этом меня в наглости и хамстве. Вы позволяете себе делать неподобающие намеки о моем отце. Но, естественно, вы непредвзяты и относитесь ко всем лишь так, как они того заслуживают, — Малфой хмыкнул. — Прошу прощения, конечно же, я был неправ. Исправлюсь, сэ-э-эр. Я могу идти?
— Ты мне тут ещё поуказывай, какие намёки тут подобающие, а какие нет! — рявкнул Гарри, борясь с желанием схватить Малфоёныша за грудки и хорошенько приложить его головой об стену. — Я с твоим отцом сначала учился шесть лет, а потом ещё и воевал, причём он играл отнюдь не за хороших, если ты вдруг не знал. И мне похуй на твою фамильную гордость — знал, небось, куда шёл! Или ты думал, что я тебе дифирамбы буду петь за смазливое личико и по-отечески шлёпать по попке? Хуй тебе! Ебать буду, как и всех, и даже хуже! Спускайся со своих розовых облаков и добро пожаловать в реальную жизнь. И да, ты мне не нравишься. Можешь радоваться: ты меня расколол. А теперь подбери сопли и иди работай, я и так потратил на тебя в десять раз больше времени, чем планировал.
Скорпиус чувствовал себя странно. Не то чтобы его никогда не тыкали лицом в прошлое отца и деда, но почему-то именно сейчас он чувствовал себя оплеванным. Стоило быть честным перед самим собой — он заслужил. Повел себя как придурок с самого начала. Решил, что нахрапом возьмет Поттера. Пришел весь такой красивый, нате, радуйтесь мне.
Пожалуй, это был чуть ли не первый момент в жизни Скорпиуса, когда ему действительно стало стыдно за собственное поведение. Поттер ему ничем не обязан. Да Поттер, пожалуй, вообще святой, что до сих пор авадой ему промеж глаз не засадил.
Чертовски неприятное чувство — осознавать собственную неправоту. Скорпиус внимательно посмотрел Поттеру в глаза, медленно кивнул и вышел за дверь. Ему было над чем поразмыслить.
Малфой ушёл, и Гарри обессилено опустился в кресло. Довёл-таки, сучёныш! А ведь не нарывался бы так упорно — глядишь, и не словил бы ушат говна за шиворот. Конечно, всё, что было сказано, — чистая правда, но не в привычках Гарри было вот так сразу подрезать птенцам крылья. Впрочем, какой уж тут птенец... Петух-подросток. Хвост, чтобы распушать, вырос, а шпоры — ещё нет. Зато уж кукарекать научился отменно. Ничего, сейчас клюв пообломал, может, и задумается теперь, стоит ли ещё задираться.
Как бы то ни было, про непредвзятость Гарри тоже сказал чистую правду: если Малфой сможет перешагнуть через собственное раздутое эго и станет нормально работать наряду со всеми, то и отношение к нему будет соответствующее. В конце концов, выпускная характеристика у него и правда чертовски хорошая. Так пусть докажет, что получил её не за красивые глаза!
Как только Скорпиус закрыл за собой дверь кабинета главного Аврора, у него началась совсем другая жизнь.
Утверждено Katcher Фанфик опубликован 22 февраля 2014 года в 15:10 пользователем Katcher.
За это время его прочитали 348 раз и оставили 0 комментариев.