Покажем силушку богатырскую (привет, Наруто проджект)
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Личный отряд Поттера. (1,2)

Раздел: Гарри Поттер → Категория: Фэнтези/Фантастика
1

Гарри с небывалой усталостью в первый день учебной жизни откинулся на подушки своей кровати и задвинул полог. Произошедшее с ним за последний месяц каникул сбивало его с толку, а мысли все так и крутились в недоказанной догадке о дементорах, что «случайно» появились в Литтл-Уингинге. Раз это не Министерство отправило их, тогда кто? Волан-де-Морт? Но разве он не пытался всегда уничтожить его самостоятельно? Или его планы так резко изменились, что он не может больше ждать подходящего случая, чтобы убить его?
Однако сколько бы Гарри не пытался думать об этом, правильного ответа он найти не мог и всегда возвращался к началу своих рассуждений, а спустя какое-то время на него находил очередной приступ апатии, и он тупо пялился в потолок.
Конечно, иногда его мысли перетекали к Сириусу и Ордену Феникса. После всех этих разбирательств и недоверия со стороны Министерства, он радовался такой организации, которая в любом деле могла поддержать и его, и Дамблдора. Но радоваться Гарри сейчас не спешил, так как даже Орден не мог ничего сделать с новым преподавателем по Защите от Темных Искусств, первым заместителем Министра Магии, Долорес Амбридж. «Избранный» чувствовал исходящую от нее опасность. Нет, он вовсе не боялся ее, но у него было очень нехорошее предчувствие насчет нее.
Вдруг все мысли Гарри переместились в сторону школы. Действительно, жизнь в штаб-квартире организации, созданной для борьбы с Волан-де-Мортом, оказалась вовсе не такой интересной и волнующей, как можно было предположить. Хотя члены Ордена Феникса регулярно приходили и уходили — в одних случаях они оставались ужинать, в других задерживались лишь для минутной беседы шепотом, — миссис Уизли позаботилась о том, чтобы до ушей (в том числе и снабженных Удлинителями) Гарри и его друзей ничего существенного не долетало. И никто, даже Сириус, видимо, не считал, что Гарри имеет право знать больше, чем ему было рассказано в первый вечер. Именно поэтому с каждой минутой каникул, проведенных на улице Гриммо, 12, он мечтал о Хогвартсе. Ему не терпелось снова свидеться с Хагридом, сыграть в квиддич, даже пройтись мимо огородов к травологическим теплицам.
Ночью спал Гарри беспокойно. В сновидениях то и дело мелькали родители, не говорившие ни слова; миссис Уизли рыдала над мертвым телом Кикимера, на нее смотрели Рон и Гермиона с коронами на головах; а потом Гарри в очередной раз очутился в коридоре, который упирался в запертую дверь. Бывали и моменты, когда перед ним вдруг возникал образ Малфоя – то он кривил в ухмылке губы, то облизывал их, нежно и эротично прикусывая. Он резко проснулся, в шраме покалывало, а Рон, уже одетый, говорил ему:
- Слушай, давай быстрей, Гермиона уже на стенку лезет, говорит, опоздаем в Большой Зал. Знаешь, в таких ситуациях мне кажется, что она жутко похожа на мою маму...
Гарри улыбнулся, стирая холодный пот со лба и начиная одеваться.
- Гарри, с тобой все в порядке? - недоверчиво спросил Уизли, увидев его нездоровый вид.
- Да, Рон. Просто странный сон… - он пожал плечами, надеясь, что друг не станет задавать лишних вопросов.
- Умираю с голоду, - заявил Рон и сел на край кровати Гарри, наблюдая за тем, как он поспешно натягивает старую кофту, доставшуюся тому от его кузена Дадли.

Они вышли в гостиную, где их сразу же встретила Гермиона. Она явно была чем-то озабочена.
- Рон, сколько можно ждать! Ты ведь не забыл свои обязанности старосты? – спросила она в своем тоне, скрестив руки на груди.
Рон хлопнул себя по лбу, а Гарри, наблюдая за ними, лишь весело улыбнулся.
- У пятикурсников на каждом факультете по двое старост, - произнесла, Гермиона, когда они шли к Большому Залу. Вид у нее был страшно недовольный. - Мальчик и девочка.
- Угадай теперь, кто староста Слизерина, - сказал Рон.
- Малфой, - мгновенно отозвался Гарри, не сомневаясь, что оправдается худшее из его опасений.
- Разумеется, - с горечью подтвердил Рон, запихивая в рот одну из шоколадных лягушек, что были у него в кармане.
- И эта жуткая корова Пэнси Паркинсон, - язвительно сказала Гермиона. - Какая из нее староста, если она толстая и медлительная, как тролль, которому дали по башке...
Гарри с Роном переглянулись и весело улыбнулись друг другу, но ничего говорить Гермионе они не стали.

В Большом зале школьники рассаживались по факультетам за четыре длинных стола. Вверху простирался беззвездный черный потолок, неотличимый от неба, которое можно было видеть сквозь высокие окна. Вдоль столов в воздухе плавали свечи, освещая серебристых призраков, во множестве сновавших по залу, и учеников, которые оживленно переговаривались, обменивались летними новостями, выкрикивали приветствия друзьям с других факультетов, разглядывали друг у друга новые мантии и фасоны стрижки. И опять Гарри заметил, что, когда он идет мимо, некоторые наклоняются друг к другу и перешептываются. Он стиснул зубы и постарался вести себя так, словно ничего не замечает, и ему ни до чего нет дела.
Они сели за стол Гриффиндора – Рон с предвкушением посмотрел на еду, задумываясь лишь над тем, что бы съесть в первую очередь.
- Рон, я слышал Вы с Гермионой теперь старосты? – восхищенно произнес Невилл, что сидел рядом с Гарри напротив Уизли.
Тот озадаченно покачал головой, потом посмотрел на часы.
- Нам надо время от времени патрулировать коридоры, - сказал он Гарри и Невиллу, - и мы можем наказывать людей за плохое поведение. Мне не терпится прищучить Крэбба и Гойла...
- Ты не должен злоупотреблять положением старосты, Рон! - резко сказала ему Гермиона.
- Малфой, конечно, ни капельки не будет им злоупотреблять, - саркастически откликнулся Рон.
- Ты что, намерен опуститься до его уровня?
- Нет, я просто намерен добраться до его дружков раньше, чем он доберется до моих.
- Ну перестань же, Рон...
- Гойла я засажу за строчки, это его убьет, он терпеть не может писать, - радостно сообщил Рон. Он понизил голос до хриплого хрюканья Гойла, наморщил лицо, изображая болезненную сосредоточенность, и принялся выводить в воздухе рукой: - Я... не... должен... выглядеть... как... задница... бабуина.
Гарри повернул голову. Он, конечно, этого ожидал; и все равно увидеть ухмыляющееся лицо Драко Малфоя между физиономиями его дружков Крэбба и Гойла - приятного мало.
- В чем дело? - недружелюбно спросил Гарри, не успел Малфой открыть рот.
- Повежливей, Поттер, иначе будешь наказан, - проговорил, растягивая слова, Малфой, чьи прилизанные светлые волосы и острый подбородок были точной копией отцовских. - Видишь ли, меня, в отличие от тебя, назначили старостой, и поэтому я, в отличие от тебя, имею право наказывать провинившихся.
- Может, и так, - отозвался Гарри, - но ты, в отличие от меня, поганая сволочь, поэтому вали отсюда и оставь нас в покое.
Рон, Гермиона, Джинни и Невилл засмеялись. Малфой скривил губы.
- А скажи-ка мне, Поттер, каково это - быть на втором месте после Уизли? - спросил он.
- Заткнись, Малфой! - резко сказал ему Гарри.
- Кажется, я затронул больное место, - язвительно усмехнулся Малфой. - Ты смотри у меня, Поттер! Я как пес, как пес буду вынюхивать, где ты что сделаешь не так.
- Пошел вон! - крикнул он, вскакивая.
Хихикнув, Малфой бросил напоследок на Гарри самодовольный взгляд, в котором гриффиндорец прочел какой-то извращенный намек, и удалился в сопровождении неуклюже топающих Крэбба и Гойла. Гермиона с силой хлопнула по столу и повернулась к Гарри, который мигом понял, что она, как и он, увидела в словах Малфоя скрытый смысл и была очень обеспокоена. Наверно, из их троицы ничего не заметил только Рон, с наслаждением доедающий куриную ножку и хватая следующую.

После всех занятий, Гарри ушел раньше и отделился от Рона и Гермионы.
В вестибюле, пробираясь сквозь толпу, он не смотрел ни направо, ни налево; потом бегом по мраморной лестнице, пара потайных проходов - и он оставил большую часть учеников позади.
Надо быть круглым идиотом, чтобы этого не ожидать, злился он на самого себя, идя гораздо менее людными верхними коридорами. Еще бы все на него не уставились — ведь два месяца назад он вернулся из лабиринта Турнира Трех Волшебников с трупом товарища и заявил, что видел возродившегося лорда Волан-де-Морта. До летних каникул тогда оставалось всего ничего, у него попросту не было времени дать людям объяснения, пусть даже он был бы тогда в силах подробно рассказать об ужасных событиях на кладбище.
Дойдя до конца коридора, который вел к общей гостиной Гриффиндора, Гарри уперся в портрет Полной Дамы и только тут сообразил, что не знает нового пароля.
- Э... - с тоской выдавил он из себя, глядя на Полную Даму, которая сурово смотрела на него, разглаживая складки на розовом атласном платье.
- Без пароля хода нет, - заявила она надменно.
- Ясно… - он кивнул и оглянулся. Никого из Гриффиндора поблизости не было. – Черт…
- Что, Поттер, твои дружки не сказали тебе новый пароль? – усмехнулся Малфой, появившись из-за угла. На его лице была привычная злорадная ухмылка. – Значит, ты всю ночь будешь шорохаться по коридорам, да, Поттер? Я не могу допустить этого, как староста.
- Чего тебе надо, Малфой? – процедил Гарри сквозь зубы.
- О, я думаю, что тебе нужно относится ко мне повежливей, Поттер. Я мог бы помочь тебе сегодня, а ты меня огорчаешь.
- С чего бы тебе мне помогать, Малфой?
- Не без выгоды мне, Поттер. Накинь свою мантию и иди за мной, - больше Драко ничего не сказал. Он развернулся и быстрым шагом направился к проходу, за которым находился спуск в подземелье Слизерина.
Гарри ничего не оставалось, как проследовать за ним.

2

Они спустились по мраморной лестнице, ведущей в подземные помещения. Вокруг не было ни души, что Гарри даже не удивило, ведь сейчас была ночь. Он корил себя за то, что не пошел с Роном и Гермионой, а решил обойти обходными путями, чтобы не попасть в эпицентр перешептываний за спиной. И поэтому сейчас шел вслед за Драко Малфоем, чтобы не болтаться ночью по школе и не заработать штрафные баллы для своего факультета. Конечно, он мог скрыться под мантией и переночевать в библиотеке, или вообще попробовать выбраться на улицу, чтобы приютится в хижине Хагрида, но предложение слизеринца ему сейчас показалось самым оптимальным решением. Конечно, Гарри волновало поведение Драко и зачем тому вообще помогать ему, а еще его волновали его последние слова. Какова выгода Малфою от того, что он переночует в комнате старосты Слизерина? Если об этом узнал кто-либо, то поднялась бы шумиха, а разговора с Роном и Гермионой точно не удалось бы избежать. И после такой мысли, Гарри решил точно не рассказывать друзьям об этом инциденте.
Пока Гарри витал в своих мыслях, они успели приблизиться к стене, на которой был выгравирован герб Слизерина. Драко прикрыл глаза и что-то прошептал, и Поттер мог поклясться, что тот сказал что-то на парсултанге. Конечно, а что можно было ожидать от факультета, основателем которого был змееуст, Салазар Слизерин?
Часть стены уехала в сторону, открывая проход. Малфой уверенно шагнул внутрь, Гарри, все еще чувствуя себя неуверенно — за ним.
Общая гостиная Слизерина была низким длинным подземельем со стенами из дикого камня, с потолка на цепях свисали зеленоватые лампы. В камине, украшенном искусной резьбой, потрескивал огонь, и вокруг, в резных креслах, виднелись темные силуэты слизеринцев.
Они молча прошествовали в одну из комнат, и Драко запер за собой закрывшуюся дверь.
- Добро пожаловать, Поттер… - слова слизеринца явно были пропитаны ядом, но Гарри ничего не ответил, лишь подмечая, что здесь всего одна кровать, в отличие от комнат Гриффиндора. Заметив это удивление, Драко поспешил добавить с усмешкой на губах: - Мой отец позаботился, чтобы мне было комфортно в этой школе. В отличие от тебя, Поттер. Мне завтра рано вставать, поэтому раздевайся и ложись в кровать.
- Ты так и не сказал, какая тебе с этого выгода, Малфой, - Гарри обернулся, чуть прищурившись, и посмотрел в серо-голубые глаза Драко. Гриффиндорец впервые заметил, что они чем-то напоминают цвет закаленного серебра.
- А это уже тебя не касается, Поттер, поэтому раздевайся и ложись в кровать. Или ты хочешь, чтобы я сам раздел тебя? – привычно растягивая слова, проговорил Драко и ухмыльнулся, увидев, как щеки парня налил слабый румянец.
Чтобы этот день скорей закончился, Гарри решил не тянуть и быстрее уснуть, поэтому ему просто пришлось послушаться Малфоя.
- Извращенец… - тихо шикнул брюнет и, оголив тело, залез под мягкое шелковое одеяло, выполненное в стиле Слизерина.
Повернувшись к блондину спиной, Гарри моментально погрузился в тревожный сон, поэтому даже не заметил, как Малфой, обнажив себя полностью, лег рядом.
Драко совсем недавно признался себе, что хочет Поттера. А все из-за отца. Стоило ему увидеть его тайный альбом, как гормоны стали срабатывать на каждом парне, когда Драко думал о них в плане секса. И да, Поттер стал не исключением. Малфой, услышав новую колкость со стороны Гарри, вдруг представил, как жестоко наказывает его, привязывая к кровати и проникая пальцами тому в анус. Полностью погружаясь в такие мысли, он возбуждался, отчего иногда приходилось тихо дрочить в туалете. После таких моментов, у него появилась назойливая мысль трахнуть Поттера, но самое важное было то, чтобы тот и сам желал этого.
Поняв, что Гарри уснул, Драко взял палочку и произнес одно редкое забытое давно заклинание. Поттер моментально покрылся холодным потом.
Сон, в котором сначала присутствовали его друзья, сменился сном, в котором присутствовал только Драко Малфой.
Блондин, зная, что Гарри снится сейчас довольно-таки эротичный сон с его участием, приблизился к парню вплотную, пробежавшись ладонью по его бедрам, скользнув к паху и слабо погладив выпирающую шишечку. Поттер шумно выдохнул, слабо раздвинув ноги во сне. Драко ухмыльнулся, склонившись и коснувшись влажным языком мягкого соска, что тут же отреагировал и затвердел. Он слабо прикусил его, а рука тем временем скользнула под резинку трусов, поглаживая возбужденную плоть. Малфой готов был поспорить, что не имей он такой сдержанности, сразу же вставил бы ему, только заслышав тихий стон, сорвавшийся с губ брюнета. Тем временем, юноша дорожкой поцелуев скользнул к шее, губы захватили мочку уха, язык поигрался с ней, зубы прикусили. Большой палец, надавивший на покрасневшую головку в это время, сорвал новый, более громкий, стон с уст гриффиндорца.
- Ты такой развратный, Поттер…- прошептал сдавленно Драко, и эти слова Гарри услышал от него во сне.
Когда он хотел возразить ему, плоть заявила о разрядке, и Поттер выгнулся, резко открыв глаза.
Сперма импульсивно заполняла пах, стекала по промежности, меж расслабившихся яиц. Сердце в груди громко стучало, а рядом раздавалось тихое посапывание слизеринца.
«Не может этого быть…» - Гарри было страшно подумать о том, что сейчас он кончил во сне, в котором ему снился староста Слизерина, нежно ласкающий его плоть губами. – «Какого черта происходит?..»
Юноша протер вспотевшее лицо и прикрыл глаза. Стыд заливал щеки, и даже кончики ушей реагировали на чувства брюнета. Он повернул голову и посмотрел на мирно спящего блондина. Взгляд спустился на оголенную вздымающуюся грудь, плоский живот со слабо выделяющимися мышцами, короткие черные волоски лобка и небольшой бугорок, скрытый под зеленым шелком покрывала. Гарри мотнул головой и отвернулся, накрывшись с головой. На, казалось, спокойном лице Драко Малфоя появилась дерзкая ухмылка.

От автора: Постеры - Забини и
Рон,
Драко и
Гарри,
Фред и Джордж
Утверждено Дэдли Фанфик опубликован 20 ноября 2014 года в 11:49 пользователем GoRKa.
За это время его прочитали 414 раз и оставили 0 комментариев.