Наруто Клан Мультифэндом Фэндом Сериалы Война роз. Главы 1 - 4

Война роз. Главы 1 - 4

Раздел: Фэндом → Категория: Сериалы
Война роз. Главы 1 - 4
Никого не любить – это величайший дар, делающий тебя непобедимым, так как никого не любя, ты лишаешься самой страшной боли. Предпочитаю не знать смысла этого слова всю свою вечность. С привязанностью же, все несколько сложнее…

Ровная бледная кожа, статная осанка, идеальные гладкие волосы… Пожалуй это все то, с чем можно было смириться. Но как пережить все новоприобретенные черты? Если запавшие щеки и круги под глазами можно было убрать, утолив жажду, то как избавиться от этого дикого вурдулакского взгляда, совершенно лишенных какого-либо блеска глаз?! Как стереть эту злую усмешку, которую приняли мои губы, пересохшие от обезвоживания?! Кто я?! Кто та, что смотрит на меня из зеркала, внушая страх и ужас мне самой?! Холодная, чужая, отстраненная, а самое главное – вечная…


1. Вражда, уносящая жизни.
Холод медленно ползет по телу, подбираясь к самому сердцу, которое предательски громко стучит, практически оглушая в эти секунды. Струйка теплой крови бежит по подбородку, сочась из разбитой губы. Мой взгляд замер на закрытой двери в старой и зашарканной комнате, где я пребывала последние несколько часов. Сижу в самом дальнем углу, прижимаясь к стене, будто стараясь просочиться сквозь нее и навсегда исчезнуть из этого дома. Мое некогда совсем новое, сшитое няней, небесно-голубое платье сплошь перепачкано кровью... Моей и отца… Мысли об убиенном родителе в момент вызывают очередной поток слез, сдержать который я уже не в силах. От всхлипываний почему-то болят легкие, и кажется, будто сломано несколько ребер. Но никакие мои травмы не сравнятся с той жестокой смертью, которую принял отец. И не только отец… Все мои близкие, родные и друзья… Всех их больше нет! Я осталась совсем одна… И вскоре мою жизнь так же с легкостью оборвет тот монстр, который вырвал сердце из груди отца. Закрываю глаза, с желанием наконец-таки потерять сознание, забывшись болезненным сном, но разум никак не хочет покинуть меня. Видимо, моя стойкость унаследована с геном оборотня.
Резко открываю глаза от шума распахивающейся двери. Передо мной тот, кто разрушил жизни сотен близких мне людей. Тот, кто лишил жизни самого дорогого мне человека.
- Поражаюсь способности оборотней зализывать раны. – спокойным хриплым голосом произносит он, захлопывая за собой дверь. – Я ожидал застать тебя мертвой, истекшей кровью, волчица.
- Вы совершили огромную ошибку, граф. – проговариваю я надломленным голосом, пряча взгляд в пол. – Эти люди были ни в чем не виноваты. Так же как и я, и мой отец.
- Мог бы согласиться с тобой, если бы эти люди действительно были людьми, а не шайкой псов, возглавляемой твоим отцом.
Клаус подходит ко мне совсем близко и садится на корточки напротив меня.
- Я не понимаю о чем вы…
- Все ты понимаешь, волчица! – он повышает голос, заставив меня вздрогнуть и поморщиться от резкого спазма боли в груди. – Твой папаша главенствовал в вашем сплотившемся, разросшемся стаде волков! Отчасти с этим самым стадом мне приходилось сражаться на протяжении нескольких веков! И только не делай удивленное лицо – ты прекрасно знаешь, кем я являюсь!
- Мои близкие и лично мой отец ничего вам не сделали…
- Плохо же ты осведомлена о действиях своих родственников! Как вожак стаи оборотней твой отец перебил десятки вампиров в течение многих лет. А ваш клан истреблял вампиров веками, силясь завладеть ветвью первенства! Прикрываясь добрым именем, твой отец долгое время пользовался защитой короля. Но не король, не сам Бог, будь то католический, или иудейский не помог ему…
- Животное! – скрипя зубами, шепчу я.
- Нет, дорогая, животное – это ты! Кстати, ты уже прячешься во время полнолуний, или же еще не успела принести для этого жертву?
- Однако, когда-то вам пришлось лебезить перед этим животным, граф. Некогда вы оказывали вполне явные знаки внимания, не подозревая, что преклоняетесь перед вашим ненавистным врагом… - мне все же удалось выдать вымученную улыбку. – Вы были жалки в своих желаниях и незнании, милорд…
Звонкая пощечина обрушивается на меня, заставляя кровь из раны на губе бежать быстрее. Чувствую, как из носа начинает сочиться такая же горячая струйка.
- Тешь свое самолюбие этими воспоминаниями, шавка! – в момент взрывается вампир, поднимаясь в полный рост. – Пожалуй, ты не заслужила быструю смерть и еще вполне сойдешь на то, чтобы вытирать пыль с моих ботинок!
Клаус хватает меня одной рукой за подбородок, а другой за волосы, заставляя смотреть в его звериные, почерневшие от ненависти, глаза.
- Поверь мне, ты еще позавидуешь своему отцу, который сдох не почувствовав всей моей ненависти к вашему роду!
- Когда бы я не умерла, я умру с проклятиями на губах к тебе! – я впервые обращаюсь на «ты» к нему. Обращаться по иному, уже язык не поворачивался.
Еще несколько секунд Клаус вглядывается в мое лицо, прожигая своим взглядом, затем с усмешкой отпускает меня.
- Ты ответишь за все то время, что скрывала от меня свою сущность. – уже вполне спокойным голосом говорит он, отворачиваясь от меня. – Я заставлю тебя подавиться своей тайной. Ты пожалеешь, что родилась на свет с геном волка в крови!
- Я благодарю каждый день, каждый миг за то, что не стала подобной тебе! Я с гордостью считаю себя частью стаи, которую ты уничтожил. До последней капли крови буду питать ненависть к тебе, до последнего вздоха…
- Посмотрим, не встанешь ли ты в один прекрасный миг на колени перед тем, кого привыкла ненавидеть. – улыбается Клаус, словно уже нарисовав в своем воображении эту картину.
- Ты никогда этого не добьешься! Я лучше умру, чем воплощу твое желание в реальность!
- В том то и будет твоя проблема. Быть может, встав на колени, ты будешь молить меня о смерти.
Смеясь во весь голос, Клаус выходит из комнаты, вновь запирая меня. Тяжело дыша от негодования и обиды, я снова прижимаюсь к холодной шершавой стене. Закрыв глаза всего на миг, сон все же забирает меня в свой сладостный плен. Но я не вижу снов. Перед моим взором всплывают картинки прошлого. Собираясь мозаикой, воспоминания окутывают меня, позволяя прожить еще раз те дни, в которых я еще не подозревала о грядущей беде.

2. Охота.
Особенно красив был сегодняшний вечер при дворе. Король Генрих VIII был в таком позитивном настроении, что устроил грандиозный по своим размахам бал. Я едва не запутывалась в собственных громоздких юбках, пышного, похожего на кремовое пирожное, платья, когда пыталась рассмотреть повнимательнее туалеты придворных дам.
- Где ты ходишь? – раздался совсем рядом голос подруги, которая тут же взяла меня под локоть, видимо мучившись той же проблемой нового дорогого платья. – Я везде ищу тебя! Сегодня по-моему собрались все представители ближайших королевств и графств. Так все чопорно и пафосно!
- Разве ты еще не привыкла к подобным приемам, Елена? – улыбаюсь я, намекая на любовь Елены к такого рода приемам, проходя с подругой вдоль длинного стола с закусками.
- А сколько здесь молодых военных, титулованных графов, да и совсем незнакомых, но красивых мужчин!
- Елена! – притворно хмурюсь я. – Тебе едва минуло семнадцать! По-моему, еще рано думать о мужчинах.
- Никогда не рано, тем более, когда знаешь, что тебя могут в любой момент сосватать за какого-нибудь придворного старикашку с титулом и деньгами! – фыркает Елена, продолжая рассеянно осматриваться по сторонам. – Ты же знаешь, моя тетка спит и видит, как бы сбыть меня с рук за максимально хорошую цену.
- Ну что ты такое говоришь! – делаю удивленный вид, хотя отлично понимаю страх Елены. – Без твоего согласия, никто тебя замуж не выдаст!
- Ты плохо знаешь мою тетю! Плетью и угрозами она быстро заставит меня принять предложение! Ты не представляешь сколько раз мне приходилось выслушивать о том, что я содержанка, ем чужой хлеб, бездельница и… Ну вообщем много всего! Отчасти из-за того, что я не сижу сутками за вышивкой, потому что терпеть этого не могу! Так знаешь, что сказала на это моя взбалмошная родственница? Она поклялась, что я останусь без приданного, потому что ленюсь готовить его! Ума не приложу, как Сесилия, моя кузина, умудрилась вышить несколько комплектов спального белья, и дюжину полотенец! У нее должно быть не руки, а ткацкие инструменты…
- Подожди минутку, - перебиваю я подругу, останавливаясь и оглядываясь через плечо. – Кто это?
Елена проследила за моим взглядом, заметив статного молодого человека. Мужчина отличался крепкой фигурой, немного волнистыми волосами, уложенными аккуратными локонами, но больше всего меня поразил его взгляд: такой едкий и колючий, будто проникающий в меня насквозь.
- Да… Ему поразительно идет темный цвет… - задумчиво проговорила Елена, привлекая мое внимание к широким плечам мужчины.
- Так кто это? Он смотрит на меня так, будто мысленно раздевает! – возмущаюсь я.
- Граф Майклсон, появляется при дворе довольно редко, и вообще он темная лошадка для многих.
- Почему?
- Ох, я не должна тебя посвящать во все домыслы и придворные разговоры, но… У него ужасная репутация! Статус и деньги, которыми он владеет, позволяют ему совершать такие поступки, о которых просто непозволительно говорить вслух. А его внешность заставляет дышать неровно многих придворных дам…
- Что же он такого делает?
- Ну например, на подобных королевских съездах я его вижу на протяжение уже около пяти лет… И ты знаешь, он ни капельки не изменился внешне. Имею ввиду то, что я не замечала на нем признаки возраста… Он остался таким же как и несколько лет назад…
- Не понимаю… - растерянно произношу я, снова взглянув на мужчину.
- Поговаривают, что он как-то связан с магией… - Елена прикрывает рот ладонью, будто боясь, что кто-то со стороны может услышать ее. – Конечно, это все не доказано и явственных фактов нет, но все же… Кроме того, за ним числится немало мелких грешков… Знаешь ли, совращенные дворянки, обманутые вдовы… Ему приписывали несколько убийств, но думаю, это все домыслы. Во всяком случае, личность более чем опасная. Нам следует обходить подобных стороной, иначе неудобного положения не избежать…
- Елена, ты думаешь, если я взглянула на него, то уже готова исследовать таинство его души?! Меня просто раздосадовал его взгляд!
- Ох, ладно, забудем о нем! – улыбнулась моя пытливая подруга. – Завтра охота на лис! Твой отец отпустит тебя?
- Да, мне уже сшили платье для охоты и приготовили дамское седло.
- А я вот не знаю, что делать со своей ворчливой теткой! Вряд ли удастся улизнуть от нее на час другой…
- Но я так рассчитывала покататься верхом с тобой! – расстроилась я.
- Попробую сбежать, но ничего не обещаю. Если что, завтра увидимся!
Но на следующий день я так и не увидела Елену. Видимо, строгая тетка все же усадила племянницу за рукоделие.
Охота пленяла в основном мужчин, но девушки, вроде меня тоже принимали участие, если на то было желание. Чаще для женщин охота оказывалась неспешной прогулкой на лошадях, так как в женском седле скакать галопом отваживалась далеко не каждая.
Под громкий лай собак по влажной после дождя земле в лесу раздавался стук сотен лошадиных копыт. Естественно, я отстала ото всех практически сразу. Перебирая лошадиную гриву, неспешно я все же двигалась вперед. То ли на мою удачу, или же на беду, лай собак послышался ближе. Собаки гнали животное как раз в мою сторону. Я спешилась, затаившись на месте. В четверти мили от меня зашуршали кусты, из которых выбежала пара лисиц. Обогнув круг вокруг моей лошади, они ринулись дальше в лес. Крики приближающихся всадников и собачий лай, видимо, напугали мою кобылу. Встав на дыбы, лошадь тоже ломанулась в лес, отчего сучья деревьев и кустарников больно ранили мне руки, когда я пыталась прикрыть ими лицо. Лошадь резко взбрыкнула, и я почувствовала как стремительно съезжаю с седла. Кто-то тут же перехватил мою кобылу под уздцы, но я уже летела с нее вниз на землю. Вскрикнув от удара, я морщась, от проникающих через кроны деревьев солнечных лучей, пыталась рассмотреть всадника, который хотел предотвратить мое падение.
- Не ушиблась? – всадник спрыгнул с лошади и присел рядом со мной на корточки, осматривая, нет ли у меня видимых переломов.
Тут я замерла на том месте, на котором сидела. Передо мной был тот самый человек, с которым я встретилась взглядом на вчерашнем вечере.
- Болит где-нибудь? – продолжал выпытывать у меня он, блуждая тем самым выдающимся колючим взглядом по моему, вмиг ставшему грязным от мокрой земли, платью.
- Нет… - выдохнула я, тут же ощутив прилив стыда за свою неуклюжесть.
- Попробуй встать. – граф поднялся в полный рост, протягивая мне руку в черной кожаной перчатке.
- Спасибо… - принимаю его помощь, поднимаясь на ноги. – Лошадь понесла, я не успела среагировать…
- Я видел. – обрывает он меня, снова изучая меня взглядом. – Это все из-за заморочек с женским седлом.
- Плохой тон пользоваться мужским седлом, хотя я согласна с вами.
Тут взгляд мужчины остановился на моем предплечье. И да… Я готова была поклясться, что увидела именно это… Нет, только не это! Неужели он…
- У тебя кровь… - покопавшись в кармане плаща, граф вынимает из него белоснежный платок, которым тут же умело перевязывает мою рану на руке. Его взгляд постепенно становится мягче, а выступившие вокруг глаз вены разглаживаются.
- Еще раз благодарю вас, милорд. – склоняюсь я в легком реверансе, тут же замечая до какой степени неприличия перепачкано мое платье.
- Клаус Майклсон. – представляется он, поправляя седло на моей лошади.
- Кэролайн… Кэролайн Форбс. – отвечаю я, искоса изучая его.
- Форбс? – переспрашивает он, на секунду замерев. – Мне знакомо это имя.
- Возможно, мой отец владеет довольно большим поместьем в этих краях.
- Сможешь ехать верхом? До дворца совсем близко.
- Да, конечно! – выпаливаю я. – Только вот моя одежда беспощадно испорчена… Очень неудобно будет появляться в таком виде при дворе.
Граф снимает с себя плащ, накидывая его мне на плечи. Удивительно, но одежда не хранит его тепла, значит я не ошиблась…
- Так будет лучше? – улыбнулся он, отчего на его щеках образовались красивые ямочки.
- Да, - соглашаюсь я. - Не знаю, как и благодарить вас…
- Все нормально, впредь будьте аккуратнее, леди. – Клаус вскочил на своего коня, который нетерпеливо перетаптывался на месте, стремясь продолжить охоту.

3. Воспитание принцессы.
- Н.М…. – задумчиво произнесла Бонни, рассматривая инициалы на платке, которым была перевязана моя рана. - Только не говори, что рану тебе обработал тот, о ком я думаю.
- Смутно представляю, кого ты можешь иметь ввиду… - равнодушно отвечаю я, морщась от боли, которую причиняет моя няня, накладывая какую-то мудреную мазь на мой порез.
Бонни старше меня всего на три года, но всю свою жизнь я знала ее как свою няню. Будучи сама ребенком, она ухаживала за мной почти что с пеленок. Также в узких кругах ее называли ведьмой за то, что она умеет готовить разные снадобья из трав. Знания передала ей ее бабка, и судя по всему Бонни умело ими пользовалась.
- Никлаус Майклсон! – Бонни выразительно распахнула глаза, словно одного имени мне должно быть достаточно, чтобы начать трепетать. – Твой отец несомненно знает, что несет с собой это имя.
- Я лишь знаю, что это имя принадлежит красивому мужчине… - вздыхаю я, тихонько охая, когда нянька весьма ощутимо коснулась раны своей мазью.
- Девочка, не забывай какому роду ты принадлежишь… Граф Клаус Майклсон далеко не простой смертный насколько я наслышана о нем.
- Тогда может посвятишь меня в свои тайны! – возмущенно фыркаю я. – Этот джентльмен просто помог мне, когда я буквально кубарем свалилась с этой бешеной лошади!
- Я могу сказать однозначно, что тебе стоит держаться от него подальше!
- Он один из них? – я понимала, что Бонни права, но мне отчаянно хотелось услышать, что мои догадки не оправдывают себя.
- Я наслышана о нем, в том числе и от твоего отца. – Бонни опускает глаза в пол, будто не желая больше продолжать этот разговор. – Он вампир, милая. Причем один из сильнейших. Твой отец еще не встречался с ним лично, но я отчаянно молюсь, чтобы эта встреча произошла как можно позднее.
- Ты знаешь, я сейчас слушаю тебя, и мне все больше это все напоминает страшную сказку, которой меня пугали в детстве. Вампиры, оборотни, вся это негласная война! Если честно я ничего из этого не понимаю!
- Твое счастье, что тебе не приходится во всем этом участвовать. Я не могу утверждать наверняка, но постарайся обходить стороной графа Майклсон.
- Естественно, я не собираюсь заводить с ним дружбы… - вскидываю брови я, рассеянно обводя комнату взглядом. – Мне просто нужно вернуть ему плащ…
- Я договорюсь с прислугой, они передадут ему плащ, не беспокойся.
Боже! Какие предостережения! На самом деле граф показался мне вполне лояльным и вменяемым, в отличие от тех слухов, которые я слушаю уже вторые сутки. Даже если он не подобен людям, не такой как мой отец, рано судить о том, каков он! Скажи я свое замечание Бонни, она тут же спустит на меня собак за мою непосредственность! Лучше промолчать.
Кому, как не мне известно, что отец практически посвятил свою жизнь этому противостоянию вампиров и оборотней. Сколько раз я заставала в родной усадьбе целый гарнизон готовых к бою мужчин. Все они были нашими родственниками и друзьями. Отец же называл их союзниками, потому что объединяясь, оборотни могли противостоять той силе, о возможностях которой я практически ничего не знала. С материнским молоком в меня вливали информацию об ужасных монстрах, в которых порой обращались даже близкие люди. Вампиры безжалостны, расчетливы и единоличны. Борясь за свое место в этой жизни, наши кланы уничтожали друг друга еще задолго до моего рождения. Отчасти, я благодарна судьбе, что не стала свидетелем ни одного смертного боя в этой вековой схватке.
Устав от дневной поездки на лошади, я заснула практически сразу после того, как Бонни обработала кровоточащую рану на руке. Несмотря на все предостережения и понукания граф Майклсон не выходил у меня из головы. Его мягкий хрипловатый голос, проникновенный взгляд и эти выразительные ямочки при улыбке, снились мне до самого утра.
Проснулась я довольно поздно, когда уже солнечные лучики вовсю бегали по моей комнате в королевском дворце. Нужно было уже подумать о возвращении в стены родной усадьбы, но что-то внутри меня пытливо заставляло подольше оставаться во дворце. Дружба отца с Генрихом VIII позволяла мне пребывать в королевских стенах сколько угодно, но все же пора было заканчивать эту пору бесконечных балов и дворцовых развлечений. На мысли, что дам себе еще недельку беспечной жизни, я все же встала с кровати.
Сад был особенно чудесен этим утром. Солнечные лучи играли в ярко зеленых листьях кустарников, переливаясь в еще не успевшей высохнуть росе.
- Тоже любите гулять в саду в такую рань? – голос, раздавшийся совсем близко, едва не лишил меня сознания от неожиданности. Да, такое умение подкрадываться неслышно простым смертным просто не дано!
- Мистер Майклсон! – быстро взяв себя в руки, я склоняюсь в реверансе перед стоящим возле меня мужчиной. – Вы меня напугали!
- Не думал застать так рано кого-то в саду. – улыбнулся он, показывая те самые ямочки, которые снились мне наверное всю ночь. – Прошу прощения…
Из его уст «Прошу прощения» прозвучало подобно издевке, отчего румянец на моих щеках не заставил себя долго ждать.
- А… Вы надолго в этих краях, милорд? – неспешно прохожу вперед, между зеленеющими кустарниками, стараясь не показывать графу свое смущение.
- На некоторое время… - Майклсон следует за мной так близко, отчего мое сердце предательски начинает стучать быстрее. – Потом, видимо, поеду на восток, нужно уладить несколько дел.
Восток? Что там на востоке, кроме земель моего отца? Может у графа там тоже есть земли? Но расспрашивать подробности я не стала, заверив себя, что это выглядело бы более чем неприлично.
- Моя няня уже распорядилась передать вам плащ… - меняю тему, убыстряя шаг в направлении дворца. Отчасти близость с этим мужчиной, невольно вгоняла меня в ступор.
- Я надеюсь, что хотя бы немного мой плащ спас ваше положение вчера.
- Вы мне очень помогли! Если бы не ваш плащ, обо мне бы сегодня говорили все придворные дамы! – усмехаюсь я. – Вам ли не знать, каким может быть маленьким повод для больших сплетен…
Только сказав это, я понимаю, что наговорила лишнего. Краска покрывает мое лицо все больше, в то время как я все быстрее иду вперед к дворцу.
- Вы также считаетесь с мнением сплетниц? – слова графа останавливают меня на полушаге, заставляя перевести дыхание.
- Нет, я… - пауза увеличивается с каждой секундой, а я все не могу подобрать нужную фразу. – Вы же знаете, каких только слухов не наслышишься, живя во дворце!
- Так может, стоит услышать все от первоисточника?
Медленно я оборачиваюсь к Клаусу, собираясь что-то ответить ему, но вдруг меня кто-то громко окликает:
- Мисс Кэролайн, пора завтракать! Идемте уже! – Бонни вылезла словно из-под земли, нарушая наш с графом зрительный контакт.
- Да, конечно, Бонни… - задумчиво произношу я, неспешно поворачиваясь в сторону дворца. – Полагаю, нам стоит закончить разговор в следующий раз, милорд.
Я не услышала ответа от него, а когда снова обернулась, за мной уже никто не шел.
- Мисс Кэролайн! – снова призывно прозвучал голос Бонни.
- Да иду я, иду! – раздраженно фыркаю я.
После завтрака, Бонни еще раз промыла мне мозги на счет того, что такое хорошо, а что такое плохо. Еще раз я заручилась, что больше не буду разговаривать с Майклсоном.
Так прошло еще несколько дней. Иной раз я сталкивалась с графом, но тщательно избегала общения. Игра в кошки-мышки, продолжалась постоянно, набирая обороты, не зная конца. Я едва ли не бегала по всему дворцу и его границам, стараясь не пересечься с Клаусом.
Камнем преткновения послужил бал, вновь устроенным королем. Елена естественно поволокла меня на этот вечер. Однако, я облегченно вздохнула, когда не заметила в зале графа Майклсон. Гостей было достаточно мало, поэтому я смогла наконец-таки расслабиться.
Начался заранее приготовленный вальс, в процессе которого партнеры менялись между собой. Это был любимый танец Елены, поэтому мы с ней естественно приняли в нем участие.
- Сдается мне, вы избегаете меня, юная леди. – от неожиданности я рывком поднимаю голову на своего очередного партнера по танцам.
- Вы что-то не так понимаете… - почти шепотом произношу я, растеряно вглядываясь в лицо Клауса.
- Вы убегаете у меня из-под носа, что невольно наталкивает меня на подобные мысли…
- Это не так милорд! Я вовсе не избегаю вас. – отрицаю я, хотя отлично понимаю насколько пропитаны ложью мои слова.
- Ну если я что-то неправильно понял, то тогда возможно ли пригласить вас завтра на прогулку верхом? – делая оборот в танце, я лихорадочно соображаю, что могу ответить на это.
- Конечно, приму за честь… - что я могу еще ответить? Тем более в тот момент, когда во время следующего па, граф прижимает меня к себе настолько близко, что я буквально выдыхаю эту фразу в его губы.
Я не спала наверное всю ночь, обдумывая свое крайне бесшабашное согласие на предложение графа. Мысли валом копошились в голове, отстукивая секунды моей бессонной ночи. В конце концов, что может произойти такого во время этой прогулки? Граф не осмелится напасть на меня с целью насыситься кровью… Да я даже не представляю, как он может сделать что-то подобное. Возможно, я ошиблась в своих догадках насчет его происхождения…
Утром в мою комнату занесли огромную корзину нежно розовых роз. Бонни с каменным лицом протянула мне небольшую коробочку и записку.
«Для таких же красивых глубоких лазурных глаз…» - гласила надпись в записке. Открыв коробочку, я обнаружила в ней массивный перстень. На перстне красовался большой лазурный топаз, увенчанный по кругу десятком бриллиантов.
- Я отошлю назад, если прикажешь… - Бонни заняла выжидательную позицию, отчего мне показалось, что приказывала здесь именно она.
- Нет… - механически ответила я, примерив перстень. – Нет! Это же всего лишь цветы… Все в порядке!
- Это всего лишь приглашение вступить в его ад! – проскрежетала зубами моя нянька.
- Бонни, перестань!
Тщательно скрываясь от своей няньки, я пробралась в конюшню. Оседлав свою «любимую» кобылу, я отправилась к кромке леса, где условилась встретиться с Клаусом.
- Мне не позволительно принимать от вас такие дорогие подарки! – вспылила я, сразу после встречи с графом.
- Что такого в том, что мне захотелось подарить вещь, которая так подходит к вашим глазам? – улыбнулся граф, довольствуясь моим смущением.
- Но это так неправильно… Так противоречит моему воспитанию… - вздыхаю я.
- И все же вы пожертвовали своим воспитанием, надев мой перстень… - он бьет не в глаз, так в ребро! Да, черт тебя дери, я надела этот злосчастный перстень! Но только лишь от того, что он мне нравился! Перстень, я имею ввиду!
Мы прокатились вдоль кромки леса, затем подъехали к раскинувшемуся вблизи королевства водопаду. От шума падающей с высоты воды, мое сердце всегда замирало. Свежий воздух наполнял легкие, отчего голову немного кружило.
- Закрой глаза? – никогда не привыкну к его переходам с «вы» на «ты», но его предложение удивило меня не меньше.
- Что? – переспрашиваю с улыбкой я.
- Доверься мне. – так же с улыбкой, Клаус спрыгивает с коня, затем снимает меня со своей кобылы. Я послушно прикрываю глаза.
Клаус берет меня за руку, уводя куда-то от лошадей. На моем пути появляются неровные камни, через которые меня проводит Клаус, временами подхватывая за талию, чтобы я не упала, но при этом не разрешая раскрыть глаза. Шум воды раздается все ближе, и мне уже кажется, что мы где-то в центре водопада.
- Можешь осмотреться… - слышу я, когда мы наконец останавливаемся.
Открыв глаза, я замираю на месте, не веря собственному зрению. Мы стоим в небольшом ущелье, скрытом за толщей воды водопада, будто оказавшись с другой стороны от него. Вода скрывает нас в ущелье, будто стеной отрезая от внешнего мира.
- О боже мой! – восхищенно выдыхаю я. – Откуда вы узнали?...
- Никогда не была здесь?
- Нет! Даже понятия не имела, что здесь есть такое место! – рассеянно обвожу взглядом ровные, подточенные водой камни.
- Об этом месте знают немногие… Да и те кто знают, не заходят сюда, боясь обвала.
- А вы стало быть не боитесь?
- Нет… - нерешительно отвечает Клаус, хотя я прекрасно понимаю почему он не чувствует страха быть погребенным заживо в этом ущелье.
- Здесь прекрасно… - восхищаюсь я, дотрагиваясь водяной стены ладонью, ощущая силу, с которой она рушится вниз. Оборачиваясь к Клаусу, я вижу что-то иное в его взгляде. Что-то такое чего не видела ранее. Его взгляд не колющий, не проникающий сейчас, а наполненный какой-то нежностью, интересом. Я замираю напротив него, стараясь даже не дышать, пытаясь угадать его мысли сейчас.
Схватив мое запястье, Клаус резко прижимает меня к себе, накрывая мой рот поцелуем. Я теряюсь от неожиданности, но не решаюсь сопротивляться. Отчасти, мне и не хотелось этого делать. Впервые меня целовал мужчина, впервые так рьяно, зарождая до этого неведомое мне желание. Почувствовав, что я отвечаю ему, Клаус рывком прижимает меня к каменной влажной стене, проникая языком в полость моего рта, находя мой язык и зарождая с ним дикую необузданную игру. Мгновенье спустя, Клаус уже буквально впечатывая меня в стену, опускается губами к моей шее, затем к плечу. Я пугаюсь собственного обрывистого дыхания, которое только и слышу сейчас. И кажется, я уже сама жмусь к этой злосчастной стене, позволяя Клаусу покрывать нежными поцелуями мои открытые плечи, ощущая как вся моя кровь приливает к низу живота. В какой-то момент Клаус снова находит мои губы, а я каким-то образом проникаю ладонями под его рубашку, блуждая по его прохладной коже. Будто провоцируя меня еще больше, Клаус снимает с себя рубашку, позволяя мне почувствовать на ощупь твердость его груди и плеч. Мой мозг буквально отключается, но ровно до того момента, как Клаус пытается распутать шнуровку моего платья на спине.
- Нет… Пожалуйста… - шепчу я, продолжая отвечать на его быстрые прерывистые голодные поцелуи. – Так не должно быть… Это не правильно…
Клаус резко прекращает свою ласку, а я едва не оседаю на землю. Так же резко он поворачивает меня спиной к нему, начиная приводить шнуровку моего платья в порядок.
- Должно быть вас, леди, слишком много учили соблюдать приличия. – говорит он вполне спокойным голосом, будто ничего только что не произошло, шнуруя мое платье.
- Меня воспитывал отец… - мой же голос охрип, отчего я в какой-то миг почувствовала себя шлюхой, застигнутой в пик наслаждения. – Мать умерла, когда я была совсем маленькой… Отец стремился держать меня в строгости.
- Теперь будешь так же избегать меня? – Клаус губами касается моего плеча сзади, затем тут же легонько прикусывает мочку уха.
Я не успеваю ничего ответить, как он рывком поворачивает меня к себе, снова впиваясь в мой рот поцелуем, отчего у меня едва не убегает земля из-под ног.
- Я не избегаю вас… - уже с трудом что-то соображая, выдаю я, ощущая, как мои глаза вспыхивают новым блеском, не желая слушаться голоса разума.
- Пойдем, принцесса, иначе твоя нянька напишет депешу королю за то, что я похитил ее воспитанницу. – ухмыляется Клаус, уводя меня из ущелья, взяв за руку. Я же стараюсь возобновить ровное дыхание, идя на ватных ногах, за ним следом.

4. Ты мое безумие.
С той прогулки я не видела Клауса несколько дней. Сначала я уверяла себя, что мне было все равно, но последние несколько дней я так и ищу его глазами, бродя среди разноряженных гостей. Только Елена замечала мое напряжение, но говорить ей что-то я пока не решалась. Совсем скоро я уеду в родное поместье, и возможно больше никогда не увижу графа. Быть может, так будет правильно. Возможно, предостережения Бонни не такие уж беспочвенные. Слишком большая пропасть разделяет нас с графом. Слишком большая тайна…
Но все же я не могу найти себе места, и все брожу на вечернем балу, кидая взгляд с одной фигуры на другую. Бокал красного вина, позволил мне расслабиться, хотя в сердце так и осталась необъяснимая тревога.
- Елена, я пожалуй, поднимусь к себе. – предупреждаю я подругу. – Мне немного нездоровится, а здесь слишком шумно…
- Ты в последнее время какая-то взвинченная, подруга… - Елена буквально пронизывает меня своим взглядом насквозь.
- Я как-нибудь потом все объясню, сейчас и правда не могу стоять на ногах. – не дожидаясь ответа, спешу в свою комнату на второй этаж.
Странно, но в длинном коридоре второго этажа до сих пор не зажгли свет. Путь до комнаты предстоит преодолеть в полумраке, но меня это мало интересовало сейчас.
Иду медленно, потому что в этой тьме едва что-либо различаю. Нахожу ручку от своей двери, как неожиданно меня кто-то хватает сзади, едва не затаскивая в открывшуюся дверь, при этом закрывая мне рот рукой. Страх сковал все мое тело, и единственным моим желанием было закричать вовсе горло.
- Тише, это я! – шепчет мне на ухо знакомый голос. Как только дверь за нами закрывается, Клаус разворачивает меня к себе, прижимаясь губами к моим губам.
В моей комнате также темно, как и в коридоре. Единственным источником света оказывается луна, свет которой проникает через открытое окно.
- Извини, что напугал… - произносит он, отрываясь от моих губ.
- Вы с ума сошли! Вы не должны присутствовать в моей комнате, тем более в такой час! – восклицаю я, но не могу удержать в себе радостной улыбки.
- Что ж, так выгони меня! – Клаус садится в кресло, стоящее возле письменного стола, и когда ответ от меня не последовал, он с улыбкой притянул меня к себе на колени.
- Это безумие… - шепчу я, когда его губы снова находят мои.
- Это ты мое безумие, по-моему. – ухмыляется он, на мгновение прерывая поцелуй.
Ночь неумолимо бежала вперед, а я едва уже не теряла сознание от бесконечных поцелуев и ласки. Мне казалось, что я напрочь потеряла рассудок в руках этого мужчины, и если бы он захотел мною воспользоваться прямо сейчас, сопротивляться у меня бы просто не было сил. Но надо отдать ему должное, он ограничивался только поцелуями сегодня.
- Где… где вы были, граф? – я попыталась восстановить дыхание, прижимаясь к его груди, сидя у него на коленях. – Я заметила, вы отсутствовали какое-то время…
- Возникло несколько неотложных дел… Это связано с тем, что вскоре мне предстоит отъехать на некоторое время к востоку отсюда.
- Я тоже скоро уеду на восток… - вздыхаю я, не желая даже думать об этом сейчас.
- На восток? – переспрашивает Клаус, немного ощутимо сжимая мое плечо, отчего я поднимаю голову, посмотрев в его лицо. Даже в полутьме я заметила, каким взглядом он посмотрел мне в глаза. Будто хотел увидеть что-то подозрительное. Он смотрел на меня так серьезно, так внимательно, пытаясь уловить хотя бы частицу того, чего не видел ранее.
До этого момента я уже подумывала признаться ему, что знаю его тайну. Хотела рассказать, кто есть я. Объяснить, что не хочу никакой вражды между нами. Но этот взгляд остановил меня. Майклсон хотел заметить в моих глазах янтарный блеск, свойственный оборотням. Но он не учел того, что никаких изменений во мне не будет, пока я не принесу человеческую жертву.
Удостоверившись, что в моем взгляде нет ничего от его врагов, Клаус снова отпустил мое предплечье, легонько коснувшись губами моего, не спрятанного платьем, плеча.
- Ты живешь там? – уточняет он, но взгляд его снова смягчается.
- Да, там живет мой отец. – лучше уйти от этой темы. Еще не время. Когда-нибудь я все объясню ему, и он обязательно поймет. А сейчас… А что было бы, скажи я ему правду сейчас?... Он… он убил бы меня?... Не верю! Просто не верю… Но все же не хочу углубляться в то, чего еще не совсем понимаю.
- Я уеду недели на две… - Клаус задумчиво исследует взглядом потолок моей комнаты. – А потом вернусь и увезу тебя!
- Куда? – смеюсь я, заглушаемая его поцелуем.
- Туда, где твоя горе-нянька тебя не найдет! – смеясь отвечает он.
- Бонни очень хорошая… - пытаюсь защитить свою няню.
- Она меня ненавидит! – притворно возмущается Клаус.
- Она ненавидит всех мужчин, которые ко мне когда-либо приближались!
- А были такие мужчины?...
От последнего его вопроса у меня вмиг закипает кровь, отчего я вскакиваю с его колен, отворачиваясь к окну.
- Вам прекрасно должно быть известно, милорд, что истинная леди не может иметь связей до законного брака! – от обиды мой голос дрожит, а сама я готова расплакаться прямо при нем.
- Принцесса, извини, если я тебя обидел! – Клаус поднимается вслед за мной, обнимая меня сзади за талию и немного прижимая к себе. – Я просто не так выразился!
Граф прокладывает дорожку нежных поцелуев по моей шее, прижимая к себе сильнее.
- Я знаю, что ты мой непорочный ангел… Только мой… - шепчет он, отчего у меня начинает немного кружиться голова.
Так мы стоим несколько минут, наслаждаясь свежим воздухом, идущим из окна, и друг другом.
- Ты была в Италии? – тихо спрашивает он, когда я полностью успокоившись кладу свои ладони поверх его рук на своей талии.
- Нет… Я вообще нигде не была.
- Тогда начнем с Италии. Тебя ждет совсем иная жизнь, чем сейчас!
Меня не пугают его слова. Возможно, они несут смысл того, что я буду обращена, но отчего-то сейчас я об этом не думала. Отчасти, мне стало вдруг настолько все равно, что будет со мной. Лишь бы он был рядом. Лишь бы это желанное спокойствие длилось вечность…
- Генрих слишком занят своим бракоразводным процессом, чтобы обратить внимание на двух сбежавших с его земель… - улыбнулся Клаус, повернув меня к себе и проникновенно поцеловав.
Ночь пролетела стремительно быстро. Как-только забрезжил рассвет, Клаус покинул мою комнату. Я же, погруженная в свои собственные мечты, забралась под одеяло, даже не стараясь уснуть. Мои мысли были далеко от королевских стен. Мои мечты зашли еще дальше. Я представляла то, как Клаус Майклсон просит моей руки у отца, впоследствии чего война между нашими кланами навсегда закончится. Два клана объединятся, забывая о былых распрях. Если бы я могла знать тогда, насколько ошибалась…
- Не крутись, девочка! – командует Бонни, подкалывая булавки к подолу моего нового платья, когда я стою на табурете напротив зеркала.
- Я волнуюсь перед отъездом, Бонни! – нервозно произношу я, оценивая свое отражение в зеркале. – Все ли необходимое мы взяли? Подарки отцу?
- Я все уже сложила в карету! – ворчит Бонни, пытаясь не исколоть себе все пальцы, когда я кручусь на табурете, намереваясь слезть с него.
- Вот что значит женская дружба! – вижу отражение Елены в зеркале, отчего резко поворачиваюсь, едва не отбросив подолом платья Бонни в сторону. – Хотела уехать и даже не попрощаться!
- О нет, что ты, дорогая! – под протяжный вздох Бонни, я спрыгиваю с табурета, направляясь к подруге. – Более того, мне есть, что рассказать!
Мы закрываемся в моей комнате. Я усаживаюсь на кровать, подобрав под себя юбки своего платья.
- Что случилось? Ты прямо светишься, как начищенный казан! – удивляется Елена, присаживаясь напротив меня.
- Я не хочу спешить, но мне кажется у меня завязался нешуточный роман… - улыбаюсь, плохо скрывая румянец.
- И тебе это удалось скрыть от меня? – обидчиво дует губки подруга. – Кто он?
- Никлаус Майклсон! – выдыхаю я, ставшее любимым, имя.
- Что?! – Елена выразительно округляет глаза. – Да как это возможно?!
- Не знаю! – выпаливаю я. – Не спрашивай больше не о чем! Я сама ничего не понимаю, но…
- Ты влюблена?
- Думаю да… Хотя сейчас рано делать выводы, но после моего возвращения, я предполагаю, он попросит моей руки.
- Да, подружка, умеешь ты удивить… Но ты же знаешь, что он далеко не так прозрачен, как кажется на первый взгляд.
- Я ничего не знаю! – поднимаюсь с кровати, подходя к туалетному столику, поправить прическу. – И не хочу ничего знать! Пусть все сложится так, как должно сложиться. Не хочу думать больше не о чем!
Елена подходит ко мне сзади, обнимая за плечи.
- Я рада за тебя, подружка! Ты так счастлива сейчас! – лучших слов я и не ждала. Елена просто читает мои мысли.
И все же что-то внутри очерняло мое настроение. Одна большая тайна не давала мне покоя. Я не рассказала ему… Я просто боялась признаться…
Прибыв в стены родного поместья, я день за днем старалась прислушаться к разговорам отца с его друзьями, нашими близкими. С теми, кто иначе видел мир в течение полнолуний. Во время войн и междоусобиц, оборотням не так сложно было принять свою участь, убив человека. Так произошло, наверное, со всеми мужчинами моего рода. Лишь только некоторые женщины избежали страшной, как мне кажется, кары быть зверем. Я молилась каждый день, чтобы господь не покарал меня, послав невинную жертву для того, чтобы я перестала быть обычным человеком.
Обстановка в усадьбе была более чем напряженной сейчас. Мужчины собирались в доме практически каждый день. И мне казалось, они больше не разговаривали, а ждали… Чего?
Та адская ночь отчеканилась в моей памяти на всю жизнь. Женские крики я услышала в полночь, а потом наше поместье вмиг было охвачено огнем.
Я выбежала в коридор, наспех натянув тонкое лазурно-голубое платье, сшитое Бонни. Дым распространялся с огромной скоростью, отчего я закашлялась уже на пороге своей комнаты. На ощупь я пробиралась к лестнице, идущей в холл.
- О слава Богам, я нашла тебя! – через облако дыма, Бонни протягивает ко мне ладони, намереваясь схватить за руку. – На нас напали! Нужно сейчас же спешить к заднему входу!
Бонни откашливалась, и судя по голосу плакала, механически стараясь схватить мою руку.
- Где отец?! – кричу я, стараясь перекричать шум рушащегося здания, плачь и истерические крики.
- Я не знаю! Многие погибли! Те, кто спасся, убежали через черный вход! Но мистера Форбс там не было!
- Я должна найти его!
- Нет! Умоляю, уходим отсюда! Иначе…
- Отпусти меня, Бонни! Я выйду сразу за тобой, как только найду отца! – отмахиваюсь я от рук няни, начиная спускаться по лестнице вниз.
- Но я не оставлю вас!
- Беги, Бонни, ты мне понадобишься позже! Обязательно покинь дом!
Я уже не слышу плачь и крики Бонни. Спустившись вниз, замечаю, что здесь дыма значительно меньше. Медленно иду вдоль небольшого коридора, упирающегося в наш холл. В горле свербит от дыма и того, что я едва не сорвала голос, перекрикиваясь с Бонни. Слезы накатываются на глаза, а комок в горле застревает, как мне кажется, навечно.
Подбираясь ближе, я слышу неразборчивые голоса. Один из них звучит увереннее и громче. И мне он кажется знакомым, хотя я отчаянно боюсь в это верить.
Выглянув из-за последней колонны, отделяющей меня от холла, я вижу отца. Его осунувшаяся фигура выделяется на фоне почерневших от копоти стен. А перед ним… Нет… Это все неправда! Я не верю своим глазам!
- Ну так какое последнее твое слово, Билл? – Клаус размеренным шагом обходит отца, задевая плечом, на что тот никак не реагирует. С окровавленного меча Клауса капает кровь, стук которой об каменный пол еще долго будет преследовать меня ночами.
- Признай поражение, и я, возможно, отпущу тебя. – Клаус резким ударом сбивает отца с ног, отчего тот вынужден упасть на колени. – Немощный ублюдок!
- Ты выиграл битву, но не войну! – шипит отец, откашливаясь кровью. – Покончив с одной стаей, против тебя пойдет другая! Ты не победил!
- Что ж, твое право верить в это… - ухмыляется Клаус, остановившись напротив отца, четко олицетворяя все свое величество над побежденным. – Но победа над тобой запомнится мне, как более сладкая!
Мой взгляд стекленеет в тот момент, как Клаус всаживает руку в грудь отца, тут же выхватывая из нее его трепещущее сердце.
Дальнейшие мои действия походили больше на импульс, идущий из недр страдающей души, которую, подобно сердцу отца, сейчас разодрали в клочья.
- Папа! – глотая слезы, я выбегаю из своего укрытия, бросаясь на колени перед отцом, перехватывая его бренное тело до падения на пол.
Мое платье в момент пропитывается его кровью, а я отчаянно прижимаю к груди его голову, гладя лицо и виски, будто это способно вернуть ему жизнь.
- Отец… Прости меня… - шепчу я, смешивая свои слезы с кровью дорогого человека.
Я не вижу Клауса, не знаю каким взглядом он смотрит на меня сейчас. В один миг мне стало все равно, даже если он отсечет мне голову той саблей, что убил моих близких.
- Прости… Прости… - продолжаю шептать я в тот момент, когда Клаус бесцеремонно откидывает от меня труп отца пинком ноги. Я первый раз поднимаю взгляд на убийцу моей семьи. И не узнаю его… Передо мной монстр. Не знающий пощады, убийца, чьи руки по локоть в крови моих близких.
Я остаюсь сидеть на месте, оплакивая отца, и всех тех, кого сегодня потеряла. Я не верю, что все это правда. Мне кажется, что все это сон, и я сейчас проснусь, а все закончится.
- Так вот, какой ты, мой непорочный ангел… - сколько же яда, сколько ненависти в его голосе. Какая же я глупая! Почему не увидела этого всего в нем сразу! Почему не смогла защитить свой дом! Ненавижу себя! Ненавижу его! Мои пальцы буквально впиваются в каменную поверхность пола, ломая ногти, стирая кожу в кровь.
- Ненавижу… - хриплю я, поднимая голову и встречаясь с взглядом, наполненным такой же ненавистью, как и мой. – Ненавижу!
Кричу я так громко, как только могу сейчас, собрав все оставшиеся силы. Мой голос замолкает только тогда, когда я ощущаю сильный удар по лицу. Я падаю на спину, ударяясь головой об пол, отчего чувствую, как по виску начинает скатываться теплая влажная струйка крови. В этот же миг сознание стремительно покидает меня, оставляя вокруг щемящую пустоту скорби и ненависти.
Утверждено Nern Фанфик опубликован 27 октября 2013 года в 17:28 пользователем KOSHKAWEN.
За это время его прочитали 470 раз и оставили 2 комментария.
0
Gotika добавил(а) этот комментарий 31 октября 2013 в 14:00 #1
Gotika
Здравствуйте, автор! О мой Бог, почему у такого фф так мало про читаных, и нет еще не одного комментария?! На кол всех!
Извиняюсь, за отсебятину, автор, вы меня поразили! Это моя любимая пара, не знаю почему, но именно после Елены и Деймона мне по душе стала эта пара. У вас очень хорошо написано, ясно, понятно и нет этих не нужных слов- очень хорошо. Идея хорошая, хочется узнать, что же будет дальше, какие будут перемены между главными героями. Ваш Клаус романтичный персонаж, не знаю почему, но мне так кажется. Да и в фильме он тоже романтичный, во всех смыслах, мне кажется когда он убивает девушек, то всякий раз прикасается к ним с какой-то нежностью. Ладно, отходим от Клауса.
Кэролайн. Я думаю она немножко глуповата, наивна, но это пока, хочу посмотреть на нее когда она будет с Клаусом после случившегося. А Елена, она у Вас очень похожа на Кетрин, ну слишком похожа, такая же любительница мужчин. Жду продолжения.
С уважением Gotika.
0
KOSHKAWEN добавил(а) этот комментарий 31 октября 2013 в 16:41 #2
KOSHKAWEN
Спасибо вам огромное за такие приятные слова! Продка уже добавлена, находится на обработке модераторов. Желаю приятного чтения!