Наруто Клан Мультифэндом Фэндом Игры Ветер свободы. Глава 6

Ветер свободы. Глава 6

Раздел: Фэндом → Категория: Игры
Ветер свободы. Глава 6
Шаг назад, затем ещё один. Напряжённая, словно натянутая тетива, и злая, подобно Дьяволу, Лайтнинг смотрела в глаза мужчине. Да, именно так ей и описали капитана «Вездесущей Смерти». У него была специфичная внешность, бросающаяся в глаза.

Она сильнее стиснула рукоять тонкого изящного меча, занеся его для сильного удара или же чтобы отразить его атаку.

Два капитана смотрели друг другу в глаза, ожидая, кто нападёт первым. Эта игра в гляделки продлилась недолго. С остервенением и яростью, дав волю чувствам, Клэр бросилась вперёд, что есть силы пытаясь нанести удар. Но Ноктис легко и непринуждённо отбил атаку. Тонкое лезвие меча проскользило по изгибу сабли с неприятным скрежетом. И снова настало между молодыми людьми напряжённое бездействие.

Лайтнинг стиснула челюсти, затем последовал удар, потом ещё один, и с каждой новой атакой она злилась всё сильнее. Мужчина так легко и непринуждённо отбивался от её атак, словно от назойливой мухи. Но он не нападал...

Ноктис самодовольно хмыкнул, наблюдая за стараниями женщины. Грубой силой она вряд ли чего-либо добьётся. Прошло всего пару минут так называемого боя между ними, а у неё на лбу уже выступила испарина. К тому же, злость и гнев не самые лучшие спутники в бою...

Кривая ухмылка медленно сползла с губ Селума, а сам он стал серьёзен и суров. Он перехватил удобнее саблю и стал, подобно цунами, надвигаться на девушку. Теперь настала её очередь обороняться. Если она, конечно, сможет.

Брови Клэр агрессивно сошлись на переносице, и она, медленно повернувшись, встала вполоборота, переводя тяжёлое дыхание и всем естеством приготовившись к его атаке. Рано она обрадовалась, что он её не атакует. Правда, рано или поздно это всё равно должно было произойти.

Сабля, со свистом рассекая воздух, столкнулась с лезвием меча. Капитан «Моники» зло прорычала, начиная пятиться назад, двумя руками вцепившись в рукоять своего оружия – мужчина давил на саблю, волей-неволей заставляя её нагнуться под напором силы.

«Это мой шанс», - резко отпрыгнув назад, с трудом уйдя от кончика сабли, срезавшего прядь её волос, она сделала выпад вперёд. Но мужчина просто ушёл в сторону, а она даже не смогла зацепить его. Чёрт!

Ноктис кивнул, сделав себе очередную заметку.

И снова острое лезвие оружий столкнулось между собой в смертельной атаке, успешно парированной молодыми людьми. На этот раз на оружие начала давить Лайтнинг, шаг за шагом подходя к нему ближе, и только холодная сталь разделяла их.

Тут губы Клэр растянулись в недоброй, коварной улыбке, а её безумный, злой взгляд блеснул в свете солнца. В какие-то считаные доли секунды она выхватила из-за пазухи кинжал и уже почти резанула по его шее, но не тут-то было – капитан «Смерти» в самый последний момент не просто оттолкнул её, а пнул в живот, впечатав девушку в жёсткую поверхность грот-мачты.

Из горла капитана «Моники» вырвал хриплый полу-рык, полу-стон, а в глазах потемнело от удара по затылку. Она стала медленно оседать против воли, просто стало дурно, сознание на несколько секунд или минут, она не знала точно, покинуло её.

«Морской волк» шумно, как-то разочарованно вздохнул, начиная медленно приближаться к поверженной оппонентке. Что бы он там ни обещал Сере – он пират, и его слово гроша ломаного не стоит. Эта девушка, капитан «Святой Моники», Лайтнинг будет лишь путаться у него под ногами. Лучше устранить угрозу. Да, устранить.

Ноктис остановился в шаге от Клэр и, без дрожи, занёс саблю. И, словно гром среди ясного неба, настала тишина, действительно настоящая тишина – без звуков удара оружия, без выстрелов и криков людей. Тишина.

Пираты и солдаты стояли, не двигаясь, застыли, подобно статуям в заброшенном саду. И из недр океана вырвался шёпот, знакомый, женский шёпот, рычащий, пробирающий до костей:

- Не уби-и-ва-а-ай! Ина-а-че уни-и-чтожи-и-шь после-е-едний сво-о-ой ша-а-анс...

И снова тишину стал заполнять знакомый ор смертоносной битвы.

Селум отогнал от себя это странное наваждение, некое предчувствие того, что обладательница этого голоса права. Но собственное мнение о данной ситуации сыграло свою роль.

Мужчина занёс оружие для удара и всем естеством вздрогнул, застыв на месте, а затем пошатнулся, сделав шаг назад и резко, обессиленно опустив саблю, опершись на неё, и свободной рукой инстинктивно схватился за бок, зажимая кровоточащую рану.

- Чёрт! – прошипел Ноктис, начиная медленно оседать, исподлобья наблюдая за происходящим вокруг. Пираты и солдаты были слишком сильно поглощены боем каждый со своим оппонентом, чтобы обратить внимание на беззащитного капитана «Вездесущей Смерти».

Перед глазами начал появляться слабый просвет, а темнота рассеиваться. Постепенно осознавая, что происходит, Лайтнинг начала медленно подниматься с пола, чуть пошатываясь, опираясь рукой о грот-мачту. Когда слабый туман рассеялся, она посмотрела вперёд – её взгляд сразу упал на оппонента, что сейчас пребывал в куда более беспомощном состоянии. И как она поняла по цвету пролитой крови – ранение он получил серьёзное. И поделом ему!

Усмехнувшись, Клэр направилась к мужчине, а в голове, подобно звону колоколов, звучало имя самого дорогого человека на земле: «Сера». Она понимала, каково ей было среди этого сброда, и попала Сера на этот проклятый корабль по прихоти этого человека, что сейчас поплатится за каждую пролитую слезинку сестры.

Девушка остановилась на расстоянии удара от мужчины. Она недовольно поджала губы, мысленно обругав себя далеко не по-офицерски, но вот поступить решила, как и подобает солдату Испании.

- Советую тебе сдаться, и продлишь себе жизнь, - холодно произнесла капитан «Моники». Рука начала неприятно зудеть, как будто в преддверии ещё одного боя. Это ей совсем не нравилось.

Но тут, к удивлению Лайтнинг, Ноктис криво усмехнулся, сильнее сжав саблю и вздохнув, набираясь сил для продолжения схватки. Сдаться сейчас – это значит уже подписать себе смертный приговор, а он не спешит отправляться на дно к морскому дьяволу.

Однако этот вариант понравился Клэр куда больше. Не придётся отсиживаться в каюте и сдерживать себя, чтобы не прикончить его по дороге до Сан-Хуана, и уж провиант точно сэкономит.

Девушка горько усмехнулась своим мыслям и, без колебаний, намеревается ударить. Её меч тускло сверкнул в лучах солнца, и ничего не подразумевало преграды, как два скрещённых клинка легко и непринуждённо блокировали её атаку.

Кто бы сомневался, что всё будет настолько легко?

Лайтнинг сжала челюсти от злости и бросила недовольный взгляд, полный ненависти, на высокого пирата, выделяющегося на фоне мелкого сброда разбойников, а рядом с ним - невысокий и, казалось, даже миниатюрный мужчина.

- Гладиолус, - невозмутимо произнёс Игнис, огибая квартмейстера со спины и подходя к раненому капитану. Тот, почувствовав защиту товарищей, опустил саблю, уже готовый отразить нападение Клэр, пусть и сделает он это из последних сил, и чуть пошатнулся из-за слабости, что становилась всё сильнее и сильнее, с каждой каплей пролитой крови. Но его быстро, без осторожности и сентиментальностей, как это обычно бывает с ранеными, поднял штурман, перекинув его руку через плечо и потащив капитана «Вездесущей Смерти» прочь.

Стискивая зубы и сжимая рукоять меча, Лайтнинг подавила в себе последние остатки ненависти и злости, дающие о себе знать, когда вот так её цель – Ноктис – ушёл от неё прямо из-под оружия, словно разбойник, насилующий женщин, избежал казни на смертном одре.

Селум не сопротивлялся, опираясь на Игниса. Он, как всегда, появился вовремя. Он и Гладиолус, интересно, чем на этот раз они почувствовали, что ему угрожает опасность? Мужчине оставалось только догадываться. И этот женский голос из недр океана, а потом выстрел... Такое ощущение, что даже сама природа обернулась против него. Он бросил мимолётный взгляд вокруг себя – пираты, что были вокруг, сражались не на жизнь, а на смерть, подобно чёртям, солдаты Испании, преданные своей стране, не уступали в силе разбойникам и с гордо поднятой головой держали честь.

«Не убивай», - повторил Ноктис и взглянул на Клэр, что танцевала танец смерти с Гладиолусом. Ярость и гнев, грубая сила и жёсткость – четыре её черты бойца, и все они были не самыми лучшими. Глупая женщина.

Всё это время двух офицеров пиратского судна защищали разбойники, убивая солдат, что раскатили губу на столь лёгкую добычу, как действительно сейчас беззащитные капитан и штурман.

- Игнис, - прохрипел Селум, то ли от боли, то ли чтобы привлечь лишний раз его внимание, сильнее вцепившись тонкими пальцами в плечо друга, - эта девка должна выжить. Постарайтесь с Гладиолусом взять её в плен...

***


Дрожа всем естеством и крепко зажав уши ладонями, Сера в ужасе слышала шум боя, доносящегося с палубы, и звуки выстрелов, а в голове звоном нескольких десятков барабанов раз за разом проносилась одна и та же мысль: «Как там Лайтнинг?»

Фаррон старалась отогнать от себя пугающую картину, в которой Ноктис убивает её сестру, её милую и отважную сестрёнку! Господи! Только на его слово и надейся. Она отдёрнула ладони от ушей, услышав здесь, в трюме, куда её привела Ваниль, женский надорванный крик, пробирающий до костей. Она узнала его...

Неуверенно поднявшись с бочки, мадемуазель направилась на крики, каждый раз невольно вздрагивая. Но она не смела повернуть назад. Женское любопытство не позволяло. И она хотела лишний раз убедиться, что память на голоса её не обманула.

Сера подошла совсем близко, остановившись перед слегка приоткрытой дверью карцера, откуда и доносились отчаянные крики, и голубые глаза девушки в ужасе расширились от представшей перед ней картиной пыток. Стелла!

Поражённая словно ударом молнии, Фаррон вошла в карцер, в растерянности посмотрев сначала на пожилого мужичка-разбойника, но её взгляд быстро сменился на гневный. Кто дал право так издеваться над людьми, что на них смотреть было больно?!

Напрочь позабыв, где она находится и с кем имеет дело, избалованная девчонка схватилась за первый попавшийся под руку тяжёлый предмет. Это оказался ржавый, чуть окровавленный от постоянных ударов по телу жертв прут.

Палач, не обратив особого внимания на пленницу капитана, продолжил заниматься тем, что ему приказали, тем самым подливая масла в огонь ярости и злости девки. Та, помедлив всего секунду, чтобы перевести дух и набраться смелости, что есть силы, как ей казалось, немалой, ударила разбойника по спине. Тот болезненно прорычал, поворачиваясь и метая взглядом молнии, посмотрел на малолетнюю шалаву, как он мысленно её окрестил.

- Надеюсь, ты успела помолиться своему обожаемому Господу Богу, - сквозь зубы процедил он, надвигаясь на мадемуазель, а та в страхе пятилась назад, пока спиной не упёрлась в решётку клетки, сжавшись.

- Корабельная крыса, это всё, на что ты способен? – раздался надорванный, хриплый и еле слышный голос Стеллы, которая подала первые признаки жизни, чуть пошевелившись на окровавленном столе. Но она только и смогла, что пошевелиться, и ничего.

Разбойник прямо закипел на месте от услышанного прозвища, данного девкой. Он, не в силах сопротивляться собственному гневу, но и не забывая о том, что сделала пленница капитана, ударил аристократку тыльной стороной ладони, отчего та просто не смогла устоять, впервые в жизни получив подобный удар, и упала на грязный и заляпанный пол. Она ожидала ещё одной порции ударов, но их не последовало – пират вернулся к жертве.

«Я не справлюсь. Нужна помощь», - Фаррон из последних сил, подавив в себе слёзы, резко поднялась на ноги и побежала на палубу, где сейчас помимо пиратов были и люди со «Святой Моники», которые могли бы ей помочь.

Стремительно поднимаясь по лестнице на палубу, Сера притормозила. Шум смертельной схватки между солдатами и пиратами стал слышен отчётливее. И ей стало страшно. Но, вспомнив товарища, что сейчас находится в карцере, она снова добавила ходу, выбежав на верхнюю палубу. Десятки, сотни или, даже казалось, тысячи людей сражаются между собой. Сабли без конца скрещиваются между собой в стальном звоне, а звуки выстрелов не стихают. Вздрогнув и пригнувшись от одного из таких, прогремевшим чуть ли не в паре метров от неё, она стала бегло искать кого-то из знакомых, хотя встретить их в таком бесчисленном количестве людей было просто невозможно.

Не разгибая спины, Фаррон подбежала к краю борта, где два корабля столкнулись между собой боками, там была «Святая Моника». И снова в очередной раз девушка испытала немыслимое потрясение от увиденной картины. Лайтнинг! Дорогая и милая Лайтнинг отчаянно сражалась с Гладиолусом. Он ей что-то говорил, что выводило и без того вспыльчивую сестру из равновесия всё сильнее, и она начинала сражаться ещё яростнее. Продолжив поиски глазами, она увидела Ноктиса. Тот был бледен и заплетался в собственных ногах, и только благодаря Игнису он всё ещё шёл, покидая поле битвы, и их защищало несколько пиратов во главе со Сноу.

- Сера!

Девушка чуть вздрогнула, услышав среди всеобщего шума знакомый голос, и обернулась. На палубе корабля «Вездесущей Смерти» среди солдат и пиратов был Ноэль Крейс. Он отбивался от атаки разбойника, недовольно сводя брови на переносице, а его губы, как обычно, были растянуты в лёгкой ухмылке. Он без сожаления парировал удар и с лёгкостью вонзил шпагу в живот оппоненту, после чего вновь повернулся к Фаррон и побежал к ней, умело и легко огибая людей, дабы не привлекать к себе лишнего внимания, так как лишняя минута промедления может стоить девчонке жизни.

Квартмейстер, оказавшись рядом с Серой, крепко схватил её за руку и повёл прочь с пиратского судна, дабы увести не только с поля сражения, где она подвергает себя серьёзной гибели, но и вовсе с этого... с этого отвратительного корабля!

Однако уже спустя пару шагов, осознав, куда её ведёт офицер, Фаррон начала серьёзно упираться и дёргаться, нервно говоря:

- Нет, постой! В карцере!.. В карцере Стелла...

- Я её вытащу потом, - перебил мужчина, но девушка что есть силы дёрнула его, заставляя повернуться, и он тут же огрёб неслабую пощёчину.

- Выслушай меня до конца! – требовательно прокричала она, находясь уже чуть ли не на грани истерики, переполненная злостью и страхом одновременно. – Её пытают, и она может умереть!

Ноэль сразу переменился в лице, а все его негативные эмоции показались. Он перехватил руку девчонки и побежал в трюм. Если он не ошибался, то на подобных типах кораблей карцеры располагались именно в трюме.

Пройдя поле боя, называемое палубой, без затруднений и серьёзных стычек, Крейс стал спускаться по лестнице вниз. И до него стал доноситься пусть и еле слышный крик, и чем ближе он подходил к карцеру, тем сильнее злоба переполняла его. Ни один настоящий мужчина не поднимет на безоружную женщину руку.

Квартмейстер быстро подошёл к распахнутым дверям карцера, и он сильнее сжал меч. Переполненный яростью и злобой, не помня себя и словно в каком-то бреду он сделал резкий взмах мечом, и только голова, слетевшая с плеч противника, вывела его из затуманенного состояния.

- Стелла! – на выдохе вымолвил офицер, подлетев к окровавленной девушке, убрав оружие в ножны и дрожащими руками стал неумело развязывать путы на её кистях, осуждающе качая головой. – Стоило пойти мне. Но ты же никогда никого не слушаешь! Слишком принципиальная! Слишком верная! Дура! – зло говорил он и, закончив с путами на руках и ногах, помог англичанке приподняться и сесть с тошнотворным стоном, а сама она сжалась, стиснув зубы, стараясь терпеть боль и не выказывать свою слабость.

***


Оружие вылетело из её рук, подобно синей птице счастья, и Лайтнинг, вовремя пригнувшись, ушла от пролетающей прямо у неё над головой окровавленной сабли, в то же мгновенье быстро встала и, посильнее стиснув кулак, ударила квартмейстера в глаз. Тот пошатнулся, прогнувшись в спине назад.

- Я тебя ещё научу манерам! – выдохнула Сирена, переводя дыхание. Сил почти не осталось, а мужчина её быстро вымотал, применяя лишь половину своей силы, он заставлял выкладываться её на полную.

Опасность пришла оттуда, откуда её и не ждали.

Клэр побежала к своему оружию, небрежно валяющемся на палубе, она нагнулась, чтобы его поднять, но тут, словно в разыгравшийся шторм, палуба ушла у неё из-под ног, и в мгновенье ока она лицезрела перед своим носом острое лезвие шпаги. Медленно, взгляд заскользил вверх, по тонким пальцам, сжимающим рукоять, тонкой руке и остановился на лице, перекошенном в недовольстве. Она чуть улыбнулась и, достав пистолет, резко выстрелила в воздух, а затем, раздался одиночный залп пушки, после чего всё стихло.

Солдаты «Святой Моники» стали негодующе озираться по сторонам, становясь свидетелями редчайшего и, к сожалению, далеко не радостного явления – капитан повержен. И сейчас, распластавшись, лежит на палубе, холодно смотря на оппонентку, что в один грубый удар ногой под колени, сбила Сирену с устойчивого положения.

- Бросьте оружие, - громко произнесла Ваниль и исподлобья посмотрела на бездействующих солдат, более громко и требовательно повторила: - Бросить я сказала!

Солдаты, даже не удосужившись услышать приказа Клэр, стали бросать оружие. Взгляды пиратов обратились на капитана «Вездесущей Смерти», ожидая уже его распоряжений.

Ноктис, почти уже оказавшись в своей каюте, услышал знак, означающий проигрыш «Моники», и сейчас стоял у борта, свысока наблюдая за тем, что происходит. Ваниль, как всегда, знала, что делать и как действовать. Вечно появлялась в самый нужный момент.

«Морской волк» сделал незначительный жест рукой, отдав приказ. Надрывать связки он не намеревался, а его команда и так поймёт, что это значит. И тут поднялся радостный гул, смех пиратов, что с удовольствием надвигались на поверженных солдат и, хватая их, с превеликим удовольствием и многочисленными оскорблениями бросали за борт на съедение акулам.

И в этот момент, казалось, сердце Лайтнинг остановилось и болезненно сжалось до самых мелких немыслимых размеров. Она ударила ладонью по шпаге, убрав её от своего носа, и вскочила на ноги. И она уже намеревалась изо всех сил, что у неё появились, рвануть к Селуму и всё-таки всадить ему кинжал в глотку, чтобы он истекал кровью и немного помучился. Но едва она успела сделать шаг вперёд, как её грубо схватили за волосы на затылке, сжав в кулаке. Гладиолус.

- Лучше не надо, иначе можешь следом полететь, - предупредил квартмейстер.

- Твари! – с отчаяньем прокричала Сирена и вполоборота повернулась, испепеляющим взглядом смотря на своего недавнего оппонента, на глаза начинали наворачиваться слёзы, когда она слышала всплеск воды и голоса солдат, оказавшихся уже на том свете. Ступив на «Святую Монику», они доверились женщине-капитану, а она не оправдала их ожиданий, и теперь они умирают не со шпагой в руках, как подобает таким грозным людям, а в пасти морских хищников.

- Игнис, - тихо произнёс Ноктис только потому, что громче уже не мог говорить. – Прикажи, чтобы эту девку отвели в мою каюту. Офицеров пусть бросят в карцер.

Штурман понятливо кивнул и, махнув рукой Амицицие, указал на капитанскую каюту, а сам вместе с товарищем направился на палубу ниже.

- Ноктис! – окликнула его Ваниль, быстро покидая «Монику» и ступая на палубу пиратского судна, и быстро прошла за мужчинами, что скрылись палубой ниже, но она их всё равно стремительно нагнала. – Ноктис, быстро иди к Юффи Кисараги. И я ничего не знаю! С твоими делами я и Игнис разберёмся! – увидев, что «морской волк» собирается возмутиться, повысила голос она, чтобы раненый офицер не смел ей перечить.

Самое опасное - это спорить с такой женщиной, как Оэрба Дая Ваниль. Она, конечно, заботливая и порой смахивает на мамочку, но иногда это переходит все границы, как сейчас. Если же возмутиться, потом будет мучиться с несварением желудка. Да и к тому же, она действительно была права. Ему стоило обратиться к доктору, пока не поздно. Ноги его уже и так еле держат.

- Ваниль, отведи Серу к Лайтнинг, - приказал капитан.

***


Когда Оэрба спустилась в трюм, первое, кого она увидела, была Сера, которую по ошибке закрыли в карцере, как и остальных офицеров «Святой Моники». А возможно, и не по ошибке...

- Почему пираты такие жестокие? – спросила Фаррон и кивнула на Стеллу, которая служила полным подтверждением её слов.

Ваниль обречённо вздохнула, открывая массивную решётку и с силой выволакивая оттуда избалованную девчонку, качая головой. Она даже не удосужилась посмотреть на жертву допрашивавшего пирата, потому что знала, ничего хорошего она не увидит.

- Лайтнинг ждёт тебя, - сухо произнесла Оэрба и стремительным шагом пошла вперёд, но тут её за руку сквозь решётку схватила девушка, на которую она так же не посмотрела, только ударила по руке, избавляясь, словно от назойливой мухи.

- Принеси мне лекарства, - не попросила, а потребовала Юнь Фанг, поморщившись, наблюдая за пираткой. Но та ничего не сказала, пройдя дальше мимо решёток под недовольные взгляды офицеров, а следом за ней шла Сера. Она испытывала самые разные чувства. Одни сменялись другими. И сейчас в связи с такими открывшимися обстоятельствами стоял один вопрос: «Живая ли Лайтнинг её ждет?»

Фаррон не спрашивала. Боялась услышать ответ. Но когда она вместе с Ваниль переступила порог капитанской каюты, всё отошло на второй план. Живая и невредимая, она ждала её у большого окна, повёрнувшаяся к посетителям спиной и скрипя зубами.

Гладиолус и Ваниль тихо ушли, оставив родственников одних, не забыв закрыть дверь.

Сирена никак не обратила внимание на скрип двери и удаляющиеся шаги квартмейстера, с большим усилием сдерживая рвущуюся наружу злость. Хотелось всё крушить вокруг, ломать, разрушать, но только чтобы избавиться от этого чувства загнанности в угол. Она боялась... боялась спросить о сестре и даже допустить хоть какую-то мысль о Сере.

- Чего?.. – и она повернулась, сначала грозно, как и подобает капитану, обращаясь к врагу, спросила было она, но тут же слова умерли на её устах, когда она увидела сестру, злой взгляд её растаял, и она в какие-то считанные секунды преодолела расстояние, разделяющее их всё это время, заключила в кольцо рук, сжав так бережно и крепко, как только могла! Сера в порядке! С Серой всё хорошо! Она рядом! И это ужасно и в то же время прекрасно!

- Зачем?.. – с трудом выдохнула Фаррон, отстранившись от Клэр и осуждающе посмотрев в её глаза. Последнего капитан совсем не ожидала увидеть, и даже на какие-то доли секунды былая уверенность исчезла. Но так же быстро вернулась. – Зачем ты пришла?! – закричала она и оттолкнула девушку, начиная расхаживать по каюте и оживлённо жестикулировать руками. – Только из-за меня одной погибло столько людей! Столько пострадало! Я видела, видела, как серьёзно ранен Сефирот, а Стелла... Она почти находится на волосок от смерти. И ты! – она круто повернулась, остановившись. – Ты среди пиратов. Ты хоть понимаешь, что они сделают с тобой? Только из-за меня одной ты кинулась в самое пекло. Где ты была раньше, когда форт Сан-Хуана атаковала «Вездесущая»?

Лайтнинг молча слушала Серу. Она заметила, как сестра изменилась, какой она стала... Но чтобы настолько!

- Замолчи! – процедила сквозь зубы Клэр, и избалованная девчонка сразу же послушалась её, чему она была немыслимо рада, так как она бы лично прикончила девчонку за её дерзкие слова. – Я что же, должна была оставить тебя здесь, среди пиратов, этих неотёсанных головорезов? И позволь узнать, кем бы ты здесь была? Портовой шлюхе легче было бы выживать, нежели тебе, - в следующую секунду её голос чуть смягчился. – Я беспокоилась за тебя. Волновалась. И я не могла оставить тебя здесь. Ты самое ценное, что у меня есть.
Утверждено Lin Фанфик опубликован 17 декабря 2013 года в 21:44 пользователем Вдова.
За это время его прочитали 654 раза и оставили 0 комментариев.