Наруто Клан Мультифэндом Фэндом Игры Ветер свободы. Глава 5

Ветер свободы. Глава 5

Раздел: Фэндом → Категория: Игры
Ветер свободы. Глава 5
Ноктис неохотно разомкнул глаза, устало взирая на деревянный потолок и морщась от слабой боли в теле. Ладонь инстинктивно сжалась. Карта?! Резко сев на постели, мужчина бегло осмотрел помещение, в котором он оказался. Это была комната судового врача – Юффи Кисараги. Тесная комната, оформленная в тёмных тонах, освещаемая тусклым светом одиноких свечей, прикреплённых к стенам.

Селум поднялся на ноги, слегка пошатнувшись от усталости, продолжая беглый осмотр тесной комнатушки в поисках довольно ценной вещицы.

- Вы уже проснулись, капитан.

Мужчина лениво обернулся на девичий тонкий голос. Это была Юффи Кисараги, молодая девушка лет двадцати-двадцати трёх. Она ничем не выделялась на фоне других пиратов – обычное тёмное одеяние, слегка пессимистичное, но на пиратке оно выглядело особенно траурно.

Женщины на корабле были делом необычным, и, по поверьям, несли неудачу на судна. Но эта дама была исключением. Она нашла его тогда, когда Ноктису нужна была помощь. Произошло это два года назад, когда капитан оказался серьёзно ранен при абордаже и истекал кровью в собственной каюте, когда его команда отчаянно сражалась без командира. Его жизнь оборвалась бы, если бы среди офицеров вражеского корабля не нашёлся судовой врач и, несмотря на то, что помогает командиру пиратов, решила лечить его. Это была первая женщина на его корабле, которой он предложил остаться не как пленнице, а в качестве офицера – судового врача. Редко кто вызывал у Ноктиса восхищение. Команда «Вездесущей Смерти» приплела сюда даже любовную связь, но, поскольку долгое время она не подтверждалась, версию оставили в покое.

- Вы что-то потеряли? – поинтересовалась Юффи и достала из-за пояса небольшой свёрток, протягивая его капитану. – Я нашла его на палубе, когда Вас отнесли сюда.

Селум осторожно взял в руки драгоценную карту, несколько секунд вглядываясь в желтизну бумаги и припоминая произошедшее за весь день. Но ярче всего перед ним предстала она – русалка. Морская жительница, вместо ног – хвост, а вместо ушей – жабры. Её пугающий шипящий голос продолжал звучать в голове, словно колокол в церкви. Что за «жрийцу» просила найти эта русалка? Как будто по одному имени – Юна – он сможет понять, но... подождите-ка!

Ноктис прикрыл глаза, припоминая пейзаж, что ему показала русалка. Большой бескрайний берег с белым песком, укрытым пожелтевшими костями животных и людей. Высокий холм, похожий на акулий хребет, величественно огибающий небольшой островок. И среди высоких деревьев и громадных кустов виднелась хижина из глины, облитая каплями крови, изрядно потемневшей уже, а на краях соломенной крыши были прикреплены косточки, глухо звеневшие от каждого дуновения ветерка.

- Капитан, - Юффи нагло ткнула мужчину в плечо, выводя «морского волка» из воспоминаний. Открыв глаза, Селум хмурым взглядом отца смерил Кисараги. Ощутив на себе столь пристальное внимание, юная пиратка только показала язык.

«Теперь я точно не сплю», - отметил Ноктис, а то чрезмерно серьёзная поначалу Юффи показалась ему странной, но теперь, когда полностью вернулось её детское поведение, он чуть успокоился, понимая, что ему это не снится.

С палубы стал доноситься громкий шум возни и возгласы матросов, за которым последовал шумный всплеск воды, словно в море упало что-то немаленькое и объёмное.

- Мы уже приплыли в Тортугу. Поэтому я пришла Вас разбудить, - говорила Юффи, проходя глубже в каюту и как барыня плюхнувшись в глубокое красное кресло. Кончики губ слегка дрогнули в слабой полуулыбке, но Ноктис её не заметил в тусклом освещении. Он усталыми шагами пошёл прочь из комнаты судового врача, направившись на палубу.

Это напоминало отвратительный Бермудский театр со своими актрисами в роли шлюх. Всё казалось таким ненастоящим и неестественным. Голова слегка шла кругом. Селум поднялся на палубу, прикрыв глаза и хмурясь от мертвенного света луны. Всё ещё стояла глубокая ночь с яркими звёздами на тёмно-синем бархатном небе и бледная сестра-луна, плавно катящаяся по небосводу. Паруса были убраны.

Ноктис прошёл к борту, опершись руками о края, взирая на величественный остров, носящий гордое название – Тортуга. Он был небольшим по сравнению с другими островами, такими, как Куба, Пуэрто-Рико, Ямайка... Можно было долго перечислять. Но ничего никогда не будет роднее пиратского острова... острова, что стал вторым домом, единственным пристанищем и убежищем. На тёмном фоне высокого холма виднелся яркий свет города, освещаемый лишь одними уличными фонариками. Это было так притягательно и манило к себе.

Селум шумно вздохнул, опустив взгляд на шлюпку, чуть сжав кулаки. Не было сил ждать утра. Ещё нескольких часов ожидания он не выдержит. Он... На лице поневоле появилась гримаса боли. Он просто не выдержит.

- Осторожнее, - приговаривал Ноктис, держа верёвку и медленно опуская лодку на воду. Все убеждения собственного разума оказались куда слабее желания снова ступить на пиратский остров. Да и что может произойти в его отсутствие? Квартмейстер Гладиолус отлично справится со своими обязанностями, в чём он ни на минуту не сомневался.

Шлюпка с тихим всплеском опустилась на воду, и Селум чуть расслабился, решив немного передохнуть. Но тут позади него раздались еле слышные осторожные шаги, направляющиеся в его сторону.

- Капитан...

Ноктис мало ожидал вновь увидеть эту персону и что она вот так подойдёт к нему. Плавно обернувшись, мужчина посмотрел в заплаканные и покрасневшие глаза Серы. Это он виноват в произошедшем и, если бы не Ваниль, то сейчас это дитя осталось бы без руки.

- Послушайте... – неуверенно начала Фаррон, но была перебита властным тоном капитана:

- Прости меня, Сера. Я был не прав, когда подумал, что это ты взяла карту.

Несколько секунд пленница как умалишённая смотрела в глаза пирата, не веря собственным глазам и ушам. Но он всё-таки попросил прощения. Пусть даже с небольшим опозданием, она это поняла.

- Ничего, - с облегчением выдохнула Фаррон и медленно повернувшись, направилась прочь, не спеша идя к каюте капитана, сцепляя между собой дрожащие пальчики, а страх постепенно уходил.

- Сера, - окликнул Ноктис.

Девушка чуть вздрогнула от неожиданности и неуверенно повернулась к мужчине. Тот кивнул на пиратское поселение, чуть улыбнувшись своим мыслям.

«Что он хочет?».

- Хочешь посмотреть на жизнь пиратов? – поинтересовался Селум.

«Судьба это мне припомнит», - мысленно подметил он, но отступать назад было уже поздно.

Сера с сомнением посмотрела на поселение. Оказаться среди толпы пиратов и другого сброда не хотелось, но тихий шёпот в голове подталкивал её вперёд, и казалось, что даже манипулирует ею.

- Хочу, - тихо ответила Фаррон.

***


Сера смотрела на водную гладь моря, такого тёмного и такого далёкого. Сейчас, когда её разделяла только днище шлюпки, она чувствовала, что далека от этой сырости и холода. Как только Лайтнинг смогла «срастись» с морем подобно рыбе? Вот ещё одно отличие между сёстрами.

«Я никогда не буду похожей на Клэр», - безрадостно подумала Фаррон и грустно улыбнулась своим мыслям. Пленница обернулась, взирая на необъятный корабль, носящий пугающее, нет, даже ужасающее название «Вездесущая Смерть».

«Такое ощущение, что форт Сан-Хуана даже не стрелял по кораблю», - обведя взглядом судно, аристократка настороженно из-под чёлки посмотрела на мужчину. Капитан без особого усердия орудовал вёслами, держа курс к берегам Тортуги.

- Почему Вы так назвали корабль? – спросила Фаррон, неуверенно нарушая воцарившуюся тишину.

Ноктис задумчиво посмотрел на судно, чуть сведя брови на переносице, отчего на лбу выступили морщины. Казалось, что ему этот вопрос неприятен...

- Этот корабль проклят. Он никому не служит, ни капитану, ни его команде. Он служит морю и морскому чёрту, - лёгкая усмешка на устах и пугающий взгляд с каплями безумства сменился печальным.

Дрожь пробежала по телу, а Сера уже пожалела, что задала подобный вопрос.

- Как давно Вы бороздите моря и океаны? – спросила она, слушать истории о проклятом корабле не было желания.

- Сегодня у нас день вопросов и ответов, - констатировал Селум. – Пятнадцать лет. С шестнадцати лет нахожусь в море. Если бы я сидел на суше столько же, сколько и ты, то тоже был бы сухопутной крысой.

Фаррон неприметно поморщилась при последней характеристике людей с суши. Но как успела усвоить пленница, морские волки называют так всех, кто не с воды.

Лодка медленно подплыла к берегу, пришвартовавшись.

Ноктис ступил на песок, приятно захрустевший под сапогами, словно снег, а мужчина чуть пошатнулся, не ощутив привычной морской качки, даже воздух стал каким-то другим.

- Сера, - Селум повернулся к пленнице, - предупреждаю сразу. Не пытайся сбежать. Ты на пиратском острове. Девка ты видная, и каждый пират с удовольствием...

- Не стоит вдаваться в подробности. Я всё поняла! – покраснев, возмущённо прокричала Фаррон и быстро вылезла из шлюпки, отвернувшись, скрывая своё смущение и страх. Ноктис... Этот человек вечно вгоняет её в самые разные чувства, начиная от безобидного смущения и заканчивая страхом, пробирающим до костей. При последней мысли пленница инстинктивно обхватила ладонью ладонь, представляя, что было бы, если б Ваниль не вмешалась.

Капитан хмыкнул. Аристократка оказалась девчонкой отходчивой. Это радовало. Интересно, а вышла бы из неё пиратка? Мужчина более пристальным взглядом стал рассматривать профиль пленницы, пытаясь представить её в качестве морской волчицы. Но это оказалось напрасно. Сера виделась ему в каком-нибудь роскошном бальном зале в дорогом одеянии с прекрасно-отточенными манерами аристократа.

- Идём, - Ноктис направился в городок, который не был похож на дом пиратов. Это скорее напоминало обычное поселение, что-то вроде Невиса или Гваделупы. С уличными фонарями, что освещали улицы и развеивали ночной мрак. Дома были сделаны из дорогого чёрного дерева, а дорожки улиц выложены камнями. Нигде почти не было пиратов, но город был наполнен шумом и гамом, доносившемся из трактира, который мог посоревноваться в величественности и размерах с самой резиденцией Санта-Доминго.

Сера, очнувшись, быстро побежала вслед за капитаном, осторожно осматриваясь вокруг в поисках какого-нибудь пирата, пожелавшего от неё кусок оторвать. Она не забыла его слов. Он даже умудрился отпустить ей комплимент, что ли.

«Девка ты видная», - мысленно повторила Фаррон, горько улыбнувшись, и остановилась, ступив на дорожку и растерянно осматривая пустующие улицы. Если бы не шум из таверны, то девушка могла бы допустить грешную мысль, что пираты померли.

- А почему улицы пустуют? – поинтересовалась Сера, посмотрев на мужчину.

Тот протяжно зевнул, но промолчал.

- Идём. Отдохнём в трактире. Там всегда есть вкусная еда и хорошие комнаты, - говорил он, неторопливо и устало двигаясь к высокому зданию, что неподалёку от порта.

Подойдя к таверне, Фаррон поморщилась от громкого смеха и звона битой посуды, а воображение рисовало неприятную картину, где царила похоть, бесчинство и многое другое. От этого дрожь бежала по телу.

Двери трактира плавно отворились, и Ноктис переступил порог, а вместе с его приходом в помещении воцарилась гнетущая тишина, давящая на мозг. Пираты, прибывающие в зале, синхронно обернулись.

Сера даже боялась вздохнуть, дабы не привлекать лишний раз внимание. Она с непониманием смотрела на головорезов, а потом перевела вопросительный взгляд на капитана.

«Почему здесь такая тишина?» - спросила себя Фаррон и прикрыла рот ладонью, чтобы ни слова не произнести в тишину. – «Он изгой? Или его просто боятся? А может, не ожидали возвращения из Пуэрто-Рико?».

- Диего, комната свободна? – поинтересовался Селум, которого эта тишина совсем не смущала. Он быстро направился к трактирщику, стоящему за стойкой. Это был обычный пухленький мужичок, привыкший иметь дело с едой и выпивкой, о чём говорило его телосложение.

- Конечно, - ответил хозяин таверны и тепло улыбнулся, но его улыбка быстро спала, увидев неуверенно плетущуюся вслед за «морским волком» девчонку. Совсем сопливую на его вкус. Но что-то в ней было определённо знакомое.

- Новый член команды «Вездесущей смерти»? – поинтересовался Диего, став чуть серьёзней, а его взгляд неприметно скользнул куда-то в сторону.

- Да, - коротко ответил Ноктис и через плечо посмотрел на пленницу, в её чуть широко распахнутые от удивления глаза. – Поднимайся на второй этаж. И иди вперёд по коридору. Самая последняя комната справа.

Фаррон кивнула и, всё ещё пребывая под немалым изумлением, пошла к лестнице, осторожно огибая квадратные деревянные столики. В тот момент, когда капитан назвал её членом команды, что-то внутри перевернулось, и на короткое мгновенье девушка и впрямь ощутила себя частью корабля.

Аристократка поднялась по лестнице, оказавшись прямо перед длинным коридором с множеством дверей. Она быстро направилась вперёд, с опаской осматриваясь вокруг себя.

Сера вздрогнула всем телом, услышав вновь поднявшийся гул в таверне. Должно быть, капитан ушёл? И чего она называет его капитаном?! Шумно вздохнув, она открыла дверь и переступила порог. Комната была просторной и шикарно обставленной, в тёмных и мрачноватых бордовых тонах, а слабый свет свечей едва рассеивал сумрак.

Фаррон присела на мягкий диван и с сожалением посмотрела в небольшое окно с прекрасным видом на море, где-то там, далеко-далеко был дом родной. Пребывание на судне пиратов не было таким уж ужасным, скорее увлекательным.

- О чём я только думаю? – возмутилась Сера, в ужасе от собственных мыслей скрыв лицо в ладонях, постыдившись. Ей понравилось находиться среди неотёсанных и наглых головорезов, готовых с неё шкуру спустить!

Неожиданно дверь скрипнула, и пленница резко обернулась, испуганно глядя на молодого незнакомца. Это был юноша. Совсем молодой. С длинными золотыми волосами, убранными в небрежный хвост, из которого уже выбилось парочка прядей. Глаза были голубыми и добрыми. Но лицо... Оно было непривычно женственным, особенно для пирата.

- Что Вам надо? – неуверенно спросила Сера, медленно поднимаясь на ноги и отступая назад, к окну.

- Ты меня не узнала? – шёпотом спросил юноша, и в его тоне слышались девичьи нотки, плохо скрытые за хриплым голосом.

- Где-то я Вас уже видела... - девушка никак не могла припомнить, где видела этого молодого человека. Но виделся он рядом с её старшей сестрой Лайтнинг. – Вы случайно не с Пуэрто-Рико или с Кубы?

- Это я – Стелла, - чуть закатив глаза, признался «юноша».

- Флауэр! – обрадовалась Сера, но тут её улыбка быстро сползла, осознавая неприятный нюансы. – Что ты здесь делаешь?

Офицер «Святой Моники» вновь раздражённо закатила глаза на столь глупый вопрос, ответ был слишком очевиден, чтобы его озвучивать.

- Пойдём! Надо уходить, пока не поздно, - говорила Стелла, быстро преодолела расстояние до Фаррон, грубо схватив её за руку, и повела прочь из комнаты не сопротивляющуюся пленницу «Вездесущей смерти».

- Но Ноктис!.. – начала возмущаться Сера, послушно следуя за спасительницей. Это был её шанс на побег. Шанс уйти. Перестать быть пленницей и вновь вернуться домой, под родительское крыло. Но... дома она такая же пленница, только находится среди себе подобных.

Флауэр остановилась в коридоре, выжидательно посмотрев на Фаррон, ожидая, что она скажет. Аристократка не хотела уходить и сейчас у неё переломный момент. Офицер это понимала и не осуждала.

- Неужели ты не хочешь уходить? – безрадостно то ли спросила, то ли утвердила девушка, но её тёплый взгляд быстро сменился сердитым, а с губ спала тёплая улыбка.

- Хочу, - неуверенно произнесла Сера, колеблясь. Перед глазами предстало лицо Лайтнинг. Как бы поступила она, окажись в этой ситуации? Хотя Клэр никогда бы не попала в подобную передрягу и уже давно бы вырвалась из плена, окажись в нём. – Хочу! – более решительно повторила она. – Однако Ноктис, он может быть там, в таверне, а он не хочет меня отпускать.

Флауэр хмыкнула, чуть довольно улыбнувшись.

- Я видела, как он уходил, после чего в таверне вновь поднялся шум да гам, - глаза девушки печально блеснули в мрачном освещении коридора. – Как я обратила внимание, его здесь побаиваются. И стараются держаться от него подальше. Ещё я узнала у трактирщика, что Ноктис не ради наживы нападает на города и забирает жителей, а везёт их в рабство на одну плантацию здесь, на Тортуге.

Сердце болезненно сжалось при мысли о горожанах Пуэрто-Рико. Сера видела в окно, как женщины бежали в страхе, а мужчины защищались, их не убивали, а хватали и уносили. Куда – тогда девушка даже не могла предположить, но после слов Флауэр она понимала, что пиратам нужна бесплатная рабочая сила – рабы.

- Уходим, - басом произнесла Стелла, и её голос вновь стал походить на мужской.

- Конечно, месье, - между делом сказала Фаррон, дав понять, что понимает игру своей спасительницы.

Флауэр кивнула и посерьёзнела, быстро направилась прочь, всё так же сильно сжимая руку аристократки в своей. Подойдя к лестнице, она осторожно осмотрела помещение сверху в поисках капитана «Вездесущей». Одно название чего стоит...

Однако Селума нигде не было.

- Слушай меня внимательно, - тихо обратилась она к Сере, краем глаза взглянув на неё. – Если что-то пойдёт не так и мне придётся вступить в бой, беги вдоль улицы прочь от порта. По какой бы дороге ты ни пошла, все они приведут тебя к массивным воротам, ведущим в джунгли. Ты пойдёшь через джунгли. Там имеется две тропинки, одна ведёт на восток, а другая на запад. Ты пойдёшь той, что ведёт на запад. На середине пути тебя уже будут ждать Оэрба Юнь Фанг и Сефирот с несколькими матросами.

- Лайтнинг...

- Она здесь. Ждёт тебя на корабле «Святой Моники». Она меня прислала, - воцарилось недолгое молчание. – А теперь идём, - ладонь Серы медленно разжали, и офицер пошла дальше, незаметно для окружающих огибая столики, направляясь к выходу.

Фаррон не отставала, бесшумно следуя за спасительницей, чуть пригнувшись.

Стелла вышла из трактира и нос к носу столкнулась с пиратом, тот резко сделал шаг назад, и его брови в агрессивной форме сошлись на переносице.

- Смотри куда прёшь! – недовольно произнёс Игнис, свысока посмотрев на мальчишку, но тут его взгляд невольно упал на девчонку, прижавшуюся к спине мальцу, прячась. Но по одной только макушке он узнал.

- Сера, - произнёс Гладиолус. – Парень, советую тебе уйти. Это не бордельная шлюха. И даже не портовая. Советую...

- Мало ли что ты советуешь! – огрызнулась Стелла и резко обнажила рапиру, её лезвие тускло сверкнуло в свете уличных фонарей.

- Ты сама напросился, - равнодушно произнёс Игнис, сделав шаг назад и взглянув на Амицицию. Квартмейстер раздражённо закатил глаза, доставая саблю.

- Сера, - настороженно произнёс «юноша», но его голос прервал оглушительный выстрел, а за ним последовал звон сабли, упавшей на каменную дорожку. Гладиолус схватился за кровоточащую рану в плече, осмотревшись в поисках того, кто стрелял. Но никого не было.

- Беги! – приглушённо произнесла Стелла, толкнув Фаррон в сторону.

Та без оглядки побежала прочь, сжимая кулаки от пугающих звуков схлестнувшейся сабли и рапиры.

- По-какой бы дороге ты ни пошла... – повторяла вслух слова Флауэр Сера, несясь без оглядки. Улицы были пустыми. Пиратов не было, они все сейчас сидели либо в таверне, либо в борделе. Но всё это было им лишь на руку.

- ...все они приведут тебя к массивным воротам, - тихо заключила девушка, остановившись, едва завидев неподалёку каменные высокие стены и заветные массивные ворота, о которых говорила Стелла.

«Справится ли она?» - задалась риторическим вопросом Сера, посмотрев назад. – «Если даже и не справится, то все её старания окажутся напрасными, если меня схватят. Она здесь только из-за меня».

Девушка быстро побежала вперёд, но едва она успела сделать пару шагов, как её ляжку пронзила острая, адская, ни с чем не сравнимая боль. Фаррон с громким вскриком упала на землю, схватившись за ногу и почувствовав что-то холодное, торчащее в ноге. В страхе опустив взгляд, Сера с ужасом увидела небольшой нож, вонзившийся в ляжку, и сочившиеся струйки крови, капающие на землю.

Неподалёку от беглянки, между домами стояло два тёмных силуэта, тускло освещаемые уличными фонарями. Один был тёмным, как сама ночь, облачённым в чёрный балахон и полностью скрытый от чужих глаз, а второй – не скрывался.

- Что ты будешь с ней делать? – без интереса спросил мужчина и чуть повернулся. Его серебристые глаза недобро сверкнули в темноте.

Ноктис тяжело вздохнул и отмахнулся в нежелании что-либо слушать.

- Можешь забирать. Тебе давно нужна была ещё одна куртизанка, - Селум горько усмехнулся и пошёл к Сере. Чего добилась эта противная девка? Только ранения в ногу и головной боли для Юффи Кисараги.

Девушка, услышав позади себя гулкие шаги, обернулась, в испуге смотря на капитана, а кулаки сжались в отчаянии. Что же это такое?! Первый побег и сразу так влететь.

Ноктис неторопливо подошёл к пленнице, смерив её надменным взглядом.

- Нравится? – сухо поинтересовался он, присаживаясь на корточки. – Знаешь, в этом мире не всегда всё случается так, как мы хотим. Я, например, хотел использовать тебя для своих личных целей, - говорил мужчина, не заботясь о чувствах подчинённой, что упала в его глазах ниже некуда после её неудавшегося побега. – Но ты создаёшь слишком много хлопот. Мне же будет легче избавиться от тебя.

Сера сглотнула и низко опустила голову, мужественно терпя не только боль, но и слова капитана, что говорил так спокойно. Использовать в своих личных целях... Как гадко! Противно! Ею распоряжаются, словно она вещь. А избавиться... Как избавиться? Убить? Или кому-нибудь отдать?

- Вы... убьёте меня? – поинтересовалась Фаррон и, переборов себя, взглянула в холодные глаза «морского волка».

- Нет, - только усмехнулся Ноктис. – Будешь «честной» куртизанкой, - выдохнул он и, взяв нож за ручку, рыком выдернул его из ноги пленницы, и далеко не голубая кровь брызнула на лицо.

Сера подавила в себе вскрик, прикусив нижнюю губу, и отвернулась, скрыв слёзы под волосами, небрежно упавшими на лицо. Но уже через пару секунд она обернулась, почувствовав, как её медленно берёт на руки Селум.

Мужчина без усилий поднялся на ноги с далеко не лёгкой ношей на руках и пошёл обратно в порт. Он смотрел прямо, не обращая внимания на подавленный взгляд пленницы, что была напряжена всем своим естеством.

«Как там Стелла? Надеюсь, что хоть у неё получилось убежать».

У порта стали доноситься отчётливые голоса двух членов команды «Вездесущей смерти».

Ступив на причал, Ноктис направился к Гладиолусу и Игнису, которые были сильно потрёпанными и вспотевшими, а на их лицах были небольшие царапины, словно на них прыгнула кошка. Но в столь мрачном освещении луны проблематично было судить.

Надежда Серы не оправдалась. На коленях, связанная и неплохо избитая, стояла Стелла. Её волосы были хаотично взлохмачены и испачканы в крови, но это было не самое страшное. Куда страшнее было видеть некогда прекрасное лицо, что сейчас было в крови. В собственной или всё же чужой?

В ужасе Фаррон отвернулась, и ей было стыдно смотреть на Флауэр, что пострадала по её вине. Она старалась, вступила в схватку с двумя сильными мужчинами, превосходящим её по всем параметрам, а мадемуазель не справилась со столь простой задачей – не убежала.

- Кто это? – Ноктис, поморщившись, кивнул на связанную девку, а затем перевёл взгляд на Игниса.

Штурман хмыкнул и указал на оголённое плечо оппонентки, где виднелась метка, рисунок: корабль-галеон, плывущий по морю, а на его фоне было восходящее солнце и крест, который обвивала истекающая кровью змея.

- Плаваешь на галеоне, - Селум нахмурился. Восходящее солнце означало, что эта женщина солдат и преданная своей стране, а крест - некое название корабля, что-нибудь, связанное со святым, и этот корабль – галеон - разит нечистых, о последнем утверждает змея.

- «Святая Моника», - выдохнул Ноктис. – Девку на мой корабль и в карцер. Если имеются серьёзные ранения – отправьте к ней Юффи.

- Так точно, - ответил Гладиолус, понятливо кивнув.

Селум опустился в шлюпку и обернулся, чуть насмешливо посмотрев на своих товарищей.

- Я не думал, что баба может вас так потрепать, - сказал «морской волк».

- Просто в меня кто-то выстрелил, - стал оправдываться Амициция, указав на рану от пулевого ранения. Но его речь не была услышана.

***


И снова Сера оказалась на проклятом корабле. На палубе было шумно. Матросы шныряли туда-сюда, и уже никто не обращал внимания на избалованную когда-то аристократку. Она не изменилась. И вряд ли когда-либо теперь измениться, но она многое поняла за эти пару дней и за те пару минут, что пребывала в пиратском поселении.

- Гладиолус, - Ноктис повернулся к своему верному товарищу. – Проводи Серу в мою каюту и присмотри за ней, - устало сказал он.

Квартмейстер кивнул и, взяв под руку пленницу капитана, неторопливо направился в капитанскую каюту. Краем глаза смотря на небрежно перевязанную рану на ноге, он видел, как девчонка, превозмогая боль, идёт вперёд, не обращая внимания на рану и стараясь держаться «особняком».

Ноктис до последнего смотрел в спину пленнице и товарищу, пока они не скрылись за дверью, после чего смог спокойно вздохнуть. Мужчина опустился на палубу, облокотившись о борт и сонно посмотрев в небо. Из чёрно-синего оно стало приобретать светлые голубые оттенки, а звёзды стали понемногу меркнуть. Скоро рассвет. И совсем скоро предстоит бой со «Святой Моникой». Вот и встретились два корабля в битве. Проклятый против святого. Интересное зрелище предстоит.

Селум небрежно снял с пояса карту, что была ещё мокрая и хранила в себе запах. Та ночь, яркая ночь, освещаемая северным сиянием, ударила в голову вместе с прикосновением русалки. Но эти воспоминания, они так же быстро померкли в тысячах других событий и сражений.

Он забывает. Начинает забывать, что говорила русалка, чьи глаза цвета моря, а прикосновения сравнимы с объятьями смерти.

- Капитан, - на руку мужчине опустилась юношеская рука, - с Вами всё в порядке? У Вас усталый вид.

Но Селум отмахнулся, небрежно убрав руку матроса, он направился к лестнице, начиная спускаться по ней в самый низ, в карцер.

***


- Благодарю! – скупо произнесла Стелла, надев обратно на себя окровавленную и в некоторых местах разорванную рубашку, присаживаясь обратно на скамейку.

Юффи непринуждённо улыбнулась. Она осторожно сложила медицинские приборы в небольшую сумку и вышла из карцера, не забыв закрыть за собой дверь.

- До скорой встречи! – сказала Кисараги перед тем, как уйти.

Флауэр медленно поднялась на ноги, поморщившись от боли. Каждое движение давалось с большим усердием и трудом. Она редко получала по полной программе. Услышав шум шагов, Стелла горько усмехнулась, уже зная, кто это идёт. Юффи предупредила о приходе капитана.

Приподняв взгляд, девушка смерила холодным взглядом пирата «Вездесущей смерти». В порту, на причале, в темноте - у Флауэр не было возможности рассмотреть мужчину, но теперь она видела всё. По крайней мере, обложку она хорошо рассмотрела.

- Здравствуйте! – в своей вежливой манере поприветствовала Стелла, не забывая о воспитании и уважая своего врага.

Ноктис довольно хмыкнул и оперся о решётку, разделяющую его и солдата.

- Расскажи-ка мне о капитане «Святой Моники», - Селум вздохнул, выжидательно посмотрев на девку.

- Её зовут Лайтнинг. И надеюсь, Вы уже приготовили себе место на кладбище, так как за свою сестру она с Вас шкуру спустит, - сохраняя вежливый тон, огрызнулась Стелла, но дружелюбное лицо быстро сменило агрессивное. – Я Вам ничего не расскажу.

«Морской волк» не был удивлён таким поведением, но эта агрессия и нежелание идти на контакт, когда он всё ещё более или менее дружелюбный, раздражает. Люди сами начинают его выводить из себя, после чего оказываются на его сабле, в крайнем случае, на «доске».

- Это не особо важно. Всё равно капитан «Святой Моники» скоро окажется на том свете. И ты с ней скоро увидишься, - Ноктис круто развернулся и покинул помещение.

А Стелла засомневалась. Вероятнее всего, стоило рассказать о Клэр? Но зачем? Как будто это что-то изменит. Он хотел выведать хоть что-то о враге, но ничего не получил. Это к лучшему.

- Лайтнинг, надеюсь, ты не проиграешь, - вслух произнесла Флауэр.

***


- Что меня ожидает? – Сера неуверенно нарушила тишину и настороженно посмотрела на квартмейстера.

Гладиолус сидел на краешке дубового стола, в оба глаза следя за пленницей.

- Не знаю, - пожал плечами Амициция и обернулся на скрип двери капитанской каюты.

- Свободен, - оповестил Ноктис, разминая затёкшую шею и направляясь к массивному шкафу.

Офицер не заставил себя ждать. Он быстро покинул каюту, но на палубе его ждала нн менее удивительная картина: матросы шныряли по палубе, таская ядра и книппели, готовя пушки. Амициция посмотрел на дверь капитанской каюты. Предстоит сражение...

Селум небрежно сложил саблю и пистолет на стол. Все движения мужчины были наполнены усталостью и медлительностью, а сам он еле стоял на ногах после плохих бессонных ночей. Но теперь он не будет спать, где попало, он ляжет в своей мягкой постели и плевать ему на Серу. Она не была благодарна ему за гостеприимство.

Ноктис не спеша прошёл к испуганной Фаррон и указал на своё кресло.

- Иди туда, - сказал он, и пленница осторожно поднялась с места и, обойдя мужчину, направилась прямо к креслу, с опаской посматривая назад. Девушку мучил один вопрос, но она не решалась его задать. Что со Стеллой?

Селум обессиленно грохнулся на широкую постель, глубоко вздохнув от удовольствия.

- Можно вопрос? – раздался неуверенный голос Серы.

Подавив в себе раздражение, мужчина кивнул.

- Где Флауэр? – спросила она.

- В карцере. Где ей и место, - небрежно ответил «морской волк». – Твоя сестра за тобой пришла и также уйдёт к Дейви Джонсу.

«Дейви Джонс?» - вздрогнув при упоминании этого имени, аристократка опустила взгляд. Она понимала значение этого слова. Пират убьёт её сестру. Без сомнений. Клэр... – «Поверни обратно! Прошу тебя!», - говорила она, словно сестра могла её услышать, понять и сделать так, как просит Фаррон. Лайтнинг скорее совершит самоубийство, чем действительно бросит Серу.

- Прошу, не убивай её, - испуганно попросила она, с должным и не присущим ей мужеством подавляя слёзы и истерику.

Но слова Ноктиса вонзились в сердце не хуже ножа.

- Нет, и не проси, - холодно сказал «морской волк» и закрыл глаза, не имея больше желания слушать девчонку.

Сера резко поднялась с кресла, поморщившись от боли в ноге, но её неплохо заглушала собственная буря эмоций, что как торнадо бушевала внутри неё.

- Я убью тебя! – закричала девушка, но услышала лишь раздражённый вздох капитана, тот перевернулся на бок, а рука плавно скользнула под подушку. Пленница посмотрела на стол, где лежала сабля пирата, её лезвие ярко поблёскивало, словно маня к себе, зазывая Фаррон. Но сейчас в ней говорили лишь эмоции и желание защитить Лайтнинг. Если Сера убьёт Ноктиса, если у неё получится, то Клэр окажется в безопасности и будет жить.

Осторожно и бесшумно, она прошла к столику, дрожащими пальцами обвивая холодную рукоять сабли, тихо поднимая её. Сердце бешено застучало, а дыхание потяжелело.

«Что же я делаю?!».

Но отступать назад было поздно. Сера, ступая по холодному полу, на цыпочках подошла к кровати и на мгновенье ей показалось, что она увидела, как напрягся Ноктис. Но его глаза были закрыты, а дыхание ровным. Создавалось впечатление, что пират спит, и это был её маленький шанс.

- Так и будешь стоять или всё-таки сделаешь то, что решила? – недовольно поинтересовался Селум и устало посмотрел на пленницу. Она стояла, не шелохнувшись, отчуждённо смотря на мужчину.

- Вы не боитесь смерти? – чуть вскинув от удивления брови, вымолвила Сера. – Почему Вы не обороняетесь?

Ноктис непринуждённо усмехнулся, сев, а из-под подушки плавно вытащил кинжал.

- Каждый боится смерти по-своему, - заметил он. – Ты не способна убить. Ты обычное комнатное растение, без шипов и ядовитых лепестков. Ты слишком безобидная, и ты просто избалованная мадемуазель. Однако, - сказал мужчина, кивнув на своё оружие, что было в руках Фаррон, – ради сестры ты готова на всё. Так же, как и она ради тебя. Расскажи мне о Лайтнинг, и я найду её на поле боя...

Фаррон прикусила губу и нахмурилась, отвернувшись.

- ...и я сохраню ей жизнь.

***


Квартмейстер командовал с капитанского мостика, отдавая приказы. Матросы быстро шныряли по кораблю, расправляя белоснежные паруса, которые наполнялись ветром, и величественный корабль двинулся по морю.

- Канониры! - громко позвал Ноктис, быстро шагая по палубе, а к нему синхронно обернулись матросы, носящие эту гордую должность. – Я отменяю приказ – стрелять как будете готовы! Мы пойдём на абордаж!

«Вездесущая смерть» плавно повернула, огибая массивный выступ скалы, поворачивая в залив, где стоял немалых размеров галеон под контрабандистским флагом. «Святая Моника» отличалась от многих других галеонов и была реконструирована явно не один раз.

Лайтнинг опустила подзорную трубу, сведя брови к переносице.

- Хм. Будет брать на абордаж, - с хорошо скрываемым облегчением заметила Клэр. Это будет даже к лучшему. «Вездесущую смерть» не придётся пустить на дно и во время обстрела не пострадает два важных для капитана человека.

«Сера, осталось совсем немного».

«Вездесущая смерть» подошла к правому борту «Святой Моники» и в этот момент раздался оглушительный шквал ора матросов и абордажные крюки с яростью впились в борт, а с палубы на палубу стали перепрыгивать солдаты и раздался ни на миг не затихающий звон металла.

Лайтнинг с яростью вонзила тонкий меч в пирата и с такой же яростью вытащила, и брызнула ярко-красная кровь. Спиной ощутив опасность, она резко повернулась и парировала следующий удар, а взгляды на мгновение пересеклись, взгляды голубых и синих, злых, как неуправляемые языки пламени, и холодных, как бездна океана...

- Вот мы и встретились, Клэр.
Утверждено Lin Фанфик опубликован 17 декабря 2013 года в 08:48 пользователем Вдова.
За это время его прочитали 463 раза и оставили 0 комментариев.