Наруто Клан Мультифэндом Фэндом Игры Ветер свободы. Глава 3

Ветер свободы. Глава 3

Раздел: Фэндом → Категория: Игры
Ветер свободы. Глава 3
Сквозь сон Сера услышала, как дверь скрипнула, и раздались еле слышные шаги к ней. Она внутренне напряглась, как струна, не подавая виду, что проснулась, только руки стали нервно дрожать в преддверии неизвестного.

- Просыпайся, - раздался строгий голос Ваниль, и последовал лёгкий толчок в плечо аристократки. Если бы только она знала, что себе за эти пару секунд нафантазировала девушка, то можно было подумать, что она Ад прошла.

Фаррон перевернулась на спину, с печалью смотря на пиратку. Неужели её мучения ещё не закончились и это только начало нового дня, новых мучений и всего прочего? Тяжёлый вздох сорвался с уст мадемуазель, и она плавно села в постели, поджимая ноги.

- Как состояние? – поинтересовалась Оэрба, осторожно присаживаясь на край широкой кровати, с сочувствием поглядывая на небольшие синяки и кровоподтёки на лице, шее и голых руках. Только слепой этого не увидел бы.

Сера низко опустила голову, не позволяя ни слову сорваться с её губ. Чтобы она - и жаловаться пиратке? Ни за что!

«Я молча вынесу свою участь. Я дождусь спасения или гибели. Или спасусь сама».

- Ладно, - после нескольких секунд ожидания Ваниль поднялась с постели. – Давай быстро переодевайся, и идём на кухню. Мне твоя помощь нужна, - девушка бросила хмурый взгляд на так называемую помощницу и пошла прочь из капитанской каюты.

Фаррон вздрогнула от пробежавших по телу мурашек и покосилась на невзрачную одежду, выданную вчера капитаном. Кстати, о капитане, где он?

Мадемуазель осмотрелась вокруг в поисках мужчины, примерно предполагая, где он был ночью. С учётом аморальности его поведения было несложно догадаться. Взять хотя бы его гадкое поведение, от которого воротит. Одно воспоминание пробирало морозом до костей.

Каюта была пуста, и никого не было.

Сера поднялась с кровати, дотронувшись нервно подрагивающими пальцами до верёвочек на спине. Корсет плавно ослаб, и платье волной упало к ногам. По спине пробежал неприятный холодок. Девушка неохотно надела непривычную для неё серую одежду, что отличалась от той, к которой она привыкла. Ноль элегантности, красоты, но самое главное – комфортно, удобно.

Фаррон покрепче затянула коричневый неброский пояс и босыми ногами прошла к двери, прислушиваясь к шуму на палубе. Как пройти в офицерскую кухню, чтобы её не заметили, не увидели? Но ведь Ваниль матросы не трогают, хотя она тоже женщина, или это потому, что она такая же пиратка, как все остальные? Теперь понятно, что такое дискриминация по статусу.

Неожиданно дверь открылась, и на пороге в свете лучей утреннего солнца показался высокий мужчина, чьего лица не было видно из-за яркого света. Инстинктивно Сера сделала несколько шагов назад, щурясь и присматриваясь к незнакомцу.

- Идём, я провожу тебя на кухню, - весело произнёс незнакомец и, развернувшись, пошёл прочь.

Фаррон ничего не успела понять или осознать, как мужчина уже покинул нерасторопную недотёпу, как вчера её назвал Ноктис. Она быстро побежала следом за незнакомцем, стремительно нагоняя его и придерживаясь. Теперь она могла рассмотреть пирата. Высокий, светловолосый, с жизнерадостной улыбкой. Если бы мадемуазель встретилась с ним при других условиях, то он наверняка ей бы понравился. Он создавал впечатление довольно-таки харизматичного человека.

Дорога до кухни Сере была знакома, но только теперь окружающие пираты не косились на неё плотоядными взглядами и даже не обращали особого внимания.

- Пришли, - на всю кухню огласил мужчина, заходя в довольно просторное и чистое помещение, разве что только от неприятного запаха очисток воротило.

Ваниль высунулась из-за шкафа, закрыв дверцы и критично осмотрев Фаррон, и в конце своего беглого осмотра положительно кивнула головой, чуть улыбнувшись, оставаясь довольной внешним видом помощницы.

- Сноу, ты иди, - небрежно махнула Оэрба.

Улыбка вмиг сошла с уст мужчины, и он, недовольно плетясь, вышел из кухни, оставляя двух девушек одних.

Сера косым взглядом проводила так называемого Сноу и приготовилась к работе, чего никогда не делала. Она слышала от служанок, что у повара в очередной раз было много работы, что он обрезался или положил слишком много специй и испортил еду, но о работе людей на кухне знала лишь по слухам.

***


- Слушай, - раздражённо перебил Ноктис, устало прикрыв глаза на очередную длинную реплику Игниса. В таких ситуациях штурман становился просто невыносим, и если бы он не был другом, то, скорее всего, давно бы огрёб от капитана по первое число. – Замолчи, а. У меня уже голова начинает болеть от твоих догадок.

Селум уже развернулся, дабы свалить восвояси и больше не слышать о многочисленных проблемах, которые могут настигнуть в пути до Тортуги, но штурман не намеревался вот так просто отступать, пока наконец-то не вобьёт в голову капитану, что стоит всё-таки поступить, как он говорит.

- Нокт, - сердито сказал офицер и поспешил следом за мужчиной. – Я когда-нибудь ошибался? Я тебе привёл достаточно аргументов, но ты меня ни в какую не слушаешь.

«Морской волк» остановился и лениво повернулся.

- На корабле не хватит продовольствия, чтобы прокормить рабов вплоть до Бермуды. Я не собираюсь привозить туда трупы и ничего за них не получить и при этом изрядно потратиться.

В такие моменты Игнису становилось действительно тошно от поведения Селума. Он навлёк на себя большую беду, решив, что ему всё по плечу. И сейчас речь шла даже не о дочке мэра, а о похищенных жителях, которых ждёт участь обычных рабов.

Штурман зашёл вслед за Ноктисом в пустую каюту, бегло её осмотрев в поисках пленницы капитана. Но убедившись, что её нет, смог внутренне с облегчением вздохнуть.

«Морской волк» обессилено сел в глубокое кресло, прикрыв глаза, ожидая, когда штурман продолжит свои нравоучения. То, что он их продолжит, сомневаться не приходилось, поэтому мужчина приготовился к следующим аргументам, которые он приведёт. Отчасти Селум был согласен, что стоит плыть на Бермуды. Но пленники... Разве хватит провианта, чтобы всех прокормить, чтобы они по дороге не померли с голоду? Капитан ещё не конченый человек, чтобы не осознавать, каково это - помирать от голода, как это - мучиться и изнывать от жажды. Что касается преследователей, на корабле очень много чугунных пушек, чтобы уничтожить даже военную эскадру двумя-тремя залпами.

- До Тортуги ближе, - шёпотом произнес Ноктис, чуть приоткрыв глаза и косо посмотрев на штурмана.

- И дорога опасней, - продолжил Игнис.

- Раз уж боишься, иди к штурвалу и смотри в оба глаза, чтобы мы на патруль не налетели.

Штурман мысленно сжал кулаки, подавляя в себе раздражение, только невольно прикушенная губа выдала его недовольство с головой. Но Селум настолько привык к возмущению товарища, что не стал открывать лишний раз рот, дабы попросить неугомонного тактика успокоиться.

- Кому товар будешь сбывать? – поинтересовался мужчина, ухмыльнувшись. Несложно было догадаться. – Всё тому же контрабандисту?

«Морской волк» перевёл ленивый взгляд на Игниса. Когда же он оставит его в покое и пойдет, приступит к своим прямым обязанностям, но заместо этого он стоит у него на пороге и капает на нервы. Спокойствие, спокойствие, где же ты?

- Да. Кададжи знает своё дело.

***


В помещении был приглушённый свет.

- Значит, - мужчина притянул к себе небольшой мешочек со звонко звенящими пиастрами и поднял тяжёлый, сосредоточенный взгляд на посетительницу. Взрослая женщина лет тридцати, облачённая в офицерскую мужскую форму испанца со сдержанным взглядом. – Вы хотите, чтобы я отправился вслед за «Святой Моникой». Мы - охотники за головами, и нам известен чуть ли не каждый корабль и, насколько мне известно, капитаном этого корабля является Лайтнинг, Клэр Фаррон, если быть уж до конца точным.

Офицер хмыкнула и коротко кивнула, держа язык за зубами, не позволяя эмоциям выходить наружу.

- В чём провинность, если не секрет? – поинтересовался мужчина, качнув головой, отчего чёлка упала на бледное лицо, скрыв его прищуренный взгляд.

Но тут, к удивлению охотника за головами, женщина еле слышно рассмеялась, но быстро подавила внезапно возникший смех.

- Нет, мне не нужна смерть Лайтнинг, наоборот, я хочу, чтобы два-три корабля отправились вслед за «Святой Моникой» и сопровождали её, помогая в сражениях, - чётко говорила офицер и упёрлась руками в стол, нагнувшись, заглядывая в самые глаза мужчины. – И сделали так, чтобы не только корабль остался на плаву, но и чтобы капитан уцелела. Если все части контракта будут выполнены – Вы получите дополнительную оплату, – и женщина резко выпрямилась, поправляя воротник, и нерасторопно пошла к выходу из здания, шумно постукивая сапогами.

Вскоре офицер покинула приёмную, оставив главу охотника за головами с мешочком золота и уймой сомнений.

- Анжил, - раздался встревоженный голос со стороны гостиной.

Мужчина несколько секунд сидел, не двигаясь, словно не услышал зова, но потом обернулся к Генезису.

- Ты всё слышал?

Рапсодос кивнул головой на полу-вопрос, полу-утверждение. И только хотел было сказать, что против такого странного заказа, как его тут же перебил мужчина:

- Обойдёмся без твоих цитат. Меньше времени в церкви надо проводить, - он горько усмехнулся. – Скажу Заку, чтобы готовил свой корабль к длительному плаванию.

Тем временем женщина-офицер...

- Ну, как всё прошло? – поинтересовался юный офицер, круто повернувшись к Джилл.

- Хорошо прошло, хорошо, - причитавши выдохнула Набат. – Сид собрал команду?

- Он решил сам отправиться за своей несостоявшейся супругой. Это будет даже к лучшему.

Она была полностью согласна с подчинённым. Никто не поможет Лайтнинг лучше, нежели Рейнс. Он, может быть, особых ярких, горячих чувств и не питает, но было достаточно того, что он её уважает и дорожит. А Джилл... Джилл нравится Клэр, симпатична, как человек и как солдат.

***


- Не жалеешь, что ушла?

Табун мурашек пробежал вдоль хребта от голоса Валентайна и, если бы Лайтнинг не была знакома с этим человеком близко и тесно настолько, насколько это возможно, то, скорее всего, продолжала бы вздрагивать от каждого его появления, сопровождавшегося внезапностью.

Клэр плавно повернулась, с должной и присущей ей хмуростью взирая на Винсента. Представлял он собой взрослого мужчину лет тридцати пяти с запутанными чёрными локонами на кончиках и лёгкой щетиной.

- Нет, не жалею, - твёрдо ответила капитан и отвернулась от офицера, с сожалением глядя на спокойное море и прислушиваясь к шуму волн. – Сколько узлов?

Валентайн не удивился, что Лайтнинг решила уйти от дальнейших расспросов, перейдя к обычным профессиональным.

- Пятнадцать узлов, - ответил мужчина. – Через два дня подойдем к Тортуге.

Капитан удовлетворённо кивнула и направилась в каюту, куда она просила явиться своих верных офицеров, дабы обсудить все дела и дальнейшие планы. На них она могла полностью положиться и доверяла, как себе. Может, Клэр слишком слепа, чтобы заметить среди них крысу? Но она выросла с этими людьми в одном дворе и хорошо их знала.

Лайтнинг остановилась у двери и, с опаской оглядев палубу, вошла в каюту, где её уже ждали восемь офицеров самых разных возрастов. Но каждый из них знал свои обязанности, был по-своему опытен и умён. За это она их ценила. Уважала и любила.

Замкнутый и молчаливый канонир Клауд. Слегка трусливый, но в меру опытный плотник Хоуп. Сильный и молчаливый боцман Язу. Строгая, как мамочка, но в то же время заботливая врач Оэрба Юнь Фанг. Вечно чем-то недовольный и сердитый казначей Каиас Баллад. И, конечно же, три бойца, защитники капитана, которые готовы в любой момент послужить живым щитом: Ноэль, Стелла и Сефирот.

- Вы понимаете, зачем я вас здесь собрала, - сухо произнесла Лайтнинг, направляясь к столу. Как не вовремя мысли стали путаться именно в такой ответственный момент, когда она не должна показывать своего смятения, она стала думать о Сере. Чёрт!

- Капитан? – настороженно позвала Фанг, после длительного молчания и тишины.

- За каждым я закреплю дополнительные обязанности, - продолжила Клэр. – Язу и Каиас Баллад, по прибытию на Тортугу вы отправитесь туда в местную верфь и купите корабль. Хороший корабль. Военный. Фанг, - девушка повернулась к ней. – Я дам тебе небольшой отряд матросов, и ты возьмёшь лекарства. Купишь на все пиастры, что я тебе дам. Клауд, распорядись, чтобы проверили каждую пушку на боеспособность и сам проверь орудия, также скажи, чтобы поменяли ядра на картечь. Мне не нужны взрывы в разгар боя. Сефирот, - Лайтнинг задумчиво посмотрела на офицера. – Сопроводишь Фанг. Это всё. Всем, кому я дала распоряжения, – свободны, остальных попрошу остаться.

Каюта капитана быстро опустела, и осталось всего несколько человек, как-раз-таки те, кто нужен был Клэр.

- Мне нужен человек, который с лёгкостью говорит по пиратским жаргонам и никак не выдаст своей принадлежности к солдату.

Несложно было догадаться, кого имела в виду капитан. В меру своей воспитанности и умением убеждения, благодаря чему удавалось в большинстве случаев избегать ненужных драк, Стелле приходилось ходить вместе с Лайтнинг и говорить куда больше, нежели Клэр.

И сейчас Флауэр чётко ощущала, что на неё упала куда большая и опасная ответственность, нежели на остальных, и всё потому, что наверняка придётся идти неизвестно куда и рисковать жизнью. Но кто сказал, что девушка к этому не готова? Если это поможет делу, она только согласна жизнь отдать.

- Стелла, ты отправишься в самое сердце Тортуги и попытаешься что-нибудь узнать об этом пирате – Ноктисе Селуме. И, если он прибудет туда, минуя «Святую Монику», ты должна будешь немедленно сообщить об этом... Стоять! – сказала Клэр вслед быстро уходящей Флауэр, и девушка послушно остановилась, чуть сжавшись. – Ты куда это?

Офицер медленно обернулась.

- Собираться в путь, - невинно хлопая глазками, ответила англичанка. – Я так понимаю, идти в город мне придётся через джунгли и одной.

Лайтнинг согласно кивнула.

- Верно. Одной. Но не в этом виде, - покачала головой капитан. – Ноэль и Хоуп тебя переоденут. Женщины на Тортуге только одни, и они все в борделе, а ты мне ещё нужна целой и невредимой. Поэтому будь добра также за два дня поучиться юношеской манере поведения.

Весело. Ничего не скажешь. Клэр всегда отличалась неординарным мышлением, но чтобы переодевать женщин в мужчин, такого, кажется, ещё не было. Но зато тем лучше.

***


Убежать. Провалиться сквозь землю или кинуться за борт к смертоносным акулам... Что угодно, только чтобы не быть под столь пристальным, строгим и сердитым взглядом Ваниль, а её равномерное постукивание пальчиков как колокола церкви эхом разносились по городу, отдаваясь в голове тупой болью.

- Ешь, - с нажимом сказала Оэрба, а её глаза недобро сверкнули.

Сера сглотнула и опустила взгляд в тарелку далеко не аппетитного супа, а брови жалобно сошлись на переносице. Такое не могло присниться и в самом страшном кошмаре. Чего только здесь не было? Даже страшно было предположить вкус.

- Я не голодна, - Фаррон осторожно отодвинула от себя тарелку, понуро опустив голову.

Однако Ваниль не собиралась отступать, не намеревалась идти на попятную. Как бы это смешно ни звучало, но пиратка старалась хоть как-то облегчить жизнь пленницы и сделать пребывание на этом судне более комфортным. Но эта избалованная аристократка лишь ухудшала своё положение.

- Знаешь, когда я только пришла на этот корабль, я была такой же, как и ты, - заговорила Оэрба. – Мне не нравились продукты, которые мне выдавали, и ещё больше мне не нравилось то, что я готовила. Я не ела. И вот однажды я потеряла сознание от голода. Врач сразу сказал причину, и Ноктис поставил передо мной далеко не аппетитный кусок мяса и сказал, чтобы я его съела.

Сера с приоткрытым ртом слушала девушку и внимала слова.

- И что Вы сделали? – с интересом спросила Фаррон, заинтригованно слушая собеседницу.

- Я не стала есть. И капитан запер меня в своей каюте вместе с этим несчастным куском мяса. Через три дня голода и других мучений я его съела. Давилась, рыдала, но съела. Вкус, конечно, испортился и уже вряд ли был таким хорошим, как в первые дни. Но тогда я перестала быть такой капризной девчонкой, поэтому, - Ваниль придвинула чашку, а её тёплый взгляд сменился тем – строгим и сердитым, какой бывает только у матери. – Ешь!

Представив всю эту ситуацию со стороны, Фаррон решила, что не горела желанием оказаться на месте Оэрбы, а учитывая то, что она плохо знакома с Селумом, кто знает, что с ней-то он сделает? Может быть, чего похлеще, чем с поваром пиратского корабля.

***


- Как всё проходит? – Ноктис лениво повернулся вполоборота к Ваниль.

Девушка не знала, что ответить. Ситуация была странная, и заинтересованность капитана напрягала. Чего он хотел от избалованной аристократки? Научить её жизни? Тогда это лишь пустая трата времени и сил. Она могла также предположить заинтересованность к шантажу мэра Сан-Хуана. Как же здесь понять все мотивы капитана?

- Неплохо. Сера оказалась очень отходчивой, - ответила Ваниль и задала довольно-таки грубый вопрос, но не спросить просто не могла:

- Зачем Вам Сера?

Селум не удивился этому. Скорее, в очередной раз сам задался тем же. Зачем ему эта девчонка. Всё из-за её гадких слов по поводу старшей сестрицы, что может с него шкуру спустить. Он подождёт прихода этой женщины. Подождёт. Если, конечно, кишка не тонка у этой неизвестной заявиться.

- Я просто кое-что хочу найти, - уклончиво ответил Ноктис и притянул с края стола бутылку рома, примкнув к горлышку губами и немного отпив. – Ты можешь идти, - сказал он.

Оэрба не заставила повторять дважды. Она тихо вышла из каюты, прикрыв за собой дверь.

Ноктис томно вздохнул, подперев голову руками и уткнувшись в древнюю карту сокровищ. Она была настолько нечитабельна, что ни один образованный человек не смог её прочитать, а он, пока старался это сделать самостоятельно, выучил дополнительные языки.

- Морские стримеры двенадцати колен чёрной скалы, одна яркая звезда в небе, и голубая кровь, - с усмешкой произнес Селум и резко поднял голову на скрип двери. Ваниль? Но нет. Подняв взгляд, он увидел робко ступающую Серу, приближающуюся к нему.

«Что это ей понадобилось?».

- Ваниль меня отпустила и отправила к Вам, - быстро проговорила Фаррон, пытаясь не сбиться с мысли, пока мужчина молчит, а если заговорит, то наверняка все слова исчезнут, останутся в горле. – Я... – и произошло то, чего она так боялась. Девушка испугалась пронзительного взгляда капитана.

- Ложись спать, - Ноктис махнул рукой на постель и опустил взгляд в карту.

Сера кивнула и уже хотела было уйти, но тут её взгляд упал на бумагу со странными чертежами и рисунками.

- Это? – неуверенно спросила Фаррон, кивнув на карту.

Селум хмыкнул.

- Вряд ли ты что-нибудь поймёшь, - заметил он. – Это карта сокровищ.

Вся робость и неуверенность аристократки ушла на второй план, а теперь подогрелся простой... Хм, непростой женский интерес к столь специфической вещице, которую она видит впервые в жизни. Даже у Лайтнинг, вечно бороздящей океаны, такого не найдёшь.

- Насколько я слышала, карты сокровищ написаны на других языках и даже на латыни, Вы... знаете латынь? – искренне изумилась Сера.

Ноктис подавил ироничный смешок в адрес пленницы. Все аристократы думали, что они – самые умные, самые влиятельные, самые, самые, самые... А все вокруг них – глупцы, идиоты и бездарные люди.

- Игнису известны все языки. Мне же латынь. Или думала, что все пираты не образованные? Можешь не отвечать, - Селум осторожно взял за край карту и притянул её девушке. Что же, любопытство вполне нормально и естественно. Почему бы его не удовлетворить?

Знает латынь? Как интересно и необычно. Пират и знает столь сложный язык? Или это он ей просто не давался. Теперь Сера могла понять, что всё-таки построенные стереотипы – не правда. Имеются в мире образованные пираты, пусть они и пускают свои знания на то, чтобы искать сокровища. Девушка взяла в руки карту, начиная её вертеть и так, и сяк. Обычное изображение рисунков, но столь запутанных, и странные цифры, непонятные слова.

- И Вы это понимаете? – спросила Фаррон, осторожно провела кончиком по краю карты, хмурясь, и посмотрела на небрежно разорванную часть. – В ней несколько частей. И где же остальные?

Ноктис опустил голову, хмыкнув. Интересно, а эта девчонка раньше с пиратами не водилась? Мало того, что довольно-таки быстро привыкла к новому окружению, так теперь и его не боялась, хотя он причинил ей достаточно боли. По крайней мере, для домашнего цветочка, коим она являлась. Но это будет даже к лучшему, теперь подручным нянчиться не приходилось.

- Много вопросов, - заметил он и протянул руку, дабы забрать карту.

- Скажите, что на ней написано, пожалуйста! – попросила Сера, возвращая вещь владельцу и с нетерпением ожидая, когда Селум либо её пошлёт, либо всё же скажет.

- Marinis streamers duodecim tribus nigris petram, unum in caelo stella splendida et hyacintho sanguinis.
Утверждено Lin Фанфик опубликован 16 декабря 2013 года в 19:59 пользователем Вдова.
За это время его прочитали 496 раз и оставили 0 комментариев.