Шиноби
Наруто Клан Мультифэндом Фэндом Игры Ветер свободы. Глава 2

Ветер свободы. Глава 2

Раздел: Фэндом → Категория: Игры
Сера осторожно ступала за капитаном, с силой сжимая кулаки. Сердце бешено билось, а коленки тряслись. Вся недавняя уверенность ушла в пятки, и только теперь девушка смогла осознать тяжесть своего положения. Одна среди сотен «голодных» пиратов, которые готовы на месте убить таких, как она. Но куда больше она боялась «морского волка». Его слова эхом звучали в ушах, а «ожог» от горячего дыхания и губ никуда не уходил. Стоило Фаррон вспомнить слова пирата, как она тут же побледнела и посмотрела на солнце, которое было в самом зените. Хотелось, чтобы время шло быстрее, дабы сестра, наконец-то, пришла за ней и спасла ее, но в то же время было неимоверно страшно перед предстоящей ночью. Она была уверена, что капитан не то, что к ней приставать будет, а добьется своего. Аристократка, хрупкая и слабая девушка, она не смогла бы дать отпор сильному и закаленному в боях мужчине. Рассчитывать на понимание тоже не стоило.

Ноктис прошел к трапу, стал спускаться на нижнюю палубу и приостановился, наблюдая за юной мадемуазель. Двоякое чувство не покидало его на протяжении всего этого времени. С одной стороны, присутствие этой девчонки раздражало, но, с другой, общество воспитанной, а он на это надеялся, было приятно. Но ненависть и презрение к людям «с властью» перечеркивало все «от» и «до». Поизмываться над Фаррон, что ли? Мысль сильно ударила в голову, заменив бочку рома или вина, но она быстро сменилась другой идеей, более безумной – научить жизни. Ха! Мысленно рассмеявшись от собственного бреда, Селум сошел с трапа на твердый пол.

- Готова руки замарать? – поинтересовался он, на что мрачно усмехнулся и двинулся по направлению к задней части корабля, откуда доносился громкий шум и смех изрядно подвыпивших офицеров.

Сера непонимающе посмотрела вслед уходящему капитану и, ощутив спиной плотоядные взгляды матросов, поспешила вслед за «морским волком», быстро его нагоняя.

«Почему они все так смотрят на меня? Словно я какое-то...» - возмущалась Фаррон и поравнялась с капитаном, осторожно заглядывая в его синие глаза, пытаясь понять, что движет этим человеком. И есть ли в этом мужчине хоть что-то человечное? Бесстрастные синие глаза и горькая ухмылка – это лишь отпугнуло юную мадемуазель, и сердце поневоле защемило, а душа убежала.

Капитан остановился перед дверью каюты, откуда доносился малоприятный шум да громкий смех. Селум открыл дверь, и перед пленницей предстала отвратительная картина: кухня, похожая на свалку, и пьяные офицеры, которые не обратили особого внимания на внезапный визит Селума.

- Зачем Вы меня сюда привели? – испуганно спросила Фаррон, брезгливо осматривая помещение и инстинктивно сделав шаг назад, поморщив носик. От запаха воротило, а от представшего перед глазами зрелища начинаешь полностью осознавать, как низко пали пираты и разбойники.

Ноктис внимательно проследил за аристократкой, что начинала его бесить своими повадками. Сначала он надеялся просто проявить гостеприимство, пусть даже накормить в таком месте, но теперь его планы изменились.

- Это твое рабочее место, - нагло заявил «морской волк», и в помещении настала гнетущая тишина, даже подвыпившие офицеры притихли, а разум их мгновенно прояснился. Вот это новость...

Такого поворота событий Сера не ожидала. Она – работать? Здесь? Среди пиратов, невоспитанных мужланов? Ни за что!

- Нет! Я не собираюсь работать на пиратов! – упрямо произнесла она.

Раздраженно вздохнув, Ноктис обогнул избалованную девчонку, встав позади нее. Она напряглась, ощущая, как его грязные руки легли на ее плечи и несильно сжали их. Он наклонился, и снова это горячее дыхание, мурашки по коже, дрожь в коленях и... страх. Девушка сжалась, готовая вот-вот ударить «морского волка», но вот что будет после удара? Что он с ней сделает? Изобьет? Выбросит за борт? Отдаст матросам? Один вариант был хуже другого.

- Тогда у меня найдется для тебя другая работа, - выдохнул Ноктис и коснулся горячими устами беззащитного ушка.

Словно почувствовав, что пленница собиралась от него сбежать, мужчина заключил хрупкую девушку в кольцо рук. Ощущать, как аристократка дрожит, предпринимает бесполезные попытки вырваться, было непередаваемое удовольствие, эйфория.

Сера изо всех сил пыталась вырваться из рук пирата, искренне пожалев, что слово поперек вставила, но гордость не позволяла девушке молчать. И сейчас она оказалась в столь дрянном положении. Но, может, стоит попросить остановиться? Прекратить ее так откровенно лапать? Нет, собственная гордость перечеркнула весь страх. Отвратительно!.. И невыносимо было ощущать, как мужчина прижимает ее к себе, сжимает ее, словно дорогую куклу.

- Более легкая и как раз для тебя, - шепнул он с дерзкими нотками в голосе, измываясь над ней. – Даже делать ничего не придется, просто будешь лежать на спине или на животе, а может... – неприятная пауза, - придется стоять на коленях.

Земля мгновенно ушла из-под ног, а Сера против своей воли стала оседать. Слава Богу, что детального описания пират не предоставил. Сердце болезненно заныло, а на глаза навернулись слезы. Теперь юная мадемуазель смогла полностью осознать, что понимания ждать не придется и сегодня ночью произойдет то, чего она так боится. Пират, разбойник, похититель и к тому же насильник!

Ноктис не без удовольствия держал в своих руках полуобморочную девчонку, сполна насладившись тем, что поставил ее на место, дабы в следующий раз неповадно было отказывать ему.

- Уберись на кухне, и - может быть! – сегодня я тебя трогать не буду, - сказал Селум, разжав руки, и Сера в ту же секунду оказалась на полу, даже не успев ничего понять.

Фаррон облегченно вздохнула, проводив опустошенным взглядом капитана, и быстро стерла слезы с глаз, не позволяя себе проявлять слабость. Что же с ней будет? Если этот неотесанный мужик так воспринял ее отрицательный, на его взгляд, ответ, то что же будет, если она... Даже страшно представить, если она сорвется. Ведь Ноктис будет нарочно ее провоцировать.

Сера поднялась с пола, обняв себя за плечи, стараясь утешить. Как бы ей хотелось, чтобы это был просто дурной сон, и она сейчас вот-вот проснется в своей мягкой постельке, а в резиденции ее будет ждать Лайтнинг.

«Сестра, где же ты?» - спросила она, чуть всхлипнув, но быстро подавила и скрыла слёзы за внезапным приступом кашля. По спине пробежал табун мурашек. Кого ей больше бояться: капитана или матросов? Все они одинаковые.

- Значит...

От неожиданности аристократка чуть вскрикнула, услышав грубоватый женский голос, раздавшийся рядом с ней. Она повернулась, в замешательстве смотря на девушку.

- ...ты моя помощница, - безрадостно констатировала незнакомка, оценивающе посмотрев на Серу и осуждающе покачав головой, заостряя свой взгляд на наряде. Но как говорится: «выбирать не приходится». – Меня зовут Оэрба Дая Ваниль. Я кок на этом корабле.

Если быть до конца откровенным, то Фаррон прослушала все. Она была больше удивлена тем, что эта дама без страха передвигалась среди пиратов и, более того, вела себя так спокойно.

- Вы – пират? – настороженно спросила Сера, но в ответ получила лишь невозмутимое молчание девушки.

- Да, я пират, - бесстрастно ответила Ваниль и, к удивлению аристократки, тепло улыбнулась. – Можешь не волноваться, я не кусаюсь. А сейчас постарайся забыть об инциденте с капитаном и следуй за мной, - с оптимизмом произнесла рыженькая и вернулась на кухню.

От слов малознакомой дамы Фаррон только побледнела, вспомнив, что ей пришлось пережить за эти пару минут. Но куда противнее было вспоминать свою беспомощность. Эту гадкую беспомощность и обреченность, она ведь ничего не смогла против него сделать. Столько усилий приложила, чтобы вырваться из капкана, а в результате...

- Иди сюда! – на этот раз сердито позвала Ваниль, и Сера, очнувшись, поспешила следом, морщась от запаха.

***

На улице моросил слабый дождик и дул холодный северный ветер, залетая в приоткрытое окошко просторной комнаты.

Ветер скользнул по мраморному полу, касаясь оголенных женских ног, поднимаясь выше, очерчивая хрупкую фигуру, облаченную в роскошное бледно-розовое платье, с бордовым корсетом, вышитым незамысловатыми узорами, и касаясь распущенных волос, спадающих на плечи и спину.

- Юная мадемуазель, Вы прекрасны, - с превеликим удовольствием и приятной лестью отпустила комплимент пожилая служанка, не без восхищения смотря на молодую девушку, что была столь прекрасна и как никогда выглядела женственно. – Это будет самая пышная церемония свадьбы! Я надеюсь, что все пройдет удачно...

Однако у Лайтнинг было иное мнение по поводу предстоящей церемонии. Отвратительное розоватое платье! Противно давящий корсет на грудь! А воздух?! Где столь желанный и приятный воздух в легких?! Избавиться бы от такой одежды и надеть штаны, рубашку, а в руках держать не злосчастный веер, а изящную шпагу. Зачем только Клэр согласилась? Ах-да, любовь! Но внутри было нерадостно. Внутреннее чутье подсказывало, что сейчас неподходящее время, что нельзя. Но на вопрос почему – это самое чутье ответить не могло и молчало гробовой тишиной.

Дверь комнаты тихо скрипнула, и раздались еле слышные легкие шаги, приближающиеся к юной мадемуазель.

Она сразу узнала столь легкую походку. Только он так ходит. Только он. Шаги стихли прямо за спиной Лайтнинг, и она медленно повернулась, заглядывая в глаза своему будущему мужу. Это был высокий, статный мужчина тридцати лет с черными волосами и теплыми глазами.

- Вы прекрасны, - сухо произнес Рейнс, проводя кончиками пальцев по шелковым волосам.

- Зачем этот пафос со всем этикетом? – поинтересовалась Клэр, неприметно нахмурившись и отвернувшись, дабы избежать лишних прикосновений мужчины. Она медленно прошла к зеркалу, с сожалением смотря в отражение. – Давайте перенесем свадьбу? – предложила она и, услышав обреченный вздох, грустно улыбнулась.

«Нет, значит», - констатировала Клэр, но промолчала, что не горит желанием сегодня выходить замуж. Однако как тут пойти против своего будущего мужа? Он как стукнет по столу и произнесет свою заветную фразу, не терпящую отказа: «Как я сказал – так и будет!», и на этом все. Наверное, именно по этой причине мадемуазель выбрала Сида.

- Нет, она состоится сегодня. И тебе придется бросить корабль и свою команду. Твое место рядом со мной, - невозмутимо произнес мужчина и прошел к окну. Распахнув его, Рейнс выглянул, и его взгляд сразу приковался к порту, где виднелся мощный корабль второго класса. Белоснежные паруса были убраны, а флаг Испании мертвенно развивался на холодном ветру. «Святая Моника» словно предчувствовала скорый уход капитана и плакала.

«Пущу на дрова я этот корабль. На большее он уже не сгодится», - командор вздохнул, отворачиваясь от злосчастного судна, что уже не раз разлучал Сида и Лайтнинг, по многим причинам, что устанешь перечислять.

Клэр краем глаза следила за будущим мужем, и его недовольный взор, направленный на ее детище – «Святую Монику», не нравился ей. Однако, спустив это все на плохое предчувствие, она не стала придавать этому большого значения.

- Сид Рейнс, не могли бы Вы выйти? – вежливо попросила Лайтнинг.

- Конечно, - ответил мужчина и, бросив прощальный взгляд на мадемуазель, вышел из комнаты, тихо прикрыв вслед за собой дверь.

Капитан с облегчением вздохнула, словно камень с плеч упал, и подошла к небольшому шкафчику, приоткрывая его.

- Он ушел, - настороженно шепнула Клэр, с ожиданием смотря на помощницу. Это была красивая незамужняя женщина тридцати лет. Высокие сапоги-ботфорты, в которые были заправлены коричневые штаны. Белая рубашка с длинными расклешенными рукавами, а сверху серая безрукавка. На талии был красный пояс, на котором держалась шпага. Золотые волосы были небрежно убраны в низкий хвост, и пара прядей выбились из него, спадая на лицо.

- Держи, это письмо, которое я перехватила у охотников за головами, - шепотом произнесла Стелла, протягивая небольшой конверт, слегка испачканный в крови.

Зачем да почему, Лайтнинг спрашивать не стала и молча приняла бумагу в руки, начиная не спеша открывать конверт. Флауэр никогда не приносила того, чего Клэр и даром не надо было. Хороший офицер и информатор в одном лице.

Однако мадемуазель не до конца понимала, зачем Стелла перехватила письмо, которое как бы должно было достаться охотникам. Но раз сделала, значит, так надо.

Вскрыв конверт, Клэр достала письмо, написанное аккуратным каллиграфическим почерком, вчитываясь в строки. Ее лицо оставалось спокойным, пока она не дошла до последней строчки. Сера?! Глаза чуть расширились, а Лайтнинг еще раз перечитала данную строчку: «...прошу доставить Серу Фаррон живой на остров Сан-Хуан...».

Капитан, с присущей ею волей, быстро взяла себя в руки, не позволяя больше эмоциям брать верх.

- Спасибо! – поблагодарила она, кивнув. – Я отправлюсь на Тортугу. Или Бермуду.

Только Лайтнинг собиралась отойти от Флауэр, как та схватила ее за руку.

- Я отправлюсь с тобой. Мне нечего делать на Кубе. Я хочу помочь!

«Взять ее с собой?» - Клэр через плечо взглянула на девушку, но отрицать, что ее помощь может пригодиться, не стала.

- Хорошо, но надо как-то выбраться из города. Рейнс меня так просто не отпустит, - рассудительно проговорила Лайтнинг.

- Я взяла лошадей. Они здесь – под окнами, - сказав это, Стелла направилась к окну, приоткрывая его и без сомнений выпрыгивая со второго этажа. – Давай быстрее, - послышался ее тихий голосок, с нотками недовольства.

И как здесь возразишь на такую помощь? Клэр повернулась к шкафу и достала оттуда легкую рапиру. Теперь она понимала, что за нехорошее предчувствие беспокоило ее. Сестра. Конечно! Милая сестренка, попала в такую передрягу, а девушка только-только узнала! И вряд ли бы узнала, если бы не Флауэр. Ох, и достанется этому бедолаге-пирату, когда она до него доберется. Обычно она с таких шкуры спускает, но с этим поступит особенно изощренно. Скот!

Вступив на подоконник босыми ногами, Лайтнинг посмотрела вниз, на смирно стоящего коня под окном. Она без сомнений сделала шаг вперед, полностью доверившись судьбе и всевышнему.

Но, видимо, сегодня к ней удача повернулась передом.

Бесшумно приземлившись в седло, Клэр крепко взяла уздечку в руки и легонько ударила ногой по боку жеребца. Тот, чуть дернув головой, пошел вперед, звонко цокая копытами по каменной дорожке.

«Потише, ради всего Святого, потише!» - мысленно просила капитан, с опаской поглядывая на резиденцию и ожидая, что вот-вот кто-нибудь выйдет из-за ее стен и поднимет ненужную ей тревогу.

За пределами двора резиденции, Лайтнинг ждала Стелла, тоже со своим верным белогривым мустангом, но менее покладистым и послушным, чем его хозяйка.

Тихо. На улице очень тихо. Клэр дернула уздечку, и конь послушно остановился, а сама мадемуазель насторожилась столь гнетущей тишиной, которой Санто-Доминго был наполнен, а это вовсе не радовало. Не было ни крестьян, ни уличных торговцев на улице, даже стража куда-то пропала.

- Дальше пойдем пешком, - сказала капитан, спрыгивая с коня и, пригнувшись, двинулась по городу дальше. До порта было недалеко, пара сотен метров, но эти пару сотен нужно было пройти, не привлекая к себе никакого внимания.

***

Ноктис переступил порог капитанской каюты, и его ухмылка стала лишь шире. Вот это ощущение, как будто симпатичную девушку из борделя подцепил. Другого сравнения у Селума не нашлось. Нечасто он держал в своих руках птичку высокого полета, даже если она на правах пленницы. Но от этого положения ситуация казалась еще более соблазнительным. Юная мадемуазель была в его руках, считай, как он выразился, под боком, он мог делать, что захочет, а если та откажется, то пусть пеняет на себя. Что поделаешь, в конце концов, он мужчина.

«Морской волк» присел в глубокое кресло, расслабившись, поубавив пыл. Да уж, все-таки какой Сера ребенок. Маленький и глупый, несмотря на свой возраст.

Однако столь приятное времяпровождение капитана прервал скрип двери и вошедший в каюту высокий темноволосый мужчина, лет двадцати пяти или даже тридцати, неприметно облаченный в темное одеяние.

- Нокт, зачем ты притащил дочку мэра на корабль? – с ходу спросил брюнет, на что получил красноречивый ответ в виде раздраженного вздоха. – Тебе головорезов, гоняющихся за твоей головой, мало?

- Гладиолус, ты мне пришел нотации читать? – поинтересовался «морской волк». – Мне уже тридцать лет. Я отлично знаю, что делаю.

- Знает он! – с упреком парировал товарищ. – Я тебя предупредил...

Возможно, эта перебранка между капитаном и офицером могла продолжаться долго, пока в каюту вновь не наведался очередной гость. И Ноктис уже откровенно начал задумываться, чтобы запирать дверь, так как его комната стала походить на проходной двор.

- Ваниль, что ты хотела? – спросил Селум и поднялся с кресла.

- Ты кого мне прислал? – сердито спросила девушка, но быстро поубавила свой пыл, вовремя вспомнив, с кем разговаривает. – Переодень ее, и после Сера может идти ко мне, а до тех пор – лучше не попадайся мне на глаза, иначе тебе чего-нибудь в твой любимый суп подмешаю и понамешаю.

Ноктис не успел ничего ответить на столь рьяную речь Ваниль, как той и след простыл, только громко хлопнувшая дверь говорила о том, что ему это не почудилось и не приснилось. Милая, ласковая Оэрба высказала столько претензий и угроз.

- Вот видишь, проблемы уже начались, - заметил Гладиолус и вышел из каюты.

- Недотепа, - заметил Ноктис.

- Я не недотепа! – возмутилась Сера, осторожно переступая порог и неуверенно, как напуганный кролик, смотря на пирата, начиная потихоньку пятиться назад к двери. Одна. Снова наедине с этим человеком, который ее искренне пугал. Чего стоит только его взгляд, а воспоминания не давали покоя.

«Морской волк» поднялся с насиженного места и прошел к шкафу, открыл его, откуда он извлек неброскую одежду и небрежно бросил ее на широкую постель.

- Переодевайся, - скомандовал он и сел на край стола, заинтересованно наблюдая за аристократкой.

Фаррон поежилась под столь пристальным взглядом и понуро опустила голову, впившись коготками в нежные ладони.

- Выйдите, - шепотом вымолвила девушка и еще тише, через силу, сказала, - пожалуйста!

Мужчина шумно выдохнул, усмехнувшись, удивляясь, что это все еще «зеленый» малыш, не знающий жизни. Забавляет его эта девчонка, прямо бесплатное развлечение. Экзотическое животное, это точно.

- Перестань, - махнул рукой Ноктис. – Как будто я не знаю, как выглядит женское тело, а у тебя даже посмотреть не на что. Грудь маленькая, талии никакой, про бедра лучше помолчу. Доска, короче.

С каждым сказанным этим гадким невоспитанным пиратом словом Сера краснела все сильнее и сильнее, но не от смущения, а от переполнявшей ее злости. Она вежливо попросила его выйти, но в ответ получила лишь гадость.

- Вы!.. – прошипела девушка, и дальше все было, как за пеленой тумана, в глазах потемнело. Как девушка преодолела расстояние – она не помнила, просто в какие-то считанные секунды оказалась прямо перед капитаном, а ладонь стала неприятно гореть в преддверии удара.

Щеку обдало жаром, а в каюте настала гнетущая тишина. Селум прикоснулся холодной ладонью к горящей коже, сердито смотря на девчонку.

- Ты неотесанный, противный, невоспитанный мужик, который даже не обучен манерам! – накричала Сера, но тут же поникла, полностью осознав, что только что произошло. Она стала медленно отступать назад, сглотнув, даже не представляя, какой гнев на нее сейчас обрушится.

Было непонятно, что сильнее разозлило «морского волка»: пощечина или оскорбления? Но одно было понятно точно – пленница доигралась, сунула руку в огонь, и теперь у нее точно останется ожог, напоминающий об этом опрометчивом поступке.

- Знаешь, - бесстрастно произнес Ноктис, поднявшись со стола и начиная надвигаться на аристократку подобно буре. – Я пытался быть более или менее дружелюбным, несмотря на то, что ты мне противна, но, видимо, напрасно, и стоило сразу бросить тебя этим псам помойным.

Сера вжалась в стену, всем естеством задрожав. Господи! Что она натворила? Собственными руками подписала себе смертный приговор! Она уже достаточно успела пожалеть за эти несколько секунд о своем поступке.

- Пожалуйста! – взмолилась она, - не надо!

Но капитан не обратил внимания на глупые мольбы Фаррон. Она ничего не знала о жизни, думала, что простая мольба или глупые извинения что-либо изменили б, но он собирался показать ей, что за каждый свой поступок надо отвечать.

На палубе было тихо и спокойно. Матросы, наконец-то, закончили свои дела и теперь спокойно слонялись по кораблю, делая вид, что работа шла и не останавливалась. Неожиданно тишину прервала громко распахнувшаяся дверь капитанской каюты и пронзительный женский крик, наполненный отчаяньем и болью. На палубу вышел Ноктис, держа на плече пленницу, что пыталась изо всех сил вырваться, чем делала себе лишь хуже. Мужские руки только сильнее стискивали ее ноги и бедра, а мужчина прижимал ее крепче к своему плечу, упирающемуся той в живот.

- Она ваша! – огласил Селум и небрежно сбросил со своего плеча Фаррон, всем своим видом показав, насколько отвратительна ему эта девчонка и что он только рад, что избавился от нее.

Сера с тихим вскриком упала на твердый пол, сильно ударившись правым боком. Но сейчас девушку беспокоили вовсе не ушибы, а что может произойти, если... Как бы это прискорбно не звучало, если Ноктис не отдаст приказ ее не трогать.

И произошло самое страшное. Сера смотрела в спину прочь уходящего капитана, который быстро скрылся в своей каюте, а матросы вокруг нее все собирались.

***

Матросы спустили белоснежные паруса, и их наполнил живительный ветер, а корабль понесся по морю, ударяясь кормой о высокие волны.

- Капитан, - в каюту тихо и неуверенно постучались, дверь слегка приоткрылась, и на пороге показалась светлая голова юного мальчишки.

Лайтнинг не подала виду, что услышала Хоупа, продолжая пыхтеть над картами, скрупулезно вычисляя, куда держал курс пират. Ноктис. Это имя вертелось на языке и выворачивало наизнанку, а от злости пальцы начинали трястись.

- Капитан...

- Чего тебе? – грубо отозвалась Клэр, исподлобья глянув на мальчишку.

Тот вздрогнул от тона девушки, на несколько секунд растерявшись, но взял себя в руки, подошел к мадемуазель.

- Я рад, что ты вернулась и не бросила «Святую Монику». Спасибо тебе!

Офицер чуть улыбнулась на столь теплую речь Эстхайма. Да, корабль, матросы... Как же она бросит все это? Но поднявшееся от слов мальчишки настроение быстро упало при воспоминаниях о Сере. Как она там? Что с ней? Что может быть хуже, чем быть в руках пиратов? Этих ничтожных разбойников!..

Руки нервно сжались в кулак, сама девушка низко опустила голову, не позволяя Хоупу увидеть лишние проявления эмоций на лице. Она не имела права падать в грязь лицом в такой ситуации. Сейчас на нее надеется не страна, не Испания, а Фаррон.

Эстхайм, осознавая, что он в каюте лишний, бесшумно покинул мадемуазель, мысленно посочувствовав положению Клэр.

«Я должна была быть рядом, когда это произошло. Рядом!» - сколько бы капитан ни проклинала себя, все это было напрасно и бесполезно, что было, то было и ничего другого быть не могло.

Уткнувшись в карту, Лайтнинг провела указательным пальцем маршрут от Санта-Доминго и до Тортуги, а затем до Бермуды.

- Куда же ты поплывешь? Тебе надо куда-то сбыть товар и где это лучше всего сделать? – вслух рассуждала Лайтнинг. - До Бермуды тебе далеко плыть, и товар вести накладно для скорости корабля. И вероятность того, что налетишь на патруль, велика. Рисковать не будешь. Тортуга. Остается двигаться только туда. Поскольку Сан-Хуан расположен ближе к Тортуге, поплывет туда. А я перехвачу. Мне из Санта-Доминго куда ближе...

***

За кораблем из резиденции наблюдал Сид Рейнс. Он спокойно покуривал трубку, а на устах была легкая улыбка.

Вот же чертовка! Все-таки убежала от него прямо из-под венца! Но именно за это мужчина уважал Лайтнинг. Строптивая, своенравная и сильная женщина, как она, любила больше море, чем сушу.

«Хорошо, что я не отдал приказ взорвать этот корабль», - заметил Сид и вздрогнул от неожиданности: теплые руки опустились на плечо и тонкие пальчики мягко очертили контур белесого шрама.

- Все-таки стоило ее остановить и дать команду побольше, - сказал Рейнс и опустил взгляд на Джилл.

- Стоило, - согласилась Набат, - еще не поздно отправить ей в помощь судно.

***

- ...заклеймим ее, и дело с концом! – кричали матросы и, как дешевую уличную шавку, толкали Серу от одного мужчины к другому. Фаррон уже не могла стоять на ногах. Плечи и спина болели от постоянных толчков, ноги заплетались, а глаза уже начали слипаться от пролитых слез. Никто не слышал ее мольбы, чтобы они прекратили ее мучить.

Неожиданно один из матросов с такой силой толкнул пленницу, что та не устояла и упала на пол, не шевелясь. Что, уже все? Однако тут раздался тихий всхлип, а плечи хаотично задрожали.

- Прошу вас, перестаньте! – взмолилась она, но это только вызвало смех. Приподнявшись на ватных руках, Сера в ужасе уставилась на приближавшегося к ней мужчину, у которого в руках был раскаленный докрасна металлический прут.

- Хватит!

И на палубе тут же всё стихло, матросы обернулись на голос капитана и расступились.

Ноктис смотрел Фаррон глаза в глаза, надеясь, что этот урок она запомнила до конца своих дней. Он не сочувствовал и не злорадствовал над мучениями пленницы, только сожалел. Сожалел, что эта девчонка такая дурочка.

Селум подошел к Сере, и та в страхе стала отползать от него прочь, уже и не зная, чего ожидать от этого человека.

- Стоять! – сердито произнес капитан, и девушка, вздрогнув, застыла.

Сотни тиранов сейчас просто сменялись одним. Это все, чего добилась Фаррон. Как бы она хотела где-нибудь спрятаться на этом корабле, и чтобы ее никто не мог найти, чтобы она была одна, не среди этих грязных пиратов, а среди своих близких и родных.

Ноктис небрежно подхватил Серу за плечи, заставляя ту встать, не обращая внимания, что она дрожит, словно доски корабля в ужасающий торнадо. Мужчина, ничего не сказав, повел девушку обратно в каюту, с раздражением слушая всхлип девчонки.

Только Фаррон переступила порог каюты, как всё же не удержалась и дрожащим голосом спросила:

- Зачем Вы так со мной? Это только из-за пощечины?

«Морской волк» горько усмехнулся. Она так ничего не поняла, а это вызывало лишь сочувствие, что пленница такая недальновидная и дальше своего носа ничего не видит.

- Это тебе урок. Не каждый пират будет нянчиться с избалованной девчонкой. Я к тебе как к человеку, а ты мне по щеке.

У Серы просто не было слов. Она была в таком шоке, что мысли путались беспорядочным и бесконечным потоком переполнявших ее чувств. Ей было обидно. Над ней так издевались, унижали, откровенно ненавидели. Интересно, когда она надоест, что с ней сделают? На этот вопрос даже ответа не было.

Ноктис посмотрел в окно, чуть нахмурившись. Стемнело. Вот и день прошел незаметно за всей этой беготней и головной болью. Интересно, а Ваниль серьезно решила отравить капитана или просто так сказала? Да нет! Она девушка добрая, милая, только иногда ворчит.

- Иди, - Селум небрежно толкнул в плечо Фаррон по направлению к кровати, стоявшей в углу просторной каюты, - ложись спать.

Аристократка сделала небольшой шаг к постели, неуверенно пошатываясь. Неужели это все-таки случится? Господи! Дай ей просто заснуть. Сглотнув и подавив вновь накатившиеся слезы, Сера без сил упала на кровать, та чуть скрипнула под весом и затихла. А девушка не шевелилась, ожидая неизвестно чего.

Ноктис проследил за Фаррон. За ее пошатывающейся походкой, неуверенными шажками и за нервно дрожащими плечами и ее мужеством, что она не стала закатывать истерики, как порой это делают дамы ее полета, скрывалась сильная личность, и он был искренне благодарен за это, так как еще очередных криков он бы не выдержал. Уж лучше слушать не крики истерики и возмущения, а наслаждения. Это куда больше греет, и без того холодную, душу капитана.

«Морской волк» вышел из каюты, закрыв дверь. Палуба опустела, и все матросы попрятались, только несколько человек продолжали слоняться без дела. На океан опустилась звездная и тихая ночь, только огни масленых фонарей освещали величественный корабль ярким желтым светом.

Грот-мачта. Хотелось взобраться на нее и быть далеко от бесконечной человеческой суеты. Смотреть на все с такой высоты и почувствовать себя хоть ненадолго свободным. Свободным от своего статуса капитана, от свода мелких законов пиратов. Выбрался из одного капкана, чтобы попасть в другой, где про честь, благородство, мужество даже не слышали. "Бери все и не отдавай ничего" было одним из самых главных кредо пиратов и тем, что Ноктис не мог понять уже в течение нескольких лет, что он бороздил моря и океаны.

Селум плавно спустился по двери, устало оседая на пол и расслабляясь. Эх, еще бы бутылочку рома и можно отдыхать. Тогда жизнь, может быть, хоть ненадолго, но показалась бы раем.
Фанфик опубликован 01 декабря 2013 года в 12:13 пользователем Вдова.
За это время его прочитали 415 раз и оставили 0 комментариев.