Наруто Клан Мультифэндом Фэндом Игры Несостоявшаяся жертва

Несостоявшаяся жертва

Раздел: Фэндом → Категория: Игры
Долгое наблюдение за собственными жертвами не ведёт ни к чему хорошему - лишь к негативным последствиям, таким, как любопытство и, что самое отвратительное, привязанность. Однако про общение с жертвами можно вовсе молчать.

Узнай отец, что творит его собственный сын, то, скорее всего, отправил бы на эшафот. Однако Ноктиса волновало это в последнюю очередь. Он куда больше был поглощён наблюдением за хрупкой крестьянкой, работающей в полях. За несколько дней он успел изучить повадки женщины и даже узнал её имя – Клэр.

Просто Клэр.

Она просыпалась с первыми лучами солнца и самая первая выходила работать в поле. Он не решался позвать её. Подойти первым Ноктис не мог – солнце. Солнце его самый главный враг, от которого кровь начинала кипеть в жилах, а сам он, как и многие вампиры, становился агрессивным. И нет, он не воспламенялся, подобно факелу.

Но, к сожалению, домой Клэр возвращалась так же самой первой и уходила ещё до заката. А он... он надеялся, что однажды она проспит и выйдет в поле позже обычного и задержится там до тех пор, как солнце успеет скрыться за горизонтом, и он, наконец, сможет покинуть прохладную пещеру и подойдёт к ней.

Однако это был тот момент, когда пунктуальность его раздражала. Похоже, у Клэр не было такого понятия, как проспать.

Ещё... ещё у Клэр была младшая сестра – Сера, которую она опекала, подобно мамочке. На вопрос – откуда такая забота? – ответ пришёл быстро, стоило только в разговоре других крестьянок услышать, что они сироты. Печально и грустно, но в такое время в мире много сирот, брошенных на произвол судьбы.

Однажды осмелившись после захода солнца, Ноктис покинул прохладную пещеру и направился в деревню. Любопытство завело его слишком далеко. И он это понимал, но разве можно остановиться на этом? Возможно, кто-нибудь после двух недель наблюдения и смог бы, да вот только не он.

Жители небольшой деревеньки Ривервуд встретили незнакомца с холодным подозрением. Он был богато одет, и это бросалось в глаза, даже несмотря на то, что Ноктис предусмотрительно облачился в невзрачный плащ в попытке скрыть свою достаточность.

Он шёл вперёд и только сейчас отметил, что в деревне вечером шумно. Крестьяне после тяжёлого трудового дня отдыхали, у кого-то ещё хватало сил танцевать вокруг костра, а вот у тех, кто приходил обессиленный, предпочитали набираться сил в небольшом трактире.

В запылённом окне одного из домов Ноктис увидел Клэр. Она сидела за столом, низко опустив голову и подперев её руками. Как ему показалось, она чем-то опечалена. Такой её видеть ему ещё не доводилось.

Но... в результате этой вылазки из пещеры он увидел ещё одну сторону Клэр, которая делала из неё женщину. Пока он наблюдал за ней с пещеры, он так и не удостоился увидеть хотя бы лёгкого проявления слабости. Работала безустанно и с редкими передышками только ради того, чтобы утолить жажду под палящим солнцем и чтобы съесть небольшую корку хлеба.

- Вам что-то надо? – раздался мелодичный, девичий голос, на который Ноктис чисто рефлекторно обернулся и заранее приготовил ответ, на случай, если его всё же поймают за столь интересным занятием. Хотя он нашёл ответ на тысячу и одно интересное дело.

- Да. Я ищу семью Амициция. Они раньше проживали здесь, - холодно и непоколебимо ответил он, сухим взглядом смерив Серу. Она совершенно не похожа на сестру. Это было первое, что он отметил, когда, наконец, удостоился столкнуться с сестрой Клэр вблизи.

- Так уже лет двадцать здесь не живут, - задумчиво ответила Сера, непонимающе похлопав глазами, и потупила взор в окно. И вампир понял – пора уходить, пока не уличили его в шпионаже. Он развернулся и пошёл прочь.

Вернулся Ноктис в прохладную пещеру под утро. На улице было пасмурно, и солнце было скрыто за серыми тучами, и лишь по этой причине он позволил себе вернуться так поздно. И в голове даже проскользнула шальная мысль, что он сегодня сможет подойти к Клэр. Хотя сильно сомневался. О чём он с ней заговорит? И где гарантия, что у неё будет хорошее настроение? Вчера она выглядела такой слабой и действительно женственной.

Ноктис зашёл глубже в неглубокую пещеру и сел на холодный камень, подперев спиной острые выступы камней, к которым он привык. Через полчаса... через полчаса в поле выйдет Клэр и начнёт работать, а он, если не наберётся, по крайней мере, малой доли смелости, снова начнёт за ней наблюдать, даже не подозревая, сколько тоски в его глазах.

Однако Клэр не появилась ни через полчаса, ни через час и не через пять. Почему? – Ноктис искренне не понимал. И у него даже не было никаких доводов. Хотя вот её сестра работала. И была такой же, как и всегда – радостной и счастливой, несмотря на тяжёлый труд.

Подойти? Зачем? К тому же, Клэр ему никто. Несчастная несостоявшаяся жертва его вампирской души, которая сумела его заинтересовать. Он, конечно, и раньше испытывал интерес, но в этот раз что-то затянулся. Не то, чтобы его это разочаровывало, просто со временем надоедает питаться животными из леса. Всё-таки если в деревне погибнет больше одного человека, то это будет подозрительно, а он не хотел лишний раз навлекать подозрения.

Однажды Ноктису уже пришлось убегать от разъярённых крестьян, и от повторения истории никто не застрахован. Но ведь лишний раз её лучше избежать?.. К тому же, тогда он действительно чуть не погиб и лишь чудом остался в живых.

Он покачал головой, отогнав от себя воспоминания.

Однако не появилась Клэр и через сутки, а небо было всё таким же пасмурным. Может, она не любит дождь? Всё-таки за все эти дни, что он наблюдал за ней, не было и намёка на пасмурную погоду, и поэтому она постоянно появлялась.

Прошли сутки, за ними – вторые, третьи, и, на четвёртый день, Ноктис не выдержал и вышел из пещеры под лёгкий проливной дождь и направился к Сере. Она, то ли уловив возле себя движение, то ли шестым чувством ощутив присутствие ещё одного человека, что находится слишком близко, подняла голову, не без удивления посмотрев на недавнего знакомого, что ошивался вокруг дома сестры.

- Где Клэр? – излишне резко спросил вампир, отчего Сера неприметно вздрогнула, сделав небольшой шаг назад, и с прищуром на него посмотрев.

- Зачем вам она? – недоверчиво поинтересовалась крестьянка и опешила – незнакомец подошёл к ней ближе, и надвигался он, подобно лавине – быстро и без намёка на то, что остановится, а не пройдётся по ней.

- Ответь, - требовательно сказал он и вздохнул. – Её уже не первый день нет. Интересно почему.

- Так вы её поклонник! – вспыхнув радостью, как порох, к которому поднесли факел, довольно произнесла Сера и чуть ли не высунула язык и, похоже, не обратила внимание на холодность незнакомца к её высказыванию. – Она дома, только вот... – крестьянка заметно поубавила свой пыл радости, - она не любит дождь.

- Благодарю! – сухо произнёс Ноктис и уже собирался обратно в пещеру, как всё-таки решился пойти к своей несостоявшейся жертве. Если он не подойдёт к ней сегодня, то уже никогда. Рано или поздно бич всех вампиров – солнце – покажется из-за серых, мёртвых туч, и он снова начнёт прятаться в своём своеобразном укрытии, пока не сойдёт с ума. Хотя он уже сходит.

Сходит с ума от непонятного любопытства и интереса к Клэр.

И снова жители деревеньки Ривервуд встретили незнакомца холодно, но уже не с подозрением, а с интересом. Однако Ноктису было не до них. Он шёл к знакомому домику по заученной дорожке. Он не раз воспроизводил маршрут в голове и не раз представлял себе разговор с Клэр. Однако знал лишь её повадки, но не манеру поведения.

Ступив на крыльцо дома, вампир постучал в хлипкую деревянную дверь, вслушавшись в тишину, что царила по другую сторону, и ему это не нравилось. Ноктиса это настораживало. И он спиной чувствовал ещё более любопытные взгляды жителей, но теперь к этому добавилось и неприятное и подозрительное перешёптывание.

К чему бы это?..

Однако развития мысли Ноктис не получил, услышав тихие и осторожные шаги за дверью, которая уже через пару секунд медленно приоткрылась, и – о, боже – перед ним предстала холодная, как ледяная статуя, и статная, как аристократка, Клэр.

За доли секунды, что смотрел на крестьянку, он успел отметить множество приятных черт и черт столь же неприятных. Однако под вторую категорию, к глубокому удивлению, попал воинственный взгляд устремлённых на него глаз.

- Чего надобно?

Да. Точно на Серу не похожа. Уж робость точно ей несвойственна. Будь она солдатом на службе у империи или воительницей, то он бы понял, откуда у неё такой «шрам» в характере.

- Познакомиться, - серьёзно ответил Ноктис.

Узнай отец, что творит его собственный сын, то, скорее всего, отправил бы на эшафот. Однако Ноктиса волновало это в последнюю очередь. Он куда больше был поглощён лицезрением хрупкой крестьянки.

- Клэр. Познакомились? А теперь уходите! – она попыталась закрыть дверь, но незнакомец резко поставил ногу и прислонился к двери, но не навалился, чтобы против воли девушки войти в дом.

- Ты так противоречиво настроена, - хмыкнув, отметил Ноктис и поднял взгляд к пасмурному небу. Где-то далеко-далеко прогремела гроза, и раскат грома донёсся досюда, отдавшись даже в помещении тихим писком со стороны Клэр, что прижалась к двери, и вампир снова ощутил слабую, слабую попытку крестьянки закрыть дверь.

- Уходи! – более требовательно приказала она.

Ноктис вздохнул. Если бы он не решился подойди к Сере на поле, то, скорее всего, никогда бы не поговорил с Клэр. Она боится грозы и поэтому не выходит в пасмурную погоду, а он смог бы с ней поговорить лишь в такую.

Вот же ирония... Он – не может появиться в солнечный день, а она – в пасмурный. Можно было бы назвать это судьбой, но Ноктис не верил в неё. Он верил лишь в естественный исход человеческого фактора и манеры поведения, а ещё отчасти в собственное упрямство и любопытство.

- Может, всё же впустишь меня? – поинтересовался он и услышал недовольный, тяжёлый вздох. Вампир смог только представить, как в этот момент Клэр, возможно, покраснела от злости, а возможно, обречённо закатила глаза.

- Я не знаю, как вас зовут.

Ноктис усмехнулся. Она схватилась за эту ниточку, как за единственный предлог, чтобы не впускать его в дом. Но это дело легко поправимо. Он узнал её имя в первый день пребывания в пещере, когда прятался от палящего солнца.

- Ноктис Люциус Селум, - представил он. В его голосе была слышна лёгкая усмешка. Он, откровенно говоря, забавлялся ситуацией. Можно было давным-давно его пустить, а Клэр упрямится.

- Слушай! – Крестьянка резко открыла дверь, о чём уже через несколько секунд пожалела: малознакомый мужчина, явно не ожидая, что опора так резко уйдёт у него из-под плеча, навалился на девушку и, не желая отправляться на свидание с полом, за плечи потянул вслед за собой Клэр.

- Дурак, - тихо прохрипела крестьянка, упершись локтями в пол и приподымаясь, но без гнева или раздражения смотря на ввалившегося в комнату мужчину. По наряду она сразу поняла – аристократ. Неудивительно, что так себя распутно ведёт.

Ноктис проигнорировал высказывание в свой адрес, поднявшись и закрыв дверь, повернулся, протягивая девушке руку. Но та, оказавшись ещё на редкость крайне упрямой, ударила по ладони, ясно давая понять, что в помощи не нуждается и самостоятельно поднялась на ноги.

- Что вам нужно? – со спокойствием поинтересовалась Клэр, скрестив руки на груди и хмуро посмотрев на мужчину.

Что Сера, что Клэр, если человек к ним приходит, то обязательно что-то надо. Эту общую черту он так же успел увидеть. Действительно сёстры!

- Я уже ответил, - невозмутимо ответил Ноктис, тяжко вздыхая и мысленно выругавшись, но последнее было уже от медленно поднимающегося внутри него раздражения.

Клэр странно как-то усмехнулась и шагнула вперёд, пристально смотря в синие глаза собеседника. Ему это не понравилось, но он умело скрыл этот факт.

- Вы такой бледный, и у вас сердце не бьётся.

Ноктиса передёрнуло, и он невольно сделал шаг назад, упершись спиной в дверь, поддавшись мимолётной слабости. Как она узнала? Неужели... Нет, она не похожа на вампира! Слишком розовые щёки, слишком насыщенного цвета кожа и живой взгляд.

- А ты... – Мужчина принюхался и только сейчас обратил внимание, что в небольшом однокомнатном доме нет ни одной шкуры псины или волка, от которого мог исходить этот неприятный запах. И он сразу понял. – Не ожидал.

Клэр усмехнулась, отступив к противоположной стене, и, скрестив руки на груди, подпёрла спиной стену.

Сейчас они были похожи на отражения друг друга. Живая, в чьих жилах продолжает бежать кровь и биться сердце, и мёртвый, чьи вены уже давно забыли, что такое горячая кровь, а сердце – замерло.

- Женщина-оборотень, - тихо проговорил Ноктис, склонив голову вперёд, и его лицо скрылось за тёмными прядями волос, и было видно лишь губы, изогнувшиеся в неприятной усмешке.

Долгое наблюдение за собственными жертвами не ведёт ни к чему хорошему – лишь к негативным последствиям, таким, как любопытство и, что самое отвратительное, привязанность. Однако про общение с жертвами можно вовсе молчать.

Теперь понятно, почему Ноктис до сих пор не впился в её тонкую шею и не вкусил такой сладостной крови. Собственные инстинкты остановили его от опрометчивого поступка. Куда вампиру до оборотня? До этой неуправляемой махины.

- До скорой встречи! – сдавленно произнёс Ноктис и развернулся, приоткрывая дверь. Что ему делать и как поступить – он подумает об этом в пещере, а возможно, пока будет добираться до неё, решит вернуться обратно в замок, домой. Слишком много смешанных чувств.

- Стой, - на выдохе окликнула его Клэр, - останься. Солнце скоро выйдет из-за туч.

Вампир хмыкнул и, уже из-за своей природной вредности, не собирался отступать от своей затеи уйти отсюда, да и крестьянка лукавила.

- Солнце ещё нескоро выйдет, а вот тучи, а за ними гроза – это ещё будет в самом разгаре, - сказал мужчина, но дверь, что он уже слегка приоткрыл, закрыл.

Ноктис остался. Сначала разговор не клеился. Клэр воспринимала его в штыки, относилась настороженно и хоть и пыталась казаться расслабленной и вести себя дома, как хозяйка, только невнимательный человек не заметил бы, как она постоянно кидает в его сторону опасливые взгляды и не поворачивается спиной.

Однако потихоньку общая тема разговора нашлась, и Клэр, сама не заметив, присела за стол, напротив вампира, с увлечением начав рассказывать об оборотнях, которых ей довелось повидать, прежде чем она остановилась в этой деревеньке Ривервуд.

Время медленно, но верно клонилось к утру. Серые тучи начинали потихоньку рассеиваться, и Ноктис с сожалением понимал, что ему придётся уйти до того, как солнце покажется на горизонте, а его лучи коснутся его мертвенно-бледной кожи и кровь внутри неприятно закипит.

Клэр проследила за его взглядом и счастливо улыбнулась. Неужели она сможет выбраться сегодня из дома? Однако мысль о предстоящей работе в поле омрачила её радость, да и спать безумно хотелось. Пожалуй, до этого её в сон не тянуло только благодаря приятному разговору.

- Придёшь завтра вечером? – спросила крестьянка.

Ноктис тогда так ничего и не ответил, молча покинув дом. Однако себе он уже поставил галочку, что придёт. И он пришёл сразу же после заката, как только солнце скрылось за горизонтом. На этот раз Клэр без лишнего упрямства и препирательства впустила его в дом, как и последующие разы.

Ноктису нравилось беседовать с Клэр. Не то чтобы она отличалась от других женщин, с которыми он раньше имел дело, просто они все были вампиршами, а тут... целый оборотень. Ему казалось странным, как до сих пор не разоблачили, не узнали, кем она является, и не вздели голову на пику. Однако интересоваться не стал.

- Клэр. - Ноктис, тихо подойдя со спины к крестьянке, опустил подбородок на хрупкое женское плечо, чего она совсем не ожидала. Об этом красноречиво сказала пробежавшая дрожь, и сама Клэр напряглась. Он это почувствовал, но разрывать маленькую дистанцию не стал. – Пойдёшь со мной?

- Я не могу, - ответила девушка, дёрнув плечом в попытке скинуть голову вампира с него, ощущая неприятную близость его губ к шее. Так и смотри, клыки вонзятся! – Мне надо присматривать за сестрой...

- Снова ищешь предлог.

Клэр не услышала в его нотах раздражения или поднимающегося гнева. Вообще отсутствие таких негативных эмоций её иногда раздражало и даже злило. За неделю, что она общается с вампиром, она успела неплохо его изучить и даже лучи солнца, под которые он изредка попадал, не вызывали у него никаких эмоций, кроме спокойствия.

- Да. Ищу, - не стала отнекиваться крестьянка и снова дёрнула плечом, но на этот раз сильнее, так что голова вампира, наконец, всё-таки соскользнула, чему она была немыслимо рада. Пугала её эта близость. – Куда ты хочешь меня потащить? – поинтересовалась она, обернувшись, и снова столкнулась с этими спокойными и невозмутимыми глазами цвета индиго.

- К себе домой. В замок Таймора.

- Нет, - твёрдо произнесла Клэр и отвернулась, продолжив резать овощи. Ещё компании вампиров ей не хватало!

Однако она недооценила природного не упорства, а самого настоящего упрямства Ноктиса.

- Ты сначала подумай над моим предложением, - стукнув пальцем по столу, попросил Ноктис и бросил взгляд в окно. Это был первый раз, когда ему хотелось уйти раньше обычного. У него возникало такое ощущение, что Клэр вообще никуда не хочет уходить, и дай ей волю, она всю жизнь просидит в Ривервуде, работая в поле.

Это был действительно первый раз, когда Ноктис ушёл раньше обычного. За всю неделю, что они общаются, ещё не разу не происходило между ними разлада. Раньше единственное, что их разделяло, было нещадно палящее солнце и пасмурная погода, а теперь к этому примешалось ещё вдобавок и недопонимание.

Ноктис пришёл снова домой к Клэр, но уже через два дня, которые он провёл в охоте на диких зверей, к сожалению, насытиться вдоволь он так и не смог. Вкус крови братьев меньших претил и был не таким, как у людей. И он понимал, что пора... пора возвращаться домой.

Клэр встретила вампира отстранённо и старалась вести себя так, словно и не было неприятного разговора, который до сих пор сохранил неприятный осадок.

- Тебя долго не было, - тихо произнесла она и обернулась, опечаленным взглядом смерив вампира, и снова отвернулась, низко опустив голову, не желая сталкиваться с глазами вампира. Она боялась, что он снова поднимет тему касательно его приглашения в замок. Что она там будет делать?

- Ты подумала над моим предложением? – поинтересовался Ноктис и снова подошёл к Клэр со спины, по старой привычке опустив подбородок той на плечо в опасной близости от шеи. Но на этот раз девушка не вздрогнула. Начинала привыкать к этому жесту. Да и близость так уже не пугала.

- Нет, - ответила Клэр, - что я там буду делать? Перспектива быть пищей меня не радует, - призналась она и повернулась к вампиру. Он опечалено смотрел на неё, но снова ничего не сказал. Это ей не нравилось. Она понимала, что рано или поздно, но Ноктис уйдёт. Он не сможет вечно жить где-то в лесу, приходить вечером... Ведь ему что-то нужно. И это не вопрос, а утверждение, которое она не решается сказать вампиру.

Мужчина, поддавшись слабости, по-хозяйски обнял девушку, что начала сопротивляться против таких уж слишком решительных действий, и притянул её к себе. И впервые в жизни она удостоилась сердитого взгляда с его стороны. Ему уже надоело ходить вокруг да около.

- Тогда скажи: чего хочешь ты? – спросил он.

- Для начала я хочу, чтобы ты меня отпустил, - недовольно проговорила Клэр, упершись ладонями в грудь вампира и пытаясь увеличить дистанцию, но он, словно назло ей, сильнее притянул к себе, заставляя уткнуться в грудь и невольно вцепиться в его плечи.

- Клэр, такие, как мы, будь то оборотень или вампир – хищники, - прошептал Ноктис и наклонился, коснувшись холодными губами края уха крестьянки. – Как бы тебе ни хотелось, но в обществе ты не приживёшься. Ни ты, ни я. Мы чужие. Мы волки в овечьих шкурах.

Девушка стиснула зубы, что они даже заскрипели, и она, далеко не с женской силой, оттолкнула вампира. Но его капкан вокруг её плеч и талии сжался лишь сильнее, и, запутавшись в собственных ногах, да и не вовремя подвернувшаяся под ноги кошка сделала своё дело – Ноктис снова оказался на лопатках, больно ударившись головой о пол. Клэр повезло больше. Она приземлилась на такой мягкий коврик, коим собой представлял мужчина.

Клэр, упершись ладонями в грудь, отстранилась, сверху вниз смотря на Ноктиса. Он был холодным, а она – горячей, и от этого создавался такой контраст двух стихий, как лёд и пламя. Однако согревать эту ледышку у неё не было никакого желания. Но, несмотря на бегающие мурашки кожи, крестьянка продолжила лежать, ожидая, когда вампир соизволит её отпустить. Однако как было уже понятно, он этого делать не собирается.

- Наклонись, - потребовал Ноктис, бегло осмотрев лицо девушки и остановив взгляд на пересохших губах.

- Укусить хочешь? – прошипела Клэр, прищурившись, и напряглась всем своим естеством.

Грязно, далеко не по-аристократски выругавшись, вампир резко перевернулся, подмяв женщину-оборотня под себя и с недовольством посмотрев в голубые глаза, что метали в него молнии и, если бы люди научились убивать взглядом, она за эти пару секунд раз тридцать отправила бы его на тот свет.

- Отпусти! – прорычала Клэр, и её лицо перекосило ещё большей злобой, когда она увидела, что её слова не возымели никакого эффекта.

- Не отпущу, - одними устами вымолвил Ноктис и наклонился. Девушка под ним задрожала сильнее, начав с силой бить по груди и предпринимать яростные попытки вырваться. Однако мужчина их быстро прекратил, поймав её руки и заведя их ей над головой, прижав к холодному полу. – Не сейчас, - приглушённо выдохнул он и, наконец, коснулся её обветренных губ, и он не смог не отметить, что её губы такие тёплые, такие мягкие и нежные, несмотря на то, что обветренные.

Однако в следующую секунду Ноктис был вынужден отстраниться по вине Клэр, что прикусила ему нижнюю губу, с ещё большей яростью посмотрев в глаза вампира.

- Что тебе от меня нужно?

Мужчина тяжело вздохнул и разжал ладони, отпустив тонкие от природы худощавые кисти рук. Он поднялся на ноги. В какой-то момент он почувствовал некую долю обиды. Всё-таки редко когда женщины воротили от него нос, а крестьянки и подавно. Но, видимо, это всё кровь оборотня, неуправляемого зверя руководит ею.

- Я просто хочу забрать тебя, - ответил Ноктис и протянул руку Клэр. Но она расценила это как приглашение уйти вместе с ним и поэтому, как и в предыдущий раз, проигнорировала протянутую руку помощи и поднялась на ноги самостоятельно, отряхнув потрёпанное платье.

- Не пойду я в Таймор, - упрямо произнесла крестьянка. Она всё ещё злилась за этот... поцелуй, если его можно таковым назвать. И этот вампир!.. Он вторгся в её пространство. Это злило.

Ноктис вздохнул и медленно зашёл за спину недовольной и злой Клэр. Он не собирался отступать от того, что затеял. Он заберёт с собой девушку. Её в Ривервуде ничего не держит, кроме её собственного нежелания отсюда уходить.

И он забрал. Никто из жителей Ривервуда не обратил внимания на бессознательную крестьянку, что была в руках мужчины, который быстро скрылся в тёмном лесу с далеко не лёгкой ношей, как могло бы показаться на первый взгляд.

О Клэр в деревне быстро забыли, и только заботливая младшая сестра Сера пыталась найти её.

Что произошло с вампиром, которому приглянулась с виду хрупкая крестьянка, и что случилось с женщиной-оборотнем, история умалчивает. Однако в соседних городах поговаривали, что видели мужчину и женщину, похожих на того самого вампира и на пропавшую крестьянку, и, что немаловажно, они путешествовали вместе. А кто-то поговаривал, что он утащил свою несостоявшуюся жертву в замок Таймора против её воли...

Что из этого правда, а что вымысел – знают только Ноктис и Клэр.
Утверждено Mimosa Фанфик опубликован 20 января 2014 года в 16:19 пользователем Вдова.
За это время его прочитали 556 раз и оставили 1 комментарий.
0
Вдова добавил(а) этот комментарий 01 февраля 2014 в 02:50 #1
Вдова
Здравствуйте!
Начало – я планировала писать именно в таком стиле на протяжении всего текста, но вот на этапе: «Однажды осмелившись после захода солнца, Ноктис покинул прохладную пещеру и направился в деревню» всё пошло немного не так, как я планировала и как бы я не пыталась выдержать текст, всё же не получилось. Изначально должно было получиться, что Ноктис так и не решился подойти к Клэр и вовсе не предпринимал никаких попыток сблизиться, и всё завершилось тем, что он, в конце концов, ушёл.
Что касается концовки – поскольку текст небольшой решила пусть читатель сам додумает, чем всё завершилось у Ноктиса и Клэр: может, они поубивали друг друга, а может и наоборот... В любом случае, что придумал себе читатель – то и будет.