Наруто Клан Мультифэндом Фэндом Другие аниме и манга Глава 14. Гитарная струна

Глава 14. Гитарная струна

Раздел: Фэндом → Категория: Другие аниме и манга
- Господин, почему вы так расслаблены в присутствии этих шаманов? – прошептала Канна, вытирая руки после удачного ужина и поглядывая в сторону, где сидела компания Йо и счастливо жевала оленину, - вы не боитесь, что они разузнают ваши боевые приемы?
- Даже если и узнают, - лениво протянул Асакура, лежа на траве с закрытыми глазами, - это не значит, что смогут победить. Им здесь неделю осталось сидеть, а у меня познание моих сил заняло тысячу лет.
- Хм, - ответила Канна, ненароком взглянув на Анну, что сидела неподалеку и старательно вырисовывала иероглифы, давая Опачо возможность нагнать её, - и все же… вы слишком близко подпускаете к себе этих людей.
- Тебя беспокоит Анна? – таким же ровным голосом произнес шаман, - она здесь живет уже больше полугода, а ты только сейчас об этом заговорила, Канна?
- Простите, господин, - вдруг замолчала девушка.
- Я понимаю твои переживания, Канна, - юноша присел и потянулся, - но прежде чем разузнать мои слабости, Анна должна разузнать саму себя. Эта девушка сама в себе запуталась, сейчас ей меньше всего хочется переживать о моих проблемах.
- Эй, Канна, смотри! – веселая Матти размахивала своими косичками, в которые были вплетены бисер и ленты – старательная работа Пирики.
- Дура! – буркнула Канна, закуривая сигарету и ловя на себе недовольный взгляд Хао. Покраснев, немка тут же замолчала и нервно закурила.
- Хао-сама, Хао-сама! – переполненная восторгом воскликнула Опачо, поднося ему свою работу и прыгая перед ним на своих маленьких ножках, - смотрите! Анна-сан сказала, что я молодец!
- Хм, – усмехнулся шаман, смотря на малышку, - и правда, Опачо. У тебя отлично получилось.
- Правда?! – малышка прижала к груди лист пергамента и засияла от счастья, тут же направляясь обратно к Киояме, - Анна-сан, Анна-сан! Хао-сама меня похвалил!!!
- Разве это не прекрасно? – легкая улыбка коснулась лица итако, и она ненароком взглянула на шамана, что мягко оглядел её.

Йо медленно дожевывал кусок мяса, наблюдая за этой картиной и чувствуя возрастающее раздражение. И почему они ведут себя, словно семья? И Анна вечно улыбается, хоть и пытается это спрятать…
- Эй, какие люди! – воскликнула Матти, смотря вдаль. Из леса показались две тени, и вскоре обе компании могли наблюдать за приближением братьев Дзен, что волокли за собой свои музыкальные инструменты и сияли радостными лицами.
- Эге-ге! – помахал рукой один из братьев, - давно не виделись!
- Куда пропадали, парни? – спросила Канна, освобождая место гостям.
- В городе столько новых людей! Мы начали пользоваться популярностью! – радовались братья.
- Уверен, что это так, - улыбнулся Хао, - всегда уважал музыкальных людей.
- Хао, ты любишь музыку? – беспардонно обратилась к шаману Пирика, покидая свою компанию и садясь рядом с Матти.
- Хао-сама не просто любит музыку, - ответила Матильда, - у него отличный слух и голос!
- Правда, что ли? – удивилась северянка.
- Хаха, помнится, Йо тоже хочет стать рок-гитаристом? – засмеялся Манта, отчего младший Асакура только покрылся румянцем, наблюдая на себе взгляды.
- Йо-сама все время втихаря брал гитару Микихисы-сама и учился играть, - улыбнулась Тамао, но тут же замолчала и раскраснелась.
- Учился… но не так хорошо играл, как отец… - пробубнил Йо, опустив взгляд скромно.
- Похоже, музыкальность – это у вас семейное, - усмехнулся Юсуи.
- Музыкальность, очарование и любовь к блондинкам! – пытался пошутить Чоколав, но пустые взгляды и молчание заставили его сглотнуть и усесться на место. Только Пирика и начала заливаться смехом, однако заметив на себе непонятливые взгляды, девушка тут же замолчала.
- Неудивительно, что Анна от них сбежала… - прошептала Марион на ухо Канне, отчего та только усмехнулась.
- Ребята, сыграйте нам! – воскликнула Матти.

Йо не оставалось выхода, кроме как последовать за друзьями, что медленно передвинулись со своих мест поближе к компании Хао Асакуры. Веселая музыка и струны гитары наполняли лес, и ночь приобрела некий дружелюбный оттенок. На секунду Йо даже показалось, что было бы хорошо забыть о Турнире и просто вот так наслаждаться свободой, жизнью. Однако, понимание того, что завтра он пойдет на серьезный шаг при встрече с Сати, ему стало не по себе. На секунду ему подумалось, что он делает что-то неверное. Даже Хао сейчас казался… роднее. Было бы здорово, если бы он мог быть настоящим старшим братом, нежели мировой опасностью.
Даже Анна не обращала внимания на всю ситуацию – казалось, она смирилась со своей судьбой. Сейчас она мирно наслаждалась баловством с Опачо, которая так старательно вырисовывала портрет Хао – хоть и полностью кривой, что даже у Анны вызвало смешок.
- Хао-сама, а почему бы вам не сыграть? – обратился к Асакуре один из братьев Дзен. Все удивленно уставились на огненного шамана, выжидая.
- Не сейчас, - опешил Хао от такого внимания, пытаясь расслабиться.
- Да ладно вам! – настаивали те, - ну хоть разок!
- И правда, - подала голос только что появившаяся Харума, - давно хоноо не касался струн.
- Ты и вправду играешь? – тихо спросила Анна, обратив внимания на Хао. Её взгляд, казалось, заставил его тут же передумать. Не то, чтобы ему хотелось выпендриться, но медленное приближение Йо к её месту заставило огненного шамана пожелать обратить на себя больше внимания этой девушки.
- Пристали, - вздохнул он, забирая гитару у музыкантов. Положив её удобно на свои колени, он на секунду замер, подумал, и вдруг пальцами прикоснулся к струнам.
- Ух ты… - прошептала Пирика, - как красиво.
Легкая, незамысловатая мелодия становилась уверенней и громче, и через минуту, Хао, казалось, забылся.
- Ой, сейчас запоет! – прошептала Матти, толкнув Пирику в плечо и выжидающе смотря на господина.
Запоет? Ещё и этого не хватало, подумала Анна. Вся толпа и так с него глаз не сводит, а сейчас, кажись, растают в этом очаровании и идиллии. Хотя, это всяко лучше, чем вечная война. Мысли Анны были прерваны знакомым, мягким голосом, что заставил её резко поднять голову и замереть.
-
Старался держаться поближе к тебе,
Но вмешалась жизнь.
Старался привыкнуть к тому, чтобы быть подальше,
Но, кажется, зря.

Удержи реку,
Дай мне заглянуть в твои глаза.
Удержи реку, чтобы я
Мог остановиться на минуту
И увидеть, где ты прячешься.
Удержи реку, удержи реку.

В мелодию вмешались ловкие руки одного из Дзен, что мягко постукивал по чехлу от своей гитары, словно в такт. И Харума не отказалась поучаствовать, достав бубенцы и пританцовывая в сторонке, кружась вокруг своей оси.

Однажды в прошлой жизни
Мы улетели на крыльях в небо.
Но сейчас мы настигнуты приливом,
А те дни проносятся перед глазами.

Теплый взгляд вдруг бросается в серые глаза, и Анна чувствует необъяснимый прилив эмоций, вперемешку со смущением, неловкостью, восторгом и интересом. Было странно слышать его голос и видеть его бездвижный взгляд на себе. Анна огляделась, в надежде на то, что никто не заметит такого внимания Асакуры к ней, но остальным, кажется, было все равно. Их взгляды были прикованы лишь к огненному шаману, что открывался с новой стороны.

Удержи реку,
Дай мне заглянуть в твои глаза.
Удержи реку, чтобы я
Мог остановиться на минуту
Рядом с тобой.
Удержи реку, удержи реку.

Удержи реку,
Дай мне заглянуть в твои глаза.
Удержи реку, чтобы я
Мог остановиться на минуту
И увидеть, где ты прячешься.
Удержи реку, удержи реку.

Бубенцы Харумы звенели радостно, весело. Её длинное платье развивалось в танце, а босые ноги мягко опускались на траву в цыганском танце. Даже Опачо счастливо подпрыгивала рядом с женщиной, восклицая и радуясь. Пирика и Матти похлопывали в такт в ладони, и звонко смеялись.

Одинокие воды, пустынные воды,
Не сбивайте с пути,
Позвольте нам обнять друг друга.
Одинокие воды, пустынные воды,
Не сбивайте с пути,
Позвольте нам обнять друг друга.

Удержи реку,
Дай мне заглянуть в твои глаза.
Удержи реку, чтобы я
Мог остановиться на минуту
Рядом с тобой.
Удержи реку, удержи реку.

Удержи реку,
Дай мне заглянуть в твои глаза.
Удержи реку, чтобы я
Мог остановиться на минуту
И увидеть, где ты прячешься.
Удержи реку, удержи реку.

Йо с восторгом смотрел на брата, что так ловко играл пальцами по струнам, и не мог поверить в то, что Хао был так талантлив в этом. Даже Микихиса не мог похвалиться такой прекрасной игрой на собственной гитаре. Вот было бы здорово, если бы Хао смог научить Йо такому… хотя… кого он обманывает? Эта идиллия лишь продлиться на минуту. Вскоре они вновь вернутся по разные стороны, и каждый из них будет преследовать свои интересы, повернувшись друг к другу спиной. А Анна… а к кому повернется Анна? Выберет ли она Хао… ведь она так чисто и глубоко смотрит в его глаза сейчас? Кажись, остальных и вовсе не было рядом – лишь они.

Одинокие воды, пустынные воды,
Не сбивайте с пути,
Позвольте нам обнять друг друга.

Гитара замолчала, голос утих. Послышались радостные выкрики, восторги. Анна молча встала с места и направилась к лесу, чтобы скрыться от этой суматохи и шума.
Скрываясь в густой чаще, итако остановилась на краю того самого обрыва, где когда-то признала свои чувства к этому наглецу. Так хотелось, чтобы дождь вновь обнял её в свои мокрые объятья, чтобы она могла вытиснуть эти эмоции наружу, закричать и зарыдать в голос. А дождь её прикрыл бы…

Это так нечестно. Почему эти чувства кажутся чужими? Почему итако все это время кажется, что в ней сидит другой человек, который рвется наружу? Был ли это её демон? Или она сама? Но… она ведь так давно обрела контроль над своим демоном, она осознала свои страхи… что же не дает ей покоя?
- Анна-чан? – раздался тихий голос.
- Что со мной? – прошептала Анна, присев на траву и обняв колени, - почему я так себя чувствую? Почему мне хочется кричать и плакать? И убежать… ото всех.
- Хм, - улыбнулась женщина, садясь рядом с Анной и смотря на звезды, - знаешь, когда я встретила отца Хао, я себя так же чувствовала.
- Асаноха-сан… - прошептала Анна, - мне страшно…
- Чего ты боишься, дитя мое? – мягко спросила женщина, смотря на девушку.
- Я боюсь, что это не приведет ни к чему хорошему. Я боюсь, что это закончится, и я останусь вновь в одиночестве, с этими чувствами. Я бы хотела, чтобы их не было.
- Ты боишься, что он сделает тебе больно? – прошептала Асаноха, - ты не уверена?
- Мне страшно, потому что я не знаю, кто я на самом деле. Я не знаю, вызваны ли эти чувства мною самой, или моим прошлым? – спросила итако, посмотрев на звезды и вздохнув.
- Слушай свое сердце…

Тишина в лагере была потревожена лишь пением сверчков и легким ветром. Ночь была в самом разгаре, и Анна тихо пробиралась сквозь мокрую от ночной росы траву, проходя мимо тлеющего костра.
- Анна-сан? – раздался тихий голос Опачо, что выползла из своей палатки, потирая глаза.
- Ты не спишь, Опачо? – удивилась Анна, помогая малышке встать с колен.
- Я не могу уснуть, - ответила та сонно.
- Хм, - улыбнулась итако, - иди сюда.
Малышка медленно подошла к Киояме и забралась той на колени, прижимаясь головой к груди итако. Анна прикрыла малышку лежащим на земле плащом Хао и медленно начала покачивать Опачо из стороны в сторону.
- Знаешь, у меня никогда не было мамы… - прошептала Анна, смотря на звезды, что так и притягивали её сегодня.
- У Опачо тоже не было мамы, - прошептала малышка, закрывая глаза, - только Хао-сама.
- Хм, - легкая улыбка коснулась губ Анны, - он тебе пел колыбельные?
- Колыбельные? – удивилась малышка, - что это?
- Это песни, которые мамы поют, чтобы малыши засыпали.
- Анна-сан знает колыбельные? – спросила Опачо, поежившись.
- Нет, Опачо, не знаю, - грустно ответила Анна, вздохнув.
- Анна-сан знает другие песни? – спросила Опачо, смотря своими лучистыми глазами на итако, - спой песню. Это будет колыбельная для Опачо.
- Нет, - покачала головой Анна, - я не умею петь…
- Пожалуйста! – прижалась Опачо, - тогда Опачо не будет злиться на Анну-сан никогда! Опачо будет любить Анну-сан! Опачо нарисует Анну-сан!
- Упертая же ты… - вздохнула Анна, продолжая укачивать малышку, - ладно… но не жалуйся потом!
- Хм, - засияла Опачо и закрыла глаза, выжидающе задержав дыхание. Анна на секунду помешкалась и слегка покраснела. Однако, все спят, и рядом никого. Присев на бревнышко, Анна вздохнула. И что же ей спеть?
- Тебе подыграть? – раздался мягкий голос. Киояма вздрогнула.
- Хао…
- Тогда быстрее от неё избавишься, - усмехнулся он, садясь напротив Анны на траву и беря в руки гитару, - напой, а я подыграю.
- Ни за что!
- Пожалуйста, Анна-сан! – взмолилась Опачо.
- Нудные! – пробубнила Анна, - только не смотри на меня! Сиди и брямкай на своей гитаре.
- Хорошо, - улыбнулся Асакура и настроил гитару.
Анна сглотнула и попыталась справиться с нарастающей неловкостью и горящими щеками. Прижав Опачо к себе посильнее, она прочистила горло и взглянула в небо, чтобы не сталкиваться с глазами Хао.
-
Я росла без друзей,
И научилась одиночеству.
Я, только я, только я,
И внешне все хорошо.

Звук струны, и мелодия обрела смысл. Легкая, незамысловатая, постоянная. Анна настроилась в такт и покачивалась из стороны в сторону, выпуская голос, что плавно накрывал поляну и звонко разносился по ветру – чистый, нежный, сладкий голос, что грел слух. Казалось, ветер подыгрывал самой итако, разнося её голос эхом.
Йо аккуратно отодвинул полог своей палатки и тяжко вздохнул. Её голос был волшебным. Эта семейная идилия так согревала, что он даже не посмел нарушать эту гармонию. Она - яркая звездочка, звонкая и ясная. А Хао - темное, просторное небо, без которого звезды не было бы видно.

Мне нравится читать в одиночестве,
Так что я просто останусь здесь,
Только здесь, здесь, здесь,
И внешне все хорошо.

Я часами сижу наедине в своей комнате с луной,
И думаю о тех, кто знает мое имя.
Будут ли они плакать, если я умру? Вспомнят ли мое имя?

Итак, я собрала вещи, покинула дом и отправилась вдаль,
От своего прошлого, и я смеялась.
Смеялась, смеялась, смеялась,
И звучит, что внешне все хорошо.

Иногда я теряюсь, иногда путаюсь.
Иногда я нахожу,
Что я не в порядке,
И я плачу, плачу, плачу.

Я часами сижу наедине в своей комнате с луной,
И думаю о тех, кто знает мое имя.
Будут ли они плакать, если я умру? Вспомнят ли мое имя?

Гитара мягко прекращает звучать, и лишь тихое сопение раздается посреди поляны. Асакура медленно встает и забирает Опачо из рук Анны, скрываясь в её палатке. Анна лишь смотрит пустым взглядом на гитару, одиноко лежащую на траве и вздыхает. Слышаться шорох, и Анна смотрит в карие глаза своего хоноо, который на секунду глядит на неё, а потом скрывается в своей палатке. Неразделимое одиночество и грусть наполняют итако изнутри, и она опрокидывается назад, касаясь головой мягкой травы. Луна ярко освещает её лицо, и мягкие звуки струн все ещё раздаются в голове.
Итако медленно встает и направляется в свою палатку. Секунду подумав, Анна уставилась на соседнюю палатку. Кругом было тихо, спокойно. Ветер стих, словно оставил её одну, наедине с собой. Хотелось ли ей быть сейчас одной?
Вздохнув, итако делает шаг, второй, третий… и отодвигает подол палатки. Запах корицы наполняет легкие, слабый свет от тлеющей свечи падает на карие глаза, и итако смело делает шаг вперед. Её палатка сегодня ночью будет пуста.
Мягкие пальцы касаются её запястья и притягивают к себе. Анна делает вновь шаг вперед, и теплые руки обхватывают её талию, а голова хоноо прижимается к её животу. Пальцы итако путаются в длинных волосах, и она мягко проводит ладонью по голове.
- А я думал, что мне придется к тебе пробираться… - шепчет он.
- Я могу уйти…
- Останься.

Лежа на постели и смотря друг другу в глаза, они медленно переплетают ноги друг друга.
- Твоя песня была грустной… - вновь шепчет он, - ты в порядке?
- Просто тоска, - отвечает она, пододвигаясь ближе.
- Тебя что-то беспокоит?
- Ты…
Он вплотную приближается к ней, касается её губ своими и накрывает их теплым поцелуем. Руки обнимают её крепче, а её хрупкие пальчики блуждают по его спине. Она вздыхает от минутного ощущения тяжести на себе, когда он переворачивается на неё, и его длинные волосы щекочут её нос.
- Я здесь.
- Я знаю, - ответила она, обнимая его сильнее.
- Я не уйду, пока ты этого не попросишь, Анна, - шепчет он ей на ухо и раздвигает её ноги, при этом ласково проводя рукой по её бедру.
- А если никогда не попрошу? – шепчет она ему на ухо и сдерживает стон, чувствуя проникновение внутрь себя.
- Тогда тебе жить подле меня вечность… - его голос почти теряется в тишине и щебетании кузнечиков.
- Ладно… - шепчет она вновь и прикусывает губу, чтобы не издать громкий стон. Все нутро горит, и она обнимает хоноо руками и ногами, лишь бы испариться в этом пламени, что так нежно обжигает её.
Всхлип, и слезы текут по её щекам, но она всеми силами держит это в себе.
- Анна? - взволнованно останавливается он, смотря в её серые, почти прозрачные глаза, - ты чего?
Она лишь качает головой и слегка двигается вперед, говоря ему не останавливаться. Асакура не стал настаивать, и лишь продолжил. Однако, его мысли были перепутаны. Что же её так тревожит? Почему она так пересиливает себя? Он знал, что дело было не в том, что они сейчас занимались любовью, и что он целовал её мокрые щеки и сжимал в своих объятьях. Возможно, она просто наконец выплескивает накопленные эмоции? Было ли это криком души?
Он на это надеялся, ведь даже заснув, она крепко прижималась к нему, плача во сне. Он не знал, что делать. Лишь надеялся, что ей полегчает. Ведь Анна Киояма никогда не плачет. Но, раз она делает это перед ним – для него это честь.
Она, наконец, доверяла ему полностью…

___________________________________________________________
Песня Хао: https://www.youtube.com/watch?v=mqiH0ZSkM9I&feature=player_embedded

Песня Анны: https://www.youtube.com/watch?v=WD7eOgBp6UU
Утверждено Aku Фанфик опубликован 03 октября 2017 года в 19:44 пользователем Aku.
За это время его прочитали 71 раз и оставили 0 комментариев.