Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

«Отражение» Часть 1

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Трагедия/Драма/Ангст
«Самый страшный враг наш – мы сами. Самый ужасный страх наш – отражение души нашей. Самый необузданный зверь – внутренний голос наш».

Из Священного писания Фей Неба.

- Капитан, они нас окружили. Какие будут указания?

В маленьком, прикрепленном к уху наушнике, послышался короткий смешок, и молодой паренек, скрытый от посторонних глаз в тени закоулка, сразу же понял всю глупость своего вопроса.

Ответ был и так очевиден.

- Рвем напролом, нахер стратегию!

Младший лейтенант повстанческой организации «Fairy tail» усмехнулся, крепче сжав лазерную винтовку и полностью заряжаясь задором звенящего в динамике голоса.

- Вас понял, капитан!

***


Много ли нужно, чтобы мир разделился на два лагеря?
Войска? Оружия? Массы разгневанных людей?
А может, только одно слово?

Для разделения этого мира было достаточно лишь человека.

Сейчас никто не мог сказать точно, из-за чего началась эта вражда, что именно сделал Этот человек и отчего вдруг люди перестали верить в Мир во всем Мире, предпочтя светлому будущему бесконечную войну. Но одно люди помнили точно: тысячи лет назад на мир спустились Феи Неба, смертоносные твари, способные в одночасье превратить могущественные города в горстку пепла. Они пришли не чтобы убивать, а чтобы дать жизнь людскому, гниющему народу. Они принесли знания и умения своей расы, они принесли свое оружие и подарили людям свой огонь.

Забылось давно, что именно произошло когда-то. Возможно, Великая Война или же Битва… а может и просто Изгнание, но сейчас Феи Неба прятались в глубинных пещерах, погруженных в глубокий, непробудный сон, ведь подаренные знания в неумелых руках превратились в угрозу и образование огромной Федерации, подчинившей себе весь мир.

***


В длинном пустом коридоре никого не было, и если бы не одиноко покачивающаяся на сером потолке помутневшая от времени лампочка, длинный пустой коридор погрузился бы в пугающую тьму, освещенную лишь серебристым сиянием луны.

Но для этого парня, что свет, что тьма – никакой разницы не имело, и он продолжал ступать бесшумно по покрытому мелким сором полу, готовый в любой момент отразить внезапную атаку. Все в его движениях говорило о нетерпении и желании ускорить ход, но шестое чувство, которому капитан повстанческой армии Нацу Драгнил доверял безоговорочно, говорило об опасности, и хоть пустой коридор, представший открытой, безопасной дорогой нисколько не походил на источник опасности, Нацу предпочел довериться внутреннему голосу.

Капитан недоумевал: все прекрасно знали, что в подобных операциях он не силен! Расхерачить тут все к чертям собачьим?! Пожалуйста! Он и огоньку подбавит, и на спецэффекты не поскупится, и камня на камне не оставит. Но руководить исследовательской группой по объединению с каким-то там шпионом и разведкой по предоставленной этим шпионом информации было явно очень проблематичной задачей!

Во-первых, он ненавидел скрываться! Даже сейчас его подмывало скинуть специально подогнанный под него «Хамелеон»*, с громким кличем вытащить любимый огнемет и поджарить тут все до сизого пепла! Но нет, нельзя. И не то, чтобы он боялся руководства – старик только отчитает. Страшнее всего было попасться под горячую руку персональной Ведьме всея «Fairy tail», которая не растрачивалась на болтовню, а сразу доставала свой боевой тесак (как его прозвал Нацу) и в такие моменты оставалось только взывать к всевышнему, чтобы он смилостивился и сохранил его бренную тушку в ценности и сохранности!

Во-вторых, он, черт возьми, боец, а не какой-то захудалый шпион под прикрытием. Хотя, одно все-таки грело душу.

Усмехнувшись, парень не сдержался и поправил у самого носа скрывающую пол-лица маску. По коже пробежали мурашки, а где-то внутри зародилось и распространилось чувство удовольствия! Черт возьми, он же сейчас вылитый ниндзя! Прям как в старых японских боевиках, где облаченные во все черное бойцы, бесшумно крадясь по безлюдным коридорам, оставались невидимыми для других, не смотря на то, что «Хамелеонов» тогда даже не изобрели! И это было реально круто! Круче крутого! Круче даже бойцовских тараканов с нунчаками на перевес, кричащими боевое «И-ха!». Хотя… крутость двух этих явлений все же, наверное, одинакова.

Порешив на этом, Драгнил прижал ближе холодный небольшой предмет, который мог для незнающих показаться лишь черным фонарем. Однако те, кто был знаком с этой штукой, либо восхищенно замирали, либо уже давно были мертвы. Огнемет «Саламандр» давно стал настоящей легендой не только в среде революционеров, но и даже в кругу Федерации, что не могло не порадовать ее обладателя.

Он был уверен, однажды даже Скарлет падет в бою с ним! И пофиг, что это будет тысяча-охренеть-какая попытка смахнуться! Однажды это все равно произойдет!

Нацу резко остановился, уловив посторонний запах, и, ни секунды не мешкая, установил на «Хамелеоне» режим полной невидимости, встал возле стены. Палец в любой момент готовый спустить курок огнемета покоился на оном, а у самого Драгнила всплыло в голове четкое указание не оставлять мерзких крыс Федерации в живых.

Как только эта мысль пролетела в голове, двери, до которых он уже почти дошел, разъехались в сторону, и в коридор, подозрительно озираясь по сторонам, вышла ничем не примечательная девушка. Светлые волосы, собранные в два хвоста, испытующий взгляд и латексный черный комбинезон со значком сотрудника тайной службы Федерации Фиора, который явно показывал, что девчонка не из простых. Окинув ее взглядом, Драгнил глубоко вдохнул и, направив на приближающуюся девушку дуло огнемета, прицелился.

Она резко остановилась, и Нацу на мгновение показалось, будто девушка его видит. По крайней мере, ее взгляд был направлен в его сторону. Палец дернулся к курку, но в этот самый момент девчонка одним молниеносным движением выхватила что-то из-за спины, и не успел Драгнил понять хоть что-либо, как его левую руку обожгло резкой болью. На костюме образовалось алое пятнышко крови, но рана была не глубокой, и, выругавшись про себя, парень, нацелившись противнику в голову и сердце, кинул два нано-жучка, которые должны были обездвижить жертву на какое-то время. Однако блондинка оказалась не так проста, и вновь что-то сверкнуло у нее в руке, а нано-жучки обесточенные упали на пол.

Блондинка его не могла видеть, – это он знал точно. Значит действовала она сугубо интуитивно… Или же…
Его взгляд вновь скользнул в сторону рук девушки, которая отчего-то продолжала стоять все на том же месте, не делая попыток приблизиться. Если у нее и было какое-то оружие, то оно должно было быть невероятно маленьким, таким, чтобы смогло поместиться у нее в руке.

И он оказался прав: девушка сжимала связку ключей, предназначение которых было неизвестным, но раз с помощью них она могла видеть его местоположение и избегать атак, то игрушка должна быть очень опасной.
Но как бы то ни было, перед ним стоял враг. А с врагами разговор был коротким.

И не медля ни секунды, он направил огнемет на девушку, и, усмехнувшись, нажал на курок. Алое пламя вырвалось стремительной струей, охватывая незнакомку плотной завесой, но она успела увернуться, ловко отскочив в сторону. Часть латексной ткани на плече расплавилась, и на этом месте появился свежий ожог. В ее взгляде явно читалась едкая ненависть, и, нагнувшись вперед, она устремилась вперед, на ходу доставая из-за пазухи длинный черный хлыст.

Знакомый азарт борьбы полностью захватил былого бойца, и, ни секунды не медля, он ринулся ей навстречу, спокойно полагаясь на навыки рукопашного боя.

Эта безмолвная битва больше напоминала танец, в котором оба партнера отдавались делу без остатка. Нацу никогда не полагался на стратегию, предпочитая действовать согласно никогда не подводящей интуиции, в то время как девушка с хлыстом явно действовала согласно собственному плану, и меткие, отточенные движения были тому доказательством.

Драгнил всегда по жизни следовал собственной интуиции, точно зверь, вышедший на охоту, чувствовал, где была опасность, а где ее не было. Зачастую инстинкты брали верх, и его внутренний зверь бросался на добычу, не задумываясь. Однако всегда, в любой битве он «чувствовал» противника, и сейчас, обнажая встроенный в «Хамелеон» клинок и приставляя его к горлу резко остановившейся девушки, он «чувствовал», что эта блондинка не представляет особой опасности, и только поэтому он приставил штык лишь тупой стороной клинка, а не лишил еще одно божье создание жизни.

- Кто ты? – нарочито-медленно поворачивая клинок, который почти невесомо проскальзывал по обнаженной коже шеи незнакомки, спросил Нацу, внимательно смотря в глаза, смотрящие с неподдельным обжигающим гневом.

Девушка не шевелилась, даже, кажется, затаила дыхание, и нельзя было сказать точно, что было острее: его катана или же взгляд оппонента.

- Не отвечаю на вопросы того, кто боится показать свое лицо, - почти выплюнула пропитанные ядом слова.
За одно мгновение в его голове пролетело множество мыслей, но одна выделялась среди других. Он не привык прятаться и сейчас не собирался. Посмотрев по сторонам, Нацу удостоверился, что они стоят в «слепой» зоне камер и, медленно, не опуская клинка, выключил маленькую кнопочку на высоком, скрывающем шею, воротнике.

Словно тоненькие струи воды, защитный механизм «Хамелеона» начал «стекать», показывая перед девушкой ее противника, с самых кончиков ярко-розовых волос до подошвы на вид тяжелых ботинок. До этого лишь чувствовавшая холод лезвия девушка, смогла, наконец, воочию увидеть сверкающую металлическим светом длинную катану, рукоять, обвитая ярко-алыми языками пламени, покоилась в руках капитана повстанческой армии, вид которого вызвал у девушки странную реакцию. Морщинка на лбу разгладилась, а вместо гнева во взгляде появились нотки облегчения.

- Нацу Драгнил? «Саламандр»? – как-то сразу расслабившись, спросила девушка, вдруг широко улыбнувшись и, кажется, перестав обращать внимание на то, что острое лезвие до сих пор покоилось у ее горла.
Нацу удивленно приподнял бровь.

- Откуда вы…

- Меня зовут Люси Хартфилия, - протянув руку вперед, представилась новоиспеченная знакомая. – Тайный шпион «Хвоста феи».

- О, так это вы! – Нацу тут же убрал катану и пожал девушке руку, широко улыбнувшись и потрепав волосы на затылке. – Прости, я просто… представлял тебя старше! А ты вон…

И он неопределенно махнул в ее сторону. Люси улыбнулась, пожав плечами.

- Да и прославленного «Саламандра» я представляла себе не таким, - прикрепив ключи к широкому поясу, девушка махнула в сторону двери. – Что ж, пройдемся, - увидев вопросительный взгляд парня, Хартфелия успокаивающе улыбнулась. – Все камеры в этой части ЦЛФ я перепрограммировала, поместив в программный код записи прошлых дней, так что центр видит сейчас лишь пустые коридоры.

- А ты шаришь, - Нацу улыбнулся, заложив руки за голову, и первым двинулся вперед.

Люси решила этого не комментировать, и лишь легкое замешательство выдало ее удивление. В конце концов, она представляла себе бывалого воина, на счету которого множество сильнейших воинов Федерации, а не совсем еще мальчишку с широкой, неподдельно-детской улыбкой. Впрочем, еще свежие воспоминания о серьезном взгляде хищника, что заставил ее, Люси Хартфелию, известного в узких кругах шпиона, на мгновение почувствовать себя кроликом в ловушке удава, показывали, что это именно тот человек, которого она ждала.

***


Тысяча лет назад.

- Что это значит? – подобно раскату грома, эхом раздалось грозное рычание смертоносного зверя, который, встав во весь свой могучий рост, взирал сверху вниз на маленького человечка.

Человек же, не смотря на представшее перед ним существо, только ухмыльнулся, и металлический отблеск на секунду промелькнул в его алых, точно кровь, глазах.

- Вы изгоняетесь из этого мира, Феи Неба, - торжественно произнес юноша, и его голос отразился страшным приговором от сводчатых потолков Великого замка Фаталес. -Уходите туда, откуда вы пришли и не смейте больше касаться земли, по которой ходит людское племя! Улетайте в свой Небесный рай, смертоносные твари! Вы нам больше не нужны…

Громкий разнесшийся за много миль вокруг рык знаменовал войну. Кровавую, бесчестную, потерянную в летописи истории.

И лишь название до сих пор звучит на устах людского племени. Название, отдающееся страхом и болью. Название, которое не забудут никогда.

Название, что носит смысл Войны тысячелетней крови.

***


- Так из-за чего весь сыр-бор?

Они шли по пустому, пугающе-тихому коридору, который казался Драгнилу идентичным прошлому… и позапрошлому. Да и десятью коридорами раннее, но Люси вела его уверенно вперед, и он решился полностью довериться этой странной блондинке.

Хартфелия подняла на него удивленный взгляд.

- А ты не знаешь?

- Не-а, - беззаботно пожал плечами парень, с любопытством рассматривая покрытые трещинами и подтеками стены.

- Ты что же, отправился на задание, даже не удосужившись узнать его сути?

Нацу скучающе посмотрел на потолок.

- Ну, Эрза что-то говорила… но мне стало настолько скучно, что я просто отрубился, а когда проснулся, уже все закончилось.

Умение спать с открытыми глазами было одним из безупречных умений в арсенале Драгнила, и хоть другие с ним не согласились бы, он его считал лучшим и самым полезным. Слушать нудную болтовню для него было страшнее пытки.

Люси решила промолчать, хоть у нее и было множество слов, которые она бы хотела высказать этому… «Саламандру». Но вместо этого она решила показать весь свой профессионализм, не опускаясь до его уровня.

- Я была подослана в ЦЛФ семь лет назад, сразу же после окончания Объединенного Университета Федерации. За первые три года я предоставляла организации всю информацию о «потерянных знаниях», однако эта информация не была достаточно полезной и достойной того, чтобы за нее стоило бороться. Для того, чтобы добраться до более ценных и охраняемых здесь объектов, мне нужно было получить доступ к следующему этажу. До этого никому из наших шпионов не удавалось пройти экзамен на повышение уровня, однако мне это удалось, - нельзя было не отметить сквозившую в ее словах гордость, но она тут же продолжила безэмоциональным тоном. – Мне понадобилось два года, чтобы попасть на уровень С, – на котором мы сейчас находимся, - и на данный момент этаж является отделом секретных разработок, - Люси указала на прикрепленный к груди значок, маленький серебряный дракончик. – Это знак секретной службы Федерации.
Нацу скользнул взглядом по значку.

- Значит, ты влилась в Секретную службу, будучи шпионом «Хвоста феи». Круто.

- Но все равно мой статус не давал мне возможности проникнуть в некоторые сектора уровня С. Для этого нужен был особый доступ, однако это не помешало мне сделать некоторые выводы… Сюда, - она повернула за угол, и они оказались перед высокой железной дверью. В абсолютно гладкую поверхность было встроено несколько рычагов разных размеров, маленькая сенсорная консоль и индификатор личности. Люси повернулась в его сторону, протягивая в его сторону сверкающий чип. – Включи свой «Хамелеон» и прикрепи этот чип к любой части своего тела. Он позволит тебе пройти сквозь охранную систему незамеченным.

Выполнив все указания Хартфелии, Нацу сразу же смекнул, что чип связан с чипом блондинки: в его голове тут же раздался ее голос, который напоминал больше далекие отголоски, нежели полноценный звук. Похоже, прибор был еще в процессе разработки.

- Этот чип позволит нам общаться телепатически, - прозвучали слова в его голове.

Тем временем, развернувшись, Люси скоро ввела комбинацию цифр и прошла всю процедуру идентификации. Быстрым движением нажав на один из рычагов, она отошла чуть назад. Двери тихо разъехались в сторону, открывая обзор на темное, полное людей помещение. Хартфилия, не медля, двинулась вглубь, и Нацу последовал за ней, с любопытством рассматривая все достопримечательности.

Помещение представляло собой огромный шар, на стенах которого располагалось бесчисленное множество этажей, что объединялись друг с другом непрерывно поднимающейся дорожкой, тем самым создавая единую «змейку», не имевшую ни начала, ни конца. Посередине, витая в воздухе, покоилось огромное яйцо, от которого шло невероятное множество проводов. Люди в белоснежных комбинезонах суетились, что-то отмечали в своих паддах и нисколько не обратили внимания на вошедшую девушку. Впрочем, сейчас она была лишь маленькой песчинкой в огромном сплоченном механизме.

- Это Уровень С, известный также, как Уровень Секретных разработок, - вновь раздался голос девушки в его голове. Дав возможность все здесь рассмотреть, Люси двинулась наверх. – Здесь исследуют все, что связано с Великими Знаниями Драконов, - она кивнула в сторону подвешенного яйца. – Это единственный образец детеныша Дракона, доступный на данном этапе человеку. Но я думаю, что в некоторых секретных секторах припрятано что-то более ценное, нежели Дракон, не способный вылупиться.

- Что, к примеру? – Хартфлия не могла видеть, но Нацу с неприкрытым восхищением смотрел на огромное яйцо. На мгновение он даже подумал захапать его и свалить к чертям собачьим.

- Например, то, ради чего вас сюда и вызвали, - Люси свернула вглубь стены, где в хаотичном беспорядке расположились бесконечное множество кресел, за которыми, не обращая ни на что внимания и углубившись в глубины кибер-пространства, сидели информаторы. Эти люди собирали информацию по всему миру, и их главной задачей было укомплектование ее, упорядочивание и предоставление Федерации только самых важных ее крупиц. Обычно это была информация о предательстве, каких-то недовольствах или пропаганде против Федерации. В «Хвосте феи» же был лишь один информатор, и он один противостоял всей этой системе, благополучно удерживая огромный блок, который не позволял этим информатором вычислить их планы и местоположение. Люси прошла мимо них, направившись к небольшой двери, которая опять вывела их в коридор. - За последний год я заметила одну интересную вещь: на подходе лишь к одной комнате была установлена новейшая охрана, лишь к этой комнате был доступ только у главы Секретного отдела, и лишь эту комнату все обходили стороной.

Хартфелия резко остановилась, и Нацу, отвлеченный рассматривание темно-синих металлических стен, в которых были установлены какие-то датчики, врезался ей в спину.

Выпрямившись, он увидел, что они стояли у круглой, во всю стену, двери, возле которой, словно стражи стояли киборги. Насколько мог судить Нацу, из последнего поколения. Киборги класса Премиум.
- Идентификация: Лейла Сердоболия, глава отдела изучения внеземных объектов, вход запрещен, - размеренно проговорил один из них, отличающийся от человека, пожалуй, лишь полным отсутствием эмоций. Хотя Драгнил знал, что при внедрении в их код особой программы можно было исправить этот изъян. Федерация использовала его в том случае, если киборгов отправляли на операцию в качестве шпионов.

Люси несколько раз вдохнула и выдохнула, будто собираясь с духом. На долю секунды Нацу распознал в ее мыслях настоящий тайфун, которые хаотично двигались и запутывали невольного зрителя. Но в одно мгновение они исчезли. Лишь пустота была в ее голове, будто кто-то решил резко нажать кнопочку «выключить»… или стереть невидимым ластиком.

Драгнил удивленно моргнул, когда Хартфелия, мило улыбнувшись, с невероятной скоростью двинулась вперед, доставая свой хлыст. Для него это было началом к действию, и он, не медля, достал свой огнемет, переключив систему на «драконье пламя». Блондинка была не так сильна, как хотела казаться. Это он понял сразу. Отточенные движения были слишком слабы, чтобы противостоять настоящему киборгу не из крови и плоти, который, сохранив на своем лице безразличие, с невероятной скоростью двинулся в ее сторону. Одно мгновение и девчонка уже в его захвате. Хватило бы короткого движения рукой, чтобы она сломалась напополам, вот только капитан повстанческой армии Нацу Драгнил не мог позволить так просто умереть своему товарищу, пусть даже и малознакомому. Уже унесший жизнь одного из киборгов огнемет, полетел на пол, а сам Драгнил, обнажив свою катану, накинулся на успевшего оценить ситуацию в своем механизированном мозгу киборга. Откинув бессознательную девушку, киборг взмахнул рукой, и вместо нее появилось заостренное с двух концов лезвие, которое через мгновение встретилось с катаной Драгнила.
Нацу до этого не раз сражался с киборгами и всегда выходил победителем. Вот только то были киборги низшего и среднего уровня. С Премиум он встречался впервые.

Его преимуществом была полная невидимость и чип, которым наделила его Люси, скрывающий полностью его присутствие. В то время как Премиум обладал огромной скоростью и физической силой, и Нацу понимал, что одного удара стальной руки хватит, чтобы отправить его в нокаут.

Скрестив с ним клинки и встав с киборгом в непосредственной близости, Нацу сразу же понял свою ошибку, и выбивающий дух пинок стал прямым доказательством этого. Перед глазами встала алая пелена боли, а к горлу поднялся неприятный, кислый комок. Медленно сползя на холодный пол, парень откашлялся. По подбородку потекла алая струйка крови, и защитный механизм «Хамелеона» перестал работать, открывая противнику его личность. Усмехнувшись чему-то, Нацу посмотрел на приближающегося киборга.

- Идентификация: Нацу Драгнил, седьмой капитан повстанческой армии «Хвост феи». Статус: разыскивается. Цель: уничтожить.

- Как бы не так, - собирая последние крупицы силы воли, прорычал Драгнил. – Люси, давай!

Очнувшаяся недавно девушка, улыбнулась, включая огнемет Нацу на «адское пламя».

- Жри, красавчик.

Яркий голубой огонь осветил коридор, полностью обволакивая не успевшего увернуться киборга. Искусственная кожа медленно оплавилась, кусками сползая с него на пол, и через мгновение перед ними предстал лишь бездвижный металлический каркас.

Люси обессиленно уронила огнемет, с неверием и огромным облегчением смотря на застывшее изваяние.

- А ты крутая, - улыбка далась нелегко, но это того стоило.

- Ты тоже ничего, - не осталась в долгу Хартфилия.

И оба тяжело вздохнули.

***


Тысяча лет назад.

- Что это, Зереф-сама? – разнесся тихий восторженный шепот. Маленький, укутанный в длинные одеяния человек, склонился над бархатной, обшитой золотыми нитями подушкой. На ней, блистая всеми прекрасными оттенками, покоилась заостренная на конце колба, закрытая хрустальным наконечником. И ярко-красная жидкость загадочно-недвижной субстанцией манила к себе, кажется, шепча нечто волшебное в уши невольного зрителя. Было лишь одно желание: подойти и отпить чудный напиток.

Это человек и хотел сделать, но холодный, заставляющий застыть кровь в жилах голос пригвоздил к месту.

- Не смей, - властно проговорил мужчина, медленно подойдя к маленькому человечку. Одарив его презрительным взглядом темных, завораживающих глаз, Зереф протянул руку вперед, осторожно касаясь хрустальной колбы. По алой жидкости прошлась легкая рябь. Подняв колбу на уровень глаз, юноша плотоядно улыбнулся той улыбкой, которая обычно появляется у человека, достигнувшего своей цели. – Это, мой милый друг, то, ради чего стоило развязать войну. Это… - Зереф бросил взгляд на своего слушателя, который смотрел в его сторону полными восторга глазами. Зереф победно улыбнулся, откупоривая хрустальную колбу и позволяя алым летучим парам двинуться в сторону этого маленького, наивного человека. И лишь когда до этого ссутулившийся паренек выпрямился во весь свой рост, а в его глазах появилась сталь и ярость, юноша вернул пробку обратно. Осмотрев представшую перед ним совершенно новую ипостась, Зереф тихо прошептал: - «Отражение».

***


- Говорит Нацу Драгнил. Начинаем операцию по захвату ЦЛФ. Расхерачим тут все, ребята!

Люси, устанавливающая на стены разработанный «Хвостом феи» барьер, улыбнулась такому напутствию. Впрочем, в их повстанческой армии все были немного двинутыми, так что на мгновение ей показалось, будто она вновь вернулась домой, с вечными гулянками, многочисленными перепалками из-за того, кто надерет задницу Федерации, и прочими подобными мелочами. И только сейчас Хартфилия поняла, как давно не покидала стен этой чертовой лаборатории. Хотя, если все пройдет по плану… то скоро ей и не нужно будет работать шпионом. Сейчас запахло именно тем духом перемен, каких она ждала всю свою жизнь.

Помечтать ей не дал Нацу, который нажал на курок огнемета, направив всю его мощь на препятствие между ними и намеченной целью. Люси взвизгнула, прикрыв лицо руками. Кажется, жар этого огня проникал в каждую клеточку тела, и она побоялась даже представить, что чувствует объект, на которого непосредственно направленна мощь этого оружия.

- Черт! – воскликнул Драгнил, когда пламя стихло, а на двери не было ни царапины. Отбросив огнемет, парень с диким рыком набросился на нее, обрушая всю мощь своего тела. Но опять же, безрезультатно.

- Нацу, - Люси обхватила его со спины, как только поняла, что тот вновь собрался обрушить шквал безрезультатных ударов и тут же почувствовала сильный жар, исходящий от него, запах гари и пота… А еще быстрое сердцебиение под ладонью. – Успокойся. Так просто она не откроется.

Девушка отстранилась, как только удостоверилась, что «Саламандр» успокоился и, подойдя вплотную к препятствию, осторожно приблизила руку к металлической поверхности. Она была испещрена неглубокими бороздами, по которым были протянуты тончайшие лакримы, - особая защитная система, которую обмануть было просто невозможно. Если только не разгадать код. Прямо посередине двери выпирала большая округлая сфера, внутри которой в хаотичном танце двигались маленькие песчинки. Люси знала, что это особые нано-роботы, которые отвечали на функционирование лакримы.

- Отойди в сторонку, – скомандовала Хартфилия, медленно приблизив лицо к сфере. Ее рука осторожно коснулась поверхности двери, которая, не смотря на весь жар огня Нацу, оставалась обжигающе-холодной. Едва-едва касаясь подушечками пальцев, Люси двигала рукой по траектории расположение борозд, которые, соединяясь, напоминали лабиринт, в центре которой и была сфера. – Это займет какое-то вре… ой.

Девушка лишь облокотилась рукой о поверхность, и дверь тут же поддалась. Она не была закрыта.

- Что за черт?

Люси ошарашенно уставилась на приоткрытую дверь.

- Не знаю.

***


Тысяча лет назад.

- Зереф-сама, разве эликсир не должен быть защищен подобающе его ценности? – высокий широкоплечий мужчина задал этот вопрос не случайно. Высокая дверь, которая не представляла особой преграды, не внушала ему доверия.

Но бледнолицый юноша с яркими алыми глазами лишь загадочно улыбнулся.

- Нам не нужно его защищать, - облаченные в черные перчатки руки аккуратно прошлись по идеальным граням хрустальной бутыли. – Эликсир сам способен защитить себя.

И словно в подтверждении этих слов, по поверхности красной жидкости прошлась недовольная рябь. Словно эликсир все чувствовал. Словно он был живым.

Словно ждал своего часа.

***


- «Заклинательница» центру. Мы открыли дверь. Собираемся входить, ждем разрешения. Эй!

Люси возмущенно посмотрела на скрывшегося за дверью парня.

- Мы должны сначала получить разрешение! – возмущенно крикнула она ему в след, на что получила только приглушенный дверью смех.

- Ой, Луиджи, ты такая странная.

- Я Люси, - сжав рацию сильнее, она с несколько секунд засомневалась, но, отринув мешающие мысли, переступила порог. Как только она ступила в комнату, дверь с хлопком захлопнулась. – Черт! Это все из-за тебя! – девушка раздосадовано пнула дверь, словно она была виновата во всех согрешениях. – Ну отлично, рация здесь не работает, - поворачиваясь к Нацу, прошептала Хартфилия, стукнув пальцем по маленькому приборчику.

Однако ответа не последовало.

Подняв голову, она удивленно выдохнула, пораженная внезапно-представшим зрелищем. Яркое, точно пламя, сияние освещало всю большую, пропитанную холодом комнату. Это сияние, пульсирующими волнами распространялись по твердому полу и оббитым кожей стенам, крестом расположившимся лампочкам и покрытым странным узором бордюрам, накрывая двоих непрошеных гостей, и Люси на мгновение показалось, что она могла чувствовать его. Манящее покалывание и зарождающееся желание подойти ближе, дотронуться до покоящейся на бархатной подушке колбе, медленно откупорить и насладиться завораживающим напитком. Чтобы яркий, манящий свет проник внутрь… Чтобы стал единым с ней целым.

Невольно она ступила вперед, загипнотизированная алым светом, всем своим естеством мечтая, наконец, добраться до него и почувствовать, так ли прекрасна мечта, как хотела казаться.

Шаг. Все вокруг потеряло свои очертания.

Два. Только насыщенно-алый огонь перед глазами.

Еще…

И все потухло.

Словно его и не было.

Люси резко выдохнула, непонимающе моргнув, пытаясь согнать еще застилающую взгляд пелену. В груди кололо и, казалось, будто она долго-долго была под водой, не в силах сделать вдох. Сердце бешено стучало, разгоняя раскаленную кровь по венам. Облегченно сделав вдох, девушка подняла голову, в попытке понять, почему алый свет резко погас. И не смогла сдержать удивленного возгласа.

Возвышаясь на позолоченном пьедестале, сжимая в одной руке хрустальную, загадочно сверкающую, бутыль, «Саламандр» стоял недвижимый статуей, и алое облако, кружась и извиваясь, окутывало его, нежно лаская и проникая под одежду. Лицо Нацу было скрыто за упавшей на лицо челкой, которую отчаянно хотелось убрать.

Чтобы увидеть глаза.

И Люси внутренне сжалась, до конца не понимая, откуда появилось это странное, нелогичное чувство страха, которое противными щупальцами обвило сердце. Но оно не давало покоя, кажется, проникая в каждый закуток ее сознания, вопившего об опасности.

Опасности, которой она не замечала.

- Люси, - разнесся низкий шепот, совсем не похожий на громкий голос Драгнила.

- Д-да?

Она лихорадочно пыталась успокоиться, уверить себя, что все в порядке, что перед ней все тот же «Саламандр», с той же широкой, яркой улыбкой и озорным огнем в глазах.

Ведь, так?

Или…

Нацу медленно поднял голову, наконец, показывая скрытые за челкой глаза. И звериный, насыщенно-кровавый, холодный взор, обжег ее, точно огонь.

Последняя надежда разбилась.

***


Священное писание Фей Неба.

Глава 5. Эликсиры. Категория D (Высшая).

«Отражение» - венец творений расы нашей.

Сильнейший и опаснейший эликсир, из ныне существующих. Столь сложен в приготовлении и столь разрушителен в применении, что Высший совет наш уничтожил его рецептуру, оставив единственный в своем роде образец «алого огня».

Не смерть приносит он, не горе и не страдания, но обнажает он несуществующие чувства наши. Стирает истинную сущность, вызывая противоположность всем самым лучшим качествам нашим.

Показывает оно несуществующую ипостась, отражение души нашей…

***


Резкий толчок и удар о стену выбил воздух из легких, заставив девушку, болезненно поморщиться и согнуться пополам. Вот только невероятно быстро оказавшийся рядом парень не дал такой возможности, схватив ее за волосы и заставив поднять голову. Вблизи его глаза действительно горели, и Хартфилия поняла, что это не была игра воображения. Казалось, что всю радужку темно-серых глаз захватила пылающая кровь, которая завораживала, превращая попавшего под контроль зрителя в беспомощного кролика.
Она себя так и чувствовала. Маленьким беззащитным кроликом, завороженным невероятно спокойным удавом.
Нацу мягко улыбнулся, как-то по-особенному, словно впервые видя, обведя ее изучающим взглядом. Никаких эмоций. Только крошечное любопытство, сверкнувшее в алом огне.

- Нацу, - смотря прямо ему в глаза, тихо позвала Люси, все еще надеясь, что он ее услышит. Но ни один мускул на его лице не дрогнул, и, словно, не услышав отчаянного шепота, он мягко провел ледяными пальцами по контуру ее подбородка. От этого невинного прикосновения, девушке захотелось вжаться в стену, зажмурить глаза и никогда их не открывать, но осталась на месте, не отведя взгляда и не попытавшись отступить.

В тот самый миг, как он поднял голову, и она увидела эти нечеловеческие глаза, она поняла, что перед ней уже не тот «Саламандр», которого она знала. Более того, Люси успела оценить опасность лежащего на полу вещества.

«Наверное, какой-нибудь наркотик», - подумала девушка, пытаясь не обращать внимания на холодные, подобные дуновению ветра, касания. – «Теперь нужно понять, как он действует, и привести Нацу в чувства».

Решив, что сейчас безопасней обезвредить Драгнила и уже потом решать, что делать дальше, Люси медленно, все также, не отрывая взгляда от непривычного лица напарника, потянулась к прикрепленной к поясу сумочке с ампулами глубокого сна. Продолжающие поглаживать ее подбородок пальцы вдруг неожиданно замерли, а алые глаза резко устремились в сторону ее рук. Мгновение - и оба ее запястья оказались в болезненном захвате, который, подобно тискам, сжимался все сильнее, прижимая руки к твердой стене и не давая ни малейшей возможности пошевелиться. Нацу, непонимающе, словно его тело двигалось вне его сознания, посмотрел на собственные руки, нахмурился, и лишь спустя мгновение улыбнулся. Именной той плотоядной улыбкой, которая промелькнула на его губах после «пробуждения».

И эта улыбка пугала. По-настоящему, до дрожи в коленях и странного только появившегося осознания, что она беспомощна. Она не хотела думать о том, что он хотел с ней сделать. Просто не допускала подобных мыслей. Смерть? Ей еще рано умирать!

С этой мыслью, Люси попыталась вырваться из крепкой хватки, решив прибегнуть к самому безвыигрошному варианту, со всей силы пнув Драгнила коленкой в живот, но тот, к превеликому удивлению Хартфилии, смог не только увернуться, но и с диким рыком ответить ей размашистым ударом по щеке. Она повалилась на пол, чувствуя обжигающую боль.

Ледяная рука, сомкнувшаяся на ее шее, заставила застыть недвижной статуей. Лишь бросила взгляд в его сторону.

Нацу, усевшись ей на ноги, медленно облизнул губы, сжав пальцы сильнее. И уже не было того непонимания в глазах. Хартфилия увидела в них лишь странный, перехватывающий дыхание огонь, который действительно пробудил в ней чувство необъятного страха. Хотелось вырваться, избавится от чужой руки, закрыть глаза и не видеть этого ужасного взгляда.

- А ты красивая, - наклонив голову чуть набок, прошептал тихим, рычащим шепотом Нацу. Или не Нацу? – Действительно красивая.

Наклонившись вперед, он медленно провел своей щекой по ее, и, опалив горячим дыханием чувствительную мочку уха, интимно проговорил:

- Так бы и съел.

- Отвали, придурок! – сделав еще одну попытку вырваться, прошипела Люси, но все попытки вызывали лишь ухмылку на таком знакомом и в то же время чужом лице.

- Так смешно наблюдать за тобой, девчонка. Неужели ты еще не поняла? – прижавшись к ней сильнее, Нацу снова облизнул губы, самодовольно проведя рукой по обтянутой латексом талии «Заклинательницы». Медленно, осторожно, почти не касаясь, словно пантера, надвигающаяся на свою жертву. Дыхание перехватило, и она могла только наблюдать за этой рукой, которая даже сквозь ткань обжигала нестерпимым холодом. Выгнувшись от резкой боли, Хартфилия до крови прикусила губу, и как только первая капля скатилась по ее подбородку, чей-то горячий шершавый язык стер ее, с наслаждением просмаковав на вкус. Нацу был близко. Она чувствовала его дыхание, чувствовала как схватившая ее грудь рука, ослабила хватку, но не хотела открывать глаза. Не хотела видеть этих горящих глаз. Впервые она чувствовала себя полностью беззащитной. – Ты полностью в моей власти.

Слова прозвучали как приговор. Последний аккорд в ее истории. Точка, которой не суждено было превратиться в многоточие…

Сильные пальцы сжали челюсть до ужасного хруста, заставляя, смотреть прямо в чудовищные глаза с пляшущим адским огнем желания, которое пронизывало тело насквозь, парализуя.

Больше тело не подчинялось ей.

Осмотрев бледное лицо последний раз, Драгнил ухмыльнулся, медленно наклоняясь в сторону ее полуоткрытых губ, на которых застыл немой крик, но которому так и не суждено было сорваться с ее губ.
Люси никогда не думала, что что-то подобное с ней когда-нибудь случится. Она была сильна, достаточно сильна, чтобы защитить себя и не допустить подобного.

Но сейчас, когда жесткие властные губы, настолько холодные, что, казалось, будто в них поселилась сама Смерть, сминали ее губы, когда чужие острые клыки терзали чувствительную кожу, а сильные, не щадящие касания покрывали ее тело, она с иронией поняла, что ни в чем нельзя быть до конца уверенной.
Ткань под ладонями парня плавилась, исчезая, будто ее и не было, оставляя в память лишь неприятный резкий запах, но она не чувствовала жара. Лишь холод. Обжигающий и пробирающий до костей. Заставляющий кусать губы и сдерживать рвущийся наружу крик. Вот только она не доставит ему такого удовольствия. Ведь закричать значит проиграть, а она не привыкла проигрывать. Даже в подобной ситуации.

Крепче сжав руки своей пленницы, Нацу медленно начал спускаться ниже, покрывая укусами-поцелуями хрупкую на вид шею с быстро бьющейся жилкой. Словно загипнотизированный он застыл, посмотрев на это подтверждение того, что его жертва жива и напугана. В этот короткий миг Люси показалось, будто Нацу стал самим собой, - в его глазах читалась неуверенность и непонимание, - но иллюзия разрушилась быстрее, чем успела запустить свои корни. Он впился в ее шею, словно вампир, в то время как последние лоскутки ее одежды поддались жару его магии, полностью обнажая юное тело.

Она хотела уснуть, а, проснувшись, понять, что это всего лишь кошмар. Жалкий и унизительный. Не достойный воина.

Свободная рука чудовища без стеснения трогала ее обнаженную кожу, оглаживала ореол сосков, задевая, словно случайно, и болезненно сжимала грудь. Невесомыми и в то же время невероятно болезненными касаниями, покрывая ее тело и заставляя каждый раз в страхе замирать. Несомненно, простые касания были не для этого случая, и она в этом лишь убедилась, когда он с утробным рыком одним рывком раздвинул ей ноги, не церемонясь и лишь облизнув палец, проник им внутрь и начал медленно массировать.

Инстинктивно сжав колени, она тут же получила болезненный укус и удар под дых. Нацу выпрямился, отпустив ее руки, но, к ее удивлению, они ее не слушались. Словно прибитая невидимыми гвоздями, девушка не могла пошевелиться, и первые обжигающие слезы досады выступили на ее лице. Нацу, смотревший на нее безразличным взглядом свысока, только медленно двигал пальцем, через некоторое время добавив еще один. С каждым новым движением он глубоко вдыхал запах и терся о ее бедро своим членом, скрытым сейчас лишь тонкой тканью «Хамелеона».

Она не поняла, что произошло, но неожиданно восторженная улыбка озарила лицо ее насильника, а ледяные доселе касания стали по-настоящему обжигающими, будто в один миг на нее обрушился поток адского пламени из алого огнемета «Саламандра». Болезненно раздвинув ее ноги шире, он разорвал на себе маскировочный костюм, обнажая сильное подтянутое тело. Люси боялась смотреть ниже. Боялась увидеть то, что ее ждет, и только поэтому она вперила взгляд в потолок, всем своим естеством моля, чтобы все прошло быстро.

Он не был с ней нежен. Он, словно дикий зверь, вырвавшийся на свободу, вошел в нее одним резким движением, силой вырывая с ее уст болезненным полу-крик полу-стон. Было нестерпимо больно, настолько, что мир потускнел, превратившись в одном сплошное пятно, и Люси пришлось сильнее прикусить губу, чтобы не упасть в обморок.

Схватив ее за плечи, Нацу плотоядно улыбнулся, похотливо осматривая ее обнаженное тело, которое беспомощным тельцем куклы было полностью в его распоряжении. Его движения были порывистыми и быстрыми, его касания напоминали сжимающиеся тиски, а взгляд его алых глаз больше походил на прожигающие сердце стрелы.

И он был ненасытен.

От невероятного жара ее кожа покрылась мелкими каплями пота, которые Нацу, не прекращая резких движений, слизывал, утробно рыча при каждой ее попытке избежать этих поцелуев. В такие моменты Люси чувствовала к себе отвращение, граничащее с паникой. Как бы ни хотелось этого признавать, тело предавало ее, позволяя жестким ладоням проводить по чувствительной коже, выгибаясь в сторону страстных прикосновений. Она понимала разумом, что так нельзя. Она чувствовала физически отвращение к этому человеку и боль, что он приносил ей. Но чертова физиология нестерпимо громко кричала об удовольствии, которое покалывающей волной распространялось от низа живота до самых кончиков пальцев, скручиваясь где-то под сердцем в тугой узел в один большой пульсирующий комок.

И от этой войны между телом и разумом, ей казалось, будто она сейчас просто не выдержит и разорвется напополам, растворяясь в собственной боли.

И порочном удовольствии.

Нацу не пытался больше сделать ей больно, кажется, убедившись, что ей просто не хватит сил сопротивляться. Его движения перестали походить на рывки дорвавшегося до сучки кобеля, готового на все ради секса.

Напротив, глубоко дыша, мягко сжимая ее бедра, он медленно погружался в ее тело, соприкасаясь на короткое мгновение своей кожей с ее и позволяя на это долгое мгновение почувствовать тесноту и жар ее тела. Люси не могла знать, что творилось в его одурманенном наркотиком сознании, но она могла поклясться, что в те короткие моменты, когда она осмеливалась посмотреть в его глаза, в алом пылающем огне на миг проскальзывали знакомые яркие искры темно-зеленных глаз.

Движения стали более порывистыми. Горячие руки сильнее сжали ее бедра, и Люси, которая сама непроизвольно обхватила спину Нацу ногами, прижав того ближе, выгнулась, чувствуя, как ее собственный оргазм смешивается с его. Сильные волны удовольствия, которые, словно фейерверк взорвались яркой вспышкой и распространились маленькими искрами по всему телу, исчезли так же быстро, как и появились. И когда на смену мимолетному наслаждению пришла апатия, Люси с удивлением почувствовала горячее, обжигающее дыхание на своих губах. Открыв глаза, девушка встретилась взглядом с нависшим над ней парнем. Насыщенно-красные глаза, кажется, чуть потемнели. Нацу тяжело дышал, и она могла чувствовать его разгоряченное мокрое от пота тело. Он смотрел внимательно, словно что-то ища в ее глазах, и от этого взгляда не хотелось прятаться.

- Моя, - тихий рык смешался с властным, грубым поцелуем, который просто не дал возможности отступить. Но не успела она предпринять хоть что-то, как тело парня обмякло, и Нацу повалился на нее без чувств.

Алый огонь исчез.
Фанфик опубликован 06 мая 2014 года в 20:35 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 561 раз и оставили 0 комментариев.