Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 8

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 8

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
«Принц…
Я опять пишу, и не удивляйся, что прошло всего два дня с моей последней записи. Я лишь хочу рассказать то, что со мной произошло за это время. Не могу подобрать точного слова или может быть фразы, чтобы описать то, что со мной происходит. Я не знаю… В последнее время в моих мыслях лишь ты и то, что я вижу тебя каждый день становится для меня пыткой и, в то же время, подарком. Само твое существование, твой голос, твое лицо – я не понимаю, как жила без всего этого! Но видеть тебя без возможности прикоснуться, провести рукой по твоим взъерошенным волосам и просто говорить с тобой, вслушиваясь в бархатный баритон – это невыносимо! Сколько так будет продолжаться? Я не знаю… Я даже боюсь представить, какую боль буду испытывать, когда твои руки будут обнимать другую, а твои губы… Нет-нет-нет! Даже мысли об этом уже причиняют боль! Что же ты со мной делаешь?»

***


Нацу удивленно посмотрел на Грея. Поменять условия? Он что, смеется? Увидел, что и Хартфелия может быть «той еще штучкой», и решил усложнить и так непростой путь Драгнила? Ну уж нет! Нацу не такой лох, чтобы самого себя вгонять в дерьмо.

— Умей проигрывать, Фулбастер! – насмешливо произнес розоволосый, улыбаясь одной из своих самых превосходных улыбок. – Она еще, конечно, не готова к короне, но уже на половине пути к ней, и менять условия спора я не собираюсь!

Отошедший от первого шока Грей, вернул себе свое пофигистическое выражение лица и, засунув руки в карманы блестящих кожаных брюк, с тяжелой металлической цепью, улыбнулся только свойственной ему улыбкой: гремучая смесь ледяного безразличия и прохладного ехидства.

— Драгнил, неужели ты думаешь, что я такой кобель, который только тебе собирается усложнить жизнь? С моей стороны, я тоже поменяю условия…

— Хм, а это уже интересно. — Азарт – это, то без чего не может прожить ни один настоящий мужчина, а в данном случае парень, который уже и так погряз в этом чувстве с головой. Нацу прекрасно знал, что чем выше ставки, тем слаще победа, и предложение Грея, он надеялся, было под стать данному высказыванию. – Ну, и? Что за условие?

Фулбастер как-то хитро улыбнулся, смотря на Нацу своими ультрамариновыми глазами, которые сейчас были темнее обычного. Эффектно запустив руку в копну черных волос, при этом поворачиваясь в сторону «мышки», которая ждала Нацу, похоже, исчерпав весь свой запас храбрости и не решаясь пройти внутрь клуба, Грей одарил девушку улыбкой. Хартфелия неуверенно улыбнулась ему в ответ, а Фулбастер также улыбаясь, проговорил побочное условие спора, тихо так, чтобы его услышал только Драгнил.

Глаза Нацу широко распахнулись. Неужели, Грей пойдет на ТАКОЕ, только ради какого-то спора? Оглашенное Греем условие, для Нацу было просто плевым – он это выполнит без какого-либо труда, но вот Грей…

— Ты что, самоубийца? – прошептал Драгнил, поворачивая друга, который до сих пор мило улыбался «мышке». – Мне, конечно, похрен на тебя, но хочу точно удостовериться, что ты не приложился где-нибудь!

— Я серьезно, — понизив голос, проговорил Грей. – И не говори, что для тебя это будет легко. Пройдет время и ты поймешь, почему я так поступил… Ну? Ты согласен?

— Хм, конечно, ради такого зрелища я готов на все!

Традиционное рукопожатие послужило началу нового, более опасного спора!

***


Яркий свет светомузыки, гул множества голосов и громкая музыка, которая отдавалась безумным ритмом в сердцах многих танцующих. Нацу обожал «Съезд Гепарда» именно за этот коктейль чувств, которые обволакивали его, как только он переходил порог клуба. Улыбнувшись стайке девчонок, которые, завидев его, призывно стрельнули глазками, Нацу в сопровождении лучшего друга и одной особы, которая слегка сдрейфила и сейчас выглядела не так уверенно, как до этого, прошел через большие стеклянные двери.

Даже в вестибюле была слышна бьющая по барабанным перепонкам, напоминающая что-то вроде «дыц-дыц-дыц» музыка. Никаких слов, лишь виртуозное владение грампластинками и микшерским пультом. Не зря же он нанимал лучшего ди-джея города!

Вестибюль был огромным, отличающийся своим зеркальным дизайном. Куда бы ты ни бросал свой взгляд, тебя встретит знакомая рожа тебя самого. Красивая рожа, прошу заметить: привычно растрепанные розовые волосы, глаза, скрывающиеся за стеклами солнечных очков в черной оправе, и легкая ухмылка на губах – залог того, чтобы при виде тебя томно вздыхали и смущенно краснели. Если же тебе этого мало, то Нацу Драгнил советует дизайнерские шмотки от Хэппи Блу. Именно он и обеспечил парня черной кожаной курткой со множеством замков, шелковой темно-синей рубашкой, обволакивающей тело, словно вода, при этом, показывая все достоинства вышеупомянутого персонажа, черные рваные джинсы с посадкой на бедрах и белые сникеры. Хоть и многие приходят на это мероприятие в более официальной одежде, Драгнила это не касалось – он же Драгнил!

— Нацу~! – громкий голос окликнул парня, решившего снять очки, которые окрашивали окружающую обстановку в сероватый оттенок. Хозяином ночного клуба «Джекпот» являлся Боб Азур, весьма интересная личность, особенно для психолога, ищущего для себя уникального пациента. Азур был, на удивление, энергичным, веселым и ярким (в прямом смысле) человеком, но, в то же время, Боб обладал некоторыми странностями, начиная стилем одежды и заканчивая манерой говорить. У него в гардеробе вы никогда не увидите блеклые, повседневные цвета, которые уже до чертиков приелись. Для Боба ношение такого рода одежды является преступлением, ведь он не принимает ничего кроме радужных оттенков, в которые он и облачался. Вот и сейчас, повернувшись, Нацу увидел лимонный пиджак, ярко-голубые брюки и уже привычную, слегка развратную улыбку.
— Здравствуй, гепардичек… Ты, как всегда, секси! – стремительно приближающийся Боб, с его слащавым запахом парфюма и артистично закатанными глазами – врагу не пожелаешь! — Эх, вот если бы я был бы девчонкой, то приударил бы за тобой! ~

И вот так каждый год. Хоть Нацу не любил такого рода людей, почему-то в обществе Боба ему было комфортно. Возможно, потому что эти его слегка гейские замашки были искренними, как будто они родились с ним.

— И тебе привет, Боб, — улыбнувшись, произнес парень, краем глаза наблюдая за изучающим взглядом «мышки», которая, кажется, решила слиться со стеной. Кстати, это у нее почти вышло, так как Азур заметил ее только сейчас.

— О, какая цыпа! – воскликнул мужчина, по детски хлопая в ладоши. – Нацу, неужели, это наша новая подружка?
От такого предположения Хартфелию передернуло, а в глазах, хоть и неуверенно, но появились злые искры. Еще одно подобного рода слово, и Боба Азура уже можно будет помянуть. Решив, что на сегодня убийства в его еженедельнике не намечено, Нацу поспешно проговорил:

— Она мне просто знакомая!

Боб хитро улыбнулся, похоже, показывая свое недоверие.

— Ох, знаем-знаем мы твоих «просто» знакомых.

— Боб, я, правда…

— Так, мистер гепардик, вас там уже заждались, так что бегом в зал! Я не хочу, чтобы твои возмущенные фанатки разнесли мой клуб. Знаешь ли, он меня кормит.

Дальнейшие протесты были благополучно пропущены, из-за хорошего толчка Фулбастера, которому все это порядком надоело. А что вы хотели? Он, значит тут, как полный дурак, сначала ждал это недоразумение, которое, по каким-то причинам, являлось главным действующим лицом, потом, еще и был выбит из колеи внезапно появившейся мыслью о том, что надо поменять условия спора. И вот сейчас ждет и так порядком припозднившегося Драгнила, который, при всем при этом, кажется, еще собирался долго спорить с носителем лысой головы и пивного животика.
— Драгнил, если ты не пошевелишь своей пятой точкой, то съезд не начнется. Представляешь, что тогда будет? – прошипел Фулбастер, окидывая Драгнила ледяным взглядом.

— Понял-понял… — вздохнув, произнес Нацу, внезапно вспомнивший ради чего он сюда приехал, и, схватив Хартфелию за руку, они прошли через весь вестибюль. Азур еще что-то пробормотал на подобии: «Ах, молодость!» и «Когда-то я был таким же красавчиком…» Главный зал находился на втором этаже и занимал всю ее площадь. При приближении была отчетливо слышна громкая музыка и шум многочисленных голосов. Хоть съезд и был только для избранных, этих самых избранных было очень даже приличное число. Только из Хвоста феи было семнадцать человек, включающих в себя элиту и еще несколько пятикурсников участвующих в съезде с самого начала его создания, а это было три года назад. Также здесь были представители других учебных заведений, на подобии Хвоста феи, таких как Blue Pegasus, Lamia Scale, Phantom Lord, Eisenwald, Grimoire Heart – и это только самые известные университеты, расположившиеся в разных частях света, начиная Великобританией и заканчивая Россией.

Пройдя через большие двери, в стиле хай тек, Нацу попал в гущу одной из самых потрясающих тусовок. Осмотревшись по сторонам, он сразу приметил выделяющиеся пепельные волосы своей подруги и, крепче сжав руку Хартфелии, направился в ту сторону. По дороге он замечал множество старых знакомых, которые были постоянными гостями на съезде. Вон, например, Ул – старшая сестра Грея, о чем-то весело болтавшая с темноволосым красавчиком Зерефом, являющимся одним из самых близких друзей Нацу. Еще чуть поодаль можно увидеть Лексуса – пятикурсника Хвоста феи, внука ректора и одного из самых сильных парней в университете. За спиной, словно верные стражи, стояли его друзья: Бисклоу, Эвергрин и Фрид.

«Хм, Фрид приехал… Наверное, решил не нарушать традицию».

Хотя Фрид и был одним из элиты, при всем этом, парнем Миры, но на съезде он всегда был с Лексусом. Причина: глубокое уважение.

Получив несколько приветствий, просто кивки или громкие восхищенные крики, Нацу, наконец, добрался до своих друзей, вставшие в обособленную кучку.

— Ну, наконец! Ты где пропадал? – грозно произнесла Эрза, которой уже порядком надоело ждать Драгнила.

— Кое-какие трудности… — улыбнувшись, прошептал парень. – Так, знакомьтесь – наша новенькая!

И одним легким движением вывел Хартфелию прямо в средину образовавшегося круга, от чего она зло скосилась на розоволосого.

— Хартфелия?! – удивленный возглас принадлежал Леви, которая была единственной из элиты, встречающейся с ней чуть ли не каждый день: все-таки один литературный клуб.

***


— Ну, респект всем! – громко крикнул розоволосый в микрофон так, что его голос эхом пронесся по залу. Музыка была сразу же вырублена, и взгляды всех присутствующих направились в сторону Хозяина этой тусы. Осмотрев лица участников съезда, его взгляд сразу нашел команду Гепарда, вставшую в своеобразный круг, при этом Хартфелия резко выделялась среди него. Наверное, потому что выглядела она слегка неуверенно, в отличие от Эрзы или той же Лисанны, стоящих гордо, красиво и грациозно. Люси такая поза на данный момент могла только сниться, ведь такие явления, как легкая сутулость и природная зажатость, так просто не выбивались. Всех привел в легкий шок факт того, что та самая Люси Хартфелия, во-первых, знакома с Нацу и более того, проводит с ним большое количество времени и, во-вторых, что и она может быть красавицей. Второй пунктик привел в больший шок, все-таки она мелькала перед их глазами каждый божий день, и никто не замечал, что за стеклами очков скрывается миловидное личико и яркие карие глаза. – Ну, что? Готовы к оттягу по полной?

Согласные возгласы и легкая улыбка, тронувшая губы. Три года подряд почти без изменений. И он надеялся, что в этом году будет также потрястно, как и в предыдущие!

— Ну, тогда начнем!

В это же мгновение весь клуб «Джекпот» был оглашен громким криком ста, с хвостиком, человек, и все в округе знали – начался «Съезд Гепарда»!

***


Команда Нацу была лучшей, и он это знал. Вот уже три года подряд именно они выигрывали главный приз съезда и сейчас не собирались кому-либо проигрывать. Об этом думал Нацу с ребятами, ждавшие Грея, который ушел получать список заданий на сегодняшнюю ночь.

По правилам съезда количество человек в команде не должно превышать пятнадцать, однако, и не должно быть меньше четырех. В команде Гепарда было тринадцать человек, однако, на сегодняшний день было всего двенадцать – Локи и Овен так и не приехали, хотя очень хотели. Место Овна заняла Хартфелия, но на место рыжеволосого замены не нашлось. Их могло быть и одиннадцать, если бы не Эльфман, решивший не нарушать традицию.
Стартовой точкой у каждой команды было свое личное забронированное место. Так как Нацу являлся организатором, то его стартом было начало клуба, от которого было легче всего ориентироваться.

И сейчас Драгнил как никогда любовался ионовыми огнями, которые покрывали город. Магнолия Сити – это настоящий мегаполис с населением больше миллиона человек, и увидеть здесь тихую мирную жизнь было просто невозможно. Для Нацу, приехавшего тогда из Парижа, это место было, как глоток свежего воздуха, ведь по натуре он был совой, готовой наслаждаться видами ночного города, а лучше всего просто завалиться в ночной клуб с четким намерением оттянуться.

— Народ – получил! – выйдя на улицу, крикнул Грей, держа в руках белый конверт. Все сразу же столпились вокруг Фулбастера, и Нацу не был исключением. Правда, перед этим пришлось еще и брать «мышку» под руку, решившую, что роль статуи ей подойдет больше. Все-таки, как бы она не храбрилась, в таком обществе ей все еще было неуютно.

— Драгнил, зацени!

В руки Нацу попал распечатанный конверт с белоснежным листом бумаги и десятью пунктами игры.

«Туса – «Съезд Гепарда»
Команда №1.
Командир: Нацу Драгнил. Ник: Гепард.
1.Грей Фулбастер. Ник: Ледяной дракон.
2.Джубия Локсар. Ник: Синеволосая русалка.
3.Джерар Фернандес. Ник: Синий демон.
4. Эрза Скарлет. Ник: Титания.
5. Лисанна Вайт. Ник: Ангел.
6. Миражанна Вайт. Ник: Демонесса.
7. Эльфман Вайт. Ник: Мужик.
8. Хэппи Блу. Ник: Кот.
9. Леви МакГарден. Ник: Мелкая.
10. Гажел Рэдкфост. Ник: Железный Гажел.
11. Локи. Ник: Лев. – на данный момент отсутствует. Вместо него Люси Хартфелия. Ник: Мышка.
12. Овен. Ник: Эриес. – на данный момент отсутствует. Вместо нее Катрин Блэк. Ник: Пантера.
Задания для команды Гепарда:
1. Прокатиться по встречной полосе на скорости 300 км/ч. Принимают два человека. Доказательство – фотография с «Визира»*
2. Слетать в Париж и привезти оттуда 2 круасана. Прим.: стащить у полицейского. Для задания нужно два человека. Доказательство: билеты, круасаны и фотография за выполнением задания.
3. Станцевать кордебалет голым(-ой) с десятью парнями. Доказательство: фотография.
4. Сделать минет десяти парням. Доказательство: фотография.
5. Стащить лифчик восьмого размера.
6. Станцевать мужской стриптиз в клубе «Boy’s and girl’s»
7. Приехать в бар «Секс на пляже» и выпить предоставленные там напитки. Прим.: должны пойти две девушки.
8. Стащить мужские трусы с надписью: «ЦСКА forever!»
9. Переспать с лектором. Доказательство: фотография.
10. --- Будет оговорено при возвращении».

Нацу мельком просмотрел список заданий. Да, в принципе ничего невыполнимого нету… Еще не с таким сталкивались, но его беспокоило две вещи: десятый пункт – никогда не было засекреченного задания и…

— Эм, а Катрин что, будет с нами? – поинтересовался Нацу у стоящего под боком синеволосого дизайнера, сделавшего себе сегодня прическу, а’ля гребешок петуха производителя и одевшего вместо своей меховой горжетки ярко-розовую арафетку.

— Ну, да. Прости Нацу, просто она очень просила…

— И где она? – озаряясь по сторонам, произнес Драгнил, которого слегка начало раздражать то, что какая-то там деваха, хоть и красивая, опаздывала на такое важное мероприятие.

— О, вы меня ждете?

Стук каблуков говорил о том, что наша опаздывающая решила-таки посетить своим присутствием скромное общество команды Гепарда. Однако, надо отдать должное, выглядела она великолепно: черные зауженные джинсы, свободная туника, высокие каблуки и милое личико могли послужить причиной выноса крыши многих особей мужского пола.

— Простите, что опоздала… Пробки! – стрельнув глазками в сторону Нацу, виновато произнесла девушка. Однако, она не учла одного, решив произвести впечатление на этих ребят — девушки присутствующие здесь ничуть не уступали ей в красоте, а кошелек у них был явно потолще, так что все отреагировали более менее холодно.
Тяжело вздохнув, Грей произнес:

— Ну что? Давайте распределять роли!

Все сразу же забыли о Кэт и, образовав плотное кольцо, еще раз просмотрели список заданий.

— Так, переспать с лектором беру на себя… — проговорил Нацу, показывая на этот пункт. У него уже даже были кое-какие идеи на счет «жертвы». – И трасса 300 км/ч. тоже. Думаю, среди нас больше нет самоубийц…

— Самоубийц нет, но с кем ты будешь преодолевать эту полосу адреналина? – обеспокоенно спросила Лисанна, которую начинал беспокоить этот пунктик. Раньше не было ничего выходящего за рамки дозволенного! А тут… так и разбиться не долго, а там уже и…

— Я.. Я поеду, — тихий голос, принадлежавший девушке, зажатой между Джераром и Нацу. Все синхронно посмотрели в сторону Хартфелии, у которой, похоже, проснулась гордость, и перед нами стояла уже не та зажатая «серая мышь». Но еще было видно, что ей неуютно…

— Уверена?

— Да.

Прозвучало это довольно уверенно, Нацу не сомневался. Да, Хартфелия боялась общества, боялась чего-то кардинального, меняющего ее жизнь, но такие пустяки, как проехаться с ветерком? Да, никогда!

— Так с этим разобрались… Теперь Париж, — Грей вопросительно обвел всех взглядом.

— В прошлом году было такое же задание… — задумчиво прошептала Мира, вспомнив веселое путешествие в Германию. – Ну, давайте я – не привыкать. Эльфи, поедешь со мной?

Большой мужчина сразу же согласился, при этом громко сказав: «Мы мужики!»

Кивнув, Грей поставил, напротив номера задания маленькие буковки «м» и «э».

— Так, третий пункт.. Хм, кордебалет голой с десятью парнями, как понял, тоже голыми, — нахмурив брови, произнес Фулбастер. — Ну, кто смелый?

— Голой? Кордебалет? Да без проблем! – властный, твердый голос мог принадлежать только одной девушке в их компании – Эрзе Скарлет. Все удивленно посмотрели на красноволосую, а затем, будто по команде, настороженно повернули голову в сторону Фернандеса, от которого шла ТАКАЯ аура, что его бы испугался даже самый бывалый храбрец. Однако, следующее, что выдал синеволосый, заставил всех присутствующих усомниться в своем психическом здоровье.

— Да? Ну, что ж Грей, вписывай меня в графу станцевать мужской стриптиз. Думаю, я на эту роль подхожу больше, чем кто-либо другой.

— Уверен? – удивленно прошептал Фулбастер, который, похоже, как и все, не мог въехать, в чем дело. Эрза же вообще не показывала никаких признаков эмоций, наложив на лицо неприступную маску.

— Да.

Дальнейшие разборы заданий прошли уже более гладко: стащить трусы фаната ЦСКА, было поручено Гажелу и Леви, которые сказали что-то про то, что знают одного такого человека. Найти лифчик восьмого размера вызвалась Джубия, при этом, даже не спрашивая, вписала и Грея. Свою кандидатуру на минет, выдвинула Катрин, намекая, что это ей раз плюнуть…

— Эх, это что получается? Осталось только поездка в клуб? – заглядывая через плечо Фулбастера, спросила Лисанна, которой предстояло выполнить сей пунктик. – Но тут нужна еще одна девушка. Кто со мной?
Лазурные глаза вопросительно посмотрели на присутствующих, и, похоже, желающих страдать завтра похмельем не нашлось.

— Что, никто не хочет? – округлив глаза, спросила девушка. Лисанна была девушкой, любящей выпить. Нет, не подумайте, просто, когда алкоголь тебя не берет, почему бы и не хлебнуть? Девушка еще раз просмотрела всех своих друзей на признак блеска в глазах, означающего «хочу бухнуть», и, не найдя такового, уверенно показала в сторону Хартфелии. – Ты пойдешь со мной!

«Мышка» слегка оторопела, но под пристальным взглядом стольких людей, возлагающих на нее большие надежды, лишь покорно кивнула, хотя внутри она уже успела проклясть все в этом мире, начиная слишком коротким платьем и заканчивая розоволосым дебилом, который в наглую лыбился, уже предвкушая картину пьяной Хартфелии.

— Ну, что? Погнали? – улыбнувшись, громко воскликнул Нацу. – И чтобы без победы не возвращались!

***


— Драгнил, ты их что, коллекционируешь?! – удивленно произнесла Хартфелия, рассматривая темно-синюю машину, на которой отражались огни ночного города.

— Нет, — простой ответ и открывающаяся дверь – приглашение для «мышки». Вообще, эту машину он выиграл у Локи, когда он еще не встречался с Овном. Тогда рыжеволосый слезно умолял свести его с девушкой, взамен предложив совсем новую машину. Ну, как вы поняли, Драгнил согласился, и эта крошка перешла в его владения.
Koenigsegg CCX – двуместный спорткар, одна из самых быстрых машин и просто отличная крошка для таких вот адреналиновых рейсов, которые они и собирались сейчас провести. По лицу Хартфелии можно было сказать, что машинка ей пришлась по вкусу… Ну, а что? Конечно, Драгнилу была ближе его черная малышка, но на втором месте прочно обосновался этот монстр скорости. Выжать из него 300 км/ч.? Проще простого! Проблема заключалась в другом…

— «Мышка», не боишься? Все-таки, по встречке будем ехать! – спросил парень, застегивая ремень безопасности. Каким бы адреналинщиком он не был, подстраховка еще никому не помешала.

— Честно? – шепотом произнесла девушка, у которой от тихого, словно рычание зверя, звука мотора, пробежали мурашки. – Слегка страшновато.

— Ты поняла свою задачу?

— Да.

Не напрасно в этом задании нужно было два человека, ведь на такой скорости вряд ли будет видно водителя, так что пассажир должен был вылезти из окна и, желательно, чтобы лицо было хорошо видно, так что просто выглянуть в окошко не получится. Тут, как минимум, нужно вылезти до пояса.

В прошлом году было задание на подобие этому, так что полицейские на посту уже были предупреждены и за хорошую оплату они должны были отдать фото. Полиция в этом городе побаивалась семейство Драгнилов, так что никто никогда не упрекал Нацу, зная, какой человек Игнил Драгнил!

Посмотрев в зеркало заднего вида, Нацу осторожно нажал на газ, прекрасно зная, на что способна эта машина: одно лишнее движение, и они точно врежутся в стоящий напротив джип. Машина двигалась медленно, руководствуясь желанием хозяину, но такая покорность была лишь для виду, и Драгнил это знал. Проехав ворота клуба, парень остановился, посмотрев на девушку с намерением расставить все точки над i. Хартфелия, кажется, реально боялась. Нацу не ставил это ей в минус, прекрасно понимая, что на ее месте испугалась бы каждая.

— Запомни, до первого полицейского поста три километра. На такой скорости мы доберемся туда меньше, чем за минуту. Будь наготове, как только будет первый поворот, ты уже должна будешь вылезти. За ним стоит «Визир», который собственно и запечатлит нас, — на этот короткий инструктаж Люси лишь кивнула: говорить что-то у нее просто не было сил.

Решив, что большего он от Хартфелии пока не добьется, Нацу осторожно выехал на дорогу. Машин было мало, но парень понимал, что это только тут: когда они выедут на магистраль, будет уже «не до смеха». На встречной полосе было пусто и дорога впереди, слегка поблескивала в свете многочисленных огней ночного города. Встав на исходную позицию, Нацу глубоко вздохнул.

— Хартфелия, ты веришь в Бога? – не зная зачем, спросил Драгнил, крепче сжав руль.

— Я атеистка, — дрожащим голосом произнесла девушка, даже не подняв взгляд на задавшего вопрос: ее взгляд был устремлен только вперед.

— Ну, что ж, значит, попадем в Ад вместе!

Наплевав на все, розоволосый резко нажал на педаль газа. С легким рычанием, словно зверь, выпущенный на свободу, спорткар резко устремился вперед. От такого толчка, парень и девушка плотно прижались к спинке кресла. Было такое чувство, что все вокруг превращается в одно сплошное пятно, и это пугало. Хартфелия плотно закрыла глаза, даже боясь пошевелиться. Если они врежутся, то это точно конец. Нацу же не мог позволить себе такой роскоши, поэтому взгляд серых глаз был устремлен лишь на дорогу. Посмотрев на спидометр, парень про себя выругался: машина окончательно сошла с ума – 310 км/ч. Такими темпами они достигнут максимальной скорости, а это было смертельно опасно. Уже сейчас управлять было невероятно сложно.

«Десять» — начала мысленный счет девушка, при этом крепко схватившись за сидение. Они молниеносно пронеслись мимо торгового центра, комплекса десятиэтажных домов. Машин впереди пока не было…

«Девять» — небольшая развилка: вход на магистраль. Люси еще крепче закрыла глаза, даже боясь представить, что будет дальше.

«Восемь» — внезапный шум ночного города наполнил салон автомобиля. Наплевав на все правила движения, Нацу свернул на встречную полосу, получив при этом громкий гудок ехавшей впереди машины. Однако, это длилось лишь какую-то долю секунды.

«Семь» — резкий поворот, шум тормозов и еще один поворот. Нацу идеально маневрировал.

«Шесть» — открыв глаза, Хартфелия тут же об этом пожалела. Впереди было множество машин, и каждая секунда могла быть последней, если бы не меткий глаз водителя и отточенные движения руками, направляющие руль. Сейчас Люси готова была отдать все, чтобы Нацу продержался так до конца.

«Пять» — закрыть глаза с намерением не открывать их до самого конца.

«Четыре» — вспомнить что-то косвенное, при этом пытаясь забыть, что ты несешься на бешеной скорости,
навстречу вереницы машин, встреча с которыми могла закончиться плачевно.

«Три» — резкий поворот, от которого больно бьешься о дверцу машины, и громкие ругательства Драгнила.

«Два» — испугаться, слыша громкие гудки водителей, наверно, покрывавшие всеми матами обнаглевшего парня.

«Один» — отрыть глаза и увидеть то, чего так боялась: резкий поворот. Быстро оценив ситуацию, Люси пришла к выводу, что если они в него не впишутся, то бетонная стена их встретит с радостью.

— Сейчас! – громкий крик Нацу, который навалился всем весом на руль, крутя его до предела. Звук тормозов, резкий выброс адреналина и неведомо откуда-то взявшаяся храбрость. Ее хватило на то, чтобы наплевав на все, открыть окно и вылезти наружу. Всего пара миллиметров, легкая царапина, и они вписались. Следующее, что помнила девушка – это яркий свет, означающий, что фото сделано…

***


Вы не знаете, как соблазнить лектора? Пять способов от Нацу Драгнила вам в помощь!

Что нужно, чтобы выполнить задание: «Переспать с лектором»? Ответ Нацу Драгнила: бутылка вина Romanée Conti DRC урожая 1934 года. Букет роз, имеющих незабываемый аромат и нежно-розовый оттенок. Дорогой костюм, подчеркивающий прелести мужского тела. Обольстительная улыбка, сносившая крышу всем, кто видел ее хотя бы один раз, и, для завершения, молодая учительница, уже как два года бросавшая на него восхищенные взгляды. И пусть, что сейчас два часа ночи, и пусть, что он еще ни разу не проявлял к ней каких-либо признаков внимания, и пусть, что она, в конце концов, лектор. Он об этом не думал, когда стучал в дверь…

— Нацу-сан? – удивленный голос послужил началом операции «Соблазнить Деву Мейд – самого молодого лектора в университете Хвост феи».

На пороге стояла красивая девушка с отличающимся розовым оттенком волос. Она была самой молодой и, в то же время, самой строгой из всех лекторов в их универе. Строгой со всеми, кроме Нацу. Было видно, даже невооруженным взглядом, что она в него влюбилась, причем, по уши. Нет, он, конечно, был не против с ней поразвлечься, только его немного смущал статус учителя и своенравный характер, однако, сейчас, он просто обязан был с ней переспать!

— Вы как всегда прекрасны, — парень нежно улыбнулся. С ней придется вести себя очень аккуратно: одно неверное действие может стоить ему очень дорого. Нацу немного покривил душой, ведь в два часа ночи мало, кто может похвастаться идеальной внешностью. Вот и Дева выглядела довольно комично с растрепанными волосами, заспанным выражением лица и пижамой с мишками. Нацу про себя улыбнулся, ведь она даже и не догадывается, какой сюрприз ей преподнесла судьба.

— Изыди, нечистый… — проговорила девушка после довольно ощутимого щипка, а затем как-то устало произнесла – Каждую ночь одно и то же.

Дева уже закрывала дверь, когда вышедший из легкого ступора парень предотвратил встречу двери с косяком, носом лакированных туфлей.

— Эм, Дева-сан, я вам не снюсь, — понизив голос, проговорил парень, который, кажется, начал понимать, в чем собственно дело.

— Драгнил, я уже в это не верю. Ты так каждую ночь говоришь…

— Но это правда, я.

— Нет.

— Да.

— Нет.

— Да.

— Чем докажешь?

Нацу удивленно посмотрел на лектора. С таким он еще ни разу не сталкивался. Доказать, что он не воплощение чьего-то сна, а реальный, даже физически ощутимый, человек – такое было впервые. Однако если хорошенько поразмыслить, это намного упрощает дело, ведь если ей нужны доказательства, она их получит…
Именно так подумал Драгнил, привлекая розоволосую к себе и накрывая ее губы своими.

***


— Я одного понять не могу, — прервала тишину Лисанна, нервно постукивающая ноготками по барной стойке. Хартфелия уже приехала в клуб, и теперь она вместе с Вайт ждали порцию алкоголя, уготовленную им организаторами заданий.

— Что?

— Что связывает тебя с Нацу? – лазурные глаза устремились в сторону «мышки». Лис была умной девушкой, вот только логику Нацу Драгнила было очень трудно понять. Насколько она знала розоволосого, он никогда не делает ничего просто так, а это значит, что Драгнил что-то задумал. И она, на сто процентов, была уверена, что Хартфелия этого не знает.

— Нас связывает общее дело.

Общее дело? Пепельноволосая удивленно посмотрела на блондинку. Что может быть общего у великого и неповторимого Нацу Драгнила с типичной представительницей класса «серых мышек». Нет, конечно, она признавала, что Хартфелия очень даже ничего, можно было сказать, что она красивая, только Драгнил с такими никогда не имел дело. Что-то здесь было нечисто, и Лиссана не собиралась оставлять все, как есть…

В то время, как одна из элиты предавалась раздумьям, уже принесли первую порцию алкогольных напитков: виски, коньяк, водка и несколько коктейлей, от которых обычно сносит крышу. И это только первый круг! А таких вот кругов будет десять. Лисанна за себя не боялась, но вот за Хартфелию… Хотя, под градусом люди намного разговорчивей.

Взяв один стакан виски, она повернулась к блондинке, которая последовала ее примеру, и торжественно произнесла:

— Ну, что ж, за знакомство!

***


Нацу знал, что продвигаться в сторону кровати, когда у тебя в голове один только секс, а губы заняты исследованием чужих губ – это почти непосильная задача. Однако чего не может Нацу Драгнил? Ответ: ничего. Поэтому разорвав поцелуй, чтобы отдышаться, Нацу подхватил девушку на руки и, вернувшись к мягким губам, направился в сторону комнаты.

Нацу не знал, поняла ли Дева, что это сон или нет, но действовала она очень даже уверенно. Пинком открыв дверь, Нацу почувствовал нежный запах каких-то цветов… или это духи? В прочем, какая разница, когда одна рука сильно сжимает твои волосы, а другая стягивает с тебя тонкий галстук.

Быстро оценив ситуацию, Драгнил направился в сторону большой кровати, застеленная красным шелком. Простыни были смяты, а одеяло откинуто, все-таки он прервал сон лектора. Дева переместила свои руки на шею парня, при этом обвивая ногами его талию, и еще сильнее углубила поцелуй. Нацу она нравилась: такая дерзкая, такая страстная и, в то же время, такая сексуальная.

— Нацу, это правда ты? – тихо прошептала девушка, оторвавшись от таких желанных губ. В ее снах до такого еще ни разу не доходило.

Ответом ей послужил возбужденный рык и мягкое приземление на кровать.

***


— Вот, ты зна-а-аешь, зачем Нацу с тобой возится? – слегка заплетающимся языком проговорила Лисанна, выпившая уже черт знает, какую порцию текилы, коньяка, виски и еще чего-то зеленого. Даже для нее это было много, а что говорить о Хартфелии, которая кое-как сфокусировала взгляд на пепельноволосой. За время их задания Лис узнала очень много нового, начиная какая у «мышки» тяжелая жизнь и заканчивая «Драгнил настоящий козел!». Также она поняла одну очень важную вещь: Хартфелия не так проста, как кажется, и за такое короткое время Лис поняла, что ей нравится эта блондинка.

Взяв стакан «Мохито», Люси заворожено посмотрела на кубики льда, плавающие в стакане. Казалось, что она даже выпала из реальности, но уже через мгновение она начала говорить.

— Я то-очно не знаю-ю… Но, ик, тако-ик-е чувство, что о-он чё-ёто хо-ик-чет, — язык заплетался, в голове был настоящий туман. Хартфелия уже была за гранью понимания того, о чем она говорит.

— А я зна-аю, што он от тебя хочет! – Лис также взяла какую-то красную муть, любезно предложенную официантом, который, кстати говоря, не понимал, почему эти девушки еще здесь, все-таки все, что им уже нужно было выпить, они выпили, но он ничего не говорил – больше заработает.

Люси посмотрела в сторону новоявленной подруги и, глубоко вздохнув, залпом выпила весь стакан.

— П-пра-авда?

***


Рубашка совершила плавный полет в сторону брошенного пиджака и пижамной рубашки с плюшевыми мишками. Драгнил же вовсю занимался шейкой лектора, засасывая чуть солоноватую кожу, оставляя красные отметины. Сильные руки провели по стройной талии и поднялись выше, мягко сжали упругую грудь, при этом проводя большим пальцем по розовым соскам. В ответ послышался тихий стон, который пронесся волной по телу парня. Возбуждающей волной, которая сносила крышу. Брюки ужасно жали, желая особого внимания, а руки так и требовали прикосновения к бархатной коже девушки. Дева отстранила голову Драгнила, запустив руки в волосы парня, и пошло улыбнулась. Она больше не могла ждать, поэтому, подняв голову Нацу, вовлекла его в очередной страстный поцелуй, при этом занимая позицию сверху.

Девушка была крайне возбуждена, все-таки не каждый день к тебе приходит тот, в кого ты так давно влюблена. Оторвавшись от губ парня, она выпрямилась, восхищенно смотря на Драгнила – он идеален. Переплетая с ним пальцы рук, Дева медленно опустилась на крепкую грудь парня, накрывая ее нежными, почти невесомыми поцелуями, спускаясь все ниже и ниже…

Пряжка ремня была благополучно расстегнута, брюки стянуты, а маленькая ладошка невесомо легла на возбужденный член Драгнила.

***


— Т-ты знаешь, что Нацу-то у нас … переспал со все-е-еми в универе, — громко воскликнула Лисанна, которая решила сказать Хартфелии свои предположения насчет Драгнила.

— Ну, ик, да-а…

Ноги заплетались и, если бы не плечо Лис, белое платье уже давно бы потеряло свою белизну. Девушки таки, наконец, поняли, что больше алкоголя в них точно не влезет, поэтому сейчас шли по улице в сторону белого кабриолета Лисанны. Как бы ни чувствовала себя Вайт, инстинкт того, что пьяной за руль лучше не садиться, было просто огромным, потому ей нужен был телефон, лежащий в бардачке.

— Не-е-е, ты не поняла! Все-е-е, ик, – это значит все-е! – громко проговорила девушка, которой приходилось, чуть ли не волоком тащить Хартфелию, притом, сама она была далеко не в самой удобной обуви.

— Ик, т-то-о есть?

— То-о есть, что в нашем универси-ик-тете нет ни одной, которая бы не провела ночь с Драгни-ик-лом…

***


Теснота теплого рта обволакивала самую чувствительную точку на теле. Сколько бы ни делали Нацу минет, он до сих пор не мог привыкнуть к этому чувству. Иногда даже казалось, что оральный секс намного лучше настоящего, хотя это было только до того момента, пока его член не входил в еще более узкое и жаркое женское тело.
Дева делала это виртуозно, слегка посасывая, почти полностью беря в рот, и там, где не доставала, помогала рукой. Это было великолепно. Парня, словно пожар охватил и, от вида лектора, с растрепанными волосами, покрасневшими щеками и затуманенным взглядом, становилось просто невыносимо хорошо.

Проведя по всей длине такой теплой, слегка пульсирующей плоти, девушка умоляюще посмотрела на Драгнила, который не смог сдержать разочарованный вздох, лишившись приносящего удовольствие тепла. Пах ужасно ныл, прося о разрядке, и Нацу не собирался ему отказывать. Притянув к себе розоволосую, начав нежно ласкать упругую грудь и уделяя особое внимание розовым соскам, Нацу медленно, касаясь оголенных участков кожи, стянул с прекрасного тела пижамные штаны. Дева под ним нетерпеливо простонала, притягивая парня еще ближе, пытаясь еще больше почувствовать блаженство от прикосновения двух обнаженных тел.

***


Люси удивленно посмотрела на Вайт. Как такое может быть?

— П-падажди, а ты?

Лис глубоко вздохнула, прикрывая глаза. Ей не очень-то хотелось рассказывать об этом, но Хартфелия не была похожа на остальных. Она внушала доверие.

— Люси, я ж сказала, абсолютно все…

Блондинка слегка покачнулась – алкоголь давал о себе знать легким головокружением, чувством эйфории и тошнотой.

— И я не знаю, зачем ты, ик, нужна Нацу, но знай, что он настоящий охотник. Он готов на все, чтобы в его списке ловеласа галочки, ик, были поставлены напротив каждой фамилии, — проговорила Лис, поворачиваясь в сторону Хартфелии. – И этой самой галочки… нет только напротив твоего имени!

***


— Дева-сан, — голос отдавал хрипотцой от нетерпения, — что вы хотите?

Риторический вопрос, но ответ на него означает полную победу Нацу.

— Тебя, — облизнув губы, прошептала девушка под ним, подаваясь вперед.

— Желание лектора для меня закон.

Приставив возбужденную плоть к таким манящим складкам, парень легко качнулся, подаваясь вперед. Привычная теснота, обволакивающая тебя со всех сторон и дарящая незабываемое удовольствие и рычащий стон. Драгнил вошел еще глубже, чувствуя накатывающие волны наслаждения. Дева громко вскрикнула, обвив его спину ногами, заставляя проникнуть еще глубже. Тела были невероятно горячими и, прикасаясь друг к другу, они получали «ожоги», от чего становилось невероятно хорошо. Нацу подхватил ноги девушки, кладя их себе на плечи и накрыв ее своим телом, страстно поцеловал. Трение двух тел, толчки, становившиеся все чаще и резче и громкие стоны, поглощенные жарким поцелуем – все это накатывалось огромной волной, которая отдавалась во всем теле легким покалыванием и чувством невесомости.

И девушка даже не заметила маленького фотоаппарата, предусмотрительно поставленного на прикроватную тумбочку, делающего сейчас доказательства победы розоволосого.

***


Нацу был ужасно удивлен. После секса с Девой он направился к себе с четким намерением переодеться, а уже потом идти в клуб с фотографиями его подвигов, и какого же было его удивление, когда он застал возле своей двери вдрызг пьяную Хартфелию, подпирающую стенку.

— «Мышка»? – удивленно проговорил Нацу, приближаясь к девушке. Та, казалось, уснула, но от голоса Драгнила тут же распахнула глаза. – Ты что тут делаешь?

— О, Драгнил! – глупо хихикнув, воскликнула Хартфелия, которая еле-еле держалась на ногах. – А я к тебе!
Шаг в сторону Нацу, и вот она уже летит навстречу белому кафелю, но эту встречу предотвращают сильные руки розоволосого, который начал думать, что было плохой идеей отпускать ее на это задание.
То, что было в дальнейшем, вообще повергло бедного парня в культурный шок. Крепко обхватив шею Нацу, «мышка» его поцеловала… Поцеловала!

«Ох, мать!» — другие мысли покинули голову парня, помахав на прощание белым платочком. Нет, нельзя было назвать это поцелуем, все-таки у Хартфелии, похоже, в этом деле опыта было ноль, но тот факт, что она прижалась к его губам, ясно говорил о том, что именно она хотела сделать. Пока же Драгнил думал, Хартфелия уже во всю пыталась стянуть с него пиджак. Именно это и послужило сигналом «стоп». Оттолкнув девушку, Нацу увидел затуманенные глаза и легкий пьяный румянец.

— Хартфелия, ты пьяна! – твердо проговорил парень.

— Ну, и что? – и опять попытка притянуть Драгнила к себе, которая была благополучно предотвращена. – Что такое?

— Нет! – твердый отказ, ведь как бы Нацу не любил секс, с Хартфелией это делать уж точно не будет. Тем более, когда она в таком состоянии.

— Почему? – этот вопрос был задан с такой детской наивностью, что Драгнил начал сомневаться в своем психическом здоровье: это точно она?

— Я сказал, нет! – окончательный отказ. Нацу не знал, что это с ней: побочное действие алкоголя или простые женские причуды, но он точно понимал, что сейчас говорит не та Хартфелия, которую он привык видеть.

И хоть в паху опять стало жарко, а в голове периодически появлялись картины того, что можно было бы сделать с пьяным сексуальным телом, все пресекали несколько фраз, сказанные Греем перед входом в клуб «Джекпот»:

«За эти два месяца, ты не переспишь с Люси Хартфелией!»
Фанфик опубликован 18 марта 2014 года в 22:58 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 370 раз и оставили 0 комментариев.