Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 7

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 7

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
«Привет, мой дорогой Принц! Прости, что так долго не писала… Не было повода. Спросишь: «А сейчас появился?» Да, появился. Сегодня был ужасный день, начиная простым «встала не с той ноги» и заканчивая залитыми клеем страницами учебников! Теперь придется покупать новые, а свободных средств нет. Почему они так со мной? Я ведь ничего им не сделала! Почему бы просто не замечать меня – я это переживу, но ломать мою жизнь… Почему-то всем доставляет это удовольствие. Знаю, что я выгляжу в их глазах как белая ворона. Конечно, кто они, а кто я? А ведь все могло быть по-другому, если бы не тот случай. Ну, да ладно, не будем о плохом, ведь сейчас мое настроение, несмотря на все проблемы, прекрасно. И все опять благодаря тебе! Представляешь, мы учимся в одном университете! Я случайно тебя увидела, когда ты выходил из машины. Можно сказать, я впервые увидела твое лицо – ты прекрасен, как и ожидалось от Принца! Я не тешу себя надеждами, прекрасно понимая, что мне с тобой не сравниться, но надежда умирает последней… И, кажется, еще чуть-чуть и мое сердце будет принадлежать тебе без остатка».

***


«Съезд Гепарда…»

Эти слова весь день преследовали Драгнила, эхом отдаваясь в ушах. С этим спором, уговорами Хартфелии и подготовкой к предстоящим экзаменам он совсем забыл о нем, а ведь это был почти что нонсенс, все-таки тем, кто организовал этот съезд, был сам Нацу. Даже само название было выбрано в честь него, ведь в узких кругах Нацу был «Гепардом» — быстрым, ловким ну и, чего греха таить, красивым. На эту тусу приглашали только избранных, прошедших тщательный опрос, кастинг и дресс-код, по-простому элита не только этого, но и других престижных учебных заведений, как Хвост феи.

Нацу подбросил бейсбольный мячик, который, словно притягиваемый магнитом, вернулся обратно в сильную руку парня с тихим хлопком. Драгнил думал, а когда он думал, его лучше всего было не трогать. Как только закончились пары, первое, что он сделал, это завалился в комнату и, бросив кожаную папку, улегся на кровать, отдаваясь бурной мысленной деятельности, попутно занимаясь отправлением в полет бейсбольного мяча с автографом Алекса Родригеса*.

Его волновало очень много вещей. Первое и самое главное – это «Съезд Гепарда», к которому предстояло основательно подготовиться. А что вы хотели? Он самое главное действующее лицо, на которое все будут равняться, так что ударить лицом в грязь он не имел права. Безупречная подготовка также залог уверенности в том, что его завистники точно подавятся желчью, а смотреть на это одно удовольствие. Второй и, наверное, самой болезненной темой являлась «мышка», которую нужно было, во-первых, уговорить пойти на съезд, что по его мнению, было почти нереально, учитывая какой у Хартфелии «прекрасный» характер, а, во-вторых, если она согласится, то Нацу придется снова тащить ее в торговый центр – она должна выглядеть идеально. Сейчас она абсолютно не была готова, а срок два дня это слишком мало, чтобы исправить все недостатки.

Мячик совершил плавный полет, почти касаясь потолка, но, решив отложить эту дружескую встречу, вернулся обратно к хозяину, который, крепко сжав мяч, решил, что не собирается проигрывать даже в этом…

«Держись, Хартфелия! Эти два дня тебе придется провести со мной и никаких возражений!»

***


Отложить важное дело в долгий ящик – это не свойственно натуре Драгнилов, поэтому уже через полчаса Нацу стоял в дверях комнаты «мышки» и впервые в жизни не знал, что делать. По всей фигуре парня проходила светлая полоска света, проходящая сквозь приоткрытую дверь, у которой была сломана ручка. Вообще, в этой части студенческого городка он находился впервые и был не очень-то впечатлён.

Это, как попасть из яркого полного людей большого города в нежилой район, где через дорогу, как по закону жанра, пройдет серая кошка с вырванными в какой-нибудь драке клоками шерсти, запекшейся кровью, после побоя с жестокими подростками и, посмотрев на тебя большими янтарными глазами, громко мяукнет, так что этот звук пронесется эхом по пустой улице. Но это лишь первое впечатление, ведь в таком месте, как Хвост феи, тишина это просто нонсенс! В этом маленьком четырех этажном здании, сделанном из серого камня, также кипела жизнь с ее повседневными хлопотами. Конечно, для парня, вроде Нацу, такие вещи, как общественный туалет, маленькие комнатушки и крики на весь коридор «кто сделал домаху, помогите страждущему!» были ново, все-таки он жил в совсем другой среде.

Так вот представьте, как чувствовал себя Драгнил, которого терзали противоречия: входить или не входить? С одной стороны, если войдешь, то нет гарантии, что выйдешь ты оттуда не стоя, а лежа, ведь «мышка» не пускает никого в свое личное пространство. С другой стороны, постучишь, так дверь откроется, и результат будет тем же, а Нацу еще как-то хотел жить – он молодой, красивый, в самом рассвете сил, парень, который еще не осчастливил своим присутствием всех невинных девушек, так что…

Однако, его разум в наглую не слушал инстинкт самосохранения, поэтому уже в следующее мгновение сильная рука легко толкнула дверцу, которая с тихим скрипом открылась перед ним.

Яркий свет, режущий глаза, заставляющий на секунду зажмурится и даже прикрыться ладонью. Сейчас солнце начинало заходить, так что было понятно, почему было слишком ярко.

Как оказалось, Драгнил волновался зря – комната была пуста. Он был впервые в обители «мышки», поэтому изучающий взгляд был результатом реальной заинтересованности, а не простого любопытства. В помещении, площадь которого была чуть больше пятнадцати квадратных метров, умещалось всё, что нужно было среднестатистическому студенту.

Комната была аккуратной, чистой, с какой-то особенной аурой и легким запахом лаванды. На маленькой одноместной кровати, застеленной нежно-розовым покрывалом, в педантичной аккуратности лежали мягкие игрушки, начиная, тряпичной куклой, которую девочки лет пяти называют Мартой и вместе со своими подружками играют в дочки-матери, и, заканчивая большим розовым мишкой, который обычно служит «жилеткой» для девчонок подростков, любящих распускать розовые сопли. Нацу прошел на середину комнаты, осматриваясь вокруг: бумажные голубые обои, которые почти закрывали множество таблиц с формулами, большая карта мира и плакат какой-то группы. Сразу в глаза бросалась книжная полка, к которой парень подошел, аккуратно проведя по корешкам книг. В основном это были труды известных ученых, произведения классиков и немного научной фантастики. Рядом с кроватью старый письменный стол, на дверцах которого безвкусным коллажем наклеены давно выцветшие наклейки, и в уголке уже отломился кусочек древесины.

На столе горы бумаг, которые, стоит отдать должное, лежат в несвойственном парню порядке, а также большая деревянная рамка, стекло которой отражало солнце, из-за чего самой фотографии было не видно, поэтому Драгнил подошел поближе, аккуратно беря предмет со стола.

Красивая женщина улыбалась мягкой улыбкой, которая придавала ей какую-то сказочность. Нацу не верил в сказки, но даже если бы верил, то эта женщина была бы в роли королевы или прекрасной феи. Золотые волнистые волосы, большие карие глаза и исходящий из нее свет создавал впечатление какой-то нереальности, будто бы спишь и достаточно лишь одного вздоха, чтобы ты проснулся. По тому, что эта фотография была на столе «мышки» можно было сказать, что это либо старшая сестра, либо мама, что было намного правдоподобней: фотография была старой.

— Ты что здесь делаешь?! – громкий голос вывел парня из своих дум, причем вывел так, что рамка, которую он держал, чуть не выскользнула из крепких рук. Даже к гадалке не пришлось ходить, чтобы понять, кто это прервал его сравнивания женщины на фото с Хартфелией.

— Не ори, у меня к тебе крутое предло… — слова, которые он хотел произнести застряли где-то в горле, так как то, что он увидел, повернувшись в сторону «мышки» стоило пятисекундного «зависания».

— Т-ты чего? – девушка заметно напряглась, заметив пристальный взгляд Драгнила, и только через мгновение поняла, в каком она виде, начиная медленно заливаться краской.

— Знаешь, вот если бы ты ходила так всегда, думаю у тебя уже был бы свой фан клуб… — еще раз оглядев Хартфелию, пришел к выводу Нацу, а посмотреть было на что…

Похоже, Люси Хартфелия еще долго будет проклинать этот день, когда в ее голове поселилась мысль, что срочно нужно принять душ! Также она будет проклинать свою забывчивость, из-за которой пришлось идти до своей комнаты в одном лишь полотенце, закрывающем только самые важные части тела, но не препятствующие обзору на стройные ножки, тонкие руки и оголенные плечи, на которых золотыми прядями лежали мокрые волосы. Прозрачные капли, периодически капая, проходили увлекательный путь по ключице и скрывающиеся где-то между двумя большими грудями.

— Отвернись, Драгнил! – смущенный крик сопровождался хорошим броском лежащей на кровати книжки, кстати говоря, довольно тяжелой. Увернуться от летящей на тебя книги? Легко! Но все же лучше притвориться, что оружие попало в цель, а то можно отхватить еще сильнее.

— Хартфелия, ты че, с ума сошла?! – отворачиваясь в сторону окна и поднимая руки, словно сдаваясь, проворчал Нацу. Вот что нужно выбить из «мышки» в первую очередь – стеснение. Это совершенно противопоказанное качество в наше время, где за такие замашки могут и не так понять.

Солнце уже почти зашло, окрашивая горизонт в алый оттенок, заставляя металлические крыши зданий ярко сверкать. Присмотревшись, Нацу заметил одну вещь: стекло было идеально чистым так, что в нем отражалось все, что происходило в комнате. Переодевающаяся Хартфелия, как на ладони…

— Так зачем приперся? – спросила девушка, снимая полотенце и доставая домашнюю одежду: спортивные штаны и большую мешковатую футболку с портретом Эйнштейна.

— У меня к тебе есть предложение, — слегка растягивая слова, проговорил Нацу внимательно наблюдая за отражением Хартфелии, которую было почти не видно из-за дверцы шкафа.

— Внимательно слушаю… И если это очередной поход в магазин, то твое красивое личико сегодня пополнится новым аксессуаром в виде фингала!

— Ты уверена, что сможешь за мной угнаться? – ухмыльнулся Нацу, поворачиваясь в сторону уже переодевшейся Хартфелии, которая своей сгорбленной походкой привела нашего "короля" в обычный ужас и начала складывать книги на полку. На вопрос он получил весьма исчерпывающий ответ в виде коварной улыбки, от которой почему-то не осталось сомнений, что она его не только догонит, но и сделает еще кучу вещей, которые отразятся на внешности парня, так что он поспешно продолжил, решив, что раз вякнул «А» нужно сказать и весь дальнейший алфавит. Взяв со стола сборник стихов Пушкина, Нацу начал перелистывать страницы попутно говоря то, зачем он собственно и пришел. – Нет, я приглашаю тебя на «Съезд Гепарда»!

Тишина. Тишина – это плохой знак… Нацу даже не хотел отрывать взгляд от страницы книжки, ведь трудно предугадать, как отреагирует Хартфелия: пошлет? Рассмеется? Может, вообще выгонит? И Нацу бы ее понял: о съезде ходило множество слухов и не самых лестных, половина которых была чистой воды ложь, но она-то не знает!
Стук. Книги, которые держала девушка, со стуком упали на пол, раскрываясь и показывая свои пожелтевшие страницы. На такое Драгнил не мог не отреагировать и поднял взгляд, встречаясь с двумя карими глазами, скрывающимися за толстыми стеклами очков, но даже так можно было сказать, что они были широко раскрыты.

— Ч-что ты с-сказал? – тихо прошептала Хартфелия, у которой от удивления рот был чуть приоткрыт.

— Я приглашаю тебя на съезд… — Нацу не понимал, почему эти слова произвели на нее такой эффект, все-таки такое лицо у «мышки» редко можно лицезреть: то ли испуганное, то ли удивленное – невозможно было точно понять.
Дальнейшие действия девушки повергли парня в культурный шок и точную уверенность, что у него глюки. Хартфелия закрыла глаза, на губах появилась легкая улыбка, а рука сжала футболку на груди, и уже в следующий миг Драгнилу пришлось резко наклониться, так как на его шее повисла одна блондинистая особа в очках, которая при всем при этом громко смеялась и, похоже, даже не собиралась расслаблять хватку.

— Драгнил, я тебя обожаю! – прозвучало у самого уха Нацу. Парень вообще не мог понять, что происходит, с чего это Хартфелия вдруг так изменилась.

«Э-э, кирпич вроде на голову не падал… ну, по крайней мере, при мне! Может она, когда мылась, об кафель приложилась? Да, тоже вроде нет, так бы она сразу на меня накинулась, а не орала, как пострадавшая…» — размышлял Драгнил, пока Хартфелия как обезумевшая прыгала, при этом, наконец, отцепившись от Нацу.

— Хартфелия, что это с тобой? – решив, что лучшая тактика это спросить напрямик, он подошел к Люси и положил руку на лоб девушки, отмечая, что жара нет.

— Драгнил, ты что совсем тупень? Это же «Съезд Гепарда»! Это же… Блин, ты не поймешь! – глаза блестят, с губ не сходит улыбка, щеки покраснели – явные признаки счастья.

«Неужели, для нее это так важно?»

— Ну, так ты согласна? – решив удостовериться, спросил Нацу, на что получил счастливую улыбку и громкое: «ДА!»

***


Море шелка, море бархата, море атласа и все не то! Драгнил не стал заморачиваться с манерами Хартфелии, прекрасно осознавая, что все это за два дня, а сейчас уже за один, не выбить, так что все свое внимание он решил сосредоточить на внешности – пусть хотя бы в этом она будет первой! В этой области самым прекрасным и неповторимым был Хэппи, у которого весь день они и провели, внимательно разглядывая каждый наряд. Хартфелии нравилось все, однако, серьезный и ужасно строгий Нацу Драгнил ничего не принимал, посылая все это в ж… в мусорное ведро.

— Нацу, ну что ты такой категоричный? Кто как не Хэппи знает, что нужно этой baby? – своим немного слащавым голосом спросил дизайнер, показывая черное платье из натуральной шерсти. Простой покрой, горло-лодочка, юбка карандаш длиной чуть выше колена, но и имеющий свой некий шарм в основном из-за большого шелкового банта, прикрепленного на бедре. Именно этим Хэппи и отличался от других модельеров: он мог сделать из простой вещи конфетку, добавив лишь одну незначительную деталь, которая и изменяла всю общую картину. Однако как бы ни было это платье сногсшибательно Драгнил остался Драгнилом, поэтому оно было категорично отклонено, хотя «мышка» и была против.

Вообще, поведение Хартфелии все больше удивляло Нацу: обычно хмурая «мышка» светилась аки лампочка и даже на настояние Нацу пойти и обновить гардероб никаких возражений он не услышал. Сейчас она мерила все, что предлагал ей дизайнер невзирая на то, что многое из того, что было предложено даже самые смелые девушки иногда стесняются одеть. А это значит, что где-то глубоко в ней есть задатки настоящей «королевы».

— Кот, ты же знаешь, что я никогда не сомневался в тебе, — проговорил Драгнил, осматривая предложенное платье. — Но это не то! Хэп, это же «Съезд Гепарда»! Там все будут в таком, а моя задача сделать так, чтобы она, — показал он в сторону Хартфелии, — выделялась! Тем более ты же знаешь, что съезд это не просто туса! И как ты представляешь ее в этом на основной части?

Хэппи удивленно возразил взгляд на друга, как бы взглядом спрашивая: «Ты не шутишь?!», но получив весьма красноречивый взгляд Нацу, издал нервный смешок.

— Драгнил, it’s not funny! – прошептал Блу, все еще ища признаки шутки.

— А я и не шучу.

— Что же должно было произойти, чтобы ты решил принять новенькую в команду?

Хоть Хэппи и был его самым лучшим другом, но рассказывать такое он не собирался, все-таки это было дело, касающееся лишь его и Грея. А если еще и учесть тот факт, что Хэппи был весьма воспитанным человеком, считающим, что в мире есть еще истинная любовь, которую он и ищет без устали уже довольно продолжительное время, то спор между его друзьями он мог посчитать аморальным и даже преступным, так что лучше было не рисковать.

— Скажем так, были на то свои причины… Я тебе потом расскажу, но прими то, что она будет с нами в одной команде!

За весь этот разговор Люси с интересом наблюдала то за Нацу, то за Хэппи, с которым, кстати говоря, они нашли общий язык. Но друзьями их назвать было бы не правильно, все-таки Хэппи был эстетом, и все, что было «not fine» он считал оскорблением для своего общества, но даже так, общие темы у них были, начиная Шекспиром, заканчивая «Анной Карениной», которую оба зачитали до дыр.

Тяжело вздохнув, модельер прошел в дальний зал бутика в отдел «для самых-самых», как любил выражаться Блу. Как только Хэппи скрылся за стеклянной дверью, перед носом Драгнила показалось глубокое декольте, в котором было все на месте.

— Приветик, бросай эту мымру и пошли, развлечемся, — голос с соблазнительным придыханием прозвучал где-то в области его макушки. Нет, конечно, он был не против, но сейчас это было точно невозможно, учитывая, что сейчас его прожигали два глаза, принадлежащие одной из самых истеричных баб, которых он вообще знал.

— Такие шлюхи, как ты, его не интересуют! – Ого! Это точно она сказала? Он думал, что сейчас начнется спектакль, сценарий которого он знал не понаслышке, включающий в себя такие повторяющиеся слова, как «ах, ты похотливый кобель» и «мы за каждой юбкой горазды!». Если бы он не знал ее, то подумал бы, что «мышка» ревнует, но это было исключено. Хартфелия не из этого кордебалета, где за ним бегали с маньяческим выражением лица.

Девушка с весьма внушительными достоинствами, как кошка выгнувшись, встала в полный рост, отрывая свое декольте от обзора парня. Она была довольно красивой: среднего роста, в облегающем красном платье, показывающем все достоинства девушки, черные длинные волосы и плавные черты лица создавали образ женщины вамп. Она презрительно осмотрела Хартфелию с ног до головы, показывая свое пренебрежение.
— Только не говори, что в его вкусе такие, как ты?

То, что хотела сказать «мышка» мы так и не узнаем, так как с победным кличем из комнаты «для самых-самых» вышел Хэппи, держа в руках вешалку, на которой было простое белое платье, однако Блу держал его, словно хрусталь. Хэппи был очень умным, поэтому быстро оценил ситуацию, все-таки не каждый день увидишь двух девушек, которые давно уже зажарили друг друга взглядом и уже убирали угольки.

— О, Кэт! Ну, что ж ты так поздно? Я тебя с самого утра жду! – воскликнул Хэппи, бросаясь в сторону своей знакомой, традиционно целуя в обе щеки. – Ну, ты как всегда прекрасна!

— Не говори ерунды, Хэппи… — кокетливо улыбнувшись, произнесла девушка, хотя сразу же вернула хитрое выражение лица и, улыбнувшись через плечо Нацу, приторно произнесла. – Не познакомишь?

— Конечно! Нацу Драгнил – мой лучший друг, — Нацу поднялся и коротко кивнул. – Катрин Блэк – одна из моих лучших моделей.

— Кхм…

— Да, и Люси Хартфелия… эм, подруга Нацу.

Кэт насмешливо посмотрела на Хартфелию на что получила довольно красноречивый взгляд от «мышки», который обычно приводил Нацу в ужас.

— Подруга? – удовлетворенно произнесла черноволосая, явно намекающая на то, что «НЕ девушка»!
Однако Люси это, похоже, вообще не задело, так как она с самым невозмутимым видом прошла мимо Катрин и, взяв платье из рук Хэппи, попутно хватая Драгнила за рукав рубашки, произнесла:

— Я просто знакомая, — и дальше держала путь в сторону примерочной, волоча за собой немножко не догнавшего Драгнила.

— Сиди тут! – ослушавшегося приказа Хартфелии ждет кара, и Драгнил это знал, поэтому беспрекословно сел на белоснежный пуф перед примерочной. Хартфелия же, даже не взглянув на платье, зашла в комнату, оставив дверь чуть приоткрытой. – Драгнил, я кое-что не поняла о «Съезде Гепарда». Что за основная часть? Я думала, что это просто крутая вечеринка, на которую приезжает вся элита всех престижных университетов.

Нацу удивленно посмотрел в сторону приоткрытой двери. То есть Хартфелия, даже не зная про основную часть, так была рада пойти на эту вечеринку? Все запуталось еще больше…

— Ты что думала, что вся элита приезжает только из-за хорошей музыки, моря бухла и возможности переспать с проститутками?

— Ну, нет… Я, конечно, догадывалась, что тут есть еще «что-то», но что, как бы ни ломала голову, не могла понять.

— Эх, ну скажем так. Это что-то типа развлечения для богатеньких. Все разделяются на две группы: участники и просто гости. Гости лишь развлекаются, тусят, бухают и просто проводят хорошо время, а вот участники… Участники разделяются на команды и получают список заданий, которые составляют независимые люди, должны их выполнить. Задания должны быть сложными, такими чтобы было очень сложно пройти. Например, в прошлом году было переспать с десятью девственницами, — да, было дело! Их команда вырулила лишь благодаря Драгнилу, который и взял на себя сию сложную задачу. – Пунктов всегда десять, но за всю историю съезда все десять еще никто не выполнил.

Из проема двери появилась макушка девушки.

— То есть это что-то типа игры?

— Ну, если это для тебя проще, то да. Это что-то типа игры, только призы взрослые.

— Например?

— Дом в Венеции, крутая тачка, билеты на крутые пати или просто деньги. Каждый год что-то новенькое…
Хартфелия присвистнула, что было для нее не свойственно. Нацу вообще ее не понимал: зачем ей все это? Она же вроде такая правильная, не любящая богатеньких, а тут сама идет в самую их гущу, но спрашивать ее он не собирался. Вдруг действие кирпича, который погладил ее по головке, прекратится и, тогда ему кранты.

— Ну, как?

Оказывается, что девушка уже вышла.

— Ну, вот другое дело! – проговорил Драгнил, отмечая про себя, что Грей точно удавится. Он мог еще раз поспорить с кем угодно, что Фулбастер ожидает всего, но точно не такого. Блу подобрал красивое платье, которое отличалось своей простотой: белое вискозное платье-майка с глубоким овальным вырезом и обтягивающей короткой юбкой. На обычной девчонке оно бы выглядело по-простому, но на Хартфелии оно выглядело прекрасно, будто было сшито для нее.

— А не слишком коротко? – вдруг выдала девушка, которая, между прочим, до этого мерила то, что назвать платьем то было нельзя…

— Великая и Ужасная мини юбка…

— Знаю-знаю!

***


Ну, вот и настал день X.

— Драгнил, ты уверен? – «мышка» волнуется – редкое явление, встречающееся раз в тысячу лет. И это явление увидел воочию Нацу Драгнил в кабине своей «малышки». «Съезд Гепарда» проходил в самом популярном ночном клубе Магнолии «Джекпот». Именно там проходила официальная часть, и именно он являлся стартом и финишем съезда.

— Не волнуйся, «мышка». Тебя никто не съест! – ухмыльнувшись, произнес Нацу, понимая, что реально волнуется за нее. – Главное держись рядом со мной.

Блондинка лишь кивнула, от чего идеально уложенные волосы слегка покачнулись. Вчерашний день для Люси Хартфелии был настоящим адом, включающим в себя такие пытки, как маникюр, педикюр, солярий, укладка, макияж и другие женские штучки. Сейчас она выглядела более-менее презентабельно, хотя, по справедливому мнению Нацу, до идеала им еще далеко. Пока что это просто красивая обертка, а само содержимое еще нужно подкорректировать.
Резкий тормоз, и вот они на месте.

Клуб «Джекпот» один из самых дорогих и элитных клубов, не только в Магнолии, но и во всем мире. Большой комплекс включал в себя пять клубов: самый главный «Гранд Джекпот» и четыре побочных, в которых могли пройти любые. Каждый год Нацу снимал на сутки весь «Гранд Джекпот», в котором и было все, о чем только могли мечтать истинные ценители развлечений, начиная, живой музыкой в виде знаменитых групп, которой можно по полной насладиться на вибрирующем танцполе и, заканчивая множеством приватных комнат, в которых вас ждут прекрасные путаны на одну ночь.

Выйти из машины, открыть дверь для «мышки» и галантно подать руку. Сначала миниатюрная ножка в туфельке цвета металлика и побрякивающем ножным браслетом, ручка, прошедшая жестокие пытки, и теперь отличающаяся французским маникюром, крепко держащая белый клатч из крокодиловой кожи, голова с переливающимся золотом волос и идеальным макияжем и очками в тонкой оправе(условие Хартфелии), а затем уже и вся «мышка» во плоти.

Нацу был доволен! Результат превзошел все ожидания, и если бы он не знал, что это Хартфелия, то и сам приударил бы.

— Драгнил! Ты где застрял?! – громкий голос за спиной, принадлежал…

— Грей, просто моя спутница очень долго собиралась. Ну, ты же понимаешь – женщины!

— Спутница?

Грей, наконец, увидел Хартфелию, оценивающе осмотрел ее с головы до ног. Надо воздать должное, «мышка» выдержала этот взгляд с достоинством.

— Хартфелия, иди пока вперед. Мне нужно кое-что сказать Грею…

Лишь кивнув, она медленно прошла мимо Фулбастера, который услышав «Хартфелия», улетел далеко за пределы нашего мира.

— Ну что Грей? Готовь фотик! – ухмыльнувшись, произнес Драгнил.

— Знаешь, Нацу, у меня к тебе есть одно предложение, — удивленно провожая «мышку» взглядом, прошептал парень. – Я хочу поменять условие пари.
Фанфик опубликован 18 марта 2014 года в 22:39 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 321 раз и оставили 0 комментариев.