Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 45. Часть 2

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 45. Часть 2

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
II. Любовь, которая не получила своего начала.

«Многие верят в Бога. Моя же вера признает только Смерть.

Смерть – воплощение всего того, кем я когда-либо хотел быть. Внушать людям страх. Вызывать в людях благоговение, когда с их уст срываются звуки моего имени. Заставлять людей верить в то, что я всегда незримо рядом, дышу им в затылок и готовлю свою черную косу, чтобы обрубить их жалкие жизни.

Меня называют Смертью, а моих подчиненных - Жнецами.

И в мире людей меня боятся как Всадника Апокалипсиса, который одним своим появлением предвещает беду.
Я умею ждать. Я внушаю страх и трепет.

И если есть в этом мире Смерть в человеческом обличье, то это я.

Смерть – не госпожа. Она моя подруга».

© Акнология.

***


Наши дни. Где-то за пределами Магнолии-Сити.

Зереф остервенело жал на педаль газа, выжимая из своего Hover H3**** всю скорость, на которую он был способен. Ровная и пустая магистраль примерно час назад сменилась лесной, запущенной тропой, по которой уже давно никто не ездил. Однако Зереф даже в приглушенном свете фар примечал поломанные кое-где ветки, смятые желтые листья и еле различимые следы от шин, по меньшей мере, трех автомобилей.

Это доказывало, что он движется в правильном направлении.

Вперед себя он пустил Джета и Дроя, которые должны были провести разведку на местности. Позади же, примерно в десяти километрах от него, ехала подмога в виде Вакха, Уртир и двадцати их лучших людей.

Сам Зереф был один. Потому что он хотел уничтожить Акнологию собственноручно. Потому что он не сможет удовлетворить разъедающую его жажду мести, если собственными руками не прикончит этого жестокого и не ведающего пощады человека.

Потому что его мать и отец достойны быть отомщенными рукой их сына.

За этими мыслями Зереф сначала не заметил двух припаркованных джипов своих подчиненных. Два пустых автомобиля были скрыты под тенью высоких, уходящих кронами в небо деревьев. Припарковавшись рядом с ними, Дрейс сделал вдох и выдох. Кровь в жилах кипела, и руки начали трястись от возбуждения. Он мечтал об этом с девятнадцати лет, с момента, когда узнал, что друг и благодетель, спаситель и старший товарищ Акнология был повинен в смерти его родителей. С момента, когда Акнология, смотря на него сверху вниз, выплюнул ему в лицо слова, в правдивость которых он не хотел верить.

- Я приказал своим подчиненным убить их. Приказал выколоть глаза твоей матери и связать твоего отца собственными кишками. Уж поверь, они орали как резаные свиньи, и мне до сих пор жаль, что я собственными руками не вспарывал мягкую плоть твоей матери. Я бы хотел видеть на ее надменном личике эти гримасы бесконечных мук. Так что, Зереф, какого тебе узнать, что человек, который стал тебе… как ты меня называл? «Старшим братом»? Так какого это узнать, что твой драгоценный «старший братик» безжалостно прикончил своим приказом людей, которые тебя породили?

На глазах выступили обжигающие слезы, которые всегда появлялись, когда он вспоминал всю ту обиду, кирпичик за кирпичиком появившуюся у него в сердце. До сих пор, даже спустя три года, он не мог поверить в то, что человек, который приютил его, который дал кров и научил управляться с оружием, который всегда казался понимающим и чутким, и ради которого он с удовольствием отдал бы собственную жизнь, был повинен во всех его страданиях.

- Соберись, тряпка! – прошипел Зереф, смотря на свое отражение в зеркале.

Хватило нескольких ударов по щекам, чтобы привести себя в норму. Следующие действия были простыми профессиональными сборами. Два пистолета, один револьвер, несколько ножей и две гранаты, предназначенные на случай, если он поймет, что сможет убить Акнологию только ценой собственной жизни.

Перед глазами предстал непрошеный образ Мавис, которая взяла с него обещание беречь свою жизнь, как он берег ее собственную.

И он впервые ей солгал.

Вдох-выдох.

Зереф вышел из автомобиля, поправил куртку и, обойдя машину, достал из багажника уже собранную винтовку. Он не знал, что его ждало, но прекрасно осознавал, кто такой Акнология, и что прозвище Смерти он получил не за свои красивые глаза.

От этого человека можно было ожидать чего угодно.

Вдох-выдох.

Он медленно, ступая мягко и бесшумно, лавировал между деревьями, стараясь не задевать раскидистые ветки. Любой шум мог стать для него приговором, а он не собирался подписывать его собственной рукой. В прикрепленном к его уху наушнике подозрительно сохранялась тишина, и он начал беспокоиться, что Джет и Дрой не оповестили его о выполненном задании. Попытка связаться с ними не увенчалась успехом, и Дрейс сжал винтовку сильнее.

Между ветками замелькали очертания деревянного охотничьего домика. Яркий огонек, мелькавший в одном из окон, стал для него огнем маяка, и парень прибавил шагу. Пожелтевшая трава под ногами тихо шуршала под тяжестью его поступи. И тишину ночи нарушало только громкое уханье сов да шелест еще не опавших листьев.

Вдох-выдох.

В голове не было четкого плана, потому что слепая ненависть застилала глаза, и Зереф ничего не мог с этим поделать.

Устроившись на безопасном расстоянии от дома, Дрейс достал из внутреннего кармана свой телефон. Если Джет и Дрой сделали то, для чего он их отправил, то он сможет увидеть дом изнутри. И действительно, программа заработала, и на экране высветились изображения нескольких пустых комнат, и только одна единственная, там, где горел свет, была обитаема.

Акнология был один, и Зереф понял сразу, что он его ждал.

Значит, он удовлетворит его желания.

Вдох-выдох.

До дома было не более сорока метров, и Зереф, уже не скрываясь, быстро прошел к парадной двери. Если Акнология его ждал, значит, он приказал своим людям пропустить его невредимым.

Деревянная дверь плавно и бесшумно открылась, пропуская нового гостя в свою обитель. Прихожая была небольшой, и было видно, что давно необитаемой. Половицы заскрипели, и его ботинки оставили следы на толстом слое пыли. Из прихожей вели две двери, и Зереф направился к той, из которой был виден тонкий лучик света.

Вдох-выдох.

Когда Зереф потянул дверь на себя, в его голове промелькнула мысль, что обратного пути уже нет.

***


Акнология вальяжно устроился на высоком резном стуле, который по форме своей больше напоминал трон. Он медленно перебирал пальцами свои длинные волосы и задумчиво смотрел на пляшущий огонек на самом кончике единственного источника света – обрубка восковой свечи, которого по его подсчетам хватило бы на час.

Полы его кожаного плаща собирали пыль с половиц. Длинные ноги были облачены в узкие джинсы и высокие сапоги, а совсем не сочетающаяся с образом мешковатая ярко-зеленая футболка выглядывала из-под плаща.

На этой комнате так и был виден отпечаток ветхости и запущенности, и только тяжелый дубовый стол казался чистым и избавленным от пыли. На столешницу аккуратно был поставлен подсвечник, подле которого лежали какие-то бумаги, и совершенно выбивался из картины закрытый ноутбук.

Зереф прикрыл за собой дверь, одарив мужчину тяжелым взглядом. Ак, кажется, даже и не заметил нового гостя.

- Я рад, что ты пришел, Зереф, - тихо проговорил Акнология, отрывая взгляд от свечи и переводя его на парня. Он внимательно осмотрел его, и мягкая улыбка искривила его губы. – Я вижу, ты подготовился.

Дрейс сжал кожаный ремешок на винтовке.

- Я всего лишь помню твои уроки. «Никогда не идти в бой не подготовленным», так, кажется?

- О да, - Акнологию эта ситуация, казалось, смешила. – Я рад, что ты не забыл того времени, что мы провели вместе.

- Сволочь, - сквозь зубы прошипел Дрейс, выхватывая винтовку и наставляя ее в сторону мужчины. Ак даже бровью не повел.

- Что, вот так сразу? А я думал, что ты не только меня убить хотел, но и, знаешь… эм… узнать у меня информацию.

Зереф, не мигая, смотрел в насмешливо сверкающие глаза Акнологии, который не переставал накручивать прядь на палец и сохранял убийственное спокойствие. Не опуская винтовки, он сделал глубокий вдох в попытке успокоиться.

- Ты прав, - согласился Зереф. – Перед тем, как я засажу тебе пулю в лоб, я хотел бы кое-что узнать.

Акнология усмехнулся.

- Все что угодно, птенчик мой.

Вопросы в голове Дрейса формировались в течении трех лет.

- Зачем я тебе был нужен? Почему после убийства моих родителей ты сделал так, чтобы я пришел к тебе? И зачем ты тренировал меня все это время?

- Как ни было бы это иронично, - по лицу Акнологии было видно, что он нисколько не был удивлен, - но я ответил на эти вопросы твоему отцу. Прямо перед его жалкой смертью, - он с удовольствием отметил, как сжались руки противника. – Мне просто хотелось посмотреть, как месть влияет на людей. Даже на таких миролюбивых, как ты.

- Что?

- Оу, только не говори, что ты не понимаешь. Посмотри на себя сейчас и вспомни, каким ты был, когда только пришел к моему порогу, умоляя меня о том, чтобы я помог отомстить. Ты тогда и в белку то не мог выстрелить, что уж говорить о человеке. А сейчас ты босс перспективной мафиозной семьи, ты удостоился уважения «Зодиакальной мафии», и ты подмял под себя половину семей в Британии. А сейчас ты без капли сомнения наставил на меня пушку, и я уверен, что как только я удовлетворю все твое любопытство, ты также, без сомнений, выпустишь в меня пулю.

Винтовка опустилась на несколько сантиметров вниз, и в глазах Акнологии блеснули смешинки, будто вся эта ситуация его необычайно смешила.

- То есть, я был для тебя подопытным кроликом? – не веря, спросил Зереф.

- Если смотреть на это в общем, то… да.

- Ты псих. Больной псих, ты в курсе?

Акнология вздохнул, будто разочаровавшись.

- Ты думаешь так поверхностно, Зереф, что даже раздражает. И, черт, я действительно надеялся, что ты унаследуешь острый ум твоей матери, а не это посредственное мышление Мара Дрейса! – в сердцах воскликнул Ак, раздраженно поведя плечами. Казалось, что само осознание того, что Зереф не оправдал его ожиданий, невероятно бесило мужчину. – Твой отец так и не понял простой истины, даже за те двенадцать лет, что я ему дал. А я ведь вложил эту истину ему в рот, когда мы заключали договор. Ему оставалось только прожевать… но, увы и ах, не судьба.

- Какую истину? – осведомился Дрейс, пытаясь разобраться в этом бессмысленном потоке слов.

Акнология с некоторое время внимательно смотрел в лицо Зерефа, будто решая, достоин ли разочаровавший его образец второго шанса.

- Что ж, давай попробуем, - прошептал сам себе мужчина. – Я посею немного мудрости в твоей голове. Ты знаешь, зачем я прибыл в Магнолию-Сити?

Зереф не понимал, почему не стрелял. Янтарные глаза Акнологии по-своему гипнотизировали, и где-то внутри еще осталась привычка угождать своему учителю.

- Конечно. Ты ведь охотишься за NK-6.

- Да ну? – удивленно приподняв брови, насмешливо спросил мужчина.

- А разве нет?

Акнология улыбнулся и наклонился чуть вперед, посмотрев на Зерефа как на маленького ребенка. Он, молча, потянулся к своей шее и только успокаивающе приподнял руку, когда Зереф напрягся, снова наставляя винтовку в его сторону. Через мгновение из-за ворота футболки Акнологии показалась серебряная цепочка со свисающим с нее маленьким кулоном. Присмотревшись, Зереф увидел, что это была ампула с плескавшейся в ней прозрачной жидкостью.

Осознание пронзило ударом под дых.

- Не может быть!..

- Зачем мне NK-6, - тихо прошептал Акнология, - когда он у меня уже есть?

Зереф, словно завороженный, смотрел на ампулу, пытаясь понять, что все это значит.

- Но как?

- Неужели ты думаешь, что я сидел, сложа руки, когда мой многоуважаемый папаша валялся при смерти? – спросил Ак, отпустив ампулу, которая медленно покачнулась на цепочке. – Я в тот же день отправил своих людей в лабораторию в S-hall, и для меня выкрали несколько ампул этой замечательной вещички.

- Но… Игнил ведь…

Акнология улыбнулся, кивнув.

- Да, Игнил один из немногих, кто мыслит также как и я, и понимает, что далеко не грубая сила и оружие приносят власть.

Уханье совы доносилось досюда приглушенно, но даже так, Зереф чувствовал, как этот звук, были словно капли воды, стучащие по каменной кладке его нервов.

Он чувствовал себя так, словно почву из-под ног убрали, и он остался в невесомости.

- Я не понимаю. Ты же все время говорил об NK-6, - напряженно проговорил Зереф, будто пытаясь убедить в этом Акнологию. – Сколько я с тобой пробыл и сколько я увидел, уже будучи не под твоим крылом. Ты всегда охотился на NK-6. Ты твердил о нем, как помешанный. В конце концов, ты выкрал Ивана и пытал его! Он рассказал, что ты спрашивал его только о препарате. Только о нем и ни о чем больше…

Отрицательно качнув головой, Акнология улыбнулся.

- Если ты внимательно слушал Ивана, Зереф, то ты должен был понять, что спрашивал я его не о препарате. Я спрашивал Ивана о его местонахождении.

- Разве это не одно и то же?

- Оу, нет. Ведь в одном месте может находиться несколько вещей, не так ли?

Зереф начал медленно понимать…

- Так ты охотишься не за самим препаратом, а за ключом к ячейке, в котором он спрятан. Потому что нужен тебе не препарат, а то, что еще находится в той ячейке.

Акнология тронул пальцем нос***** в знак правильного ответа.

- Какой догадливый мальчик.

- Но что может интересовать тебя больше, чем NK-6? Игнил ничего не говорил о чем-то более важном, чем препарат.

Мужчина вздохнул.

- Знаешь, ты совершаешь ту же ошибку, что и твой отец, который всегда считал, что только грубая сила правит миром. На самом же деле, мой дорогой друг, миром правит информация, именно поэтому твой отец и умер. Он не располагал ею. Если бы не это, он бы спрятал вас надежней, и я бы не нашел шестнадцать лет назад ваше убежище и не заставил твоего отца заключить со мной сделку, - Акнология выпрямился, коснувшись пальцем виска. – Только информация важна в нашем мире. И если в твоей организации есть человек, который имеет такой мозг, что может в считанные секунды просчитать тактику противника, понять его планы и распутать запутанный клубок заговора, только тогда твоя организация непобедима. И будь у твоего противника хоть тысячи людей и самое навороченное оружие, он никогда не сможет победить тебя, если ты располагаешь одним единственным человеком, обладающий Знаниями и умеющим эти Знания применять.

- К чему ты ведешь?

Длинными бледными пальцами Акнология обхватил подлокотники своего «трона», облокотившись на спинку и посмотрев на Зерефа с издевательской улыбкой на губах.

- Ответ лежит на поверхности, Зереф. Подумай, что могло меня привлечь в NK-6 шестнадцать лет назад?

Он посмотрел на бывшего ученика внимательно, словно надеялся, что он сможет найти ответ на его вопрос. И Зереф пытался, как зачарованный, смотря за пляшущим огоньком в свече.

Если сопоставить сказанные Акналогией слова с тем, что ответ находится на поверхности, то…

- Его создатель, - выдохнул Зереф, подняв взгляд. – Ты ищешь создателя NK-6!

Широкая улыбка расползалась на лице мужчины.

- Хороший мальчик.

Небывалое возбуждение накрыло Зерефа, и он лихорадочно начал смотреть по сторонам.

- Подожди, так значит в ячейке спрятан не препарат, а… не знаю… документы о местонахождении создателя препарата?

- Ну, почему же, - спокойно проговорил Ак, - в ячейке действительно спрятан препарат, и да, документы о местонахождении ученого, который своей искусной рукой и гениальным мозгом придумал эту удивительную вещичку.

- Но Игнил ничего об этом не сказал.

- Не так… Игнил не договорил. Он лишь сказал половину правды, и я уверен, что он знает, за чем я действительно охочусь, поэтому никто об этом и не знал. Думаю, даже самые приближенные остаются в неведении. И я бы остался, если бы не знал Игнила так хорошо. Когда мне доложили, что он передал документацию на S-hall своему сынишке, я особо не обратил на это внимания. Но вот когда я узнал, что там хранилась не только документация на компанию, но и ключ от ячейки, где хранился NK-6, я понял, что это именно то, что мне нужно. Техника «двойного тайника» - давний фокус Игнила. «Спрячь что-то так, чтобы никто не понял, что это спрятано там», - Акнология хмыкнул. – Именно из-за этого я так и уважаю этого мужчину. Он, как и я, понимает ценность информации. Он, как и я, знает, что значит - иметь в своем подчинении гения. Вот только он слишком благороден… именно это и мешает ему воспользоваться невероятным человеком, который находится в его руках.

Зереф почувствовал легкий озноб по всему телу, но не обратил внимания.

- Почему ты все это мне рассказываешь?

Акнология улыбнулся, как улыбаются господа, видевшие страдания своих подданных. Сочувственно, но с долей превосходства.

- Знаешь, то, что NK-6 по сути мне не нужен не значит, что я не оценил красоту действия этого препарата, - прошептал он. – Убивает человека посредством страха, медленно, мучительно… Правда, одно мне в нем не нравилось.

Зереф обхватил винтовку руками, немного покачнувшись. В глазах вдруг начало двоиться, и он не мог понять почему. На мгновение лицо Акнологии приняло знакомые мягкие черты Мавис. Он мотнул головой, прогоняя видение.

- Мне не нравилось, - продолжил Ак, словно поведение Зерефа было в порядке вещей, - как… неэлегантно он убивает. Подчиненные моего отца умерли сразу же, как открыли бутыль вина, которую послал Джудо Хартфилий. Мой отец же по неизвестным мне причинам ушел в мир иной через два дня, и то, не без моей помощи. И, знаешь, я решил, что эту маленькую недоработку нужно исправить, ведь так и ненароком убийца может попасть под действие препарата.

Черные волосы Акнологии начали приобретать золотой оттенок, а янтарь в глазах сменилась изумрудной зеленью. Мавис алчно улыбалась, держа в руках окровавленный нож.

- Нет, нет, нет, - тихо начал бормотать Зереф, пытаясь прогнать пугающий образ. Винтовка упала на пол.
- И тогда я попросил своих людей помочь мне убрать этот изъян, - прошептал Акнология, спокойно смотря, как Зереф упал на колени и обхватил голову руками, продолжая шептать, как мантру: «нет, нет, нет, нетнетнетнетнетне…». – И сейчас NK-6, по моему скромному мнению, идеален для убийства. Сейчас он начинает действовать только при непосредственном контакте с кожей, и не сразу… а только спустя, - он покосился на свои наручные часы. – Оу, пятнадцать минут.

Мавис медленно подошла к нему. Лицо ее преображалось, словно маски искривляли ее красивые черты. Белое платье начало желтеть, и яркие красные пятна покрыли брызгами место под ее сердцем. На его глазах бледная кожа начала разлагаться, и золотые пряди клочьями падать на пол.

- Знаешь, Зереф, когда-то я подумывал сделать тебя своим преемником… вот только ты не оправдал моих ожиданий. Ты, как и твой отец, не смог понять простую истину, - Акнология встал, медленно подойдя к корчащемуся на полу парню, и оттолкнул валяющуюся на полу винтовку. – Если ты пришел убивать, то убивай сразу.

Мавис медленно наклонилась, искривляя свои покрытые рубцами губы.

Нож в ее руках блеснул сталью, и он, смотря в ее, еще не потерявшие знакомый блеск глаза, смог прошептать лишь отчаянное:

- Нет.

Но нож безжалостно проделал дугу, и острое лезвие разрезало плоть, попадая точно в сердце.

***


«Смерть не спрашивает разрешения, чтобы прийти».

Примечания:

* Мар и Кека - надеюсь, вы поняли, что по манге это Демоны Тартароса и, надеюсь, вы представляете, как они выглядят :)
** Сел - это настоящее имя Весов.
*** Майкл [зн. "Посланник Божий"] - настоящее имя Акнологии.
**** Hover H3 - внедорожник.
***** Означает правильный ответ в игре шарады.
Фанфик опубликован 23 августа 2014 года в 21:04 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 597 раз и оставили 0 комментариев.