Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 43

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 43

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
«Выбор – самое опасное, что есть в нашей жизни. От выбора не зависит наше прошлое, но зависит наше настоящее и, что самое важное, будущее.

Человек должен страшиться не смерти, не боли, не унижения.

Человек должен страшиться неправильного выбора, ведь сделав его единожды, обратно повернуть будет уже невозможно.

От ошибки может зависеть не только твоя жизнь, но и жизнь твоих близких и, в конце концов, всего мира. Кто может нас застраховать от какого-нибудь безумного ученого, который шутки ради смешает реактивы, способные уничтожить все человечество?

Я не пытаюсь внушить вам, что выбор – это всегда нечто судьбоносное. Я и в судьбу-то не верю. Однако я настоятельно советую хорошенько подумать прежде, чем принимать какое-то решение. Ведь если что, вы можете закончить свою жизнь как те ублюдки, посмевшие пустить пулю в мою мать.

За выбором всегда стоят последствия.

Я надеюсь, вы это понимаете».

© Кобра.

***


- Мы на месте, - тихий голос раздался в маленьком наушнике, прикрепленном к уху серьезной на вид женщины, которая внимательным взглядом изучала раскинутые перед ее взором записи видеонаблюдения.

- Поняла. Отcчет пошел.

Ее пальцы быстро забегали по клавиатуре, в то время как глаза неотрывно смотрели за набирающимся в маленьком окошке перечнем символов. Нажав клавишу «Enter», она усмехнулась, потеребив рукой свисающий с ее шеи кулон в виде двух зигзагообразных волн.

- Записи изменены. Путь свободен.

- Начинаем проникновение, - тут же раздался тихий ответ.

Водолей улыбнулась, наблюдая на своем личном мониторе за двумя темными фигурами, которые, как и присуще их профессии, бесшумно и грамотно выполняли свою работу. Миниатюрная девушка в черном облегающем костюме, точно кошка, пробралась в маленькое окошко с западной стороны небольшого здания, решетку из которого она минутой ранее вырезала. Другой же член Зодиаков, взломав систему безопасности, пробрался с главного входа.

У них было ровно пять минут до момента, как взлом будет обнаружен. Но, как выразилась девушка с серебряным кулоном весов, саркастически приподняв бровь: «Так много?».

Их задачей было вызволить босса «Ворона» из цепких лап Акнологии, который отчего-то не повез своего пленника в главную штаб-квартиру, а поселил в заброшенном, почти не охраняемом здании. Шестое чувство Водолея говорило ей, что что-то здесь не чисто. Но, не смотря ни на что, Ивана нужно было выручать, а из переделок они выкручивались сотни раз. И из этой выкрутятся.

- Двое мужчин у входа. Усыпил, - раздался размеренный голос Рака. Фотографии жертв тут же отобразились у нее на мониторе.

Женщина нахмурилась.

- Это не люди Акнологии.

- А кто же?

Она быстро вбила нужные данные в базу, пытаясь уловить обрывки из всплывшей информации.

- Шестерки, - медленно проговорила она. – Почему Акнология поставил шестерок охранять ценного пленника?

- Без понятия. Я пошел дальше.

- Будь осторожен.

Весы уже подошла к нужной двери и, достав из прикрепленной к бедру сумки отмычку, быстро открыла дверь. Через минуту там же появился и Рак.

Водолей просмотрела все коридоры на наличие хоть какого-то движения, но в тех комнатах, в которых были установлены камеры, не было никого, а там, где их по каким-то причинам не установили, не было ни намека на тревогу. На ее датчике тепла четко было высечено наличие двадцати одного человека, но что-то подсказывало женщине, что их фактическое наличие – спорно.

Инстинкт, выработанный за многолетний опыт, молчал, тихо шепча, что данная база абсолютно не представляет опасности. Однако она сама не могла поверить в то, что здесь нет какого-то подвоха, ведь бесплатный сыр бывает лишь в мышеловке. А эта мышеловка не вызывала и сотой части доверия.

Поэтому, когда Весы и Рак без происшествий добрались до припаркованного в тени раскидистой ивы джипа, придерживая под руку находящегося без сознания Ивана, Водолей не смогла почувствовать облегчения. Внутри затаились сомнения.

Не могло быть все так просто.

Но об том она решила подумать позже, и, подав знак водителю, набрала короткое сообщение, оповещая Игнила об успешно выполненном задании.

***


Весы покосилась в зеркало заднего вида, изучая местность на предмет слежки. Лесная дорога была пуста.

- Моя пятая точка прямо кричит об опасности, - процедила сквозь зубы женщина, сильнее нажимая на педаль газа.

Сидящий на заднем сидении мужчина, сняв темные очки, кивнул, быстрыми и целенаправленными движениями доставая из-под сидения небольшой кейс с ярким красным крестом.

- Есть такое, да.

Мужчина проверил Дреяра на наличие прикрепленных жучков и только после этого приложил палец к его шее, нащупывая слабый, но твердый пульс, и взгляд его в который раз скользнул по перебинтованным пальцам и ухоженным ранам на шее и животе.

- Они о нем позаботились, - задумчиво прошептал мужчина, доставая из аптечки нашатырный спирт и вату. Подняв голову, он посмотрел на Весы. – Зачем им заботиться о пленнике?

- Откуда я знаю, какие тараканы срут в голове Акнологии? Меня больше интересует, какого хрена они оставили его без охраны.

Рак неопределенно пожал плечами, не найдя что ответить, и поднес пропитанную вату к носу Ивана, который поморщившись, резко открыл глаза. На его лице промелькнул испуг, но, поняв, кто перед ним, мужчина выдохнул.

- Дреяр…

- Я им не сказал, - слабо прошептал мужчина, прервав женщину. – Я… - он сглотнул, прикрыв глаза и, кажется, с трудом находя силы говорить дальше. – Я сказал, что NK-6 у Игнила. В главном офисе. Я ничего не сказал о Драгниле-младшем. Я, - Иван усмехнулся, - пустил их по ложному следу.

- Мы в тебе не сомневались, - вкрадчиво проговорил Рак.

Иван благодарно улыбнулся, но вдруг, будто бы что-то вспомнив, с непонятно откуда взявшейся силой, схватил мужчину за руку. В его глазах горел огонь, который нельзя было назвать никак иначе, как решительность.

- Мои дети, - его хватка усилилась. – Защитите моих детей. Когда Акнология узнает, что я пустил их по ложному следу, он ни перед чем не остановится. И я хочу… чтобы мои дети не пострадали.

Рак с секунду внимательно вглядывался в глаза босса «Ворона», словно пытаясь найти там что-то, что могло бы сделать его выбор легче. И, найдя это, он кивнул.

- Обещаю.

***


«Здравствуйте, оболтусы, дегенераты, шлюхи и, временами, студенты университета «Хвост феи». Вас вновь приветствует ваша покорная слуга, принесшая на этот раз не просто очередные сплетни, домыслы и слухи, преподнесенные мне на блюдечке, лишь бы опорочить чье-нибудь кристально-чистое резюме студенческой жизни. На этот раз я сама стала свидетелем настоящей сенсации!

Кто бы мог подумать, что небезызвестный секс-символ, глава нашей многоуважаемой элиты Нацу Драгнил так низко падет? Лишь вчера мы могли наблюдать за его хамским поведением, сволочной натурой и повадками кобеля со стажем. Скажу честно, я даже питала к нему некое подобие восхищения, ведь в этой социальной помойке, в которую превратилась иерархия университета, лишь он выделялся, как неизменная переменная, стоящая на вершине и не боящаяся править. Лишь вчера я с улыбкой наблюдала за размазывающими дорогую тушь по своим фальшивым личикам дешевками, которые надрывно кричали в сторону Драгнила проклятья. Лишь вчера я слышала как многочисленная мужская братия за невероятно сексуальной спиной нахального лидера с завистью шепталась и посылала гневные пожелания сдохнуть в какой-нибудь гнилой канаве. Лишь вчера я сама готова была писать о нем восхищенные мемуары, наполненные громкими метафорами и изящными эпитетами.

Вот только, похоже, и в идеальных подонках можно пробить брешь.

В этом мире есть множество того, во что бы я ни за что не поверила, не увидев этого лично. И то, свидетелем чего я стала в маленькой кафешке нашего аэропорта, было как раз из числа этого.

Прошу слабонервных развести валерьянку, верующих перекреститься, а атеистов на мгновение поверить в бога, потому что то, что я собираюсь поведать нашему университетскому микромиру, действительно шокирует.

Ловелас, подонок, обладатель самой сексуальной задницы в университете и звания "Высокомерный взгляд сукиного сына", Нацу Драгнил… встречается с Люси Хартфелией!

Да, да, вы не ослышались!

Хартфелия, что лишь с недавнего времени начала походить на человека, сняв свои уродские очки и мешковатую, вызывающую тошноту блузку, смогла охомутать не кого-нибудь, а самого желанного парня университета. Я стала невольным наблюдателем их милого разговора, держания за ручки и, - о, мой бог! – лишенных страсти поцелуев! И я могу вас уверить, это не было похоже на очередной развод от Драгнила, над которым я бы и сама, будь это таковым, от души посмеялась…

Так что, у меня остается лишь один вопрос: сможет ли король университета «Хвост феи» удержать свою корону, или же он станет жертвой своей порочной любви к самому ничтожному существу нашего мира?

В скором времени, думаю, мы это узнаем.

С презрением и очередной сенсацией, Миллиана Кетс».

- Драгнил, что это такое?!

На стол упала студенческая газета, которая пестрила провокационным заголовком: «Король и его «мышь», и Нацу, до этого спокойно думавший о чем-то своем, недовольно нахмурился, интуитивно уже представляя, какого содержания может быть эта статья.

Подняв голову, парень вопросительно вскинул бровь, изо всех сил стараясь сохранить безразличную маску.

- Скарлет, это газета. Представляешь, есть такой источник информации, сейчас не настолько распространенный, как телевидение и интернет, но все же…

- Это не смешно! Почему о таких новостях, как твоя внезапная любовь к Хартфелии, я узнаю не непосредственно из твоих уст, а из чертовой университетской газеты, которую, мать твою, читают абсолютно все! – выпалила Эрза. – Это правда?

Нацу, ознакомившись с содержанием статьи, посмотрел на девушку.

- Что именно?

- Ты… - выровняв дыхание, она тихо спросила, - вы правда встречаетесь?

Ее взгляд буквально пронизывал его насквозь. Нацу видел в ее глазах уже созревшее зерно понимания, которое хотело лишь найти подтверждение, и он не знал, какой именно ответ хочет услышать подруга. Однако врать ей… врать кому бы то ни было не входило в его планы.

- Да. Встречаемся.

Девушка вздохнула.

- Черт, ты хоть понимаешь, что сейчас начнется? Эта тварь Миллиана права, - голос девушки дрогнул, - ты сможешь либо удержать корону, либо навсегда ее потерять.

Нацу потер виски, отложив газету.

Как будто он этого не понимал! Хоть он говорил Хартфелии, что ничего не боится и готов биться до конца, на самом деле он был чертовски напуган. Его и так хрупкий мир, готовый разрушиться извне, начинает трескать уже изнутри, и Нацу не знал, сможет ли преодолеть все трудности, навалившиеся в одночасье. Еще со вчерашнего дня, когда он узнал об Акнологии, внутри что-то сжалось, дрожа от страха неведения, незнания и полной беспомощности. Он листал разложенные на полу бумаги, которые содержали в себе ключ к местонахождению NK-6. Он снова и снова просматривал зашифрованное послание, которое на первый взгляд было лишь подноготным S-hall. Он не мог уснуть, прокручивая у себя в голове все варианты развития события, и хоть Близнецы заверили его, что сейчас он в безопасности, нечто противное и скользкое сковало его внутренности…

И он не знал, сможет ли вытерпеть все это давление, если и его идеально-фальшивый мир в этом университете разрушиться, кинув ему в лицо страшную реальность.

Репутация – это мыльный пузырь, готовый лопнуть от любого проявления слабости.

- Что мне делать? – впившись взглядом в черные буквы, он не смог вымолвить ничего лучше, чем этот жалкий вопрос, лелея надежду, что Эрза даст ему ответ, который станет его проводником.

Вот только…

- Я не знаю, Нацу, - …реальность была слишком жестока. – Ты знаешь, я хорошо отношусь к Люси, и, более того, я давно знала, что это вопрос времени, когда вы сойдетесь. Но, ребятки, вы выбрали неподходящее время. Крещение через четыре дня, и здесь и сейчас нужен властный лидер, которому они не посмеют перечить. А после этого, - она подняла газету, повернув к нему заголовком, - ты как никогда для них слаб. Они только и ждут, как свергнуть тебя с трона. Господи, да каждый человек, как бы он ни восхищался правителем, в конечном итоге, желает лишь его падения. Сейчас, Нацу, ты падаешь. Быстро и неуклонно. И я даже не могу представить, что поможет тебе остановить это падение. Черт, тут нужны крылья… А их у тебя ведь нет?

Нацу обессиленно мотнул головой.

У него не было туза в рукаве в виде крыльев, которые смогли бы его поднять высь, спасая от падения. У него был лишь он сам, высокомерные взгляды за пределами комнаты элиты и маленькая дерзкая «мышка», которая…

- Черт, Хартфелия!

Осознание обрушилось внезапно, и не успев проанализировать свои действия, он уже сорвался с места, оставляя позади себя удивленную Скарлет, которая в свою очередь тут же последовала за ним.

***


«За выбором стоит либо взлет, либо падение.

Но не всегда правильный выбор значит взлет, а неверный – падение. Иногда человек настолько прогнил, что готов продать лучшего друга за новые, сильные крылья, которые не позволят упасть и разбиться о камни жестокой реалии. А иногда кто-то готов обрезать их лишь бы спасти близкого и дорогого человека.

Выбор – двуличная сволочь.

Выбор – самое жестокое, что есть в нашем мире, ведь он не дает альтернатив. Перед тобой всего две тропы, и куда ты свернешь - лишь твое осознанное решение. Вот только если с обычной тропы всегда можно сойти, на тропе выбора ты обречен гнить вечность.

Иногда выбирать тяжело. Иногда - почти невозможно.

Но жизнь настолько жестока, что не делать выбор, ты не можешь!»

© Нацу Драгнил.

***


Лондон. Драгнил-Эир. 15:35.

В комнате конференц-зала стояла тишина. Тягучая, давящая, проникающая под кожу как скользкий кисель, останавливающий на мгновение время и не дающий сосредоточиться. Игнил внимательно смотрел на включенную на сенсорном столе карту мира, которая в точности показывала каждый раскидистый материк голограммой возвышающиеся над столом, каждый отдаленный островок, окруженный завитками водной глади. Каждый кусочек этого чертова эллипса, показывая своему хозяину все, что он только пожелает.

Однако взгляд Драгнила был прикован к одной единственной огромной алой точке, ярко мигающей прямо под названием одного из самых влиятельных городов мира – Нью-Йорком. Алая точка, словно издеваясь, не двигалась, продолжая спокойно мигать, и Игнил задавался только одним вопросом: почему?

Из противоположного конца стола медленно встал Телец и, не произнеся ни звука, подошел к стеклянной стене, из которой открывался потрясающий вид на город с куда-то торопящимися людьми, оживленными автомагистралями и непривычной для этого места ясной погодой.

- Почему Акнология бездействует? – первым нарушил тишину Гилдартс, который до этого тихо сидел в самом дальнем углу.

- Кто знает, - проговорил Телец, не отрывая взгляда от окна. – Это на него не похоже. Акнология, как гончая, которая умеет ждать, но как только ловит след, тут же бросается в погоню, - мужчина скосил взгляд на стол, недовольно прищурившись. – Его бездействие меня настораживает.

Не только огромная алая точка не двигалась, но и многочисленные маленькие точечки, раскинутые по всему миру, сохраняли бездействие. Это не могло не навести на определенные мысли, ведь даже в обычное время люди Акнологии перемещались с одного конца света на другой, выполняя мелкие поручения своего босса. Сейчас же будто время замедлило свой ход.

- Что говорит Водолей? – спросил у Тельца Игнил.

- Все как и прежде. Акнология на своей базе в окружении своих людей. Похоже, он не собирается предпринимать что-либо.

Игнил нахмурился, потер вески и, глубоко вздохнув, начал думать.

- Что мы имеем? – мужчина легко провел по сенсорной панели. Тут же открылись многочисленные фотографии и текстовые документы, на которые и обратил свое внимание Игнил. – Семнадцать лет назад Джудо Хартфелий решил, что поверхностной власти ему недостаточно. Что управлять политиками и простыми смертными стало невероятно скучно, и он решил подмять под себя раскинувшуюся по всему миру мафиозную сеть, в центре которой была Акнология. Тогдашний босс Акнологии в свою очередь был невероятно умным, но в то же время кровожадным человеком, который тут же мягко намекнул убийством пяти людей Джудо, что не собирается играть по его правилам, - перед глазами Игнила появилась небольшая полицейская сводка о пяти трупах, найденных недалеко от поместья Хартфелиев. – Джудо был упертым. Всегда был и до сих пор остается. Эта война продолжалась ровно год, пока Акнологии не надоело играть в игры Хартфелия, и шестнадцать лет назад он принял решение уничтожить всю семью Хартфелиев.

Игнил спокойно посмотрел на выплывшую фотографию. Он смотрел на нее тысячи и тысячи раз, каждый раз осушая по бутылке выдержанного виски, пытаясь выкинуть из головы воспоминания. И сейчас он с удивлением обнаружил, что больше не вздрагивает от вида двух столкнувшихся на магистрали машин, из одной из которых он видел руку своей умершей жены.

Мотнув головой, он продолжил:

- До того, как окончательно спятить, Джудо без труда понял, кто был виновником неполадок в его машине. Поэтому, после похорон Лейлы, реабилитации его дочери и принятия своего горя, - Игнил усмехнулся, посмотрев на тусклую фотографию в своей руке, - он решил отомстить, отправив Акнологии маленький презент с ампулой NK-6, которая убила его и десяток его людей в тот самый миг, когда он открыл присланную от имени его лучшего друга бутыль Martell’а L'Art. Препарат не оставил следов и выветрился до прибытия специальных служб, - Игнил вернул фото в серверную папку и, скрестив руки, откинулся на спинку стула. – В Акнологии началась междоусобица. Так как сын Акнологии был слишком, по их мнению, юн и не способен возглавить огромную и влиятельную семью, каждый захотел прибрать к рукам такой лакомый кусочек. Но они недооценили младшего Акнологию, который устроил Кровавую ночь в Нью-Йорке, заполучив свой законный трон в неполные шестнадцать лет.

Телец фыркнул.

- Это все история, Игнил. История, которую мы слышали миллион раз. К чему ты ведешь?

Драгнил сцепил пальцы в замок, задумчиво потерев большим пальцем ладонь.

- Я веду к тому, что Акнология охотится за препаратом в личных целях. Я не думаю, что NK-6 ему нужен для поддержания авторитета. Скорее, - мужчина проследил за бегающими на экране строчками, - он хочет мести. Причем, точно таким же способом, каким и умер его отец. И я не думаю, что он настолько глуп, чтобы не продумать, как заполучить желаемое со стопроцентной гарантией выигрыша.

Следующие события произошли в одночасье: по комнате прокатился оглушающий рев сигнализации, Гилдартс вскочил с места, на сенсорном столе появилась огромная надпись «ВЗЛОМАНО», а Тельцу пришло сообщение от Водолея, и он резко развернувшись, посмотрел на босса.

- Акнологии нет на базе. Это подставные лица.

Игнил, что невидящим взглядом смотрел за начавшими двигаться точками, выдохнул:

- Это я уже понял.

Ярко-алая точка на мгновение исчезла, и вновь появилась на другом материке, под названием маленького городка Магнолии-Сити.

***


«Для меня выбор – цепочка тщательно продуманных действий, которые в конечном итоге приведут меня к намеченной цели. Я не делаю лишних движений. Я не трачу драгоценное время. Я не принимаю решений, которые не принесут мне выгоды.

Сам процесс выбора – это взвешивание всех плюсов и минусов, и если плюсы перевесили, даже несмотря на неправильность принятого решения, я сделаю свой выбор в пользу выгоды. Кто угодно может меня упрекать в сухости, черствости, кровожадности, называть убийцей, вором, безжалостным ублюдком.

Поверьте, мне глубоко насрать на ваше мнение.

Если для того, чтобы моя семья процветала, нужно замочить ребенка своего врага, я без раздумий достану свою пушку.

Если ради безопасности моих людей нужно будет взорвать резиденцию другой семьи… Что ж, я это сделаю.
Если ради жизни хотя бы одного моего человека нужно будет отдать свою жизнь – я отдам.
Я не вкладываю в слово «выбор» большого значения, ведь само его значение зависит от смысла, который Вы в него вкладываете.

Мне легче думать, что я сам решаю свою судьбу, а выбор – лишь мое оружие для достижения цели».

© Акнология.

***


Магнолия-Сити. 15:45.

Нацу вбежал в столовую университета, тщательно игнорируя косые взгляды и тихие перешептывания. Про себя он невесело усмехнулся. Первая стадия принятия слуха: неверие.

Однако это его сейчас не очень волновало. Единственное, о чем Нацу мог думать: была ли «мышка» в порядке?
Ведь скрывающиеся за личиной милых овечек волки могли без зазрения совести выплеснуть все недовольство на хоть и колкую на язык, но все же слабую Хартфелию.

Но то ли слух еще не до конца вжился в умы студентов, то ли у всех вдруг проснулась спавшая до этого непробудным сном толерантность, Хартфелия спокойно сидела за своим столиком в дальнем углу, как всегда сосредоточенная на учебе. С легких упал ржавый замок, до этого не дававший сделать вдох, и Нацу, игнорируя всех, медленно побрел в сторону девушки, ловко лавируя между столами.

На «мышке» сегодня был берет светло-горчичного цвета, который прекрасно контрастировал с выпрямленными светлыми волосами. Нацу помнил этот берет. Единственный предмет одежды, на который когда-то Хэппи не наложил вето, не выбросив в ближайшую помойку, и сейчас парень понял, что она его почти не надевала до этого времени. Стало интересно, почему?

Чем ближе он подходил, тем больше он отмечал деталей - от повязанной на шее белой косынки до свисающего с запястья маленького золотого ключика-подвески на ее браслете. От простого черного сарафана, до приколотой к воротничку броши в виде скрипичного ключа. И когда он, наконец, достиг цели, Нацу осознал, что перед ним действительно сидит будущая королева. С гордой осанкой, с острым взглядом и изящной манерой держать ручку, с плавными движениями и, несомненно, прекрасной душой.

Сейчас он как никогда понял, что проделанный ими путь проделан был не зря.

- Оу, привет, - улыбнулась Люси, заметив парня.

Нацу тут же встрепенулся, отгоняя от себя лишние мысли, и присел напротив.

- Привет.

Они с несколько секунд смотрели друг другу в глаза, пытаясь найти ответы на вопросы, которые хотелось задать вслух. И каждый искал что-то свое, пытаясь дать значение промелькнувшему блеску или потухшему огоньку. Но пока никто не решался делать выводы.

- Ты уже видел? – кивнула «мышка» в сторону лежавшей с краю, будто ее туда брезгливо оттолкнули, газеты.
Нацу поморщился.

- Да.

- Я не ожидала такого от Миллианы, - задумчиво проговорила девушка, скосив взгляд на заголовок. – Она казалась такой милой.

- Она истинный журналист. Убьет за сенсацию.

- При нашей первой встрече, она сказала, что не роется в чужом грязном белье.

- Так она и не рылась, - вздохнул Нацу, придвинувшись к Люси чуть ближе.

Девушка ничего не сказала, продолжая сверлить взглядом газету, и Драгнил готов был отдать многое, чтобы узнать, о чем же она думает.

- Послушай, это ничего…

- Нет, это важно, Нацу! – неожиданно прервала его Хартфелия, наконец, встречаясь с ним взглядом. – В любое другое время я бы тоже сказала, что это ничего не значит. Но сейчас я прекрасно понимаю, что из-за… - она неопределенно махнула руками, - …этого, могут пострадать другие. Я помню первое Крещение и я никому не пожелаю пережить подобное. И как бы я ни не любила всю эту чертову университетскую иерархию, она позволяет сдерживать весь гнев и негодование, что копилось у этих людей целый год. Ты – глава элиты и ты не можешь все так оставить.

Ее голос был тверд, и Нацу мог поспорить, что у нее было время все это обдумать. Он понимал – она права. Только он не знал, что нужно сделать, чтобы вернуть былое доверие.

- И что ты…

- Голубки, - на соседний стул приземлилась Эрза, которая окинула их недовольным взглядом, - я бы вам не советовала здесь ворковать. Вы так и у оставшегося не верящего словам Миллианы народа все неверие отобьете.
Люси глубоко вдохнула, прежде чем резко встать и тихо прошептать:

- Только ничего не выкинь, Драгнил, - она быстро обошла стол и, на секунду замешкавшись, врезала Нацу сильнейшую пощечину, звон от которой разнесся по резко погрузившемуся в тишину залу. Абсолютно все обратились в слух, став зрителем развернувшегося действа. Хартфелия набрала в грудь побольше воздуха, прокричав следующие слова прямо в лицо Драгнила: - Да что бы я и ты, да встречались?! Знаешь что, Драгнил? НЕ ПОШЕЛ БЫ ТЫ В ЗАДНИЦУ?! Я и так наслушалась кучи слухов за своей спиной, но этот - самый отвратительный, самый невероятный!!! Черт, да он побил все рекорды по нелепости! Ты себя вообще видел в зеркале, Драгнил? Такой цыпочке, как я, нужен горячий мужчина, а не такая тряпка, как ты! Понятно тебе? А я-то по доброте душевной решила помочь твоему тупоголовому величеству подтянуть учебу! И что я получила взамен? – девушка схватила со стола газету, ткнув ею в лицо ошалевшего парня. – Грязную статейку о том, что, видите ли, мы встречаемся! ХА-ХА и еще раз ХА!

Люси замолкла также резко, как и начала кричать, и как-то странно на него посмотрела, будто чего-то ожидая…
И тогда до него дошло.

Резко встав, в порыве откинув от себя стул, он почти вплотную подошел к девушке, наклонившись к ее уху и тихо, чтобы никто не услышал, прошептав:

- Ты милая, когда злишься.

«Мышка» скривилась, будто он сказал ей что-то ужасно противное, и, оттолкнув его, прошипела:

- Да пошел ты!

Схватив со стола сумку и учебники, она удалилась, громко цокая каблуками. Не дождавшись никакой реакции, Нацу провел руками по волосам и медленно, по-королевски гордо, прошел к двери, напоследок окинув всех собственническим взглядом.

Как только двери за ним закрылись, он тут же сорвался на бег. Преодолев парадные двери и оказавшись на свежем воздухе, Нацу побежал туда, где, по его мнению, должна была ждать Люси. И оказался прав.

На разветвлении двух тропинок, ведущих к разным общежитиям, стояла «мышка», медленно обматывающая шею алым шарфом. Усмехнувшись, Нацу замедлил шаг.

- Ну как, я могу претендовать на Оскар? – сощурив взгляд от яркого солнца, насмешливо спросила девушка.

Парень, наконец, поравнялся с «мышкой» и, не уступая ей в широте улыбки, пожал плечами.

- Оскар достанется только Ди Каприо, но тебе бы я отдал приз зрительских симпатий.

- Приз зрительских симпатий, значит? – прошептала девушка, делая шаг к нему и обвивая оголенную шею руками. – Ну, думаю, пока мне этого хватит.

- И что это было? – уже серьезно спросил парень, убирая с лица девушки выбившуюся прядь.

Люси непонимающе нахмурилась.

- Что именно?

Нацу посмотрел в глаза Люси, пытаясь уловить хоть какое-то изменение в теплом шоколаде.

- Зачем был нужен этот концерт?

Она неопределенно пожала плечами.

- А разве непонятно? Пока этот университет не готов к подобной сенсации, - она приподнялась на носочки, не отрывая взгляд от его глаз, и прошептала прямо в губы: - Но как только я стану его королевой, ты от меня, Драгнил, так просто не отвяжешься.

И, сократив расстояние между губами, она легко поцеловала Нацу, запустив одну руку в его растрепанные волосы. Он чувствовал, как ее ресницы подрагивают, как сердце отбивает быстрый ритм и как вкус то ли вишни, то ли какой-то другой ягоды оседает на его языке. Возможно, он никогда этого не скажет, но этот вкус был поистине потрясающ.

- Знаешь, - прошептал парень, когда Люси отстранилась, - если мы не хотим, чтобы тот концерт в столовой не прошел впустую, думаю, нам не стоит обниматься прямо посреди улицы. Не думаешь?

- Да уж, - улыбнулась «мышка», - думаю, мы сейчас пойдем к тебе и устроим кофейную вечеринку. Как предложение?
- Замечательно.

Улыбнувшись, он подал девушке свою руку, и они медленно побрели по тропинке в сторону высокого здания общежития.

***


«Кто-то сказал, что наша жизнь представляет собой огромное раскидистое древо, с миллионами веток, каждая из которых символизирует возможный исход событий.

Я с этим утверждением согласна полностью.

Именно то, по какой веточке пойдет наша жизнь, определяет сделанный нами выбор. Любая незначительная деталь может изменить весь ход истории. Знаете, это как в «Эффекте бабочки». Убил одно единственное насекомое и полностью поменял будущее, ведь нечто огромное всегда состоит из взаимосвязанных мелких составных.

Именно поэтому я всегда долго думаю, прежде чем принять какое-то решение, чтобы после не пытаться исправить собственные ошибки, а продолжать дальше строить дорогу своей жизни.

Вот только это не гарантия того, что ты не сможешь обойтись без ошибок. Ошибки также важны.

Не совершая ошибок, мы никогда не сможем избежать их в будущем. Думаю, что неверные решения наравне с верными – составляющие, которые одинаково важны».
© Люси Хартфелия.

***


Магнолия-Сити. 16:00.

Его рука блуждала по плавным изгибам ее тела, сминая черную латексную ткань и желая, наконец, от нее избавиться. Он исследовал жар ее рта, сплетаясь языком с умелым язычком, который вытворял такое, отчего хотелось в одночасье сорвать с нее одежду, лишая обоих ненужных прелюдий. На секунду оторвавшись, он окинул взглядом ее раскрасневшееся лицо и подернутые пеленой желания голубые глаза. Недовольно нахмурившись, он резко, но в то же время, бережно, снял заколку с одного ее высокого рыжего хвоста, заставляя волнистые пряди свободно упасть девушке на плечи. Той же участи подвергся и другой хвост.

- Знаешь, Кейт, - хрипло прошептал парень, медленно ведя руками по тонкой талии, - когда ты не пытаешься впиться своими ноготками мне в глаза, ты мне даже нравишься. Хотя, не буду лгать, горяча ты в любом случае.
Девушка усмехнулась, обвив парня за шею и одним прыжком обняв его талию ногами, наклонилась к губам парня.

- Охо-хо, что я слышу! Проявление чувств? Кобра, да ты стареешь.

Она запечатала его ответ новым поцелуем, проникая языком в манящий рот. Одной рукой Кобра придерживал девушку, а другой проник между их телами, находя металлическую собачку на черной форме, потянул ее вниз.

Маленькая каморка для швабр и другой ерунды не располагала для активных действий, но их это особо не волновало. С их работой жаловаться было грех. Однажды они занимались сексом в фургоне, который вез их на вражескую территорию, мотивируя это тем, что «мало ли, может, мы больше и не увидимся».

Парень оторвался от ее губ, спустившись ниже. Поцеловал точеный подбородок и впился в молочную кожу шеи, отчего тут же почувствовал, как пальцы на его затылке сильнее оттянули волосы.

Собачка заскользила ниже, обнажая ключицы и чашечки фиолетового лифчика, которые он, не раздумывая, расстегнул спереди и лизнул один из сосков, заставляя его затвердеть. Кобра любил дразнить Кейт. Любил, когда она металась у него в руках, прося больше. Любил, когда в порыве, не понимая, что творит, она терлась, как маленький потерявшийся котенок, о его шею. И он никогда бы этого не признал, но это возбуждало его похлеще грудастых девах с длинными ресницами и ростом под метр восемьдесят.

Кейт была горяча. По-настоящему горяча, как во время секса, так и в пылу сражения. Еще до того, как их отношения перешли на уровень «друзья по интересам», он частенько запирался у себя в комнате, дроча на образ разъяренной ведьмы.

Но не более того.

Они были лишь друзьями. Сотоварищами, которые готовы были предложить свою помощь в снятии напряжения. Не более того.

Только секс.

Стянув с ее плеч латексную ткань комбинезона и полностью избавившись от лифчика, он помог Кейт проделать то же самое с его кофтой. Она медленно провела ладонью по контуру его груди, завороженно смотря за движением своей руки, будто сама не веря, что она это делает.

- Какой бы паскудой ты ни был, прессак у тебя что надо, - облизав губы, она встретилась с ним взглядом и, будто сорвавшись, вновь притянула его за порцией жарких поцелуев.

Отстранившись, Кобра усмехнулся, пытаясь выглядеть как всегда отстраненно-безразличным. Только с красными от поцелуев губам, шальным блеском в глазах и учащенным дыханием это было нелегко.

- О тебе такого сказать не могу, плоскодонка, - он втянул ее нижнюю губу, когда получил удар под дых. Проведя напоследок языком по пухлой губе, он встретился с ней взглядом. – Но ты самая сексуальная девушка, которую я вообще знаю.

- Считай себя прощенным. А теперь хватит молоть языком, просто трахни меня.

В их близости не было места нежности, сладко-приторным словам любви или медленно-тягучим движениям в попытках продлить удовольствие. Их образ жизни не давал такой роскоши как время. Ты берешь либо все сейчас, либо ничего и никогда.

Поэтому, спустив до колен свои джинсы и трусы, Кобра только натянул презерватив, прежде чем глубоко поцеловал девушку, позволив себе на мгновение порыв нежности, и медленно вошел в тесный жар ее тела.

Прижавшись к ней ближе, он начал двигаться, вырывая из ее рта первый протяжный стон. Кейт чувствовала трение своей грудью об его, чувствовала, как что-то внутри ее разгорается пожаром, разливающимся по всему телу волнами наслаждения. И единственное, что удерживало ее на плаву реальности, было горячее тело трахающего ее парня, ставший эквивалентом спасательного круга. Подавшись вперед, она обхватила губами мочку его уха, прекрасно зная, как влияет это на Кобру. И словно в подтверждение из плотно сжатых губ парня вырвался неконтролируемый стон.

- Сука… - прошипел сквозь зубы парень, на что Кейт только усмехнулась.

- Зна-ах-ю, но ты меня хочешь, призна-а-а-а-й, - ее речь была прерывиста из-за вырывающихся стонов, и она ненавидела себя за слишком чувствительное тело.

Кобра же оставил реплику без ответа.

Поначалу подстраивающийся под ритм парень сейчас двигался быстро и резко, пытаясь проникнуть как можно глубже. Кончики пальцев подгибались от проникающего под кожу удовольствия, и когда перед глазами потемнело, а тело напряглось, готовясь разрядиться, в дверь каморки кто-то громко постучал.

- Хей, Кобра, хватит пялить мою сестру. У нас тут чрезвычайное положение!

- КАКОГО ХРЕНА, НИК?! – прорычал Кобра, как никогда злой и готовый крушить и убивать.

- Придержи коней, - громко проговорил парень, прежде чем чуть тише добавить: - Акнология объявился в Магнолии.

***


- Хотя, знаешь, - вдруг проговорила Люси, наблюдая за перемещающимся по кухне Нацу, который готовил вторую порцию кофе. Первую Хартфелия осушала прямо сейчас, нежась в проникающих на кухню лучах солнца и полностью погружаясь в теплую атмосферу дома, - в чем-то Миллиана была права в своей статейке.

Нацу удивленно обернулся, продолжая помешивать в чашечке бежевую пенку.

- И в чем же это интересно? Ну, кроме очевидного, что мы встречаемся.

«Мышка» с секунду молчала, внимательно буравя его взглядом, прежде чем усмехнуться и самодовольно проговорить:
- У тебя и правда самый сексуальный зад в этом университете.

Драгнил, что в это время пробовал свое творение, поперхнулся, забрызгав стеклянную дверку шкафчика коричневыми пятнами. Откашлявшись, он посмотрел на Хартфелию, которая, кажется, была довольна произведенным впечатлением.
- И с каких это пор ты начала подмечать столь очевидные вещи? – вытерев губы, спросил парень.

Люси пожала плечами.

- Вообще-то всегда подмечала. И я считаю это преступлением - одевать столь обтягивающие джинсы! Знаешь ли, иногда трудно сосредоточиться, когда ты нагибаешься…

- Подожди, подожди, - Нацу хитро улыбнулся, - то есть не одного меня одолевает слишком явная сексуальность рядом сидящего человека?

Хартфелия полностью повторила его выражение лица.

- А тебя одолевает моя слишком явная сексуальность?

Парень поставил на стол две чашки капучино, садясь напротив Люси.

- А ты думала, я что ли случайно когда-то заставлял покупать тебя блузки с V-образным вырезом?

- Так это было специально? – не слишком удивленно спросила «мышка».

- Ага. Подкупить Хэппи было не так уж и сложно.

- Пф, продажный кошак.

Нацу улыбнулся «мышке», на что она ответила такой же теплой улыбкой, отчего на ее щеках появились милые ямочки, и когда он уже потянулся за тем, чтобы стереть с ее губ пенку, а заодно и сорвать поцелуй, входная дверь с грохотом распахнулась, и еще с коридора послышался громкий крик Ведьмы:

- Нацу, собирай шмотье! Нам на… - она запнулась, увидев, что Драгнил был не один на кухне, и тут же тихо, и как-то не-по-Кейтовски пискнула: - Здрасте.

Люси перевела недоуменный взгляд с Нацу на Кейт и обратно.

- Воу, и кто эта девушка, которая имеет свободный вход в твою квартиру? – приподняв бровь, спросила Хартфелия, и Драгнил мог физически почувствовать включившийся режим «рватьметать».

- Эм… она...

- Я его сестра, - выпалила девушка, зачем-то добавив: - Троюродная.

Люси фыркнула, встав со стула и окинув взглядом миниатюрную на вид Кейт.

- Да, а еще вы вместе выгуливаете собак и участвуете в одной благотворительно акции. За дуру меня держите?
- Хартфелия, послушай…

Люси кинула на него испепеляющий взгляд, который почему-то сразу же испарил из его головы весь словарный запас. Посмотрев на Кейт, она уже открыла рот, чтобы что-то сказать, как ее взгляд зацепился за что-то во внешности Близнеца.

- Ты из Зодиака? – тихо спросила «мышка», не отрываясь, смотря за серебряным кулоном на груди девушки.

Кейт раздраженно посмотрела на Драгнила.

- А я тебе говорила, что нужно все ей рассказать, но ты как курица-наседка, нет да нет. Тьфу, на вас!

Люси непонимающе посмотрела на Нацу, что-то пытаясь сопоставить у себя в голове.

- Что?..

- О, все на месте. Как я счастлив! – раздался насмешливый, до боли знакомый голос.

Нацу сглотнул, прежде чем поднять взгляд за спину рыжеволосой Ведьмы.

Держа в вытянутой руке черный револьвер, в коридоре, вальяжно откинув голову, стоял Стинг. Его светлые волосы были скрыты под кислотно-красном капюшоном. За спиной была видна спортивная сумка и ярким пятном выделялись голубые глаза и широкая, разрезавшая лицо напополам улыбка.

- Джокер, - выдохнул Нацу.

- Стинг? – прошептала Люси.

И в одно мгновение в сторону приспешника Акнологии было направлено три руки, сжимающие разной марки оружие.
Фанфик опубликован 30 марта 2014 года в 15:28 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 631 раз и оставили 0 комментариев.