Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 42

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 42

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
«Вера – оружие против слабых...

Или невежественных? Как лучше сказать?.. Хотя, не вижу особой разницы.

Видя людей, которые говорят о том, что верят в Бога, у меня возникает жизненная потребность проблеваться в первой попавшейся подворотне. А еще лучше - прямо на их одухотворенные лица. Святым я себя никогда не считал, - боже упаси! – вот только с уверенностью могу сказать, что себе я никогда не врал. А эти святоши ничем кроме вранья и не занимаются.

Кого ты обманешь, говоря, что веришь в Бога? В первую очередь себя.

Ты пытаешься довериться щитам, которых на самом деле нет. Пытаешься доказать всем, что кому-то есть до тебя дело, хотя, на самом деле, твоему пресловутому Богу плевать на твои проблемы и на твою жалкую жизнь.

Ты думаешь, Бог тебя защитит? Думаешь, он спасет от случайно сбившей тебя машины или специально выпущенной в твою голову пули?

Богу плевать!

В этом мире ты один и верить ты должен лишь себе.

Если я и признаю веру, то лишь в себя самого. Никто не защитит меня лучше, чем я сам. Никто не будет любить меня больше, чем я сам. Никто не поможет мне стать сильней, кроме меня самого.

Вера – оружие слабых.
И лишь эгоистичная вера в Себя – оружие сильнейших».

© Стинг Эвклиф.

***


Зереф вдохнул холодный воздух, облокотившись о маленькую беседку, выкрашенную в слепяще белый цвет. Маленькая веточка омелы грела руку, позволяя на одно мгновение забыть обо всех проблемах и препятствиях и насладиться окружающей тишиной и покоем. А еще теплым, разливающимся по всему телу чувством, которому, если честно, он до дрожи боялся дать определение.

Под покровом ночи он действительно мог на секунду забыть обо всем и почувствовать себя свободным, ведь ночь, в отличие ото дня, умела хранить тайны. Именно в приятной прохладе, под светом ярких звезд, в тишине, прерываемой лишь дуновением ветра, Зереф всегда думал. О далеком прошлом, странном настоящем и неопределённом будущем. Только так он мог разложить все по полочкам и решить, что делать дальше.

- Привет.

Он узнал бы этот голос из миллиарда тусклых голосов, среди которых ее, звучал подобно звонкому переливу хрустальных колокольчиков. Он узнал бы каждую интонацию и нотку. Он узнал бы о ее присутствие лишь по легкому порыву ветра, принесшему с собой невесомый аромат полевых цветов и благовоний.

Это пугало.

- Привет, Мавис.

Он медленно, пытаясь взять себя в руки, повернулся, встретившись с ней взглядом. Иногда ему казалось, что в ее глазах затерялись мельчайшие крапинки изумруда, переливающегося, словно под светом солнца. И все чаще он понимал, что как бы ни готовился к их встрече, готов он не будет никогда. Вот и сейчас вся та бравада и уверенность испарились лишь под тяжестью этого до боли родного взгляда.

Он вновь почувствовал себя мальчишкой.

- Ты получил мое послание, - с улыбкой прошептала девушка, посмотрев на омелу, которую Зереф до сих пор сжимал у себя в руке.

- Ты не замерзнешь? – вместо ответа также шепотом спросил парень, отмечая, как она поежилась, укутавшись в тоненький плащ сильнее.

- Нет, - она сделала шаг в его сторону, - я хотела с тобой поговорить.

Зереф нахмурился, пытаясь смотреть куда угодно, лишь бы не на нее. Он уже успел себя проклясть сотню раз за то, что поддался порыву и пришел. Было легче делать вид, что ничего не происходит, когда не видишь этих глаз.

- Мавс, нам…

- Послушай, - девушка резко перебила его, засунув руки в карманы плаща и, в надежде найти в себе силы, сжала сильнее покоящуюся у нее в кармане карту, - если что-то произошло и есть причины, по которым ты за мной наблюдаешь… я не прошу объяснений. Только не делай это у меня за спиной.

Она его видела. Хотя… как могло быть иначе, когда в своем желание увидеть ее поближе, он игнорировал все основы конспирации.

- Хорошо, - он несколько раз глубоко вдохнул, собираясь с мыслями. Мавис продолжала смотреть куда-то в сторону, похоже, решив сохранять молчание. И он решился.

– Мавс… эта омела…

В своей голове он спрашивал: «Что она значит?»

У себя в мыслях он тихо шептал: «Значит ли это то, о чем он думал?»

Его сердце выстукивало: «Могу ли я тебя поцеловать?»

Вот только…

С его губ не успел сорваться ни один из крутящихся в голове вопросов. Продрогшие руки обхватили его шею нежно и бережно, но от этого не менее уверенно, и он успел про себя отметить лишь промелькнувший в ее глазах Мир, прежде чем ледяные губы накрыли его.

…ее сердце уже все решило.

Это не было похоже ни на один из их поцелуев. Не было той недосказанности, как в первом. Не было той робости, как во втором.

В этом поцелуе было тысячи слов и чувств, которые вслух сказать не способен был никто из них.

Ты мне нужен.

Я хочу держать тебя в своих объятьях.

Я не могу дышать, пока рядом со мной нет тебя.

Я задыхаюсь, когда не вижу тебя.

Я все отдам ради тебя.

Я отдаю тебе свое сердце.

Я люблю тебя.

Я люблю тебя.

Ему показалось, будто кто-то живьем начал рвать его сердце, когда он мягко отстранил ее от себя. Зереф видел в ее глазах вопрос. Немой, звучавший в каждой изумрудной крапинке.

Вопрос, на который он не в силах был дать ответ.

Зереф сделал лишь один шаг назад, но чувство, что он теряет свой источник тепла, было как никогда ощутимым. Он встретился с ней взглядом, прикладывая все свои силы, чтобы не поддаться притяжению, не обхватить Мавис в крепкие объятья и никогда не отпускать, и весь мир бы подождал!

Но…

- Мы не можем быть вместе, - жестко выговорил Зереф, делая еще один шаг назад. – И никогда не сможем.

…их истории не суждено получить даже простое начало.

Он не достоин света. А она не должна была обрекать себя на тьму.

Лишь эта мысль грела разорванную душу, когда он, резко развернувшись, ушел, оставляя Мавис одну в прохладе ночи. И даже родные карты потеряли значение.

Казалось, что они уже никогда не смогут собрать осколки своих сердец.

***


«Вера – жалкая попытка казаться сильным.

Я слышу слово «верю» всегда, когда человек не представляет, что делать дальше. Когда, кажется, нет выхода, и не остается ничего, кроме веры. Я знаю того, кто сказал: «Я верю в Бога», когда его мать лежала на смертном одре, и он просто не знал, что или кто еще может ему помочь. Поэтому он поверил в того, кого, скорее всего, даже не существует.

Думаю, Бога создали для того, чтобы не чувствовать одиночества, ведь кто бы что ни говорил именно одиночества мы боимся больше всего. А так, можно улыбаться и искренне верить, что кому-то наверху небезразлично, что с тобой происходит.

Я не презираю веру.

Я просто всегда стараюсь быть честным с собой, именно поэтому считаю, что вера – это всего лишь способ казаться в этом огромном мире сильным. Вы когда-нибудь замечали, с каким одухотворением верующие говорят «Я верю!». Они толком не понимают, во что верят, но они чувствуют себя выше других только от того, что за их спинами стоит Бог, в то время как другие этого лишены.

Мне такая вера не нужна.

Ведь я прекрасно знаю, что вера не поможет мне отомстить. Вера не поможет мне выжить. Вера не даст мне любовь.

Вера… не для меня».

© Зереф Дрейс.

***


Небольшая комната, освещенная лишь светом одной единственной свечи и проникающим сквозь занавески сиянием луны, была насквозь пропитана жаром и терпким ароматом секса. Тонкий полог на круглой кровати колыхался от легкого, пробравшегося через приоткрытые окна, ветерка, и ошеломляющий пейзаж ночного Нью-Йорка захватывал дух.

К звукам оживленной автомагистрали примешались громкие стоны, звуки глубокого дыхания и соприкосновения потных тел.

- А-а-ах, сильнее! Прошу!..

Красивая стройная девушка выгнулась дугой, закинув голову назад, и длинные светлые волосы разметались по обнаженной смуглой спине. Девушка широко открыла рот, не в силах сдерживаться, с каждым новым толчком срываясь уже на крик. Купаясь в наслаждении, она медленно провела руками по своей груди, на мгновение дольше задерживаясь на смуглых сосках. Сжав их с силой, посылая по телу острые волны удовольствия, она задвигалась быстрее, поднимаясь и опускаясь до конца.

Парень, что безразлично взирал на скачущую на нем блондинку, только показательно зевнул, беря со стоящего на прикроватной тумбе подноса виноград. Казалось, что это не его член тщательно обрабатывает элитная проститутка, не на его груди расцвели яркие полосы, оставленные острыми ноготками, не он довел эту красотку до третьего уже по счету оргазма. Создавалось ощущение, что это его не касалось, и лишь изредка бесстрастная маска спадала, и он с тихим утробным рычанием обхватывал упругие бедра, и насаживал девушку сильнее. В такие моменты она кричала до хрипоты, полностью срывая голос.

- Ак, - дверь в комнату немного приоткрылась, и на пороге появился светловолосый парень, который оценивающе осмотрел развернувшееся перед ним действо и, как ни в чем не бывало облокотившись о дверной косяк, продолжил, - Иван очнулся.

Мужчина тут же сбросил с себя девушку, которая кинула на вошедшего испепеляющий взгляд, и как ни в чем не бывало отправился в ванную комнату, по пути захватив с собой полотенце. Парень усмехнулся.

- Прости, крошка, но, как бы абсурдно это сейчас ни звучало, ротик проснувшейся пташки сейчас может дать боссу намного больше, чем мог бы дать твой, - блондинка стрельнула глазами, ухмыльнувшись и подмигнув пареньку, провела рукой по упругой груди. Вошедший улыбнулся. – Если тебе так не терпится, то я могу подослать кого-нибудь из наших. Думаю, Сильвер захочет поразвлечься с такой горячей цыпочкой.

- Отстань от нее, Шакал, - прошипел Акнология, выходя из душа. Поправив ярко-бирюзовую футболку с желтым принтом на ней, он кинул девушке конверт с деньгами и двинулся к выходу. – Надеюсь, наш пленник окажется полезной тратой времени.

- А я-то как надеюсь. Я, конечно, люблю пустить кровь и все такое, однако не выдержу еще одного набега на местные группировки, только чтобы успокоить твои нервы. Ты в курсе, что не умеешь останавливаться?

- Я могу этого не делать. Вот только тогда мне придется «успокаиваться» здесь.

Шакал вздохнул, бросив на босса раздраженный взгляд.

- Лучше уж развлекайся на местных группировках…

***


В одиночной камере было по-настоящему холодно. Каменные стены навевали тоску, а многочисленные буро-красные разводы явно говорили, что здесь не краской игрались. На единственном маленьком окошке были поставлены железные, давно заржавевшие решетки. Сразу было понятно, что его здесь держали не в качестве друга-товарища, с которым можно было бы попить чайку и поговорить о политической ситуации в мире. Иван поморщился, потирая содранную на запястьях кожу. Проваляться целые сутки прикованным наручниками к батарее - это вам не на солнышке загорать! Хотя, мужчина не жаловался. Бывали в переделках и похуже.

Пытаясь, чтобы на его лице не отразилось ни одной эмоции, он легко повертел на своем пальце перстень с фамильной гравировкой в виде ворона с маленькими рубиновыми глазами. Если бы только успеть…
«Ворон» тут же убрал руку, когда невысокая тяжелая дверь, на которой также стояла решетка, с противным и протяжным скрипом открылась. Иван с удивлением отметил, что его посетителем был не какой-нибудь бугай с битой наперевес, а вполне милая миниатюрная девушка с длинными, до пояса, черными волосами и невинным и кротким взглядом олененка. Примечательным в ее внешности была лишь татуировка на лбу, которая показалась мужчине смутно знакомой.

- Здравствуйте, господин Дреяр, - спокойно поприветствовала девушка, плавно проходя в комнату и смотря ему прямо в глаза. От такого пристального внимания стало неуютно. – Мне нужно подготовить вас к встрече с боссом.

Иван ухмыльнулся, еще раз оценивающе осмотрев фигуру девушки.

- От рук такой красотки я готов и умереть.

- И умрете, - бесстрастно проговорила она, огибая стул, на котором он сидел, - если на то будет воля босса.

Иван решил оставить эту реплику без ответа. За короткое время заточения он уже успел понять, что все люди Акнологии были безгранично преданы своему боссу. Казалось, что если бы он приказал им сварить себя заживо в серной кислоте, они бы без малейших вопросов выполнили бы приказ. Не идиоты ли?

- Я могу хоть узнать, как зовут девушку, которая решила облапать беспомощного старика? – разорвал тишину мужчина, наблюдая за тем, как подчиненная Акнологии резкими, целенаправленными движениями прикрепляет его руки к подлокотникам ржавого стула.

- Сейра, - коротко ответила она, затягивая ремень еще туже.

- Сейра, - словно пробуя на вкус имя, произнес Иван, и тут же вновь посмотрел на девушку. - А что, Сейра, Акнология запрещает вам разговаривать с пленниками?

- Нет.

- Что же ты тогда так немногословна?

- Босс будет с минуты на минуту. Ждите, - оставив его без ответа, Сейра резко выпрямилась и также без слов ушла, прикрыв за собой дверь.

«Ворон» прикрыл глаза, попытавшись оценить сложившуюся ситуацию. Что нужно Акнологии, было понятно и без шарлатанки-гадалки, и он прекрасно понимал, что не скажет этому ублюдку ни слова! Слишком большая честь. У него был еще козырь в рукаве. Нужно было лишь дождаться, когда эта тварь подойдет достаточно близко, чтобы вонзить в его самоуверенную спину нож.

Нужно было подождать.

А «Ворон» умел ждать.

***


«Вера – последнее, что осталось в этом прогнившем мире.

Я никогда не была особо набожной. Я не ходила в церкви и не молилась Святым образам. Я даже презирала веру как таковую.

Но в жизни любого человека наступает такой момент, когда единственное, что тебе остается, это верить. Для меня таким переломным моментом стал спор моего парня и лучшего друга, которые, воспользовавшись мной, можно сказать, выкинули на обочину жизни, оставив в память лишь разбитое сердце и снящиеся каждую ночь кровавые простыни и громкий, раздражающий и одновременно пугающий смех.

Именно тогда, живя у дяди, я впервые обратилась к Вере.

Я не хочу сказать, что в одночасье стала верующей, что поверила в высший разум и то, что Богу есть до нас дело. Но то, что в тот момент именно Вера спасла меня – бесспорно. Именно ощущение того, что, возможно, кто-то наверху слышит меня и ему есть дело до моих низменных проблем… помогло мне пережить это.

Я благодарна Вере за это и по сей день.

Ведь именно она стала моим щитом в этом жестоком мире».

© Катрин Блэк.

***


Акнология вошел бесшумно, и даже скрипящая дверь вдруг поддалась плавно и без лишних раздражающих звуков. Он оценивающе осмотрел своего пленника, кидая на пол тяжелую кожаную сумку, которая скрывала в себе все, что ему понадобится в эту ночь.

- Здравствуйте, мистер Дреяр, - учтиво поприветствовал пленника Акнология. – Надеюсь, вы не расстроены моим приходом.

Иван поднял голову, и Ак с садистским удовольствием отметил саркастическую усмешку на губах своего пленника, говорившую о пока-еще-непобежденности жертвы. Он обожал таких игрушек.

Игрушек, которые так просто не сдаются.

- О, что вы, я вас ждал. Знаете ли, когда я назначал встречу боссу Акнологии, я рассчитывал на более радушный прием. Но, как видно, не судьба.

Ак улыбнулся, легко пожав плечами, и наклонился к своей сумке, медленно потянув за металлическую, в форме черепа, собачку.

- Мистер Дреяр, если бы не обстоятельства, я бы с удовольствием разделил с вами трапезу и даже предложил бы свое покровительство. Вот только… - он достал маленький серебряный нож, на лезвии которого отразился свет тускло мигающей лампы, - обстоятельства сложились таким образом, что мне просто необходимо было ваше личное присутствием в этой, примите мои глубочайшие извинения, ужасной комнате.
Иван резко изменился в лице, холодно, со стальными нотками, спросив:

- Что тебе от меня нужно, пацан?

Ловко прокрутив в руке нож, парень подошел к нему почти вплотную, не переставая спокойно улыбаться.
- Оу, то, что мне действительно нужно, вы мне дать, мистер Дреяр, не сможете никогда. Однако, - взгляд Акнологии медленно опустился к привязанным рукам «Ворона», и серебряный нож плавно заскользил по запястью мужчины, - кое-что все-таки мне от вас нужно. Вот, скажите мне, мистер Дреяр, - Ак посмотрел в глаза мужчины, - вы знакомы с Игнилом Драгнилом?

Нож остановился на указательном пальце правой руки, словно, как и хозяин, ожидал ответа. Иван же пытался не обращать на это внимания, смотря прямо в яркие, кажется, даже светящиеся глаза своего палача.
- Нет, - коротко проговорил он, пытаясь, чтобы голос звучал убедительно. Если эта скотина думает, что он скажет хоть что-то, то глубоко ошибается.

- Хм, - Акнология поджал губы, и на какую-то жалкую секунду Ивану показалось, что он купился, но… В следующее мгновение резкая, нестерпимая боль пронзила руку, и он, как в замедленной съемке наблюдал, как его собственный указательный палец, упал на пол, а золотой перстень закатился куда-то за стул. Крик был вовремя подавлен. Эта боль не сравниться с застрявшей в девяностых пулей в предплечье. – Неправильный ответ, - брюнет ухмыльнулся, как-то печально смотря на валяющийся под его ногами палец. – Что ж, дам вам еще одну попытку! Иван Дреяр, известный также как «Ворон», вы знакомы с человеком по имени Игнил Драгнил, известным также как «Красный дракон Зодиака», с которым вы лишь восемь дней назад мило ворковали о радугах, пони и мире во всем мире?

Иван промолчал, изо всех сил стараясь игнорировать боль. Если Акнологии было все известно, зачем тогда нужен был этот лишний фарс?

- Будем считать, что молчание – знак согласия, - вытерев окровавленный нож о воротник рубашки Ивана, мужчина вновь подставил его острием к руке Дреяра, из которой не переставала хлестать кровь, алыми каплями орошающая его белые кеды. – Давайте перейдем ко второму вопросу. И настоятельно советую ответить на него правильно. Пальцев у вас еще много, а мое время безгранично… - Акнология ухмыльнулся, с садистским удовольствием проведя холодным металлом по кровавому мясу на руке пленника. - Что вам, мистер Дреяр, известно о такой безобидной вещице как NK-6?

Иван посмотрел прямо в упор, процедив сквозь зубы:

- Биологическое оружие массового поражения.

Нож вновь резко опустился уже на средний палец, и на этот раз крика сдержать не удалось.
- Понимаете, мистер Дреяр, - вновь вытирая нож, спокойно проговорил парень, игнорируя ор «Ворона», - суть допроса состоит не в получении давно известной информации, которая, по сути уже общедоступна в подпольном мире. Давайте я попробую задать вопрос по-другому? Вам известно, где сейчас находится NK-6?

Иван выдохнул сквозь стиснутые зубы:

- Нет.

Одним резким движением нож вонзился в руку, словно в мягкое масло, разрезая кожу и мясо, пригвождая ладонь к стулу.

- БИП! Ответ неверный, - игнорируя крик пленника, Акнология вновь подошел к своей сумке, доставая из ее недр длинный шприц и мешочек с новенькими гвоздями.

Иван видел это сквозь застилающий глаза красный туман, который не давал сосредоточиться на окружающей его действительности. Только яркие янтарные глаза были видны так же отчетливо, как и прежде, словно их образ отпечатался на сетчатке. С каждой упавшей на пол каплей крови из него уходила жизнь, и он мог чувствовать, как его медленно накрывает дрема, сейчас кажущаяся спасением.

- Не так быстро, мистер Дреяр, - как-то приглушено прозвучали слова в голове Ивана.

В следующее мгновение он почувствовал, как что-то обжигающее проникло в его тело, и он резко распахнул глаза, поняв, что туман исчез, а боль, пульсирующая в руке, усилилась в несколько раз. В этот самый момент белый шприц упал на пол, в кровавую лужу, а сам Акнология с неизменной улыбкой разместился с другой стороны, как-то любовно водя длинным гвоздем по еще нетронутой ладони.

На непонимающий взгляд пленника, он только усмехнулся.

- Стимуляторы. Вы мне еще нужны, - с этими словами он улыбнулся еще шире. – Продолжим. На чем мы с вами остановились? Ах, да… Где сейчас находится NK-6?

Игнорируя боль, «Ворон» выдохнул:

- Не знаю.

Гвоздь медленно прошел по руке, и Иван как завороженный наблюдал за его путем.

- Не знаю.

Он подполз к среднему пальцу.

- Не знаю.

Остановился у самого ногтя…

- Не знаю…

…и с одного резкого движения был вбит, пробивая ноготь и кость. Иван выгнулся, заорав на все помещение, чувствуя, как пульсирующая боль распространилась по всему телу, обжигая его изнутри.

- Я ЖЕ СКАЗАЛ, ЧТО НЕ ЗНАЮ!!!

Второй гвоздь пробил мизинец, и тут же Иван почувствовал жжение в области шеи. Помутневшее сознание вновь прояснилось: боль, как и в прошлый раз, усилилась.

Акнология встал, окинув взглядом свою работу. Пленник поднял измученный взгляд, облизнув пересохшие губы.

- Игнил сохраняет предосторожность.

Улыбка Акнологии перестала быть наигранно-дружелюбной, и нечто ужасающее стало заметно в чертах его лица. Достав еще один гвоздь, он начал перекатывать его в руке, с наслаждением наблюдая за тщательно скрываемым ужасом в глазах «Ворона».

- Отчего же я вам не верю, мистер Дреяр? – Акнология замолк, с некоторое время будто раздумывая над каким-то вопросом, и решив что-то, вновь натянул на себя фальшивую улыбку. Потом - медленно достал из сумки какие-то бумаги, и отчего-то Ивану стало не по себе. - Давайте подойдем к вопросу с другой стороны… Так’с, - он перевернул несколько листов и победно улыбнулся, - Лаксас Дреяр и Мавис Дреяр… - растягивая слова, проговорил Ак и поднял голову. - Ваши милые, безобидные детки…

- Как ты?.. – с ужасом воскликнул пленник.

- У меня обширные связи, - отмахнулся парень, бегло осматривая бумаги. – Оба учатся в Магнолии-Сити, в «Хвосте феи», и даже не подозревают, чем промышляет их отец. А также, - он выудил какую-то бумажку, - Макаров Дреяр, - Акнология поднял голову. – Ваш отец, мистер Дреяр.

Боль и шум в ушах отошли на второй план. Все его внимание тут же было переключено на бумаги в руках этого садиста. И одна единственная мысль билась в голове: «Защитить!». Похоже, Акнология понял это.
- Мне всего лишь нужна информация, мистер Дреяр. Только и всего.

Иван сглотнул.

- Если… если я скажу, ты даешь обещание, что не тронешь их?

- Конечно. Мне не нужны невинные пташки, которые не могут принести ровным счетом никакой пользы.
Дреяр внимательно посмотрел на Акнологию, пытаясь найти хоть малейшие признаки лжи. Но таковых не было. Акнология говорил искренне.

- Хорошо, - прошептал Иван, - я тебе все расскажу.

- Вот и славненько! Давно бы так.

Мешочек с гвоздями упал на пол, тут же впитывая алую кровь, которая вскоре станет еще одним буро-красным разводом в этой каменной комнате.

***


«Вера в Бога – способ не казаться шизофреником.

Когда человек обращается к Всевышнему? Когда он счастлив? Когда он чувствует себя отлично? Когда все в жизни идет как по маслу?

Нет!

Обычно человек начинает верить в Бога, когда в его жизни НЕ все в порядке. Когда кто-то заболел, или когда наступают темные времена в семье/на работе/с друзьями… Мы не думаем: «Ох, Боже, ниспошли мне счастья», когда это счастье у тебя и так есть, однако когда его нет, первое, что приходит на ум: «Помоги мне, Боже!».

Я считаю, что люди создали Бога, чтобы не казаться сумасшедшими. Если бы не было того вымышленного образа, к кому бы обращался человек? К друзьям? Или к родственникам? Нет, скорее всего, он бы запирался в своей комнате, начиная говорить сам с собой. И тогда некого было бы винить, кроме себя. А разве человек любит винить себя?

Нет!

Я не говорю, что вера – чушь! Нет, что вы! Я думаю, что есть куда более сильная Вера.

Вера в родных. Вера в любимых. Вера в себя самого, в конце концов!

И эта Вера полезней, чем Вера в кого-то, чье существование довольно-таки спорно.

Я так думаю…»

© Венди Марвел.

***


- Ой, Нацу, может это потому, что вы уже как с несколько недель ведете себя как парочка?

Парень в задумчивости посмотрел на покрытый трещинами потолок, одной рукой держа телефон, а второй поднимая тяжелую гантелью. Скрытая ото всех база Зодиаков была отличным местом, чтобы уединится и подумать, а в сумме с тренировками, так и привести свои мысли в порядок.

- Да я не против. Просто… всегда думал, что если заведу отношения, то что-нибудь обязательно изменится. А так, все осталось по-прежнему.

Лис на том конце провода вздохнула.

- Так тебя это не устраивает?

- Нет, нет. Наоборот, это идеально, - Нацу вытянул руку, удерживая тяжесть на весу. – Только такое чувство, будто абсолютно ничего не изменилось. Какое-то странное ощущение. Вроде бы произошло нечто глобальное, а на мне это никак не отразилось.

- Повторюсь, вы уже давно ведете себя как влюбленная парочка. Вот только доходило это до вас слишком долго.

- Ладно, - парень переложил телефон и начал качать другую руку. – Кстати, Лис, ты же понимаешь, что о нас с «мышкой»…

- …не распространяться. Конечно, понимаю! Не вчера родилась! Расскажете, когда сами будете готовы рассказать.

- Я тебя обожаю.

- Поосторожней со словами, мистер. Если ваша девушка услышит такое, проблем вы не оберетесь!

- Если что, ты меня всегда прикроешь, - с улыбкой проговорил Нацу, чувствуя, как все встает на круги своя.

- Куда я денусь? Хотя… Если ты ей изменишь, я буду первой, кто оторвет твои яйца и засунет их тебе в глотку.

- Это жестоко.

- Зато эффективно.

Усмехнувшись, Драгнил положил гантель на место, схватив со спинки стула полотенце, и начал вытирать им шею.

- Ладно, Лис, мне пора. Встретимся в универе.

- Давай, герой-любовник, - он мог поклясться, что она сейчас улыбалась. – Эх, кто бы мог подумать, что мой мальчик-давно-уже-не-девственник так скоро вырастет? Черт, даже не поскуплюсь и пущу скупую Вайт-слезу!

- Я польщен такой честью!

Девушка рассмеялась.

- Ладно, до встречи.

- До встречи.

Отложив телефон в сторону, Нацу вздохнул и лег на скамью, подложив под голову руки. На губах поселилась глупая улыбка, которая не хотела сходить со вчерашнего дня, с того самого момента, как вечером, проводив «мышку» до ее общежития, он коротко ее поцеловал, попрощавшись. Это было единственным доказательством, что они действительно встречаются.

Вообще, проснувшись сегодня, он подумал, что что-то действительно должно измениться в его жизни. Но все осталось по-прежнему. Солнце было солнцем, завтрак был завтраком, а «мышка» осталась «мышкой». Даже в университете они обменялись лишь парой фраз и решением сходить куда-нибудь вечером. И ничего, что могло бы заставить его чувствовать себя неловко, не в своей тарелке.

Все было по-прежнему…

«Похоже, у меня идеальная девушка».

Усмехнувшись, Драгнил прикрыл глаза, пытаясь очистить разум, как обычно советовала рыжая ведьма. Но, похоже, слишком насыщенная в последнее время личная жизнь не хотела отпускать своего любимчика в далекие просторы покоя, заполняя его голову полностью и без остатка. И ему оставалось лишь делать вид, что он медитирует, в то время как сам просто думал. Много думал. Обо всем.

У него было еще достаточно проблем. К примеру, что делать с Хартфелией, которой, несомненно, грозила опасность? Рассказать все без утайки? Или же промолчать и защищать ее от всего, что ей может навредить?
Ник советовал не молчать. В то время как Кейт кричала, чтобы он держал язык за зубами, ведь, видите ли: «Мне хватает одной головной боли в твоем лице! С меня достаточно и этого!». Плюс, он успел уже сегодня получить от нее нагоняй за то, что посмел, во-первых, убежать, не предупредив ее (как будто он не знал, что Зодиаки откопают его, будь он даже в Атлантиде!), и во-вторых, что он решил устраивать свою личную жизнь.

«Да еще и не с кем-нибудь, а с Хартфелией! Ты вообще с дуба рухнул?! Гормоны заиграли? Решил нам добавить еще геморроя?! Ты что, не понимаешь, что она как бомба замедленного действия? За ней придут, обязательно придут! И ладно, мы ее защитили бы. Так нет, теперь ты повязан с ней узами сопливой любви, и к гадалке не стоит ходить, чтобы понять, что при первой же опасности ты наплюешь на все правила предосторожности и бросишься спасать свою принцессу! Арр, заехать бы тебе сковородкой по башке и оторвать к чертовой матери твои слишком активные гениталии!».

Он послушно ее выслушал, согласившись по всем пунктам, что он виновен (и не потому, что Ник сказал, что его сестра действительно может связать и кастрировать меньше, чем за тридцать секунд).

В общем, они порешили на том, что пока идет стадия затишья, он будет молчать, но как только появится хоть малейший намек на опасность, он тут же все рассказывает девушке и, по возможности, обеспечивает ее безопасность.

Еще одной проблемой были документы на S-hall, а точнее не сами документы, - в них не было ничего интересного, - а скрывающийся за ними смысл. В его руках был ключ к NK-6, о котором многие знали, но еще пока не подозревали, где он спрятан. Как Зодиаки уже успели ему объяснить, охота еще не началась, но когда она начнется, ему несдобровать, и именно поэтому, он проходит ускоренный курс тренировок под началом Близнецов и Кобры, которые…

- Хай, принцесса, - вспомнишь черта… - Чего это ты разлегся? Поднимай свой подтянутый зад, есть разговор.

Нацу открыл глаза, встречаясь взглядом с Ведьмой, которая, как всегда бесшумно пробралась в комнату и сейчас спокойно сидела за столом, закинув ноги на столешницу. Симметрично ей в полностью идентичной позе сидел Ник, который, нацепив на себя очки, читал какую-то книгу.

- Кстати, - парень снял очки, - будь мы киллерами, ты был бы уже убит.

- А вы не киллеры? – Нацу вопросительно вскинул бровь.

- Подловил, принцесса, - Кейт фыркнула, кивнув головой, чтобы он подошел. – У нас нет времени. Есть важная информация.

Драгнил тут же без лишних вопросов встал, подойдя к Близнецам, и сел на свободный стул. Кейт без предисловий кинула ему тяжелую папку, и он, все также сохраняя молчание, открыл ее.

С небольшой фотографии на него смотрел красивый высокий юноша, с невинной улыбкой и яркими янтарными глазами. Засунув руки в глубокие карманы джинсов с низкой посадкой, он казался довольно-таки безобидным на вид. Хотя последние события научили его не доверять обложке.

- Ты знаешь, кто это? – спросила Кейт и, получив отрицательный кивок, тяжело вздохнула, сцепив пальцы в замок. – Это один из самых опаснейших людей в подпольном мире. И я не преувеличиваю, а скорее наоборот - преуменьшаю, - со вздохом, девушка прикрыла глаза, а Нацу вновь посмотрел на фотографию, пытаясь уловить в этой безобидной на вид внешности хоть что-то зловещее. – Это босс самой влиятельной в Америке мафиозной семьи…

Нацу поднял голову, встречаясь взглядом с глазами Ника, который твердо проговорил:

- Акнология.

С широко открытыми глазами он снова посмотрел на фото, даже не пытаясь скрыть восхищения. Он знал об этой семье, знал все слухи и домыслы, но никогда, даже в мыслях не мог предположить, что босс этой мафии настолько юн.

- Этот человек возглавил Акнологию в шестнадцать лет, после смерти своего отца, и уже тогда он был пострашнее своего предшественника, - тихо проговорил Ник, наблюдая за реакцией Нацу. – Он силен, он умен, и он, несомненно, опасен. В его семье только самые преданные и самые сильные люди. Поверь, Акнология запросто может тягаться с Зодиакальной мафией уже хотя бы потому, что у них огромный численный перевес.

Нацу непонимающе посмотрел на Близнецов.

- Тягаться?..

Ник и Кейт переглянулись, и Драгнил мог кожей почувствовать витавшее в воздухе напряжение. Девушка перевела на него взгляд.

- Он открыл охоту на NK-6, - не отрывая от него глаз, прояснила Кейт.

- И он не остановится ни перед чем, - тут же проговорил Ник. - Если ему что-то нужно, он приходит и забирает. И, Нацу, не хочу питать тебя иллюзиями. Это серьезный противник. Он не знает, что такое пощада. Он убивает направо и налево, только из-за того, что ему скучно. Джокер и его закидоны? Поверь, это ни в какое сравнение не идет с таким человеком, как Акнология.

Нацу в задумчивости уставился на фото. В его копилку упала еще одна проблема, которая явно потеснила все другие.

- Позавчера, в Нью-Йорке, он схватил босса «Ворона», Ивана, - дрожащим голосом прошептала Кейт, и парень поднял голову, с удивлением увидев ее глаза. Глаза, в которых плескалась паника. Не разрушая зрительного контакта, девушка уже более спокойно проговорила: - Акнология знает, где находится ключ к NK-6. На тебя началась открытая охота, Нацу.

Он не мог отвести от нее взгляд. Он чувствовал, как что-то липкое и противное сковывало его тело. Оно проникало под кожу, заполняя собой все пространство, соединяясь с кровью и вместе с ней достигая сердца.

Страх?

- У него есть имя? – он не знал, зачем спросил об этом, но почему-то казалось, что это было очень важно.

- Нет, - Кейт говорила серьезно, без привычного сарказма и иронии. И это пугало. – У него много личин, много масок и… много имен.

- Но одно имя, как нельзя точно отображает его сущность, - Ник замолк. Нацу вышел из оцепенения, встречаясь взглядом с голубыми глазами друга. И в этих глазах он увидел воина, который был готов ко всему. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Ник коротко выдохнул: - Смерть.
Фанфик опубликован 29 марта 2014 года в 15:31 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 482 раза и оставили 0 комментариев.