Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 40

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 40

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
В недалеком будущем.

Кровь в венах кипела. Она лилась словно раскалённая лава, обжигая его изнутри и давая адреналину застелить глаза. Он чувствовал каждой клеточкой тела приближающуюся опасность. Ощущал чужое присутствие и словно дикий зверь жаждал чужой крови.

Кто из них двоих охотник, а кто жертва - не решено.

Но это не отменяло того, что он желал его крови. Всем своим существом, каждым натянутым до предела нервом, каждой вскользь промелькнувшей мыслью.

«Зверь» вдохнул воздух, наслаждаясь окутавшим его букетом ароматов, вылавливая в нем самый сладкий – аромат страха.

Высокий парень в длинном черном плаще вышел из темноты укрытия, подставив свою фигуру тусклому свету от одиноко стоявшего фонаря. Он крепко сжимал в одной руке длинную алую винтовку, которая волочилась дулом по мокрому асфальту, а другой – острый клинок, готовый в любой момент насытиться кровью. «Зверь» делал короткие шаги, смотря горящим острым взглядом куда-то в темноту, и создавалось ощущение, что он видел нечто, что другие увидеть были не в силах.

Наконец, «зверь» остановился и, вскинув высоко голову, плотоядно усмехнулся.

- Я чувствую тебя. Выходи, - его голос был подобен рычанию тигра, не привыкшего прятаться и отступать.
И этот вызов был принят, - в темноте послышался звук уверенных шагов, разносившихся в давящей тишине эхом приближающейся опасности.

Усмешка на губах «зверя» стала еще шире, и, быстро встав в боевую стойку, он устремил винтовку в сторону вышедшего в свет человека.

- Ну, вот и встретились.

Звенящую тишину оборвал звук выстрела, но облаченный в черный кожаный плащ Нацу Драгнил по прозвищу "Саламандр" прекрасно понимал, что это только начало игры.

***


Настоящее время.

Ее рыжие волосы напоминали языки пламени, что танцевали в хаотичном танце по маленькой пустой комнате, превращая и так захватывающее зрелище в просто невероятное. Изначальная затея показательного боя показалась Нацу не очень впечатляющей, учитывая и то, что его уже успели ознакомить с местом действа.

Крошечная комнатушка не могла похвастаться арсеналом оружия, какими-то супер боевыми примочками или хотя бы приятной глазу отделкой. Наоборот, словно в насмешку, в первые же секунды на взлохмаченные волосы Драгнила посыпалась пыль, и пара любопытных паукообразных спустились на своей тончайшей паутине, одарив его презрительным взглядом шести пар глаз. От членовредительства его уберег Ник, с улыбкой уведший парня из комнаты, проведя к застекленной стене, защищенной с той стороны для каких-то непонятных ему причин кованой решеткой.

Сейчас он не мог отвести взгляда от отточенных движений рыжеволосой бестии, поражаясь удивительной технике ведения боя. Она то нападала, то отступала, на краткий миг, исчезая из поля зрения, и тут же появляясь, словно тайфун, вновь нанося серию ударов. Действительно, ей подходило это слово. Тайфун. Ало-рыжий тайфун, способный напугать силой своей стихии и голубым блеском в глазах.

Однако не это больше удивило Нацу. Парень, с которым дралась Кейт, не был ему знаком, но его стиль боя был поистине впечатляющим. Если бы Нацу не верил в сверхъестественные способности, он наверняка бы подумал, что нахально-усмехающийся разъяренной Кейт в лицо, парень читает ее мысли. А может, видит будущее? Драгнил не мог сказать точно, но то, что противник Кейт с легкостью, подчеркнутой периодическим показательным зевком, уклонялся от, несомненно, сильных атак, не наводило больше ни на какие мысли.

Ник, увидев внимательный взгляд Нацу, улыбнулся, скрестив руки и устремив взгляд на бой сестры и ее давнего противника.

- Этот стиль боя был придуман самим Коброй. Противнику может показаться, что он видит все его движения наперед, но это далеко не так, - парень кивнул, призывая посмотреть внимательней. В этот самый момент парень, названный Коброй, увернулся от прямого удара ровно за мгновение до того, как тот смог бы достигнуть цели. Хоть распущенные рыжие волосы надежно скрывали лицо их обладательницы, брат мог поклясться, что она сейчас тихо выругалась. – Кобра читает движения противника. Это особое умение подвластно немногим, и, если честно, за всю свою жизнь я скрестил клинки с обладателем подобного умения лишь однажды. И это был, скажу тебе, нелегкий бой. Кобра умелый боец, и я до сих пор не могу понять, как его заманили в "Ночь". Он не из тех, кто любит подчиняться.

- "Ночь"? – переспросил Нацу, не прекратив при этом наблюдения за жарким танцем по ту сторону стекла.
Кейт в этот самый момент выгнулась, словно дикая кошка, одним движением снимая длинный доходящий до пола плащ, и, не теряя скорости, кинула его в сторону Кобры, тут же нанося оглушающий удар ногой. Парень, не ожидавший такого коварства, на мгновение опешил, но не в первый раз он дрался с этой бестией, и злополучный плащ стал опасным оружием уже в его руках.

- Да. Понимаешь, Зодиаки только носят названия «мафии», сами ей, по существу, не являясь. Однако сейчас мы имеем дело именно с ней, и все решили, что логично было бы подружиться с представителями подпольного мира, - Ник чему-то усмехнулся, кинув непонятный взгляд в сторону Кобры, который уже сам нападал на защищающуюся девушку. – Так мы и узнали о "Ночи".

Но Нацу уже толком и не слушал, полностью увлеченный боем.

Ярко-рыжий тайфун пронесся прямо перед их глазами, и на мгновение Драгнил мог увидеть горящие азартом борьбы глаза цвета бомбейского сапфира. Он прочитал усмешку на ее губах, в то время как она, крепко схватившись за ржавые прутья решетки, подпрыгнула, удерживая вес собственного тела лишь хрупкими на вид руками. И в момент, когда Кобра, до этого отброшенный к противоположной стене, попытался к ней подобраться, бестия резко выпрямилась, словно пружина, обрушив на противника точный удар ногами. Однако как бы это не выглядело невозможным, Кобра, точно предвидев это, увернулся, схватив одну ее ногу за щиколотку. На мгновение Нацу показалось, что это больше походило на занятие сексом, чем на настоящий бой. Каждое прикосновение их друг к другу было наполнено какой-то странной, маниакальной потребностью прикасаться. И неважно, что эти касания порой могли сломать челюсть - это не имело значения. Только адреналин и страсть. И танец людей, которые получали от этого истинное удовольствие.

Нацу с удивлением понял, что по спине пробежали мурашки, а кровь в венах стала подобна раскаленной лаве. Он хотел почувствовать этот азарт. Смотря на горящие глаза двух оппонентов, Драгнил захотел оказаться на месте одного из них и понять, насколько горяча кровь во время настоящего боя двух мастеров.

Нацу был настолько поглощен представлением, что когда сильная рука Ника легла ему на плечо, он непроизвольно вздрогнул, с трудом вырываясь из объятия горячего танца в реальный мир. Брат Кейт усмехнулся, похлопав его по плечу, и этот жест показывал насколько все же Близнецы были не похожи друг на друга. Если взрывная Кейт умела лишь огрызаться, более спокойный Ник внушал одним лишь своим присутствием чувство защищенности. На него Драгнил мог с уверенность положиться, не смотря на то, что знаком с ним был от силы чуть больше суток.

- Твоей тренировкой будем заниматься мы с Кейт. Однако Кобра вызвался быть наблюдателем, и если тебе повезет, он даст тебе пару уроков. Хотя даже одного будет достаточно, чтобы ты поднялся на новый уровень, - сказав это, Ник с чувством выполненного долга направился в сторону двери, оставив Нацу в одиночестве, прекрасно понимая, что тому надо было многое обдумать.

А Нацу вдруг понял, что на место обреченности пришло желание, и, больше ни на что не отвлекаясь, он продолжил стоять сторонним наблюдателем, не переставая поражаться отточенными движениями и удивительными уловками, в тайне мечтая, наконец, приступить к тренировкам, чтобы все мысли о предстоящем отъезде «мышки» были выветрены, и в голове не осталось места ни для чего, кроме адреналина и горящей в венах крови.

***


Любовь? Для многих это всего лишь пустой звук. Ничего не значащие буквы, наполненные сомнительным смыслом. Когда-то и я так считал. С снисхождением слушал истории своих друзей о девушках, в которых, по их уверениям, они «влюблены». А потом со злой иронией закрывал глаза на то, как эти самые, вчера только распевавшие оды любви, друзья самозабвенно целовали в подворотне подцепленных в клубе девчонок.

О какой любви, я думал, может идти речь, когда одной рукой парень может дарить цветы, а другой набирать SMS, приглашая очередную наивную дурочку на свидание? Это называется любовью, с раздражением говорил я, когда на утро девушка могла найти лишь смятую постель да пропитанные кровью простыни? Неужели любовью называется то, спрашивал я, когда, видя девушку, парень думает только об одном?

Признаюсь, я не был святым. Сам прошел все эти пункты и особо не чувствовал себя виноватым. Лишь в сотый раз доказывал себе, что любви не существует.

До сих пор я теряюсь в догадках, что было бы с моей жизнью, если бы тогда я ушел, как тысячи раз до этого уходил, оставив спящую девушку в одиночестве. Но что-то меня остановило, и этому чему-то я благодарен и по сей день.

Сейчас я могу сказать с уверенностью: любовь существует. Ее просто нужно откопать в море лжи, фальши и бесконечного притворства, в которых погряз наш мир.

© Грей Фуллбастер.

***


- Сосредоточься.

Глубокий вдох. Медленный выдох.

- У тебя нет глаз. Есть лишь собственное тело! «Смотри» им! Видь то, что взгляд увидеть не властен.
Словно дикий зверь перед прыжком, размеренно дыша, он пытается сосредоточиться. Мир в его сознании предстал непроглядной тьмой, обвитой, точно паутиной тончайшими светящимися нитями, которые вели к какой-то одной определенной двери, и за каждой из дверей скрывался маленький кусочек пазла, собрав который можно было получить общую картинку.

Запахи. Очень много запахов.

Аромат мятного шампуня, которым, как он уже заметил, Кейт пользовалась постоянно. Значит, помимо Ника, который, кстати, пах терпким запахом крови, в этой комнате бесшумно притаилась и его сестра. Еще примешался, дразнящий нюх, запах смазки… кажется, WD-40, которым Близнецы обычно смазывали свое оружие после успешной операции.

Звуки.

Тихое дыхание. Позвякивание какого-то металлического предмета. Еле различимый звук шагов, и…

…резкий порыв воздуха заставил последовать инстинктам, и, быстро наклонившись, он с удовольствием отметил, что запах мяты стал ощутимее. Это было любимой забавой Кейт - заставать его врасплох.

Однако недолго он ликовал, и неожиданная боль в области селезенки говорила сама за себя, а над головой, с усмешкой и скрытым укором, Кейт громко выговорила:

- Не давай маленькой победе застелить тебе глаза и притупить инстинкты! Ты должен быть все время на чеку, иначе ненужное ликование может послужить причиной твоего трупа. И уж поверь, - Нацу уже успел снять с глаз специальные очки и мог видеть необычно серьезное лицо девушки, - если ты сдохнешь, я буду первой, кто станцует ламбаду на твоей могиле. Потому что тот, кто сдох, не достоин называться моим учеником.

- Говоришь, как сварливая старуха, - потерев ушибленный бок, прошипел парень, который успел за последнюю неделю привыкнуть к своенравному характеру его учителя поневоле.

- От старпера слышу, - кинув в него полотенце, Кейт подошла к брату и с усмешкой посмотрела в сторону вытирающего блестящую от пота шею Нацу. – А то вон, кости скрипят, тело не гнется, сам кряхтишь. Гляди, скоро пыль посыплется.

- А это я не у тебя седой волос видел?

- А это не твоя вставная челюсть лежит на полочке?

- А это не тебе ли на день рождение подарили место на кладбище?

- Ой, ой, ой, а не ты ли вчера ползком добирался до своей комнаты?

- А чья это заслуга?

- Пф, для тебя же стараюсь!

- Ладно, а это, случаем, не твои костыли у входа припаркованы?

Все в комнате погрузилось в тишину. Ник одними губами прошептал «нет!», Нацу инстинктивно вжался, а Кейт, кажется, в один миг стала выше, страшнее и стократ опасней.

- Ты это так мою малышку называешь? МОЮ МАЛЫШКУ?! – последние слова она чуть ли не провизжала, став на долгую вечность действительно похожа на средневековую ведьму. Лишь алого пламени позади ее пафосной фигуры для полной эффекта не хватало.

- Воу, воу, братан, ты перегнул палку, - сохранявший до этого благоразумное молчание Ник, отодвинулся от сестры подальше, в то время как Нацу, поняв свою ошибку, сделал попытку исправить ситуацию.

- Кейт, милая, ну нет, конечно! Как ты могла подумать, что я могу называть твою двухколесную красотку "костылями"? Она же богиня! Была бы она девушкой, я бы ее тут же уложил и отжарил как следует.

Девушка вся размякла, умиленно стерев несуществующую слезу.

- Что, реально бы отжарил?

Нацу торжественно кивнул, для пущей эффектности положив руку на сердце.

- Отжарил бы так, как никого до этого не жарил.

- Господи, как это мило!

Эти слова он услышал уже от повисшей на его шее рыжеволосой бестии, которая, как бы это ни было странно, действительно считала подобные вещи милыми, и ему оставалось только обвить ее талию, подмигнув при этом Нику. Старший же из Близнецов только удивился, как этому паршивцу удавалось напакостничать и при этом выходить сухим из воды! Если бы кто-нибудь другой так отозвался об алом Сузуки его сестры, Кейт бы не поскупилась применить на нем свой знаменитый клинок, уносивший жизни и за меньшие проступки. Хотя, выходя из комнаты, он не мог не отменить удивительную способность Драгнила располагать к себе людей.

- Ты как? – уже после того, как Нацу принял душ и переоделся в свою обычную одежду, поинтересовался Ник, зашедший, чтобы отдать ему новую поступившую информацию о передвижениях Джокера.

Нацу неопределенно пожал плечами. Он прекрасно понимал, о чем именно спрашивает Ник, но у самого непроизвольно в голове завертелись картинки совершенно иного характера.

- Начинаю, кажется, привыкать, - улыбнувшись, Нацу взял флэшку и повернулся к Нику спиной, тем самым показывая, что разговаривать сейчас не настроен.

Отведенные ему часы тренировки подошли к концу, и, как и вчера, и позавчера, и поза-позавчера, выжатый как лимон, он вышел из тайного убежища, уже на автомате вводя индивидуальный код и кивая Вакабе, который неизменно курил трубку и пускал в небо сизые кольца дыма.

Прошла ровно неделя с того дня, как он узнал правду о S-hall, NK-6 и Зодиаках. Прошла ровно неделя с момента, когда он впервые увидел красочный бой Кейт и Кобры, заставивший его по-новому посмотреть на представшие перспективы.

Прошла ровно неделя, как он осознал, что влюблен в «мышку».
И ровно неделя, как ему пришлось ее отпустить…

Знаете, иногда дни могут идти спешно, сменяя друг друга с невероятной скоростью, и мы не замечаем этого, продолжая плыть по течению жизни. А иногда одна секунда может длиться вечность, и откладывается она в нашей памяти надолго.

Для Нацу такой секундой стала эта неделя.

Он был не первым, кто пытался при помощи боли физической избавиться от боли душевной, но почему-то в его случае это не сработало. Даже полностью изнуренный, с негнущимися ногами и руками, лежа на холодном полу тренировочного зала и смотря на серый, покрытый сотнями трещин, потолок, Нацу думал о том, что он наделал. Мысли, что так будет правильней тонули в громком, перекрикивающем их голосе, кричащем о том, что он полный придурок.

И в эти самые моменты он был благодарен Кейт и Нику, своему изнуренному телу и негнущимся рукам и ногам, ведь если бы не они, он давно стоял бы перед «мышкой» и говорил ей то, о чем потом обязательно пожалел бы.

Нацу усмехнулся, подняв голову к небу. Звезд еще не было, и только призрачный лик луны был еле различим на бархатном небосводе. Внутри было непривычно пусто. Не хотелось ничего. Совершенно.

Когда он рассказал Нику о том, что не собирается ничего говорить Хартфелии, тот только поджал губы, больше никак не выразив неодобрения, и на просьбу ее защиты ответил серьезно. Сегодня ему сказали, что к ней будет приставлен какой-то неизвестный ему Рак. Ник заверил, что лучшего кандидата просто и не найти. Он поверил. Нику он верил.

Нацу постоял на несколько секунд дольше на той самой развилке, на которой неделю назад простоял почти полчаса, не зная, что делать дальше. Скользкое желание свернуть туда, куда тогда, неделю назад, ушла «мышка» было почти материальным, словно кто-то с силой толкал его в спину, а он противился. А на вопрос «почему?», он мог лишь ответить «так надо», хотя сам в это верил с трудом.

С силой отогнав наваждение, он поглубже вдохнул холодный вечерний воздух и, перекинув сумку на другое плечо, пошел по уже привычному пути.

Он не видел Хартфелию неделю. Специально старался избегать ее в университете, страшась того, что всего один разговор может разбить все доводы разума. Однако отказать себе в том, чтобы наблюдать за ней со стороны было уже не в его силах.

И он с горечью понял, что Нацу Драгнил поменялся местами с Люси Хартфелией.

Лежащая у самого сердца фотография «мышки», сделанная сегодня утром, была тому доказательством.

***


Любви не существует.

Я не ярый противник чувств, но то, что любовь – выдумка, могу сказать с уверенностью. Дружба, симпатия, привязанность… я могу назвать множество уз, которые связывают меня с людьми, но любви вы там не найдете.

Людям свойственно приукрашивать действительность. Мы всего лишь хотим внести в нашу серую повседневность яркие краски, перенести из мира грез и фантазий маленькую частичку в реальный мир. И любовь это лишь симпатия, которой люди пытаются придать высший смысл.

Возможно, вы мне скажете, что я слишком молод и мне еще предстоит найти ту единственную… но я в это не верю.

Ведь как я смогу разглядеть ту самую, когда на мне уже давно нет розовых очков?

© Ник.

***


02.12.11. 03:13.

Нью-Йорк.

Город давно накрыло черное покрывало ночи, однако ночной Нью-Йорк мало чем отличался от дневного. Этот город жил, и жизнь его текла в бешеном ритме. Не каждый мог подстроиться под него, но это мало кого волновало. Сплоченный механизм не мог пострадать от пары соринок.

Босс Ворона ждал у назначенного места уже как пятнадцать минут, и его взрывной характер не хотел терпеть такого пренебрежения, но каждый раз, как только волна гнева, подобная рвущимся на охоту гончим, накрывала его неутолимой волной, он прикрывал глаза и считал до десяти. Тот, с кем была назначена встреча, не был простой сошкой, и хоть в другой ситуации Иван и за опоздание в минуту наградил бы «счастливчика» порцией свинца, сейчас был не тот случай, когда стоило показывать свой характер.

Что-то прошипев сквозь зубы, мужчина поправил белый воротник идеально выглаженной рубашки, покрасовавшись при этом золотым Ролексом. Он был сторонником мнения, что в любой ситуации встречают по одежке, и от того, насколько эта одежка была внушительной, и зависело первое впечатление, произведенное на собеседника.

На этого же собеседника он хотел произвести наилучшее впечатление, поэтому и выбрал самый беспроигрышный вариант в виде классики.

Позади него в ряд выстроились черные мерседесы и пара внушающих джипов, все как один отливавшиеся притягательной чернотой. Его люди готовы были в любой момент начать перестрелку, по первому же подозрительному движению со стороны оппонентов, которые слыли, как любители нарушать любого вида обещания. И их нисколько не смущало, что хоть на первый взгляд нелюдимый переулок соседствовал с наполненным народом проспектом. Хотя для Нью-Йорка одной перестрелкой меньше или больше - не имело большой разницы.

Иван в предвкушении улыбнулся, выпрямившись еще сильнее, пытаясь придать своей фигуре больше внушительности. Одной рукой мужчина сжимал другую, потирая пальцем золотой перстень с отливавшейся в лунном свете гравировкой, и весь его вид говорил, что он чувствовал, что гости уже на подходе. Однако, когда из-за поворота вместо обычной для мафии делегации из машин, одиноко выехал фиолетовый Порше, мужчина нахмурился, но виду не подал. В таких делах важна хладнокровность.

Порше же, проделав впечатляющую дугу, резко и эффектно остановилась, оставив за собой черный след от шин. Свет луны прошелся по стеклу, эффектно поиграл на металлических дисках, и только проделав этот ритуал, осветил скрытое в гоночные очки лицо. Человек за рулем не спешил выходить из машины, кажется, наслаждаясь произведенным впечатлением, и лишь тогда, когда ошеломленные внезапным появлением люди направили как один на него винтовки, он соизволил снять очки и вразволочку, неуклюже вылезти из Порше.

- Вот черт, - в сердцах выругался парень, с какой-то искренней невинностью потрепав длинные доходящие до пояса волосы. Остановившись, он поднял голову и широко улыбнулся. – Хотел эффектно появится. Видно, не судьба.

По лицу Ивана можно было с уверенностью сказать, что не такого гостя он ждал. Парень казался совершенно юным. Лет девятнадцать-двадцать, больше и не дашь. Длинные почти черные волосы в свете луны отливались синевой, и можно было разглядеть пару лазурных прядей, на концах которых были прикреплены маленькие бусины. Он держался самоуверенно, медленно засунув руки в глубокие карманы темно-синих джинсов, в некоторых местах потертых, но было видно, что брендовых. Весь его вид, от белых тяжелых кед и серого с лазурными пуговицами пальто, до нескольких золотых колец в ухе и витиеватой татуировки на шее полностью опровергали все правила Ивана. И это не могло не вывести и так уже взбешенного босса Ворона.

- Юнец, что ты здесь забыл? – прошипел не любивший шутки мужчина. У него была назначена здесь встреча с очень влиятельным человеком, и появление какого-то мальчишки просто не входило в его планы. В голове пролетела мысль, что, возможно, убив паршивца, он хотя бы поразвлечется до прибытия гостя.

Парень же, кажется, нисколько не обиделся на «юнца», перекатился с пятки на носок и беспечно пожал плечами.

- Ну, я так понимаю, ты Иван? Если это так, и я не перепутал переулки, то значит, у меня здесь назначена встреча. С тобой, старик.

Парень улыбнулся еще шире, вновь запустив руку в длинные волосы.

- Я не любитель шуток, и если Акнология считает, что может так со мной шутить, то он глубоко ошибается.

- Поверь мне, старик, Акнология выражает тебе и твоему опыту и умениям глубокое почтение, - вкрадчиво проговорил парень, склонив голову в поклоне. – Он также считает, что это моветон наставлять пушки прямо в лицо безоружному человеку.

- Это моя территория и мне решать, кому и когда наставлять пушки, - Иван улыбнулся, ослепленный властью. Верный щенок Акнологии на его территории и полностью в его распоряжении, - не каждый мог похвастаться хотя бы одним человеком Акнологии в своем послужном списке.

Парень примирительно поднял руки.

- Согласен, однако, - Ивану показалось, что усмешка на губах парня стала на мгновение зловещей, и только сейчас он послушал вопивший все это время инстинкт. Он кричал только одно: Бежать! Парень усмехнулся, разведя руками в сторону. – Извини, но я уже все сделал по-своему.

Иван резко обернулся, в немом удивлении замерев. Двадцать его лучших бойцов лежали на земле. По темному мокрому асфальту расползалась бордовая лужа крови, и он непроизвольно сделал шаг назад, еще не до конца веря в происходящее. У всех было перерезано горло и на бледной коже каждого, точно росчерк красовалась алая черта, из которой, не переставая лилась кровь.

Мужчина резко обернулся, в решительном жесте сжимая свое кольцо, но холодный металл лезвия, приставленный к его горлу, заставил застыть на месте. Иван хладнокровно посмотрел в лицо парня, которое вблизи пугало намного страшнее прижатого к горлу стилета. Яркие янтарные глаза были похожи на глаза хищника, вышедшего на охоту. От этих глаз хотелось бежать. Животный страх захватил все его тело, но подать вид значило бы проиграть.

- Кто ты? – тихо выдавил из себя Иван, непроизвольно сглотнув, тем самым показывая свои истинные чувства.

На бледном, по-аристократически красивом лице юноши расползлась улыбка. Искусственная и полная фальши.

- Не судите книгу по обложке, господин Дрейс, - наклонившись вперед, босс самой опасной американской мафии, выдохнул в ухо мужчины режущие точно нож слова: – Босс Акнологии. Приятно познакомится.

***


Я не знаю, есть ли любовь или ее нет. Я просто не могу утверждать того или иного со сто процентной уверенностью.

Для меня это чувство подобно сказке, которая, вроде как и вымысел, но и, как говорится, «в каждой сказке есть доля правды». Поэтому я предпочитаю не влезать в диспуты на эту тему.

Кто знает, возможно, это эфемерное чувство на самом деле существует, но даже если и так, я бы предпочла, чтобы оно обошло меня стороной.

Не хочу страдать.

© Миллиана Кэтс.

***


Утро выдалось не из сладких. Словно в насмешку над ним погода предвещала быть дивной, но, как бы красноречиво не пели соловьи за окном и как ярко бы не светило солнце, это не отменяло того факта, что день начался паршиво. И ни кофе, выручавшее его в обычное время, ни музыка от Лис, ни холодный душ, не могли привести его мысли в порядок.

Нацу устало откинулся на спинку стула, вперив пустой взгляд в потолок. Холод от стекла чуть-чуть отрезвлял, кажется, готовый погрузиться в апатию разум, но это не могло остановить хаотично мешающиеся в сумбур мысли. Тишина давила. Впервые в жизни он чувствовал себя чужим в собственной, такой родной крепости. Ему казалось, что стены сужаются, превращая его мир в выпуклый куб, который преображал все в размытое пятно, смешивая старательно наложенные краски.

Впервые за эту неделю он не хотел видеть Хартфелию. Впервые он не искал с ней встречи, хоть это и нельзя было назвать встречей, когда лишь он видел ее. С какой-то странной злой иронией он смотрел на потолок и думал, когда же успел стать таким жалким.

Неужели любовь делает людей настолько слабыми?

Он никогда еще не чувствовал себя так паршиво, словно отпускал Хартфелию не на месяц, а на вечность. Впрочем… это действительно могло превратиться в долгую поездку. Мало кто, побывав по ту сторону океана, возвращался обратно.

И это пугало больше всего. Хотя, возможно, подальше от него, она будет счастлива. В конце концов, она будет в безопасности, и это главное, разве не так?

Ответ на этот вопрос Драгнил не успел дать - в коридоре послышался стук в дверь. Нехотя, Нацу оторвал взгляд от потолка и, помедлив, все же встал, не прекращая сжимать холодный стакан. Уже у дверей он замешкал. В голове пролетела паническая мысль, что по ту сторону может оказаться «мышка», и хоть сама эта мысль должна была бы вызвать страх, отчего-то она принесла лишь тщательно скрытое предвкушение. И он с обреченностью понял, что действительно хотел: чтобы Она оказалась там. Чтобы Ее рука стучала по твердой дверной поверхности. Чтобы именно Она пришла к нему в семь часов утра, хоть и понимал, что это уже за гранью фантастики.

Но все равно в момент, когда дверь медленно приоткрылась, он замер на долю секунды. Надежда погасла также резко, как и появилась.

- Вижу, мне здесь особо не рады, - в черном пальто, со скрещенными руками и серьезным взглядом Лис выглядела необычно устрашающей. Нацу впервые видел подругу такой.

Отодвинувшись в сторону, он жестом предложил ей войти. Лис молча воспользовалась предложением, и по пути снимая белые перчатки, кинула на тумбочку свою сумку. Когда она повернулась к нему лицом, решительность, с которой она смотрела на него, вызвала абсурдное чувство страха. И хоть Нацу даже и не представлял, для чего именно подруга пришла к нему и отчего это инстинкты кричат об опасности, решил ничего не предпринимать, отдав свою участь случаю.

Лис с минуту смотрела ему прямо в глаза. Она словно что-то искала в его уставшем лице, опущенных плечах и глазах, в которых медленно угасал обычно яркий огонь жизни.

- Может, перестанем играть в гляделки? – наконец, не выдержав, раздраженно пробормотал Нацу, сам удивившись этому раздражению.

- Может, - согласно кивнула Лис, - но для начала…

И не успел Нацу хоть что-то понять, как щеку обожгла хлесткая пощечина. В комнате повисла звенящая тишина, и он даже не соизволил посмотреть ей в глаза, так и застыв с повернутой головой и горящей щекой. Просто внутренне понимал, - заслужил.

Прищурившись, Лис сделал в его сторону один шаг.

- Ты придурок, Драгнил! Самый настоящий придурок! – прошипела Вайт, и хоть говорила она тихо, в его ушах это звучало подобно грому. – Я всегда была на твоей стороне. В любой заднице, в которую ты попадал, я поддерживала тебя! Я закрывала глаза на то, что ты менял девок, как перчатки! Я закрывала глаза на твое свинское поведение! Я даже закрыла глаза на это чертово пари! – почему-то вопрос, откуда Лис это узнала, не возник ни на мгновение. Люси… конечно же, Люси. Лис сделал еще один шаг, почти вплотную приближаясь к нему, и он мог, кажется, физически почувствовать жар, исходящий от нее. – Но сейчас… сейчас я закрывать глаза не намерена!

- Лис…

- Нет! Сначала выслушай меня, - девушка схватила его за края майки, заставляя посмотреть в ее сторону. В голубых глазах подруги он с удивлением увидел слезы. – Я молчала все это время. Молчала потому, что обещала одному очень хорошему человеку молчать. Этот человек как-то давно, на Съезде Гепарда, рассказал мне удивительную историю своей жизни. Он поведал мне все тайны, все свои опасения и страхи. Мне, малознакомой девушке, этот человек рассказал то, чем не мог поделиться ни с кем. Историю своей семьи, историю с пари, историю с планом, который ему самому претил. Но не это главное… - Вайт замолкла, глубоко и быстро хватая воздух. Она вновь внимательно посмотрела ему в глаза, пытаясь разглядеть что-то в глубине серых глаз. И, кажется, нашла. – Самое главное, что этот человек поведал мне свою самую страшную тайну. Она рассказала, что где-то в ее комнате до сих пор хранятся старые фотоальбомы с фотографиями ее Принца, - Лис сама не заметила, как перешла от «этого человека», к «ней». - Что она до сих пор хранила свой дневник, который стал частью ее плана, что она, как бы она этого не хотела, до сих пор невольно замирает, видя его улыбку, и как бы она ни желала от этого избавиться, все еще питает к нему сильные и неподвластные чувства.

Нацу не мог выдавить ни слова, продолжая ловить взглядом каждое движение губ Лис, не веря, что слова, которые уловил его слух - правдивы.

- Я дала обещание молчать и выполняла его все это время. Но молчать тогда, когда твоей подруге разбивают сердце, я не намерена, - девушка прищурилась, повышая голос. - И теперь… соври мне, Драгнил! Соври так же, как врал ей, - она пододвинулась ближе, пытаясь словить его взгляд. Было видно, что для нее это не пустые слова. Она действительно переживала. – Почему ты ее отпустил? Ответь мне только на этот вопрос. - Горящий лазурный взгляд прожигал его насквозь, и он не мог найти нужных слов. Казалось, что из комнаты выкачали весь кислород, а все слова, которые он знал, просто испарились, оставив в голове пугающую пустоту.

- Так было надо, - наконец, выдавил из себя Драгнил, отведя взгляд. Гнев Лис был понятен, но, если бы она знала всю правду, то была бы на его стороне. Только это утешение и помогло кое-как взять себя в руки. И бьющая в голове мысль «так правильно», придавала сил.

- Для кого, Нацу? – Лис уже не кричала. Она шептала, ведомая не чувствами, а желанием докопаться до правды. Вайт отпустила его майку, пронзительно посмотрев на него. – Ты не тот Нацу Драгнил, которого я знала. Тот Нацу никогда бы не отступил. Не смотря ни на что, он бы защитил то, чем дорожит, и никогда, слышишь, никогда бы не заставил человека, которого любит, страдать.

Она отвернулась, направившись в сторону двери и схватив сумку и перчатки, потянулась к ручке двери.

- Лис…

- Ее самолет через час, и если то, за чем я наблюдала последний месяц - не плод моего воображения, советую поспешить, - девушка открыла дверь, переступив порог. – Люси сказала, что уедет и не вернется, ведь… цитирую: «Меня здесь ничего не держит». Подумай об этом.

Нацу еще долго смотрел в открытую дверь, не понимая, был ли приход Лис настоящим, или это была шутка уставшего подсознания. Но что бы это ни было, это оказало свое влияние.

Доводы разума сильны, и зачастую верны. Но в чем от них прок, когда сердце разрывается на части?

***


Каждый в праве сам решать, существует ли любовь на самом деле.

Я не верил в нее до определенного момента, считая ее выдумкой людей, верящих в сказки. И ведь даже сказки я презирал, - жизнь наградила презрением ко всему, в чем присутствовал Happy End.

Я был ярым противником любви. Я с усмешкой смотрел на тех, кто уверял меня в ее существовании. Меня тошнило от приторной слащавости и мишуры, которой обычно сопровождали это слово. И когда-то именно то, что она верила в любовь, заставило на некоторое время с презрением смотреть в ее сторону.

И что получилось в итоге?

Я влюбился.

Я понял это внезапно, так неожиданно, но именно тогда, когда был готов.

Знаете, мне кажется, что полюбил я ее давно, просто понял это лишь недавно. И сейчас, пройдя это сам, я не могу сказать, что любви не существует. А тем, кто говорит обратное, я могу лишь сказать: «Время покажет».

Ведь только оно может предоставить лучшие доказательства.

© Нацу Драгнил.

***


- Босс, - Джокер широко улыбнулся, проведя кончиком пальцев по глянцевой поверхности карт, которые усыпали все пространство маленькой, пропитанной опиумным дымом комнатушки, - Акнология начала действовать.

- Соблюдай осторожность. Он достаточно умен, чтобы распознать фальшь.

Джокер откинулся назад, падая на твердый пол и продолжая улыбаться широкой улыбкой.

- Мы добьемся его доверия. Многолетние труды не пропадут зря.

- Надеюсь на тебя, Джокер.

***


Он не верил в то, что творит! Он просто не мог понять, что с ним происходит, но тело двигалось само по себе, а мысль «просто хочу увидеть в последний раз» давала хоть какую-то видимость причины.
И вот, он, толком не осознавая, что происходит, выжимал из своей алой малышки всю скорость, на которую она была способна, предоставляя возможность окружающей его обстановке превратиться в одно сплошное размытое пятно.

За время этой поездки, благодаря прохладному ветру и успокаивающему влиянию любимой машины, Нацу смог представить примерный план действий, и когда он, резко остановился на парковке аэропорта, чуть ли не на ходу выпрыгивая из любимой Ferarri и стремглав помчавшись в сторону стеклянных дверей, он уже точно знал, что нужно сделать.

Нацу специально не узнавал всех подробностей отлета «мышки», поэтому сейчас, словно слепого котенка, его вела лишь неведомо откуда взявшаяся уверенность в том, что он идет правильно. Он пытался выловить среди плотного потока людей ее светлые волосы или примечательный алый шарфик, но как бы ни старался напрячь зрение, «мышка» не находилась. И паническая мысль, что он опоздал начала зарождаться, обвивая своими скользкими щупальцами все внутренности.

У него как раз пролетела идея, что, возможно, стоит объявить в громкоговоритель, когда взгляд зацепил неспешно идущую Хартфелию, которая катила за собой небольшой чемоданчик, и, как всегда, неизменно длинный красный шарфик развевался позади нее, словно маяк для Нацу, призывая идти за ним. На мгновение замершее время набрало ход с новой силой и, сорвавшись с места, проталкиваясь и пытаясь никого не сбить, он вырвался вперед.

Когда его рука схватила ее запястье, в голове не было мысли, что это неправильно. Не было того тихого голоса разума, что так настойчиво пытался предупредить Драгнила. Были лишь удивленно расширенные глаза напротив, которые впервые предстали перед ним раскрытой книгой.

- Нацу? – удивленно прошептала девушка, не делая никаких попыток вырвать свою руку из его крепкой хватки. И это внушало уверенность.

Драгнил вздохнул, поняв, что сейчас от его слов будет зависеть все, что будет «после». И сейчас, даже если это было неправильно, даже если он об этом пожалеет, он скажет то, что должен. Просто потому, что если он этого не сделает, потом будет сожалеть еще сильнее.

- Хартфелия, просто выслушай меня, - твердо начал Нацу, и как только понял, что она хочет что-то сказать, мотнул головой: – Нет, помолчи. Пожалуйста, - девушка с мгновение внимательно вглядывалась в его глаза и, поняв что-то для себя, кивнула, в ожидании замерев, а Нацу сделал глубокий вдох, решившись погружаться сразу и с головой и, посмотрев на нее, начал. – Я никогда не верил в любовь, Хартфелия. Я никогда не думал, что буду способен в кого-то влюбиться, просто потому, что разочаровался в этом чувстве слишком рано. Если честно, я никогда и не хотел испытать его. В первый раз, в той библиотеке, когда ты мне сказала, что веришь в любовь, я удивился, что такая умная девушка может верить в подобный бред… - Нацу прикрыл глаза, пытаясь собраться перед последним прыжком. - Мы все верим во что-то свое, и всем нам кажется, что то, во что мы верим – истина. И знаешь, «мышка», только что, я понял одно… твоя истина мне стала ближе, - открыв глаза, он встретил ожидающий взгляд, обладательница которого, кажется, не верила в происходящее. - Всю последнюю неделю я пытался отгородиться от мира и долго не хотел признавать причину… но теперь я, наконец, готов это принять, - Нацу улыбнулся, посмотрев впервые без воздвигнутых стен нерешительности и недоверия в глаза «мышки». Перед внутренним взором, словно кадры из кинофильма, пролетели проведенное с Хартфелией время. И каждое воспоминание было наполнено каким-то необычным светлым теплом. Их хотелось оберегать и бережно хранить, любя и лелея.

— Ты че, на Хартфелию смотришь?

— Ага.

Всего полтора месяца назад он был совершенно другим человеком, с совершенно другими взглядами на жизнь.

— Спорим?

— Спорим!

Он мог поспорить на человека, просто из-за скуки…

— Ты сейчас свободна?

— Для тебя я всегда свободна.

— Пф, надеюсь, вы тут этим заниматься не станете? Идите к себе, а то твоя потас… девушка уже готова принять все, что ты ей дашь, Драгнил!

Он мог переспать с первой встречной, просто потому, что нужно было чем-то занять время. И только сейчас он отметил, что уже тогда, после первого знакомства с «мышкой» этих случайных связей стало гораздо меньше.

- На такие мелочи, как внешность, у меня нет времени! Знаешь, чем мы отличаемся? Для тебя, Драгнил, важнее внешняя красота, для меня же духовная…

***


— Какой у тебя размер груди?

— А тебе не жирно будет?

— Пятый?

— Четвертый…

— Врешь!

— Четвертый!

— Врешь!

— Четвертый… с половиной.

Нацу пододвинулся к ней ближе, усмехнувшись собственным воспоминаниям.

Привет, мой дорогой принц! Сегодня я впервые тебя увидела, и знаешь, теперь это самый счастливый день в моей жизни…

Он медленно взял холодные руки в свои ладони, смотря на точно загипнотизированную девушку и ловя каждую искорку в ее взгляде.

— Слишком коротко…

— Хартфелия, слушай меня внимательно. Все девушки когда-нибудь знакомятся с Великой и Ужасной мини юбкой, и никто пока от этого знакомства не умер! Ты пойми, для тебя это самое лучшее, учитывая, что скрывать такие ножки было бы преступлением!

Вдохнув побольше воздуха, он тихо прошептал:

— Хартфелия, ты пьяна!

— Ну, и что?

***


- Второй, до безобразия наглый и эгоистичный, раздражающий меня настолько, что я готова врезать в его ухмыляющееся лицо, но все же близкий для меня - Нацу Драгнил.

***


- Нацу Драгнил заключил пари с Греем Фуллбастером, что он сделает из тебя королеву Зимнего бала. Только из-за этого он с тобой возился этот месяц.

- Я знаю.

***


- Достаточно было одного предложения, чтобы моя любовь к тебе пошатнулась. Даже не так, она разбилась в дребезги и на ее место вернулась ненависть ко всем Драгнилам. Принц исчез в тот же миг. Появился Нацу Драгнил. Розовые очки спали, и я увидела обычного зазнавшегося ублюдка, которому принадлежало то, что должно было принадлежать мне.

***


- А есть что-то еще, что тебя здесь держит?

- Нет. Конечно же, нет. Просто, к слову пришлось. Ты прав, надо принять предложение. Странно, да. Я ведь даже и не думала соглашаться. Спасибо тебе, Нацу. Ты на многое открыл мне глаза.

- Весь мой мир, - он положил ее руку себе на сердце, которое от этого легкого касания, кажется, пропустило удар, - теперь полностью принадлежит тебе, - улыбка сама собой поселилась на губах, когда он тихо добавил ее короткое имя, звучание которого приобрело настолько интимный характер, насколько до этого не приобретало ни одно слово, сказанное им: - Люси… - ее рука в его ладони дрогнула, и он сильнее сжал ее, пытаясь вселить то ли в нее, то ли в себя уверенность. - Весь и без остатка.

Последний рубеж был пройден, и незаметный до этого момента груз упал с его плеч, и он смог впервые за долгое время вдохнуть полной грудью, чувствуя давно не посещавшую его легкость. И сейчас все показалось таким незначительным. Все страхи и сомнения отошли на второй план, и, не взирая на последствия, Нацу решил отдаться чувствам без остатка, притягивая хрупкую на вид девушку ближе, без раздумий накрывая мягкие, приоткрытые в немом удивлении губы своими.

Он уже целовал ее. Он понимал это разумом, но сердце почему-то, снисходительно улыбнувшись, тихо прошептало, что, нет, Нацу, ты никогда ее не целовал по-настоящему. Щемящее чувство в груди разлилось теплом по всему телу, и когда чужие холодные руки обвили его шею, притягивая еще ближе и углубляя поцелуй, он мог поклясться, что сейчас он был самым счастливым человеком на свете.

Ему казалось, что он мог не прерывать такой желанный контакт вечность, что мог бесконечно вдыхать дурманящий аромат ее тела и ощущать обволакивающий жар, но на мучительное мгновение ему пришлось оторваться от нее, прокляв на это же мгновение человеческую потребность дышать.

Девушка улыбнулась, встретившись с ним горящим озорным взглядом, в котором он все же смог прочитать ответ на непрозвучавший вопрос. Пододвинувшись к нему ближе, Люси коснулась пальчиком его губ, и тихо усмехнувшись, прошептала:

- Называй меня «мышкой», Драгнил.

Его улыбка потонула в новом поцелуе.

***


Любовь? Поверьте мне, она существует. Та самая, описанная в женских романах, срывающая крышу и разрывающая сердце.

Первая любовь никогда не может закончиться счастливо. Я всегда верила этой аксиоме, и верю до сих пор.
Вы спросите меня, как же так? Ведь твоя первая и твоя нынешняя любовь один и тот же человек!

Я лишь разведу руками, и скажу короткое «нет».

Моей первой любовью был Принц, светлый образ которого навсегда останется у меня в памяти. Он был именно таким, каким обычно представляют своего идеального Принца маленькие девочки, посмотревшие очередной шедевр Диснея. Он был моим идеалом, моей маленькой иллюзией, никогда не способной воплотиться в жизнь.

Человек же, которого я люблю сейчас, это полный комплект недостатков. Высокомерный и заносчивый, самоуверенный и дерзкий, нахальный и несносный. Вот только именно за это я его и полюбила… Странно, не правда ли?

Любовь существует.

Уж поверьте мне.

© Люси Хартфелия.

***


В недалеком будущем.

- Ты это видела, Мавс? Тогда, в самолете? – тихий надломленный шепот разорвал гнетущую тишину, повисшую в темной комнате главы элиты.

Огонек от свечи дрогнул, а сидящая на полу девушка с длинными светлыми волосами лишь коротко кивнула.

- Да.

Люси прикусила губу, не в силах больше сдерживаться, отвернулась, давая волю распирающим изнутри чувствам.

А на краю круглого столика лежала газета, на которой большими печатными буквами была написана прогремевшая на весь мир новость:

«Молодой глава «Dragnil-Air» погиб в автокатастрофе. Убийство или несчастный случай?».
Фанфик опубликован 29 марта 2014 года в 15:30 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 421 раз и оставили 0 комментариев.