Скачать онлайн бесплатно без регистрации
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 38

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 38

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
Безопасность – понятие абстрактное. Никто не может обезопасить себя полностью и со стопроцентной уверенностью утверждать, что его жизни ничего не угрожает. Даже наняв себе лучших телохранителей, наставив повсюду камер наблюдения или подключив к делу тайные службы, человек не сможет предсказать неведомо откуда упавший кирпич. От этого никто не застрахован. Да и страхования-то такого нет.

Я никогда не питал иллюзий о том, что моя жизнь полностью неприкосновенна. Мир, в котором я кручусь, жизнь, которой живет мой отец, и авторитет и статус, грузом лежащие на нашей семье, наглядно показали мне, что даже в моей золотой клетке есть незащищенные места.

Таким как я суждено вечно ходить под ручку с телохранителями, есть только проверенную на несколько раз пищу и ходить только в проверенные места.

И, наверное, только в «Хвосте феи» я узнал, что такое истинная свобода.

Для меня безопасности нет. Есть лишь ее иллюзия.

© Нацу Драгнил.

***


Нацу не знал, куда его ведут. Он толком-то понять не мог, что творится у него перед носом, а уж рассматривать достопримечательности так вообще не было ни сил, ни желания.

По обе от него стороны шли Близнецы, которые своим уверенным шагом не давали парню до конца потеряться в ворохе собственных мыслей. А прикрепленные к их поясу пистолеты так вообще внушали некую иллюзию безопасности. Нацу только теперь начало казаться, будто за ним внимательно смотрят, и любой шаг от этого давался с еще большим трудом.

Его «конвоиры» хранили молчание, лишь изредка переглядываясь друг с другом, и хоть Нацу не мог видеть, наверняка, взгляды периодически косились в его сторону.

Его хотел убить Стинг.

Эта простая по-своему мысль, заключенная на основе собственных наблюдений, просто никак не могла улечься в его голове. Нацу мог с легкостью представить покушение на свою жизнь от рук какого-нибудь профессионального снайпера с огромным послужным списком и уважением коллег, но он ни на секунду не мог предположить, что Стинг, когда-то друг и соратник, окажется тем, кто поднимет на него дуло пистолета. Ведь… Эвклиф просто не мог быть киллером. Черт возьми, они с ним вместе росли! Какой к черту киллер?!

- Оу, не думал, что вы так быстро, - чей-то чуть грубоватый голос прорвался эхом сквозь стену отрешенности, которую Нацу воздвиг вокруг себя. Подняв голову, он увидел перед собой деревянную дверь, как он понял, находящуюся где-то с другой стороны библиотеки. Облокотившись о дверной проем, стоял незнакомый Нацу мужчина, который, обведя их скучающим взглядом, пустил в воздух порцию дымных колечек. Он кивнул в сторону Драгнила. – А этого зачем сюда привели?

Рыжеволосая девушка неопределенно пожала плечами.

- Внештатная ситуация. Подраздел два, пункт «b», на случай, если он, - на этих словах она показала пальцем на Нацу, - узнает правду.

На непонимающий взгляд мужчины ее брат закатил глаза, всем видом показывая, что приходится объяснять простейшую задачу.

- На него напали, гений. Значит, в силу вступает написанные боссом наставления. Теперь мы обязаны разъяснить сынишке ситуацию.

Мужчина сделал затяжку, переведя взгляд на Нацу, и вновь, более вдумчиво, осмотрел его с ног до головы. Парню на долю секунды показалось, что его сканируют.

- Подтверждаю, Нацу Драгнил. Что ж, добро пожаловать, дружок, и, в то же время, соболезную.

- Не пугай его раньше времени.

Близнецы сделали шаг вперед, что-то показав странному мужчине, и, когда тот кивнул, прошли вглубь, полностью погрузившись в царившую там тьму. А Нацу словно прирос к земле, устремив невидящий взгляд вслед своим «конвоирам». Они не повели его туда силком, пройдя первыми. Они оставили его здесь, будто…

Будто…

«Будто давали выбор».

От внезапной мысли парню стало не по себе. Темнота, которая была впереди, не внушала доверия. Словно то, что было по ту сторону двери, относилось к совершенно другому миру, который до этого был ему неведом. Нацу поднял голову наверх, посмотрев на чистое голубое небо. Где-то вдали виднелись редкие пушистые облака, и высоко-высоко над головой ярко светило солнце, говоря о своей непорочности.
Ему хватило всего нескольких секунд, чтобы сделать для себя выбор.

Даже не моргнув, Нацу опустил голову. Мужчина у двери молчал, то ли скучая, то ли понимая всю важность этого момента, продолжая пускать клубы сизого дыма. Кивнув самому себе, парень решительно сжал руки.
Один глубокий вдох и шаг вперед.

В совсем неизвестный ему мир.

***


Безопасность – это иллюзия. Мы ее видим, мы ее можем даже пощупать… но ее на самом деле нет.

Многие люди свято верят в ее существование, не страшась гулять ночью по улицам, есть еду в любой мало-мальски годной забегаловке или идти на авантюры, которые в конечном итоге могут привести к весьма печальным последствиям.

Я для себя уже давно решила: безопасности нет.

И если ты хочешь хоть как-то выжить в этом суровом мире – полагайся лишь на себя. Только ты сам сможешь противостоять судьбе. Только ты в силах защитить себя от болезней, побоев или даже смерти. И только в твоих силах превратить эфемерное понятие Безопасности в настоящее оружие, щит, который станет для тебя защитой.

Наверное, многие со мной не согласятся. Но это именно та философия, которой я уверенно следую.

© Люси Хартфелия.

***


- Его охраняют Зодиаки. Близнецы. Еще семь человек из Ночи. Охрана девчонки осуществляется по такой же схеме: семь людей Ночи и один Зодиак. Подобраться к ним будет сложно, и, зная их обычную стратегию, они попытаются незамедлительно их укрыть.

- Продолжай наблюдение, Джокер. Как только получишь то, что мне нужно, Драгнила можешь убить.

- Понял, босс.

Маленькая, пропитанная опиумным дымом комната, погрузилась в тишину, и только мерное тиканье часов разрывало ее, заставляя одного-единственного дышащего здесь человека сделать очередную затяжку, выпуская из ноздрей густой дым. Парень устало откинул голову назад. В одной руке он держал телефонную трубку, из которой сейчас разносились периодические гудки, другой – сжимал уже почти полностью выкуренную самокрутку.

В голове Джокера был приятный дурман, который только усиливался от вдыхания окружающего его вуалью дыма. Только в такой обстановке он мог нормально думать. В обстановке, в которой властителем был только он.

И распластавшийся у самых ног мужчина, лежащий лицом в собственной луже крови, придавал этой ситуации большего подтекста.

Джокер был и правда единственным властителем. Не только в этой комнате, нет. Но и за ее пределами.

Во всем здании.

Во всем городе.

Во всем мире…

Ведь по-другому просто быть не может?

***


Звуки их шагов отдавались эхом, явно давая понять, что они идут по какому-то тоннелю. Из освещения были только светящиеся палочки в руках его сопровождающих, которые, к слову, не обмолвились с ним ни одной фразой за все короткое путешествие. Только синхронно продолжали идти в шаг, не оборачиваясь и даже не пытаясь узнать, идет он за ними или потерялся где-то по дороге.

Однако это Нацу было даже в радость. Он мог спокойно осмотреться по сторонам и попытаться разобраться в сложившейся ситуации.

Во-первых, сегодня на него было совершенно покушение. В принципе, не первое за его сравнительно недолгую жизнь, но личность, которая совершила этот дерзкий поступок, ошеломила. Просто он, наверное, мог подумать на кого угодно, но не на Стинга. Уж никак не вязался образ винтовки с его вечно улыбающейся физиономией.

Во-вторых, за ним было установлено наблюдение. И тут явно не обошлось без вездесущей отцовской руки. Но и к этому он привык. Как-то раз они заключили с отцом соглашение о том, чтобы его ищейки никак не вмешивались в его жизнь. После этого охрана стала незаметной, и на какое-то время он даже забыл, что за ним ведется бдительный надзор в любое время суток.

И, в-третьих, похоже, намечалось что-то действительно серьезное, ибо до этого его никогда не посвящали в детали охраны и личностей, от которых, собственно, и требовалась эта самая охрана. Его просто ставили перед фактом. Сейчас же что-то поменялось, раз ему тут же не сказали, что все хорошо, и не отправили дальше по своим делам, заверив его в полной безопасности.

Как ни крути и с какой стороны ни смотри, получалось, что дела плохи. Очень плохи.

Странный писк вывел Нацу из раздумий, и, мотнув головой, он понял, что они остановились. Оба его «конвоира» встали перед гладкой стеной, которая в свете их неоновых палочек предстала в глазах Нацу обычной каменной кладкой. Однако слева, там, где стояла Кейт, выступала маленькая консоль, которая освещала пространство перед собой зеленоватым сиянием. Девушка быстро что-то вводила, бегая ловкими пальчиками по сенсорной панели, и Нацу мог поклясться, что в этот самый момент устройство сканировало ее отпечатки пальцев.

Через пару мгновений на маленьком экране появилась запись подтверждения, и консоль встроилась обратно в стену. Нацу удивленно моргнул, и в этот же самый миг ровно посередине стены появилась тонкая, проходящая прямо по стыку пыльных камней щель, которая с каждой секундой увеличивалась все больше и больше. За «тупиком», как выяснилось, находилась гладкая металлическая дверь, которая Драгнилу почему-то напомнила двери лифта. На одной из створок были встроены две лампочки: одна красная и одна зеленая, и как понял Нацу, то, что горела зеленая, было хорошим знаком.

Не успел он об этом подумать, как двери медленно разъехались в стороны, и Близнецы ни секунды не мешкая прошли внутрь. Нацу последовал за ними, в надежде, что все, что он сейчас видел, всего лишь неудавшийся сон.

Кто бы мог подумать, что под университетом «Хвост феи» находится настоящая база. Причем, как он мог сделать вывод по одному только брошенному взгляду, хорошо организованная и технически оснащенная.

«Значит, вот так вот отец осуществляет защиту университета?»

То, что это была именно та охрана, о которой он был так наслышан, Нацу не сомневался ни секунды. Сразу стало ясно, как только он понял, что эти двое - его телохранители.

Нацу прошел чуть вперед, не стесняясь осматривать обстановку под пристальным взглядом с пары десятков человек.

Это, несомненно, был один из тайных ходов, о которых когда-то ему рассказывал отец. Университет «Хвост феи» был построен на месте полуразрушенного поместья некой баронессы, которая в свое время пряталась тут от особо навязчивого ухажера. По преданию, она же занималась проектированием подземных тайных ходов, которые помогли бы ей в случае особой опасности сбежать из замка. Однако все это погрязло в вехах, и сейчас считалось, что истории о баронессе и ее бароне – всего лишь выдумки да сказки.

Однако Нацу мог сказать почти со стопроцентной уверенностью, что комната, в которой он находился, была построена очень и очень давно, и только недавно ее заселили люди. Ни в одном камешке, ни в одной пылинке не было видно руки современного человека. Тут даже сохранились поручни для факелов, которые, к слову, пустовали. Но это не отменяло того, что парню сейчас предстала настоящая сокровищница. Тайное убежище, которое наверняка найти не в состоянии никто. И это было умно. Очень умно.

Драгнил оценил беглым взглядом обстановку в комнате. Ровно посередине стояла круглая приборная панель, на которой, как мог судить Нацу, был виден весь периметр университета. За ней сидела миловидная девушка с короткими, почти белыми волосами. Она чем-то напомнила ему Лис, но эта девушка выглядела более… взрослой, что ли. Она даже не подняла головы, продолжив водить руками по чувствительному сенсору и что-то говорить в микрофон, прикрепленный к массивным наушникам.

У противоположной стены в ряд были расставлены столы, за которыми так же восседали люди, тихо что-то говорящие в маленькие микрофоны, прикрепленные к краям форменных рубашек. Каждый при этом что-то быстро печатал, но Нацу решил не вдаваться в подробности. В этот самый момент его окликнула Кейт, которая уже прошла к следующей двери и, обернувшись в его сторону, в ожидании замерла. Ее брат, видимо, уже прошел в следующую комнату.

Еще раз посмотрев на полностью погруженную в свои дела светловолосую девушку, Нацу проследовал за Кейт.
Другая комната была больше и светлее предыдущей. На стенах висели уже знакомые неоновые светильники, и ровно посередине стоял длинный стеклянный стол, в котором отражался потолок с его многочисленными трещинками.

На этот раз Драгнила встретили всеобщим вниманием. Семь пар глаз впились в него, исследуя, кажется, каждый волосок на чуть опущенной голове, каждую складку на кожаной куртке, каждый оттенок в прищуренных глазах. И от этого стало неуютно.

Четверых из этой компании он знал. Уже знакомые Близнецы, которые уселись напротив друг друга, синхронно закинув ноги на столешницу и, бегло его оглядев, вперили взгляд в потолок, найдя разглядывания свисающей паутины занятием более интересным, чем приход сына босса. Настоящий шоком для Нацу стали сидящие с серьезными лицами давно известные ему лекторы, и причина, по которой они находились тут, просто никак не хотела укладываться у него в голове. Телец смотрел на него из-под густых бровей, и во взгляде мужчины не было привычных задорных искр, и Драгнил даже на мгновение подумал, что это другой человек. Но это был он. И это было странным.

Рядом с ним, подперев рукой подбородок и взирая на него большими синими глазами, сидела Дева. Та самая Дева, которая два года бросала на него влюбленные взгляды. Та самая Дева, с которой он переспал на «Съезде Гепарда». Та самая Дева… Черт возьми, осознание подкралось также неожиданно.

- Я хочу, чтобы твои ищейки не путались у меня под ногами!

Уголки губ мужчины поднялись.

- Они вечно крутятся рядом со мной! Никакой жизни!

Женщина откинулась на спинку стула.

Игнил коротко кивнул, сжав рукоять вишневой трости.

- Будь по-твоему, Нацу.

Где-то внутри оборвался трос, который все время держал уверенность в собственном всезнании, безопасности и завтрашнем дне. И по всему телу разлилось недоверие, которое, словно миллионы тонких иголок, проткнуло изнутри. Неужели он всегда был слепцом?

Неужели?..

- Вы всегда были рядом, - непроизвольно вертевшиеся в голове слова вылетели наружу. Он не отводил взгляда от глаз Тельца, просто не найдя в себе сил посмотреть на Деву. На Деву, которая сейчас меньше всего была похожа на ту женщину, которая когда-то проводила своими руками по его спине. Которая дышала ему в губы, и выкрикивала на пике его имя.

И этот, так старательно построенный домик его собственной жизни, разрушился на глазах.

И осознание пришло неожиданно.

Никогда не было Его домика.

Был лишь старательно построенный его отцом мир.

***


Зереф чувствовал себя невероятно глупо. Словно маленький мальчишка, который тайком, краешком глаза, пытался углядеть в раскинувшейся зелени хотя бы отблеск белокурых волос милой сердцу соседки. И вся эта ситуация явно не вязалась с присевшим рядом Коброй, греющим сердце револьвером и прикрепленным к поясу стилетам. Да и образ миловидного невинного мальчишки никак не подходило к его, погрязшему в крови и гнили.

- С какого это перепугу ты решил нас проверять? – проговорил парень, забросив в рот еще одну подушечку мятной жвачки.

Ни один мускул не дрогнул на лице босса Ночи. Привычная маска, кажется, уже срослась с кожей, и никто, даже Кобра, не мог распознать истинность промелькнувших на лице Зерефа эмоций.

- Вынужденная необходимость, - уклончиво ответил парень. Не мог же он сказать, что пришел только ради того, чтобы хоть краем глаза увидеть чужой образ.

Кобра скосил взгляд, недоверчиво нахмурившись.

- Окай, тогда у меня другой вопрос. Какого хрена мы так близко к объекту? Я вообще-то приметил прекрасный чердак, с которого отлично все видно. Он, конечно, провонял кошатиной, но там хотя бы можно подрочить, и никто не увидит, - парень усмехнулся собственным словам. - Девчонка в это время только тут и виснет. Странная какая-то, сидит, пасьянсы раскладывает, - парень неопределенно пожал плечами. – Бабы.

Сказано это было с такой интонацией, будто только это слово говорило само за себя. Зереф покосился на друга, но решил не комментировать. Ему явно не понравилось столь пренебрежительное слово. Но Кобру изменить было нельзя…

И он вновь устремил взгляд в сторону маленькой круглой беседки, в которой Мавис Дреер, заплетя свои длинные, отливающие в ярком солнечном свете золотом волосы в два хвоста, вдумчиво разглядывала паутины из карт. Они прятались от нее в тени высоких деревьев, которые росли так, что с ее стороны их увидеть было практически невозможно.

Зереф облокотился о неровную поверхность дерева и еще раз поблагодарил природу за дарованное острое зрение. И, кажется, впервые в жизни не за спасение от пули или молниеносного удара, а за возможность наблюдать и быть невидимым.

Девушка вдруг подняла голову, вперив пронзительный взгляд зеленых глаз прямо в его сторону, словно видела скрывавшегося в тени наблюдателя, у которого на одно-единственное мгновение остановилось сердце. Мавис не моргала, продолжая вглядываться в темному, кожей чувствуя чей-то теплый взгляд, ощущая крошечным, забившимся, точно крылья колибри, сердцем чужое, такое желанное присутствие. Но… может, ей это только кажется?

И оба в один миг отвели взгляд.

Он закрыл глаза, попытавшись успокоить ускорившее свой ритм сердце.
Она посмотрела на карты, сделав тщетную попытку забыть о недавнем видении.

- Брат, я тебя, если честно, не узнаю, - вдруг серьезно проговорил Кобра, делая то, что обычно себе не позволял – на время прекратил наблюдение за объектом.

Зереф только сейчас понял, что слишком долго держит глаза закрытыми.

- Прости?

Кажется, попытка придать голосу спокойствие провалилась.

Кобра смотрел прямо, не давая возможности сбежать.

- Знаешь, босс, любовь дается в нашей жизни один раз. Не стоит ей вот так вот разбрасываться. Особенно… с нашей-то жизнью.

Зереф просто не в силах смотреть в полный понимания взгляд друга - и вновь сбегает, смотрит в сторону Мавис, которая вселяет в него уверенность, и, в тоже время, поражает своей чистой, нетронутой красотой.
И ему остается только горько усмехаться.

- Живущий во тьме не может любить свет.

Кобра еще чуть-чуть смотрит на босса и вновь возвращается к наблюдению, цедя сквозь стиснутые зубы:

- Это философия глупцов.

И Дрейс вновь закрывает глаза, с горечью думая, что для нее он готов быть кем угодно. Даже глупцом.

***


- На меня ведется охота?

Нацу вопросительно обвел взглядом присутствующих. За последние полчаса на него свалилось столько информации, что, кажется, он уже ничему не мог удивиться. Даже когда, наконец, усевшись за стол, ему выдали, что на него положило глаз несколько преступных группировок, он отметил со своей стороны только легкое удивление и ничего больше.

«Ха, как бы не привыкнуть».

Дева кивнула, потеребив манжеты на идеально белой рубашке. Она была единственной в этой компании, за исключением Нацу, кто не был одет в форменную одежду, которая, к слову, Драгнилу понравилась. Выглядела пафосно и стильно.

- Да, причем на данном этапе ты им нужен живым.

Нацу нахмурился.

- А с чего это я кому-то так понадобился?

- А ты пораскинь мозгами, Драгнил, - бросив на него насмешливый взгляд, протянула Кейт, которая так и не сменила позу. Только на этот раз ее внимания удостоились носки запылившихся сапог.

Нацу в задумчивости уставился на собственные пальцы. Если подумать, то до недавнего момента его никто не трогал. По сути дела, все началось совсем недавно. Значит, что-то такое изменилось в его жизни, что не позволило больше держать его в неведении. Но что?

Оторвав взгляд от пальцев, он поднял голову, вдруг озаренный догадкой.

- S-hall. Мне передали права на S-hall.

Кейт усмехнулась.

- А ты не такой тупень, как мне показалось вначале. Сечешь фишку? – она скинула ноги со стола, подавшись всем туловищем вперед, чуть ли не ложась на столешницу.

Нацу встретился с ней взглядом, но тут же отвернулся.

- Если честно, не очень.

- Да и откуда ему знать, дуреха? – ее брат, Ник, повел многозначительно у виска, на что девушка показала ему острый язычок.

- Захлопнись.

- Ты прав, - не обращая внимания за перепалкой, заговорил Телец, сохранявший удивительное для ситуации спокойствие. - Все из-за S-hall.

- Но… я все равно не понимаю.

Дева деловито переплела пальцы, устремив взгляд прямо в его сторону.

- Ты ведь знаешь, кому S-hall принадлежало до того, как перешло в руки твоего отца? – Нацу кивнул. – Еще при главенстве Джудо Хартфелия об S-hall ходили странные слухи. Многие их опровергали и считали всего лишь россказнями.

- Вроде, - в голове вдруг всплыли вычитанные отрывки из старых статей, которые были вложены в ту самую привезенную отцом папку, - подпольных экспериментов по скрещиванию животных, контактов с инопланетными цивилизациями и исчезновением людей? Это же полный бред!

Дева кивнула.

- Да, бред. Но, согласись, в каждой лжи есть доля правды.

- На самом деле, - тихо продолжил мысль Телец, - Джудо Хартфелий подпольно занимался разработкой биологического оружия. Люди и правда пропадали без вести. Но это были одни из лучших специалистов в области микробиологии. И исчезали они далеко не бесследно, как это было показано. Ежемесячно на счета их родственников поступали довольно немаленькие денежные средства, происхождение которых всячески скрывалось.

- Но ведь разработка биологического оружия запрещена.

Откуда-то из угла подал голос парень, с которым Нацу так и не познакомился. Каждое его слово сопровождалось покачиванием стеклянной бутыли, явно не с яблочным соком.

- Большие деньги, дружочек, делают многое. Ты еще, может, не понимаешь всей своей власти, но, к примеру, с деньгами своего папаши ты запросто можешь выкупить какое-нибудь маленькое государство, снарядить свою армию и завоевать мир.

- Не пори чушь, Вакх, никто не в состоянии выкупить целое государство! – Дева кинула на парня испепеляющий взгляд.

Парень только усмехнулся.

- Крошка, да не надо выкупать. Достаточно купить правительство, и дело в шляпе. А купить правительство в наши дни, это как отнять конфетку у ребенка, - Вакх сделал внушительный глоток, и, нахмурившись, вытер рот рукавом. – Да и вспомни, как все плясали под дудку Хартфелия когда-то. На цыпочках перед ним ходили, боялись его, чуть ли задницу не лизали.

- А мне, кажется, лизали, - в унисон проговорили Близнецы, и, подмигнув друг другу, рассмеялись.

Вакх кивнул в их сторону.

- Все возможно.

- Понятно, - продолжил Нацу, пытаясь не обращать на смех Близнецов и странного парня никакого внимания. – Но зачем Хартфелию было заниматься разработкой биологического оружия?

Телец, удивительным образом продолжавший сохранять спокойствие, неопределенно пожал плечами.

- Кто знает. Возможно, захотел поразвлечься. Может быть, преследовал какую-то конкретную цель… Это мы никогда не узнаем. NK-6 так и не получило возможности показать себя. Под конец разработки, - он кивнул на Нацу, улыбнувшись, - S-hall разорился, а предприятие было выкуплено твоим отцом.

Нацу посмотрел на Тельца, уже приготовившись слушать дальше, но мужчина сохранял молчание, отвечая ему тем же взглядом. И тогда уже он не выдержал, не понимая одной вещи.

- Так если разработки этого… как вы его назвали? NK-6 были приостановлены, от чего весь сыр-бор? Не понимаю…

- Дело в том, - в разговор вклинился один из незнакомых Нацу парней, который, кажется, представился Джетом, - что твой отец действительно долгое время думал, что дело Хартфелия не было закончено. Да и, если честно, подтверждения того, что на территории предприятия происходили какие-то тайные исследования, найдено не было.

Он посмотрел в сторону Девы, которая коротким кивком дала подтверждение.

- Наши люди проверили каждый камешек во всех пяти заводах S-hall, но ни на одном не было обнаружено хоть каких-то следов научной лаборатории или хотя бы маломальского оружия.

- И что изменилось?

Женщина вздохнула и, помедлив с мгновение, открыла крышку лежащего прямо перед ней ноутбука.

- Включи свой, - не отрывая взгляда от экрана, кинула Дева. Этому же совету последовали другие.

Нацу осторожно посмотрел по сторонам и неуверенно протянул руки к тонкому предмету, на крышке которого отражался все тот же испещренный сотнями трещин потолок.

От легкого нажатия на экране вспыхнул знакомый Нацу знак – символ «Dragnil-Air». Пара секунд загрузки, и в поле зрения Нацу появился рабочий стол, с одной единственной папкой, помеченной как «NK-6». Не раздумывая, он кликнул по иконке, и на экране в странном сумбуре раскинулись текстовые и графические файлы.

- Двадцать семь месяцев назад в окрестностях Ист-Энда был найден труп молодого мужчины, который, несмотря на то, что никогда не страдал сердечными заболеваниями, умер от разрыва сердца, - на экране вспыхнула фото старенького парка, на земле которого распластался молодой мужчина в сером пальто и запылившихся брюках. Рядом с ним лежала фетровая шляпа и кейс. Создавалось такое ощущение, что он долго-долго бежал и внезапно упал. - Экспертиза ничего не дала. Никаких следов насильственной смерти найдено не было, а один из наших людей шепнул, что причиной смерти, скорее всего, являлся испуг.

Картинка на мониторе сменилась, и теперь Нацу мог видеть маленькую ампулу с бесцветной, похожей на воду, жидкостью.

- Эта ситуация очень заинтересовала босса, - продолжил Телец, - и мы решили произвести свое расследование. Как ты наверняка знаешь, неподалеку от Ист-Энда находится один из заводов S-hall, от которого в свое время толку было мало. И после недолгих поисков мы нашли вот это, - он кивнул на экран, - ампула с полностью готовым NK-6 – биологическим оружием массового поражения, - на экране тут же начал появляться текст с подробным описанием действия препарата. – Если не вдаваться в подробности, это жидкость без цвета, запаха и вкуса, которая, взаимодействуя с молекулами азота, испаряется. Испарение происходит с выделением характерного пара, сопровождаемого незначительным повышением температуры. Эта штука воздействует непосредственно на гипоталамус и нервные окончания, вызывая неконтролируемое чувство страха. Сначала это просто страх, потом испуг и, наконец, настоящий ужас, который в конечном итоге приводит к летальному исходу.

Нацу быстро пробежался глазами по выведенным строкам. В голове никак не хотела укладываться эта информация. Зачем? Почему? И, разве так можно? На языке появился противный привкус горечи, от которой стало тошно от самого себя. Где-то на когда-то желанном S-hall проводились разработки этого препарата. И от этого становилось противно.

- Но я все равно не могу понять, зачем Хартфелию это? – Нацу поднял голову, больше не в силах смотреть на въевшиеся в память слова, которые продолжали крутиться перед глазами.

- Есть одно предположение. Джудо Хартфелий когда-то хотел не просто денег, но и власти. И если с продажным правительством у него не возникло особых проблем, то с преступными группировками и мафией, что, по сути дела, тогда являлось одним и тем же, были огромные разногласия, - Телец хмыкнул, откинувшись на спинку стула. – Мафия – персона своенравная и любящая свободу, и она не потерпит диктаторов.

- К тому же…

- Раз зашла речь о мафии, - Нацу твердо посмотрел в глаза Тельца, - кто вы такие?

Повисла тишина, в которой был слышен только звук переливающегося из бутылки в глотку парня с татуировками на лице алкоголя. Дева и Телец переглянулись, явно обмениваясь неизвестными Нацу шифрами, потому что через несколько секунд они синхронно кивнули и повернулись в его сторону.

- Мы, - на этих слова женщина показала на себя, Тельца и Близнецов, - Зодиакальная мафия.

Усмехнувшись, Нацу покачал головой.

- Это я уже понял. Я о вас наслышан, да и у всех вас есть отличительные знаки, - Драгнил кивнул в сторону висевшего на груди Девы кулона. – Я спрашивал о другом. Почему это известная на весь мир организация, которая под словом «мафия» шифрует лучших в мире киллеров, работает на моего отца. Я всегда считал, что вы неподкупны.

На губах Близнецов заиграла почти одинаковая улыбка, которая начинала Нацу уже бесить. Они вели себя с ним, как с ребенком, и этот снисходительный взгляд, брошенный в его сторону рыжеволосой красоткой, добивал больше всего.

- А ты еще не понял, птенчик? – придав своему лицу невинное выражение, прощебетала Кейт.

Нацу попытался проигнорировать эту явную провокацию, не переводя взгляд с глаз самого, по его мнению, серьезного человека в этой комнате. Однако ответ последовал не от Тельца, который, кажется, и не собирался что-то говорить, а от пьяного в дупель парня (по крайней мере, Нацу казалось, что пьяного), оторвавшегося от стенки и вышедшего из тени. Он со стуком поставил бутылку на стол и поднял растянувшееся в ухмылке лицо.

- Так это он ее и организовал, - не отводя глаз от глаз Нацу, выдал Вакх после минутной игры в «гляделки».

- Что?

Парень пожал плечами.

- А ты не догадывался? В свое время, когда Игнил Драгнил только забирался на своего летающего коня, он первым делом позаботился о своей безопасности и безопасности своего единственного наследника. Он сумел сделать то, что многим было просто не подвластно: собрал четырнадцать лучших в своем деле людей. Киллеры, диверсанты, бывшие военные, воры… Кто только не попал в эту шайку-лейку. И вот, так и появилась Зодиакальная мафия – личная армия Игнила Драгнила.

- Подожди… - Нацу, не веря собственным ушам, обвел всех взглядом, теперь по-новому посмотрев на каждого сидящего здесь человека. – Мой отец что, босс… - нахмурившись, он попытался подобрать нужное слово, - …мафии? Это же полный бред!

- Игнил никогда не был нашим боссом, - мягко проговорила Дева, улыбнувшись. – Мы выполняем его приказы, но он никогда не ущемлял нашу свободу. За последние десять лет это первый раз, когда он нас собрал вновь всех вместе. Ситуация уж слишком серьезная.

Информации стало больше, и поступала она с завидной регулярностью. Сверх того, что на него объявлена охота, а люди, казавшиеся ему знакомыми, оказались тайной охраной, добавилось и то, что он никогда по-настоящему не знал своего отца. Босс мафии. Не просто мафии. Зодиакальной мафии. Той, к которой приходили с подношениями и просьбой покровительства. Той, которой Нацу тайно восхищался, хоть и знал невероятно мало, ведь было только эфемерное название, крутившееся у всех на устах. Но не было достоверных источников и данных. Всегда только домыслы.

- Последние пятнадцать лет мы думали, что биологическое оружие, разрабатываемое Хартфелием, не было завершено, - похоже, решив, что Нацу нужно дать время на личные раздумья, Телец продолжил. – Однако найденный нами образец был, несомненно, NK-6. Так что где-то на заводе в Ист-Энд скрыта тайная лаборатория, - Телец тяжело вздохнул, выдержав паузу. - И приходится только гадать, что случится, если готовая формула или образец препарата попадет в плохие руки.

До загруженного сознания доходило долго, но Нацу вдруг резко выпрямился, ошеломленный догадкой.

- То есть, все хотят получить в свои руки S-hall ради какого-то там оружия, способного устроить либо массовый геноцид, либо подчинить себе мир… подполья?

Телец улыбнулся, коротко кивнув.

- Ты довольно точно понял ситуацию.

Драгнил мотнул головой, продолжив говорить.

- И мой отец, Игнил Драгнил, зная все это, переписал предприятие на единственного сына, даже не подозревавшего об ответственности, которая легла на его плечи? – бровь сама собой взметнулась вопросительно вверх.

Кейт по другую сторону вдруг громко рассмеялась, смотря куда-то на потолок.

- Да он реально полный тупень, - резко скинув ноги со стола, Кейт подалась вперед, и ее лицо оказалось близко настолько быстро, что он не успел среагировать. Девушка почти улеглась на столешницу, вперив в него злой взгляд, и это, к слову, выглядело невероятно сексуально. У девчонки, наверное, от кавалеров отбоя нет. Последующие слова она процедила сквозь стиснутые зубы. – Твой отец тебя обезопасил, дав такую защиту, которую ни один отец дать не способен. Если бы он вовремя не передал тебе S-hall, давно бы ты кормил червей в каком-нибудь лесу на окраине Лондона. Думаешь, что Игнил тебя подставил? Так ты глубоко ошибаешься! В твоих руках невероятно важные документы, о которых мечтает каждый в этом гребанном мире, и поверь, они попытаются сделать все возможное, чтобы их у тебя забрать. И только тогда, когда этих документов у тебя не будет, ты перестанешь быть настолько защищенным. Так что заруби себе на носу – ты должен боготворить своего папашу за то, что он не ступил, а вовремя влез в ситуацию.

Девушка замолкла, но Нацу до сих пор слышал звон в ушах от ее слов. Эхом каждое сказанное ею слово выжигалось где-то в памяти, отрезвляя и заставляя мыслить здраво. И он вдруг понял, что он тут не в роли сына Игнила Драгнила, а в роли маленького мальчика, которому надо все разжевывать. И стало понятной эта аура напряжения и отрешенности, витавшая в комнате с самого начала разговора. Они наверняка считали, что их ждут более важные дела, чем попытки все растолковать папенькиному сыночку.
Стало противно.

Нацу твердо посмотрел на Кейт, найдя в себе силы выдержать этот колкий взгляд и ни разу не моргнуть, выдавая короткое:

- Я понял.

Девушка еще с мгновение задержала на нем взгляд, но тут же отвернулась, вернувшись на свое место, и всем видом дала понять, что больше ее ничто не заставит сказать ему хоть слово.

Похоже, эта бестия выразила всеобщее мнение, так как больше по этому поводу никто ничего не добавил.
Тяжело вздохнув, со своего места поднялся Телец, который, захлопнув крышку ноутбука, подошел к Нацу. Парень поднял голову, теперь смотря на мужчину снизу вверх.

Лицо у Зодиака было сосредоточенным, и в который раз Нацу удивился, что тот вечно улыбающийся и разбрасывающийся комплиментами лектор и этот серьезный и внушающий доверие мужчина – один и тот же человек.

- Как у тебя с самообороной?

Нацу нахмурился, начав понимать, куда клонит Телец, но на автомате выдал:

- До девятнадцати занимался рукопашным боем, несколько лет изучал Ушу и Айкидо. Владею огнестрельным и холодным оружием, - чуть помедлив, он добавил, скорее для себя. – Отец считал, что самооборона – важнейшее в арсенале мужчины.

Телец кивнул.

- Хорошо. База есть, - он повернулся, кивнув Близнецам. – Вы займетесь его тренировкой.

- Стоп, я же говорю, я вполне способен за себя постоять, и…

- Как же ты меня заебал! – взвыла рыжеволосая, одним неуловимым прыжком оказавшись нос к носу с Нацу. - Послушай меня сюда, папенькин сынок, - Кейт сжала пальцы у него на воротнике, заставляя приблизится к ней ближе. Сейчас он мог разглядеть каждую крапинку в ее светло-голубых глазах. - За последний месяц на тебя было совершенно одиннадцать покушений! Сейчас ты являешься обладателем одного из самых опасных в мире предприятий и уж поверь, об этом проинформировано достаточное количество человек. И никакие умения не помогут тебе, если ты не научишься одному, - она на мгновение замолкла, чтобы затем, более спокойно, со стальными нотками в голосе, выдохнуть: - убивать.

- Именно, - от неожиданности Нацу вздрогнул, когда перед его носом появился маленький револьвер, протянутый братом Кейт. Как он оказался так близко, парень не понял. Ник ухмыльнулся, подтолкнув оружие ближе. – Если ты сейчас выстрелишь в меня, мы отзовем все претензии. Давай, раз такой умный.

Но Нацу уже не слышал чужих слов. Все его внимания было притянуто маленьким, поблескивающим в неоновом свете револьвером, который сейчас предстал перед его глазами ядовитой змеей. И дотронуться до нее – значило умереть.

Он знал, как пользоваться этой штукой. Знал, какая на ощупь поверхность этой черной «змеи». Знал, как более точно прицелиться и что нужно нажать… но…

В ушах зазвенело.

- Нет, - наконец выдохнул Нацу. Он не знал, сколько уже так сидел, не знал, сколько Близнецы в ожидании смотрели на его невидящий взгляд. Этого он не знал, но одно он понимал точно – у него не хватит духу поднять оружие на человека.

Никогда.

Ник усмехнулся, похлопав его по плечу и убирая с поля его зрения револьвер.

- Ничего, под нашим чутким руководством ты не только в белочек научишься стрелять.

Кейт резко изменилась в лице и, улыбнувшись, наклонилась к Драгнилу ближе. И ее взгляд гипнотизировал.

- Либо ты их, либо они тебя. Запомни это, Драгнил, и все будет пучком.

И Нацу запомнил. С этого момента эти слова горели у него в голове алым пламенем.

Либо ты их, либо они тебя.

***


Безопасность – слово, придуманное глупыми, жалкими людишками, которые хоть как-то пытались себя убедить в ее существовании.

В моем театре нет безопасности. Потому что в нем нет фальши.

Я никогда не гарантировал никому полной защищенности, и ее мне никто и никогда не гарантировал. Отец с самого моего детства пытался привить простое правило: «В этом мире ты один. И разбираться со своими проблемами ты должен в одиночку». Хоть я терпеть не могу своего папашу, но за это ему благодарен. Во многом именно его свод правил, который он вбивал со спартанским усердием, помогли мне стать тем, кем я являюсь.

Я с уверенностью могу сказать, что безопасности нет. Ведь именно я являюсь ее разрушителем. И я хотел бы посмотреть на ваши разглагольствования на эту тему, когда сам же пущу пулю вам в висок.
Помните, безопасности не существует. Уж я вам это гарантирую.

© Стинг Эвклиф.

***


Хоть Нацу и показалось, будто время уже подходило к вечеру, оказалось, что не прошло и часа. Уже выходя на свежий воздух, он понял, что теперь все, что доселе было привычным и даже родным, казалось чужим и неправильным. Светящее высоко над головой солнце, шелест листьев и голубое, чистое небо – словно другой мир, в который Нацу попал совершенно случайно, перепутав какие-то там двери. На одну секунду, тяня на себя дверь, он подумывал о том, что за ней его ждут тяжелые свинцовые тучи, гром и гроза, и куча мужиков с винтовками наперевес.

И он даже удивился, поняв, что это не так.

- Нацу!

Вслед за ним из двери выбежал Ник, со странной, непонятной Драгнилу улыбкой. Увидев его взгляд, он тут же принял серьезное выражение лица, но яркие искры озорства никуда не пропали.

- Что?

Парень чуть помялся, но, решив что-то для себя, тут же выдал:

- Я бы посоветовал тебе рассказать о положении дел Хартфелии.

Нацу нахмурился, все еще находясь в прострации от резкой смены обстановки, и не сразу понял, причем здесь «мышка».

- Зачем?

- А ты не понимаешь? – Ник подошел ближе. – Думаю, многие бы отдали состояние за голову единственной дочери Хартфелия. А учитывая то, что сейчас творится, охота за ней пойдет с удвоенным рвением, уж поверь мне. Так что лучше расскажи ей все. Твой отец гарантировал ее безопасность.

Чудовище где-то внутри Нацу знакомо заскреблось, явно не желая этого, но он позволил себе только кивнуть, явно не думая потакать инородному существу.

Ник, заметив что-то в лице Драгнила, успокаивающе улыбнулся, хлопнув того по плечу.

- Не парься, мужик. Мы с универа глаз не сводим. Так что знай, мы всегда незримо рядом. Тут вам нечего бояться.

Если честно, Нацу его не слышал. Все, что сейчас было перед его глазами, - это какой-то непроглядный туман, окутавший не только все вокруг, но и мысли, и, кажется, даже слух. В этом же тумане он добрался до университета, пытаясь при этом разложить все по полочкам и понять, наконец, что же делать дальше.
В одночасье все изменилось. Не было привычного мира, не было ничего, и улыбки проходящих мимо него студентов вдруг показались до ужаса фальшивыми. А вдруг все вокруг него лишь массовка? Вдруг самые близкие друзья тоже супер-известные шпионы или киллеры, подосланные заботливым папашей во благо сынишки? Вдруг все, что он так ценил – всего лишь театр, а он – актер, сам того не подозревая?

- Драгнил?

Нацу удивленно моргнул, развевая застилающую глаза дымку. Как он попал в столовую, он не помнил, и то, что он застал «мышку» именно на том месте, на котором она была в последнюю их встречу, выбивало из колеи. Для него за этот час пролетела жизнь. Для нее – мгновение.

Вдруг в голове зазвенели слова Ника, и Нацу, не готовый еще к столь быстрому разговору, все же молча сел рядом, решив, что чем быстрее разберется с этим, тем лучше для них обоих.

- Эм… Хартфелия, нам надо поговорить.

Он моргнул еще раз, окончательно развевая туман, и мир вновь приобрел четкость. Хартфелия, похоже, весь последний час что-то увлеченно писала. По крайней мере, впопыхах закрытая тетрадь говорила сама за себя. Она отложила в сторону планшет и ручку и, вперив в него заинтересованный взгляд, чуть нахмурилась. Что-то в его взгляде ей не нравилось.

- Слушаю.

Ник прав. Если что-то угрожало жизни Хартфелии, он был обязан ей рассказать. Да и лучше пусть она все узнает от него, чем от кого-то постороннего. Возможно, она выглядела сильной снаружи, но внутри она была обычной девушкой, хоть и с весьма необычным характером.

От последней мысли он усмехнулся.

Какой же прогресс произошел с их первого знакомства!

С первого толчка серой «мышки» на оживленной улице Гранд Стрит до уютной тишины в большой столовой университета «Хвост феи».

От ненависти до дружбы. От Драгнила до Нацу. От «мышки» до… Люси.
От «Никто» до «Равной».

Он никогда не задумывался, как же быстро смогла ничем не примечательная Люси Хартфелия ворваться в его жизнь, сметя, точно тайфун, все так тщательно выстроенные преграды, заставляя раскрыть себя с другой, неизвестной даже ему стороны.

Хартфелия стала для него опорой. Она могла заставить его поверить в себя в своей странной, присущей только ей манере. Она перестала у него ассоциироваться как просто «Она». В его мыслях всегда дорисовывался еще и он.

И Он и Она незаметно превратились в Они.

И теперь все сложилось, как детский пазл, разбросанный до этого в хаотичном беспорядке у него в голове. Казалось, что каждый кусочек сам решил притянуться к другому, выстраивая единую и такую понятную сейчас картинку.

Он знал это всегда. Просто пазл не был сложен, и он не понимал.

Нацу никогда не верил в Любовь. Она казалась чем-то призрачным, приправленным розовым цветом и приторным запахом цветов и шоколада. Он не понимал всей этой непонятной мишуры и ажиотажа вокруг нее и, наверное, никогда не поймет.

Сейчас же он вдруг осознал, что любовь – это всего лишь слово. Ничего не значащее слово, которое просто нашли как определение чувствам, куда более сильным, чем простое слово «любовь».

И он решил для себя: в это слово каждый человек вкладывает то, что считает нужным. Симпатию, привязанность, сильные и неподвластные чувства. Для каждого это что-то свое, личное и интимное. Наверное, понять это помог другой мир или же вдруг открывшиеся глаза и спавшая пелена, но…

Нацу поднял голову, встретившись взглядом с Люси. В ее глазах плескалось беспокойство, явно вызванное затянувшимся молчанием, и он только сейчас увидел, насколько она изменилась. Не внешне. Внутренне.
А его самого раздирало чувство противоречия. Он не мог этого сказать. Не мог разрушить ее мир, не мог стать причиной угасающих искр жизни в ее глазах.

Он не мог, ведь…

«Я… люблю ее», - мысль далась невероятно легко, и хоть ладони вспотели, а сердце пропустило удар, он облегченно выдохнул, почувствовав, будто с его плеч свалился какой-то тяжелый груз.

- Я расскажу тебе о Джокере, - улыбнувшись, прошептал Нацу, вдруг поняв простую истину: он не в силах стать причиной ее печали и страданий. Драгнил посмотрел ей в глаза, усмехнувшись тому, как инородное существо у него внутри свернулось в клубочек, успокаиваясь. Значит, он все делает правильно. – Я же тебе обещал.

Он станет ее защитником и не позволит упасть ни одному волоску с ее головы. Он не позволит тронуть ее и пальцем. Не позволит даже дышать в ее присутствии. Он станет ее рыцарем.
Он станет Драконом, который защитит свою Принцессу.
Фанфик опубликован 28 марта 2014 года в 15:30 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 416 раз и оставили 0 комментариев.