Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 37

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 37

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
Магнолия-Сити. Stell-hotel. Конференц-зал.

25.11.11. 00:02

В большом округлом помещении было свежо. Ветер беспрепятственно проникал через приоткрытые, высотой в стену, окна. Пейзаж открывался поистине потрясающий, и если бы в этом зале собрались настоящие ценители прекрасного вида, они бы не смогли оторвать свой взор, по крайней мере, несколько мгновений.

Однако людей, забронировавших это помещение, совершенно не интересовали ни высотные дома, ни свет неоновых огней, ни просто пейзаж завораживающего ночного города.

Кажется даже, что они и не знали о предназначении конференц-зала, наплевав на все предписанные правила этикета и норм морали.

Молодой парень с длинными светлыми волосами, собранными на самом кончике атласной лентой, демонстративно отвернулся от окна, пуская клубы сизого дыма прямо в помещение, от чего сидящие на столе невероятно похожие друг на друга, совсем, кажется, мальчишки, изредка морщились и кидали недовольные взгляды в сторону блондина. Они были одеты абсолютно идентично, и различить их возможно было лишь по цвету надетых поверх водолазок футболок да по нахлобученным на голову шапкам: лягушки и кота. Оба сидели слишком близко друг к другу, свесив по разные стороны по одной ноге, обутые в тяжелые кеды радужного оттенка, и синхронно покачивали ими, напоминая маяк на часах.

По другую сторону, вальяжно рассевшись на мягком кресле, восседала невероятно красивая азиатка, которая смотрела за всеми исподлобья, сцепив тонкие пальчики в замок. На ней была все та же кожаная куртка с многочисленными металлическими замочками, накинутая поверх голого тела, обтягивающие длинные ноги брюки и темно-фиолетовые туфли на высокой шпильке. На подлокотнике кресла стоял хрустальный бокал на высокой ножке, в котором мерно покоилась темно-бордовая жидкость и, иногда, можно было заметить, как она кидала какой-то ностальгический взгляд на вино, словно вспоминая что-то давно минувшее. Впрочем, никто не обращал на нее внимания, на что она этим не отвечала.

У самого настежь распахнутого окна стоял высокий, подтянутый мужчина, ширина плеч которого казалась необъятной. Он молча сжимал в руках красный мячик и также молча смотрел в окно, нисколько не наслаждаясь прекрасным видом.

Картину завершал вальяжно рассевшийся во главе парень и стоящий позади него тенью помощник. Оба выглядели как своеобразные противоположности, которые, вопреки всему, притягивались. Если у Сидящего были невероятно светлые, чуть растрепанные волосы, то у Стоящего они были аккуратно расчесанные, цвета вороньего крыла. Если Сидящий обожал пестроту в одежде, то Стоящий придерживался консервативно темных оттенков. Где Сидящий широко улыбался, Стоящий сохранял серьезность и непроницаемость.

Сидящий говорил. Стоящий молчал.

- Все знают о цели нашего визита в этот богом забытый городишко? – наконец разорвал тишину Сидящий.

Все тут же встрепенулись, близнецы замолкли, а остальные перевели взгляды на говорившего.

Не дождавшись какого-либо ответа, Сидящий продолжил.

- Так получилось, что нам поручили наше первое серьезное задание. Это последний шаг к признанию и последнее задание нашего… испытательного срока.

- Да неужели? – фыркнул курящий до этого блондин.

- Замолкни, Руфус, - шикнула азиатка.

- Не захлебнись желчью, - в унисон нараспев проговорили близнецы, за что тут же получили испепеляющий взгляд темных глаз.

- А с вами я потом разберусь.

Мальчишки округлили глаза в немом ужасе.

- У-у, как страшно.

- Кхм, - одного только покашливания Стоящего хватило, чтобы все сразу же сосредоточились на словах Сидящего, который продолжил, как ни в чем не бывало.

- Вы знаете о деталях нашего задания и представляете, насколько это будет проблематично. Запомните, мы должны выполнить все безупречно, чтобы у этих идиотов не возникло сомнений, что мы им преданны похлеще Хатико, - Сидящий усмехнулся. – Акнология и так уверена, что мы готовы им задницы лизать, только бы вступить в их супер-мега крутую организацию. Выполнение этого задания укрепит наши позиции, и мы с легкостью сможем разрушить их изнутри. Поэтому главной на данный момент задачей будет приступить к первому шагу «нашего» плана.

Близнецы вскинули брови, усмехнувшись.

- А под первым шагом ты подразумеваешь?..

Сидящий кивнул, вдруг изменившись в лице. И на его губах растянулась плотоядная улыбка.

- Именно. Первым шагом будет ни много ни мало, - он обвел взглядом всех присутствующих, - убийство Нацу Драгнила.

И на этот раз в руках Сидящего не было карт. Была лишь фотография.

Фотография красивого юноши, перечеркнутая черным маркером.

Стинг недоумевал.
Джокер торжествовал.

***


27.11.11

Немногие знали Нацу Драгнила настолько хорошо, как его друзья. По крайней мере, он так думал. Однако когда Лис мимоходом заявила, что он ужасно изменился, Нацу только отмахнулся и недоуменно проводил ее взглядом, списав это на то, что у девушки часто был некий приступ «сестры», которая во всем видела скрытый смысл.

Когда в этот же день Леви, чуть хмуря свои тонкие бровки, пробормотала о том, что он удивительно не собран, Драгнил снова недоуменно приподнял бровь, тут же начав уверять ее в ошибочности суждений. Девушка пожала плечами, но в ответ ничего не сказала, а весь последующий день он мог спиною чувствовать пристальный взгляд юного хакера. И опять же, на этот раз Нацу отмахнулся: МакГарден часто была «вне» этого мира, сутками бороздя просторы компьютера, поэтому было неудивительно, что перемены, проходящие для других незаметно, для нее становились новым, весьма шокирующим открытием.

Но когда Эрза и Ромео, странно, до чертиков понимающе, переглядываясь заговорческими взглядами, толкнули его вбок и нараспев начали вещать ему о том, что он «просто невероятно» изменился, терпение его лопнуло.

- С чего же мне меняться? – раздраженно прошипел Драгнил, отворачиваясь от слишком довольных друзей.

- Ну-у, - Эрза села рядом с ним, обдав ароматом нового парфюма и клубники - начинки утреннего пирожного, - не знаю. Может… ну, знаешь, тебя все меньше видно с твоей… кхм, «мышкой». Что-то случилось?

Нацу раздраженно повел плечами, попытавшись полностью сосредоточиться на экране ноутбука. Правда, почему-то он до сих пор не мог понять, что, собственно, ему в нем понадобилось.

- Ничего не случилось.

- Ага, заливай, давай, - Ромео уселся по другую от него сторону. – Мы тебя знаем, как облупленного.

- Ты обычно на ней просто помешан, – поддержала паренька Скарлет.

- А тут, бац…

- …ни «мышки», ни вечных пререканий…

- …ни «как она меня заколебала», «ей нужен ветеринар!», «дайте ей уже укол от бешенства!».
Эрза усмехнулась.

- Да, про бешенство мне понравилось.

- А его вечная опера под названием «Она сведет меня в могилу» чего стоит.

- И вообще, - Эрза резко выпрямилась и вперила в него серьезный взгляд, отчего Нацу тут же захотелось выпрямиться и сказать «извините». Желание было благополучно подавлено, - ты же вроде как должен с ней всегда рядом быть.

Нацу не выдержал и, оторвавшись от экрана, недоуменно посмотрел в ее сторону.

- С чего бы это?

Эрза предостерегающе глянула в сторону Ромео. Нацу сразу все понял.

- А, ты об этом, - и, найдя ответ на поставленный собою же вопрос, снова вернулся к ноутбуку. – Ничего страшного. Сейчас она в надежных руках. Как видишь, все идет своим чередом. Полюшка свое дело знает. Хартфелия дискомфорта не чувствует, общение ей, как видно, мое не нужно, встречи со мной она не ищет, а следовательно, - Нацу с силой захлопнул крышку и со скрипом отодвинув стул (так, что несколько человек, спокойно поедавшие свой обед, на него покосились), встал, напоследок кинув Скарлет проникновенный взгляд, - я могу от нее отдохнуть, не так ли?

Эрза ответила на его взгляд достойно, ни разу не моргнув и выдержав натиск. Веселые искры, которые до этого плескались в ее глазах, исчезли, предоставляя свое место чему-то невероятно строгому и донельзя понимающему. От этого взгляда ему стало от себя тошно.

- Возможно, ты и прав. Вот только, знаешь, Нацу, не всегда девушки должны бегать за тобой. Иногда и тебе для приличия нужно попотеть, - и она кивнула куда-то в сторону.

Проследовав за ее взглядом, Драгнил нахмурился, непроизвольно сжав свой ноутбук с такой силой, что того и гляди появилась бы трещина.

- Что б его.

На другом конце студенческой столовой, в уголке, за маленьким круглым столиком, сидела «мышка», умудрявшаяся одной рукой орудовать вилкой, а другой что-то быстро печатать на миниатюрном планшете. И все бы ничего, если бы возле ее столика, рыцарски выпрямившись и заложив руки за спину, не стоял рыжеволосый Принц, который что-то ей говорил, чуть приподняв уголки губ. Хартфелия хмурилась, отложив вилку, и что-то неоднозначно отвечала.

Внутреннее существо противно заскреблось, запылав жаром и заставляя кровь буквально закипеть от накатившей волны неприятных чувств. В голове вдруг появилась абсурдная мысль подойти и забрать.
Подойти и забрать.

Забрать.
Кого, Драгнил?

С шумом выдохнув, Нацу резко развернулся и, не думая ни о чем, быстрым шагом удалился из столовой, не замечая людей на своей дороге. В голове продолжали пульсировать вдруг ставшие противными слова. Перед глазами калейдоскопом мелькало то лицо Эрзы, которая, чуть наклонив голову вбок, серьезно что-то ему говорила, то лицо «мышки», отвечавшей Хибики. И все это сейчас казалось таким… ненормальным. Таким… непривычным. Словно в его устоявшийся уклад жизни без разрешения ворвалось нечто, что не давало покоя, что заставляло чувствовать это противное существо у себя внутри, которое продолжало скрестись, выпустив острые коготки, буквально раздирая его изнутри и распространяя по венам небывалый жар.

А самое главное, это было неправильно. До чертиков неправильно, ведь…

- Ку-ку, - насмешливый голос пригвоздил к месту. Знакомая интонация и нотки насмешки. Подняв голову, Нацу встретился взглядом с ярко-голубыми глазами облокотившегося о стену парня.

На мгновение Драгнилу показалось, будто тот быстрый поток студентов, громко переговаривающихся, обменивающихся шутками и новыми сплетнями, замедлил свой ход, превратившись для него в размытое пятно. Был только он и стоящий чуть впереди него парень, смотревший на него из-под расслабленно прикрытых век. Нацу скорее на автомате отметил в руках Джокера две карты, которые тот медленно тасовал и поглаживал края. И из всей толпы он выделялся ярким пятном. Слишком ярким. В его сторону оборачивались, со смешком отмечая ярко-алые штаны и клетчатую жилетку, видневшуюся из-под кожаной куртки, растрепанные светлые волосы, и только когда доходили до лица, смех застревал где-то в горле. Взгляд ярко-голубых глаз точно пронзал, заставляя чувствовать себя незащищенным, обнаженным. Казалось, он видел душу.

- Стинг, - взяв себя в руки, с улыбкой проговорил Нацу, делая шаг в его сторону, - какая встреча! Как же ты сюда пробрался? На территорию университета невозможно пройти без пропуска.

Блондин улыбнулся, разведя руки в стороны.

- Я умею быть незаметным. И я тоже рад тебя видеть, Нацу.

- Кажется, ты немного припозднился, тебе так не кажется? Неделя уже прошла с нашей встречи, - Драгнил прищурился. – Ты ведь знаешь, как я не люблю, когда опаздывают.

- Ну, а ты прекрасно знаешь, как я не люблю торопиться.

- Да уж, - улыбка на его губах померкла. – Что тебе надо, Стинг? Или лучше, Джокер?

Эвклиф выпрямился и широко, до мурашек по спине, улыбнулся, жестом указывая в сторону.

- Не согласишься со мной прогуляться?

- С чего бы это?

- Нам нужно многое обговорить.

- Например?

- Хм-м… например, как будет замечательно, если на Крещении милая Люси Хартфелия подвергнется нападению со стороны фан-клуба Нацу Драгнила.

Драгнил напрягся.

- Ты не посмеешь.

Стинг вновь улыбнулся, повторив жест рукой.

- Ну так что, прогуляемся?

И на этот раз усмешка на губах Джокера заставила подавить зародившееся желание врезать. Существо внутри него угрожающе зарычало, и ему не оставалось ничего, как, не отрывая взгляда от чужих глаз, пройти в указанное направление. На этот раз Нацу заставил себя думать, что идет он не из-за «мышки», которая сейчас мирно разговаривала с Хибики, а из-за того, что Стинг ему был должен.

Не из-за «мышки».
Не из-за нее.

***


Магнолия-Сити. Подвал дома 33.

25.11.11 00:15

Маленькое помещение, освещенное лишь одиноко покачивающейся лампочкой, было пропитано запахом дешевых сигар и чужой крови, которая прочно засела в каждой клеточке тела этих людей. В образовавшейся тишине было слышно лишь раздражающее капанье с проходящих тут труб и иногда повторяющееся покашливание сидящего на стареньком, просиженном и съеденном молью диване парня. Он пьяно улыбался, припадая иногда к горлышку пыльной бутыли, но взгляд, которым он окидывал комнату, оставался ясным.

Рядом с ним, перебирая алый кончик густой косы, сидела красивая девушка, которая насыщено-красным пятном выделялась в поглотившей эту комнату темноте. Она была словно в трансе, уставившись в одну точку, и только то, что ее пальцы продолжали перебирать волосы, показывало, что она находилась именно в этой комнате, а не где-то в дебрях собственных мыслей.

Посередине комнаты одиноко обосновался старый, покрытый трещинами деревянный стол, на котором лежал большой ватман, прижатый по краям книгами. Вокруг стола в задумчивой тишине стояло пятеро.

Девушка была одета в короткое черное платье, которое выгодно подчеркивало все плавные изгибы; через плечо был перекинут длинный конский хвост, а сама она, прикусив губу, внимательно смотрела на запутанные схемы, паутиной нарисованные на белом ватмане.

Еще два парня, стоящие по обе от нее стороны, курили одинаковые сигареты, синхронно вынимая их из губ и стряхивая пепел в не вяжущуюся с обстановкой в этом подвале хрустальную пепельницу.

И общий образ заканчивал темноволосый парень, глаза которого невероятно контрастировали с бледной, почти белой кожей. Позади него, сложив руки в замок и как-то издевательски улыбаясь, стоял последний член этой компании. Темно-красные волосы были в художественном беспорядке, бесконечные пирсинги отражали свет от одиноко покачивающейся лампочки, а сам он выглядел так, будто ему тут нечего делать.
Однако эта разношерстная компания чувствовала себя комфортно в обществе друг друга. Об этом они могли сказать с уверенностью.

Наконец, темноволосый парень с невероятно красивыми глазами, выпрямился и обвел всех взглядом.

- Хочу извиниться за то, что оторвал всех от своих… дел. Но сложившаяся ситуация не позволяла медлить, - он еще раз посмотрел на лица своих подчиненных и, не увидев в них никаких эмоций, продолжил. – Они начали действовать.

- Да неужели? – фыркнула красноволосая, оторвав взгляд от стенки и переведя его в сторону босса. – Я уже начала думать, что они решили залечь в подполье.

- Настал повод размять косточки? – поинтересовался парень с бутылкой в руках.

- Да, настал, - подтвердил темноволосый. – До этого мы не выходили из подполья. И я думал, что и не будем. Внешние разборки меня не интересовали. У нас и у самих достаточно врагов. Но их целью стал мой друг, а семья не бросает друзей.

Девушка с длинным конским хвостом нахмурилась, сжав кулаки.

- И не только друзья, но и мой брат.

Темноволосый парень кивнул.

- На некоторое время до разрешения и устранения конфликта Ночь объединяется с Зодиакальной мафией. Я хочу, чтобы вы проинформировали об этом всю семью.

Два парня, стоящие по обе стороны от темноволосой девушки, синхронно выпрямились.

- С Зодиаками?

- Да. Это была их битва изначально… однако, они попросили нашу помощь.

- Охиреть. Нас признали сами Зодиаки.

Уртир закатила глаза.

- Вы только при них такой восторг не выражайте. Мы теперь равные.

- Наша задача, - продолжил босс, как ни в чем не бывало, - заключается в поимке и уничтожении любой опасности, которая угрожает наследнику дома Драгнил. Он является одной из семи целей Акнологии. Убивать без раздумий. Самое главное - сохранение жизни Нацу Драгнила, во что бы то ни стало. Подключить для этого все наши силы. Следить за ним днем и ночью. Также рассредоточить наших людей по всему университету. Вести наблюдение не только за целью, но и за его друзьями. Один неверный шаг… и любой из близких ему людей может стать приманкой. Охватить периметр университета, проверять любого чужака, и самое главное - оставаться бдительными. Киллера уже выбрали, и, возможно, он уже в университете. Нам нужно быть предельно осторожными, - он выдохнул и серьезно провел взглядом по своим самым лучшим людям. – Флер, на тебе информация, Уртир - защита, Джет, Дрой – наблюдение, Вакх – проверка, Кобра… тебе я дам другое поручение.

Флер подалась вперед, заинтересованно приподняв бровь.

- Кто будет приставлен к Нацу?

- Зодиаки уже поставили к нему своего человека. Ты прекрасно справилась с заданием в Лос-Анджелесе, но мы решили обойтись без лишних вопросов. Он не должен ни о чем догадаться, - парень кивнул на ватман. – Это схема университета, все тайные ходы, входы и выходы, а также наилучшие места для снайпера. Все это, а также известная нам на данный момент информация была отправлена в нашу базу данных. Зодиаки сейчас занимаются поимкой заказчика… Все произошло слишком быстро. Слишком, - парень поднял голову, медленно, с присущей только ему властностью посмотрев в глаза каждому. – Будьте осторожны.

После последних произнесенных боссом слов все, словно по команде, встали со своих мест и, перекинувшись сосредоточенными взглядами, вышли из маленького подвала, освещенного лишь покачивающейся под потолком лампой.

В комнате остались темноволосый парень и стоящий позади него лучший друг, в глазах которого были видны еле различимые нотки беспокойства.

- Ты не дал задания мне, - через минуту напряженной тишины подал голос Кобра, сделав маленький шаг в сторону Зерефа. Плечи оного дернулись, будто все это время он думал, что в комнате никого нет.

- Да, прости, - Дрейс развернулся, подставив свое лицо тусклому свету от лампы. Между его бровями залегла морщинка. – Внучка ректора. Охраняй ее.

- Ей грозит опасность?

Прежде чем ответить, Зереф пару секунд провел в каких-то только ему известных раздумьях, а затем, посмотрев прямо в глаза Кобре, прошептал:

- Да. Больше, чем можно предположить.

***


- Так о чем ты хотел поговорить? – засунув руки в карманы, Нацу прошел на небольшой балкон на втором этаже университета.

Это было довольно уединенное место. Точнее, самое уединенное место во всем университете. Сюда редко заходили студенты и лектора, тут не проходили занятия, и вообще, иногда казалось, будто многие просто боялись подходить к восточному крылу университета.

Особо впечатлительные распускали слухи о привидениях, о кладбище, на месте которого и было построено это место, о баронессе, что была здесь похоронена, и об ее призраке, гуляющем темными ночами и просящем об упокоении.

Нацу в эти россказни, конечно, не верил и часто, пользуясь нелюдимостью восточного крыла, проходил на этот самый балкон и просто отдавался минутам покоя. Он же и принес когда-то давно сюда деревянную скамейку и круглый столик, на котором сейчас неровной горкой покоились книги и листы бумаги, прижатые высоким стеклянным стаканом.

Стинг, осмотрев быстрым взглядом обстановку, ухмыльнулся и, пройдя к самому краю, облокотился о мраморные перила.

- А тут, я смотрю, ничего не изменилось, - он слегка повел плечами, повернув голову в его сторону.

- Повторюсь, - Нацу сделал шаг вперед, - чего тебе надо?

Джокер поднял голову вверх и, словно не слыша вопроса, ностальгично прошептал:

- Да-а, хорошее было время. Первый год в университете «Хвост феи», новые знакомые, новые ощущения, новый опыт. Знаешь, Нацу, я сюда часто приходил один, без тебя. Наверное, ты даже и не догадывался, что «наше» место всегда было «моим». Я тут много думал. Оно мне помогло найти ответы на все мои вопросы. А однажды я сюда привел Люси, - Нацу напрягся, а Стинг продолжил, как ни в чем не бывало. - Она сидела прямо на этой скамейке, а я играл ей скрипичные сонаты.

- Что тебе от нее надо? Я тебя знаю, ни любовь, ни дружба тебе неведомы.

Стинг повернулся к нему лицом, спиной облокотившись об узорчатый камень, вопросительно выгнув бровь и всем видом выражая недоумение.

- Ты так в этом уверен? Ничто человеческое мне не чуждо.

- Да неужели? - хмыкнул Драгнил, сделав еще один шаг в его сторону. – Значит, то, что произошло в позапрошлом году, это такое выражение дружбы? Крепкой и преданной! Я буду знать на будущее, что когда тебе всаживают в спину нож, это истинная преданность великого Джокера.

- Не утрируй.

- А я и не утрирую. Я констатирую факт, - в голосе парня послышалась знакомая хрипотца, обычно сопутствующая гневу. Прищурившись, Нацу шагнул вперед в надежде, что на лице напротив, наконец, исчезнет эта бесящая маска безразличия. – Зачем ты сюда приехал? И только не надо говорить, что просто дружески попить чайку.

- Один, - вдруг вырвалось у Джокера, который перевел взгляд куда-то наверх, но Нацу даже не успел удивиться, как Стинг, улыбнувшись, вновь посмотрел на него. – Я бы не отказался от чашки чая.

Что-то не давало Нацу покоя. Шестое чувство подозрительно заскреблось, а по коже пробежали мурашки, как только его взгляд встретился с холодным, полным ледяного безразличия взглядом напротив. Будто пронзили тысячами иголками. И ведь такого раньше не случалось. Стинг еще никогда не внушал такого страха. На мгновение показалось, что Эвклиф куда намного старше его самого.

Драгнил впервые почувствовал себя ребенком.

- Я могу тебя угостить. Только ответь на вопрос.

Джокер откинул голову назад, будто хотел провести зарядку для шеи, и тихо прошептал:

- Два, три. Нацу, знаешь, ты меня всегда поражал, - он выпрямился, задумчиво обведя изучающим взглядом фигуру Драгнила с ног до головы. – Огромный потенциал, запертый в избалованной оболочке. Знаешь, как сладкая конфетка, полностью покрытая говном. Раньше я считал интересным за тобой наблюдать. Думал, вот-вот - и на моих глазах родится легенда, равный мне, способный противостоять, спорить, способный заставить меня действовать, биться в адреналиновом экстазе и, наконец, развеять окружающую мой мир скуку. Я все ждал и ждал, ждал и ждал… - Стинг оттолкнулся от перил и, громко расхохотавшись, прокрутился на месте, вприпрыжку подбегая к Нацу. Драгнил сделал шаг назад, как только Эвклиф оказался почти вплотную близко. Взгляд блондина был скучающим, Нацу даже сказал, сонным. И в любой другой ситуации, с любым другим человеком он бы посмеялся над этим… но только не сейчас. Вся его сущность вопила об опасности, которую несет этот человек. Стинг облизнул губы, скосив зрачки вбок. – Четыре… пять. Однако. Ты. Меня, - он резко пододвинулся вперед, оказавшись непозволительно близко. Нацу мог почувствовать чужое дыхание, и их глаза были прямо напротив друг друга. И в них он видел сумасшедшие огни. Огни, заставившие шестое чувство вопить, кричать и биться в мольбе бежать. Но не успел Нацу все обдумать, как Стинг наклонился ближе, выдыхая прямо ему в лицо всего одно, кольнувшее за живое слово: - Разочаровал!

Стинг отпрыгнул в сторону, опять громко расхохотавшись, и Драгнил совершенно не знал, как себя вести. Это был другой Стинг. Не тот парень, которого он знал. Это был совершенно другой, не похожий на когда-то лучшего друга, человек. И это по-своему пугало. И хоть в лице он не изменился, внутри все стянулось в тугой узел.

Это был не страх. Это было предчувствие.

- Шесть и семь, - зашептал Эвклиф, резко остановившись. Он медленно прокрутился на месте, задумчиво сведя брови у переносицы, и лихорадочно что-то зашептал. – Семь? Нет-нет. Чувствую еще… еще два. Но, кто? Кто? Не могу распознать… И что? Наверное… все же придется. А может?.. Нет, не так. Надо узнать. Попробовать! Да-да, тут тихо и если что… Точно!

Он замолк так же резко, как и заговорил. Поднял голову, широко, по-сумасшедшему улыбаясь. Сделал шаг. Еще один шаг. А Нацу словно прирос к одному месту, не в силах пошевелиться. Им еще двигало любопытство.

- Хочешь узнать, зачем я здесь? – остановившись на расстоянии вытянутой руки, спросил Стинг.

Нацу чувствовал опасность. Он чувствовал холод.

И… страх.

Но любопытство было сильнее.

- Конечно, хочу.

Улыбка сползла с лица Стинга, и озорные искры пропали с его глаз. И Нацу мог поклясться, что на одно мгновение, но в холодных, ледяных глазах Джокера не было ничего. Совсем ничего.

Как в замедленной съемке, не отводя взгляда, Джокер сделал выпад рукой, и в висок Нацу Драгнила уперлось холодное дуло револьвера.

***


25.11.11 01:10

Лондон. Драгнил-Эир.

Огромный зал совещаний на пятьдесят девятом этаже здания компании был за долгие годы впервые открыт. Нет, Драгнил-Эир славился своими вечными посиделками с коллегами, когда каждый мог поделиться новыми идеями, при этом совмещая ланч и хорошее времяпровождение. Но все это проходило не здесь.

В этом месте редко шутили. В это место редко кто заходил. И только избранные могли пройти в Святая Святых.

За большим круглым столом расположились пятнадцать человек, сохранявшие почтительное молчание. Они лишь перекидывались взглядами, сохраняя беспристрастное лицо, и оставалось только поражаться, как настолько разные и непохожие друг на друга люди могли просто так, сидеть и ждать. Казалось, они чувствовали себя комфортно в обществе друг друга, и редкие улыбки, появляющиеся на их лице, свидетельствовали об этом.

Высокий, статный мужчина с длинными, собранными в хвост темно-алыми волосами внимательно обвел покровительственным взглядом янтарных глаз лица собравшихся. Длинная вишневая трость покоилась на его коленях, и изредка он поглаживал длинными пальцами серебряную ручку с фамильным гербом.

- Все знают о недавнем покушении на мистера Клайва. К чести Рыб, могу сказать, неудавшемся покушении, - он кивнул в сторону матери и сына, которые только хмыкнули, обменявшись взглядами. – Однако это покушение может значить только одно. Акнология начала действовать.

- Ну, наконец-то!

- Давно пора! – в один голос проговорили сидящие рядом друг с другом парень и девушка.

На вид им можно было дать от силы лет шестнадцать, но посвященные прекрасно знали, что им намного больше, особенно в том, что касалось силы. Близнецы были одними из лучших бойцов Зодиакальной мафии, а в маскировке им вообще не было равных.

- Вам только повеселиться! – прошипела Водолей, угрожающе сузив глаза. Редко кто осмеливался поспорить с ней в такой ситуации.

Близнецы только закатили глаза, дружно показав женщине язык.

- Прекратите! Мы тут не в игрушки играем, - прогремел по комнате низкий баритон, принадлежавший самому старшему здесь человеку, который укоризненно посмотрел на всех, как на детей.

- Ой, да завались ты, Козерог. Весь кайф всегда ломаешь, - закинув ноги на стол и надув огромный пузырь из жвачки, проговорила миниатюрная девушка, с внешностью которой ну никак не вязались ее слова.

- Юная леди, поосторожней со словами.

- А то что? Выпорешь меня? Так я не против. Хочешь, могу даже плетку одолжить. Хотя это по части Девы…

- Эй, эй, эй, можно меня не втягивать!

- Ой, как будто все уже не знают о твоих садомазахических наклонностях.

- А я что, отрицаю?

- Крошка, может тогда, выпорешь меня?

- Телец, гребанный ты извращенец!

- Может, мы все же поработаем? – тихо спросила девушка с пушистыми розовыми волосами.

- Слушай, Овен, мать Тереза ты наша, помолчи, а!

- Весы, за словами-то следи!

- Ой, наш верный рыцарь. Ты смотри, я тут с самого основания, а ты лишь замена своему отцу… - девушка наклонилась вперед, показав пальцами кавычки. - Лев «номер два».

Перебранка началась с новой силой. Дело даже дошло до того, что кто-то схватил со стола пепельницу и швырнул в сторону ни в чем не повинного Скорпиона, который чуть не свалился со стула.

Только Игнил сохранял молчание и, положив ладонь на лоб, тихо прошептал:

- Дурдом.

***


Один удар сердца. Ровно один удар сердца потребовался, чтобы Нацу смог почувствовать то, что не чувствовал никогда.

Страх?

Возможно.

Удивления?

Несомненно!

Разочарование?

Потому что он не хотел прощаться с жизнью так.

Отчаяние?

Совсем чуть-чуть.

Но самое главное… Желание Жить. Оно проникло в каждую клеточку тела. Оно пропитало весь его разум, и в его голове билось только одно: «Хочу жить!»

Резкий удар сбоку выбил почву из-под ног. Он не понял, что произошло. Он просто оказался на земле, придавленный чужим телом. До носа донесся запах мятной жвачки и сигаретного дыма.

- О, не так быстро, Джокер, - донесся сверху мужской насмешливый голос, а затем характерный щелчок.

– Мы хотим с тобой еще поиграть.

- Ах, как же я сразу не догадался, Близнецы! Действительно, семь снайперов и Близнецы – несравненные мастера маскировки. Наслышан о вас, наслышан.

Нацу поднял голову, еще не до конца понимая, что только что произошло. Сердце, которое казалось, больше не забьется никогда, ускорило свой ход, будто вырвавшись на свободу.

Чуть поодаль от него в той же позе, в которой он его запомнил, с вытянутой вперед рукой, стоял Стинг, который чуть повернул голову вбок. А рядом с ним, приставив длинное дуло пистолета, возвышался незнакомый Нацу парень, нагло ухмыляющийся и смотрящий прямо в направленные в его сторону голубые глаза. И в этих глазах Нацу не видел того страха, который почувствовал он, когда так же смотрел в глаза Джокера. Этот парень не боялся.

- Кстати, весть о твоей красоте действительно правдива, Кейт, - повернув голову в их сторону, почтительно проговорил Стинг.

- От такой суки, как ты, комплименты не принимаю, - послышался женский голос прямо над его головой.
Нацу посмотрел наверх, встречаясь взглядом сначала с собранными в два невероятно длинных хвоста ярко-рыжими волосами, среди которых затерялись разноцветные пряди, миниатюрной фигурой, обтянутой в кожу, и только потом с направленными в сторону Джокера большими ярко-голубыми глазами. Девушка сжимала в руках пистолет, так же, как и брат, (Нацу понял это по сходству) направив его в сторону Джокера.

- Ну что же ты так грубо. Я хороший.

- Ты бы не выстрелил, - проговорил темноволосый парень.

- Ты так уверен?

- Вам он пока нужен живым, не так ли? Так зачем весь этот фарс?

- Ну-у… мне просто нужно было знать, сколько у меня противников. Особенно число людей из Зодиаков. Знаете ли, я вас уважаю. Вы не тот мусор, который сейчас смотрит в прицелы своих винтовок, нацелившись мне в жизненно важные органы. Хотя… у меня еще есть чувство, будто кого-то я упустил. Ну да ладно, это не так уж и важно.

Кейт напряглась. Нацу чувствовал это. Чувствовал, будто позади него кошка, готовящаяся к прыжку.
- А ты не задумывался над тем, что мы можем тебя прямо сейчас пристрелить?

Стинг наигранно-испуганно раскрыл глаза.
- Да вы что?! Мне это даже в голову не приходило! – Стинг улыбнулся, вперив внимательный взгляд в девушку. – Вот только, вы же это не сделаете. Вам ведь я нужен живым. Чтобы заказчик знал, как хорошо охраняется Нацу Драгнил, не так ли?

- Акнология и так это прекрасно знает!

Джокер подался вперед, растянув губы в усмешке.

- А кто вам сказал, что я работаю на Акнологию?

Близнецы замерли, не решаясь нажать на курок, а Джокер, в последний раз подмигнув Нацу, спрыгнул с балкона, исчезнув, как будто его и не было.

Этот день Нацу запомнит, как день, когда все началось.
День, после которого все уже никогда не станет прежним.
Фанфик опубликован 28 марта 2014 года в 15:29 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 518 раз и оставили 0 комментариев.