Выкладывали серии до того, как это стало мейнстримом
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 32

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 32

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
Первый снег настиг город так же неожиданно, как и медленно крадущееся с горизонта темно-синее дымчатое покрывало ночи. Сверкающие снежинки, медленно кружась, накрывали землю своей чистейшей белизной, волшебным контрастом выделяясь на фоне общего пейзажа.

И хоть все понимали, что назавтра этот снег растает, все равно восхищенно поднимали взгляд наверх, навстречу холодным, тающим от прикосновения теплого тела, снежинкам. Некоторые, не стесняясь осуждающего взгляда, ловили узорчатых красавиц на порозовевшие ладони и, весело смеясь, бегали по узким улочкам, кажется, даже и не замечая покалывающего холода на носу и щеках.

В этот вечер Магнолия напоминала рождественскую открытку, и прохожие даже, наверное, не удивились бы, если бы где-нибудь на фоне бархатного неба промелькнули волшебные сани, запряженные в семерку северных оленей.
Близился одиннадцатый час ночи.

Жизнь в университете заметно затихла. Многие студенты разошлись по уютным комнаткам, наблюдая за красотой из приоткрытого окна, впуская в привычную теплоту нотки осеннего ветерка, другие же наслаждались этим, сидя на какой-нибудь лавочке, скрытой под тенью высоких елей, и изредка стряхивая белоснежные снежинки с поверхности кашемировых пальто.

Но был среди них и такой, кто просто не находил никакой прелести в падающих замерзших каплях воды. Сильнее кутаясь в тонкую кожаную куртку, невысокий паренек с тонкой шапкой из снега на растрепанных влажных волосах периодически дул на раскрасневшиеся пальцы и что-то недовольно бубнил себе под нос. Позади себя парень оставлял темные узорчатые следы от подошв дорогих ботинок, которые тут же покрывались несколькими таящими пушинками.

Раздраженно растрепав светлые волосы, первокурсник нахмурился, еще глубже укутавшись в теплый шерстяной шарф.

- Угораздило же, - тихо проворчал блондин и, поднявшись по невысокой лестнице университета, бесшумно открыл высокие двери. Парень немного потоптался на месте, и маленькие снежинки остались на темном резиновом коврике.

Губы тут же растянулись в улыбке: тепло он любил.

В здании было непривычно тихо, настолько, что по спине пробежалась стайка мурашек. Но парень только отмахнулся и уверено направился вперед.

Тяжелые шаги отдавались еле слышным эхом по пустынным коридорам, и он с облегчением отметил, что все-таки ему повезло забыть реферат по квантовой физике именно сегодня, в День посещения. Весь персонал отпустили отдыхать во избежание лишних ушей, а посему у него был шанс пробраться в университет незамеченным, забрать нужный документ и со спокойной совестью вернуться обратно, в теплое убежище студента первого курса Шо Шаппи.

Поднявшись на третий этаж, парень, пытаясь создавать как можно меньше шума (мало ли, где на этот раз обосновалось собрание), прошел до конца длинного коридора. Из освещения был лишь серебристый свет полной луны и мягкие золотые оттенки уличных фонарей. Завернув за угол, Шо остановился. В этой части университета находилась огромная аудитория профессора Эверлоу, в которой парень, собственно, забыл свою папку и вероятность того, что собрание провели бы здесь, была крайне мала, но громкие, раздирающие тишину голоса говорили об обратном.

- Черт, вот свезло-то.

Про себя выругавшись отборными немецкими нецензурными речами, Шо цокнул, на минутку призадумавшись. В голове не появлялась ни одна стоящая идея на тему «Что делать в подобной заднице?». Реферат ему нужен был именно сегодня! Во-первых, он его не дописал, а, во-вторых, в папке еще находилась тетрадь, с содержимым которой никому ознакамливаться не следовало. Прикрыв глаза, он проделал несколько кругов по коридору, периодически останавливаясь и смотря обреченным или же полным ненависти взглядом на злополучную дверь, за которой, похоже, велась довольно-таки оживленная дискуссия. Иногда оттуда доносились громкие восклицания, а некоторые даже переходили в крик.

Шо хмыкнул. А еще интеллигентных из себя строят!

Очнулся он из своих раздумий только тогда, когда в коридоре стало вдруг на удивление тихо. Тело успело среагировать быстрее разума, и парень успел протиснуться в угол ровно до того, как створки дверей раскрылись, и одна из них чуть не припечатала бедного студента к стенке. Из аудитории посыпался народ, который бурно что-то начал обсуждать.

- Это неслыханная наглость! – громко воскликнул мужской голос.

Чей-то нахальный смешок заставил мужчину замолкнуть. Шо попытался разглядеть ситуацию сквозь тонкую щелку.

- Тебя что-то не устраивает, Фернандес? – проговорил громкий, властный голос, в котором так и сквозило превосходство.

Вдруг все разом затихли.

- Представь себе, Драгнил, - прошипел второй.
- Что ж, я весь во внимании.

Шо так и представил растянувшуюся ухмылку на серьезном лице Игнила Драгнила. Взрослые образовали что-то вроде круга и внимательно смотрели за двумя враждующими сторонами, готовыми, кажется, в любую минуту приступить к серьезным действиям.

- Тебе не кажется, что это уже ни в какие ворота? Почему мы должны уже какой год подряд доверять тебе охрану наших детей? Не слишком ли много власти для одного человека?

В образовавшейся звенящей тишине послышалась чья-то уверенная поступь.

- А кому прикажешь? Не тебе ли? – сказано это было таким жестким и непреклонным тоном, что, оказавшись на месте Фернандеса, Шо обязательно бы почувствовал себя маленькой и незначительной букашкой.

Однако собеседник Драгнила не был из робкого десятка, и в тот же момент мужчина не менее уверенно парировал вопрос.

- Может, и мне. Считаю, что нельзя доверять охрану университета одному человеку три года подряд. Тут идет дело не только о безопасности тысяч жизней, но и о безопасности будущего поколения! К сожалению, не все хотят добра нашим семьям.

- Знаю, - Шо удивленно приподнял брови. Голос Драгнила был тихим, но не менее твердым. Следующие слова сказаны были уже более громко. – Именно поэтому я вкладываю очень много сил. Охрана университета проходит на высочайшем уровне, поэтому за эти три года не произошло ни одного происшествия…
Фернандес хмыкнул.

- Да ну? А как же Крещение? Кстати, если мне изменяет память, тогда все произошло по вине твоего сыночка!

Все дружно загудели. Некоторые пытались что-то возмущенно крикнуть, другие же наоборот выступали в защиту Игнила.

- Тогда, - тут же все замолкли, - не было ни чьей вины. В отношения студентов я не вмешиваюсь, это не мои обязанности.

- А тебе не кажется ли…
- Прекратите!

Шо чуть приоткрыл дверь. Из аудитории вышел ректор. На лице как никогда читалось раздражение. Пройдя в середину круга, Макаров осмотрел присутствующих.

- Не устраивайте балаган! Решение было принято большинством, и не вам, господин Фернандес, его оспаривать! – еще раз окинув всех взглядом, он вздохнул. – Все, собрание окончено. Ожидаю вас в следующем году.

Никто не осмелился ослушаться, будто они были провинившимися студентами, а не серьезными взрослыми и уважаемыми личностями. Не сказав больше ни слова, все направились к выходу, только Игнил остался на несколько секунд подольше. Его янтарный взгляд прошелся по открытым дверям и на мгновение остановился на маленькой щелке. Усмехнувшись, мужчина развернулся, быстро зашагав по коридору, отбивая короткие стуки своей вишневой тростью.

Когда в университете не осталось никого, Шо вышел из своего убежища, и, вздохнув, вытер пот со лба.

- Да уж, веселенькая ночка!..

***


- Думаешь?
- Уверен! Ты создан для такого… Так что глава элиты самое оно.
- Я… даже не знаю.
- Ха, будь мужиком, Нацу! Серьезные решения даются с трудом, но без них твоя жизнь останется скучной и однообразной.

Раз за разом. Одна и та же клавиша. Один и тот же звук резал слух. Серый взгляд был устремлен в противоположную стенку, а указательный палец, точно заколдованный, продолжал нажимать одну и ту же клавишу…

- Нацу, ты уверен?
Парень отмахнулся.
- Грей, у меня нет времени на эти споры. Я доверяю ему, как себе!
- Ну, как знаешь.

А за окном все падал и падал снег. Такой же как тогда. В день Крещения…

- Что… что здесь произошло?
В нос ударил резкий металлический запах. Сердце упало куда-то вниз, а глаза отказывались верить в увиденное.
- Он, тварь подколодная. Он нас предал!
Эрза отмахнулась, тяжело вздохнув.
- Успокойся, Джерар.
- Ну уж нет, - парень скинул с плеча руку девушки и одним большим шагом подошел к Драгнилу, хватая того за грудки. – О чем ты думал? О чем?!

А он так и не нашел нужных слов…

Резко отвернувшись от синтезатора, Нацу прикрыл глаза. Он не хотел этого вспоминать, но картинки из прошлого настойчиво вновь и вновь посещали его голову, будоража сознание. Где-то на задворках появился страх… Не перед ним, а перед осознанием, что тогда он был ужасно слаб, хоть никогда не считал себя таковым. Джокер обвел его вокруг пальца так легко, как мальчишку. И от осознания этого становилось тошно.

Наверное, он никогда не сможет забыть тот день.

И именно сейчас он понял, что и не нужно. Это страница его жизни будет напоминать, что как бы ты не доверял человеку, он с легкостью сможет воткнуть свои проклятущие коготки в самую душу, вырывая доверие на корню. Эта страница – урок, вынесенный из собственного опыта.

Никогда нельзя быть в чем-то уверенным. Особенно в людях.

Ухмыльнувшись, Драгнил встал с круглого стула и медленным шагом направился в душ. Он только сейчас понял насколько же устал.

А ночь неуклонно накрыла своим одеялом город, даря белоснежные снежинки и убаюкивая уставшие сознания маленьких слабых людей.

Эта ночь была, безусловно, прекрасна.

***


Лондон. 23:32.

Высотное здание. Тридцатый этаж.

Бросив подле себя небольшую спортивную сумку, высокий парень в облегающем кожаном костюме, осмотрел открывающийся отсюда вид на ночной город и довольно присвистнул. Острый взгляд тут же заприметил возвышающийся над всеми остальными «Dragnil Air». Сейчас почти полностью пустое здание было освещено лишь с фасада ярким красноватым светом. Создавалось ощущение, что оно в огне.

Парень про себя хмыкнул. Недолго осталось.

Еще раз прикинув лучшее для себя расположение, брюнет сел в позу лотоса. Примерное расстояние от этого жилого дома до «Dragnil Air» - сто пятьдесят метров, ветер юго-западный, ноль целых пять десятых метров в секунду. Идеально. Стряхнув с плеч белый снег, Миднайт открыл сумку и аккуратно выложил на землю ее содержимое.

Прицел с сияющей в лунном свете линзой, крепление на двух ножках и длинная, черная винтовка. Ко всему прочему на постеленную черную тряпку легли мелкие составные: гладкий магазин, щека, крышка, рама, затвор, ствольные накладки и газовый поршень. Мельком глянув на часы, парень деловито кивнул и начал проводить все операции по сборке новой игрушки «для очередного дела». После всего этого она ему больше не понадобится.

Рукой истинного профи все части были присоединены в нужном порядке и, напоследок, прикрутив прицел и прикрепив винтовку на крепления, он сложил тряпку обратно в сумку, а сам, еще раз глянув на часы, медленно размял кости до противного и раздражающего щелканья. Мышцы расслабились. Вставил в ухо наушник.

Длинные волосы он собрал в хвост и, ложась на живот, крепко обхватил черную малышку.

Еще один взгляд на часы.

23:45

«Миднайт, цель выходит», - послышался тихий, но отчетливый голос в наушнике.

- Понял.

Рукоять упирается в плечо, взгляд же направлен точно в прицел.

Стеклянные пуленепробиваемые двери компании распахнулись, и из них, уверенно вышагивая к своей машине, вышел мужчина средних лет. Строгий деловой костюм, серебристый кейс в руках и ярко рыжие, тронутые сединой волосы.
Гилдартс Клайв. Заместитель Игнила Драгнила. Самый приближенный человек и лучший друг главы компании. Сегодня отпустил охрану, решив, что сможет доехать домой без лишних происшествий.

Все это пролетело в голове за долю секунды. Хмыкнув, Миднайт дождался пока мужчина дойдет до припаркованной у входа машины – так же личная прихоть Клайва – в ожидании коснувшись курка.

- Как бы не так, - с улыбкой, прошептал парень, когда Гилдартс вдруг остановился, доставая из кармана телефон.

- Это я тебе сказать хотела.

Парень замер. В голову ему уперлось что-то прохладно-металлическое.

«Дуло».

- Руки вверх недо-киллер, - уперев пистолет куда-то в область шеи, прозвучал насмешливый женский голос.

Миднайт медленно отпустил винтовку, краем глаза замечая, что Клайв о чем-то эмоционально говорил по телефону. Еще есть время.

Глубоко вздохнув, киллер про себя отметил, что придется поднять цену заказчику и, резко развернувшись, перехватил тонкое запястье с пистолетом. Но не тут-то было, женщина легко вывернулась, отскакивая на несколько шагов назад. А Миднайт достал из-под куртки револьвер, нацелившись на повторившую его действие женщину.
Быстрый взгляд окинул помешавшую личность.

Спортивное тело, обтянутое в длинный кожаный плащ на крупных металлических пуговицах и большим капюшоном, опрокинутым на спину. Стройные ноги в латексных брюках, на боку прикреплены крепления для ножей и обоймы, и общий образ дополняли сапоги ботфорты на высокой шпильке. Как женщины умудряются ходить на таких, для него загадка, но это было ему на руку. У него было преимущество.

На красивом лице с утонченными чертами полное высокомерия и превосходства выражение. Это бесило. Подул несильный ветерок, и собранные в высокий конский хвост угольно-черные волосы взметнулись единым хлыстом.
Лицо было знакомым, но копаться в памяти сейчас явно было не подходящее время.

Женщина сделала ход первой. Пригнувшись, она быстро настигла парня и одним движением ноги выбила револьвер из рук. На мгновение опешивший киллер, тут же вернул былую хватку и не без труда начал парировать редкие, но меткие удары. Теперь он понимал, почему она носила такие высокие каблуки. Все удары основывались на нанесении сильных ударов ногами. Ее стиль боя больше напоминал какой-то танец, с развевающимся подолом длинного кожаного плаща, прямыми волосами и яростным и полным насмешки взглядом.

И сразу стала понятна его оплошность. Не стоило недооценивать эту женщину.

Увернувшись от нацеленного в голову удара, Миднайт наклонился, выхватывая из внутренних карманов куртки нож. Металл заблестел в свете луны, и, нагло улыбнувшись, парень сделал выпад вперед. В следующее мгновение рука дрогнула, а нож упал на покрытую снегом крышу, окрашивая ее ярко-алыми каплями крови.

- Ай-яй-яй, с ножом на безоружную женщину. Как не стыдно?

Откуда появился это парень, Миднайт даже не представлял. Обхватив раненную руку, он изо всех сил сжал зубы. Боль была нестерпимая, но, благо, не привыкать. Тем временем, опустив пистолет, паренек с невероятно смуглой кожей и длинными светлыми волосами подошел к женщине и встал рядом.

- Хорошая работа, сынок, - поправляя волосы, с улыбкой проговорила женщина.

- Рад стараться.

Тут-то киллера и прошибло. Почти одинаковый костюм у обоих, схожие черты лица… а самое главное, виднеющиеся на шее серебряные кулоны в виде двух, повернутых в разные стороны скобок, соединенных единым куканом. У женщины одна половинка, у сына другая.

- Вы… вы ведь зодиакальные рыбы!

Женщина, доселе смотрящая на сына, перевела взгляд на раненного киллера и улыбнулась.

- О, мы такие известные? Я польщена.

Миднайт нахмурился, сделав шаг назад.

- С каких пор это вы стали защищать драгниловских прихвостней?

Светловолосый юноша хмыкнул, кладя пистолет обратно в черную кобуру.

- Ты ошибся, - тихо проговорил он, кидая странный взгляд в сторону матери и возвращая его обратно, на загнанную в ловушку крысу, - мы всегда защищали «драгниловских прихвостней».

Женщина кивнула, встав чуть впереди сына.

- Да, потому что мы и сами из их числа.

И выставив вперед руку, она с улыбкой нажала на курок.

Красивая, прекрасная ночь.
С красными каплями крови на девственно белом снегу.

***


00:02. Магнолия Сити.

Острый взгляд янтарных глаз был прикован к лежащему на кофейном столике телефону. Он ждал. Ждал с непроизвольно появляющейся на лице улыбкой. Его мысли витали где-то далеко на узких улочках Лондона, освещенных ярким светом фонарей. Витали вокруг высотного здания своей собственной компании. Витали там, где все должно было решиться за доли секунды.

Рядом с телефоном мирно лежала согнутая пополам газета. Недавнее издание «The Times» блистало громкими заголовками, которые не очень-то и интересовали Драгнила-старшего. Однако одна маленькая заметка все же привлекла внимание мужчины, и именно на ней сейчас и была открыта газета.

«Серия заказных убийств по всему миру.

Двадцать четвертого ноября в своей квартире по Гранд Стрит, был найден убитым глава «National Corporation». Известный банкир, Ария Рейнс, был убит выстрелом в висок. Следствие считает, что данное убийство совершил профессиональный киллер, не оставивший почти никаких зацепок.

Родственники убитого утверждают…»

Дальнейший текст был прикрыт стеклянным стаканом с дорогим напитком. Драгнил внимательно еще раз пробежался по строчкам и вздохнул.

Что-то намечается.

Экран телефона засветился, и, завибрировав, тот начал короткими рывками двигаться в сторону угла. Чуть помедлив, Игнил подался вперед и, взяв айфон, сделал лишь одно движение и поднес его к уху. На том конце отчетливо было слышно еле слышное завывание ветерка и звук оживленной проезжей части.

- Игнил, - мягкий, с насмешкой голос говорил сам за себя. Они справились. В прочем, он другого и не ожидал, - крыса подстрелена.

Мужчина легко провел по металлической ручке дорогой сердцу трости, на которой бликами отражался горящий ярким пламенем огонь в камине. Хмыкнув, он откинулся на спинку мягкого кресла.

- Заказчик?

- Не знаю, - а это уже было неожиданно, учитывая, что эта женщина всегда добивалась своего. – Крыса сбежала до того, как мы успели что-то выяснить, - повисла тишина. Он мог поклясться, что сейчас ее брови сведены у переносицы. Вдохнув, она, кажется, сделала шаг в сторону. – Он из Орасьон Сейс.

Сильная рука сильнее сжала прохладную ручку трости.

- Не думал, что они решатся зайти так далеко.

- Ты ведь понимаешь? – чуть помедлив, пробормотала женщина. – Они настроены решительно. Игнил, у тебя хотя бы есть предположения, что им от тебя нужно?

В янтарных глазах промелькнул недобрый огонек и, улыбнувшись одними губами, он чуть наклонил голову вбок.

- Конечно, но это всего лишь догадки, - вперив взгляд на стоящую на камине фотографию, Игнил вздохнул. – Диана, доложи всем, чтобы не спускали глаз с других. Кажется, на нас надвигается что-то поистине серьезное.

Голос по ту сторону тут же принял серьезные нотки.

- Поняла.

Встав, Игнил коротко сказал всего два слова, перед тем, как отключить телефон.

- Я выезжаю.

***


Утром Нацу проснулся необычайно рано. Всю ночь снились какие-то непонятные сны, с участием «мышки», Джокера, отца и еще кого-то… Последнее, что он запомнил: звук выстрела и яркий свет.

Резко сев, парень попытался отдышаться. Розовая челка прилипла ко лбу, взгляд лихорадочно забегал по комнате, и единственное, что он слышал – стук своего собственного сердца.

- Нацу, - из приоткрытой двери донесся обеспокоенный голос.

Повернув голову, парень глубоко вдохнул и виновато улыбнулся.

- Доброе утро, Полюшка. Ничего страшного, - серый взгляд прояснился. – Просто плохой сон.

Женщина еще с секунду смотрела на своего подопечного внимательным взглядом, но, решив, что не стоит копаться в чужих мыслях, улыбнулась и, пройдя чуть вперед, протянула парню свернутый вдвое листок дорогой бумаги.

Взяв листок, Нацу вопросительно посмотрел на наставницу.

- Что это?

Полюшка как-то грустно усмехнулась.

- Мистер Игнил сегодня ночью уехал обратно в Лондон, - развернувшись, она прошла к двери и, остановившись подле нее, повернула голову. – Он передал тебе это и извинился за то, что не смог попрощаться.

Дверь захлопнулась, а Нацу перевел взгляд на плотную бумагу. В принципе, ничего другого от своего отца он и не ожидал. Так было всегда, так, наверное, и будет продолжаться.

Развернув лист, он пробежался взглядом по аккуратно выведенным отцом строчкам. Фыркнув, парень бросил лист на прикроватную тумбочку, а сам, встав, накинул на плечи халат и направился в душ.

А на тумбочке так и остался лежать белоснежный лист бумаги, на котором было написано всего лишь два слова.

«Будь осторожен».
Фанфик опубликован 26 марта 2014 года в 20:56 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 485 раз и оставили 1 комментарий.
0
Mimosa добавил(а) этот комментарий 31 августа 2014 в 23:54 #1
Mimosa
Автор, автор... Вы так уверенно, так умело тянете резину в отношениях Нацу и Люси, что мне уже просто не терпится дочитать до конца! Я боюсь даже загадывать наперед, потому что зная вас... Чувствую, что в любой момент вы можете подкинуть главным героям какую-нибудь бяку и испортить всю картину маслом. Подумать только - уже тридцать две главы прочитаны, а продвижения никакого! Просто друзья. Но ведь это совсем не то, что ожидают от вас верные читатели, в список которых вхожу теперь и я, ведь так? Более того, боюсь, что если Нацу таки не останется с Люси, то ваши поклонники порвут вас на британский флаг. Хотя, слава богу, пока не стоит об этом беспокоиться. Пока. Вроде и Лисанна начала что-то замечать... Значит, Саламандр и Заклинательница уже влюблены, но боятся себе в этом признаться и отрицают даже саму возможность этого? Подозреваю, что именно так дела и обстоят. Однако это не отговорка! Хочется же знать, что будет с главными героями дальше! Вы умеете все-таки интриговать. Да еще как интриговать! Донцова просто отдыхает.
Как и всегда, две последние главы мне также понравились. Интересный сюжет, яркие события, благодаря которым даже не замечаешь, как быстро летит время и как ты погружаешься в этот неизведанный и полный загадок мир, созданный вами лично. Игнил вылетает обратно в Лондон, потому что на его заместителя совершают покушение (кстати, в связи с этим возникает еще один вопрос: а на кого Миднайт работает? Уж не на Стинга ли? Но к чему это Джокеру? А-а-а! Еще один вопрос, который будет преследовать меня!), появление в сюжете Полюшки, зодиакальных Рыб (которые совершенно неожиданно - у вас таким выходит абсолютно все - оказываются профессиональными наемными киллерами, Гилдартса... Господи, что еще вы нам покажете? Что-то будет дальше? Вопросов снова становится больше. И я горю ярым желанием узнать ответы на все! Пожалуйста, перестаньте мучить своих читателей.
С уважением, Мимоза