Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 31

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 31

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
Мир Принцессы преобразился.

Наполнился яркими красками, неведомыми доселе приключениями и… прекрасной улыбкой одного незнакомца.
С ним было невероятно легко. Он словно знал все ее желания, все ее мечты, и Принцессе оставалось лишь удивляться, когда любая ее вскользь промелькнувшая мысль по волшебству исполнялась.

А Принц не унывал. Он с улыбкой наблюдал за Принцессой, чья улыбка делала ее еще краше.

И он, однажды, пожал руку незнакомцу и тихо произнес: «Береги ее».

***


- Джокер?

Люси вопросительно посмотрела на парня, который, словно оцепенев, впился взглядом в фотографию, что поразила настолько сильно, что он на некоторое время даже забыл, как дышать.

- Так вот, значит, кто твой друг, - тихо, с усмешкой проговорил он и, прикрыв глаза, закрыл альбом.

- Драгнил, - поставив свою кружку на стол, «мышка» прошла чуть вперед, - что…

Не дав ей договорить, парень резко встал. Вдруг все в этой комнате стало невероятно противным. Старый диванчик, маленькое окно, пресловутый, преследующий везде запах лаванды… Он пытался об этом не думать, но в голове предстал образ Джокера, что ходил по этой комнате, трогал чужие вещи, играл на своей чертовой скрипке и часами разговаривал с ней. Выдохнув, он развернулся и, не смотря на девушку, пошел к двери.

- Мне пора.

- Стоять! – не желая заканчивать разговор на такой ноте, воскликнула девушка. Нацу, уже протянувший руку к металлической ручке, опустил ее обратно, но не обернулся. Так и стоял спиной к ней, говоря всем своим видом, что не желает сейчас ни о чем говорить. – Что происходит? Почему ты назвал Стинга Джокером? Я ведь помню… тогда в аэропорту. Вы говорили об этом Джокере. Какое он имеет отношение к Стингу? Ответь… - «мышка» на мгновение замялась, но все же прошептала тихое и полное сомнений: - Нацу.

Он повернулся.

Она назвала его по имени. Не как обычно, между делом, не колкое «Драгнил», а по имени. Наверное, это и подействовало больше всего, и в его глазах немного, но читалось удивление.

Отведя взгляд, парень ухмыльнулся.

- Почему ты раньше не сказала, кто был твоим дружком? Ты никогда не говорила его имени.

- Он и так слишком много настрадался из-за элиты, - жестко ответила Люси. Было понятно: она не забыла ничего. Абсолютно.

Тишина давила. Девушка продолжала внимательно смотреть на друга, который как-то слишком странно притих…
Но тишина не может длиться вечно.

Запрокинув голову назад, Нацу рассмеялся. Громко, будто бы услышав самую абсурдную и невероятную вещь. Казалось, он бросал этот смех ей в лицо. Резко наклонившись вперед, парень вперил в нее полный гнева взгляд.

- От элиты? Он? Настрадался?! «Ха», «ха» и еще раз «ха»! Прежде чем что-то утверждать, нужно в этом быть уверенной, Хартфелия, а не нагло голословить, - он отвернулся, сквозь зубы прошептав: - Аж противно!

Не дождавшись, пока она переварит все, он снова развернулся к двери и, потянув на себя ручку, остановился лишь на несколько секунд, чтобы с насмешкой процедить:

- Подожди немного, «мышка», скоро этот твой невинный ангел притащит сюда свою прогнившую душонку, и тогда спроси у него, кто же больше настрадался: он или элита.

Дверь с громким стуком захлопнулась. С потолка посыпалась белая пыль известки, а Хартфелия лишь еще раз взглянула на свой старенький фотоальбом, на страницах которого были только самые дорогие ей люди.

И где-то глубоко в душе поселилось противное чувство.

- Что же это такое?..

***


- Ну, так что тебя привело в наше захолустье? - наливая в аккуратную чашечку только что заваренный чай, спросил Макаров, с улыбкой посмотрев на свою внезапную гостью.

Та педантично приняла чай и, коротко кивнув, сделала глоток.

- Скажем так, я приехала к своему ученику… наставить на путь истинный.
- К Драгнилу? – Макаров вопросительно приподнял бровь.

Полюшка хмыкнула.

- Какой догадливый.

Женщина и мужчина замолкли. Каждый думал о своем, отдавшись полностью потоку мыслей. Ректор изредка делал глоток горячего, привезенного секретарем из Индии чая, пытаясь вспомнить последнюю встречу с этой своенравной особой. Сама же «особа», как всегда, спокойно и невозмутимо смотрела на открывающийся за окном пейзаж.

- Как жизнь? – решил первым возобновить разговор Макаров.

Женщина поставила чашку на стол.

- Замечательно. Ушла на заслуженный отдых, благо мистер Драгнил обеспечил мне достойную старость.
- И приехала ты по просьбе…

На испещрённом морщинами, но не потерявшем свою былую красоту лице появилась лукавая улыбка.

- Нацу, как ни странно. Ему нужна была помощь в очень деликатном вопросе. Я, как его бывшая гувернантка, просто не смогла отказать. Знаешь же мою слабость, - на этих словах она многозначительно посмотрела на мужчину, на что тот только что-то пробубнил себе в пышные, покрытые сединой усы.

- Да уж, знакомы, - сложив руки в замок, он внимательно сосредоточил свой взгляд на гостье, продолжив чуть тише, прибавив серьезные нотки. - А ты знаешь, что тут сейчас Драгнил-старший?

- Конечно, - с улыбкой ответила бывшая наставница, элегантно облокотившись о мягкую спинку стула. – Скажем так, мой официальный визит как раз-таки по просьбе мистера Игнила, поэтому никаких подозрений, если, конечно же, кое-кто ничего не сболтнет, - она многозначительно приподняла брови, - не будет.
Макаров отвернулся, пряча улыбку. Полюшка, встав, поправила край длинного кардигана. – Что ж, мне приятно было поболтать, но сам понимаешь – время. Мне пора.

Ректор последовал ее примеру и прошел к двери, открывая перед женщиной дверь.

- Заходи, когда захочешь. Буду всегда рад.
- Обязательно.

И закинув маленькую сумочку на плечо, она вышла, оставив за собой запах приятных, и наверняка дорогих духов.

***


Перед Драгнилом расчищали дорогу. Разбегались в разные стороны и боязливо косились на ничего не замечающего парня, который так и источал ауру опасности. В такие моменты никто не осмеливался с ним не то, что заговорить, подойти боялись!

А ему было все равно. Перед глазами так и стояла та фотография. Та чертова фотография! Он бы никогда в жизни не подумал бы, что эта двуличная сволочь окажется еще более многосторонним лжецом. Теперь в голове поселилось сомнение по его поводу.

«Сколько же у него масок?»

А самое главное: какого лешего он к «мышке»-то в доверие втерся?! Зная его, это неспроста. Он никогда ничего не делал просто так. Только по плану. По идеальному, расписанному, полностью подготовленному плану истинного карточного шулера за игральным столом, который пойдет на все ради победы.

И с этим человеком ему придется встретиться вновь. Хартфелия, явно, в сторонке не останется.

«На чью сторону она встанет?»

Парень внезапно остановился, устремив широко распахнутые глаза вперед. Словно ведро холодной воды на разгоряченную голову. Вдох. Выдох.

«Она ведь…»

Несколько раз моргнув, Нацу огляделся по сторонам. За всеми этими копаниями в голове, он и не заметил, как оказался в северной части университета. Насколько он помнил, тут находились камеры хранения и столовая бюджетников.

Длинный коридор пустовал. И не удивительно: наверняка, те немногочисленные студенты, что тут обитали, сейчас тихо ворковали с приехавшими из какого-нибудь захолустья родственниками.

Логично было бы развернуться и пойти обратно, все-таки еще нужно было встретиться с отцом, да и Грея он оставил на попечение Гажила, которому в ближайшее время обязательно нужно было повидать свою маму. Но не успел он все обдумать, как ноги уже вели его вперед вдоль многочисленных рядов шкафчиков с кодовыми замками. Каждый год они обновлялись, заменялись замки в целях безопасности или же привозили усовершенствованные модели.

Взгляд бегло просматривал каждый из них. Казалось, будто он что-то искал, но в мыслях не было абсолютно ничего, и ему оставалось только положиться на инстинкты…

Шаг. Еще шаг. Поворот. И тишина.

Глаза удивленно расширились.

- Что это? – вопрос эхом раздался в пустом коридоре.

Протянув руку вперед, он провел кончиками пальцев по испачканному краской металлу.

- Не может быть.

Рука безвольно повисла, а он продолжил завороженно смотреть на шкафчик «мышки», на котором огромными буквами вычерчивались бьющие куда-то под дых слова.

«Подойдешь к нему еще ближе, твоя жизнь превратится в Ад, тварь. Мы это тебе обещаем».

Сглотнув, он прикрыл глаза.

Кому могли принадлежать эти слова?

В голове тут же послышался собственный смешок. Да кому угодно! Абсолютно! Любой, желавшей его или же любому, хотевшему втереться в доверие. Наверняка, то, как Хартфелия легко смогла войти в круги общения элиты, вызывало недоумение… или же зависть.

Внутри поселилось неприятное чувство, будто кто-то завязал все внутренности в тугой узел. Он давил, мешал нормально думать.

Вновь подняв взгляд на злополучную надпись, парень сжал руки в кулак. Неважно кто, он узнает. Обязательно. Страдать друзьям он не позволит никогда! Тем более из-за него! Никогда!

«Слово Нацу Драгнила».

Не мешкая, Нацу направился обратно в сторону главного входа, проклиная себя за все чертовы мысли. Джокер? Он верил в Хартфелию. Она не предаст. Это он знал точно.

***


- Так, спокойно, дышим глубже!
- Вы точно уверены, что она вас не засекла?
- Ты за кого меня принимаешь?
- Ну… за очень заботливого отца.
- Польщен! Ты тоже хороший малый!
- Так, сейчас не время для комплиментов!

Сжав в руках маленькую ложку, Грей с истинными замашками воина нахмурил брови и устремил взгляд на крепкую на вид стерильно белую дверь туалета. Он-то знал, что такой женщине, как Мизу Локсар эта дверь покажется просто еще одним хлюпеньким препятствием, отделяющим ее от заветной цели, а именно пытки ни в чем неповинного, по его скромному мнению, парня.

Повертев головой, он встретился взглядом с серьезно смотрящими на него глазами Локсара-старшего. Кто бы знал, как Грей перетрухал, когда эта злополучная дверь открылась, а единственным путем отступления было маленькое окошко, к которому он чуть не бросился с дикими воплями: «Меня так просто не возьмешь!»

В мыслях же было только: «Так, я аки колобок. От всех уйду… Главное, чтобы Мизу не оказалась лисой, а то реальный пиздец».

Но дверь открылась, а на пороге, широко улыбаясь, попутно осторожно оглядываясь по сторонам, стоял Грит, не записанный в список Фуллбастера, как опасная личность.

И вот, они оба уже как полчаса сидели в этом своеобразном убежище, скрываясь от одной и той же особы, которая в гневе не пощадит никого! С первым все было понятно, но дорогой муженек, которого она, безусловно, безмерно любила, женщина выискивала по другому поводу, а именно красному, отпечатавшемуся на его рубашке следу от помады, какой-то девчушки, которая, не устояв на своих двоих, свалилась в сильные мужские объятья, попутно испачкав только что подаренный предмет одежды. И теперь они оба, как в анекдоте, вооружившись подручными средствами – ложкой и ершиком от унитаза – внимательно сверлили дверь взглядом.

- Если честно, я не должен был сюда приезжать, - нарушив тишину, проговорил мужчина. Грей напрягся: голос Локсара явно намекал на серьезный разговор. – Но я подумал, что мне следует с тобой поговорить.

Внутренности проделали кульбит. Ну вот, кажется, началось.

- Я весь во внимании.

Грит устроился поудобней, растянув на кафеле длинные ноги. Разноцветный ершик лег рядом.

- Не пойми меня неправильно, но для меня это очень щепетильная тема. Дочь у меня одна и, согласись, отдавать ее в руки кому попало, я не собираюсь, - Грей кивнул. – Я не вмешивался в ее жизнь, ни когда она ходила в школу, ни сейчас не собираюсь. Но, когда она выйдет за пределы университета и войдет во взрослую жизнь, все изменится. У меня к тебе лишь один вопрос: серьезны ли твои намерения?

Локсар внимательно посмотрел на парня. Внешне он не выражал ничего, но рука, что крепче сжала столовый прибор, говорила сама за себя.

- Я не могу ничего обещать, - проговорив это, он повернул голову. В глазах читалась серьезность. – Я не знаю, что будет через год или два. Но одно я могу сказать точно: сейчас я настроен решительно, - вздохнув, он снова вернул взгляд на дверь и тихо прошептал. – Я люблю ее.

Грит усмехнулся, откинув голову назад.

- Что ж, вполне сносно. Скажу тебе свое собственное мнение: я не вижу тебя рядом со своей дочерью. Не видел ни тогда, когда это все только началось, ни сейчас. Честно, я до сих пор считаю затею своей жены и твоей мамы абсурдной, но решил не вмешиваться. Однако потом не жди, что я приму тебя с распростёртыми объятьями. Ты мне не особо нравишься.

В тишине послышалась усмешка.

- Что ж, прекрасно, - Грит удивленно приподнял бровь, а Грей посмотрел в его сторону, с улыбкой продолжив: - Значит, мне всего лишь нужно изменить ваше обо мне мнение? Проще простого, - решительно вперив вперед взгляд, он прошептал. - Вот увидите.

- Буду с нетерпением ждать, - проговорил мужчина, вдруг найдя этого дерзкого малого очень занятным. Может все же женская интуиция и правда занимательная вещь? – Хм, думаю, что пора уходить. Не будем же мы тут до вечера прятаться? Да и скоро собрание в большом зале, - посмотрев на часы, скорее для себя, сказал Локсар и, встав, отряхнул штаны. – Ты остаешься?

- Нет. Думаю, мне стоит встретиться с опасностью лицом к лицу.

Грей последовал примеру товарища по несчастью. Оба медленно и как-то с опаской подошли к двери. Глянув на Грея, Грит кивнул и осторожно приоткрыл дверь.

Коридор пустовал: наверное, все уже расположились по разным аудиториям, общаясь с родственниками. Гажила тоже не наблюдалось.

Пытаясь создавать как можно меньше шума, оба вышли на цыпочках, оглядываясь по сторонам. Вздохнув, Локсар вытер пот со лба и сделал шаг в сторону, как в него, уже второй раз подряд кто-то врезался. Вовремя подхватив падающую женщину, он улыбнулся. Да, эта особа явно не была студенткой.

- Простите, - тихо пролепетала особа, открывая, скрытые за тонкими стеклами очков, глаза. На секунду она затихла, вглядываясь в черты лица спасителя.

Усмехнувшись, Локсар поставил внезапную знакомую на ноги.

- Да ладно, это мне нужно было быть внимательным, - улыбнувшись, он протянул руку. – Грит Локсар.
Женщина несколько раз перевела взгляд с руки на лицо мужчины и неуверенно протянула руку в ответ.

- Лаки Олиетта, приятно познакомиться.

- Взаимно, - махнув рукой молча наблюдавшему за этой сценой Грею, Грит посмотрел на лектора. – Мне пора откланяться. До свидания.

- До свидания, - тихо проговорила она, проводя внимательным взглядом хорошо сложенную фигуру мужчины до самого поворота.

«Интересно, очень интересно».

***


Нацу с удивлением отметил, что в главном холле действительно много народу. Было почти не протолкнуться. И так в обычные дни полное помещение было забито до отказа: сказалось прибытие более взрослой аудитории. Среди множества лиц он увидел и некоторые знакомые: мама Грея, красивая женщина, одетая в неброский синий комбинезон, внимательно осматривала присутствующих, явно выискивая в толпе родного сына; рядом с ней надменно вышагивала Ултир.

«Как всегда шикарна», - отметил про себя парень.

Удивительно было то, что нигде не было видно белоснежной шевелюры Лиона.

Перестав высматривать знакомых, он снова вернулся к прерванному занятию, а именно прорыванию сквозь плотный поток людей, что не было легкой задачей. Толкающиеся локти, наступающие на ноги каблуки и кружащий чуткий нюх парня коктейль запахов, не давали нормально сосредоточиться.

Вдруг Нацу почувствовал на руке чью-то стальную хватку, и в следующее мгновение он был выдернут из этого бедлама и вытащен в тихий, не заполненный людьми уголок.

Повернувшись в сторону того, кто так нагло прервал его путь к спасению, он подавился вырывающими словами.

- Полюшка…

- Чего вылупился, будто привидение увидел, - раздраженно проговорила женщина, придирчиво осматривая заметно подросшего с последней встречи парня. Замахнувшись, она наградила его спину довольно-таки увесистым ударом. – Не сутулься! Ты наследник огромной корпорации, а не верблюд. Заметь, им горб для дела нужен, а тебе он пользы никакой не приносит. Так, а это что? – она приблизилась, растрепывая розовые патлы, которые Нацу сегодня утром решил-таки расчесать. – Не ходи прилизанный, как пингвин. Так на тебя ни одна девушка не посмотрит. Слава богам ты пока не растерял весь свой шарм и обаяние, а то мне бы пришлось вновь проводить урок сексуального воспитания, - она серьезно посмотрела на все еще не отошедшего Драгнила. – Надеюсь, ты не забыл, чему я учила тебя все это время? Ты мужчина, который может пленить любую. Так соответствуй! Надеюсь, что та, ради которой ты меня вытащил из моего уютного гнездышка, стоит моих усилий.

Парень улыбнулся и обнял женщину, которая от удивления замолкла.

- Я рад, что ты приехала.

Полюшка похлопала руками по его спине.

- Ну, еще бы.

Отстранившись, парень хмыкнул.

- А та, ради которой я тебя вытащил, достойна твоей руки. Как говорится, не паханое поле. Сможешь из не огранённого алмаза сделать сверкающий бриллиант?

Женщина деловито скрестила руки.

- Ну ты же меня знаешь. Куда до меня папе Карло. Я и из полена смогу сделать истинную принцессу!
- Ну, вот и отл…
- А ну стоять!!!

Договорить ему не дал синеволосый тайфун, что обежав его и схватив за плечи, воспользовался им в качестве щита. Непонимающе моргнув, Нацу уставился на пылающую праведным гневом девушку. Заплетенные в две длинные косы волосы, злой взгляд и сжатые руки в кулак. Принцесса первого курса явно была не в духе.

- Ромео, - взвыла она, - а ну не прячься, подлый трус!

Откуда-то из-за спины ослышался сдавленный писк:

- Венди, давай жить дружно.

- Я тебе покажу дружно! Я тебе так покажу, ты у меня кроме Кутузова никого не сможешь сыграть!

- Ребят, - Нацу решил подать признаки жизни, - я вам не мешаю?

- Молчать! – крикнули оба, уставившись на парня. Похоже, он оказался не в том месте, не в то время, между двумя огнями, тиграми и бездонными пропастями одновременно.

- А ты, - Венди тыкнула пальцем куда-то в сторону уха розоволосого, - еще одна такая выходка, и я из тебя сделаю иллюстрацию встречи гильотины и жалкого отброса, понял?

Послышался смешок.

- А силенок-то хватит, принце~е~еса?

По интонации Нацу понял: Ромео просто издевается, и ему это явно приносит удовольствие.

- Ну все, ты у меня сейчас получишь.

Ромео сорвался с места, и девушка последовала за ним. И поток студентов, кажется, для них не был проблемой.
«Что-то намечается», - усмехнулся парень.

Вспомнив о наставнице, Драгнил обернулся и одарил оную улыбкой.

- Ладно, ты пока отдохни, а мне нужно уладить кое-какие дела.

Полюшка кивнула.

- Понимаю, тем более, - она посмотрела в сторону только что удалившихся ребят, - похоже, тут мне скучать не придется.

- Ты еще даже не представляешь, насколько права, - вздохнул Драгнил, проследив за ее взглядом.

***


Он всегда следовал инстинктам: они никогда его не подводили. Так было, так есть и так будет. Даже в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях, шестое чувство вело, как слепого котенка, и выводило к нужному и правильному решению. Примером тому служил инцидент с Джокером двухгодовой давности, когда его инстинкты помогли выйти из ситуации с минимальными потерями.

Сейчас он, накинув на плечи кожаную куртку, шел в сторону озера, на котором из-за промозглой ночи, образовалась тонкая корка изо льда. Сейчас инстинкт вел его именно туда, и где-то на периферии он начинал понимать, к какому именно месту ведут его ноги. Золотая листва под ногами и заметно понизившаяся температура говорили, что осень входит полностью в свои владения. Вдохнув глубже свежий холодный воздух, парень ускорил шаг.

Еще издали он увидел ее. Короткие белоснежные волосы и накинутое на плечи черное пальто. Она стояла возле той скамьи, на которой когда-то попрощались его отец и мать Хартфелии. Подойдя к ней, он остановился так же, как и Лис, устремив взгляд на гладкую поверхность озера.

- Знаешь, - вдруг заговорила девушка, не открывая завороженного взгляда, - это озеро никогда не замерзало.
Нацу промолчал. Действительно, ни в прошлом, ни в позапрошлом году… это озеро не подавалось холоду, тем более такому незначительному.

Лис наклонила голову чуть вбок.

- Что же могло измениться?
- Не знаю.

Она перевела испытующий взгляд на парня.

- Как там Хартфелия?
- Не знаю.

А ведь и правда. Он оставил ее без ответов, а зная ее…

- Нормально я, - раздался спокойный голос позади. Он резко обернулся, встретившись взглядом с карими глазами подруги. Она с секунду не нарушала этот зрительный контакт, но после перевела взгляд на Лис. – А я-то думала, зачем ты меня позвала.

Девушка пожала плечами.

- Я и не думала, что он придет. Хотела лишь показать тебе озеро…

«Мышка» промолчала, подойдя ближе.

Штраус улыбнулась и, вздохнув, накинула на голову белоснежный, как и ее волосы, платок.

- Мне пора. Встретимся позже. - И обняв Люси, она зашагала в сторону университета.

Отойдя на приличное расстояние, она обернулась.
«Интересно, это они или я слепая?».

Оба стояли молча. Каждый из них думал о своем, и никто не хотел нарушить эту тишину. Прекрасную, волшебную…

- Расскажешь?
- Нет.

Девушка улыбнулась.
- Так и знала.

И опять тишина.

- Расскажешь, кто расписал тебе шкафчик?
- Нет.

Драгнил хмыкнул.

- Так и знал.

Они стояли рядом. Оба смотрели на сверкающую поверхность озера, и каждый думал о своем. Протянув руку вперед, «мышка» улыбнулась. На маленькую, порозовевшую от холода ладошку приземлилась белоснежная снежинка, которая почти тут же растаяла, оставив на коже лишь мокрое воспоминание. Девушка подняла голову вверх, и он последовал ее примеру.

- Первый снег…

С неба, танцуя какой-то известный им танец, падали маленькие предвестницы зимы. Одна из них приземлилась ему на нос, и он попытался ее сдуть. Получилась довольно комичная картина, и Хартфелия улыбнулась. Через мгновение легкая улыбка превратилась в уже откровенный смех.
Пусть пока между ними остались вопросы и недомолвки, они решатся. Обязательно.

Так он решил для себя…

***


Эта история начинается простым осенним днем, когда молодой и амбициозный Стинг Эвклиф, держа в одной руке небольшой рюкзак, позвонил своему другу и с улыбкой произнес:
- Нацу, меня из дома выперли. Не поможешь?
Фанфик опубликован 26 марта 2014 года в 20:52 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 399 раз и оставили 0 комментариев.