Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 28

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 28

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
Тишина.

​Тишина со звонким потрескиванием алого огня, таким привычным, и, кажется, уже незаметным тиканьем небольших часов и слышным только для него водоворотом мыслей.
Жаркое пламя бросало длинные тени по всей комнате, рисуя на серьезном лице мужчины ведомые только ему рисунки.

Он сидел прямо, источая ауру сдержанности, уверенности и еле заметного сомнения. Но о последнем никто и никогда не узнает. На лбу несколько тонких морщинок от того, что густые брови невольно сошлись на переносице, веки прикрыты, надежно скрывая ненужные сейчас чувства.

***


- Я это делаю только потому, что меня попросил ректор.
В голосе колкость, во взгляде раздражение.

***


- Ты и это читаешь?
Безразличный тон почти безуспешно скрывал любопытство. Еле заметная улыбка на губах, не ускользнувшая от острого карего взгляда.
После этого она не разговаривала с ним три дня.

***


- Так маленький фавн попал в ту чудесную волшебную страну, что так часто посещала его сны.
- Еще! Хочу еще, - по-детски наивный голос разнесся по маленькой комнатке. А он лишь удивился этой, второй Сердоболии.

***


Горячее дыхание на своем лице, пронзающий насквозь злой взгляд и вырывающиеся шипением слова:
- Не подходи к ней!

***


- Прощай.

***


Открыл глаза, устремив взгляд на огонь. Безразличие на лице и в глазах, только рука сильнее сжала золотой медальон, а тонкие губы беззвучно раскрылись, выдавая тихое:

- Прости.

***


Минута, две, три или же час – он не знал, сколько прошло времени. Пытался только все разложить по полочкам и, прикрыв глаза, утихомирить бушевавшие чувства. Не сказать, что это было легко. Но и трудно не было. Сейчас начинал понимать, что где-то на задворках сознания давно уже знал все. Точнее не так – чувствовал, а как уже было сказано раннее, шестое чувство его никогда не подводило.

Он кожей ощущал ее тяжелый взгляд. Взгляд победителя, того, кто без ропота выстроил вереницу действий, которые на выходе превратились в незамысловатый план. Нацу усмехнулся. Теперь уже нельзя было сказать точно, кто из них мышь, попавшая в поставленную хитрым котом мышеловку.

- Знаешь, Хартфелия, - парень открыл глаза, насмешливо посмотрев в сторону девушки, - что мне сейчас хочется больше всего?

- Хм, - послышался смешок, - наорать? Прогнать? А может вообще…

- Напиться, - тяжко вздохнув, достал с нижней полки стеклянный графин с янтарной жидкостью. Нацу улыбнулся и, сложив руки в замок, серьезно посмотрел на Хартфелию. Даже невольно удивился про себя. Пока сидел с закрытыми глазами не мог и представить, что сможет что-то забыть. А тем более лицо «мышки».

Сейчас, возможно, он впервые на нее по-настоящему посмотрел.

На лбу еле заметная морщинка, придающая лицу какую-то вечно-кислую мину. Яркие искры в глазах и озорное «нечто», что они источали. Хотя… может, это просто отблеск света? А еще, губы. Часто поджатые, иногда искривленные в присущей хозяйке ироничной ухмылке, сейчас источали готовый вырваться вопрос. Почему? Как? Зачем? Только ответить он все равно не смог бы.

Попытавшись проглотить неприятный ком в горле, тихо вздохнул, выговаривая то, что родилось во время короткого самокопания в себе:

- Наверное, это прозвучит глупо, но я не хочу что-то менять, - глаза не выдержали прямого взгляда девушки – отвернулся. – Я забываю обо всем: о плане, о твоих целях, даже о том, что ты обвела меня вокруг пальца – я и сам не святой. А ты, - твердо посмотрел на… Люси. Да, теперь она Люси. Люси Хартфелия. Она – равная. Может, он и выиграл партию, но война осталась за ней. Только сейчас это уже не важно, - а ты просто забываешь о прошлом. Никто в этом не виноват. Ни я, ни ты, ни чьи-либо родители.

Он не знал, что скрывается за этим безразличным взглядом и тонким слоем льда на карих глазах. Он не мог точно сказать, что она чувствует и думает. Но он мог с уверенностью утверждать, что она не станет его обманывать. По крайней мере, сейчас.

Она молчала, продолжая испытующе всматриваться в его серые глаза. Ищет подвох? Возможно.

- Я согласна, - слова прозвучали на удивление громко, хоть и были сказаны шепотом. Хмыкнув, «мышка» невидяще посмотрела на стеклянный графин с витиеватым узором на горлышке. – Только одна оговорка. S-hall я верну. Не знаю как, не знаю когда, но верну. Помни об этом.

Этот миг надолго отпечатается у него в памяти.

Миг, в который лед растаял и стена разрушилась. Миг, в котором была она настоящая.

Ее губы растянулись в какой-то фальшивой улыбке и, поддавшись вперед, она взяла за горлышко бутылку, легко сняла крышку и сделала один большой глоток. Это было нечто. Хмыкнув, Нацу выхватил из ее рук бутыль и, подмигнув, повторил действо. Жидкость тут же обожгла горло, разливаясь по телу приятным покалывающим жаром. Хорошая выпивка всегда была тут, вот только, возможно, по иронии, это была последняя из того, что осталось.
Моргнув, Драгнил снова осмотрел фигуру «мышки». Блондинка сидела спокойно, перебирая пальчиками край белой блузки, из необычного был лишь легкий румянец на щеках. Да, все-таки не умела Хартфелия пить.

- «Мышка», сегодня я собираюсь надраться по полной. Так что, слабонервных прошу удалиться.

Про себя усмехнувшись собственным словам, розоволосый встал, закидывая на плечо кожаную куртку. Сзади послышался скрип. Обернувшись, вопросительно посмотрел на резко вставшую девушку. Глубоко вдохнув, она ухмыльнулась, снимая со спинки розовое пальто, и, громко цокая каблуками, молча прошла мимо него. Остановилась только возле двери, с насмешкой проговорив:

- Я с тобой. И… - обернулась, - слабонервных прошу удалиться.

Он никогда не сможет понять эту девушку!

***


Маленькая комнатка, освещенная лишь настольной лампой с раздражающим изредка мигающим светом, пропахла мерзким запахом опиума и приторным букетом женских духов. Недокуренная сигара лежала на краю стола, и с ее тлеющего кончика тонкой струйкой к потолку поднимался дым.
Недовольно поерзав, хозяин маленькой комнатки посмотрел на сверкающие золотом стрелки часов. Убедившись, что еще есть время, он прикрыл глаза, крепче сжимая дорогой Паркер, с размашистой гравировкой сбоку и тонким наконечником-пером.

Тут царила аура покоя. Порочного, присущего его изменчивой натуре.

Длинный палец коснулся узкой дужки очков, возвращая ее на законное место – переносицу.
Звенящая тишина прерывалась лишь шкрябаньем ручки о бумагу. Мысли, что крутились у него в голове, маленькие пометки и незначительные детали – должен записать все, чтобы не забыть. Свободная рука лежала на столе, и, казалось, он даже не замечал, с каким остервенением вертел блестящую игральную карту с изображением улыбающегося шута.

А секундная стрелка проделывала снова и снова свой путь.

Было только одно странным: стрелки на маленьких часах шли назад, словно отсчитывая отведенную кому-то жизнь.

***


- Уверен?
- На все сто!
- Ну -ик- смотри мне.

Несколько любопытных пар глаз с интересом уставились на изрядно выпившую парочку, которая уже как час пытались прикончить «самый-пре-самый последний бокальчик!». И как оказалось, это не такая уж и простая задача, учитывая, что за барной стойкой стоял молодой, но явно амбициозный паренек, подливающий и предлагающий все более интересные напитки с замысловатыми названиями и расцветкой. Затуманенный мозг отказывался как-либо функционировать, а посему у юного дарования сегодня будут хорошие чаевые.

Хватаясь друг за друга и кидая недвусмысленные взгляды на предоставленную барменом-искусителем ярко-оранжевую субстанцию с такими сейчас привлекательными кубиками льда, друзья-товарищи все-таки перебороли желание зависнуть тут еще на добрый часок и, встав, попытались удержаться более или менее на ногах, что было довольно проблематично по причине разъезжающихся в разные стороны стен.

Гордо приподняв подбородок и выпятив грудь колесом, блондинка фыркнула и целенаправленно сделала шаг в сторону двери с встроенными разноцветными лампочками.

Как говорится, «кто не рискует, тот не пьет шампанского!», однако в данном случае великая цитата не помогла, и встречу хорошенького личика «мышки» с черно-белым кафелем предотвратили только сильные руки сзади стоящего парня. Благо, тот держался за встроенный в барную стойку поручень, иначе, в гости к кафелю пошли бы вместе.
Кое-как удержав равновесие, они все же выпрямились и, встретившись взглядами, синхронно кивнули.

- Вместе?
- Вместе!

Так, еле держащаяся на ногах Хартфелия крепко обхватила обтянутую в кожу руку Драгнила, который был менее пьян и более устойчив.

Уже в такси, в которое девушка ввалилась с приступом громкого смеха, «мышка», серьезно посмотрев на бедного водителя, четко произнесла:

- Что б -ик- я еще раз так наж… наб… нах…

- Напилась, - с ухмылкой пришел на помощь розоволосый.

Хартфелия кивнула и издала странный звук, значение которого Нацу решил не выяснять. Так и приложил лоб к прохладному оконному стеклу и попытался не обращать внимания на яркие огни ночного города.

До универа они доехали быстро и даже почти без происшествий. Ну, если, конечно, не брать в счет то, что Хартфелия чуть в гроб их не свела ни с того, ни с сего набросившись на водителя с поцелуями. Хорошо хоть, он их прямо там не высадил… Ну, не обошлось без наличных.

- А знаешь, - разнесся тихий голос девушки, когда они уже шли по неширокой дорожке в сторону студенческого городка. Нацу вопросительно вскинул бровь, попутно пытаясь идти твердо и не обращать внимания на вращающийся мирок. «Мышка» отпустила руку парня и, встав перед ним, пьяно хихикнула, пытаясь идти задом наперед. На щеках - румянец от выпитого алкоголя, в глазах - отсутствие мысли как таковой, а в движениях - непривычная раскованность, - Драгнил, а ты оказыва-ик-ся не кобе-е-ель.

Парень хмыкнул.

- Сочту за комплимент.

Она вскинула руку, призывая к тишине и, похоже, строя сложную логическую цепочку.

- Дра-а-а-агнил, знал бы ты, как мне сейчас хорошо, - удовлетворенно прикрыв глаза, громко проговорила девушка.

Нацу улыбнулся, отведя взгляд.

- Конечно, столько-то выхлебать и не хорошо…

- Я не об этом! – восклицание «мышки» разнеслось эхом по университетской территории. Со стороны общежитий послышался грохот и жалобное мяуканье. Бедная живность. Парень снова посмотрел на девушку, встретившись глазами с прояснившимся взглядом и счастливой улыбкой. Подул несильный ветерок, взмывающий лежащие под ногами листья… - Я никогда не чувствовала себя настолько свободной.

С этими словами она развернулась и, рассмеявшись и слегка пошатываясь, продолжила путь по усыпанной золотом дорожке. Драгнилу же осталось убедиться в том, что разгадка Хартфелии до сих пор стоит на первом месте.

- Мне кажется, ты выпила слишком много, - нагнав еле держащую равновесие «мышку», подхватил за локоть и легко улыбнулся.

Девушка фыркнула.

- Да-а я… как огурч-ик-!
- Угу, малосольный.
- Молчать!

Влажные после дождя листья прилипали к подошве, от чего идти иногда было не очень удобно.
Розоволосый опустил взгляд на блондинистую макушку подруги. Та что-то напевала себе под нос, иногда пьяно хихикая и говоря что-то вроде «Розовые! Ик». О чем именно она лепетала, он даже не хотел думать.

- Слуша-ай, - Хартфелия подняла голову, - а сколько там у нас вопросов оста-ик-лось?

Смысл сказанного на пьяную голову доходил долго. Поморщившись, парень вздохнул.

- Три, кажется.

Хихикнув, Люси толкнула его в бок.

- Ну давай. Отвечай, - слова давались ей тяжело – глубокая морщинка на лбу была тому свидетельством. Почему-то это казалось даже забавным, - вот скажи мне, у тебя есть какие-нибудь -ик- недостатки, мм? Просто сколько помню, ты всегда все делал идеально.

Предотвратив очередную попытку Хартфелии кинуться в объятия асфальта, Нацу задумался. Похоже, придется рассказать…

- Все, что я сейчас скажу строго конфыд… конфудыц… конфициа… в общем, ты никому не скажешь! Поняла? – торжественно кивнув, блондинка лукаво улыбнулась. Нет, все-таки не нравится ему эта лыба. – Я совершенно не умею играть на струнных инструментах. Люблю гитары… Но играть так и не научился. И слуха у меня совершенно нет. Говорят, мне будто медведь на ухо наступил, - Хартфелия прыснула, представив поющего Драгнила. Парень насупился, легко ущипнув руку девушки, отчего та поморщилась, а розоволосый хмыкнул. Будет знать, как над ним смеяться! – Меня укачивает на двухколесном транспорте, и я не люблю сидеть на пассажирских сидениях. Ужасно боюсь пауков. И… вроде бы все.

- Малыш Драгнил боится паучков… Как это мило ~
- Пф.

Хартфелия резко остановилась. Удивившись, Нацу посмотрел вперед, интересуясь причиной внезапной остановки. Теперь понятно: развилка.
Вздохнув, девушка одним неуклюжим движением, закинула конец белого шарфа на плечо, задев лицо друга.

- Упс~, - шатающейся походкой прошла чуть вперед. Повернула голову, - прости, не хотела.
Нацу сделал шаг в сторону.

- Что ж… мне туда.

Блондинка кивнула вправо.

- А мне туда, - сделав глубокий вдох, «мышка» улыбнулась. – Спасибо за все. Давно я так не расслаблялась.
- Тебе спасибо. Я нашел достойного противника, - потоптавшись на месте, улыбнулся и махнул рукой. – Пока.

Она кивнула, подняв руку.

- Поки~

Засунув руки в карманы джинсов, одарил еще раз ее улыбкой и зашагал в сторону общежития номер один. В то время, как «мышка», продолжив напевать незамысловатый мотив, пошла к себе, в маленькую норку.
Завтра точно будет болеть голова. Не только от выпитого алкоголя, но и от навалившейся и полностью переработанной информации. Ему казалось, будто только сейчас до него доходит все. И он не жалел о том, что попытался трусливо заглушить все выпивкой: если бы не это, бессонная ночь была бы ему обеспечена. Для полного ажура не хватает только какой-нибудь цыпочки под боком. Что б уж наверняка…

- Драгнил!!!

Парень остановился и удивленно повернул голову.
К нему на всех парах (насколько это было возможно в ее состоянии) неслась Хартфелия. Он отметил ее перекошенное состояние, начиная растрепанными волосами и заканчивая волочившимся по земле шарфиком. В голове почему-то возникла мысль: «А если она на него наступит, то это будет красиво…»

Вопросительно вскинув бровь, он скрестил руки на груди.

- Что-то забыла? – пытаясь вызволить из памяти, оставляла ли «мышка» у него что-нибудь, спросил парень.

Замедлившись, Хартфелия глупо улыбнулась, пройдя мимо него.

- Меня комендантша в тако-ик-м виде не пустит! Так что, - повернула голову и подмигнула, - принимай гостей, Драгнил.

***


Нацу успел тридцать три раза пожалеть о том, что пустил эту женщину в свою обитель. Не сдерживаемая своей привычной серьезностью, Хартфелия вела себя, как маленький ребенок, пришедший впервые в зоопарк: все хотела потрогать и посмотреть. Так, теперь у него не было никаких сомнений, кто на вечеринке, после съезда разгромил его бедный телевизор и искромсал книги в конфетти. Все осложнялось и тем, что розоволосый сам далеко не был бодрячком и останавливать «мышку» от посягательств на свое имущество было очень проблематично. Итогом получасового беганья по квартире стала разбитая лампа, разбросанная по всей квартире бумага и Хартфелия с сонными, слипающимися глазами.

- Так, - Нацу подхватил сползающую на пол девушку, - идем спать, и никаких возражений!
Блондинке оставалось только кивнуть. Розоволосый же устало вздохнул. Сегодня самый тяжелый день в его жизни, учитывая все, что он сегодня узнал и взвалившуюся на него ношу в виде пьяной тушки «мышки».
Уже в комнате перед ним встала еще одна проблема, а именно…

- Хм, снимать или не снимать?

С одной стороны, в пальто ей будет жарко. Но с другой, если она завтра проснется и поймет, что он ее раздевал… Брр, даже страшно представить!

- Соберись тряпка! – его давно уже разморил сон, но мужской долг не давал так просто бросить Хартфелию и новые шелковые простыни, которые он очень любил. Кивнув самому себе, розоволосый нагнулся и расстегнул первую крупную пуговицу на кашемировом пальто. Пальцы дрогнули, когда уже ушедшая в царство Морфея «мышка» дернулась и, улыбнувшись чему-то, мило причмокнула. Остальные пуговицы дались легче, и, приподняв тело девушки, он стянул с нее пресловутый элемент верхней одежды. Той же участи подверглись и сапожки. Удовлетворенно кивнув, он переместил «мышку» на другую сторону кровати и, сбросив с плеч куртку, завалился рядом.

Последнее, что он услышал, прежде чем провалился в сон, невнятное:

- Такие ро~o~зовые…

***


Все было, как в тумане. Яркое видение сна, легкость и откуда-то появившиеся теплые прикосновения.
Чувство гладкой кожи на самых кончиках пальцев, сладкий, невероятно знакомый запах и тяжелое, обжигающее дыхание на лице.

Он желал это тело: эти плавные изгибы, горячую мягкую кожу…
Тонкие пальчики запутались у него в волосах и с силой притянули ближе. Миллиметр за миллиметром. Все ближе и ближе.

Его рука двигалась медленно, очерчивая скрытую под брюками ножку. Невероятно хотелось стянуть ненужную сейчас ткань, но почему-то сдерживался. Просто тянул это мгновение.

Прохладная ладонь забралась ему под рубашку, отчего мышцы пресса рефлекторно напряглись. Острые ноготки несильно надавили на упругий живот, начали взбираться выше и выше, уже всей ладонью проведя по его груди.
Нацу улыбнулся, ведомый инстинктами, расстегивал одну за другой маленькие пуговицы на слегка помятой блузке. В голове мелькнула мысль, что все это до чертиков знакомо. И жаждущее сейчас прикосновений тело, и одежда и тихий невнятный шепот… А еще этот запах.

Но все мысли улетели, как только его губы накрыли ее. Один короткий поцелуй. Потом еще один. Неумелый, но по-своему милый. Ухмыльнувшись про себя, запустил руку ей в волосы, впиваясь в мягкие губы более требовательно, проведя языком по мягкой коже, пытаясь быть по возможности нежным.

Через мгновение, ее руки сомкнулись у него на спине, притягивая еще ближе, так, что он мог уже чувствовать своей кожей ее грудь, скрываемую лишь чашечками лифчика. Когда эти ловкие ручки успели избавить его от рубашки, оставалась только гадать. Да и в принципе это неважно…
Стало невероятно жарко. Не хватало кислорода, и появилось чувство, что все в этом мире кружится только вокруг них. Оторвавшись на секунду, только, чтобы сделать вдох, снова вернуться в головокружительный водоворот чувств.

Все сейчас напоминало надутый мыльный пузырь. Красивый, но хрупкий. Хватит лишь одного прикосновения, и он лопнет. Не останется ни следа, кроме миллионов капель, разлетевшихся в разные стороны.

~This is a mistake~

Резко открыв глаза, он с ужасом отпрянул. Холодные пальчики девушки беспомощно скользнули по его руке. Помутневший взгляд и румянец на щеках. Как-то странно улыбнувшись, закрыла глаза, укрывшись краем одеяла.
По коже пробежали мурашки от осознания того, что сейчас произошло. Дыхание сперло, взгляд невидяще уперся в оголенные плечи блондинки, а рука сама собой потянулась к собственному лицу. Пылающему, горящему, не верящему.

Он до сих пор мог чувствовать прохладные прикосновения, и те места, где касались бледные руки, отзывались какой-то порочной болью.

Медленно привстал, и еще даже не понимая, что будет делать, спустился с кровати. Пряжка ремня звякнула, заставляя нервно дернуться, представляя, как ее руки касались холодного металла.
Тело двигалось само.

Почему-то появилось чувство дежавю, ведь такое уже было? Только теперь это не проделки Морфея, а явь. Но от этого не становилось легче.

«Лучше бы это был сон», - пролетела отчаянная мысль.
Ноги коснулись холодного пола ванной. Закрыл дверь и, облокотившись о прохладную стену, сполз на пол.

Возможен ли кошмар наяву?

Да.
Фанфик опубликован 25 марта 2014 года в 23:08 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 407 раз и оставили 0 комментариев.