Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 17

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 17

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
Одно единственное слово пронеслось по салону самолета, отдаваясь эхом в ушах блондинки. Сердце, на секунду замедлившее свой бег, вернуло свой обычный ритм. Отпустив маленькую ручку гадалки так, что тонкие пальчики легко выскользнули с ее захвата, Люси облегченно выдохнула. Вернувшись в объятья пледа, «мышка» улыбнулась.

- Смерть? – губы изогнулись в легкой ухмылке.

Рука девушки безвольно опустилась на маленький столик. Пальцы чуть дрожали, а сама Мавис тяжело дышала.

Миг.

Закрыв глаза челкой, блондинка одним движением разрушила расклад, заставляя старинные карты разлететься в разные стороны, проделывая завораживающие пируэты.
Но та карта лежала на месте неподвижно и пугающе.

- Забудь, - Мавис закусила губу и, взмахнув длинным золотым водопадом, встала. – Просто забудь.
Глаза все еще скрывала челка, от чего трудно было прочесть эмоции на лице Дреер.

Хартфелия нахмурилась – как бы она не верила в эти предсказания, поведение сестры Лексуса выходило за рамки. Либо девушку действительно что-то напугало, либо это просто хорошо разыгранное представление для «серой мышки».

- Мавис…

- Все в порядке, - Дреер подняла голову, открывая доселе скрытый за челкой взгляд. Изумруд не выражал ничего. Абсолютно ничего. И это пугало… Схватив лежащую поверх всех карт карту смерти, блондинка развернулась. – Все в полном порядке.

И проплыла, закрывая дверь, оставляя за собой гнетущую атмосферу и ощущение чего-то неизбежного.
Тряхнув головой и прогоняя навязчивые мысли, блондинка только фыркнула.

- Не верю, - тихо, но четко проговорила девушка. Кивнув самой себе, «мышка» завернулась в плед плотнее и, прежде чем выключить ночник, твердо прошептала. – Не верю!

Она была благодарна гадалке хотя бы за то, что царство Морфея сейчас принимало ее радушно, однако сон, что приснился ей, был точно лабиринт – запутан и таинственен…

***


Как приятно иногда отвернуться от приевшейся серости и окунуться в мир сказки.
Сказки с яркими лучами солнца и мягкой прохладой ветерка. С горячим золотым песком и лазурными водами океана. И самое главное, сказки, в которой ты можешь отдаться себе без остатка, предаваясь давно забытым детским шалостям.

«Мышка» полностью высунула голову из открытого окна машины, подставляя лицо сильному порыву ветра. Распущенные волосы беспорядочно разлетались, а длинная челка полностью раскрыла высокий лоб. Начинающее заходить за горизонт солнце окрашивало золотыми красками сверкающую полоску океана – еще такого далекого, но в тоже время близкого. Девушка никогда не была в таком красивом месте и с удовольствием впитывала в себя все ощущения, доводя восторг до крайности. Взгляд темно-карих глаз перемещался с невероятной скоростью, пытаясь увидеть еще больше.

Вон там, почти у самого горизонта золотится океан, маня к себе, зазывая и говоря, что он обязательно смоет всю черноту большого города. У самого берега поблескивает песок, так чудесно контрастирующий с цветом океанских волн.

Однако это все вдали и, если посмотреть вниз, наткнешься на высокий, крутой склон горы. По всему периметру распустилась густая растительность, давая укрытие изнеможенным от жары путникам.
Сейчас, смотря на яркие, сверкающие восторгом глаза и широкую улыбку, Драгнил не узнавал Хартфелию. Не узнавал ни те серьезные карие глаза, ни сжатые в тонкую полоску губы. Такая глупая улыбка, пожалуй, была только на «Съезде Гепарда», когда блондинка приняла лишнее. И почему-то это выводило из себя.

- Сядь уже, а! – раздраженно произнес парень, сосредотачивая все свое внимание на дороге. По сверкающему под яркими лучами серому полотну никто не ехал, кроме своеобразного паровозика, состоящего из дорогих машин элиты.

Блондинка недовольно покосилась на нарушителя такого волшебного момента. Драгнил все также продолжал смотреть на серое полотно, делая вид, что не видит косых взглядов. А зачем? Порция таких знакомых зрительных посылов он получал почти ежеминутно, так что ничего нового он для себя не обретет.

- Сноб!

Девушка тяжело села на кожаное кресло, скрестив руки и продолжая вглядываться в открывающийся из окна пейзаж. Нацу только на секунду отвлекся от дороги, окидывая «мышку» взглядом, но и этого хватило на то, чтобы вынести вердикт о хорошем настроении подопечной. Палящее солнце, золотой пляж и лазурные воды океана, похоже, благоприятно влияли на Хартфелию.

Шаловливый ветерок в то время жил своей жизнью, врываясь легким порывом в салон машины, беспокоя золотые локоны и слегка затрагивая розовые вихры. Но девушка не закрывала окно, глубоко вдыхая доносившиеся нотки океана и подставляя лицо палящим лучам заходящего светила, продолжая глупо улыбаться.

Однако даже Нацу не мог не отметить всего великолепия открывающегося пейзажа.

И пусть. Ему было плевать.

Но отчего же взгляд сам начинал вглядываться в поблескивающую ленту океана и ярко окрашенное алым небо?

Тряхнув головой, Драгнил сильнее сжал руль. Как-то странно все это…

- Хартфелия, - пытаясь отвлечься, Нацу запустил руку в лежащую сбоку кожаную сумку. Нащупав гладкий глянец, парень выудил на свет пришедший ему недавно буклет. – Посмотри.

Девушка заинтересованно обернулась, взглянув на протянутое ей печатное издание. Несколько раз переведя глаза с буклета на Драгнила, рулившего одной рукой, «мышка» неуверенно его взяла.

- Удели особое внимание последнему пункту. Думаю, тебе понравится.

В зеркале четко была видна сосредоточенная Хартфелия, склонившаяся над путеводителем по миру этого тихого уголка рая. Белые зубы чуть закусили нижнюю губу, а карие глаза быстро бегали по строчкам, не обращая особого внимания на не интересующие ее факты. Добравшись до нижней строки, девушка на секунду широко распахнула глаза. Но только на секунду.

В следующее мгновение взгляд ускорил свой бег, а закушенная губа побелела. Это означало, что она заинтересована, а большего и не надо. Драгнил удовлетворенно улыбнулся – если уж он затеял пари, то нужно получать от него максимум удовольствия, а такие развлечения как раз в его вкусе.

- «Игра свеч»?

Переведя взгляд на «мышку», Нацу кивнул. Сейчас буклет покоился на коленях девушки, как раз на странице, где была информация об интересующем Хартфелию действе.

- Да, «Игра свеч».

«Мышка» еще раз взглянула на открытую страницу. Черный цвет завораживал, а ярко-красные лепестки роз так и притягивали взгляд. Но стоящая на этом фоне пара была достойна большего внимания.
Она в изящном бальном платье и он, облаченный в черный фрак и белоснежную рубашку, словно порхали в духе венского вальса, завораживая неопытный взгляд.

- Значит фестиваль танца? – девушка улыбнулась, еще раз вчитываясь в богатую историю этой традиции.

- Да, - кивнув, утвердительно произнес парень, поворачивая руль. Похоже, их путь подходил к концу - дорога начала вести вниз. Нацу прокрутил в голове все, что узнал о фестивале. – И заметь, какая там сумма за первое место.

- Уже заметила, - стекла очков блестели в свете заходящего солнца, а от приподнятого настроения не осталось ни следа. Теперь карий взор выражал крайнюю степень серьезности. Ей казалось это шуткой. Стоящая здесь цифра была невероятно… огромной. Глубоко вдохнув, «мышка» просмотрела весь салон машины. – Я… - карие глаза широко распахнулись, и на секунду в них вспыхнул испуг. Однако, Нацу счел это за игру света, ведь в следующее мгновение Хартфелия с улыбкой твердо произнесла, - … в деле.

Драгнил усмехнулся – на такой быстрый ответ он не рассчитывал, однако, настрой девушки впечатлял, давая призрачную надежду на победу.

Нажав на педаль газа, парень устремился по спуску вниз. Дорога была идеально ровной, отчего казалось, что еще чуть-чуть, и они взлетят, взмывая в бесконечное небо усыпанное золотыми пушистыми облаками. «Мышка» сильнее вжалась в спинку кресла, чувствуя некий микс поглощающего страха и восхищения, ведь уже можно было увидеть, стоящий почти у самой кромки воды коттеджный поселок, чьи дома сверкали в лучах солнца красноватым оттенком. Именно сейчас Хартфелия поняла истинный смысл названия «Красный пляж» - во время заката золотой песок приобрел оттенки алого, а тихие воды океана сияли серебряным и бордовым шелком.

- Как красиво… - широко распахнув глаза, девушка вглядывалась в быстро приближающееся произведение искусства, созданного самой природой.

Элита уже давно отстала, посылая в сторону розоволосого все самые лестные слова, но Драгнил даже не обращал внимания на удаляющиеся позади точки, только сильнее давя на педаль газа.
Хартфелия, не смотря, закрыла буклет и сжала его чуть сильнее, всматриваясь вдаль. Красный спорткар уже давно спустился с горы и, резко рассекая воздух, со свистом ехал к своей цели. Дома закрывали большие листья пальм, которые высоко возвышались над дорогой, отбрасывая тени. Но даже это не могло скрыть тот алый отблеск, просачивающийся сквозь зеленые побеги.

Однако любому путешествию, пусть то будет пешая прогулка или долгий перелет через весь земной шар, приходит конец. И их концом были высокие ворота с необычным узором. Затормозив, Драгнил остановил свою малышку.

- Приехали, - Нацу, запустив руку в густую копну, посмотрел на «мышку». Машин элиты не было ни слышно и ни видно. Похоже, те решили не торопиться.

Хартфелия же, открыв дверцу, молча вышла и громко стукнула каблуком по гладкому асфальту.

- Да-а, - парень, тяжко вздохнул. Самое главное сейчас разместиться, а уже потом можно будет подумать о фестивале. Схватив буклет, благополучно оставленный на сиденье, Нацу приоткрыл дверцу, однако не вышел. В идеально чистом стекле отразилось нечто серебристое, отбрасывающее яркие блики. Драгнил обернулся и чуть нахмурил брови – свет шел с его сумки. Нагнувшись, розоволосый посмотрел внутрь. – Твою мать.

Тихий возглас парня разрезал тишину салона спорткара. Из сумки на него смотрел черный дневник, на котором серебряными буквами было написано «Дневник Принцу».

***


Здравствуй, Принц.
Спать совершенно не хочется, поэтому решила написать тебе.
За окном ночь, на небе звезды, а рядом со мной лежит старая тетрадка. Тетрадка, в которой я с малых лет начала писать свою историю, а точнее сказку. Всегда мечтала пойти по стопам мамы…
Работа отца на меня наводила скуку. Сидеть целыми днями в душном кабинете и подписывать «бездушные» бумажки – что может быть скучней? Да, ничего, и я лелеяла надежду - в будущем прославиться, как мама. Взять себе псевдоним, а после, сидя с родителями у камина, говорить, что маленькие детки с упоением рассказывают очередную историю любви, вышедшею из-под моего пера.
Но мечта осталась мечтой, оставаясь глубоко во мне.
Запертая на множество замков – одинокая и несбыточная.
И я решила идти туда, где меня совсем не ждут. В мир сплоченного механизма, где одна ошибка равна краху всего.
Кстати, сегодня видела элиту. Довольно хамоватые ребята, считающие себя выше остальных. Но, похоже, так считают не только они. Перед ними будто расступались, а головы чуть-чуть, но опускались. Мне на какое-то мгновение показалось, что мы в веке так восемнадцатом, а перед нами настоящий король и его прислужники.
Кстати о короле. Удивилась, когда его увидела. Честно ожидала немного большего от парня, по которому ходят мифические слухи и любовные флюиды. Да смазлив, да богат, возможно, умен… Но лично в моих глазах предстал очередной сынок влиятельного отца, и не более того.
Хотя не мне судить, ведь наверняка теперь красота всех мужчин померкнет в лучах того светлого чувства, окружающего тебя, Мой Принц…

«И пусть мечта останется мечтой,
И Счастье будет длиться три секунды,
Но сердце лишь прошепчет «Будь собой».
А «быть собой» значит – любить кого-то.
Любить того, кто сердце смог пленить,
И призрачный туман пустить в раздумья.
Взаимно и всегда надо любить,
И не пускать ложь в эти отношения».

С любовью та, что скрепляет наши узы…

Драгнил тяжело вздохнул, кладя злополучный дневник на гладкий шелк подушки. Закинув руки за голову, парень улегся, вперив взгляд в потолок.

Им с Хартфелией пришлось ждать примерно пятнадцать минут приезд элиты вместе с командой Громовержцев, которые решили особо не торопиться и насладиться видами. Получив испепеляющий взгляд Скарлет, от которого почему-то проснулся инстинкт самосохранения, Драгнил разъяснил, кто куда селится, и как будут проходить эти три дня, включая сегодня. Идея поделиться на пары родилась в его голове еще тогда, когда пришли документы. Так как Нацу хотел нечто уединенное он и выбрал «Красный пляж», изолированный от цивилизации, но имеющий главный недостаток в малом количестве жилой площади. Если бы на «Съезде Гепарда» выиграла только элита, то этого маленького коттеджного поселка хватило бы им с лихвой, но в связи с «пополнением» пришлось поселить каждого попарно.

Было огромным облегчением получить согласие от всех. Похоже, и элите и Громовержцам действительно понравилось это место.

Розоволосый прикрыл глаза. Пегасы должны были прилететь завтра утром, и просили поселить их подальше от шума океана.

Однако сейчас Драгнила беспокоила совсем другая вещь, а именно дневник в черной обложке. Его не покидало чувство, что что-то от него выскальзывает… Что-то по-настоящему важное.

«Увидела или нет?»

Этот вопрос стоял в числе первых, ведь если увидела, то… А что «то» он не знал. Если вдруг «мышка» найдет дневник, как ему поступить? Промолчать? Или разговорить, пытаясь выведать интересующие его факты? В голове была настоящая каша.

Заходящее за горизонт солнце нежно окрашивало комнату в свои цвета. Лучи беспрепятственно проходили через стеклянные двери, ведущие прямиком на просторный балкон с двумя плетеными стульями и большой шахматной доской.

Нацу прикрыл глаза.

«Все же интересно, кто ее Принц…»

А черный дневник загадочно сверкнул своей серебряной надписью, словно дразня и не давая ответа, а только сильнее распаляя жажду.

Громкий грохот заставил резко открыть глаза. Бросив взгляд на соседнюю стенку, Драгнил нахмурил брови. Это был уже пятый раз! Второй раз Хартфелия что-то роняла и третий раз, как что-то разбивала. И Нацу пятый раз задался вопросом - на кой хер он, спрашивается, заселился вместе с «мышкой»?! Такими темпами из-за любопытства и неуклюжести девушки от дома камня на камне не останется.

Закрыв глаза и заткнув уши подушкой, розоволосый уткнулся в шелковую ткань, пытаясь вернуть потерянную нить раздумий. Спать не хотелось, но чтобы нормально и трезво подумать, нужна была тишина, а повторяющийся последние пять минут грохот не соответствовал данному определению.

- Драгнил, – громкий голос блондинки послышался по ту сторону двери. Приподнявшись, парень посмотрел на разделяющий их кусок дерева. – А что делать с разбитой вазой и двумя треснутыми бокалами?

С секунду Нацу удивленно всматривался в красное дерево, но поняв смысл сказанных слов, зло нахмурился и, кинув в дверь подушкой, громко крикнул.

- Забери их себе в качестве сувенира! – а в голове в то время стояла цифра предполагаемой компенсации, учитывая все три дня, проведенные в этом месте.

И в пятый раз пролетела мысль, что все-таки зря он заключил пари, пригласил «мышку» на Съезд и не оставил ее в университете. Теперь в голове вертелось новое прозвище Хартфелии под названием «Ходячая катастрофа».

***


Переступив порог обители дизайнера, Катрин вдохнула полной грудью. Хэппи любил свежий воздух, и сейчас нежно колыша шелковые шторы, в комнате гулял приятный ветерок, принесший с собой запах океана. Похоже, только из-за этого Блу просил дом ближе к воде – этот аромат свежести был несравним ни с чем.

Прикрыв глаза, девушка наслаждалась едва ощутимыми касаниями ветра. Он словно запутывался в черных локонах, приятно щекоча кожу и заставляя желать этих прикосновений больше и больше. Все-таки она была рада, что бросила все свои дела и согласилась на этот сказочный уикенд.

- Кэт? – звонкий тенор синеволосого хозяина дома вывел девушку из сладостных дум. Медленно приоткрыв глаз, она улыбнулась, тут же открывая второй глаз.

Босс. Ее босс, носивший всегда яркие рубашки и обтягивающие брюки, сейчас выглядел… смешно. На удивление смешно в этом большом темно-голубом халате с рыбками всевозможного размера и раскраса, и заколотой длинной челкой, с которой большими каплями стекала вода. Где-то на периферии девушка усмехнулась – заколка-рыбка выглядела очень комично.

Парень же, не обратив внимания на странную улыбку, вызванную явно не заходящим за окном солнцем, прошел в сторону маленького столика. Там, издавая едва заметный аромат, стояла чашка черного кофе.
«С молоком и тремя ложками сахара» - непроизвольно в голове появился давно заученный рецепт любимого напитка босса. Ни для кого не было секретом, что парень обожал молоко и сладкое, и хоть Драгнил брезгливо морщился, видя это «убожество», Хэппи было наплевать. Он был далек и не сведущ в мире бодрящего напитка в отличие от розоволосого друга.

Сделав один маленький глоток, парень повернулся в сторону модели.

- Тебе что-то нужно? – чуть приподняв бровь, Блу вопросительно посмотрел на брюнетку.

- Да, - девушка улыбнулась. Если хочешь что-то узнать, то следует хорошенько постараться. – Хотела кое-что спросить.

Хэппи слегка прищурился, смотря на медленно приближающуюся Катрин. Черные волосы, собранные в высокий хвост двигались в такт движениям, а взгляд голубых глаз выдавал некую хитринку. Однако, не обратив на это должного внимания, Блу предложил ей сесть коротким жестом.

- Мне просто стало интересно, - девушка удобно устроилась на мягком пуфе. Туфли были благополучно сняты, а длинные ноги с наслаждением умостились на бархатной поверхности. Слегка закусив губу, брюнетка подняла глаза на стоящего возле мольберта Хэппи. Парень внимательно всматривался на открывающиеся виды из окна, протягивая руку в сторону лежащей кисти. Глубоко вдохнув, Блэк, наконец, выдала интересующий ее вопрос… – Элита. Кто это?

…ведь если хочешь что-то узнать, лучше начать издалека.

***


- Что ж такое…

Девушка с длинными белоснежными волосами раздраженно посмотрела на образовавшееся коричневое пятно. Любимая белая юбка, похоже, была безнадежно испорчена и те триста долларов, которые она оставила в дорогом бутике, пропадут даром.

Длинный ноготок, покрытый черным лаком, слегка поскреб по пятну, будто надеясь, что оно исчезнет от одного только прикосновения. Но коричневая клякса осталась на прежнем месте, и настроение девушки упало еще ниже.

Она с громким вздохом облокотилась о мягкую спинку высокого стула, прикрыв глаза. Как ни крути, а юбку придется либо выкидывать, либо везти в химчистку. Мысленно прикинув, во сколько ей все это обойдется, девушка простонала и обреченно запустила руку в густую челку цвета только что выпавшего снега. Средств сейчас катастрофически не хватало!

Пытаясь отвлечься от далеко не радужных мыслей, обладательница длинного белого водопада волос, начала вслушиваться в мелодию любимой песни группы «Edo». Почему-то ей нравилась именно эта песня. Песня, отличающаяся от всего репертуара группы, наверное, тем, что пел ее другой солист. Его голос был мягким и вкрадчивым, заставляющим невольно вслушаться и окунуться в мелодию с головой.

Этот мягкий тембр разносился по всей комнате, словно танцуя. Вот он нежно проводит одним словом по белобрысой макушке, перемещаясь на стоящий рядом гримерный стол, на котором в беспорядке лежала косметика, бижутерия, бумажки и фантики. На уголке зеркала была прикреплена глянцевая фотография, изображающая четырех улыбающихся девушек. Похоже, она была сделана недавно.

На зеркале, в котором отражалась положившая ноги на стеклянный журнальный столик девушка, губной помадой были нарисованы сердечки, а кое-где подписаны имена.

Эта комната, служившая, по всей видимости, гримерной, навевала некий бунтарский дух, смешанный с чем-то невинно чистым. Все в ней противоречило друг другу, даже сама девушка, сидящая на одном из четырех кожаных стульев.

С одной стороны была она, выражающая вызов в длинных в полоску чулках, короткой юбке и длинном галстуке с черепком на черном фоне. С другой - противоположная натура с милой заколкой-бантиком и белоснежной рубашкой с глубоким вырезом.

Даже стоящая в углу гитара совмещала, казалась бы, несовместимый серый и кричаще розовый.
Тихую мелодию нарушил короткий звук , оповещающий о новом сообщении. Лениво приоткрыв глаз, она медленно, как-то даже нехотя, взяла розовый в белый квадратик айфон и посмотрела на отправителя. Как только карие глаза наткнулись на имя, вся сонливость куда-то исчезла, и чуть не выронив телефон, девушка резко села, открывая сообщение с яркими огнями в глазах. Пробежав по строчкам, беловолосая улыбнулась.

«Они приехали».

Всего два слова, но какой эффект.

- Похоже, сегодня не такой уж и плохой день, - с широкой улыбкой девушка легко встала и, взяв лежащую на диване гитару и напевая мелодию только что услышанной песни, вышла. Дверь с легким стуком закрылась, но перед этим всего на секунду мы могли увидеть металлическую табличку, на которой было написано короткое слово – «The Soul».
Фанфик опубликован 21 марта 2014 года в 20:52 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 327 раз и оставили 0 комментариев.