Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Фейри Тейл Приключения/Экшн Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 10

Пари или "Станцуй со мной, моя королева!". Глава 10

Раздел: Фейри Тейл → Категория: Приключения/Экшн
«Иногда трудно понять, что происходит у меня внутри.… Я думаю, что только ты поможешь мне разобраться в себе.… И я жду этого момента. Поторопись».

***


Боль. Жуткая боль, которая бьет тяжелой кувалдой по вискам, попутно тыча миллионами иголок по всему телу. Да-а, такое Драгнил чувствовал только после настоящей, грандиозной гулянки! А если учесть то, что все было в два раза хуже обычного, можно было с точностью сказать «Победа!»

«Открываем один глаз» — внутренняя команда, которая на черепашьей скорости преодолела путь от мозга до пункта назначения. Оказывается, что веки могут весить не меньше тонны! Проверено Драгнилом, который приложив нечеловеческие усилия, чуть приоткрыл правый глаз. Однако эти усилия были напрасны, так как уже через мгновение ресницы тяжело упали обратно. И какой, спрашивается, придурок открыл шторы?! И на кой черт он вообще лег на место, где солнце светило прямо в глаза?! И вообще, где он?

Ответ на этот вопрос лежал через цепь действий, которые в данный момент парень не мог выполнить чисто физически. Казалось, что все тело превратилось в какую-то желе подобную субстанцию, у которой просто не была предусмотрена функция «твердо стоять на какой-либо поверхности». Да что там стоять? Просто открыть глаза, уже было достойно книги рекордов…

«Дубль два…» — собрав всю свою волю, Драгнил резко открыл сразу два глаза, за что поплатился тупой болью в голове и ярким светом, беспощадно бьющим в глаза. Однако Нацу был бы не Нацу, если бы не выстоял это жестокое испытание!

– «Блядь…» — цензура в такой ситуации была просто неприемлема, ведь в голове розоволосого осталось только десять процентов мозговых клеток, способных хоть как-то функционировать, и в эти несчастные проценты не входила та часть мозга, которая отвечала за культуру речи.

Первое, что понял парень – то, на чем он лежит – шелк. Такой гладкий, приятно щекочущий чувствительные подушечки пальцев и дарящий незабываемую прохладу, которую он чувствовал только открытыми участками. Тело на этом материале слегка скользило, что в будущем, подметил парень, может ему очень пригодиться.

Второе, это цвет мягкой ткани. Привыкнув к слепящим лучам, Нацу смог сделать только две вещи: глубоко вздохнуть, что стоило ему одним довольно сильным толчком где-то там, в мозгу, и скосить глаза налево. На данный момент Драгнил был восприимчив только к нескольким цветам. Остальные же весело переливались, аки бензин в воде. И одним из цветов, который мог беспрепятственно преодолевать путь к усталому и выжатому мозгу, был черный. Этот цвет бездны, словно белое пятно, притягивал взгляд, и, когда все вокруг расплывалось, этот цвет стоял стойко, не стремясь запудрить мозги парню, у которого сегодняшний день и так не предвещал ничего хорошего.

«Так, черный…» — всего два слова, произнесенные мысленно, а какая боль.… Нахмурившись и попытавшись не обращать на тупой стук в висках, Драгнил продолжил раздумывать над самой Важной и Ужасной загадкой века: «Где он?» — «Черный шелк… что-то знакомое. Где-то я это уже видел…» — еще раз открыв глаза, при этом отмечая, что это дается ему уже немного легче, Нацу посмотрел на потолок.

Сначала ему показалось, что на почве сильного похмелья у него начались глюки, и недалек тот час, когда его увезут нахрен в «веселенькое» заведение, но после пяти минут тяжелой мозговой работы он пришел к выводу, что не все так плохо. Причиной сомнений в своем психическом здоровье послужило его лицо, а точнее тело… на потолке. Голова Драгнила сначала вообще отказалась воспринимать эту информацию, мотивируемую огромным объемом, которую придется обрабатывать, исключать возможные варианты и, в конечном итоге, предоставить своему хозяину получившийся вывод, но под настойчивыми уговорами розоволосого, который не хотел считать себя совсем свихнувшимся, мозг согласился на этот трудоемкий процесс. Прошло пять минут, чтобы выяснить, что потолок зеркальный… это уже клиника.

«Надо же было так нажраться…»

Однако трудоемкий мозговой процесс, головная боль и сделанный вывод, наконец, помогли парню найти ответ на интересующий его вопрос, ведь черный шелк на кровати, зеркальные потолки и синие шторы говорили только о том, что он…

«Дома!»

И хоть это открытие проясняло многое, для Нацу, у которого в голове еще копошилась куча вопросов, которые никак не хотели вставать в очередь, прибавилось еще головной боли.

Если рассуждать логически, то головная боль могла значить только то, что он хорошенько принял. Причем принял далеко не апельсиновый сок. А если он принял, то значит, для этого была причина! В нашем случае, это либо грандиозная победа, что вероятнее всего, либо проигрыш, благодаря которому он и решил набухаться в стельку. Но проиграть они не могли! На вопрос «Почему?», который ненавязчиво помахал ручкой, Нацу не нашел ответа. Однако внутреннее чувство того, что они выиграли, было довольно сильным, а оно его никогда не обманывало!
Еще раз посмотрев на себя в зеркало, которое любезно позволяло рассмотреть распростертого на черном шелке парня, Нацу убедился в том, что, по крайней мере, на этой кровати он точно ни с кем не трахался. Ну, это его в принципе не очень-то и колышило: сейчас он точно не был в состоянии разбрасываться комплиментами.

Подняв взгляд на свое лицо, он тихо выругался. Конечно, Нацу был безупречен всегда, в не зависимости от каких-либо событий, которые могли включать землетрясение, потоп, цунами, лавину обезумевших фанаток и фанатов и трех экзаменов в день, но, похоже, в эту категорию не попадал пункт «Нажраться, как свинья». И теперь на него смотрело жалкое подобие его самого с опухшими, затуманенными глазами, зеленоватой кожей и страдальческим выражением лица.

«Что б я еще раз…» — теперь он понимал, почему проснулся не в объятьях сногсшибательной красотки: кто с таким захочет-то?

С этим можно разобраться потом, однако, что делать с телом, которое никак не желало двигаться? Все-таки он не железный, и, судя по тому, как ему хотелось в место «Вселенских раздумий», вчера он не счел нужным считать количество выпитого алкоголя. Не зря он, на краю еще хоть как-то способного мыслить сознания, подметил гладкость шелка, и теперь достаточно было всего лишь незначительного толчка, чтобы он преодолел расстояние от середины кровати до…середины кровати. Как сделать этот толчок, если у тебя сил даже нормально дышать нет? Но Драгнил не был бы Драгнилом, если бы не наплевал на все виды боли, посетившие его тело. Собрав всю свою силу воли, Нацу резко оттолкнулся и прокатился, как по льду, до края… но, не рассчитав силу, с грохотом свалился с шелковой поверхности.

— Твою мать! – выругался он, проклиная все на свете, начиная со всех видов спорта, которыми он занимался, и заканчивая тем уродом, который его напоил, даже не беря в расчет то, что этим уродом мог оказаться он сам.
Но в сложившейся ситуации был плюс — он, наконец, на полу, хоть и не в том положении, в котором хотел бы оказаться.

«Поднимаем руку…» — смекнув, что тело подчиняется только внутренним командам, Драгнил с удивлением наблюдал за медленно двигающейся конечностью, которая, достигнув конечного пункта, подлокотника кресла, крепко за него зацепилась. – «А теперь медленно встаем…»

На еще большее удивление парня, команда сработала, и после нескольких минут громких ругательств, нескольких падений и пересчета крутящихся вокруг головы звездочек, Драгнил твердо закрепился на поверхности пола.… Ну, не совсем твердо, но закрепился же!

— Вода! – эти слова вырвались непроизвольно.… А вы что хотели, если в голове розоволосого, словно видение, весело переливалась кристально чистая водица, зазывая к себе своим журчанием… Сушняк Драгнил никому не пожелает! Однако до сей спасительницы стояло огромное препятствие, в виде гостиной с ее своеобразной полосой препятствий: диван, столик, ковер (о который в таком состоянии с легкостью можно было запнуться), телевизор, книжный шкаф… да, Господи, чего у него там только нет! – Драгнилы не сдаются! – прозвучало это довольно жалко, будто он убеждал сам себя.… Ну, а что ему делать? Не стоять же тут до скончания веков!

К огромному удивлению розоволосого, расстояние до двери было преодолено без особых потерь, если не считать разбитую статуэтку.… Передохнув у двери, парень решительно дернул на себя длинную металлическую ручку, попутно наслаждаясь прохладой, исходящей от нее. Была бы его воля, оторвал бы ее нахрен и приложил к вискам!
Все мечты, посетившие Драгнила в этот момент, моментально выветрились, оставляя в голове пустоту с большим знаком вопроса.

— Какого черта?!

Гостиная превратилась в настоящий… свинарник с его друзьями в главной роли. От той комнаты, что запомнилась ему со вчерашнего дня, осталось, пожалуй, только запах перегара. Вот только теперь он полностью заглушал аромат лаванды.

Так, первое, и, наверное, самое ужасное – это мусор. Бутылки, упаковки из-под чипсов и другой мелкий сор заполонили почти всю комнату, расположившись на полу, его любимом диване, телевизоре… даже белоснежные стены теперь могли похвастаться огромным граффити грудастой тетки с надписью «Возьми меня, детка!» Ладно, с этим пока можно было смириться, но вот остальное.… Например, какой олух засунул пульт от стереосистемы в аквариум? А какому «гениальному» футболисту он обязан разбитым теликом? Хм, что же еще.… Ах, да! Кто этот умник, решивший, что книги созданы для использования их в качестве конфетти?!

— Убью нафиг! – если бы друзья сейчас слышали Драгнила, они сразу бы смекнули, что пора сматывать удочки. Желательно тихо и быстро!

Кстати, насчет друзей. Похоже, они вчера совсем забыли об инстинкте самосохранения, раз решили остаться у Нацу, зная, что их ждет утречком.

И что мы имеем? Эрза, разлегшаяся на полу, держала ногу Фернандеса, восседавшего на мягком пуфе. Где-то с боку лежали Джубия и Грей… и, почему-то Нацу казалось, они там занимались далеко не детскими вещами. Леви с книжкой на лице, Гажел, даже во сне продолжающий жевать железную вилку. Эльфман, Мира, Лисанна…

«О, «мышка»! — присвистнул про себя Драгнил, заметив, что та обнимает обладателя рыжей шевелюры. – «Стоп, рыжей? Локи что ли вернулся?»

Подойдя ближе, даже не обратив внимание на то, что от резких движений все вокруг поплыло, он удивленно расширил глаза.

«Что Хибики у меня забыл?!»

Тут-то Драгнил понял, что не только Хибики пробрался к нему «зайцем». Если присмотреться, то во всех закоулках гостиной можно было увидеть незваных гостей с «Синих Пегасов» и «Громовержцев».

«Не понял…»

Первый порыв, заключающийся в пробуждении всех громким криком «Че за херь?!», был благополучно заглушен. Свои нервные клетки дороже.… Поэтому, он тихо проходил, попутно переступая через раскинутые в разные стороны ноги и руки, к единственному человеку, по мнению Драгнила, способного разъяснить ему ситуацию. Как оказалось, Грей просто обнимал синеволосую, что в принципе нисколько не огорчило розоволосого: не хватало ему, чтобы из его дома сделали бордель!

— Грей, — тихо прошептал Нацу, легонько толкая друга в плечо – ноль реакции. – Грей! – более ощутимый толчок. Пробурчав что-то вроде «Отвянь, придурок! Спать мешаешь…», Фулбастер, как ни в чем не бывало, вернулся в царство Морфея. От такой наглости Драгнил забыл о своих благих намерениях и, схватив с журнального столика графин с водой, который каким-то невероятным образом остался целым, вылил содержимое на лицо обнаглевшего друга. Такой будильник подействовал безотказно, и доказательством сего факта служили широко распахнутые ультрамариновые глаза.

— Драгнил, вообще охренел?!

— Нет, нормально? Это я еще и охренел.… А ты тогда что?

— А я что? – удивленно приподнял брови Грей, снимая со своей груди Джубию, которая даже ухом не повела.
— Что здесь произошло? Вообще, че вчера было?

Фулбастер встал, слегка поморщившись от легких постукиваний в голове. Если бы не Драгнил он бы, наверное, еще часика два покемарил… но розоволосый был типичным эгоистом, так что ни о какой жалости к другу и речи не могло и быть.

Вообще, теперь казалось, что после вчерашнего он пить не сможет, по меньшей мере, год…или два! Хотя, если быть реалистом, уже через месяц набухается, а потом будет клясться, что больше ни-ни…

— Так, вчера… — Грей, бесцеремонно скинув руку Фрида с подлокотника дивана, устроился на мягком месте, готовясь рассказать ничего-не-помнящему-Драгнилу-о-том-что-вчера-было. – Понятно, что ты ничего не помнишь.… больше всех выпил! Так, ну, во-первых…

~Flashback~

— Ничья?! – громкий возглас Нацу, наверное, слышал весь клуб «Джекпот». Как такое могло случиться?! Они никогда не делили первое место.… И в этом году у Драгнила не было таких намерений! Сегодня ничья, а завтра…
Мило улыбнувшись, Мавис взмахнула длинными золотистыми волосами и произнесла:

— Да. Впервые в истории «Съезда Гепарда» получилась ничья.… Каждая из команд принесла по три предмета, и никто не смог достать «Облака».

Драгнил посмотрел в сторону Хэппи, который держал в руках баночку с ватой.

— А что я то? – поймав взгляд розоволосого, воскликнул Блу.

Плюнув на все, Нацу опять повернулся в сторону Мавис.

«Так, если рассуждать логически, мы принесли сказки, Леви сборник стихов… а кто третий?»

Словно прочитав мысли парня, девушка достала из под столика длинный самурайский меч, который определенно был сделан прекрасным мастером. Синяя рукоятка, синие ножны с японским орнаментом – он завораживал своим великолепием!

— Эрза… — только и прошептал Нацу, почему-то чувствуя гордость за Скарлет.

Блондинка аккуратно положила меч на столик, чтобы повернуться к гостям съезда и, поднеся микрофон ко рту, громко произнесла:

— Я, Мавис Дреер, объявляю между командами «Гепарда», «Синего пегаса» и «Громовержцев» безоговорочную ничью!

~End of Flashback~

— Ничья?! – забыв о том, что в комнате полно спящих людей, воскликнул парень.

Увидев лицо розоволосого, Грей согнулся в беззвучном смехе…

— У тебя вчера такое же лицо было! Ха-ха… Фух, ну ты даешь!

Ощутимо толкнув Фулбастера, Нацу нахмурил брови. Что же получается? Они и не выиграли и не проиграли! Ничья… какой позор! Насколько Драгнил помнил, он никогда не сводил игру, неважно будь то «любовь» или же соревнования, к ничьей – всегда победа!

«У отца появился повод позлорадствовать!» — невесело усмехнувшись, подумал парень. Игнил Драгнил никогда не проигрывал, а вот единственный сын.…

В комнате повисла тишина, прерываемая лишь чьими-то пьяными бормотаниями, храпом и посапываниями. Грей не хотел прерывать раздумья друга, прекрасно зная, как тот воспринимает подобного рода информацию. Он сам-то вчера был в шоке: чтобы они проиграли, а ничья для них была равносильна проигрышу. Никогда!

— Ну, что ж.… А что дальше-то? – сменил тему Нацу, который решил, что слишком уж тишина затянулась. С этим он сможет разобраться и наедине с собой.

Грей начал вспоминать, с трудом выуживая из туманных воспоминаний подробности.

— А дальше…

~Flashback~

— Это надо отметить! – громко крикнула Лисанна, держа в руках сверкающие в свете цветомузыки билеты и большую бумажку – чек, на крупную сумму денег. – Все-таки не каждые выходные мы ездим в Лос-Анджелес!

— Одобряю! – также крикнул Джерар.

Нацу же вообще не понимал причину такого настроения и не иссекаемого оптимизма. Лично он считал, что сегодня самый худший день в его жизни. А причиной были внезапно всплывшие слова в голове «Сегодня ничья, а завтра…» Что если его полоса удач закончилась? Тогда его спор с Греем может обернуться ему очень дорого.…
За этими раздумьями он и не услышал веселый голос Лис:

— Так, все к Нацу! И «Пегасы», «Громовержцы», давайте с нами! Общая победа же.

И схватив Нацу, еще не понявшего, во что он влип, Лисанна направилась в сторону машины, другой рукой крепко держа пытающуюся выбиться Хартфелию, попутно крича:

— Заодно в магазин заедем! Напьюсь же я сегодня…

~End of Flashback~

— Так это Лис удружила? – удивленно посмотрел Нацу в сторону Лис, развалившуюся в ногах «мышки» и любовно держащую бутылку коньяка.

— Ага.… Потом тут такое началось! – закатил глаза Грей, вспомнив, как они долго пытались уговорить Хартфелию выпить за компанию. – Ты сразу же без разговоров начал пить, да в таких дозах! Даже Лис тебя переплюнуть не смогла! А потом я сам не помню… — Последнее, что было на его еще трезвой памяти это танцующая стриптиз «мышка» и пытающаяся снять ее со стола Лис.

От навалившейся информации у парня совсем разболелась голова, все-таки похмелье еще никто не отменял!

— Стоп, получается, мы едем в Лос-Анджелес? – Нацу поднял вопросительный взгляд в сторону друга.

— Ну, да.… На выходные! Еще каждому выделили кругленькую сумму на «карманные расходы», – усмехнулся Фулбастер, прекрасно зная, что этих денег им с Нацу хватит максимум на два дня, а вот «мышке»…

— Эх, ну хоть один плюс! – весело проговорил Драгнил, уже представляя палящие лучи солнца, горячий песок пляжа и красоток в бикини. Но мечты прервал громкий голос с «верхних этажей» предоставляя прекрасные картинки… — Вода!

***


Мечты мечтами, а до выходных еще целая неделя. Сегодня Драгнил с компанией получили выговор за то, что понедельник они благополучно прогуляли. За это Хартфелия весь день награждала его испепеляющими, метающими молнии и, под конец, закапывающими взглядами. Что, вместе с преследующей его головной болью, было вообще шикарно!

Как вы уже поняли, настроением он сегодня не блистал, но вот фраза «Сегодня ничья, а завтра…» не хотела покидать голову парня, и Драгнил решил себя подстраховать, а именно заняться отшлифовкой манер «мышки». Поэтому, позвонив ей, громким, не терпящим возражений, тоном, произнес:

— Сегодня, в спортзале!

Кнопка «отбой» была нажата до того, как «мышка» начала возмущенно кричать. Вообще, было очень комично смотреть на побудку Хартфелии, а особенно на ее лицо, когда она увидела, в чьих объятьях проснулась. Цвет спелой клубники и тот отдыхал…

Драгнил усмехнулся. Этот тихий смешок разнесся по пустому спортивному залу, отдаваясь эхом. Вообще, спортзал в университете «Хвост феи» — это комплекс помещений разных размеров и предназначений. Есть и огромный зал для бега, зал легкой атлетики, танцевальный зал, зал фехтования… и многое другое. Сейчас Нацу стоял в главном зале, от которого шло несколько дверей.

— Драгнил! – этот голос он узнает из тысячи: пропитанный неприязнью и злобой – «мышка».

— И я тебя рад видеть! – повернувшись в ее сторону, произнес Нацу, попутно нацепляя на лицо улыбку.
Нацу отметил, что «мышка»-то изменилась, решив одеть выбранную им одежду. Темно-синие обтягивающие джинсы, свободная футболка с крупным принтом и черные туфли делали ее совсем другим человеком. В сумме с очками в тонкой оправе и распущенными волосами – это было просто шик!

— Хорошо выглядишь, — решил произнести мысли вслух Нацу, надеясь, что это хоть немного смягчит пыл Хартфелии.

— И без тебя знаю! Говори, зачем я тебе понадобилась? – уперев руки в бока и слегка сгорбив спину, прошипела девушка, одаривая Нацу своим фирменным «ядовитым» взглядом. Эта поза полностью портила изначальное впечатление о внешности Хартфелии, напоминая, сколько еще придется доработать!

— Время не стоит, «мышка»! Нам надо двигаться дальше! – подойдя к девушке, схватил ее за руку и потащил в сторону приоткрытой двери. Заведя ее вперед себя, он торжественно произнес, — и начнем мы с этого!
Хартфелия осмотрелась вокруг, даже забыв о том, что она хотела сказать о розоволосом дегенерате. Повернувшись вокруг своей оси, она вопросительно посмотрела в сторону Драгнила.

— Танцы?

— Танцы! – после секундного молчания произнес Нацу и, склонившись в шуточном поклоне, преподнес ей белую розу.

— Танцы… — «мышка» удивленно приподняла одну бровь, на автомате принимая цветок.

— Да, танцы, — парень отошел от нее на несколько шагов, давая время на обработку этой информации. Он долго думал, с чего начать, и пришел к выводу, что это самое нужное на данный момент. – Именно этому мы посвятим месяц нашего времени!

Хартфелия ошарашено взглянула на розоволосого.

— Месяц?! Так много?

Драгнил прошел мимо девушки, чтобы закрыть дверь.

— Конечно. Ты думала, что это так легко? Танцы – это искусство!

— Но я не умею танцевать.… — повернувшись в сторону парня, прошептала девушка. Признавать такое было ужасно стыдно: она никогда никому не говорила, что чего-то не умеет. Драгнил был первым, и от этого не становилось легче…

— Ну, что ж, научим! – оптимистический настрой. – Ты должна понять, что на балу смотрят не только на внешность, но и на манеры, умение держаться, и танцы в этом списке также присутствуют!

— Тебе не кажется, что этот список больше подходит благородным барышням? Внешность, манеры, умение держаться в обществе… еще и танцы! Что дальше? Умение вышивать? – с каждым словом сарказм проступал все сильнее и сильнее, но Нацу даже бровью не повел.

— Да, барышня, — кивнул Драгнил. – Но не благородная… нет. В этом и состоит главная фишка: умение быть НЕ благородной барышней.

Хартфелия закрыла глаза, понимая, что что-то в этом есть…

— Что ж, танцы, так танцы… — наконец, произнесла блондинка. – Учи!

— Что ты! Сегодня урока не будет. Я позвал тебя только, чтобы предупредить, — улыбнувшись такой покорности, мягко проговорил Драгнил, – что первым танцем будет танго…

***


— Зачем они нас здесь собрали? – спросила Джубия, недовольно стуча каблуком.

После инструктажа «мышки» их позвали в фойе университета для того, чтобы объявить «очень важную новость», и теперь они, столпившись большой кучей, ждали ректора с его новостью. Как и ожидалось, элита стояла впереди всех – на лучших местах, что в принципе не очень-то и радовало Локсар. Она бы лучше потискала своего «ледяного дракончика».

— Кхм, кхм…

— Ну, наконец!

Прямо перед, ними на высоком стуле стоял ректор Макаров, как всегда отличающийся своим низким ростом и оранже… стоп, на этот раз, синей шапочкой с помпоном. Хоть он и выглядел чудно, но все знали, что злить его – себе дороже.

— Мы вас, балбесы, собрали не просто так! – громко произнес Макаров, как всегда называя всех балбесами. — У нас для вас объявление!

— Говори уже! – кто-то крикнул из толпы, стоящей в гробовой тишине. Опять же, кто-то уважал, а кто-то боялся. Однако дед даже не обратил на это внимание.

— В следующее воскресенье будет День посещения! – громко проговорил ректор. Все удивленно переглянулись, ведь это значило, что… — Все родители должны присутствовать!
Фанфик опубликован 19 марта 2014 года в 22:16 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 327 раз и оставили 0 комментариев.