Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Мультифэндом Блич Романтика Лев и кошка. Часть четвертая

Лев и кошка. Часть четвертая

Раздел: Блич → Категория: Романтика
- Странно. Я думала, раз уж это место называется «Вечная Пустошь», здесь пусто, - заметила Рангику, оглядываясь.
Тоширо прикрыл глаза.
- Оно так называется из-за малого количества духовных частиц в воздухе. Постарайся не тратить энергию понапрасну.
Они стояли посреди лесной поляны, залитой золотистым солнечным светом. Сразу после того, как они прошли через портал, открытый для них Урахарой, Тоширо и Рангику оказались в странном месте, где время, казалось, течет в два раза медленнее, чем в мире людей.
Вниманье Рангику привлекли деревья, листья на них были нежных розовых, медовых и персиковых оттенков. Мацумото провела рукой по шершавой коре и наткнулась на смолу.
- Капитан, смотрите, - она отколола кусочек и заинтересованно посмотрела сквозь него на солнце. – Как настоящий янтарь…
Тоширо повернулся к ней. Рангику казалось, что она смотрит на капитана через какую-то дымку. Она опустила ресницы и разглядела летящую с деревьев сверкающую пыль, которая напоминала цветочную пыльцу. Мацумото протянула руку, точно хотела поймать эту пыльцу в свою ладонь. И вдруг ей стало невыразимо грустно. Это было странное место, усыпляющее и печальное.
Из задумчивости Рангику вывело прикосновение руки капитана к ее запястью. Она вздрогнула и перевела взгляд на него.
- Не уходи в себя, - сказал он негромко.
- О чем вы? – отозвалась она. – Что это было?
Тоширо молчал, но его пальцы продолжали держать ее руку, и Рангику была спокойна.
Над их головами порхнула большая птица в ярком оперении. Мацумото проводила ее взглядом и натянуто рассмеялась.
- Ну просто райский уголок!
- Не теряй бдительности, - серьезно сказал Тоширо и отпустил ее.
- Ладно-ладно…
Они пошли вдоль поляны, и Рангику спросила капитана, стоит ли ей включать поисковик на передатчике.
- Вы ведь не чувствуете реяцу Айзена или Хинамори?
- Нет.
- Хотите, я сосредоточусь и…
- Плохая идея. Это место высосет у тебя духовную силу в два счета, и тебе придется очень долго восстанавливаться.
Рангику умолкла, нащупывая передатчик в оби. Тоширо вдруг тихо выругался.
- Зачем я вообще потащил тебя за собой…
Мацумото нахмурилась.
- Что это значит? Я ведь ваш лейтенант! Моя прямая задача…
- Это мое личное дело, - отрезал он.
- Это приказ руководства Готея, а не ваше личное дело, - Рангику повысила голос против собственной воли.
- Кого ты обманываешь, Мацумото? Всерьез полагаешь, что я могу убить Хинамори?
Рангику всплеснула руками.
- Да не будем мы ее убивать! Что с вами, капитан? Это место плохо на вас влияет! Я уверена, суд Сейрейтея ее оправдает…
- О да, ведь Сейрейтей славится своим справедливым и милостивым судейством, - ядовито сказал Тоширо.
Весь его вид выдавал раздражение. Рангику вздохнула.
- Что на вас нашло? – спросила она сдержанно. – Я понимаю, вы волнуетесь, но… Мы ничего не можем поделать. Эта наша задача…
- Скажи, Мацумото, а отпускать Ичимару посреди битвы – тоже твоя задача? – повернулся к ней Хицугая.
Рангику споткнулась от неожиданности и застыла.
«Так он знает…»
Тоширо смотрел на нее в упор, и она отвела глаза.
- Мне очень жаль, - произнесла она без капли сожаления в голосе.
- Между прочим, твой друг детства заслуживает казни в тысячу раз больше, чем она.
Мацумото не промолвила ни слова на это.
- Но где этот ублюдок никому неизвестно, - продолжал Хицугая, не замечая, как темнеют ее глаза. - И никто как-то не рвется его искать! А ее нам позволено казнить на месте! Ты мне что-нибудь ответишь, Мацумото?
- Вы хотите, - проговорила она медленно, - чтобы я попросила прощения за то, что не убила Гина? За то, что Гин вообще существует? За что, что я его любила? За то, что сейчас рядом с вами я, а не Хинамори?
Тоширо осекся и увидел ее сжатые в кулаки руки. Его веки медленно опустились, и он пробормотал:
- Прости меня, Мацумото.
Рангику взглянула на него.
- Прости, - повторил он. – Я сам не понимаю, что несу.
- Вы ее любите, - заметила она холодно. – Это естественно, что вы волнуетесь. Мне не за что вас прощать.
Тоширо не мог объяснить, откуда вдруг появилось ощущение отчуждения между ними. И Рангику, которая могла сгладить любую ситуацию одной своей улыбкой, не торопилась упрощать жизнь Хицугае.
С тяжелым сердцем Тоширо возобновил путь. Мацумото молча шла за ним. Все было бы так просто между ними. Если бы не Ичимару.
Конец романа Гина и Рангику Тоширо наблюдал воочию. Мацумото никогда об этом не говорила, ни единой душе она не доверяла то, что было у нее на сердце. На людях она всегда обращалась к Ичимару подчеркнуто вежливо. Но Хицугая знал: Гин, этот невыносимый энергетический вампир, не перестает ее мучить и не желает отпускать. Беда в том, что Ичимару по-своему любил Рангику, и Хицугая не мог это не признавать. Именно это мешало ей освободиться до конца. Она не могла бросить Гина, потому что его чувства к ней были единственным, что напоминало ей о человеке, который ее спас когда-то.
Тоширо убеждал себя в том, что он доверяет Рангику. Но само присутствие в ее жизни Ичимару выводило его из себя.
И когда она в их напряженном разговоре обронила не запнувшись, что любила Гина, Хицугая почувствовал, как в его сердце разливается яд. Это не было для него сюрпризом, но слышать это от нее…
Они безмолвно шли уже несколько часов, когда Тоширо вдруг замер.
- Что-то случилось, капитан? – вежливо осведомилась Мацумото.
Тоширо удивленно пробормотал.
- Я голоден как черт…
Рангику похлопала ресницами и заметила удивленно:
- Но у нас нет еды.
- Как нет? – Хицугая нахмурился. - Ты разве не взяла?
- Я? С чего вы так решили?
- А-а, - простонал Хицугая. – Мне стоило об этом подумать…
- Вот видите, вы виноваты!- рассмеялась она.
- Заткнись, - беззлобно выругался Хицугая, в глубине души чувствуя невыразимое облегчение от того, что она оттаяла.
- Может… Черт!
Рангику хлопнула себя по щеке.
- Комар…
- Их все больше, - заметил Хицугая. – Может, рядом вода?
- Кстати, я чувствую свежесть с той стороны. Идем?
Интуиция не подвела их: минут через десять они вышли из леса и увидели большой пруд. Вода в нем была зеркально чистой.
- Как насчет рыбалки? – предложила Рангику, подходя к краю пруда.
Когда Мацумото подняла взгляд, она увидела впереди, за пологими холмами, громоздящиеся синие горы, чьи вершины терялись в облаках.
Внезапно весь воздух вышел из легких Рангику, а ее сознание в одну секунду словно перенеслось вперед – к горам. Кровь собралась в ее висках, казалось, что голова сейчас лопнет от давления, и Рангику смогла услышать редкие сильные удары собственного сердца.
Мацумото попыталась шевельнуть губами, чтобы что-нибудь сказать, но не смогла. Наваждение спало с нее в ту самую секунду, когда руки Хицугаи обвили ее талию, и он прижал ее к своей груди. Рангику перевела дыхание и повернула голову, чтобы взглянуть на капитана. Тоширо смотрел вперед, куда только что смотрела она, и в его взгляде мешались гнев и отчаяние.
- Капитан Хицугая… - он вздрогнул и перевел взгляд на нее. – Вы что-то знаете об этом месте и не хотите мне сказать.
Руки Рангику легли на его переплетенные на ее талии пальцы.
- Постарайся поменьше смотреть по сторонам, - сказал он спокойно.
- Мне смотреть на вас? – улыбнулась она.
- Почему бы и нет? Я ведь смотрю на тебя.
- Мне считать это признанием?
- Ты хочешь поговорить об этом, Мацумото?
Его взгляд потеплел, и он выпустил ее из своих объятий.
- Я разведу огонь, - сказала Рангику, направляясь в сторону леса, откуда они пришли.
- Ладно. Я попытаюсь поймать для нас рыбы.
Мацумото замерла и посмотрела на него.
- Капитан, только не используйте меч или кидо.
- За кого ты меня принимаешь? – нахмурился Тоширо. – Я понимаю, что здесь лучше не использовать реяцу.
Рангику собрала кучу сухого хвороста и пыталась раздуть огонь, искоса наблюдая, как Хицугая стругает конец длинной палки перочинным ножиком.
«Боже… Как ребенок…»
- Ну как, капитан Хицугая? – окликнула она его негромко.
- Нормально, - отозвался он, поднимаясь.
- Заходите осторожнее в воду, - посоветовала Мацумото. – Думаю, рыба в здешних местах не привыкла к людям, но все-таки…
- Не учи меня, - пробормотал Тоширо неуверенно.
«Ну-ну, посмотрим», - насмешливо подумала Рангику.
Капитан Хицугая был очень силен. Но в некоторых вещах значительно уступал Мацумото. Он вырос чуть ли не на коленях у бабушки, по словам Хинамори, он даже по деревьям лазить боялся в детстве.
«Хотя драться любил уже тогда…»
- Так, - прошептал Тоширо, аккуратно ступая в воде и пытаясь разглядеть потенциальную жертву.
Его лейтенант лениво подкладывала ветки в огонь, наблюдая за неуверенными движениями командира.
- О! – Тоширо размахнулся и попытался проткнуть рыбу своим самодельным копьем.
Рангику подскочила, когда увидела, что он поскользнулся и плюхнулся в воду. Тоширо поднялся отфыркиваясь, белые волосы облепили макушку, Хицугая просто пылал негодованием, и Рангику звонко расхохоталась, глядя на эту картину.
- Заткнись! – воскликнул Тоширо, кипя от возмущения. – Всю рыбу распугаешь!
- Вы уже и так всю распугали! – парировала она.
- Помолчи, а?
Рангику поднялась, отряхнула руки и подвязала низ хакама.
- Мацумото, - закатил глаза Тоширо, когда она вошла в воду.
- Дайте мне, - Рангику забрала у него копье.
- Подожди, я сам…
- Просто смотрите… Этому я научилась у лучшего копьеносца Сейрейтея.
Тоширо помрачнел.
- Черт тебя возьми, Мацумото, - пробормотал он.
- Что такое?
- Ты можешь не вспоминать об Ичимару?
Рангику прищурилась, поднимая копье.
- Да, могу.
Ее движение было таким стремительным, что Тоширо изумленно отступил. Когда Рангику подняла палку, на ее конце трепыхалась большая рыба.
- Ужас, - поморщился Хицугая.
- Вы просто завидуете. Берите ее и идите на берег.
- Хватит командовать.
- И за огнем последите.
- Прекрати!
Через четверть часа Рангику нанизывала выпотрошенную рыбу на очищенные прутья.
- Вы же мной гордитесь, капитан?
- Ничего подобного.
Рангику фыркнула.
- Вы можете хотя бы раз со мной согласиться?
Они ели жареную на костре рыбу, обжигая пальцы. Рангику отламывала маленькие кусочки и жалела, что нет соли или соевого соуса.
- Пф. Надеюсь, скоро мы будем есть нормальную еду.
- Ладно вам, капитан. Зато здесь тихо и спокойно.
Тоширо облизнул пальцы.
- Тихо и спокойно? Там, где ты?
- Вы меня не любите, - Рангику поднялась, чтобы вымыть руки.
На десерт они съели яблоки, которые Мацумото нашла, когда собирала хворост. Рангику запекала яблоки в огне, и Хицугая смотрел на нее как на сумасшедшую. А Мацумото волей-неволей вспоминала Гина и его уроки жизни.
На лес постепенно опускалась ночь. Рангику села ближе к огню и вытянула вперед руки.
Тоширо лежал на спине, закинув руки за голову. Мацумото из-под ресниц смотрела на него и боролась с желанием приблизиться к нему. Наконец ей надоело бороться.
- Вам не холодно, капитан?
- Нет, - отозвался он негромко.
- А мне – да, - заявила она решительно и опустилась на землю рядом с ним.
- Что ты делаешь, Мацумото? – спросил Хицугая после короткого молчания.
- Пытаюсь согреться.
- Господи, какие жалкие оправдания, - он перевернулся набок и обнял ее. Рангику зажмурилась на секунду. - Ну? Тепло теперь?
- Да, - прошептала она, глядя на пламя.
Он переплел свои пальцы с ее.
- У тебя руки рыбой пахнут, - прошептал он ей на ухо.
- Ну и что…
- А волосы – дымом…
- И что? - в ее голосе прозвучали нотки недовольства.
- Ничего, - она чувствовала, что он улыбается, хотя не видела его лица. – Я же не сказал, что это плохо…
- Вы хотите меня поцеловать? – спросила она без тени кокетства.
- Хочу. Но не буду.
- Я вам не верю.
- Разве я когда-нибудь тебе лгал?
«Удивительное место, - думала Рангику, чувствуя смесь счастья и тоски. – Этот воздух заставляет его говорить необычные вещи… А меня думать о странных вещах…»
- Вы считаете меня слабой, капитан? – спросила она, опуская ресницы.
- Конечно, нет.
- Лучше считайте.
- …
- Потому что тогда вы всегда будете со мной. Будете заботиться обо мне и никогда не бросите.
Тоширо зажмурился.
- Дурочка…
- Я шучу.
«Нет, не шутишь», - подумал он, и ему стало еще больнее. Он никогда не сможет залечить все раны, которые нанес ей Ичимару.
- Мацумото.
- Что? – отозвалась она сонно.
- Я никогда тебя не брошу.
- Что бы я ни натворила?
- Что бы ты ни натворила.
Он всегда знал, насколько ей было тяжело, но предпочитал не думать об этом. Просто сейчас, когда она была в его руках, ему словно открылась та ее сторона, которая была хрупкой и беззащитной. Мысль о том, что она страдала, причиняла ему боль. Чувство того, что она доверяет ему, растворяется в его объятьях без сомнений, наполняло его сердце любовью. Он был готов на все, чтобы ее защитить. Но себя он тоже хотел защитить, поэтому закрывал глаза на свои чувства и не позволял себе думать о ней. Тоширо казалось, что если он примет это, его любовь к ней всегда будет омрачаться тенью Ичимару. Поэтому он будет защищать ее. Будет отчитывать ее. Флиртовать с ней. Но любить… Это слишком сложно.
«Проклятье, - подумал Хицугая, глядя на усыпанное звездами небо. Рангику сладко спала в его объятьях. – Какая чертовски неудобная поза…»
Утверждено Arlen Фанфик опубликован 24 марта 2015 года в 14:39 пользователем Arlen.
За это время его прочитали 800 раз и оставили 0 комментариев.