Время Наруто Клана
19:38, 22 ноября 2017 года
Участвуй в ролевой
Флудеры месяца
Чат
Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 5 из 6«123456»
Форум » Ролевая » Ролевые » Презумпция невиновности
Презумпция невиновности
Его ладони вернули на женскую талию, но он не спрашивая разрешения уложил их гораздо ниже. Ситуация начинала напоминать ему палец на спусковом крючке пистолета в самый момент перед выстрелом. Когда ты плавно тянешь спуск, буквально по миллиметру, ощущая момент когда защелка освободит курок.
- Люди всегда будут сплетничать и обсуждать. Во-первых, это заложено в человеческой природе, во-вторых - почти диктуется правилами общества. Да и потом, они всю свою жизнь живут на отшибе государства, где априори мало интересного происходит. Даже соседство с магами стало почти привычным, хоть и по-прежнему внушающим страх. А тут ты, новое лицо, статный инквизитор, к тому ухаживающий за одной из жительниц... Сам представь, какой это простор для пересудов. - мужчина усмехнулся, не удержавшись и кольнув женщину её же шпилькой.
- Неужели ты настолько зависима от общественного мнения и для тебя важно, что говорят другие? - и этим он нажал на спуск. Ком провокаций наконец нашёл своего адресата, и судя по демоническому огню сверкнувшему в глазах женщины он всё сделал как надо. Встав с него, женщина потащила его за собой, и он в общем то собирался пойти в спальню, но неожиданно его толкнули в сторону с силой, которую от этой женщины нельзя было ожидать никак. Фактически его отшвырнули в сторону, и он приземлился в кресло, стоявшее посреди увешанной нарядами комнаты. Ну да, святая святых - гардеробная. Взгляд инквизитора успел только мимоходом окинуть набор одежды всех сортов - от платьев до нижнего белья, но успел заметить довольно фривольные образцы. Мия явно была не из стеснительных женщин, и умела подчеркнуть свою красоту и раздразнить.
Но сейчас раздразнил он, ибо за него принялись с толком и расстановкой. Разумеется он мог в момент поменять их местами, но... Она же обещала, а это должно было быть интересным. О том чтобы дернуться не шло и речи - его держали великолепно, правда не его руки, оказавшиеся уже не на талии, а на гладкой коже бедер, слегка проникая под приподнявшуюся юбку.
Властный жест заставивший его закинуть голову и почти болезненный укус показали, что он абсолютно прав в своих ожиданиях. И продолжение в виде адски горячего поцелуя только распаляли. Он с удовольствием отвечал на поцелуй, мягко прогибаясь под её силой. Пока что роль жертвы досталась ему. До того момента пока он не заскучает.
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Девушка усмехнулась сквозь поцелуй, ощутив, как мужские руки фривольно проникают ей под юбку, находя свое место на женских бедрах. Пока она не возражала против такого самоуправства. Пока. Она лишь углубила и без того глубокий поцелуй, практически полностью перекрывая доступ к воздуху и себе, и мужчине. Сложно сдерживаться, когда тебе с не меньшим огнем отвечают, подстегивая на совсем уж безумные вещи.
Огненный поцелуй прекратился только когда обоим партнерам перестало хватать воздуха. Все то же хождение по натянутому над бездной канату, и никому не ведомо, когда бездна ласково примет тебя в свои объятия. Более того, ты даже не почувствуешь, как соскользнешь с каната... Хищная улыбка, не предвещавшая ничего хорошего, и зубы снова смыкаются на теплой беззащитной коже. Боль и удовольствие смешались воедино, стирая понимание, где кончается одна и начинается другое, но, разумеется, кровь никто никому не пускал. Мие нравилось только соблазнять, доводя до исступления, но кровавые ролевые игры уже были не по ее части.
Жаркие губы скользят по всей доступной поверхности кожи, начиная от наиболее чувствительных мочек ушей и заканчивая шеей, она достала до всего. А затем зубы сомкнулись на левом отвороте воротника простой темно-синей рубашки, и рыжеволосая резко дернула головой, без труда отрывая все пуговицы разом. Усмехнулась, глядя в темные глаза инквизитора.
- Я потом пришью, - не слишком убедительно пообещала она и, не давая мужчине хоть как-то среагировать, снова накрыла его губы, вовлекая во все новые жаркие поцелуи, стремительно вытесняющие из головы все остальные мысли. Впрочем, может, действительно пришьет - кто ее знает? Если, конечно, найдет все пуговицы, разлетевшиеся кто куда. Она бы не удивилась, если некоторые, заряженные такой энергией от стремительного отрыва, окажутся в карманах верхней одежды, висевшей здесь же. Впрочем, дальнейшая судьба пуговиц сейчас волновала хозяйку дома меньше всего.
Одна ладонь осталась на плече, продолжая вдавливать Солдевана в спинку кресла, в то время как другая скользнула ниже, по груди, а по факту - по идеально скрепленному этериуму, облепляющему тело подобно второй коже. Правда, посредине груди, сместив ладонь на один дюйм, она поддела две тонкие пластины, едва ли не намертво скрепленные магнитом, и не без труда разъединила их, задействовав всю ту же силу, которой ее щедро наделяла Тэйваз. Фактически она превращала тебя в необоримого воина. Однако с учетом того, что ты фактически использовал резервные способности своего организма, будь готов к тому, что руна потребует свою плату. Никакой крови и прочего, разумеется, это все-таки не дьявольская магия, просто повышенный уровень усталости. Но уж усталость девушка переживет.
Второй магнит также был разъединен, и вскрытый этериум явил жадным женским глазам крепкую мужскую грудь, к которой Мия сразу припала губами, возвращая руки на плечи инквизитора и снова впечатывая его, а этериум был беспрепятственно стянут до пояса вместе с рубашкой наподобие водолазного костюма. Правда, скользя губами по груди инквизитора, рыжеволосая улыбнулась, беря его за руки и заводя их за спинку кресла, а самого его заставляя чуть соскользнуть с сидения. Устроившись поудобнее, бестия вернулась к своему сладкому занятию, ощущая мощное ускоренное сердцебиение под кожей. И так увлеклась сама и увлекла партнера, что мужчина начал осознать происходящее уже с туго скрепленными ремнем руками. Пока ее губы выцеловывали каждый миллиметр открывшейся ей теплой кожи, грамотно совмещая с укусами, пальчики подхватили жесткий ремень, по счастью висевший на спинке кресла, и обмотали его вокруг мужских запястий наподобие петли, туго стянутой над костяшками пальцев. Нет, разумеется, инквизитор гораздо раньше начал понимать, что что-то здесь не так. Но остановить разошедшуюся Мию уже не мог. Дело в том, что когда женские руки, освободив плечи мужчины от давления, занялись своим неблаговидным делом, девушка зафиксировала туловище Солдевана своим, максимально прижавшись к нему, пока ее губы временно переместились обратно на шею и губы несчастного. Сладко прикусив нижнюю губу партнера, рыжеволосая победно улыбнулась, все больше заводясь от вида беззащитного, пусть и временно, инквизитора. Этериум ей больше не мешал, гражданская одежда - тем более. Пожалуй, в этом состязании можно было начислить ей смело балл за находчивость и оперативность. Отстаете, господин инквизитор.
Отредактировала Mimosa - Пятница, 30 июня 2017, 02:40
Он знал как разжечь огонь в женщине. Спровоцируй её, подожги её, а потом дай полную власть и разреши делать всё что угодно. Это срабатывало всегда идеально. Женщина мгновенно загорелась не совсем и деликатно подкинутой ей идеей, и делала всё что хотела, да с таким успехом, что поцелуй прервался только тогда когда ей стало не хватать воздуха (инквизитору тоже, но он всегда мог воспользоваться некоторым нелегальным в короне магическим жульничеством, которого в отличии от своей насильницы лишён не был.
Наполненные огнём поцелуи чередуются с сильными, на грани боли поцелуями. Но именно на грани боли. Женщина отлично понимала что ещё не настало время когда поцелуи разбивают в кровь губы, а острые зубки пронзают кожу, даря извращенное наслаждение от боли.
Но похоже его любовнице надоело что ей доступно только его лицо. Пуговицы форменной рубашки разлетелись по комнате со скоростью пуль, одна срикошетив от противоположной стены попала ему в руку, уже внаглую гладившую гладкое женское бедро под юбкой.
- Я потом пришью - с хищной улыбкой оправдалась женщина. Не слишком убедительно, тем более нет смысла - пуговицы не проблема. Хотя именно их судьба инквизитора не волновала, равно как и женщину. Гораздо интереснее ему было то, что женщина будет делать с этериумом, который застегивался сильными магнитными застежками. По сути его можно было и не снимать, умный костюм отлично передавал все ощущения которые его касались, так что инквизитор мог с удовольствием наслаждаться руками Мии сколько угодно. А вот ей похоже подобная несправедливость не нравилась. Резкие щелчки возвестили о том что и его магическая защита в скором времени комком черной резины отлетит в угол. Он не возражал, приподнявшись с и сожалением убирая руки с женских бедер. Ему нравилась шелковистость её кожи. Но иначе избавиться от надоевшего ему за несколько недель (и не раз спасшего ему жизнь) костюма ему бы не удалось. И он уже собирался вернуть руки на место, как женщина прижала его всем телом так, что в глазах потемнело. Он и не заметил, как его руки оказались связаны. Машинально он подергал запястьями. Связано на совесть, но никакого магического блока нет, а значит он сможет освободиться в любой момент (по правде от Ледяной девы он узнал и как избавляться от "Немой хватки", наручников инквизиторов). Но зачем, если намечалась такая великолепная игра? Ему оставалось только одно: откинуться на спинку и получать своё наслаждение, которое доставляли губы и ладони на его груди...
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Девушка, закинув волосы назад, чтобы не мешали и не лезли в лицо (хотя длинные пряди все равно это делали, так что по большому счету этот жест был бессмыслен), приступила к сладкому истязанию. Теперь, когда мужчина оказался топлесс, да еще и со связанными руками, он, по мнению самой Мии, выглядел еще более беззащитно, что неизменно возвращало на ее губы шальную улыбку. Но она решила не спешить дальше с обнаженкой, учитывая, что спешить им было некуда, к тому же, она была любительницей растягивать удовольствие, да и инквизитор, собственно, тоже, в этом сомнений не возникало. Единственное, каким снятым предметом одежды она дополнила уже имевшийся образ Солдевана, так это брючным ремнем, который врезался ей в живот, как только она хотела прижаться теснее. А раз он мешает, его надо снять. Расстегнув ремень, рыжеволосая вытащила довольно широкую полоску кожи из тренчика и потянула за бляшку, наконец расправляясь с этим нехитрым делом и отбрасывая ненужную деталь одежды куда-то на ковер.
Теперь можно было приступить и к самому интересному, что девушка и сделала. Сначала ее губы накрыли рот мужчины в очередном жарком поцелуе, во время которого шаловливые ручки скользили по его обнаженному торсу, "прощупывая почву" и просто даря приятные ощущения теплых ладоней на груди, на подтянутых боках, на крепком торсе, наконец на прессе. И, оторвавшись от губ инквизитора, чему тот был, похоже, не очень рад, Мия с восторгом уставилась на выделяющиеся "кубики", уже более основательно исследуя пресс ладонями. Это всегда было ее слабостью. Сползая чуть ниже, особа опасно наклонилась (и, конечно, некоторые пряди, свисая, тут же принялись щекотать кожу инквизитора) и по очереди поцеловала каждый "кубик", тут же ощущая, как напрягся пресс временно поверженного мужчины. Это вызвало очередную довольную улыбку, и она еще трижды повторила эту процедуру, только теперь сопровождая поцелуи легким скольжением ладоней по груди. По факту она распласталась на Солдеване и едва не упала, доставая губами до нижних "кубиков" пресса, но тут же приподнялась, снова фиксируя мужские бедра своими, максимально прижимая, и вновь обратила внимание на лицо партнера, справедливо полагая, что его прессом она успеет насладиться и в более удобном положении. Например, когда он будет лежать на кровати (не менее беззащитный, чем сейчас), а она - с видом победительницы восседать на нем. Покусывая мочку левого уха, аккуратно и крайне игриво прижимая кожу зубами, Мия вспомнила об одной важной вещи и, на секунду отвлекшись, быстро стянула с себя топ, примерно уравнивая положение и оставаясь сверху в одном черном бюстгальтере. Небольшая окантовка кружевами на чашках в общем-то приятно разбавляла обычность нижнего белья. И, снова прижавшись, но уже всем телом, к инквизитору, бестия продолжила свое увлекательное занятие, покусывая мочку уха и скользя зубами вверх по изгибу ушной раковины, в то время как ее ладони продолжали исследовать торс ее жертвы.
Отредактировала Mimosa - Воскресенье, 02 июля 2017, 15:29
Похоже у женщины были принципы, а именно - страсть и желание растянуть удовольствие до максимума, поэтому до собственно изнасилования дело не дошло. Пока что его избавили только от верхней части одежды, и потянулись за поцелуем. Однако не дошло - прекрасное личико исказила недовольная гримаска, и спустя секунду его ремень так же прошелестел по ткани и был выкинут, обиженно звякнув выпендрежной бляхой. После этого выражение лица снова сменилось на довольную хищную ухмылку, и жаркие губы снова накрыли его, даря свой медовый вкус, и удовольствие. Он с удовольствием слился с ней в поцелуе, встречаясь губами, поигрываясь с её юрким языком, борясь за доминирование, намекая что он не будет прямо бессловесной жертвой. Нет, чтобы просто взять его надо постараться. Например постараться чтобы ему не надоело. Видимо женщина превосходно понимала это. Её руки гладили его тело, ласкали, щекотали, а то и царапали ноготками, вызывая по коже стайки маленьких будто рязрядов, и заставляя только углублять поцелуй от удовольствия. Вместе с этим только росло желание ощутить кожей не только тонкую ткань блузки и жесткий бюстгальтер ног и что-то более живое. Однако он принимал правила игры, и желания свои сдерживал.
Тяжелый вздох последовал за разорванным поцелуем. Им опять не хватало воздуха, но он машинально потянулся за покинувшими его женскими губами, будто прося ещё одного поцелуя. И недовольно сверкнул взглядом, когда не получил его. В ответ женщина усмехнулась, опуская взгляд, и закусив губку когда взгляд коснулся его живота. Похоже у Мии был свой маленький фетиш, ибо её губы минуя грудь сразу оказались на его животе, касаясь пресса, и оставляя на нём влажные следы поцелуев. Это вызывало такую волну удовольствия, что мужчина весь напрягся, еле удержав вздох наслаждения. А Мия продолжала получать свои маленькие радости. И лишь на секунду отвлеклась, скидывая с себя верхнюю часть одежды, и возвращаясь к нему, прижимаясь всем телом. Похоже надо было слегка подстегнуть её к более активным действиям. Но о том как это сделать пока что надо было подумать. Хотя почему бы и нет? Например внезапно крепко сжавшая женскую грудь невидимая рука отлично подойдёт...
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Девушка вздрогнула всем телом, когда ее грудь внезапно сжали, и, отстранившись, даже неверяще посмотрела на свой бюст, убеждаясь, что по факту никто ничего не сжимал. Усмехнулась:
- А вы любите злоупотреблять своей магией, господин инквизитор.
Затем она совершила настоящую подлость: сфокусировав на себе мужской взгляд и заставив ловить каждое движение, она легко и в то же время несколько томно провела ладонью по груди, стирая ощущение невидимой руки. А затем, прильнув этой самой грудью, обтянутой тканью лифа, к мужской и улыбнувшись, мягко прошептала, самозабвенно грызя уже правое ухо:
- Не люблю, знаешь ли, прикосновение к себе магии... А у тебя скованы руки, какая жалость...
Тихий смех показался вопиющей издевкой над нервами инквизитора, правда, в виде компенсации женская грудь чуть потерлась о его плиты мышц, а острые зубки продолжали посылать по телу заряд мурашек, покусывая ухо вдоль всей раковины и особенное внимание уделяя мочке. По местам укуса тут же скользил язычок, умело чередуя боль и удовольствие.
Руки также не оставались без дела. Чутко проанализировав реакцию мужчины, Мия быстро поняла, что на животе у Солдевана довольно чувствительная кожа. И тем лучше, ведь его пресс, как оказалось, был слабостью обоих. Поэтому руки, исследовав грудь, обосновались на прессе и боках, щекоча, царапая, гладя - словом, делая все, чтобы завести, заинтриговать вариантами скорейшего продолжения и завлечь в сладкие путы удовольствия. И рыжеволосой не нужно было лишних слов, вопросов или ремарок, чтобы понять, что она все делает правильно: реакция мужчины с головой выдавала его отношение к ласке. Его полуприкрытые от удовольствия глаза, его чуть более шумное и частое дыхание, некоторая напряженность в теле, хоть он и старался на грани отчаяния сдерживать свои порывы и свои ощущения. Особа довольно улыбнулась, в качестве награды подарив инквизитору долгий, сладкий, иссушающий поцелуй. Руки "жертвы" напряглись, словно он силился порвать проклятый ремень, но пока у Мии были собственные взгляды на продолжение. Оставив на время лицо партнера, она спустилась чуть ниже, полное внимание губ, зубов и языка обратив на шею, ключицы и плечи. Одна ее рука осталась на его прессе, другая же, позволяя четко ощущать себя вдоль всего торса, поднялась до волос, вновь, как и несколько ранее, оттягивая пряди и заставляя откинуть голову на спинку кресла. Пока хозяйка дома была хозяйкой и положения, она вовсю пользовалась этим и делала все, чтобы мужчина ощутил ее власть над собой. Она не сомневалась, что их роли рано или поздно поменяются, причем неоднократно, но пока она задавала ритм и темп, и это чертовски ей нравилось.
- А вы любите злоупотреблять своей магией, господин инквизитор. - лицо мужчины оказалось в ответ совершенно непроницаемым, будто говорившим "Я не понимаю о чем ты вообще". Женщина усмехнулась. Разумеется она всё понимала, в этой комнате был только один человек способный отрастить себе пару невидимых рук. Однако инквизитор продолжал сохранять непроницаемые глаза, и совершенно ни на что не намекал, всем видом показывая что он не при чём. Наказание последовало мгновенно: при попытке отвести взгляд его нежно, но при этом очень настойчиво взяли за подбородок, заставив уставить взгляд на прекрасное женское тело. И тут же вторая невидимая рука сжала вторую женскую грудь. Закусив губку и улыбнувшись, женщина призывно-дразняще изогнулась, и соблазнительно провела руками по груди, будто стряхивая невидимые руки. Ладно, Инквизитор решил поиграться, принять правила игры и невидимые руки перестали беспокоить чувствительные части женского организма. Женщина снова дразняще улыбнулась, и вернулась на своё место, томно прижимаясь к нему, царапая кожу тканью, которая явно уже была лишней. Инквизитор вздрогнул от чувствительного укуса.
- Не люблю, знаешь ли, прикосновение к себе магии... А у тебя скованы руки, какая жалость... - извернувшись, мужчина куснул нежное плечо:
- Ну кое что у меня не сковано. Но тогда кто кого насиловать будет? - фраза прозвучала несколько двусмысленно, но очень пикантно, лишь распалив женщину. Она в голос рассмеялась и её голос колокольчиками разбился о стены комнаты. Такой приятный. И она снова коварно улыбаясь вернулась к своему занятию, начав терзать его шею и продолжив исследовать его грудь тёплыми ладошками, постепенно спускаясь ниже и ниже. Кровь кипела, дрожь удовольствия раз за разом проходила волнами по коже, перерастая в маленькие молнии, когда ноготки впивались в кожу, или зубы прикусывали кожу на шее.
Но больше всего будоражило не это, а ощущение власти. Её власти над ним, привыкшим властвовать. Да, это была не полная власть, но всё равно ощущение беспомощности доставляло странное извращенное удовольствие, особенно когда его властным жестом заставив откинуть голову. И он не сдержал первого стона удовольствия. Пока тихого.
- Ммм, а когда начнётся собственно изнасилование?
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Даже в таком положении мужчина умудрялся проявлять признаки инициативы. Скованный по рукам, придавленный к креслу нетяжелым в общем-то женским телом, он умудрялся пленить обещанием сладкой расплаты. А ведь это было вложено в один невинный, но крайне чувствительный укус в плечо.
- Ну кое что у меня не сковано. Но тогда кто кого насиловать будет?
И снова на лице возникла знакомая хищная усмешка. Усмешка зверя, неукротимой пантеры, отличающейся от настоящей дикой кошки только цветом "шерсти".
- Пока ты скован, дорогой, насиловать буду я, без вариантов. А если у тебя свое мнение на сей счет, смотри пункт один.
Последние слова были произнесены непосредственно в ухо томным шепотом, в то время как гибкое женское тело - ну, собственно изгибалось, тесно прижатое к мужскому торсу, а женские бедра слегка скользили по коленям, добавляя остроты ощущениям. Возможно, это было сладкой расплатой, а возможно, обещанием чего-то большего. Хотя нет, каждое движение Мии свидетельствовало и о том, и о другом. Воспламеняя мужчину, она воспламенялась сама, а игры, призванные завести его, заводили и ее. Плюс ощущение власти над ним пьянило настолько, что возникала опасность заиграться, и тогда неизвестно, к каким последствиям это приведет. Для обеих сторон.
Первый тихий стон удовольствия, сорвавшийся с губ инквизитора, стал музыкой для ее ушей и отозвался глубоко в сердце. Довольная улыбка стала просто-таки до неприличия довольной, и бестия скользнула еще ниже, выцеловывая каждый миллиметр кожи на груди. Ее чувственные поцелуи не могли оставить равнодушным даже стойкого инквизитора. Затаенно усмехнувшись, девушка скользнула губами сначала левее, затем правее, обхватывая ими чувствительные соски, в то время как горячие ладони оказались на спине, выводя легкими, но ощутимыми поглаживаниями неведомые узоры. Когда зубы сомкнулись на левом соске, мужчина снова ожидаемо напрягся, и Мия победно ухмыльнулась.
- Ммм, а когда начнётся собственно изнасилование? - в итоге не выдержал Солдеван.
- Скоро, дорогой, всему свое время... - поерзав бедрами по коленям и снизу вверх смотря на мужчину, рыжеволосая подмечала любую перемену в настроении, любое искажение выражения лица. И, естественно, не могла не заметить пелены наслаждения, застилающей глаза. Это было для нее слаще всех мирских сладостей и горячее самого адского пекла.
"Гусиная кожа" покрыла предплечья, и девушка чуть сильнее, но в то же время аккуратно сжала зубами чувствительную "бусинку", плавно перемещаясь ко второй. Прикрыв глаза, Мия самозабвенно покусывала, пощипывала, целовала и прижимала языком соски, пока ноготки скользили по напряженной спине мужчины, явно добавляя ощущений. Интересно, как долго он сможет сдерживаться? И как долго сможет сдерживаться сама бестия?
- Пока ты скован, дорогой, насиловать буду я, без вариантов. А если у тебя свое мнение на сей счет, смотри пункт один. - мужчина в ответ улыбнулся, ещё раз аккуратно куснув тонкую ключицу, и поцеловав место укуса.
- Просто со временем тебе могут понадобиться чуть более сильные оковы, и вопрос есть ли они у тебя. Впрочем возможно получится обойтись без них, если мне будет интересно. - он мурлыкал словно большой кот, будто убаюкивая, или наоборот намекая на то что мягкие лапы могут выпустить неприлично острые когти, когда ему будет это нужно.
Наказание опять последовало быстро и беспощадно сладко. Снова женское тело прижимается к нему, обжигая своим теплом, и царапая кожу чертовой тряпкой, которая инквизитора уже явно бесит. Возникало всё более сильное желание снова злоупотребить своей магической лицензией и просто призвать белое пламя чтобы спалить всю одежду на женщине, и глядеть за тем как её роскошное тело проступает из языков пламени, совершенно безвредного для живого, но мгновенно уничтожающего неодушевленные предметы. Но он сдерживал это желание, ибо не знал как пламя отреагирует на девушку поддерживаемую рунической магией.
Тем временем изнасилование продолжилось по полному - женские губы планомерно спускались вниз, на его грудь, снова силой вырвав у него стон наслаждения. Прикрыв глаза от удовольствия, на котором он лежал словно на тёплых волнах, мужчина наблюдал за женщиной. За её юрким язычком и тёплыми губами, целовавшими его тело, , сверху великолепно было видно ровную спину и движение едва прикрытых задравшейся юбкой бедер, скользивших по его коленям, возбуждая свою хозяйку этим упоительным трением. Руки казалось были везде, губы целовали каждый миллиметр кожи, язычок оставлял влажные следы, и издевался над ним, словно ожидая когда он наконец сорвется, не сдержавшись. Зря она на это надеялась.
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
- Так! - взвилась девушка, отрываясь от своего сладкого занятия, а именно покрывания мужской груди легкими чувственными поцелуями, когда почувствовала ключицей сначала укус, а потом поцелуй в это же место. Выпрямилась и игриво погрозила пальчиком ухмыляющемуся инквизитору. - Твоя очередь наступит потом. А пока сиди и получай свою порцию удовольствия. Понятно? - Она старалась выглядеть строгой, но, видимо, получалось довольно плохо, учитывая, что мужчина нисколько не проникся ее строгим тоном, но для виду покивал головой, мол, понял, не дурак. И по тем же самым причинам Мия откровенно сомневалась, что его выходки типа внезапно отрощенных невидимых рук на этом прекратятся... Но чем черт не шутит, верно?
- Просто со временем тебе могут понадобиться чуть более сильные оковы, и вопрос есть ли они у тебя. Впрочем возможно получится обойтись без них, если мне будет интересно.
- Есть, - просто и лаконично ответила рыжеволосая, в очередной (в какой, интересно?) раз впиваясь устами в губы Солдевана, лишь бы он помолчал и сполна ощутил всю власть над ним.
Девушка мгновенно смяла сопротивление инквизитора, который по-прежнему боролся за первенство в их сладком противостоянии, налетев на него, словно фурия, и теперь безгранично властвовала шустрым язычком в его ротовой полости. (Хотя ее не отпускало нехорошее предчувствие, что ей это просто позволили...)
Наконец, спустя несколько вечностей, когда ей снова перестало хватать воздуха, Мия оторвалась от своей жертвы, облизнув губы и откровенно улыбаясь. Пока мужчина пребывал под впечатлением от поцелуя, шаловливые ручонки, поднырнув вниз, на секунду сжались на мужских ягодицах, с удовольствием ощущая напряжение жертвы, и ноготки даже сквозь плотную ткань брюк впились в кожу. Во время все того же поцелуя хитрая лиса успела расстегнуть пуговицу и ширинку, и теперь дело осталось за малым. Приподнявшись сама и заставив чуть приподняться партнера, она рывком стянула брюки вместе с нижней частью этериума, оставив несчастного практически в неглиже, не считая, конечно, куска ткани (вообще-то это были полноценные трусы, но для Мии она выглядели сейчас лишь куском ткани, который необходимо сорвать) на самом сокровенном. Хозяйка положения нехорошо улыбнулась, спускаясь к самой резинке и целуя все более чувствительную кожу на животе, чувствуя, как мышцы под ее губами ходят ходуном, с головой выдавая истинные ощущения инквизитора. В это же время, когда зубы чуть оттянули резинку, отпуская, и раздался легкий шлепок о кожу, заставив партнера вздрогнуть, одна из узких ладоней легла в общем-то на самую чувствительную зону, пока другая выводила легкими поглаживаниями широкие круги в низу пресса.
Отредактировала Mimosa - Вторник, 04 июля 2017, 16:35
- Твоя очередь наступит потом. А пока сиди и получай свою порцию удовольствия. Понятно? - мужчина кивнул, дескать, понятно понятно, но не преминул уколоть женщину ещё раз.
- Вообще понятно, но так скучно. Кстати, у тебя тут одна вещь намекает что ей надоело на тебе находиться. - если бы женщина повернула голову, она бы заметила, что одну из лямок её бюстика облизывает крохотный язычок белого пламени. Вряд ли женщина знала что её сейчас совершенно бесстыдно рассматривают "третьим глазом" то есть при помощи заклинания поиска магических потоков, но никакой отрицательной реакции на Белое пламя Дор Ансар у женщины Инквизитор не почувствовал. Оно к лучшему, у него появился ещё один способ раздразнить женщину. Впрочем смутить Мию было сложно, и она просто смахнула огонёк с лямки, уже имевшей признаки слегка подпаленной, но при этом оставшейся абсолютно холодной.
- У тебя ещё есть желание меня насиловать или ты будешь стоять столбом?
- Есть - провокация сработала. Женщина накинулась на него словно голодная фурия желающая высосать из него душу (впрочем, высасывать было нечего, спасибо одному магическому артефакту, попавшему когда то по молодости Солдевану в руки). Юркий язычок нагло вытолкнул его, и властвовал на его территории в то время как к сладости женских губ прибавился привкус крови - сама того не заметив, Мия слегка прокусила ему нижнюю губу, а он даже не почувствовал это, поглощённый ощущениями как от поцелуя, так и от её ладоней скользящих по телу. Равно как он не заметил, что его избавили от брюк, и женские губы уже уверенно скользят по его коже, заставляя напрягаться каждый мускул, рассылая по коже огненные разряды и волны тепла. Однако опять не дав самого главного. Мужчина не сдержал разочарованного вздоха, когда женщина снова его обломала.
- Эй, сказала "А", говори уж "Б", нельзя так останавливаться на самом интересном месте. - тяжело дыша усмехнулся инквизитор, глядя прямо в её глаза...
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
- Вообще понятно, но так скучно. Кстати, у тебя тут одна вещь намекает что ей надоело на тебе находиться.
Девушка на секунду нахмурилась, не совсем понимая, о чем речь, но, почувствовав легкую щекотку плечом, повернула голову, наблюдая за тем, как язычок белого пламени незатейливо пожирает одну лямку лифа. Но это было не единственное ощущение. На секунду Мие показалось, что она видит себя словно бы сверху, и тут же наваждение схлынуло, оставив легкую тошноту. Похоже, инквизитор некоторым образом сканировал ее, выясняя интересующую его деталь. И, судя по всему, осмотр его удовлетворил, поскольку больше никакого вмешательства рунный маг не ощутила.
Чуть тряхнув головой, рыжеволосая смахнула язычок пламени с подпаленной лямки, хитро улыбнулась и приспустила обе лямки вниз, чтобы мужчина мог безгранично пожирать взглядом ее ключицы и то, что ниже.
- Осмотрел? - вплотную прильнув к Солдевану, насмешливо поинтересовалась юная мисс Нерейд, снова куснув свою жертву за мочку уха. Вплотную - значит вплотную. Между их телами не осталось и миллиметра расстояния, что само по себе было волнительно и жарко.
- У тебя ещё есть желание меня насиловать или ты будешь стоять столбом?
Девушка не ответила, лишь вопросительно изогнула бровь, в то время как ее руки не находились без дела и возобновили откровенное соблазнение инквизитора, стягивая последнюю деталь одежды на нем все ниже и наконец полностью избавляясь, оставляя партнера в совершенном неглиже.
- Эй, сказала "А", говори уж "Б", нельзя так останавливаться на самом интересном месте.
И мужчина старался сохранить невозмутимость, но его тяжелое дыхание с головой выдавало его, равно как и ходящая ходуном грудь.
Бестия снова улыбнулась, полностью поборов легкое чувство тошноты после "осмотра" (за это она отдельно накажет Солдевана), и, чуть напрягшись, сорвала с себя юбку, которая бесполезным тряпьем легла на ворсистый ковер. Было ли ей жалко? Нисколько, как и одежду инквизитора. Надо будет - при помощи магии подлатает. Да и одежда - последнее, о сохранности чего она заботилась в данную минуту. Не сказать, чтобы девушка сравняла шансы, ведь на ней оставалось еще белье, но, наплевав на это и обняв мужчину за шею, она прижалась бедрами к его, чувствуя низом живота его напряжение и начиная издевательски двигать бедрами. Осталась лишь чертова полоска ткани, отделявшая их от полноценного слияния. Но, кажется, пленив партнера, Мия решила окончательно извести его, выбив всю невозмутимость. И для нее настоящей гордостью были подернутые страстью и желанием глаза мужчины, который, похоже, был готов уже зарычать от того, что так близко к нему, но в то же время до чего не дотянуться, - от обладания женщиной, что с видом победительницы восседала на нем, скользя бедрами вдоль его плоти и сама сбивчиво дыша. Жадно поцеловав Солдевана, рыжеволосая чуть сдвинула в сторону ткань намокших трусиков, позволяя ощутить себя полностью. Но в то же время удерживая себя на самой границе, услышав новый стон инквизитора, полный откровенного разочарования. Мия тихо рассмеялась. Эти игры могли продолжаться вечно.
Похоже что женщина таки испытывала некие дискомфортные ощущения, однако инквизитор отлично видел, что они были вызваны не огнём, а поисковым заклинанием, которое он немедленно выключил. Что странно. Обычно поисковое заклинание никак себя не показывало, потому что было пассивным и работало на него, а не на Мию. Ещё одна особенность, которую следовало изучить в этой женщине.
Но потом, потому что сейчас изучить в этой женщине нужно было совсем другие вещи. Например каждый миллиметр её гладкой кожи, открывшейся когда лямки с её плеч скользнули вниз.
Да уж, у Инквизитора была своя маленькая слабость в женщинах, Мия это великолепно понимала, поэтому жестоко дразнила его.
- Осмотрел?
- Нет. - выдохнул мужчина, чувствуя сомкнувшиеся на его коже зубки и тонкие пальчики скользящие по коже всё ниже. Да уж, насиловала его женщина с толком и расстановкой. Чувствовался опыт и знание дела, особенно в том как уверенно его избавляли от одежды. Треск ткани, и женская юбка обрывком ткани падает на пол. По крайней мере он успел заметить как она мелькнула за спиной Мии прежде чем его вжали в кресло всем телом так, что он не сдержал стона. Он великолепно чувствовал каждый её изгиб, тепло ладоней на его плечах, жар губ, закрывших ему рот, мягкость упругой груди, которую не могла скрыть проклятая тряпка, которая в этот же миг вспыхнула белым пламенем и в миг сгорела под действием вышедшего из под контроля инквизитора огня. Мию это похоже только сильнее заводило. Она прижалась к нему ещё сильнее, восхитительно скользя по его плоти своими бедрами, прижимаясь грудью, обжигая своим возбужденным дыханием. Она заводилась, и не пыталась этого скрывать. Она заводилась от ощущений и ещё сильнее - от чувства власти и желания наконец снять с него маску невозмутимости которую он держал на себе, или по крайней мере пытался. Поглощенный удовольствием и очередным жадным поцелуем, он даже не заметил как ощущение трения о ткань сменилось на ощущение горячей гладкой кожи. Она дразнилась, и удерживала себя от одного единственного движения. Сейчас всё было в её власти, но похоже она хотела своей властью злоупотребить, вырвав у мужчины стон разочарования, и отвечая на это издевательским смехом, разбивавшимся о стены комнаты. Она властвовала, и ей это нравилось. Как и самому инквизитору.
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Наблюдая за тем, как глаза инквизитора послушно заскользили жадным взглядом по предложенной гладкой коже, Мия не смогла сдержать довольной усмешки, внаглую продолжая измываться над ним так, как ей заблагорассудится. Над мужчиной, конечно, не над его взглядом. Когда же девушка прижалась к своей жертве особенно плотно, он не сдержал стона, и в следующий миг лиф на женском теле вспыхнул все тем же белым пламенем, сгорая дотла и не причиняя никакого вреда коже. Наоборот, чувствительные кожные рецепторы уловили не исходящий от пламени жар, но холод, как в мощной морозильной камере. Искусительница вздрогнула, кожа покрылась мурашками, и она с новой силой прильнула к инквизитору, вдавливая его в несчастное кресло на грани проблем с дыханием. И при этом ее пальцы не переставали издеваться над самой чувствительной точкой, доводя буквально до помешательства. Оставалось сделать лишь какое-то несчастное движение бедрами, давая и ему, и ей то, чего оба хотели, не скрывая своих желаний. Но молодая женщина коварно не спешила с этим единственным движением, здраво полагая: успеется. Она придумала новую забаву: двигая ладонью вдоль ствола и постепенно перемещая ее на нижнюю часть, рыжеволосая чуть сползла по Солдевану вниз, соприкасаясь ягодицами с напряженной плотью и скользя ими вверх-вниз. Но главное даже было не это. Взгляд. Глаза в глаза, не моргая, не отрываясь ни на секунду. И совершенно шальная улыбка, игравшая на губах. Теперь ее грудь, плотно прижатая к мужскому телу, терлась уже больше о живот, нежели о грудь. Чуть подумав, хозяйка положения сорвала с себя и последнюю деталь одежды, не оставляя между телами никаких преград. Действительно, в таких вопросах одежда - абсолютно лишняя деталь.
- Ну так осматривай, пока есть возможность, - тихим голосом, но все с той же шальной улыбкой на губах, проворковала Мия, не сдержавшись и тихо застонав, чуть прогнувшись в спине. Разумеется, и она была на грани и даже не пыталась скрыть это, в отличие от упрямого инквизитора, который все старался сохранить невозмутимое выражение на лице, словно он не собирается заняться любовью с желанной женщиной, а подписывает какие-то бумаги в своем проклятом офисе. И это вконец разозлило особу.
Зарычав, она в третий раз запрокинула голову мужчины назад властным движением, сцепив пальцы на его прядях, приподнимаясь и наконец делая то самое единственное движение. Слияние тел. Закусив нижнюю губу до боли, чтобы не застонать, но не сдержавшись от того, чтобы жарко выдохнуть инквизитору в шею, она тем не менее нашла в себе силы не только на это. Прижавшись грудь к груди, бедра к бедрам, она больно куснула острыми зубками за мочку уха, тихо, но отчетливо и властно приказав:
- Чувствуй!
Легкое движение бедер, прогиб в спине, дрожь по телу, лишь бы сдержаться и не застонать самой, и новый приказ:
- Сбрось свою маску холода, черт бы тебя побрал, и покажи мне всю гамму истинных чувств!
Сложно сопротивляться таким приказам, особенно когда гибкое женское тело скользит по твоему, наполняя поры огнем и заставляя кожу гореть в местах соприкосновения. Словом, гореть везде, поскольку сейчас тела были максимально сплетены узлом желания и страсти. И наконец Мия и увидела, и услышала то, что хотела и к чему призывала, и снова рассмеялась, но уже довольно, а на губах снова заскользила широкая улыбка, свидетельствующая о легкой эйфории, накатившей на хозяйку. Вот теперь можно было отдаться желанию полностью.
Отредактировала Mimosa - Среда, 26 июля 2017, 13:08
Он по глазам видел что она наслаждалась. Наслаждалась по полной. Каждой каплей. Она упивалась своей временной властью, она наслаждалась тем, что сейчас ведёт игру, восседая на нём, властвуя над тем, кто почти полностью погрузил её город в пучину страха, кого боялись и уважали. И она наслаждалась. Восседая на нём, глядя на него сверху вниз, заставляя его доставлять ей удовольствие. Она смотрела ему в глаза, скользя по его коже своей упругой грудью, сжимая его плоть в своих ладонях и прижимая её к своему лону, сдерживаясь от последнего шага просто чтобы подразнить его ещё. Она словно пила наслаждение как сладчайший нектар. И смотрела на него, глаза в глаза. Она искала в нем каждую эмоцию, впитывала в себя, и вот тут сам инквизитор уже начинал дразнить её. Приняв правила игры и будучи связанным он не мог доставить женщине удовольствие физически, не мог, хотя и хотел уже сомкнуть свои ладони на её груди, талии, бедрах, увлечь её в поцелуй, но нет, все манипуляции со своим телом женщина запретила, согласившись доставлять себе удовольствие сама. Но инквизитор не упускал случая подразнить её ещё сильнее и распалить в край. Вместо ожидаемых эмоций - похоти, восхищения, удовольствия, Мия видела в его глазах только лёд. Лишь ледяные кристаллики, плававшие в душе. Разумеется он даже не пытался скрывать и своё возбуждение, хотя и мог остаться абсолютно холодным и без малейшей реакции, но это было бы полным кощунством по отношению к его любовнице, поэтому он отлично изображал плохо скрываемое возбуждение, чем раздразнивал свою наездницу ещё сильнее. Она злилась, а злость и женщины это страшный коктейль.
Рык возвестил о том что злость достигла максимума. Тонкие пальчики вцепились в него, закидывая голову, дыхание обожгло кожу. Легкое движение, и удовольствие вырывает из него резкий вздох наслаждения. Женщина сдерживала рвавшийся из груди стон всеми силами, но не смогла сделать это полностью.
- Чувствуй! - мужчина выдохнул от ещё одного движения. Женское лоно гостеприимно охватывало его полностью, рассылая настоящую ударную волну удовольствия. Она снова дразнилась, но и загоняла в ловушку себя. Как долго она сможет дразниться вновь видя в его прикрытых от наслаждения глазах лишь лёд?
Как выяснилось недолго.
- Сбрось свою маску холода, черт бы тебя побрал, и покажи мне всю гамму истинных чувств! - но мужчина был безжалостен, продолжая диктовать условия даже в ситуации когда он вроде бы был догоняющим. Разумеется девушка не станет лишать себя удовольствия будучи в таком виде. Хотя зная характер Мии в той степени в какой он её знал он мог предположить что она спокойно возьмёт своё, ничуть не смутившись.
- О, дорогая, но тогда какое же это будет изнасилование? - он слегка прикусил кожу на её плече. - Признай, насильница из тебя так себе вышла.
Он явно нарывался...
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Она знала, что он над ней попросту издевался. В действительности он чувствовал куда больше, чем показывал, но все эти эмоции надежно скрывались за пеленой напускного льда, который не то чтобы блокировал все ощущаемое, но не выпускал наружу, заставляя думать, что на самом деле никакой реакции нет. Но и мужчина ошибался на счет своей партнерши. Она тоже не лыком шита. И либо взаимность и равноправие, либо - ничего. На губах заиграла коварная усмешка, которая стала еще шире после слов инквизитора. Ох, какую же ошибку он совершал!
- О, дорогая, но тогда какое же это будет изнасилование? - Легкий укус в плечо, и Солдеван продолжил как ни в чем не бывало: - Признай, насильница из тебя так себе вышла.
Он даже в голос напустил слишком много ненужного льда.
- Признаю, - легко согласилась Мия, поведя плечом словно в сожалении, чем немало огорошила свою жертву. Он-то был уверен, что спровоцировал хозяйку положения, что она, зарычав, тут же примется доказывать, что насильница из нее ого-го! В первый миг рыжеволосая так и планировала поступить, пока не поняла, что именно этой реакции от нее и ожидают. - Ну что, заканчиваем этот балаган, и я пойду?
И, не желая быть голословной, она уже начала приподниматься, чтобы разъединить тела, и мужчина, как мог, потянулся за ней. Коварная усмешка стала поистине дьявольской, и тонкие пальчики с силой, которую от них нельзя было ожидать, сомкнулись на мужской шее, а ноготки как бы предупреждающе впились в кожу. Это не было больно и доступа к воздуху не запрещало, но это было достаточно чувствительно, чтобы предупредить.
- Признай, дорогой, и ты, что неспособен остановить это безумие. И либо тебе придется признать, что сейчас я хозяйка положения, а тебе остается только принимать доставляемое удовольствие, но никак не быть овощем, либо в этом грешном мире на одного изнасилованного мужчину будет меньше.
Все это было сказано легко и сопровождалось мягким покусыванием мочек ушей, сначала одной, затем другой, и уж конечно это не было угрозой. Девушка просто ставила перед фактом, что так оно и случится, если она не увидит искренности. Свой лед мужчина может сколько угодно напускать перед своими подчиненными, на работе, по отношению к врагам, но никак не при желанной женщине, которая доставляет ему ни с чем не сравнимое наслаждение.
О, она была далеко не глупой, и понимала чего он добивается. Чтобы она сорвалась. Он провоцировал её гордыню и нереализованное желание чтобы вызвать настоящий взрыв эмоций. Намеренно строил стену льда чтобы заставить её расплавить эту стену своим неимоверным огнём.
Она понимала это, и поэтому... Не стала делать так как он планировал. Спокойно восседая на нём, обнимая его своими сильными ногами, гладя его и лукаво улыбаясь она временно пожертвовала своим удовольствием лишь ради того чтобы поставить его на место. Нельзя сказать что инквизитору это не понравилось. Женщина не давала собой манипулировать даже в такой ситуации, когда и думать то получается с трудом.
- Признаю. Ну что, заканчиваем этот балаган, и я пойду? - она попыталась приподняться, дразнясь и заставив этим легким движением бедер мужчину резко выдохнуть ей в шею. Удовольствие было действительно изысканным. Сколько женщин у него было, но никогда это удовольствие ему не надоест. Однако попытку разорвать он пресёк моментально - при попытке встать женщина немедленно ощутила невидимые руки на своих бедрах, молчаливо намекающие что она никуда не уйдёт. Заодно мужчина не удержался пройтись невесомой лаской по женским ногам, за что получил тонкие пальчики впившиеся в его шею. Намёк был понят, и невидимые руки мгновенно исчезли. Впрочем и сама Мия приостановила свои попытки разорвать контакт. Они снова друг друга поняли и нашли взаимовыгодное положение, и короткий поцелуй подаренный ему женщиной стал своеобразным знаком примирения. Впрочем он снова прильнула к нему, шепча на самое ухо и легко покусывая кожу, от чего искорки начинали терроризировать мозг, заставляя его разрываться между сладким удовольствием внизу и чуть болезненным но более острым ощущением выше.
- Признай, дорогой, и ты, что неспособен остановить это безумие. И либо тебе придется признать, что сейчас я хозяйка положения, а тебе остается только принимать доставляемое удовольствие, но никак не быть овощем, либо в этом грешном мире на одного изнасилованного мужчину будет меньше.
- Ммм, либо на одну изнасилованную женщину больше, не просчитывала такой вариант? - он рассмеялся, и был немедленно наказан - сильное движение женских бедер буквально силой вырвало из него рык удовольствия. - Но согласись тебя это заводит, тебе нравится. И ты эгоистка не даешь мне полностью насладиться тобой. Несправедливо тебе не кажется?
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Сколько раз уже мужчина злоупотребил своим пропускным билетом к магии? Уже и не счесть. Впрочем, девушке было плевать, как именно он ее остановил. Достаточно было легкой отчужденности, чтобы инквизитор понял, что в этот раз ему попалась партнерша, которая и возьмет, и отдаст, но все это в равной степени с партнером, ни больше, ни меньше.
Ну, когда пальчики впились в шею, Солдеван мгновенно убрал "руки", и Мия, легко улыбнувшись, подарила мужчине короткий поцелуй, возвещающий о том, что они друг друга поняли и приняли к сведению. Чтобы достичь консенсуса, достаточно учитывать предпочтения партнера и корректировать свое поведение, ориентируясь на полученную информацию, таким образом довольно быстро будет найдено наиболее оптимальное и выгодное положение для обоих. Все просто, правда?
- Ммм, либо на одну изнасилованную женщину больше, не просчитывала такой вариант?
Инквизитор рассмеялся, явно поддразнивая рыжеволосую, и последняя мягко улыбнулась, не удержавшись от того, чтобы взъерошить волосы мужчины, словно она разговаривала с мальчишкой, и резко двинула бедрами, заставив партнера зарычать от удовольствия, а сама тихо застонав с полуприкрытыми глазами.
- Сейчас я сверху, учитывай это, - напомнила она, после каждого слова прерываясь на легкий поцелуй в губы, таким образом будто припечатывая сказанное. Закончив, она подарила инквизитору более глубокий и долгий поцелуй, после чего чуть отстранилась с превеликим сожалением, и мужчина закончил свою мысль:
- Но согласись тебя это заводит, тебе нравится. И ты эгоистка не даешь мне полностью насладиться тобой. Несправедливо тебе не кажется?
Тут уж Мия рассмеялась, ласково посмотрев на инквизитора.
- Если бы мне не нравилось, дорогой, я бы здесь не сидела, - просто сказала она, руками обвивая шею мужчины и смотря ему в глаза. - И не кажется. Твоя очередь наступит потом. Может быть...
Окончание фразы потонуло в легком многообещающем смехе, впрочем, они оба понимали, что, достигнув согласия, все будут довольны, и он, и она. А пока у них это получалось довольно неплохо. Но довольно разговоров.
Снова синхронное движение бедер друг навстречу другу, и девушка вздрогнула, откинув голову назад и негромко застонав, вкладывая в этот жаркий звук все свои чувства. Пожалуй, вознамерься она всерьез разорвать слияние тел, это было бы довольно затруднительно, учитывая, какой силы желание полыхает между ними. Но кто сказал, что она собирается прекращать сладкую пытку?
Даже сквозь свой собственный рык удовольствия мужчина услышал то что давно хотел услышать - первый несдержанный стон удовольствия. Тихий, но чистый, не сдержанный попытками заглушить его, отданный от чистого сердца, и рожденный в удовольствии. Лишь под конец женщина игриво закусила губу, снова приподнимаясь, словно желая разорвать контакт. Однако на этот раз невидимые руки не понадобились - она сама остановилась, с превосходством глядя на него. И улыбнулась, увидев разочарование на его лице - он хотел ещё одного взрыва удовольствия, однако женские бедра оставались недвижимы, лишь плавно покачиваясь, но доставляя мизерное удовольствие, скорее пробуждавшее аппетит, чем насыщавшее голод. И она знала это, дразнясь и целуя его раз за разом, снова и снова.
- Сейчас я сверху, учитывай это
- Не перегибай палку, а то ситуация может поменяться. - усмехнулся инквизитор, с вызовом прикусив женищне нижнюю губу. На это она лишь рассмеялась, наказывая его очередным резким движением бёдер, и награждая его новым мелодичным стоном.
- Твоя очередь наступит потом. Может быть...
- О, возможно это произойдёт чуть быстрее чем тебе кажется. - и снова немедленное наказание. Она снова резко качнула бедрами, опускаясь до самого конца. Удовольствие снова силой вырвало у мужчины рык, сдержать который он не мог. Желая при этом услышать её стон он не преминул воспользоваться тем что женщина прогнулась и её полная грудь оказалась прямо перед ним, немедленно попадая в плен его губ. Мия снова мелодично застонала, прижимая его рукой ещё сильнее к себе...
Эта любовница нравилась ему всё больше и больше. Однако кресло ему начинало надоедать - руки стянутые ремнём изрядно затекли, мешая наслаждаться.
- Тебе не кажется что надо подобрать положение поудобнее?
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Теперь бы она вряд ли смогла остановиться, даже если бы очень постаралась. Слишком велико было притяжение между их телами, слишком силен соблазн завладеть целиком и без остатка. И сейчас, когда мужчина, запомнив преподанный ему урок, не скрывал боле своих истинных чувств по отношению к любовнице, она видела, что и он ощущает то же самое. Поэтому, чуть приподнявшись, девушка лишь замерла, с превосходством поглядывая на своего любовника и по-прежнему упиваясь своей временной властью. Само ощущение власти над таким человеком, который нагнал страху на весь город, возбуждало куда больше тактильных ощущений. Оно пьянило, кружа голову и затмевая взгляд. Как бы ни старалась, Мия не могла удержать шальной улыбки, что скользила по ее губам словно приклеенная. Да, ее не обманешь, за это короткое время рунный маг успела достаточно хорошо узнать своего мужчину. Впрочем, и он ее тоже. Вместе они составляют неплохой тандем. И это может быть полезно в их дальнейших взаимоотношениях, умение работать в паре, считай, уже есть.
Еще одна победная улыбка, и молодая женщина, видя яркое выраженное разочарование на лице инквизитора, подарила ему легкий чмок в губы, все так же оставаясь недвижимой, лишь слегка покачивая бедрами. И каких же трудов ей стоило оставаться в таком положении! И дело даже не в напряжении мышц. У нее прекрасная физическая подготовка, чтобы жаловаться на боль в напряженных мышцах. Нет, ее тело отчаянно требовало ощутить мужчину полностью. И вот именно этому соблазну трудно было противопоставить выдержку. Слишком трудно, поэтому через некоторое время, устав от статики и дразнящих поцелуев то в губы, то в нос, рыжеволосая резко сократила расстояние, не то застонав, не то всхлипнув от блаженства, разлившегося по телу.
- Не перегибай палку, а то ситуация может поменяться.
Неровно выдохнув, девушка лишь покачала головой. Мужчины...
- Слишком много болтаешь. Помолчи уже, - посоветовала она, накрывая губы Солдевана всепоглощающим поцелуем. Уже не дразнящим, но глубоким и требовательным, мол, только попробуй не ответить.
- О, возможно это произойдёт чуть быстрее чем тебе кажется.
Любовница рассерженно сверкнула глазами. Ну что за невыносимый человек! Воспользовался тем, что Мия на секунду прервала поцелуй, чтобы перевести дыхание, и снова начал говорить... Впрочем, его слова оборвались рыком удовольствия, когда женщина снова двинула бедрами, прогибаясь в спине и закусывая губу, превращая полный удовольствия стон в невнятное мычание. И мужчина коварно воспользовался положением, занимая губы ее грудью. Даже без рук он не упускал случая доставить любовнице наслаждение.
- Ты когда-нибудь... ооох ты демон... заткнешься?.. - выдохнула девушка, притягивая голову инквизитора максимально близко к своей груди. Ее бедра начали подрагивать и снова возобновили свои поступательные движения, пока что в крайне медленном темпе, с трудом сдерживаемом стремительно истончающейся выдержкой, которая таяла буквально на глазах. Честно говоря, Мия сама удивлялась своему самообладанию. И она настолько сосредоточилась на том, чтобы сохранить крохи ускользающего разума, что не сразу поняла, что у нее что-то спросили.
- Что?.. - тупо переспросила девушка, даже забыв посетовать на то, что Солдеван в очередной раз отвлекся на разговор.
- Тебе не кажется что надо подобрать положение поудобнее?
- Сиди! - сердито буркнула Мия, с ужасом представив, что ей придется еще какое-то время терпеть, пока они не найдут более удобное положение. Здесь можно перебраться разве что на пол, а идти в другую комнату, где есть постель, у женщины попросту не было сил.
И это предложение настолько подстегнуло ее, что темп бедер вырос минимум вдвое, а стоны уже раздавались не в пример чаще. Она не согласна расставаться со своим любовником даже на секунду, даже на какое-то жалкое дрожание стрелки часов.
Форум » Ролевая » Ролевые » Презумпция невиновности
Страница 5 из 6«123456»
Поиск: