Время Наруто Клана
08:24, 22 ноября 2017 года
Участвуй в ролевой
Флудеры месяца
Чат
Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Форум » Ролевая » Ролевые » Chaotic Evil
Chaotic Evil
Людская вера - забавная вещь. Почему то люди привыкли верить в то что существует добро, и существует зло. Как же они глупы. Зло это темнота и холод - то что человек придумал как заменитель. Не существует темноты, люди придумали это понятие, чтобы характеризовать отсутствие света. Не существует и холода - это лишь определение для отсутствия тепла. Так и зло - лишь иллюзорный заменитель "отсутствия добра".
Забавно, что почти всегда люди находили себе во что верить, придумывая себе богов. Странно, что почти всегда боги четко делились на "условно добрых" и "условно злых". Смешно, что при этом они были почти идентичны.
Бог... Так ли он всепрощающ и необыкновенно добр, как утверждают его служители? О, далеко нет. Это лишь маска, которая слетает, стоит приложить лишь немного ума. Доброе и всепрощающее существо, без малейшего зазрения совести обрёкшее своих детей на вечные муки, изгнав их из Рая за ничтожный проступок, на который само же их и толкнуло. Тот кто несколько раз пытался уничтожить человечество за ничего не значащие "грехи", раз за разом посылая кары на людей лишь за то, что они стремились жить так как им хотелось, а не так как он хотел.
Каждый раз когда Саммаэль думал об этом, он чувствовал холодящее ощущение в лопатках. Когда то его десять крыльев были белоснежными, как чистый горный снег. Но всё поменялось в тот момент, когда он посмел лишь раз нарушить кажущиеся сейчас такими идиотскими правила, установленные Им. Божественный дурак не проявил жалости к своим детям, нечего было ожидать и жалости в адрес тех, кто служил ему верой и правдой с самого Сотворения мира.
Сейчас его крылья черны как ночь, оставаясь куском черноты даже в ярких отблесках адского пламени. Они словно поглощали свет, не отражая его.
Даже само существование Адских просторов свидетельствовали о том лицемерии Небес, чудовищность которого была невероятна. Всепрощающий? Если бы был всепрощающим, то до ушей демона сейчас не доносились бы крики грешников, обречённых на адские муки. С другой стороны, это было проявление большой неосторожности.
Ведь сказано в запретных текстах: "Грешник что предстанет перед Князем без страха, и посмотрит ему в глаза как равному, избавлен от мук будет, и взамен возвысится над остальными, чтобы нести муки".
Никто не хотел признавать. Даже сами люди, сам Бог не хотел признавать того, что он проиграл битву до её начала. Битву не за умы, но не за действия. Каждый человек лицемерно считал себя добрым христианином и воплощением добра. Приходил в церкви, восхваляя своего Бога, надеясь что тот снизойдёт до жалкой подачки существу, которое он не ставит и в грош. Но что происходило когда он выходил из святого места? Вся жизнь человека - череда грехов, малых и больших. Ложь, алчность, стремление к наслаждениям и власти, зависть, лень, гордыня - этим списком оно не ограничивалось.
Надо ли говорить, что эти человек служит Сатане гораздо тщательнее и вернее, чем совершая лицемерные деяния в церквях?
Он властвовал на Земле. Он сталкивал людей друг с другом, чтобы ещё больше душ отравлялось прямо к нему в его Адские просторы. Кому суждено гореть - сгорит, а тот кто взглянет на него без страха будет среди тех, кому суждено переступить через труп привратника Михаэля когда они войдут в Рай, подпалив его с четырех концов.
Однако были и мелкие Боги, которым он милостиво дозволял продолжать существовать.
И судя по тому, что ему недавно донесли, кто-то из них позволил себе больше чем надо...
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Да, людская вера - забавная вещь. Однажды она породила древних богов... Или всё же наоборот? Вечные вопросы не оставят нас до конца жизни. Но стоит прокрутить колесо времени назад, вникнуть в предысторию, открыть то самое, с чего всё началось.
То, что я расскажу, было очень давно.
"Эрида родилась от союза Никты и Эреба, ночи и мрака. Она появилась из первозданной темноты, вероломная внучка Хаоса, которая пообещала бросить вызов предку и превзойти его. Ее братьями и сестрами стали: Возмездие, Смерть и Сон. И всё же, среди прочих она оказалась наиболее запоминающейся. И дело не в яблоке раздора, или чем-либо еще. Эрида - жестокое низшее божество, следующее неотрывно за Аресом, богом войны. Она та, что не считалась с Олимпийскими богами и жестоко мстила им за обиды. Потому что богини не прощают. Они лишь упиваются криками боли поверженных врагов. Эрис, увы, никогда не слыла исключением. И когда женщина подняла наглый мятеж, использовав своего брата Гипноса, яростного Ареса, а также сонм других недовольных богов, у небесного покровителя лопнуло терпение"

-... О, это была потрясающая битва. Армии сошлись на поле брани, коим выступил Олимп. Нас защищали титаны и Эреб, повелитель мрака, застилал солнце олимпийцам. Древние титаны выпущены из ловушки Тартара, и вместе с разрушением пошли на богов. Это была страшная битва, иссушающая, ту, которую люди боятся вспоминать. Но по её итогам... Громовержец одержал победу с огромным трудом.

- А что случилось потом?
- Он заточил меня в Тартар.

"Горящие глаза Зевса пронзали навылет богиню раздора, безумно смеющуюся под речитатив войны. Она говорила о том, что небесный владыка и сам грешен, что он стирал города с лица земли просто за непокорности и почему же тогда ей не-ль-зя? Росчерк молнии ударил в плечо Дискордии, оставляя на нём выжженное клеймо, так владыка признал её виновной. И разверзлись недры земли, и упала она в стылую темноту, заточённая в ней отныне и навеки. Так должно было быть... Но , как часто бывает, что-то пошло не так"


Эрида не знала, сколько времени она плавала в мгле. Хаос рассерженно шептал что-то на ухо и шепот этот перемешивался с гневными высказываниями оскоплённых титанов. Разрезанные на многие части, переваливались они на самом дне, отверженные но все еще живые. Но Эрис не привыкать. Она родилась из темноты, была соткана из неё и Хаос был её родственником, верным другом и соратником. И всё же, как много времени нужно для того, чтобы встать с колен. Она собирала свои силы по крупицам, залечивала рубец на плече и восстанавливалась в разряженной, тяжелой атмосфере этого места, где было лишь разрушение. Пески времени заносили этот мир, раскаленная лава покоилась под треснутой, выжженной землей и лишь обглоданные скелеты грешных душ то и дело выглядывали из - под пыли. Тут ничего не росло. Здесь возникали остатки древних царств: хеттов, троянцев, ацтеков... Громадные глыбы Атлантиды и земель гекантохейров.
Именно тут обитала богиня, накапливая эту тьму в своих пальцах, забирая разрушение сполна. Тартар делился с ней, давно воспринимая как часть себя. И единственное, чего не хватало Эрис, так это глупых избалованных людей... Без них, в самом деле, такая ску-ка.

Двадцать первый век, конечно, не предполагает того, чтобы в районе Везувия случилось землетрясение. И вдвойне он не предполагал черной копоти, обильно отравляющей землю... Похожая на смолу субстанция стекала по вулкану неровными струями, пока не стало видно: в смоле мелькал силуэт, отдалённо напоминающий человеческий.
Эрида вздохнула полной грудью, чувствуя небывалую легкость. Ее многовековое заточение завершилось и теперь она, конечно, вернёт себе величие.
- Эй, красотка... Ты где так измазалась? - какой-то парень с удивлением высмотрел поздней ночью практически полностью обнаженную девушку, которая ступала голыми ногами по асфальту. На ней не было одежды, лишь черная жижа стекала с прекрасного тела, оставляя выжженные пятна на асфальте. Брюнетка развернулась, сквозь спутанные волосы разглядывая странного парня в кепке. Вокруг горели огни магазинов и фонари. Эрис слышала даже звуковые сигналы, которые заставляли ее морщиться и недоумевать: что, мрак вас раздери, приключилось с землей?
- Ты... Не хочешь принести мне кровавую жертву? - Дискордия широко улыбается (на миг юноше показалось, что ее зубы спилены, как у акулы). Зрачки богини расширились, заполнились пеплом и этот пепел словно вдохнул незнакомец, закашлявшись и склонившись перед ней. Он слышал лишь ее голос, видел лишь эту ласковую улыбку и хотел ей подчиниться.
Он понял, что убить кого-то - совсем не плохо. Ради неё можно положить десятки душ. Это совсем не сложно.
А Эрида ухмылялась, вдыхая свежий ночной воздух.
"Привыкнуть будет трудно... Но мне не впервой. Главное - я смогу развлечься. Моё веселье... Начнётся прямо сейчас"
Отредактировала Янтарь - Воскресенье, 12 марта 2017, 15:25
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)

- Я теряю терпение. Прекрати верещать и говори по делу! - он стоял на балконе своего дворца, глядя на бескрайние огненные просторы. За его спиной по блестящему обсидиановому полу распластался принесший новости мелкий бес. - Где и кто?
- Владыка, это в Италии. - бесёнок ударился лбом об пол - В деревнях рядом с Везувием творится настоящий хаос. Там недавно объявилась девушка, и каждый раз когда она появляется начинается раздор и анархия. Люди сходят с ума и просто начинают творить безумие.
- Вы постарались скрыть это?
- Всё в порядке, Владыка. Эта таинственная незнакомка избегает крупных городов, сея хаос в деревнях, где легко скрыть подобное. - Саммаэль недовольно поморщился. Не в его планах было учинять хаос в стране, где привлечь внимание Всевышнего идиота проще всего. Если он почувствует опасность для своего любимого наместника, то начнётся настоящий хаос, но уже с точки зрения Саммаэля. Если демоны всеми силами старались скрывать своё существование на земле, дабы не заставить людей в страхе перед собой поклоняться господу ещё сильнее, то царственный дурак явит себя и даже не подумает о том, какие последствия при этом он принесёт. Проявление божественного чуда превратит половину Земли в орду фанатиков, которые во славу своего бога утопят мир в крови, обрушив целую наковальню на хрустальную паутину планов и идеально подогнанных друг к другу событий, которые рано или поздно должны были бы свершиться, сведя всё к нужному исходу.
- Вы выяснили кто эта девушка? - под брошенным через плечо взглядом бесёнок застыл, словно окаменевший. С первого взгляда было ясно - нет. Бес снова распластался по полированным чёрным плитам, ударяясь лбом об пол и дрожа от страха.
- Прости нас, Владыка, во имя семи кругов ада, хоть и нет нам прощения, но не смогли мы. Есть только предположения.
- Говори. - бес сжался, пискнув:
- Она гречанка. - Саммаэль фыркнул:
- Вы уверены, что это просто не очередная хитрая смертная? - в последнее время смертные женщины вели себя как настоящие демоницы. Мужской род ослабевал, терял нити влияния и власти, забыв старую пословицу: куда дьявол не поспеет - туда женщину пошлёт. Самого Саммэля это несколько огорчало. Он не возражал против того что Лилит занимается своим делом, но во имя адского пламени, ему не улыбалась перспектива в конце концов формировать армию из одних сильных и независимых женщин. К тому же ослабевание влияния рода мужского в конце концов означало то, что его почитателей вполне могут поглотить другие ребятки. Например Аллах, уже давно изрядно досаждавший своими не в меру активными последователями.
Впрочем если подумать, и Адам был разнеженным папенькиным сыночком без малейшего духовного стержня, как не пытались архангелы сделать из него мужчину. Чего уж ещё ожидать от его наследников...
- Нет, владыка, это точно не так. - это заявление знатно взбесило Саммаэля.
- Я же говорил Зевсу, чтобы он следил за своими шавками! Пошлите Аластора к этому бабнику, пусть приструнит свою девку! Если он этого не сделает в ближайшие несколько дней, пусть пеняет на себя!
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Неаполь. Чудный итальянский город, пропитанный особым местным колоритом. Каким, спросите вы?
Если вспоминать о древних развалинах, сердце Италии, то вы сразу назовёте Рим.
Если задуматься о династии Борджиа, золотых мостах и невероятной живописности, то с придыханием назовёте: Флоренция.
Если вам напомнят о туманах, быстрой воде и пышных маскарадах, на ум придёт разве что Венеция.
Но Неаполь, он в этом плане особенный. Наглый сорванец, не хуже Сицилии вырастил в себе местную мафию. Неаполь шумный, грязный, пропитан ругательствами и воровством. Он, словно бурная юность, буйствовал всегда, пока существовал. Потому, наверное, не было ничего странного в том, что Эрис появилась вблизи именно этого городка. Сейчас в ней бурлило столько сил, так много "разрушения", что этот мир она хотела разнести по камням. Но это было бы слишком просто. Для начала... Стоит найти глупого и беспринципного "героя". А уже потом она устроит безудержное веселье. Эрида не создавала Хаос лично, она лишь взращивала почву, на которой люди сами начнут подталкивать себя к катастрофе. Богиня раздора только ласково поманит, подскажет, подставит... Совьёт первые нити интриги, потому что смертные (и бессмертные) так скучны, так однообразны и не самостоятельны... Им во всём приходится "помогать".
Эрида знала, насколько это легко. Вначале пригрозить, заставить тебя послушаться. потом поманить чем-то приятным, предложить желаемое и недостижимое... Уверить в том, что человек этот уникальный. А потом, когда он почувствует сладкий вкус своей особенности, толкнуть его на преступление. С легкой руки, легкомысленно и незамысловато.
Так она оторвала голову одному из вызванного наряда полиции. Поймала пальцами свинцовую пулю, кокетливо поманила пальцем и сказала, что исполнит желание одного из бравых ребят. Любое, самое горячо скрываемое... А остальные, конечно, умрут. Вызвавшемуся глупцу , в свою очередь, было предложено... Избавиться от конкурентов?
- Я же сказала: остальные умрут... Но мне так не хочется марать руки, об отбросы... Может ты это сделаешь за меня? Мы уже заключили сделку, разве нет? Разве твоя мечта не перекрывает досадные препятствия? - шептала на ушко Дискордия. Она недвусмысленно намекала, что в случае отказа этот мужчина погибнет... Но смысл его смерти? Это так глупо. Полицейские спорили, горячо спорили, орали друг на друга, потом первый полез за оружием и грянул выстрел, еще один и еще... Эрида тем временем просто купалась в крови, мурчала чуть слышно, наслаждаясь их эмоциями.
"Так приятно"
Их нужно только подтолкнуть. Стереть моральные рамки (зачем их только придумали?), внушить что они и сами как боги. Или даже сильнее.
"В конечном счете... Все зависит от вас, людей. Благо, я богиня раздора. В меня не надо верить. Стоит, правда... Ненавидеть, так сильно, как только можете. Чем больше страданий и боли, тем приятнее. Я лишь проберусь в ваше сознание и посею там прекраснейший Хаос"

На шестой день она ощутила "его" приближение. И это было очень, очень медленно. Раньше небесный владыка ощутил бы то, что она вырвалась, за пару часов. Но шесть дней...
"О, мне есть, что ему сказать" - Дискордия действительно ждала встречи. Она хотела отомстить ему, на том и держалась в своем заключении. Но прибывший бог был... Ничтожным?! Слабый, с потрескавшимися от времени веками. Он хоть и держал в руках молнию, но вокруг него больше не было той атмосферы величия.
- Это что, шутка? Громовержец, это и правда ты? Я... Поражена. До чего ты опустился, старый развратник. - Эрис смеется, вовремя отскочив в сторону, дабы ее не испепелили. Она погрозила разозленному мужчине пальчиком:
- Но-но-но! Я учла прежние ошибки. И похоже намного сильнее тебя, не так ли? - вокруг неё клубилась живая тьма Тартара. Агрессивная, алчная и жаждущая.
- Ты не понимаешь, во что ввязалась! Боги больше не владеют Землей, это удел Единого и Дьявола. Мы... Мы существуем на правах забытых, растратив все силы. Не знаю, как ты выбралась, но именем Урана заклинаю тебя - остановись! Ты не только себя погубишь, но и всех нас, Эрида! - его голос не звучал раскатами в ушах. Слишком тихо, для бога. Брюнетка хмурится, накручивая смоляную прядь на палец. А потом громко рассмеялась, выхватывая из тьмы тугой кнут.

- А что если я не согласна?
- Я низвергну тебя снова.

Она кивает. Не зря ждала этого та-ак долго, наконец момент настал. Они сражались, но битва эта была скучна. У Зевса осталось мало сил, да и бил он всегда бесхитростно, полагаясь на свою мощь. Эрис же не гнушалась ударов в спину, и вскоре просто рассекла его тело тремя ударами.
- Убирайся, Зевс. Ты мне не противник. Ах, да... Те, кто позвал тебя... Пусть явятся ко мне лично. Я не люблю посыльных. - она наступила ножкой на его пальцы, с усмешкой отмечая хруст. Щелкнула пальчиками и помахала ему ладонью.
Этот новый мир мог оказаться куда интереснее, чем ей вначале казалось.
Отредактировала Янтарь - Вторник, 14 марта 2017, 20:31
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)

- Убирайся, Зевс. Ты мне не противник. Ах, да... Те, кто позвал тебя... Пусть явятся ко мне лично. Я не люблю посыльных. - из темноты раздался смех. Тихий, и в то же время зловещий и издевательский. В ночной тишине, прерываемой только бушевавшей на улице сухой грозой (впрочем, уже выдохшейся), его было превосходно слышно.
- Бойтесь своих желаний, они имеют свойство сбываться.

- Вы выяснили кто она? Хорошо что она хотя бы не оставляет свидетелей, но её действия начинают привлекать внимание. - перед Его троном на одном колене стоял Адрамалех, Его визирь и советник. - Встань и говори.
- Да, Владыка. Посмотрите. - в когтистых руках демона появилась искусной работы бронзовая статуэтка, изображавшая девушку с яблоком в руке. Брови Саммаэля слегка поднялись от удивления. Разумеется он знал, кого изображает эта статуэтка. По меркам людей он был крайне образованным товарищем, ибо считал что знание культуры и занятий людей лучше позволяет сеять среди них семена греха. Иногда было даже забавно следить за их наукой.
- Дискордия? Серьёзно?
- Да, Владыка. Это Дискордия, она же Эрида, греческая богиня раздора. - Саммаэль усмехнулся:
- Не та ли это красотка, что так изящно развязала Троянскую войну? - надо сказать что изящество манипуляций, которыми Дискордия столкнула Грецию и Трою лбами изрядно в своё время восхитило Саммаэля. К тому же она подарила его армии немало великолепных воинов и генералов. Кроме Ахилла, ибо этот высокомерный ублюдок предпочёл растрачивать свой талант в вечном сражении с ордами врагов. Эту великолепную кару - сражаться вечность без перерыва, Саммаэль подарил ему с большим удовольствием.
- Она, Владыка. - повисло молчание. Саммаэль задумался, отрешённо глядя на возникшее в его руке золотое яблоко с чёткой надписью "τῇ καλλίστῃ". Такая маленькая и незначительная вещица... А ведь ясно, что причиной было даже не само яблоко, а лишь эта самая надпись. И какое разрушение посеяла эта никчёмная безделушка...
Хаос... По сути Дискордия была подобна самому Саммаэлю. Рождённая из Хаоса, и стремившаяся вернуть мир в Хаос. Когда то привнёсшая изрядно порядка в этот мир, но и уничтожавшая его своими руками. Забавная ирония...
Но одно Саммаэль точно мог сказать: у этой стервочки есть природный талант, который нельзя отрицать. Талант, который достоин куда большего, чем стравливать людей между собой, при этом руша планы самого Саммаэля.
- Тебе не кажется, Адрамалех, что такими кадрами не разбрасываются? У этой девчушки есть талант. Зевс не особо разглядел его, я подозреваю?
- Нет, Владыка. Он заточил её в Тартар навечно, но похоже в его понимании Вечность это пара тысяч лет.
- Пхах, в его понимании его жизнь не особо длиннее. Дети Адама и Евы напридумывали себе слишком много мелких божков, считающих себя центром земли. Вы послали Аластора к нему?
- Да, Владыка, Аластор должен вернуться с минуты на минуту. - лицо Саммаэля озарила улыбка. Почему то ему казалось, что Зевс не сможет справиться с Дискордией...

Главным в работе Адского Глашатая была одна совершенно незначительная деталь - умение произвести впечатление. Глашатай и посланник должен внушать трепет и величие своего Господина тем, кому он несёт слово Его. Глашатай должен явить собой средоточие мощи и великолепия, и в то же время отлично дать понять, что его собственная сила это лишь жалкая тень, пылинка в подоле Адского Владыки. С этим Аластор, глашатай Князя тьмы, справлялся великолепно. Он принимал миллионы и десятки миллионов личин, когда надо угрожал, когда надо - льстил. Когда надо - подкупал или лгал.
За это он и оставался на своём посту не одну тысячу лет с тех пор как Саммаэль был изгнан с Небес.
Но вот в обветшавшем золотом дворце на горе Олимп он явился во всем блеске Адской мощи. В вихре тёмного пламени, на крыльях огня он пал с небес словно метеор прямо перед троном Зевса во время невесёлого пира. Он пал прямо на пиршественный стол, своей силой превращая его и божественные яства в пепел, взвившийся вокруг посланника ореолом. Ударная волна как пушинку откинула сидевших за столом богов, чувствительно приложив Аида спиной о колонну. Среагировать и отпрыгнуть успел только Арес, но оно было и понятно - он всегда был хорошим воином, пусть и не очень сильным. Только мозгов у него за тысячелетия не прибавилось - ему не раз предлагали стать одним из адских генералов, но его непонятная лояльность дряхлому Зевсу была непоколебима.
Аластор стоял прямо и смотрел в глаза, сложив руки на груди. Его тело было закрыто великолепными доспехами из тёмного золота, сделанными адским кузнецом Хаваэлем настолько искусно, что лучшие работы Гефеста на их фоне выглядели бедными поделками для крестьян на фоне доспехов императора. Двенадцать адских огней неподвижно висели за его спиной, удушливый ореол пепла и пламени окружал его, горящим плащом спускаясь с его плеч на землю, плавя полированный гранит в местах, где он касался пола.
Аластор молчал, издевательски соблюдая дипломатический этикет - посол не может говорить первым.
Зевс встал с трона, держа в руке сверкающую молнию. Аластор видел страх в его глазах, который тот пытался не показывать, сохраняя показное величие.
- Что тебе нужно, посланник?
- Одна из твоих слуг, Дискордия, внезапно объявилась в Италии и досаждает моему Господину. В твоих интересах разобраться с этим раньше, чем чаша терпения Господина будет переполнена. А она у него не очень глубокая, поверь. Приятного пира, громовержец. - презрительно фыркнув, Аластор исчез облаком пепла, оставив поражённых его новостью богов...

- Должен сказать, дорогая Дискордия, вы великолепно выглядите для личности проторчавшей в Тартаре несколько тысяч лет. Даже умом я смотрю не тронулись, и свой великолепный талант сохранили. - Саммаэль усмехнулся, выйдя из-за дерева. Удивительно, каким образом Зевс не привлёк к их драке много внимания, в самом то центре Неаполя. Хотя если подумать, какой идиот в четыре часа утра во время грозы вообще высунется на улицу?
В отличие от Зевса с Эридой, Саммаэль свой облик не являл без причины, выбрав личину высокого в меру мускулистого мужчины с длинными чёрными волосами, одетого в приличный деловой костюм от Валентино. Такие здесь не привлекали лишнего внимания. Подойдя к Зевсу, в чьих глазах вспыхнул страх, демон ткнул его носком туфли.
- Исчезни с глаз моих долой. Разговор с тобой будет потом.
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Хаос и порядок, две грани, две половинки одного целого. Ухмыляясь, Эрида всегда забавлялась тем, насколько старшие боги ненавидели титанов и ее, богиню раздора, в том числе. Но почему? Ведь согласно легендам, первым был именно он - Хаос. Потрясающее ничто, из которого зачем-то появился Порядок. А остальное взяли в руки властители-титаны. Которых боги, к слову, не постеснялись вероломно свергнуть.
Дискордия знала ответ на свой вопрос. Не её сущность бесила высших, а нечто иное. Например то, что дочь Эреба пробуждала в сердцах как людей, так и божеств самые тёмные их желания. Ей нравились извращенные, потрескавшиеся души. Зачем нам праведники, какой в них толк? Чем больше тьмы, тем больше Хаоса ты посеешь. А Эрис, она лишь бесплатное приложение, которое поможет вам убрать моральные устои.
"И в конечном счете... Мне даже не надо вам помогать, люди"

Так зачем же Зевс предостерегал её? Старый пень эгоистично волновался за свою задницу. Низвергнуть богов... Могла ли она мечтать об этом? Как глупо грозить развоплощением богине, которая ближайшее тысячелетие провела в нём. Впрочем, глядя сейчас на то, во что он превратился, Эрида только кривилась, с недовольством признавая, что жертвовать своим прекрасным телом нет смысла. Он и без того так жалок, что ей даже не хочется мстить.
"Дожили... Эти несколько тысячелетий сильно изменили мир. В лучшую ли сторону? Я хочу знать"

- Бойтесь своих желаний, они имеют свойство сбываться. - чей-то голос раздаётся в ушах. Впрочем, Эрида знала, что услышала бы его в любом случае. Даже заткни она уши, провались под землю: земля бы говорила этим голосом. Женщина музыкально урчит и этот звук схож с рокотом грома. Она ожидала явления того, кто столь дерзко высказался перед ней. По сравнению с появившимся мужчиной, она, конечно, выглядела дикаркой. Богиня всё еще была раздета в каком-то смысле, правда густая тьма , словно смола обхватывала ее фигуру, создавая подобие живой, шевелящейся туники. Длинные черные волосы женщины достигали пят, и она не считала нужным их убирать (да и времени особо не было у дамы заняться собой). Впрочем, кожа у женщины была как раз мертвенно-белой, даже какой-то светящейся. Да глаза, фиолетовые, как рассекающая небо молния.

- Должен сказать, дорогая Дискордия, вы великолепно выглядите для личности проторчавшей в Тартаре несколько тысяч лет. Даже умом я смотрю не тронулись, и свой великолепный талант сохранили. - говорит новый хозяин планеты. Эрис осматривает его критично, наматывая на палец смоляную прядь.
- Я ожидала чего-то более впечатляющего... Тартар - мой дом. Я до сих пор чую его, как часть своего тела. А потерять разум можно разве что от долгого пребывания на Олимпе, разрази Тифон его вершину. - она всё еще присматривалась к демону, но тон богини мало отличался от предыдущего. Разве что не хамила прямым текстом (совсем глупо, вдруг противник и вправду силён).
Словно любопытное зверьё, она переминалась с ноги на ногу, словно не собираясь останавливаться не на миг. Ее шаги были трудно различимы, так как она практически перетекала мраком, не касаясь земли. Так Эрида мягким полукругом обходила чужака, то полностью исчезая в тени, то снова появляясь во всей красе. И лишь потом заняла позицию за его спиной, плавно откинув кудри с плеч.
- Кто ты? Чего ты хочешь? Стереть меня с лица земли? Можно попытаться. Потому что я не собираюсь занимать жалкое место псины, ждущей подачки. Моя гордость несколько весомее "их". - чернота ловкими пальцами скользит по воротнику его пиджака, словно и не претендуя ни на что. Однако голос богини слышался слишком близко, словно шёпот на ушко. При близком контакте лучше ощущалась грань силы чужака. И, к ее превеликому сожалению, он однозначно не так прост, как кажется. Почему? Потому что Хаос тянулся к нему, как к хозяину. А Эрис, пожалуй, была частью той силы, что вечно хочет зла.
Пожалуй, это существо способно её уничтожить. Но это не значит, что всё окончательно потеряно.
Не можешь победить в честном бою - используй любые доступные методы: честные, бесчестные, наглые и лживые. А это Дискордия определённо любила.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)

- Я ожидала чего-то более впечатляющего... - Саммаэль улыбнулся, глядя как Зевс с трудом поднимается в воздух на облаке, ковыляя словно птица с перебитым крылом. Но вот он наконец исчез.
- Внешность обманывает глаза.
Саммаэль держался словно аристократ среди толпы плебеев. Спокойный как озёрная гладь, идеально одетый и выглаженный, и лишь чуточку высокомерный. Но именно эта лёгкая нотка высокомерия говорила только об одном - обладатель этого тела не нуждается в доказательстве своего права властвовать.
Саммаэль не был Зевсом, умевшим только запугивать блеском молний, раскатами грома и пафосными речами. Сила Саммаэля была далеко за этой гранью. Да, он мог рассечь саму сущность Дискордии пополам одним жестоким взмахом пылающего меча, но зачем? Зачем нужна эта пустая демонстрация силы? Гораздо интереснее ввести жертву в заблуждение, с улыбкой взирая на то как она сама лезет в паутину, думая что способна разорвать её, а потом холодеет от ужаса, понимая что запуталась и не может пошевелиться, с немым ужасом взирая на паука.
Саммаэль знал многих людей, возомнивших себя богами. Он знал людей, которые пытались вызвать его из Ада и сковать. Он знал людей, считавших себя слишком умными и способными обмануть демона, видевшего миллиарды ликов обмана. Он знал тех, кто пытался умолять его чёрную душу, и тех, кто угрожал ему, даже понимая, что одно движение брови лишит их жизни.
- Кто ты? Чего ты хочешь? Стереть меня с лица земли? Можно попытаться. Потому что я не собираюсь занимать жалкое место псины, ждущей подачки. Моя гордость несколько весомее "их". - Саммаэль усмехнулся:
- Я - сила что вечно желает зла но вечно совершает благо. Дьявол, Сатана, Мефисто, Люцифер, Баал - у меня тысячи тысяч имён, но я предпочитаю чтобы меня называли Саммаэль. - он повернулся, глядя женщине в глаза. Его правая рука поднялась, протягивая Эриде предмет, который попав в свет фонаря оказался золотым яблоком с надписью "Прекраснейшей".
- Кажется это ваше? - его взгляд на секунду потерял человеческую непроницаемость, позволив Дискордии буквально на мгновение заглянуть в адские глубины, и хотя бы частично понять сущность её собеседника. Но лишь на мгновение, прежде чем два тёмных портала снова стали обычными чёрными человеческими глазами. - Зачем мне уничтожать талант, способный пожать сотни тысяч душ одной позолоченной безделушкой?
Действительно, зачем? Зачем ему уничтожать часть того, что по сути было им? Часть себя? Дискордия появилась тогда, когда Саммаэль прислуживая Всевышему своими руками создавал этот мир из Хаоса по замыслу Его. Всевышний всегда скрывал от своих Ангелов только один факт - когда то все они были Хаосом. Хаос всегда был первородным состоянием, и стремление к порядку противно самой природе. Но когда Саммаэль узнал правду, и попытался донести её остальным...
Чем то Дискордия была похожа на него в этом. Но это не означает, что он позволит ей рушить планы которым много тысяч лет.
Женские пальцы, взявшие яблоко из его рук были приятно прохладными. Не холодными, а именно прохладными. Эту красотку ещё стоило научить уважению. Но в одном она ему нравилась - она не пала перед ним на колени так, как сделали это боги Олимпа в первый раз, когда он явился перед ними. Тогда лишь гордая Афина и тупоголовый дуболом Арес не склонили колено перед ним. Но результат этого неповиновения стал жестоким уроком. Тогда крики боли дочери Зевса были настолько громкими, что с Олимпа сходили снежные лавины.
- Стравливать людей между собой... Как смешно и глупо. Неужели эта банальная скука способна доставить хоть какое-то удовольствие? Что если я предложу вам гораздо большее? В моих силах возвысить вас над бывшими сородичами, над самим Зевсом. В моих силах даровать власть, нескончаемые богатства, и невообразимые удовольствия. В моих силах позволить вам сталкивать лбами существ гораздо более могущественных и умных, нежели люди. - губы Саммаэля тронула лёгкая усмешка. - И в моих же силах обрушить на вашу душу страдания настолько невообразимые, что сам Хаос не в силах будет взирать на это. Но зачем говорить о плохом, ведь сражаются лишь глупцы, умные договариваются, верно, Дискордия?
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Неправильно было бы предположить то, что Эрида глупа. Истерична? Нахальна? Частенько балуется приступами зловредности и бахвальства? Любит лесть? Да, всего этого в избытке. Но уж точно не глупости. Дискордия спинным мозгом чуяла истинную сущность стоящего перед ней, оттого и мурашки скользили вверх по спине. Будем честными: даже чувствуя то, как трещит эфир и магия колышется от присутствия незнакомца, она не боялась. Богиня отнюдь не бесстрашна, она просто получала неразбавленный кайф адреналина от похожего соседства.
"Когда ты в паутине, легче не двигаться. Тогда паук решит, что ты издохла, и раньше времени полезет потрошить тушку"
Богиня раздора лучше других чувствовала истинное положение отношений как между смертными, так и бессмертными. Тут, хоть и было всё по-новому, некоторые вещи остались неизменными. Например закон силы, который так старательно пытаются обойти смертные.
- Я - сила что вечно желает зла но вечно совершает благо. Дьявол, Сатана, Мефисто, Люцифер, Баал - у меня тысячи тысяч имён, но я предпочитаю чтобы меня называли Саммаэль.
"Sam? Бог? Или яд? Какая из расшифровок имени вернее? Ох, я знаю, они все попадают в цель"
Потому что он бог того, что скрыто за завесой и яд, разъедающий мирское полотно.

- Кажется это ваше? Зачем мне уничтожать талант, способный пожать сотни тысяч душ одной позолоченной безделушкой?

Он протягивает ей печально известное яблоко, открывая на миг гибельный зев и показывая зияющие дыры вместо глаз. Так щелкают по носу зарвавшуюся зверюшку. Но Эрида реагирует на это чрезвычайно эмоционально. Запрокинув голову, богиня весело хохочет, словно перед ней сейчас свершился величайший каламбур во Вселенной.
Впрочем, может так оно и есть. Её смех звучит вовсе не колокольчиком: глухая хрипотца напоминает не то карканье ворон, не то вкрадчивое рычание диких зверей. Очевидцы говорят, что услышав смех Дискордии, можно было лишиться рассудка, а ее слезы словно кислота разъедали всё, до чего касались, оставляя на стылой траве след из сросшихся хвостами змей.
- О, я смотрю на бездну, бездна посмотрела на меня. Как это возбуждает. - игриво молвит женщина, также внезапно замолкая.
- Стравливать людей между собой... Как смешно и глупо. Неужели эта банальная скука способна доставить хоть какое-то удовольствие? Что если я предложу вам гораздо большее? В моих силах возвысить вас над бывшими сородичами, над самим Зевсом. В моих силах даровать власть, нескончаемые богатства, и невообразимые удовольствия. В моих силах позволить вам сталкивать лбами существ гораздо более могущественных и умных, нежели люди. И в моих же силах обрушить на вашу душу страдания настолько невообразимые, что сам Хаос не в силах будет взирать на это. Но зачем говорить о плохом, ведь сражаются лишь глупцы, умные договариваются, верно, Дискордия? - богиня слушала его слова, беспечно склонив голову набок. Пару раз она игриво погрозила ему пальчиком, а потом, вместо ответа, надкусила яблоко. Под ее зубами оно начало кровоточить.
- Власть... О, это так скучно, в самом деле. Власть пусть имеют те, кто ради неё готовы идти по головам, проламывая черепа. Богатства оставить глупцам, которым звон монет заменил разум. А удовольствия... Для меня высшее наслаждение - эмоции. Не раздор, не ложь. А то, что их порождает. Как вкусно ловить эти чувства, видеть как зло растет в них самих. И как легко обвинить во всем грешных богов, всё больше становясь чудовищем. Я люблю этих монстров всей чернотой душевной. Ведь они, о, они и вправду уникальны, ни одного похожего... И это роднит всех:высших, низших, будущих, настоящих.- она кровожадно облизывается. Мятежный дух Эрис отличался редким самосознанием. В отличие от многих божеств, она словно и не испытывала тоски долголетия.
Ее зло было вечно оживлённым, жаждущим и эволюционирующим.
- А? О, я отвлеклась, прошу простить, богоравный. Мы договоримся, иначе и быть не может. Я часть того, что клубится в твоей бездне, но часть осознанная... Боги, какая ирония, это так любопытно. Мне давно не угрожали завуалированно, и это новое чувство восхищает! Мне предлагают боль и страдания, а также пытки. Как сладко, как горько... - Эрида вновь смеется. Ее голос звучал мягко и таинственно, но в нём была эмоциональная окраска, поразительно схожая с человеческой. Богиня игралась, богиня была искренне восхищена. Она меняла мир, она менялась сама - вот и вся простейшая цепочка. Сама - безумие чистой воды. Которая продолжала вгрызаться в золотое яблоко.
- Никто из них так и не попробовал его. А ведь яблоко отвратительно. Оно пропитано сточными водами Стикса, отбросами людских желаний. И потом... Всё просто погрузилось в восхитительный Хаос. Целое царство мира. Вот - величайшее наслаждение для меня. Я получу этот подарок за службу, повелитель Саммаэль? - она больше не смеялась, оставляя губы тёмными от внутренностей яблока. Смотрела на "него" без капли подобострастия, лишь с интересом. Маленькое капризное дитя, в чьих руках судьбы мира.
Интересуй её власть, она бы просто похоронила к бесам весь этот мир.
Но она хотела другого.
И Саммаэль прекрасно это знает.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)

- Никто из них так и не попробовал его. А ведь яблоко отвратительно. Оно пропитано сточными водами Стикса, отбросами людских желаний. И потом... Всё просто погрузилось в восхитительный Хаос. Целое царство мира. Вот - величайшее наслаждение для меня. Я получу этот подарок за службу, повелитель Саммаэль

"Ты находился в Едеме, в саду Божием; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями; рубин, топаз и алмаз, хризолит, оникс, яспис, сапфир, карбункул и изумруд и золото, все, искусно усаженное у тебя в гнездышках и нанизанное на тебе, приготовлено было в день сотворения твоего. Ты был помазанным херувимом, чтобы осенять, и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней. Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония"

Когда Всевышний болван сбросил Саммаэля с небес в Преисподнюю, он преследовал одну единственную цель - научить непокорного серафима смирению. Но как всегда вышло всё с ног на голову. Смирению Саммаэль так и не научился. Но научился другому - бесконечному терпению. Ангельское терпение и невероятная выдержка - вот что отличало Князя Тьмы от большинства демонов. Терпение и жесткая дисциплина, позволявшие ему держать в стальных рукавицах всю непокорную орду находившуюся под его началом. Он был сильнее каждого из демонов. Он был мудрее каждого из них. И этим вызывал то, что удерживало демонов от дурных мыслей - суеверный страх к себе, который не испытывали наверное только Глашатай и Визирь. Первый был абсолютно доволен своим положением, а второй в отличие от большинства адских аристократов был избавлен от иллюзий касательно того насколько шикарно быть Князем Тьмы.
К вопросу о терпении... Саммаэль не пошевелив и бровью спокойно выслушал весь монолог Дискордии, показавшийся ему жутко скучным и слишком демонстративным. Чем то её поведение было сейчас сродни поведению самого Зевса. Выставить напоказ свою силу и мощь, вывернуть себя наизнанку со всеми этими шумовыми и цветовыми эффектами, а потом надеяться на то что это произведет впечатление. С точки зрения самого Саммаэля, такое поведение было достойно его глашатая, но не его самого. Впрочем, безумцу сложно объяснить что-то с точки зрения логики.
- Повелитель? Это мне начинает нравиться, вы быстро схватываете. - он усмехнулся. - Когда я впервые явился перед Олимпийцами они проявили гораздо меньше гибкости ума и больше... Идиотизма, назовём это так.
Разумеется он знал, что нужно Дискордии. Посеять в мире абсолютный хаоса. В общем-то он преследовал ту же цель, но в отличие от богини, застрявшей на многие тысячи лет в прошлом, он гораздо лучше осознавал ту опасность, которую может случано уронить на себя Дискордия. Сейчас она была подобна человеку, ходящему по складу с чем-то тяжелым, и увлечённо пилящему опоры стеллажей, не понимая, что следующая подпиленная опора может случайно уронить тяжесть ему на голову.
И Дискордия не понимала, что привлекая внимание Всевышнего она скорее заставит в мире воцариться Порядок, чем посеет Хаос.
- Вы пробыли много времени в заключении, и видимо не совсем понимаете, чьё внимание можете привлечь, проявляя себя здесь, в двух шагах от Ватикана. Я не собираюсь запрещать вам заниматься любимым делом, но предлагаю два варианта. Либо вы занимаетесь этим под моим контролем, и получаете от меня награду, либо становитесь экзотической зверюшкой, прикованной к моему трону. - он усмехнулся, позволив Дискордии на секунду увидеть просторы адского дворца, и себя, обнажённую и с адским клеймом, на цепи в золотой клетке посреди главного зала его дворца. Со следами плетей и ударов на коже, униженную и разбитую. И аристократов, смеющихся над ней и показывающих на неё пальцами. Жалкие попытки рассорить их друг с другом не помогают, ибо страх перед гневом Саммаэля и размер его наград гораздо больше того, что Дискордия вообще может предложить...
Или второй варинт, где она - безжалостная адская владычица, имеющая под своим началом легионы прислужников. Она разбивает сердца, властвует над разумами, смеясь и глядя на Хаос. Реки крови текут по улицам людских городов, тысячи миллионов грешников вопят в агонии и боли, прославляя её имя в гимнах страданий. Сильнейшие демоны склоняют колени перед ней, и грызутся друг с другом за право быть её Правой рукой. Ангелы в Раю объяты раздором, готовы вцепиться друг другу в глотки и в любой момент предать своего божественного патрона. И последнее. Распахнутые настежь врата Рая. И она, Дискордия, стоящая в них, и снисходительно смотрящая на привратника Рая, целующего ноги своей госпоже...
И она отлично должна была понимать. Саммаэль не будет делать пустых обещаний.
«Во времена крайней нужды к этому месту можно привлечь внимание далеких скитальцев. Они горды и резки в своих суждениях, но обладают великой силой. Говорят, что они помогают, если сознают необходимость в этом. Лилеатанир уже сто веков не призывал на помощь далеких скитальцев – скажи спасибо, что это так, и никогда не призывай их всуе. За их спинами всегда хлопают крылья войны».
Форум » Ролевая » Ролевые » Chaotic Evil
Страница 1 из 11
Поиск: