Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 212»
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Abyss of the Deep (фарш по стенам без смс и регистрации 18+)
Abyss of the Deep
"Уважаемые посетители.
Мы рады приветствовать Вас на выставке работ великого художника Вайса Гуэртены и искренне благодарим Вас за то, что Вы пришли. Мы проводим выставку в честь великого художника Вайса Гуэртены. В этой брошюре Вы можете ознакомиться с некоторыми работами этого мастера. Мы надеемся, что вы от всей души насладитесь поздним Гуэртеной, чьи творения несут в себе тайну и красоту.
Добро пожаловать в мир Гуэртены!"

Именно этими словами открывалась выставка в галерее "Истинный Взгляд", которую было решено провести в один из осенних вечеров. Однако все планы были сорваны одним происшествием, напрямую связанным с ней.
Ослепительно-белые стены палаты, тихий писк аппарата искусственного жизнеобеспечения и недвижное тело молодого мужчины. Вайсс Гуэртена, в свои 32 года - уже всемирно известный художник, чьи сюрреалистические творения считались непревзойдёнными шедеврами, был найден его соседкой, лежащим без чувств около измазанного чёрной краской холста, где едва просвечивали очертания жёлтых роз, образующих рамку вокруг некоей фигуры. Врачи не смогли установить причины комы, потому что физически художник был в порядке. Поэтому было решено воспользоваться помощью опытного психонавта, чтобы определить причину коматозного состояния Гуэртены изнутри. И теперь появление специалиста по внедрению в чужое подсознание ожидал лечащий врач художника.
Отредактировал Etherius - Четверг, 30 июля 2015, 03:31
You’ve met with a terrible fate, haven’t you?


Мятая брошюра проплыла по сточной канаве. Эл проводил её взглядом. В его кармане покоилась точно такая же - его очередное задание. В наушниках звучала ненавязчивая мелодия, расслабляющая и медленная. Это был один из этапов подготовки: прежде, чем войти в чужое сознание нужно очистить своё. Психонавт - профессия относительно новая, известная лишь в узких кругах. Не каждый мог овладеть этим опасным ремеслом - для этого как минимум должно быть нечего терять.
Эл прикрыл глаза, втянув носом прохладный осенний воздух. Ему было двадцать пять лет, восемь из них он работал психонавтом.
Устройство, позволяющее проникать в чужое сознание, было изобретено пятнадцать лет назад и открыло совершенно новый спектр возможностей. Внушение, разведка, расстройства рассудка - это было лишь минимумом, поверхностью. Психонавты были теми, кто проникал в чужое сознание и могли свободно путешествовать по разуму других людей. В этом деле Эл был профессионалом. Он был одним из немногих, кому удалось добраться до глубин подсознания и вернуться оттуда. Прослужив три года в военной разведке парень оставил армию и начал вести размеренную жизнь, иногда подрабатывая внедрением идей или помощью психически больным. Но в этот раз ему выпал особый случай.
Поднявшись на ноги, Эл снял наушники и не спеша побрел в сторону больницы. Обычно с делами коматозных пациентов он старался не связываться. Всё дело было в риске, чаще всего неоправданном. Чужое сознание похоже на океан - ты можешь нырнуть в него, спокойно плавать, наблюдать за обитателями и даже ловить их. Но если ты попадешь в течение, то выбраться из него уже практически невозможно. Выходя из чужого разума нужно ещё и сохранить свой. В этом была главная проблема и опасность работы психонавта - многие попросту сходили с ума. И состояние комы самый рискованный вариант, так как сознание клиента, как правило, блокировано и мало кому удавалось "нырнуть" так глубоко, чтобы открыть. Но Эл мог. И это дело с великим художником его заинтересовало.
В больнице было непривычно тихо, хотя возможно это сработала "Глушилка" - один из подготовительных приемов психонавтов. Собственный разум должен быть спокоен, его не должны раздражать посторонние шумы. Перед тем как постучать, парень поправил пепельно-серую челку и заглянул в палату, где его, судя по всему, уже ждали.
- Здравствуйте, меня зовут Элавил Коул, я психонавт.
my heart is full of hate and swag
Юношу пропустили, потому что все уже были предупреждены. Правда, молодые медсёстры украдкой поглядывали на психонавта - разумеется, в их глазах он представал, как загадочная фигура, этакая энигма, которую многим хотелось бы разгадать. А путешествия в чужое сознание представлялись романтически-опасными. Вот только он их не замечал, словно отрешившись от мира. И вскоре стайку девушек, уклонявшихся от своих обязанностей, практически силой увели прочь, к другим пациентам клиники.
Когда дверь отворилась, врач поднял голову. На его лице явно читалась усталость. И это было неудивительно - уже второй день он искал причины комы своего пациента. На него уже давили родственники, требуя решения проблемы, и именно его идеей было использование услуг психонавта, стоявшего перед ним. Разумеется, в силу того, что Гуэртена был достаточно богат, им удалось пригласить одного из самых лучших.
- Приветствую. Вас уже ждали.
Поднявшись со стула, стоявшего перед кушеткой, мужчина протянул руку и произнёс:
- Дориан Палуксэ, лечащий врач. Насколько я понимаю, вы здесь, чтобы... Осмотреть моего пациента, верно?
Было видно, что врач не до конца уверен в собственной затее. Возможно, сама мысль о том, что кто-то может запросто проникнуть в чужой разум и изменить его, казалась мужчине дикой. На ум приходили мысли о личном пространстве и свободе мысли, и о том, что психонавты грубо нарушают эти права человека. Однако он понимал, что это, возможно, единственный шанс на спасение его пациента, а потому было решено рискнуть и проверить.
"Может быть, причины именно там, в голове." - подумал Дориан, вымученно улыбнувшись.
- Вот ваш клиент, - немного иронично, но тем не менее строго произнёс доктор, отходя от кушетки и указывая на художника, лежавшего на ней. Лицо последнего было спокойным и расслабленным, словно бы он спал. Вот только дыхание его было слабым, как и пульс.
- Надеюсь на ваши... Способности, - закончил Дориан и повернулся лицом к окну. За двойным стеклом начал моросить мелкий неприятный дождь, столь обычный для этого времени года. Темнеющие небеса лишь усугубили угнетающую атмосферу в палате.
Отредактировал Etherius - Четверг, 30 июля 2015, 05:25
You’ve met with a terrible fate, haven’t you?
Коул окинул мужчину равнодушным взглядом голубых глаз. Главврач явно не верил во всю эту затею. Тогда зачем пригласили Эла? Безысходность? Интересно.
Психонавт прошел к пациенту, ничего не сказав. Пустая болтовня была лишней в данной ситуации. Бегло осмотрев тело Гуэртены и не увидев никаких повреждений, повернулся к Дориану.
- Мне нужна его медицинская карта и психопортрет, - попросил парень, вытаскивая из карманов какие-то провода. - Как долго он в таком состоянии?
Коул распутал и растянул проводки с присосками на концах на маленьком прикроватном столике, после чего вытащил из внутреннего кармана куртки небольшую металлическую коробочку. Перед путешествием необходимы были особые приготовления. Очистка разума, если нужно, сбор информации по теме - это мелочи, начальные этапы. Подсоединив провода к коробочке, Эл вынул небольшую ампулу с голубоватой жидкостью и шприц. Один из основных этапов: отключение тела. Чтобы сознание ничто не отвлекало психонавты вкалывали себе особую хитрую смесь, которая полностью парализовала организм, отключая все рефлексы. Коул осторожно ввел иглу в вену и надавил на поршень. Максимальная доза, используется только при прыжке в коматозное сознание. Теперь парень придет в себя только когда его разум вернется из путешествия.
my heart is full of hate and swag
Как и ожидалось, Элавил Коул ничего не ответил доктору и сразу занялся приготовлениями. Дориан, разумеется, не смог сдержать любопытства, правда, молчаливо - лишь наблюдал за тем, как юноша раскладывал какие-то приспособления, похожие на те, что используются в ЭЭГ.
"Это вполне объяснимо - использование электрических волн..." - подумал доктор, хотя он обманывал сам себя. На самом деле он не понимал, за счёт чего именно работают эти приборы. Впрочем, это было не так и важно.
Услышав то, что требовалось психонавту, врач протянул ему папку, которую всё это время держал в руках. Разумеется, поскольку он наводил справки о том, как работают эти специалисты, он заранее подготовил все необходимые материалы. Там были и записи медицинской карты, и справка и том, что Вайсс Гуэртена уже несколько лет находился на учёте с диагнозом "депрессивное расстройство личности", заметки психолога, проводившего анализ душевного состояния художника, с указаниями темперамента и некоторых черт характера, среди которых выделялась одна из записей: "Типичный меланхолик со склонностью к депрессивным настроениям и асоциальному поведению." На самом деле, эта запись была указана со слов родственников, описывавших Вайсса Гуэртену, как затворника, способного безвылазно провести несколько месяцев дома, не отвечая на звонки и обрубая все возможные способы связи с ним. Именно поэтому не родственники, а именно соседка обнаружила его в столь плачевном состоянии.
- Что касается времени - уже двое суток он здесь, - с долей досады произнёс доктор, - На момент нахождения в квартире он, если верить экспертам, был без сознания предположительно двенадцать часов.
Откуда упомянутые эксперты могли знать примерное время нахождения в коме? Одной из подсказок стала не дорисованная картина - художник упал в обморок во время её написания, а потому можно было предположить по степени высыхания краски на холсте.
Отредактировал Etherius - Четверг, 30 июля 2015, 06:32
You’ve met with a terrible fate, haven’t you?
Препарат начинал действовать лишь спустя несколько минут, так что Эл успел ознакомиться со всеми документами.
- Возможно, вы обратились ко мне не зря. - Коул вздохнул и пояснил. - Люди с его диагнозом довольно частые клиенты моих коллег. Обычно такие люди замыкаются в себе настолько, что частично или полностью теряют память. Кома - более редкое явление, но тоже вполне возможное. Я выясню причины и постараюсь вернуть клиента в сознание, но я не могу дать гарантий, случай необычный.
Препарат начинал действовать, так что Коул начал действовать, прикрепляя провода к своей голове и к голове Вэйса, после чего присел рядом, настраивая что-то в маленьком железном приборе.
- Через несколько секунд я отключусь, - предупредил психонавт, стягивая с себя куртку и швыряя ее на изножье. - Мое тело будет полностью парализовано, так что кто-то должен следить чтобы сюда не проникли посторонние. Когда я отключусь вам нужно будет отсоединить все провода кроме вот этого, - Коул указал на толстый синий провод. - Я не смогу очнуться пока мой разум добровольно не вернется в тело, сколько времени у меня займет выяснение обстоятельств я точно не знаю, скорее всего около двух часов.
Эл почувствовал, как тело перестало его слушаться и перед тем, как окончательно рухнул на кровать успел нажать небольшую зеленую кнопку.
На самом деле была одна особенность в работе психонавта. А именно - способность перенести разум. Нейростимулятор позволяет отделить сознание от тела, но лишь на доли секунды, а дальше - всё в руках психонавта. Не многие успевают да и вообще могут установить контроль над разумом вне тела. Коул был лучшим в контроле сознания, что давало и свои преимущества. А именно - Эл отличал реальность от сознания. Редкая и весьма полезная способность. Многие психонавты сходили с ума по той простой причине, что находясь в чужом разуме начинали воспринимать его за реальность и в итоге не могли потом вернуться. Эл же мог управлять чужим разумом так же, как и своим собственным.
Пока тело заваливалось на больничную койку рядом с Гуэртеной, сознание неслось по синему кабелю. При переносе сознания ощущение физической оболочки сохраняется. Эл видел свои руки и ноги, крутил головой, разминая астральное тело, пока то неслось по мерцающему сине-зеленому тоннелю, но закончился полет совсем не как обычно.
my heart is full of hate and swag
Врач внимательно выслушал все требования психонавта и первым делом запер дверь на засов. По какой-то причине он даже проникся некоторым доверием к юноше - слишком убедительными были его подготовительные действия. Когда же глаза парня закрылись, и тело перестало шевелиться, мужчина как можно аккуратнее отключил все указанные провода, после чего проверил пульс.
"Он ввёл себя в аналогичное состояние?" - с некоторым удивлением отметил Дориан.
Теперь всё, что оставалось доктору - ждать. По крайней мере, юноша произнёс фразу "пара часов", а значит, скорее всего, результат будет очевидным.

... Первое, что мог приметить Элавил в момент перенесения в подсознание Гуэртены - это музыка. Явно классическая, звучащая величественно и немного надменно. Следом появился свет - и через мгновение юноша оказался в белом зале, где слева от него была стойка, за которой стоял пожилой администратор с благодушным выражением лица. За его спиной висел большой постер с изображением огромной рыбы, похожей на удильщика, и ниже было указано: "Добро пожаловать в мир Гуэртены!". Дальше была видна лестница, ведущая на второй этаж, и проход в другой зал, где виднелись картины, скульптуры и люди, разглядывавшие эти произведения искусства. Лёгкий гул от смешавшихся голосов наполнял помещения. Если взглянуть на лестницу снизу, то и на втором этаже так же были видны творения художника и люди. Кто-то с восхищением рассказывал своему знакомому о кратине с изображением прекрасной девушки, кто-то удивлённо качал головой, рассматривая нечто, похожее на глаз в окружении алого цвета, были те, кто приходил в умиление от вида милого котёнка, почему-то подписанного, как "Тёмная сторона души". И таких людей было достаточно много: мамы с детьми, старики, взрослые и солидно выглядящие мужчины и женщины.
В совокупности всё это выглядело так, словно выставка в галерее "Истинный Взгляд" состоялась, и уже в самом разгаре. И одной из причин схожести был тот факт, что никаких отклонений от реальности не было, и всё выглядело настоящим и нормальным.
You’ve met with a terrible fate, haven’t you?
Внутренний мир - это не просто красивые слова. Это действительно целый мир внутри человека. Со своими законами и правилами, разумеется. Нарушать эти правила нельзя - есть риск остаться запертым в чужом сознании. Поэтому нужно внимательно присматриваться к любой мелочи. Ведь то, что нам кажется маловажным, для кого-то имеет огромное значение.
Эл не удивился, когда увидел перед собой картинную галерею - в конце концов Вэйс Гуэртена буквально жил своими картинами. Изобразив полнейшую безмятежность, Коул с интересом осмотрелся. Всё выглядело до невозможности реальным, но это и напоминало психонавту о том, что он в чужом сознании. Парадокс.
Но сейчас важнее было найти самого Вэйса, ведь даже если его тело в коме, то проекция в сознании никуда бы не делась, разве что...
"Единственный случай в истории, когда погибли и психонавт и клиент", - мрачно подумал Эл, но торопиться с выводами не стал.
- Простите, - парень подошел к пожилому администратору. Хоть личности всех этих людей и были фантомными, нельзя было их игнорировать. Они важная составляющая подсознания, владеющая полезной информацией. - Вы не подскажете где я могу найти господина Гуэртену?
my heart is full of hate and swag
Старик добродушно улыбнулся, когда Элавил обратился к нему. Было видно, что он очень рад каждому посетителю, и с готовностью ответил:
- Добрый день, мой юный друг. Вы уже знакомы с творчеством Гуэртены? Судя по вашему виду - не очень. Прошу, осмотритесь - выставка совершенно бесплатна. Только, пожалуйста, не трогайте руками экспонаты - некоторые из них очень хрупкие.
Казалось, старик не слышал вопроса, или услышал что-то другое. А его спокойный и уверенный тон говорил о том, что, пусть вопрос и был проигнорирован, но явно не специально.
В этот момент входная дверь открылась, и в здание вошла молодая пара. Тряхнув гривой каштановых волос, девушка произнесла, обращаясь к своему кавалеру:
- Да я просто влюблена в некоторые его работы!
- Ты про ту композицию из драгоценных камней, - не спросил, а утверждающим тоном проговорил её парень, и девица рассмеялась:
- "Блеск звёзд и кристаллов"? Да, она одна из них, - поправив причёску, она продолжила - Говорят, Гуэртена вложил самого себя в свои творения, всю свою душу...
Голоса смешались с общим гулом, и дальнейший разговор оказалось невозможным услышать.
- Если вы позволите дать вам совет, то вам стоит обязательно посмотреть на гвоздь нашей выставки, - вдруг продолжил администратор, после чего указал на плакат за своей спиной, а точнее - на рыбу, которая там была изображена, - Картина, изображённая прямо на полу. Называется она "Бездна Глубины". Она на первом этаже, огорожена, так что не пропустите.
В этот момент к стойке администратора подошли трое: мужчина, женщина и маленький ребёнок лет девяти.
- ... Давайте возьмём парочку брошюр. - проговорила женщина, явно заканчивая какой-то разговор, и мужчина согласно кивнул головой, после чего они, мягко сжав ручку ребёнка, направились прямо к тому месту, где стоял психонавт.
- Оу, - произнесла мать девочки, сверкнув красновато-карими глазами, когда в поле её зрения попал Элавил, - Вы позволите нам пройти? Мы не надолго, уверяю вас.
Девочка, чьи волосы были точь-в-точь как у её мамы, с интересом посмотрела на юношу, доверчиво держа папу за руку. На её лице не было улыбки, но в глазах было любопытство, явно вызванное этим "загадочным" местом.
- Милая, - произнёс отец, - Нам некуда торопиться, так что мы можем и подождать немного.
- Да, ты прав, пожалуй, - немного смущённо сказала женщина и, вновь повернувшись к юноше, улыбнулась, - Я прошу прощения. Просто, говорят, здесь есть просто потрясающие работы, и мне просто не терпится посмотреть на заявленную в рекламе скульптуру "Воплощение духа".
- Да, мадам, вы не пожалеете, - подал голос администратор, всё так же искренне улыбаясь, - Она на втором этаже, вверх по лестнице и сразу направо.
- О, благодарю вас! - воскликнула женщина, и вот вся семья уже направилась на второй этаж и скрылась за поворотом.
You’ve met with a terrible fate, haven’t you?
- Добрый день, мой юный друг. Вы уже знакомы с творчеством Гуэртены? Судя по вашему виду - не очень. Прошу, осмотритесь - выставка совершенно бесплатна. Только, пожалуйста, не трогайте руками экспонаты - некоторые из них очень хрупкие.
Прямой вопрос был проигнорирован, но Эл видел, что не специально.
- Да я просто влюблена в некоторые его работы! - раздалось прежде, чем Коул успел повторить свой вопрос. Он обернулся на источник голоса, которым оказалась молодая девушка.
- Ты про ту композицию из драгоценных камней, - не спросил, а утверждающим тоном проговорил её парень, и девица рассмеялась:
- "Блеск звёзд и кристаллов"? Да, она одна из них, - поправив причёску, она продолжила - Говорят, Гуэртена вложил самого себя в свои творения, всю свою душу...
- Если вы позволите дать вам совет, то вам стоит обязательно посмотреть на гвоздь нашей выставки, - вдруг продолжил администратор, после чего указал на плакат за своей спиной, а точнее - на рыбу, которая там была изображена, - Картина, изображённая прямо на полу. Называется она "Бездна Глубины". Она на первом этаже, огорожена, так что не пропустите.
- Но мне нужно... - начал было снова психонавт, но его снова перебили: к стойке администратора подошла молодая семья. Женщина начала что-то увлеченно говорить, но Элавил её уже не слушал. Извинившись, он отошел в сторону и остановился возле одной из картин, той самой, что напоминала странного вида глаз в окружении белого цвета.
"Итак, если я продолжу спрашивать напрямую, то могут возникнуть вопросы. В конце концов пусть это и фантазия, но это подсознательный мир клиента. Он ведь и отторгнуть может" - Эл сделал вид, что увлечен изучением непонятной картины. - "В итоге что мы имеем? Он впал в кому возле незавершенной картины. Художники они ведь натуры чувствительные, а про Вайса говаривают что он буквально жил своим искусством. Да и его подсознание выглядит как галерея. Может ли это быть связано с его последней картиной?"
Однако размышления Эла прервались чем-то... Он и сам не понял. Но в один миг ему показалось, что картина, на которую он смотрит... тоже смотрит на него?
my heart is full of hate and swag
Проходившие мимо люди не особо реагировали на юношу, который задумчиво рассматривал одно из творений художника. В этом и было искусство Гуэртены - многие говорили, что его картины словно живут собственной жизнью, поражая своей реалистичностью, даже если на них изображено что-то вроде того самого глаза, под которым было указано название: "Беспокойство". Странный образ был самой настоящей оптической иллюзией - казалось, что этот глаз наблюдает за людьми, которые на него смотрят. И название этой картине было дано неспроста, более того, оно скрывало два смысла - во-первых, сам глаз выглядел так. будто его владелец с тревогой на что-то смотрит, а во-вторых, получившийся эффект слежки делал беспокойным и наблюдателя.
Если бы юноша решил отвести взгляд вправо, он увидел бы картину с милым чёрным котёночком, чьи ярко-жёлтые глаза словно мерцали. Многие критики ломали голову, почему же эта композиция называется "Твоя тёмная сторона". Кто-то вспоминал о том, что чёрные кошки связаны с ведьмами и демонами, кто-то предполагал, что в каждом человеке живёт нечто-тёмное, рвущееся на свободу и способное выглядеть мило и невинно поначалу. Сам художник никак не объяснял причины названия.
Если смотреть дальше вправо, то можно было увидеть ту самую композицию "Мерцание звёзд и кристаллов" - витрины с разнообразными драгоценными камнями и украшениями из них, дизайном которых занимался Гуэртена. Кольца в виде рук, бережно обнимавших рубин, изящные браслеты из золота, похожие на виноградные лозы с изумрудными листьями, диадема, похожая на терновый венец с жемчужными цветами, и многие другие.
По левую руку от юноши была картина, представлявшая собой пейзаж - широкое поле солнечным днём, где вдалеке виднеется маленький домик, и кажется, что травы шевелятся под незримым лёгким ветерком. Этот образ часто пользовался популярностью у знатоков искусства, которые говорили, что этим Гуэртена хотел сказать, что мечтает об изоляции, о том, чтобы уйти прочь от общества и спрятаться в глуши. На это художник часто отвечал, что прообразом этой картины служили детские воспоминания о безмятежности, и это никак не связано с нынешним положением дел.
Если же пройти дальше налево, можно было увидеть белый диван, огороженный со всех сторон. Сначала могло бы показаться, что это какая-то ошибка, но, если приглядеться, становилось ясно, что диван увит каменными лозами, на которых блестели острые шипы. Впрочем, середина дивана была открыта, словно бы приглашая присесть на него. И табличка рядом с ним гласила: "Занятое место". Гуэртена объяснял эту композицию, как ощущения людей, жаждущих одиночества - они, по его мнению, создавали вокруг себя нечто вроде защиты из невидимого терновника, не подпуская к себе никого.
Больше Элавил не мог увидеть ничего с того места, в котором находился.
You’ve met with a terrible fate, haven’t you?
Эл не спеша ходил от одной картины к другой, отмечая про себя знаки, понятные только ему. Все картины Вайса, как и их названия, говорили о тяжелом эмоциональном состоянии художника. Одинокий затворник, признанный гений, но непонятый человек.
Коул осматривался по сторонам, машинально запоминая архитектуру здания, расположение и порядок картин и скульптур, черты некоторых людей. Он отчего-то вспомнил свое самое первое задание, когда только закончил обучение. Его закинули в голову к одному бывшему военному, который сошел с ума и взял в заложники ребенка. То, что увидел Коул потрясло его, вогнало в ступор. Он едва не погиб там. В голове у пожилого мужчины до сих пор шла война. Взрывались гранаты и гибли люди - друзья и товарищи - снова и снова, с неба сыпались горящие самолёты, словно осенние листья, какой-то молодой парень с оторванной ногой кричит о том, что им нужно в укрытие и в следующую секунду исчезает в фонтане земли и крови, песок во рту и в одежде, командир с висящими из вспоротого осколком снаряда живота читает лекции о патриотизме, запах паленого мяса, от которого тошнит, солдаты, от которых в считанные секунды остаются лишь имена. Это всё не прекращаясь происходило внутри бывшего военного. Персональный ад. Это не было похоже на то, чему их учили в академии, это была словно другая реальность, которая могла измениться в любую секунду, так как находилась внутри другого человека. Это было куда сложнее, чем писалось в учебниках и рассказывалось на лекциях.
Погрузившись в свои невеселые раздумья, Коул, тем не менее не терял бдительности.
С пола на него смотрело достаточно крупное подобие рыбы-удильщика. Изображение было нечетким, как сквозь толщу воды.
"Действительно... Бездна" - подумал Эл и устремился в сторону лестницы. Оказавшись на втором этаже, парень внимательно осмотрел обстановку.
Любое сознание по природе своей состоит из нескольких уровней. Первый уровень, как правило поверхностно-отвлекающий. Это отработанные стандарты поведения, выработанные привычки - ширма, изображающая обычного гражданина. На втором уровне, как правило, таятся сомнения и потаенные желания. Третий же уровень представляет собой особое хранилище. Истинную личность. Вот туда-то Коулу и надо.
my heart is full of hate and swag
Рядом с названием картины "Бездна глубины" было добавлено описание: "Мир, в который не сможет войти человек. И для того, чтобы понять этот мир, я изобразил его на холсте. (с) Вайс Гуэртена". Лёгкая рябь делала образ жутковатого удильщика размытым, нечётким и оттого ещё более пугающим. Напротив картины на стене висела не менее крупная картина, изображавшая ребёнка, играющего на висящих в воздухе клавишах фортепиано, а за его спиной стоит женской силуэт и назидательно вытягивает указательный палец руки. Вся эта композиция называлась "Благонамеренный ад". Многие размышляли, что именно хотел сказать автор этим образом, и часто были предположения, что это представление Гуэртены о фразе "благими намерениями выложена дорога в ад", но сам художник не подтверждал этого.
Внимательный взгляд Элавила в первую очередь наверняка наткнулся на окно. По стеклу барабанил мелкий неприятный дождь. На втором этаже выставка продолжалась: справа от окна расположилась прекрасная "Дама с газетой", и её отстранённое выражение лица, частично скрытого кокетливо сдвинутой шляпкой, становилось живым благодаря лёгкой улыбке, словно девушка задумалась о чём-то, совершенно не связанным с написанными на газете новостями.
Напротив картины, изображавшей одну из высших аркан в картах Таро, а именно "Повешенный", в задумчивости стоял молодой человек, разглядывая искажённое болью и скорбью лицо человека, подвешенного за ногу на дереве. Сама картина вызывала у многих противоречивые эмоции, и эта картина использовалась в картах Таро определённого стиля.
Следующей картиной был пейзаж, изображающий две башни на фоне тёмного неба. Название для них было, пожалуй, самым простым: "Парные башни". Написал ли Гуэртена это название просто, как описание изображаемого, или за названием скрывался какой-то особый потаённый смысл, никто точно сказать не мог.
Следом была картина "Разбитый бриллиант". Уже название говорило о том, что изображено: прекрасный некогда, искусно огранённый алмаз был разбит на осколки, мерцавшие на фоне фиолетового шёлка.
Перед следующей картиной стоял молодой человек и вздыхал:
- Вот бы мне встретить эту красавицу в реальном мире.
Название картины гласило: "Дама в красном" и давало всеобъемлющее описание самой картине - на нём была изображена красавица в кроваво-алом платье, и на миловидном лице была мягкая улыбка. И лишь в глазах притаилась странная злоба. Гуэртена говорил, что в этой картине он воплотил образ женщин, пытавшихся соблазнить его и тем самым получить доступ к богатству и славе.
Краем глаза молодой человек наверняка мог бы приметить ту самую семью, которая в этот момент заворачивала за угол, где стояла статуя, изображавшая огромную розу. На стене напротив висела картина с улыбающимся мужчиной, почему-то названная "Кашляющий человек".
А вот дальше по коридору висело огромное полотно, занимавшее всю стену. Хаотичный набор силуэтов, красок, пятен, лиц, все перемешанные и искажённые - вот что представало перед взором всякого, кто решил бы рассмотреть картину поближе. Вот только никто почему-то не обращал на эту картину никакого внимания, более того, вокруг неё не было ни души. А под самой картиной висело название: "Поддельный Мир"...
You’ve met with a terrible fate, haven’t you?
Всё, что видел Эл было взаимосвязано. Картины и их названия, пришедшие на выставку люди. Что-то заставило Коула остановиться возле картины с названием "Благонамеренный ад". Мальчик, изображенный на полотне отдаленно напоминал самого Элавила. А силуэт позади напоминал его тётку. Родителей Эл потерял в возрасте пяти лет. История до смешного банальная - автокатастрофа, родная тётя, не имеющая детей, новый дом, попытки стать семьёй и всё забыть, еженедельные побеги с занятий на кладбище. А потом начался он. Благонамеренный ад. Бесконечные репетиторы, домашние аресты, запрет на сладкое и телевизор - тётя опекала Эла слишком сильно. Он знал, что она старается для его же блага, но ненавидел её и свой жесткий режим, особенно летними вечерами, когда соседские мальчишки гоняли во дворе мяч, а он сидел за математикой. В свои-то семь лет. Фыркнув, Эл поспешил отбросить неприятные воспоминания. В чужом разуме нужно забыть о себе. Нужно погрузиться в другого человека. Проходя мимо "Парных башень" Коул почувствовал странный холодок и на мгновение повеяло отчаянием.
Во время экзаменов все психонавты проходят специальный тренинг, на котором их учат в буквальном смысле забывать о себе. Каждый человек в той или иной мере эгоистичен и зачастую психонавт, оказавшись в чужом сознании и видя чужие проблемы, чужую боль или обиду испытывает некоторый дискомфорт и начинает невольно копаться в себе, выпуская свои негативные эмоции в чужое сознание. Однажды такой случай закончился смертью.
Коул выдохнул, хотя это скорее было силой привычки, так как дышать в ментальном мире ему не требовалось. Он перевел взгляд голубых глаз на большое полотно. которое все почему-то обходили стороной. Удивленно вскинув брови, психонавт приблизился к картине и замер, словно резко придавленный чужим сознанием. Хаотичность красок и образов напоминала карикатуру на толпу в час пик. Разноцветная масса чужих и посторонних, которым нет дела, которые спешат по своим делам.
Картина называлась "Поддельный мир".
my heart is full of hate and swag
Едва Элавил прочитал название картины, как музыка стихла, и исчез гул голосов. И больше не было никого вокруг, словно в какой-то момент все люди просто ушли прочь. В следующий момент люстры, освещавшие галерею, резко погасли, оставляя психонавта почти в полной темноте. За окном резко стемнело, будто наступила ночь, и Элавил смотрел на "Поддельный мир" в течение многих часов.
В этот момент с картины начали течь краски, и из разноцветных капель стали складываться слова: "Идём вперёд и вниз, Эл. Я покажу тебе тайное место." В этот же момент на полу прямо под ногами юноши проступили ярко-алые слова: "Идём, Эл."
Следующим моментом, который мог привлечь внимание парня, стало окно. Сначала за ним прошёл странный силуэт, а затем раздался резкий стук по стеклу, от которого появился отпечаток ладони. Возможно, это выглядело бы нормально, если забыть про то, что это окно находилось на втором этаже. Через пару мгновений раздалось чиханье от картины "Кашляющий человек", а из висевшего неподалёку натюрморта с названием "Горький фрукт" упал апельсин, кожица которого тут же треснула, и горьковатый аромат распространился по этажу. Следом из картины "Твоя Тёмная Сторона" послышалось мяуканье, в котором чувствовалась лёгкая угроза. Из полумрака за юношей наблюдала "Дама в красном". Безголовые женские фигуры в шикарных платьях, названные "Смерть индивидуальности", казалось, едва заметно шевелились, но не сдвигались с места. А на первом этаже слышались чьи-то шаги.
Если юноша решит спуститься по лестнице, то увидит, что и внизу произошли изменения: окна оказались залиты красной краской, администратора, как и всех остальных людей, больше не было, на лозах, обвивавших "Занятое место" распустились красные розы, а к "Бездне глубины" тянулась цепочка следов от ботинок, нарисованных синей краской.
Тем временем за окнами уже была непроглядная тьма, а дверь парадного входа была заперта.
You’ve met with a terrible fate, haven’t you?
"Началось" - только и успело мелькнуть в голове. Теперь Эл окончательно заперт в чужом сознании, которое начало демонстрировать все, что в нем скрыто. Картины словно оживали, некоторые шевелились. За окном уже стемнело. Церемониться не было времени Делать резких движений Элавил не стал. Вайс хотел что-то показать? Пускай.
На первом этаже послышались шаги и психонавт не спеша направился к лестнице, то и дело крутя головой и наблюдая за картинами. Ожидать можно было чего угодно. Спустившись по лестнице, Коул первым делом увидел следы, после чего перевел взгляд на расцветшее "Занятое место". Вайс вступал в контакт, но не прямой. Такое часто можно встретить у клиентов в коме. Они не осознают всего происходящего. Им кажется что этот мир реален.
Добравшись до входной двери Эл дернул за ручку. Как и ожидалось. Заперто. Нахмкрившись, парень окинул взглядом первый этаж, после чего направился к следам. Следы были крупные, отчетливо виднелась подошва ботинка. Синяя краска... Что ж, вполне ожидаемо. Но что-то подсказывало Элу, что в этом деле не всё так просто. Проследовав за следами, парень остановился возле "Бездны глубины"
my heart is full of hate and swag
Стоило юноше вглядеться в картину, как по поверхности прошла лёгкая рябь. Приманка удильщика слабо мерцала сквозь толщу воды. И в какой-то момент изображение по-настоящему ожило. Рыба, махнув хвостом, развернула массивное тело и уплыла на глубину. Волны, образовавшиеся от движений, расшатали ограду, и вот уже все столбики провалились следом за рыбиной в открывшийся путь в подводные глубины. Мерцающий вдалеке огонёк, небольшие волны на поверхности - всё это придавало картине в каком-то смысле гипнотические свойства, позволяющие ей оправдывать данное художником название.
Тем временем из картины "Благонамеренный ад" раздались душераздирающие звуки фортепиано, словно бы кто-то пытался играть простые гаммы на расстроенном инструменте. Несколько неудачно взятых аккордов - и вновь звенящая тишина.
И именно в этот момент удильщик резко вынырнул и, распахнув пасть, проглотил Элавила целиком. Вряд ли можно было ожидать такой прыти от столь массивного зверя. И вот психонавт оказался внутри этой рыбины, которая тут же нырнула обратно в картину и скрылась в глубине. А через пару мгновений исчезла и рябь на воде...
... Юноша мог чувствовать, как в кромешной темноте тело подводного жителя сдавливало его со всех сторон, лишая возможности даже вздохнуть, не говоря уже о возможности пошевелиться. Обычно такие ощущения возникают во сне, когда одеяло слишком сильно давит на грудь. Но через несколько секунд это давление исчезло, а ещё через мгновение загорелся тусклый свет.
Юноша оказался посреди синего коридора, за его спиной была лестница, ведущая вверх, в воду, где сейчас кружила та же самая рыба-удильщик. Почему-то вода не стекала вниз, как должна была.
Справа от лестницы вдалеке виднелась дверь, рядом с которой стояла тумбочка. Слева была такая же картина, вот только с некоторыми различиями - на тумбочках были разные предметы: у той, что слева - раскрытая книга, а у той, что справа - ваза с одной-единственной розой. Также у двери слева висела чёрно-белая картина, подписанная "Геометрическая рыба", где каждый элемент был выполнен из какой-либо простой геометрической фигуры, и была прорисована каждая треугольная чешуйка на теле существа.
Никаких звуков, никакого движения, и никаких вымыслов не наблюдалось. Юноша был совершенно один в этом месте.
You’ve met with a terrible fate, haven’t you?
Рыба пришла в движение, уходя куда-то на глубину, словно исчезала в бездне. Картина оправдывала свое название. В помещении раздались неумело и криво сыгранные гаммы, от которых стало как-то тяжело и тоскливо. По воде пошла рябь, где-то в глубине мерцал огонек приманки. Психонавт словно чувствовал, что нужно держаться от этой "Бездны глубины подальше". И не зря, так как рыбина выскочила из возы и проглотила парня прежде, чем он успел что-либо понять. Он почувствовал, как внутренности огромного существа сдавливают его со всех сторон с такой силой, что пошевелиться было попросту невозможно. На какое-то мгновение Эл даже отключился. Но пытка рыбьими кишками длилась недолго - Эл вдруг увидел свет, который начал меркнуть и явил взору удивленных голубых глаз психонавта голубой коридор. Обернувшись, Коул увидел лестницу и воду, в которой плавала та самая рыба. Вопреки законам физики вода не стекала вниз, а оставалась ровной гладью у начала лестницы.
"Второй уровень?" - подозрительно подумал Элавил, осматривая коридор. Справа вдалеке была дверь и тумбочка, на которой стояла ваза с розой, слева опять же дверь и тумбочка, но на тумбочке лежала открытая книга. Решив, что в книге могут быть подсказки, Эл направился налево. Остановившись возле тумбы он пролистал несколько страниц, но книга оказалась пуста. На всякий случай подергав ручку двери - она оказалась заперта - Эл развернулся, краем глаза замечая картину на стене и её название: "Геометрическая рыба". То, что картины имеют в подсознании Вайса отнюдь не малое значение, Коул на всякий случай запомнил картину и её название. Добравшись до противоположного конца коридора, Эл остановился осматривая розу, а потом и вовсе вытащил её из вазы. Он вспомнил, что видел на верхних этажах статую в виде розы. Как же она называлась?
"Воплощение духа" - запоздало вспомнил психонавт, дергая дверную ручку, всё ещё держа розу в руке.
my heart is full of hate and swag
На синих стенах синяя краска вряд ли выделялась, и Элавил просто не мог заметить слов "идём", многократно повторяющихся и словно бы идущих следом за ним, раз за разом появлявшихся и заполнявших пустое пространство. Но внимательный взгляд позволил бы сделать предположение, что парня ведут к чему-то. И этим чем-то оказалась роза в вазе. И едва юноша взял её в руку, как цветок тут же распустился, показывая десять дымчато-серых лепестков, основания которых были окрашены в глубокий синий цвет. Цветок выглядел слишком красивым, чтобы быть настоящим, а окраска и вовсе выглядела искусственно. Но при всём при этом растение чувствовалось настоящим.
Дверь, ручки которой коснулся юноша, оказалась не заперта, что позволило психонавту увидеть, что находится за ней. Это была простая маленькая комната, не больше десяти метров в длину, ширину и высоту. И не было в этой комнате ничего, кроме полотна с улыбающейся девушкой, записки, прикреплённой прямо под картиной, и синего ключа, лежавшего ровно посередине комнаты и словно приглашавшего взять его.
Записка была написана ровным почерком, обильно украшенным завитками: "Если роза завянет, увянешь и ты." Ключ же был блестящим и явно металлическим, вот только лазурный цвет, не принадлежащий ни одному из подходящих металлов, свидетельствовал об обратном.
Что касается картины, то она была не подписана. Лицо женщины было приятным, глаза были полуприкрыты, и мягкая доброжелательная улыбка украшала её немного округлое лицо. И единственной странностью картины были лишь тёмные волосы - поскольку девушка была видна лишь по плечи, то её волосы, вылезая из картины, свешивались за раму. И если бы Элавил решил их пощупать, то почувствовал бы, что они настоящие.
И больше в этой комнате не было ничего. Ни мебели, ни кого-либо из живых, и даже звуки словно исчезли. Единственное, что мог слышать Элавил - его собственные шаги по каменному полу. Но эта тишина была по-настоящему звенящей, словно тихий, тревожный звук всё-таки был, но вот его источник отсутствовал.
You’ve met with a terrible fate, haven’t you?
Коул понимал, что его куда-то ведут. Это было слишком очевидно и напоминало какую-то игру.
"Вы ли это, Вайс?" - усмехнулся психонавт, но лицо его посерьёзнело, когда он увидел записку.
"Воплощение духа значит" - парень перевел взгляд на пепельно-серый с синими прожилками и краями цветок и убрал его во внутренний карман куртки. В комнате было пусто и тихо настолько, что сама звенящая тишина стала похожа на какой-то тревожный звук. Шаги по каменному полу отдавались громким эхо. Эл присел возле ключа, но не спешил его брать, задумавшись.
Дух в подсознании интерпретируется совершенно по-разному. У одних это золотая рыбка в океане, у других маленькое облачко над горизонтом, у третьих эфемерный образ. У Вайса Гуэртэны это была роза. В свое практике Эл часто сталкивался с тем, что дух чем-то скован и психонавту предстояло освободить его. В случае с коматозными клиентами дух чаще всего оказывался потерян. Но не это тревожило юношу. Цветок в его кармане... Это ведь воплощение его духа. Определённо не рядовой случай.
Нахмурившись и поколебавшись несколько секунд, парень извлек из кармана металлическую коробочку - точно такую же, с помощью которой ранее подключался к разуму художника. Но на этот раз на коробочке были всего две кнопки: синяя и желтая. Задержав палец сначала над синей, Эл всё же нажал желтую, убрал прибор в карман и поднял с пола ключ. Теперь осталось лишь найти дверь.

Тем временем в палате, где в коме находились пациент и психонавт, маленькое устройство издало протяжный писк, но тут же затихло. Только сбоку мигал желтый огонек.
my heart is full of hate and swag
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Abyss of the Deep (фарш по стенам без смс и регистрации 18+)
Страница 1 из 212»
Поиск: