Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 5 из 10«1234567910»
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Культ язычников
Культ язычников
Целитель усмехнулся и дернулся к окну, при этом полы его плаща чуть разошлись, что позволило увидеть ножны с обычным клинком. Впрочем, девушка очень сомневалась, что клинок этот обычный. Наверняка зачарованный. Поворачиваться не хотелось, поэтому за колдуном она наблюдала через отражение в зеркале. Фламма, разумеется, понимала, что это грубое нарушение всех правил этикета, но она и не на приеме находится, чтобы их соблюдать. Можно считать обстановку неофициальной, ведь она и Илллик просто беседуют.
- Магия это палка о двух концах. Взял что-то с одной чаши весов, изволь уравновесить.
- Уравновешивать, я так понимаю, приходится собственной энергией, - полувопросительно-полуутвердительно протянула Огненная. Не сказать, чтобы она очень интересовалась магией, и все же ей был любопытен принцип работы магов и колдунов. Да и вообще - есть ли между ними разница. Не искушенная в волшбе советница ее не видела.
Мимо, по-военному четко печатая шаг, прошел патруль, состоящий из ледяных леди. Причем в буквальном смысле слова. Осознав это, Нокс вгляделась в них внимательнее, ощущая исходящую от них морозную ауру. Словно они действительно были высечены изо льда. Этакие ожившие ледяные скульптуры. Даже после каждого их шага на полу оставались посеребренные инеем следы. Девушка удивленно хмыкнула и краем глаза заметила нервное движение позади. Ее телохранитель, по достоинству оценив силу этих необычных женщин, даже потянулся к мечу, но Огненная еле заметно качнула головой. Забавно, кстати. Получается, они - полная противоположность ее имени.
- Личная охрана Безмолвного Царя, - пояснил мужчина, заметив интерес собеседницы. Фламма задумчиво кивнула, вновь возвращаясь взглядом к созерцанию вида, открывающегося из окна.
- Не привык извиняться за других, но я прошу прощения за поведение министра Киррна. Царь сильно разгневался на него за его выходку.
Советница поморщилась, вновь вспоминая и о своей выходке, и об оскорблении министра, и произнесла несколько прохладнее, чем хотела:
- Не стоит. Я знаю, что вы обо мне думаете. Я бесталанный политик, но королеве предана всей душой. И вытерплю любое оскорбление в свой адрес, однако ставить рассудительность Ее Величества под удар не позволю никому. И даже если от этого будет зависеть мирный договор, пусть лучше меня сразу разжалуют во фрейлины.
- Не хотите прогуляться по дворцу или городу? С удовольствием составлю вам компанию, да и развеетесь немного.
Такого предложения Нокс никак не ожидала, но еле заметно улыбнулась, расслабляясь после затронутой темы.
- Не откажусь. Интересно посмотреть на Гвидор с позиции простого посетителя.
Девушка полностью повернулась к Иллику, но, прежде чем следовать за ним, обратилась к своему телохранителю, словно вспоминая нечто важное:
- Иди отдыхай, Райтан. Спасибо. Со мной ничего не случится.
Телохранитель с сомнением посмотрел на целителя, сделал для себя какие-то выводы и только после этого, коротко кивнув, удалился в выделенную ему комнату. Фламма взглянула на колдуна, словно говоря: показывайте дорогу.
Отредактировала Mimosa - Воскресенье, 06 сентября 2015, 02:15
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Не стоит. Я знаю, что вы обо мне думаете. Я бесталанный политик, но королеве предана всей душой. И вытерплю любое оскорбление в свой адрес, однако ставить рассудительность Ее Величества под удар не позволю никому. И даже если от этого будет зависеть мирный договор, пусть лучше меня сразу разжалуют во фрейлины. - медик поморщился:
- Низкая самооценка никогда не способствует душевному спокойствию. Никто с вами ничего делать не будет. Инцидент неприятен, но его Величество считает что вина за него лежит на министре, а не на вас. А насчет ваших политических качеств, то уж простите, лучше же наверное отправить опытного политика, способного наломать таких дров, что разгрести не получится и десяти послам. Лояльность всегда ценится больше. - он помолчал - Я бы на месте Лауреи сделал бы так же
Мужчина сделал приглашающий жест рукой, галантно поклонившись. Дверь перед ними открылась, пропуская их на огромную галерею, выходившую к широкой лестнице. Присмотревшись, можно было понять, что всё сделано из тёмного стекла без единой царапины.
- Наверное вы читали о дворце в Клорене. Он построен по проекту мастера Урсилласа почти шестьсот лет назад, и с тех пор ни разу не перестраивался. Перед смертью архитектор Урсиллас сказал, что тот кто рушит дворец, рушит себя. - он подал даме руку, и они спустились по лестнице, выходя на центральную лестницу дворца. Перед дворцом раскинулся настоящий лес, правда в темноте было сложно оценить мастерство садовников. Перед самой лестницей был небольшой фонтан, без каких-либо украшений, кроме небольшого постамента с надписями. Простенький, если не плебейский фонтанчик скорее должен был украшать центральную площадь какой-либо провинциальной деревушки, но никак не стоять перед входом королевского дворца. Однако была у этого фонтана небольшая особенность. Медный запах этой особенности отлично ощущался здесь - это был запах свежей человеческой крови. Поймав недоуменный взгляд, медик кивнул.
- О нём говорила Лаурея. Это Фонтан Изменников. Да, в нём действительно кровь изменников, это не шутка. На табличке имена тех, кому не посчастливилось отдать кровь фонтану. Зато местные товарищи каждый день проходя мимо такого веселого напоминания о цене лояльности стараются поменьше продаваться некоторым службам. - медик зло улыбнулся, вспоминая церемонию открытия этого фонтана. Некоторые оставшиеся после Императора Ирдаллана министры блевали прямо в строю. Корона и Альдгард закидывали МИД дипломатическими нотами месяца три, правда читал Сарех их исключительно в постели с балеринами из Королевского Балета, что накал оных писем снижало невероятно.
- Вы уже готовы признать нашу страну конем всего зла, обителью жестокости и разврата?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Низкая самооценка никогда не способствует душевному спокойствию. Никто с вами ничего делать не будет. Инцидент неприятен, но его Величество считает что вина за него лежит на министре, а не на вас. А насчет ваших политических качеств, то уж простите, лучше же наверное отправить опытного политика, способного наломать таких дров, что разгрести не получится и десяти послам. Лояльность всегда ценится больше.
- С моей самооценкой все в порядке, я склонна реально оценивать вещи, - девушка махнула рукой, не желая развивать спор по таким пустякам, и внезапно лукаво улыбнулась: - Да и потом, помнится, при нашей первой встрече вы сами твердили мне, что из меня неудачный дипломат.
Иллик сделал приглашающий знак рукой, учтиво кланяясь, и Фламма последовала за спутником. Они вышли к лестнице, которая выглядела довольно странно. Присмотревшись, Огненная поняла, что именно ее смутило: и пол, и лестница были сделаны из темного стекла. Признаться, такой смелый шаг порядком удивил посланницу. Возникло глупое желание проверить это стекло на прочность. Впрочем, раз по этой лестнице ежедневно ходят сотни, если не тысячи, человек и она до сих пор даже не треснула, то опасаться нечего.
- Наверное вы читали о дворце в Клорене. Он построен по проекту мастера Урсилласа почти шестьсот лет назад, и с тех пор ни разу не перестраивался. Перед смертью архитектор Урсиллас сказал, что тот кто рушит дворец, рушит себя.
Дальше случилось еще более удивительное: целитель подал советнице руку. Само по себе это действие было вполне обыденным и являлось простым проявлением уважения и демонстрации правил этикета, однако впервые Нокс, воспитанной в почти спартанских условиях, кто-то подавал руку, чтобы помочь спуститься. Чуть растерянно кашлянув, гостья все же приняла руку мужчины, и вместе они вышли за пределы дворца. Здесь девушка уже остановилась, осматриваясь и удивляясь все больше. Создавалось впечатление, что дворец построен прямо посреди леса, хотя умом Огненная понимала, что созданное великолепие - плод трудов королевских садовников.
Но не только это привлекло внимание Фламмы. Здесь был небольшой, ничем не примечательный фонтанчик, хотя, пожалуй, именно этим он и выделялся. В какую сторону ни посмотри, а все же сразу в глаза бросалась неброская, но явно дорогая изысканность вкуса. Роскошь - вот, пожалуй, подходящее слово для определения территории. Хоть и не кричащая. Фонтан же явно выбивался из общей картины, сразу напоминая о незажиточных поместниках, нелепо стремящихся к этой самой роскоши. Словом, Фонтан отчего-то заставил советницу напрячься. Возможно, все дело было в специфическом запахе? Постойте-ка, это ведь... Иллик подтвердил ее самые худшие опасения:
- О нём говорила Лаурея. Это Фонтан Изменников. Да, в нём действительно кровь изменников, это не шутка. На табличке имена тех, кому не посчастливилось отдать кровь фонтану. Зато местные товарищи каждый день проходя мимо такого веселого напоминания о цене лояльности стараются поменьше продаваться некоторым службам.
Нокс еле слышно выдохнула и поджала губы, но в темноте это было незаметно. Повернулась к фонтану боком, преувеличенно внимательно рассматривая окружающий лес. Так некстати вспомнились пытки, за которыми посланница вынуждена была наблюдать. С одной стороны, она понимала, что это справедливо, да и страх - лучший способ контролировать ситуацию, не позволяя случиться никаким осечкам. Жестоко? Несомненно, однако, по словам Иллика, это имело и свои плюсы. Наглядная демонстрация печального будущего для тех, кто желает продаться с потрохами другому королевству, предавая свою родину и своего короля. Подобная мера значительно снижала риск предательства.
- Вы уже готовы признать нашу страну конем всего зла, обителью жестокости и разврата?
- Умеете вы задавать вопросы, - слабо улыбнулась Фламма, пытаясь взять себя в руки и не позволяя, как обычно, вырваться разбушевавшимся эмоциям. - Не считаю. Как по мне, с человеческой точки зрения это аморально и жестоко, но... С точки зрения политики это прекрасный способ обезопасить себя от предательства. Конечно, даже это не исключит полностью процент продажности другому правителю - всегда найдутся те, которые посчитают себя умнее многих и постараются избежать подобной участи. Но с ними реально расправиться уже... привычными методами.
Огненная исподволь надеялась, что колдун не станет развивать столь неприятную тему, и отошла чуть дальше, чтобы не чувствовать бьющего в ноздри запаха крови, аккуратно провела рукой по стволу одного из деревьев, сейчас даже наслаждаясь шероховатостью коры.
В общем и целом, пока Гвидор производил впечатление вполне гостеприимного и, более того, с несомненным вкусом обустроенного королевства, не считая, конечно, кровавого фонтана. Девушка даже с удивлением поняла, что здесь, вне стен дворца, ей даже дышится проще. Идея прогуляться по территории, так любезно предложенная Илликом, с каждой минутой нравилась ей все больше.
Отредактировала Mimosa - Понедельник, 07 сентября 2015, 11:17
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Да и потом, помнится, при нашей первой встрече вы сами твердили мне, что из меня неудачный дипломат. - медик улыбнулся одними уголками губ:
- Когда есть вариант послать верного неудачливого дипломата, или опытного дипломата, с большой вероятностью продавшегося врагу, я считаю что первый вариант гораздо надежнее. Опытный предатель может наломать таких дров, что потом десять послов не разгребут. - правда потом его слегка удивила реакция девушки на протянутую руку. Чего необычного-то? Обычный этикет, сигнал о достойном воспитании, делающийся просто на автоматизме, въевшийся в кровь с самого детства (а во времена когда Иллик был ребёнком этикет был в разы строже, чем сейчас). Но девушку это почему-то удивило. Непонятно. А вот фонтан несомненно выбил её из колеи. Врачу, собственно, было плевать - мало что в этом мире вообще было способно испоганить ему аппетит, поэтому на привычный запах он не обращал никакого внимания - слишком часто на его руках была кровь, как правило чужая.
Но на его вопрос Фламма слаба улыбнулась:
- Умеете вы задавать вопросы. Не считаю. Как по мне, с человеческой точки зрения это аморально и жестоко, но... С точки зрения политики это прекрасный способ обезопасить себя от предательства. Конечно, даже это не исключит полностью процент продажности другому правителю - всегда найдутся те, которые посчитают себя умнее многих и постараются избежать подобной участи. Но с ними реально расправиться уже... привычными методами. - врач слабо улыбнулся. Тем временем они обошли фонтан, и углубились в прекрасный сад, наполненный пением птиц. Каких только деревьев тут не было - их свозили сюда не только из Гвидора, но и со всего мира. Тут росли и редкие растения, и целебные травы, и прекрасные цветы.
- Вы никогда не думали, почему Его Величество ни разу не попытался проявить недоверия к вами? Может быть на переговорах он пару раз глядя вам в глаза задал вопрос в стиле "А не врете ли вы мне?" - судя по всему он попал в точку. - Безмолвный царь любит периодически подглядывать в глаза министрам, и задавать каверзные вопросы. Видите ли, ему невозможно соврать. - вдали показался небольшой стеклянный купол, под которым светился громадный и прекраснейший жёлтый цветок, но медик решительно пресёк желание девушки посмотреть его поближе. На вопрос о причинах своего поведения он спокойно ответил:
- Стенет из провинции Сирран, растёт в самых гущах болот, продаётся на вес алмазов, однако невероятно опасен - даже частичка источаемого им запаха убивает наповал, правда его листья являются мощным обезболивающим, а настой корней увеличивает мужскую силу, да действует настолько сильно, что в нашем Технионе есть целый отдел, который занимается только выращиваем этого цветка. Нет более удачного способа совершить покушение, чем просто лопнуть купол под которым он стоит, поэтому пожалуй нам надо его обойти. У меня то привит иммунитет, а вот у вас пожалуй его нету. - он усмехнулся. Тем временем они свернули чуть глубже в сад, ступая по широким каменным дорожкам, вдоль которых рос целый ковёр цветов, источающих просто одурманивающие ароматы. Сад его величества был прекрасен, хотя и не мог перещеголять ботанический сад Императора Мар-Кифая в Короне, тот всё таки был чуть больше.
- Почему вы молчите, что вас беспокоит? У меня такое ощущение, что вы меня побаиваетесь.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Когда есть вариант послать верного неудачливого дипломата, или опытного дипломата, с большой вероятностью продавшегося врагу, я считаю что первый вариант гораздо надежнее. Опытный предатель может наломать таких дров, что потом десять послов не разгребут.
Девушка тонко усмехнулась:
- Однако если опытный дипломат еще и надежный, то можно не бояться, что его перехватит другое королевство, предложившее более выгодные условия. Хотя, как правило, доверять нельзя никому, поэтому степень надежности, как по мне, относительна.
Целитель проследовал за Фламмой, все больше углубляясь в сад, и советница, оглядываясь кругом, не сдержала легкой улыбки. Гвидорский сад по праву считался одним из чудес света. К сожалению, Огненная не могла похвастаться отменным знанием трав, хотя в детстве отец ее и учил немного этому хитрому искусству, однако даже зрение радовалось, натыкаясь на разнообразные травы, цветы, деревья - и все это великолепие цвело и пахло. Кое-где еще можно было даже услышать незатейливые песни птах, словно они желали другу приятного отдыха на ночь грядущую, и Нокс очнулась только тогда, когда Иллик вдруг сказал:
- Вы никогда не думали, почему Его Величество ни разу не попытался проявить недоверия к вами? Может быть на переговорах он пару раз глядя вам в глаза задал вопрос в стиле "А не врете ли вы мне?" - Девушка пожала плечами, не отвечая, но, что греха таить, и она замечала эту небольшую странность во время переговоров. Конечно, вопрос звучал не так открыто, Сарех словно вскользь интересовался, достоверна ли та или иная информация, и при этом глядел в глаза так пристально, что Фламма просто не могла солгать. Понимала: это может плохо кончиться. Да и к ни чему ей это было. Ей нечего скрывать, как и королеве, глашатаем которой выступала советница. А даже если у Лауреи были собственные планы на готовящийся союз между королевствами, то она не посвящала в них даже свою приближенную. - Безмолвный царь любит периодически подглядывать в глаза министрам, и задавать каверзные вопросы. Видите ли, ему невозможно соврать.
Посланница довольно кивнула: все ее подозрения полностью оправдались. Заодно она порадовалась, что проявила благоразумие и не стала как-то ненавязчиво уходить от ответа, иначе переговоры могли окончиться в тот же миг, и тогда, как подозревала гостья, она бы так просто не покинула дворец. Впрочем, кто знает. Проверять совершенно не хотелось.
Пройдя еще немного, девушка увидела впереди небольшой стеклянный купол, закрывавший непропорционально большой желтый цветок дивной красоты. Фламма потянулась было приблизиться и рассмотреть его как следует, но мужчина моментально пресек ее желание, и советница вопросительно на него посмотрела. Иллик не замедлил пояснить:
- Стенет из провинции Сирран, растёт в самых гущах болот, продаётся на вес алмазов, однако невероятно опасен - даже частичка источаемого им запаха убивает наповал, правда его листья являются мощным обезболивающим, а настой корней увеличивает мужскую силу, да действует настолько сильно, что в нашем Технионе есть целый отдел, который занимается только выращиванием этого цветка. Нет более удачного способа совершить покушение, чем просто лопнуть купол под которым он стоит, поэтому пожалуй нам надо его обойти. У меня то привит иммунитет, а вот у вас пожалуй его нету.
Гостья задумчиво вздохнула, впрочем, особенно расстроенной она не выглядела. Пришлось довольствоваться малым и рассматривать цветок на приличном расстоянии. На зрение Огненная не жаловалась, поэтому ей хватило и этого.
- Никогда такой не видела, - негромко призналась она, наблюдая, как лепестки цветка легонько шевелятся, словно живые, хотя Нокс сомневалась, что под купол проникает ветер.
Далее они свернули на каменную дорожку, убегающую вглубь сада, и тут же в нос ударили самые разнообразные запахи, которые источали росшие здесь цветы. Гостья негромко усмехнулась своим мыслям: будь у нее чуть более острое обоняние, она вполне могла бы его лишиться после такой атаки.
- Почему вы молчите, что вас беспокоит? У меня такое ощущение, что вы меня побаиваетесь.
Советница удивленно взглянула из-за плеча на Иллика и поинтересовалась:
- С чего вы сделали такие выводы? Меня нисколько не пугает ваше общество, а за свое молчание прошу прощения. Вы, должно быть, уже заметили, что я человек не особо разговорчивый. Болтать без умолку и сыпать никому не нужными восклицаниями я не привыкла, поэтому, боюсь, и среди придворных фрейлин мне не место: тем только волю дай. Но, как мне кажется, я неплохо умею слушать.
Последняя фраза ненавязчиво давала Иллику понять, что Огненная ничего не имеет против его замечаний и небольших экскурсов в историю.
Отредактировала Mimosa - Пятница, 11 сентября 2015, 22:43
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- С чего вы сделали такие выводы? Меня нисколько не пугает ваше общество, а за свое молчание прошу прощения. Вы, должно быть, уже заметили, что я человек не особо разговорчивый. Болтать без умолку и сыпать никому не нужными восклицаниями я не привыкла, поэтому, боюсь, и среди придворных фрейлин мне не место: тем только волю дай. Но, как мне кажется, я неплохо умею слушать. - медик слегка улыбнулся, спокойно ведя даму через сад, раскрывавший перед ними одну красоту за другой. За этим садом ухаживало почти полтысячи садовников, лучших в своей профессии. Лейб-Садовник Царского Двора выбирался на специальной Ассамблее и занять это место считалось настоящим признанием мастерства, порой даже лучшим, чем иные награды.
- Знаете ли, я не только врач, но и смею думать, хороший колдун, разумеется не на уровне именитых мастеров. Да, я не могу сломать дубовую доску пополам усилием мысли, но меня учили другому. Тонко чувствовать человека, его желания и чувства... Вы постоянно буквально исходите каким то неясным смятением, внутренним беспокойством. - он ненамного замолчал. - Я не знаю как объяснить это, просто чувствую. Вы будто чего то стесняетесь, будто ощущаете какую то свою... Неполноценность что-ли... которой в принципе нету - он пожал плечами, сокрушенно мотнув головой, понимая что не сможет объяснить это, и мрачно улыбнулся.
- Это проклятие колдуна, жить постоянно в скопище чужих чувств, ощущать и чувствовать их, порой теряя за ними собственные мысли.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Целитель ненадолго замолчал, и девушка воспользовалась этим временем, чтобы как следует осмотреться. Кажется, этому саду конца-края не было, и куда взгляд ни брось - всюду редкостная красота, а главное - разнообразие растений и цветов. Попадались и те, что Фламма уже видела, но большинство были ей в диковинку. Такая прогулка расслабляла и возвращала ощущение умиротворения. Теперь Огненная понимала желание многих однажды приехать в Гвидор и любыми правдами и неправдами заслужить посещение этого дивного сада. Оно того стоило.
А еще гостья вдруг поняла, что с компанией ей повезло. Иллик был в меру словоохотлив, но не болтлив, внимателен и наблюдателен, но не навязчив. И установившаяся пауза, которая в обычной ситуации подходила бы под разряд "сверх меры", сейчас же совершенно не напрягала.
Впрочем, довольно скоро советнице пришлось в очередной раз убедиться в проницательности медика.
- Знаете ли, я не только врач, но и смею думать, хороший колдун, разумеется не на уровне именитых мастеров. Да, я не могу сломать дубовую доску пополам усилием мысли, но меня учили другому. Тонко чувствовать человека, его желания и чувства... Вы постоянно буквально исходите каким то неясным смятением, внутренним беспокойством. - Нокс резко остановилась и вздрогнула, цыкнув сквозь зубы. Похоже, не такая уж она хорошая лицедейка. Ничего другого от колдуна она и не ожидала, и все же это было неожиданно - когда тебя так запросто сканируют и мгновенно оценивают состояние без видимых усилий. Да и какое ему дело, что чувствует сама посланница? На нее стоит обращать внимание постольку-поскольку: она - лишь глас королевы, глашатай доброй воли, вот и все.
- Я не знаю как объяснить это, просто чувствую. Вы будто чего то стесняетесь, будто ощущаете какую то свою... Неполноценность что-ли... которой в принципе нету.
- Нет никакой неполноценности, - с трудом выдавила из себя девушка и вдруг поняла, что даже если попытается соврать, то целитель мгновенно это поймет. Хотя... а чего ей бояться? Иллик не имеет отношения к Альдгарду, а значит - для него эта новость не будет иметь никакой ценности. - Все гораздо проще: я устала от этой политики и по возвращении в Альдгард попрошу снять с меня полномочия советника. Прав был мой отец, политика из меня не выйдет...
- Это проклятие колдуна, жить постоянно в скопище чужих чувств, ощущать и чувствовать их, порой теряя за ними собственные мысли.
- Поэтому, насколько я знаю, колдунов и учат абстрагироваться от реальности, чтобы не погрязнуть в чужих чувствах, - тихо заключила Фламма и опустила взгляд под ноги. Очарование сада больше не радовало. После вопроса колдуна снова накатила удушливая волна задумчивости и одновременно взвинченности. Но если решил все для себя, стоит ли переживать?
Отредактировала Mimosa - Понедельник, 14 сентября 2015, 23:28
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Все гораздо проще: я устала от этой политики и по возвращении в Альдгард попрошу снять с меня полномочия советника. Прав был мой отец, политика из меня не выйдет. - он махнул рукой, типа "Проехали".
- Поэтому, насколько я знаю, колдунов и учат абстрагироваться от реальности, чтобы не погрязнуть в чужих чувствах
- Порой это сложновато сделать, хотя я привык...
Иллик приподнял бровь, и внезапно расхохотался. Смеялся он негромко, но достаточно долго, под недоумевающий взгляд девушки. Пришлось приложить усилия, чтобы снова вернуть себя в спокойное состояние, и подал даме руку, предлагая продолжить прогулку. Ладонь Фламмы оказалась очень тёплой. Или это у него были такие холодные руки?
- Прошу прощения, просто воспоминание. Мой отец всё время твердил мне, что из такого шалопая как я не выйдет хороший врач. - тем временем раздался заливистый свист. Ему ответил ещё один. И ещё один. Свист был похож на птичий, но явно был искусственного происхождения.
- Часовые. Скоро смена караула, сегодня за нашей с вами безопасностью следит сама леди Тресдин. Вы наверняка знаете её. Говорят что вы участвовали в битве у Трёх Холмов, и поймали её в окружение, где её собственно ранили. - он скривился - Я не верил что она выживет, я знал что она не выживет. Она не должна была выжить после таких ранений. А поди ж ты и выкрутилась, она просто отказывалась умирать. Её тело не реагировало ни на какие лекарства, отторгало магическое лечение, и уже у меня опустились руки, я мог лишь внушать ей волю к жизни, да и этого не требовалось. Сильная воля, то что способно сворачивать горы. - он сделал паузу.
- Не понимаю только одного, что заставляет таких женщин как вы или она брать в руки оружие. Надеюсь вы на меня не в обиде за то, что она выжила, но я врач, мне нет дела до чьих то распрей, тем более что мы сейчас добрые союзники... - тем временем по центральной аллее парка раздался слаженный топот ног. Ветер донёс громкое "Гарнизон шагом-марш!". Небольшая группа военных, человек тридцать в колонну по три шагом шли в сторону ворот. Их возглавляла леди Тресдин в великолепных золотых доспехах с крыльями. Оружие - два изогнутых клинка спокойно покоились за её спиной. От её взгляда не укрылся медик, благо руны его одеяния светились призрачным светом, выдавая его присутствие. Синие глаза сверкнули узнаванием и четкий командирский тон выкрикнул приказ. Она явно рисовалась, но что поделаешь, это же военные.
- Гарнизон! Смирно, равнение на-лево! - она приложила руку к груди, выпрямляясь в воинском приветствии. Медик учтиво поклонился ей. Колонна прошла мимо, раздался крик "Вольно" и военные скрылись за деревьями.
- Девчонка. Как была девчонкой так и осталась. - фыркнул медик. - Дворцовой страже палец в рот не клади, дай повыпендриваться, вы не находите?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Порой это сложновато сделать, хотя я привык...
Девушка пожала плечами, словно говоря: сочувствую, но ничем не могу помочь. А что тут еще говорить?
А потом медик расхохотался. Фламма недоуменно уставилась на спутника, думая, чем таким она могла его рассмешить, вроде никакой иронии в ее словах не сквозило. Смеялся Иллик долго и выглядел расслабленным - похоже, и он поддался атмосфере умиротворенности, что раньше обуяла и советницу. Наконец отсмеявшись, мужчина подал руку гостье, и она уже более уверенно вложила свою ладонь в его. В конце концов, так его воспитали, и не его вина, что для Огненной это непривычно. Впрочем, ничего против она не имела.
- Прошу прощения, просто воспоминание. Мой отец всё время твердил мне, что из такого шалопая как я не выйдет хороший врач.
- У нас несколько разные ситуации. Вы доказали обратное. Я - подтвердила.
Затем разговор пришлось прервать, потому что послышался сначала один свист, потом другой, третий. Перекличка, хотя для неопытного уха она была похоже на музыку птиц.
- Часовые. Скоро смена караула, сегодня за нашей с вами безопасностью следит сама леди Тресдин. Вы наверняка знаете её. Говорят что вы участвовали в битве у Трёх Холмов, и поймали её в окружение, где её собственно ранили. - Нокс кивнула, несколько равнодушно мотнув головой. Извиняться она не собиралась, да и, похоже, обвинять ее не собирались. Она всего лишь исполняла приказ. - Я не верил что она выживет, я знал что она не выживет. Она не должна была выжить после таких ранений. А поди ж ты и выкрутилась, она просто отказывалась умирать. Её тело не реагировало ни на какие лекарства, отторгало магическое лечение, и уже у меня опустились руки, я мог лишь внушать ей волю к жизни, да и этого не требовалось. Сильная воля, то что способно сворачивать горы.
- Иногда там, где не помогают никакие лекарства, спасает лишь сила духа. Рада, что гвидорских бойцов не сломать даже близостью смерти.
- Не понимаю только одного, что заставляет таких женщин как вы или она брать в руки оружие. Надеюсь вы на меня не в обиде за то, что она выжила, но я врач, мне нет дела до чьих то распрей, тем более что мы сейчас добрые союзники...
Посланница помолчала, тщательно выверяя каждое слово, а затем все же неохотно ответила:
- Решающим фактором оказалось убийство моих родителей. Что сподвигло леди Тресдин, я не знаю. И никаких личных чувств у меня к ней нет, чтобы быть на вас в обиде. Это по меньшей мере глупо.
По центральной аллее строевым шагом шли военные, которыми руководила леди Тресдин. Ее женщина вряд ли узнала, а вот Фламма сразу вспомнила свою бывшую противницу, но не придала этому особого значения. Сейчас над ней довлеет лишь один приказ королевы: заключить мир с Гвидором. Так как леди вряд ли будет этому препятствовать, столкновение с ней почти невозможно, поэтому Огненная не стала даже напрягаться. Лишь с чуть заметной иронией наблюдала за тем, как женщина в прекрасных доспехах с крыльями рисуется перед Илликом. Когда вела конницу, она никогда не позволяла себе такой манерности. Впрочем, это уж явно не ее дело.
Когда военные прошествовали дальше, Фламма чуть слышно вздохнула, и ее неожиданно поддержал колдун:
- Девчонка. Как была девчонкой так и осталась. Дворцовой страже палец в рот не клади, дай повыпендриваться, вы не находите?
- Надо же караулу как-то развлекаться, - усмехнулась гостья, - не все же им смурными ходить. Другой вопрос, чтобы они успели сосредоточиться в случае непредвиденных обстоятельств, иначе эта легкомысленность боком выйдет всем.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Решающим фактором оказалось убийство моих родителей. Что сподвигло леди Тресдин, я не знаю. И никаких личных чувств у меня к ней нет, чтобы быть на вас в обиде. Это по меньшей мере глупо. - врач учтиво поклонился:
- Прошу прощения. - после прохода караула прогулка продолжилась.
- Надо же караулу как-то развлекаться, не все же им смурными ходить. Другой вопрос, чтобы они успели сосредоточиться в случае непредвиденных обстоятельств, иначе эта легкомысленность боком выйдет всем.
- Боюсь не тот случай. - таинственно улыбнулся медик, не желая особо посвящать женщину в особенности дворцовой стражи. Над каждым стражником как следует поработал мастер Влокарион, сделав стражей чуть большим, чем просто людьми. Предавать они не могли физически, видели в темноте и могли пальцами раскрошить дубовую доску.
- Порой изучая людей натыкаешься на загадки. Например на вас. Вы же отлично знали, что вас могут убить там, в горах, но поехали. Вы отлично понимали, что я могу быть убийцей, но пустили меня к королеве. Вы знали что вы не очень хороший политик, но поехали сюда, и заключили договор... - он пожал плечами - Почему то мне кажется что вы на деле можете гораздо больше, чем просто себе представляете.
- Мастер Иллик! - с центральной дорожки вынырнул парень в форме вестового. На его груди была печать Безмолвного Царя, это был его личный посыльный.
- Говори, вестник.
- Его Величество пригласил гостью как можно быстрее явиться перед ним. Вас же ожидает леди Ксония, она находится в западном крыле в своих покоях. - он поклонился и исчез.
- Похоже вы всё таки добились своего. Прошу. - он проводил девушку до тронного зала, а сам направился в западное крыло замка.
- Леди Ксония, я рад видеть вас в добром здоровье. - немолодая, но ещё очень даже ничего, женщина в вечернем платье мило улыбнулась:
- Вашими трудами, мастер Иллик, здоровье в полном порядке. Зачем вы хотели меня видеть? - они присели в кресла перед камином. Волшебница потягивала вино из тонкого бокала, Иллик пока отказался.
- Во время лечения Лауреи мне удалось узнать плетение каменной лихорадки Ошодо. Вы были правы, считая что это рунное плетение, но очень сложное.
- Вот как... Рассказывайте.
Разговор длился почти два часа, пока не раздался сложный сигнал труб. Для людей знающих это был сигнал того, что высшие специалисты технионов, министры и руководители, находившиеся во дворе должны были явиться в тронный зал.
- Всё таки заключили договор... - Безмолвный царь приказал готовиться к встрече Королевы Лауреи для подписания договора.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Боюсь не тот случай, - не согласился целитель, и девушка задумчиво посмотрела на него, заметив, как таинственно он улыбается. Естественно, охрана Гвидора не позволила бы себе расслабляться - это Фламма поняла еще во дворце, встретившись со стражником, дежурившим у ее комнаты. Обманчивые спокойствие и расслабленность - лишь мираж, они всегда готовы встретить опасность. Но не стоит забывать и о том, что враг может оказаться хитрее и изворотливее. Впрочем, это не ее дело, если караул в состоянии защитить дворец от любого проникновения извне - она только рада.
- Порой изучая людей натыкаешься на загадки. Например на вас. Вы же отлично знали, что вас могут убить там, в горах, но поехали. Вы отлично понимали, что я могу быть убийцей, но пустили меня к королеве. Вы знали что вы не очень хороший политик, но поехали сюда, и заключили договор... Почему то мне кажется что вы на деле можете гораздо больше, чем просто себе представляете.
Огненная небрежно отмахнулась от этого предположения.
- Прошу, не делайте из меня загадку. Вы забыли одну вещь: у меня нет права голоса. Во всех ситуациях у меня были соответствующие приказы. Временный регент Альдгарда наделил меня полномочиями, чтобы в случае необходимости я заключила с язычниками союз и любой ценой спасла королеву. Если бы вы были убийцей - давно бы убили королеву, да и потом... Я знала о каждом вашем шаге во дворце, - советница коротко усмехнулась. - Выбыла из игры лишь однажды - когда вы опоили меня сонным зельем. Кстати, это было подло. И сейчас у меня прямой приказ королевы, в этом случае уже неважно, какой из меня политик.
Кто-то окликнул колдуна, и, только взглянув на личного вестника Сареха, Нокс поняла, что прогулка подошла к концу. Было уже довольно поздно, чтобы устраивать очередные переговоры, но, похоже, Безмолвный Царь принял решение о союзе. И от этого решения уже будет зависеть все.
- Его Величество пригласил гостью как можно быстрее явиться перед ним.
Посланница глубоко вздохнула, словно перед прыжком, и аккуратно отняла руку. Прогулочный шаг неуместен: не стоит заставлять Сареха ждать.
- Похоже вы всё таки добились своего. Прошу.
Иллик проводил гостью до тронного зала, и девушка учтиво кивнула, благодаря одновременно и за прогулку, и за сопровождение - в таких переплетениях коридоров не составляло труда заблудиться, особенно когда видишь их впервые. После же расторопный слуга открыл перед ней дверь, ведущую в тронный зал, и Фламма скользнула внутрь, с порога глубоко кланяясь.
- Леди Нокс, проходите, - приветствовал Безмолвный Царь, и Фламма несколько напряглась. Что-то ей показалось не так. Хотя, может, зря она волнуется? - Я принял решение.

Союз между Альдгардом и Гвидором был заключен. Советница связалась с королевой с помощью таша и сообщила о результатах. Теперь Ее Величество должна была лично прибыть в теперь уже союзное королевство. А ее миссия как посла и советника окончена.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Обрывки гербовой бумаги медленно летали по кабинету Лауреи, вызывая неудержимое удовольствие у Иллика, находившегося тут же.

После подписания договора о сотрудничестве между Гвидором и Альдгардом первостепенным делом было создать соответствующие посольские приказы. Разумеется, когда от техниона потребовали медика в состав посольства, Влокарион долго не тянул с кандидатурой. Ну да, Иллика опять разумеется не спросили, но что поделать - пока что не он глава "Пророков Плоти". Согласно закрытому списку, в постоянное присутствие на территорию Альдгарда были направлены:
Посольский корпус:
Посол: Церног Нард из династии Аммарок, номарх триархических послов
Телохранитель посла: Варгард Неррок
Помощник посла: Триархический исполнитель Кромед Ларна
Телохранитель помощника: Варгард Илларан
Служба безопасности:
Начальник службы: Леди Ирданна Ланта, ледяная дева (не прозвище, официальный титул)
Корпус телохранителей: Рыцари Льда: Марн, Маэлин, Клаэл, Лардан.
Корпус варгардов: Илон, Дарманок, Лардант, Мелиант
Служба обеспечения:
Кор'О'Лассар, номарх строителей касты Земли.
Корпус Сервитор: Лар, Дар, Тар, Лир
Медицинская служба:
Старший врач: Иллик Ларнад, тайный мастер техниона "Пророки Плоти"
Помощник врача: Ксагор, подмастерье техниона "Пророки Плоти"
Помощник врача: Дарнок, подмастерье техниона "Пророки Плоти"
Магическая поддержка:
Глава магов: Леди Ксония Ланта, Башня слоновой кости
Маг: Леди Савересс, Башня Слоновой кости
Маг: Леди Сатесс, Башня Слоновой кости

А обрывки бумаги медленно опускались на стол, в полном соответствии с законами земного притяжения.
- Вот что я думаю о твоей отставке, Фламма. Я не отпущу тебя сейчас, и потом тоже! Мастер Иллик, вы подготовили список того, что вам нужно? - королева перевела взгляд на медика.
- Конечно, Ваше Величество. - поклонился врач, кладя королеве на стол небольшой свиток. В основном - медицинские инструменты и небольшой набор целебных трав, для того чтобы он мог обеспечить посольство должными медикаментами. Пока что к сожалению отмечалась небольшая тенденция к росту числа болезней - более холодный климат Альдгарда немного не нравился организмам привыкших к Гвидорским тропикам послов. Только службе безопасности было плевать - они уже давно мертвы, и заболеть не могут физически. Королева пробежала список глазами.
- Итар, лейб-кастеляна сюда! - через пару минут вбежал означенный тип, изрядно запыхавшийся.
- Достать всё что в этом списке и поставить в посольство Гвидора. Мастер Иллик, вам что-то ещё от меня надо? Тогда попрошу выйти. - врач вышел, отлично понимая, что над бедной девушкой сгущаются тучи.
Потому что Лаурея посчитала просьбу об отставке чуть ли не предательством...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Как только договор был подписан, Лаурея и Фламма вернулись в Альдгард вместе с посольством Гвидора, в числе которого находился и Иллик, и тут завертелось. Подписание новых приказов, беспрестанные распоряжения, изменения - от обилия всего этого у Фламмы уже кружилась голова, и она искренне недоумевала, как королева умудряется все держать в памяти. А еще - хоть это и было сложно - девушка улучила минутку свободного времени у Ее Величества и сообщила о своей просьбе, впрочем, сразу поняла, какой большой ошибкой это было. Когда Лаурея занята - лучше ее не тревожить вовсе. Женщина тогда разъяренно посмотрела на советницу и просто выгнала ее из своих покоев, оставив разборки на потом. В том, что они так или иначе состоятся, Огненная нисколько не сомневалась: слишком уж хорошо знала крутой норов королевы. Прошло еще несколько дней, и вот Нокс снова стоит в кабинете Лауреи, наблюдая, как по всему помещению летают бумажки и клочки, оставшиеся от бывших приказов. Иллик, стоявший здесь же, удовлетворенно наблюдал за общим хаосом, царящим в кабинете, и девушка тихо хмыкнула: нашел чему радоваться. Сейчас королева в таком раздражении, что остается непонятным, как она до сих пор игнорирует присутствие врача и советницы, хотя, похоже, последняя поторопилась с выводами. Игнорировала.
- Вот что я думаю о твоей отставке, Фламма. Я не отпущу тебя сейчас, и потом тоже! Мастер Иллик, вы подготовили список того, что вам нужно?
Огненная вздохнула, предполагая, что именно так все и закончится. Вот только не стоило тешить себя надеждой, что одним этим заявлением Лаурея ограничится. Фламму ждет серьезный разговор, и это, кажется, понимают все присутствующие в кабинете.
После того как Иллик отдал королеве свиток, содержащий все то, что ему и посольству здесь понадобится, Ее Величество вызвала слугу и распорядилась:
- Достать всё что в этом списке и поставить в посольство Гвидора. Мастер Иллик, вам что-то ещё от меня надо? Тогда попрошу выйти.
И мужчина покинул кабинет, а Нокс чуть напряглась, заметив разъяренный взгляд королевы. Она могла ее понять. Вот только...
- Ваше Величество, - первой начала девушка, не собираясь отмалчиваться и видя, как Лаурея нахмурилась, вряд ли довольная подобной беспардонностью. Ведь если она промолчит, то только признает свою вину в возможном предательстве. А Фламма никого не собиралась предавать. - Вы знаете, что я предана вам до мозга костей и не посмею предать. Моя просьба - не акт внезапного самодурства. Всем - и вам в первую очередь - прекрасно известно, что из меня вышел никудышный политик. А я занимаю слишком высокую должность, чтобы позволять себе допускать ошибки. Мне не известны все политические интриги и подводные камни. Я лишь не хочу, чтобы мои ошибки отразились на Альдгарде или на вас, именно поэтому и попросила об отставке. И если поначалу смеяться будут надо мной, то потом переключатся на вас: как это так - вы держите рядом с собой неспособного дипломата. Этого я допустить не могу.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Вы знаете, что я предана вам до мозга костей и не посмею предать. Моя просьба - не акт внезапного самодурства. Всем - и вам в первую очередь - прекрасно известно, что из меня вышел никудышный политик. А я занимаю слишком высокую должность, чтобы позволять себе допускать ошибки. Мне не известны все политические интриги и подводные камни. Я лишь не хочу, чтобы мои ошибки отразились на Альдгарде или на вас, именно поэтому и попросила об отставке. И если поначалу смеяться будут надо мной, то потом переключатся на вас: как это так - вы держите рядом с собой неспособного дипломата. Этого я допустить не могу. - королева презрительно фыркнула:
- Дура! - она развернулась от окна, в которое смотрела, буквально прожигая Фламму взглядом - Молодая дура, которая не понимает простейших вещей. Мне больше не на кого положиться, понимаешь? Кому я тут могу верить? Иллику? Он в первую очередь гвидорец, а кому я ещё могу верить? Отлично, я знаю что у нас есть великолепный дипломатический зубр, то есть министр иностранных дел. Знаешь где он сейчас? Посмотри! - окно одного из кабинетов выходило на Дубовую Площадь, традиционное место казней. Сейчас там расположилась добротная хорошая виселица, на которой изменники сейчас висели гроздьям. - Вон он, самый левый. Тебе показать тот мешок золота, который ему заплатили? Я за два дня пока ты была в Гвидоре вздернула почти полсотни человек из высшего эшелона власти. Ты думаешь я дура, не знаю о твоих достоинствах и недостатках? Я отлично тебя знаю, и знала кого отправляю, но я хотя бы точно понимала, что ты не предашь меня! - видя попытку возражать, она неожиданно громко рявкнула: - НИКАКИХ ВОЗРАЖЕНИЙ! Твоя отставка не принята. Иди выполняй свои обязанности. На тебе Морское Бюро и дворцовая служба безопасности. Всё что надо будет - люди, оборудование, деньги, что угодно - говори и получишь всё что надо. Я выдам тебе большую золотую байзу с правом огня, воды и верёвки, мне нужен порядок в кратчайшие сроки! Всё, иди! Подумай что тебе надо, и приходи ко мне со списком. - королева кажется выдохлась, тяжело опускаясь в кресло, и кажется никого не замечая смотрела на стол, спрятав лицо в ладонях...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
В принципе, последующая реакция королевы была ожидаемой. Она презрительно фыркнула, внимательно выслушав все доводы девушки.
- Дура! - бросила она, и Фламма лишь вздохнула, не собираясь оспаривать это утверждение, но по-прежнему не считая, что достойна быть советником. - Молодая дура, которая не понимает простейших вещей. Мне больше не на кого положиться, понимаешь? Кому я тут могу верить? Иллику? Он в первую очередь гвидорец, а кому я ещё могу верить? Отлично, я знаю что у нас есть великолепный дипломатический зубр, то есть министр иностранных дел. Знаешь где он сейчас? Посмотри! - Огненная скривилась, вспоминая, куда выходит окно из королевских покоев. Не самый лучший вид, однако. - Вон он, самый левый. Тебе показать тот мешок золота, который ему заплатили? Я за два дня пока ты была в Гвидоре вздернула почти полсотни человек из высшего эшелона власти. Ты думаешь я дура, не знаю о твоих достоинствах и недостатках? Я отлично тебя знаю, и знала кого отправляю, но я хотя бы точно понимала, что ты не предашь меня!
Нокс все прекрасно понимала. И то, что королеве почти не на кого положиться, а тут еще и доверенный человек хочет "соскочить с крючка". И то, что Ее Величество как никто знает, на что способна ее советница, потому и послала ее в Гвидор заключать мирный договор. Можно сказать, Лаурея знает Фламму еще малышкой, ведь уже в юном возрасте она была приближена ко дворцу. Однако... Неужели Ее Величество не боится, что из-за ошибки своего молодого советника на весь Альдгард будет навлечена угроза? Боится, разумеется. Но выбирать не приходится. Либо Огненная, либо никто. Девушка открыла было рот, что вставить свои робкие возражения, но вздрогнула и невольно сделала шаг назад, когда Ее Величество, выйдя из себя, рявкнула:
- НИКАКИХ ВОЗРАЖЕНИЙ! Твоя отставка не принята. Иди выполняй свои обязанности. На тебе Морское Бюро и дворцовая служба безопасности. Всё что надо будет - люди, оборудование, деньги, что угодно - говори и получишь всё что надо. Я выдам тебе большую золотую байзу с правом огня, воды и верёвки, мне нужен порядок в кратчайшие сроки! Всё, иди! Подумай что тебе надо, и приходи ко мне со списком.
Королева, выплеснув все свое раздражение, обессиленно спрятала лицо в ладонях, а Нокс закусила губу, разрываясь противоречивыми чувствами. С одной стороны - она, без способностей к политике. С другой стороны - практически полное доверие королевы, раз она готова выдать даже золотую байзу. Очень редко кто мог ее получить, потому что это для правителя львиная доля риска. Наделенный практически такими же полномочиями, как и король, человек, оказавшийся на деле предателем, может серьезно навредить королевству и даже привести к необратимым последствиям. Девушка в своем стремлении не учла одного: своей отставкой она так или иначе подставит королеву. Разве этого она желает?
Фламма сжала кулаки и глубоко поклонилась Лаурее, кляня себя за глупость.
- Простите, Ваше Величество. Я продолжу делать все, что в моих силах.
И вышла из кабинета, уставившись в какую-то точку пространства. Не глядя по сторонам, она решительно отправилась к выходу, чтобы найти командира, отвечающего за безопасность дворца, и вместе с ним прийти к наиболее защищенному варианту несения службы.
Отредактировала Mimosa - Воскресенье, 20 сентября 2015, 16:01
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Начальник дворцовой стражи объявился в казармах оной стражи, где были расквартированы стражники и первый гвардейский Её Величества полк. Это было достаточно обширное здание во внутреннем дворе, за которым были сделаны тренировочные площадки, на которых сейчас собрались казалось все свободные от службы.
Причиной была Ледяная Дева Ирданна Ланта, начальник службы безопасности посольства. Справедливо рассудив, что охраной спокойно займётся дворцовая охрана, и естественно не дай бог что в мгновение ока за спиной хозяина вырастет его варгард, она собрала своих людей и отправилась знакомиться и налаживать хорошие отношения. Поладили быстро - в отличие от гражданских и королей, у военных любой страны одна система ценностей. Разумеется закованных в глухие доспехи людей, от которых тянет таким холодом, что ноги оставляют на земле промороженные следы покрытые инеем поначалу опасались, ибо они были в диковинку. Однако те без обиняков предложили сыграть в давнюю гвидорскую воинскую игру, которая заключалась в том, чтобы трижды хлопнуть оппонента клинком - по правому, левому плечу и по голове. Начальник дворцовой стражи Альдгарда решил, что ничего не будет - они быстро разговорились с Ледяной Девой, несмотря на её холодность и неразговорчивость.

Да, рыцари льда были полумертвецами, гениальным творением Влокариона. Но та чудовищная череда пыток, ритуалов, лишений и страданий через которые надо было пройти чтобы превратиться в подобное чудовище звучала гнусно даже если рассказывать о ней. Фактически Рыцарь Льда в процессе создания запытывался до смерти, до того момента, когда тело полностью разучится ощущать хоть какую-то боль из-за её переизбытка, а в умении играть симфонии боли Влокариону не было равных даже среди искуснейших палачей. После этого из пытуемого в прямом смысле выдергивали душу, сливая её с душой давно погибшего сильного мага, и снова насильно заталкивали в тело, создавая живого мертвеца, ничего не чувствующего, беззаветно преданного, обладающего гигантской магической силой, и при этом уже мёртвого - убить такого могли только очень серьёзные раны. И после всего этого несчастного наглухо закрывали в рунические доспехи, которые он отныне не мог снять. Жестокое свидетельство мастерства медика, и пример отсутствия моральных принципов у их создателя.
Как правило рыцарями льда становятся насильно. Леди Ирданна была самым сильным из них только по одной причине - потеряв всё - детей, мужа, дом в Аргунском Землетрясении, фактически сравнявшим Клорену с землёй двести пять лет назад, она вызвалась стать такой добровольно.

Если бы была надобность - она могла бы в одиночку превратить весь первый гвардейский в толпу ледяных статуй.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Девушка вышла во внутренний двор и направилась к казармам, чтобы там найти не только начальника стражи, но и Ледяную Деву Леди Ирданну, а также всех их подчиненных. Фламма повела плечами: тем лучше. С Ледяной Девой она также сможет обсудить некоторые детали. Но прежде она, учтиво извинившись, потянула в сторону начальника дворцовой стражи и уже наедине объяснила все. Дескать, так и так, королева отдала приказ и теперь она, Фламма, должна вместе с действующим начальником решить, когда будет происходить смена караула, по сколько человек будет располагаться на постах, как часто совершать обход вокруг территории, кто может отдавать им приказы и прочее. На всякий случай Огненная взяла кое-какие документы, чтобы внимательно изучить их на досуге, а пока просто слушала все объяснения начальника. Кое-что в службе дворцовой охраны они оставили прежним, что-то же наоборот кардинально изменили. Но совместными усилиями они избавились от мелких и не очень недостатков несения дворцовой службы и сошлись на варианте, который наиболее удовлетворял обоих. Начальник не задавал никаких вопросов и не выказывал возмущения: понимал, что золотая байза с правом огня, воды и веревки - серьезный аргумент, чтобы влезать туда, к чему раньше отношения не имел, причем не по своей инициативе, а по прямому приказу королевы.
Советница не просто так разделила начальника дворцовой стражи и Леди Ирданну. Для начала ей необходимо было удостовериться, что начальник охраны слов на ветер не бросает и доблестно исполняет свои обязанности. В крайнем случае Нокс пришлось бы его заменить самолично, а выносить внутригосударственные разборки на всеобщее обозрение ей не хотелось. Убедившись в том, что начальник безоговорочно принял ее как некого надзирателя, девушка продолжила развивать свой успех и теперь уже беседовала с обоими. В конце концов, Леди Ирданна отвечала за свой отряд и за безопасность посольства, поэтому беспокоиться разглашения информации причин не было.
Только когда все заинтересованные в этом вопросе стороны пришли к взаимному консенсусу, Фламма позволила себе удалиться и направиться уже в контору морского бюро. Чувствовала она, что здесь ей придется задержаться много больше, - и не ошиблась.
Проблемы начались с самого появления в, так сказать, офисе. Часть времени ушла на объяснение ситуации, еще часть - на знакомство, следующая - на сортировку огромных кип документов, чтобы легче было разобраться. Самое важное - не забыть попросить найти относительно свободное место, чтобы ее никто не тревожил и советница могла заняться своими делами. Всю документацию и прочую бюрократию работники шумно относили в отдельную комнату для Нокс, чтобы можно было хоть как-то заглушить оживленные звуки в коридоре, и девушка только отчаянно материлась, наблюдая за все возрастающей кипой бумаг. Кажется, здесь она задержится надолго, а злоупотреблять выделенной ей властью и приказывать перетаскивать весь этот ужас в ее личный кабинет Фламме не хотелось, поэтому придется проверять все на месте. Когда работники, принеся все интересующее новоиспеченную начальницу, почтительно, хоть и несколько недоверчиво, удалились, оставляя ее наедине, советница глубоко вздохнула и буквально закопалась в ворохе бумаг, начиная неспешный разбор полетов. О сне, еде и воде на ближайшее время придется забыть - здесь столько работы, что не управишься и вовек. Вот почему она не владеет магией, чтобы опробовать на себе сдерживающие ритуалы, подобные тем, что накладывал на себя Иллик? Впрочем, бессмысленно сожалеть о том, к чему у тебя не было предрасположенности еще с самого рождения. Пора заняться работой.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Ксагор, ты чем думал, когда ставил сюда хирургический стол? Ты на потолок посмотри, развалина! - Иллик ткнул в потолок своим жезлом. Подмастерье поднял голову туда, и тут же виновато опустил взгляд. Он был одет в такой же как и сам врач расшитый рунами костюм, но на груди его не было символа Ока Иши, ибо подмастерье ещё не был полноценным врачом. Вместо этого он носил на груди руну Мирового Духа, символ ученичества. На поясном крюке у него висел такой же шлем как у самого Иллика, правда в росте ученик уступал врачу прилично. - Коновал несчастный, тут же потолок побеленный, ты нашел шикарное место чтобы устроить операционную - именно там, где побелка будет сыпаться с потолка, а она может сыпаться, пусть и незаметно. Ну ка, господин Ксагор, расскажите мне какие решения тут можно сделать?
- Либо навес, либо другое помещение.
- Неправильный ответ. Только другое помещение - навес будет искажать свет лампы, и создавать тени - чудовищнейшее явление при хирургической операции.
- Простите мастер Иллик.
- Вот, осознал ошибку? Запомни. А теперь живо всё исправить!
- Да, я сейчас схожу к лейб-кастелляну. Может быть тогда предупредить Касту Земли чтобы делали нам нужное помещение?
- Каста земли в отличие от тебя знают своё дело, и давно предупреждена о том что мне нужно. А теперь метнись ка ты к леди Савересс и попроси у неё... - он осёкся, потому что дверь в помещение бесцеремонно грохнула о стену, царапая золототканые обои ручкой.
- Просто великолепно. - пробормотал Иллик. В комнату вбежали четверо дюжих молодцев с носилками, и королева, лицо которой выражало не то что гнев, а состояние крайней ярости - тот самый классический монарший гнев, когда головы летают в огромном числе.
- Мастер Иллик, прошу прощения за беспокойство, но похоже мне придётся обратиться к вам. Мой личный врач два дня уже как болтается на виселице, а с моей советницей произошло это. - у медиков сработал немедленный рефлекс. И Ксагор и сам Иллик немедленно защёлкнули на головах луковицеобразные шлемы - никто не исключал вероятность того, что женщина чем-то больна.
- Закрыть дверь. Никому не выходить, включая вас, Ваше Величество. - врач склонился над женщиной. Она явно была плоха. На шее слева темным пятном выделялся небольшой синяк, след укола иглой. Кольнув девушке палец, Иллик взял образец крови, и пустил в трубку Рокси. Что-то смотрел минуты три, периодически капая в трубку какие-то реактивы, любовно расставленные Ксагором на столе.
- На болезнь не похоже. Яд, скорей всего. Очень немного ядов... Ксагор дай мне агарин. Хммм... Ага. Фейрун. Ксагор немедленно за леди Ксонией, мне нужна стёжка в Гвидор, любой ценой. Девушке осталось жить три часа. - тем временем лежавшая на носилках девушка пошевелилась, и открыла глаза, но Иллика скорее это обеспокоило - его пальцы метнулись к шее Фламмы, пережав несколько нервов. Советница пару раз трепыхнулась, и снова потеряла сознание.
- Она же ожила... - машинально удивился один из военных, принесших носилки, на что Иллик огрызнулся:
- Я на тебя посмотрю когда ты оживёшь под фейруном, верзила.
- Что это такое, мастер Иллик? - королева выглядела спокойной, её самообладанию можно было позавидовать. Тем временем гвидорец обеспокоенно считал пульс, держа в руке маленькие карманные часы.
- Яд изготавливаемый из печени рыбы фейры и корней рунаса-альбиноса. Сто сорок золотых солнц за флакон размером с ноготь мизинца. - королева приподняла бровь, а один из стражников не удержался и присвистнул. За сто сорок солнц можно было купить целый корабль, причем не деревянную лодочку, а колесный пароход.
- Психотропный яд. Если не делать правильного лечения, то очнувшись жертва начинает страдать от самых потаённых и сильных страхов которые у неё есть - достаточно пробыть в сознании пару минут, чтобы обезуметь или заработать сердечный приступ. Я переносил действие этой дряни на себе. Поверьте мало приятного. Вы попробуйте её пульс, тут ударов сто сорок в минуту. - врач вскочил к столу, перебрав несколько флаконов. Смочив тряпочку в находившейся там жидкости, он приложил её к носу советницы. Её дыхание полностью исчезло, она смертельно побледнела. Королева обеспокоенно посмотрела на Иллика.
- Не бойтесь, я лишь отправил её в летаргический сон. Это замедлит действие яда, у меня будет хотя бы пара дней, чтобы переправить её в Гвидор. К сожалению я не смогу обеспечить лечение тут.
- Имеете ли вы на это право, насколько я знаю вы человек подневольный...
- Ваше величество, когда у меня на руках умирает пациент мне плевать на то кому и сколько я подчиняюсь. Эдикты медика не имеет права нарушать никто, даже сам Безмолвный Царь.
- Сколько займёт лечение? - Иллик что-то посчитал в уме.
- Минимум три месяца, от трёх до пяти. Вывести яд просто, но вот вылечить нанесенные им травмы куда сложнее. Даже в этом случая я не могу гарантировать психического выздоровления. - тем временем дверь хлопнула ещё раз и вбежала леди Ксония, а следом за ней открылась потайная дверь в противоположной стене, и в комнату вбежал новый министр тайной полиции Бенит, один из немногих, кому Лаурея доверяла полностью.
- Ваше Величество Морское Бюро окружено - мышь не выскочит. Прикажете брать?
- Работайте, я хочу посмотреть в глаза тому кто это сделал. А лучше травануть его его собственным же ядом, мне любопытно посмотреть чего боятся мрази. - Лаурею аж трясло, было видно, что она еле сдерживает эмоции. Куда ещё запустил когти Мар-Кифай? Сколько ещё людей ей придётся повесить, чтобы они наконец успокоились?
- Леди Ксония, мне нужна стёжка, как можно быстрее. - магичка кивнула:
- Сделаю, дайте мне четыре часа.

Лишь очень немногие врачи мира знают как лечить поражение фейруном. Иллик был одним из них, и как то ему даже пришлось исцелять от действия фейруна себя самого, но...
Он слишком хорошо знал, что ощущает жертва, и понимал, что это будет сложно. Особенно у Фламмы, слишком много темных полос было в её душе...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Фламма не знала, сколько уже прошло времени. Судя по телу, которое еще не успело отечь от продолжительного нахождения в одной позе, она возилась с документами не очень долго, даже меньше двух часов, но по ощущениям прошло уже как минимум четыре вечности. Навязчивые цифры мельтешили перед глазами, голова уже болела от обилия вычислений и кучи никому не нужных деталей, и девушка мысленно усмехнулась. Она напоминала самой себе бочку с порохом, фитиль которой нечаянно подожгли: еще немного, и разнесет тут все к чертям. Почувствовав, что больше не выдержит, советница резко откинулась назад, разминая шею, и позвала к себе одного служивого из бюро, который, собственно, и проводил ее в "животворящий уголок". Не размениваясь на вежливости, Огненная коротко попросила принести ей стакан воды, а также - привести к ней составителя отчетов, которого надлежало повесить за разгильдяйство: документация была в совершеннейшем беспорядке, и в ней не представлялось возможным разобраться, прежде не поломав голову. К ее удивлению, подчиненный, услышав такой приказ, витиевато выругался вполголоса и, отвесив более чем саркастический поклон, удалился исполнять поручение. Нокс вопросительно вскинула бровь, провожая задумчивым взглядом мужчину. Из всей его брани она разобрала лишь несколько слов про высокомерных выскочек, которых давно следовало отдать солдатам на развлечение в качестве подстилок. Девушка хмыкнула и мысленно запомнила этого говорливого служаку: кажется, у него излишне длинный язык и короткий ум, раз он не соображает, кому что высказывает. Советнице принесли стакан воды, и она подозрительно принюхалась. Увы, Фламма не обладала проницательностью Иллика, который мгновенно бы распознал яд. Оставалось надеяться лишь на то, что люди из морского бюро не такие идиоты, чтобы травить государственного советника у себя в конторе. Впрочем, вода оказалась более чем обычной. Опасность пришла откуда не ждали.
Для виду стукнув пару раз в дверь, в кабинет ввалился составитель отчета - довольно неприятной наружности тип, больше похожий на заядлого преступника, чем на королевского служащего. Впрочем, не внешность ценилась при найме на работу.
- Звали, советница? - грубо бросил составитель, даже не удосужившись поклониться.
- Да. - Огненная неторопливо поднялась. - Вы вообще просматриваете свои отчеты, уважаемый? Почему в них невозможно ничего разобрать? Подойдите, - советница махнула рукой на маленькую стопку бумаг, лежащих отдельно: она отобрала самые "подробные" отчеты, чтобы не быть голословной, - вы умудрились расходы написать друг на друге. Это жалкая попытка скрыть финансовые махинации?
Служащий беспрекословно повиновался, подходя к столу, и уже одно это должно было насторожить, судя по прошлому поведению. Но девушка склонилась над отчетами, и составитель сделал то же самое. Краем глаза советница успела заметить резкий взмах рукой, вздрогнула и автоматически начала отклоняться в противоположную сторону, рука же, лежащая на мече, напряглась, но все это лишь сбило траекторию иглы - не отразило. Острого укола в шею советница почти и не почувствовала, полностью выдергивая меч из ножен.
- Ах ты сволочь... - просипела она, чувствуя, как место укола наливается стреляющей болью. Служащий задел ее - но расплатился собственной жизнью. Уже через мгновение он оказался пришпилен мечом к стене, а Огненная коротко взвизгнула, что было ей совсем несвойственно, и отшатнулась, стремительно отступая к углу. Вокруг нее заметались отвратительные кошмары, один взгляд на которые вызывал неудержимую истерику. Впервые ей было так страшно, как будто ужас парализовал все тело и выбил из легких воздух. Грудь словно сдавило стальным обручем, на лбу выступили бисеринки пота, а девушка в детском защитном жесте выставила перед собой руки, не понимая, что обступившие ее страхи - лишь плод воспаленного ядом сознания. Ей чудились где-то вдалеке чужие голоса, как будто кто-то еще вбежал в кабинет, но Фламма уже ничего не видела. Через неполную минуту ее сознание уже покинуло скованное страхом тело, однако кошмары продолжали мучить ее даже в забытьи. Больше Нокс ничего не помнила.
Отредактировала Mimosa - Среда, 07 октября 2015, 23:35
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Стежка была сделана немедленно - леди Ксония Ланта была одним из лучших специалистов по созданию стежек, поэтому умела создавать односторонний пробой, не требуя присутствия на другой стороне ещё одного человека или его камней душ, поэтому спустя три часа, требовавшихся леди на то чтобы собрать ментальную силу для столь дальнего путешествия, стёжка была сделана. Правда открылась она в портальной зале дворца в Клорене. Ещё час с небольшим понадобился для транспортировки носилок с леди Нокс на станцию "Иллик". Да, каждый из двенадцати избранных техниона "Пророки Плоти", то есть те, кто носил звание выше патриарха-ноктис имели собственные медицинские станции, как правило исполняющие функции исследовательских лабораторий. Часто они соединялись постоянными Стежками с центральным двором Техниона, однако Иллик предпочёл не использовать эту возможность, ибо запасы Халдунита и так ограничены, чтобы их растрачивать, да и незваные гости не всегда желанны.
Собственно слово "медицинская станция" было достаточно растяжимым понятием - это был скорее роскошный особняк, имеющий внутри и лаборатории, операционные, оранжерею с целебными травами, великолепный сад для прогулок, и много что ещё.
Собственно сюда и была доставлена девушка, оказавшись в гостевых покоях - она не была заразна или тяжело ранена, поэтому помещать её в изолятор или операционные камеры не было смысла - девушку разместили в шикарных комфортабельных условиях, правда пока что Иллик не собирался выводить её из летаргического сна. Для начала ему хотелось бы приготовить противоядие.
Делалось оно, разумеется, из того же растения, из которого делался сам яд, то есть рунаса-альбиноса. Это небольшой кустарник с белыми прожилками на листьях (потому и альбинос). Крайне ядовит, чем и нагло пользуется - привлекая насекомых он убивает их своим ядом, и они падают на землю, превращаясь в источник питательных веществ. Работать с таким растением сложно - лизнёшь палец, и прощай. Однако, как и всегда в таких случаях, рунас имел несколько крайне хороших свойств, из-за которых был любим врачами.
Собственно убрать яд удалось быстро. Однако теперь начиналось самое сложное, для чего врачу понадобился небольшой прибор из молочно-белой кости, стоявший в его лаборатории.
Террорфекс, приносящий страх. Устройство, которое могло вызывать самые сильные страхи и эмоции человека, для того чтобы опытный колдун мог вынуть их из головы, и забрать себе.
Правда некоторые личности, типа Влокариона, иногда применяли его и для второй цели - он был идеальным пыточным устройством.
Немного времени, и летаргический сон перешёл в глубокий обычный. Осталось только дождаться пока она проснётся.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Культ язычников
Страница 5 из 10«1234567910»
Поиск: