Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 3 из 10«12345910»
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Культ язычников
Культ язычников
- Мне лишь интересно узнать, много ли специалистов до этого момента смогли определить природу болезни королевы и дать хоть какой то ключ к её исцелению. Исходя из того что вы не ищите обладателя фетиша, я делаю вывод, что ни один. Я считаю что подлинность врача определяется его навыками. ‒ Девушка стиснула зубы, но промолчала, задумавшись. Стоило признать, что целитель, как бы его ни звали и кем бы он ни оказался, прав. Что она узнала от язычников? Лишь название болезни, которое, впрочем, не особо и помогло. Также Надарах ей сообщил, что от каменной чумы нет обычного лекарства. Следовательно, и у нее самой никаких зацепок. Однако эта вынужденная бездеятельность выводила Фламму из себя. От нее почти ничего не зависит. Напрягал и тот факт, что на такую несостоятельность ей указывал совершенно чужой человек, даже не принадлежащий ее родному государству.
Из этого анабиозного оцепенения советницу вывело очередное заявление врача:
- Я лишь удивлён, что вы не сделали это сразу. Это обычная практика.
Промолчала она и на этот раз, лишь тихонько ругнулась. Кажется, сегодня определенно был не ее день. Все это время она сосредотачивала внимание больше на действиях Иллика-или-как-там-его, а не на его словах, также параллельно раздумывала, с чего хотя бы стоит начать поиски неизвестного заклинателя. Пока мужчина только запутывал воительницу, нисколько не облегчая ей задачи. А значит, и от его присутствия не особенно много толку. Здесь поможет опытный поисковик, желательно ‒ колдун как минимум второго разряда по меркам Альдгарда. Вот только где Огненная сможет его найти? Королева не жаловала магов и старалась ограничить их присутствие в государстве. Да и то это были в основном воины, в поисковиках ранее не нуждались, до тех пор пока не оказалось, что тайная полиция перестала выполнять свои обязательные функции. А потом неожиданно свалилась и болезнь Лауреи, стало тем более не до поисковиков. Оставалось совсем немного времени, и его явно не хватало, чтобы Нокс могла полноценно заняться поисками мага с нужной специализацией, особенно когда даже не знаешь, с чего стоит начать.
Напрягшись, девушка отлепилась от стены и начала измерять комнату шагами. Бесцельное казалось бы брожение из угла в угол помогало, тем не менее, структурировать мысли и прийти к правильному решению, а сейчас это как никогда требовалось Фламме, так как она буквально чувствовала, что от недосыпа ее голова начинает постепенно пухнуть от обилия неразрешимых ситуаций. Или одной конкретной ситуации, которая с каждым мигом становилась все более безвыходной.
- Есть немного зацепок, правда туманных. Я вижу только цвет - белый или красный, и звук, будто скрипка или клавесин. Понятия не имею что это означает, чувствую только что фетиш связан с обладателем, имеющим какую-то связь с предметами. Это может быть что угодно. Цвет его любимого платья, волос, глаз, обивки любимого дивана или любимой кошки, или просто любовника. Для лучшего поиска, к сожалению нужен уровень в поисковой магии получше моего.
Вполуха слушая туманные и размытые подсказки целителя, девушка, не отрываясь от сосредоточенного ведения счета уже сделанным шагам и нарезанным кругам по комнате, мимолетом буркнула:
- Этого слишком мало. Информация нисколько не конкретизирует личности заклинателя. Звук может указывать на музыканта, но и это необязательно. Может быть, это просто его любимая мелодия. То же относится и к цвету. Хоть это уже что-то, некая опорная точка, нам это совершенно не поможет в поисках.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Этого слишком мало. Информация нисколько не конкретизирует личности заклинателя. Звук может указывать на музыканта, но и это необязательно. Может быть, это просто его любимая мелодия. То же относится и к цвету. Хоть это уже что-то, некая опорная точка, нам это совершенно не поможет в поисках. - медик пожал плечами, и как то даже виновато произнёс:
- К сожалению пока что это всё, что я могу вам сообщить. Я бы мог попробовать сделать более точные расчеты, но для этого мне нужно много инструмента, который в Альтгарде достать сложно. Ах да, совсем забыл. - из одного из тысяч карманов появился небольшой амулет, на вид костяной, который он протянул женщине:
- Наденьте. - перехватив вопросительный взгляд - Это гиман, защитный амулет. Некоторые рунные плетения имеют свойство передаваться через взгляд, гиман хоть и ненадолго, но защитит вас от возможной каменной лихорадки. - он отдал амулет недоверчиво смотрящей на него женщине, и отвернулся к окну, что-то быстро записывая. После этого вырвал листок из записной кнжки, отдав ей. На нём идеальным почерком значилось:
"Кристалл халдуновый, величиной с кулак
Моток дрениумовой проволоки
Прут металлический, круглый, диаметром 1 линг и длиной около кайма, материал: орикалк или нексий (предпочтительнее)
Пластина дисторита, прямоугольная, где то с ладонь
Серебряный крест, вроде тех что носят священнослушители"

- Эти материалы помогут создать достаточно сильное плетение. - пояснил он, - Тогда я возможно смогу вообще увидеть самого колдуна. Если сможете достать - достаньте, но боюсь что тут такого не делают. Я буду пытаться найти обладателя ещё, но ничего не обещаю. - он аккуратно убрал перо и бумагу в карман плаща, и повернулся:
- А теперь о вас. Вы не спите уже третий или четвертый день. Даже не прибегая к какой либо диагностике я уже виду ужасающее отравление организма и синдром усталости. Вам я предписываю двенадцать часов беспробудного сна каждый день, как можно больше зелени и овощей в рационе и утром хороший бокал белого вина. За недельку придёте в себя. А теперь, могу ли я пройти в свои покои, или хотя бы узнать где они?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- К сожалению пока что это всё, что я могу вам сообщить. Я бы мог попробовать сделать более точные расчеты, но для этого мне нужно много инструмента, который в Альтгарде достать сложно. Ах да, совсем забыл.
Девушка лишь задумчиво повела плечами, не отвлекаясь от своего упоительного занятия, лишь вопросительно покосилась на целителя, среагировав на последнюю фразу. Иллик достал из очередного кармана небольшой амулет, сделанный снова из кости. Фламма затормозила рядом с врачом, когда он протянул ей вещицу, и недоверчиво уставилась на предложенный предмет, не спеша брать его в руки. Особенно после любезного совета надеть его.
- Это гиман, защитный амулет. Некоторые рунные плетения имеют свойство передаваться через взгляд, гиман хоть и ненадолго, но защитит вас от возможной каменной лихорадки.
Огненная скптически хмыкнула, но амулет аккуратно подцепила, рассматривая его. Снова перевела вгляд на мужчину.
- Напрасное беспокойство. Мне вряд ли грозит каменная чума. Если в королевстве орудуют мятежники, то куда логичнее будет отравить и принцессу Банталу, нежели советника прежней королевы.
И все же Нокс осторожно нацепила амулет на шею, обратив внимание, что вещица приятно холодит кожу. Далее она взяла список, который написал целитель, изучила каждый пункт и сунула бумажку в карман, мысленно сделав заметку тут же заняться этим, когда хоть немного разгребет документацию тайной полиции.
- А теперь о вас. Вы не спите уже третий или четвертый день. Даже не прибегая к какой либо диагностике я уже виду ужасающее отравление организма и синдром усталости. Вам я предписываю двенадцать часов беспробудного сна каждый день, как можно больше зелени и овощей в рационе и утром хороший бокал белого вина. За недельку придёте в себя. А теперь, могу ли я пройти в свои покои, или хотя бы узнать где они?
Советница уже хотела возобновить шаги по комнате, но резко остановилась и удивленно глянула на врача, ее брови против воли поползли вверх. Ему удалось ее ошарашить. Но затем Фламма усмехнулась:
- Мое состояние не должно беспокоить целителей. Со мной все в порядке, а легкое недомогание еще никого не убивало. Идемте, я провожу вас в покои.
Девушка и Иллик вышли из покоев королевы, куда тут же прошмыгнули слуги, чтобы омыть тело Лауреи, и буквально у входа Огненную настиг стражник.
- Мадам, у вас в кабинете отчеты из тайной...
- Я поняла, ‒ перебила советница, покосившись на стоявшего за спиной целителя. Вздохнула. ‒ Иду. Проводите, пожалуйста, господина Иллика из Гвидора в его покои, и пусть слуги принесут ему обед.
- Сделаю, мадам.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Напрасное беспокойство. Мне вряд ли грозит каменная чума. Если в королевстве орудуют мятежники, то куда логичнее будет отравить и принцессу Банталу, нежели советника прежней королевы. - медик под шлемом криво усмехнулся, что разумеется нельзя было увидеть за кристаллическими линзами шлема.
- Политики руководствуются не логикой а выгодой. Это могут быть не мятежники, да и тут дело не в их желании, а в том что некоторые рунные плетения имеют дурацкое свойство передаваться тем, кто видел концентрирующую руну. Именно поэтому я вынужден находиться в этом костюме пока не проведу нужные ограничительные ритуалы. - он вернулся к диагностике девушки. Та явно была плоха. Однако в ответ на предписания он получил:
- Мое состояние не должно беспокоить целителей. Со мной все в порядке, а легкое недомогание еще никого не убивало.
- Это не совет, это предписание врача, которое вы должны выполнять согласно врачебным эдиктам, одинаковым что в Гвидоре что в Альдгарде. С момента с которого я приступил к своим обязанностям, ваша жизнь находится в моей ответственности. Не заставляйте Мать-Ишу оплакивать вас.
- Проводите, пожалуйста, господина Иллика из Гвидора в его покои, и пусть слуги принесут ему обед. - он поклонился:
- Обед мне не нужен. К сожалению пока что я лишён возможности снять своё одеяние, а значит и принимать пищу. Отдохните, советница, последуйте мои предписаниям, ибо ваше здоровье сейчас крайне важно. - он поклонился, и вышел вслед за служанкой, не забыв свой докторский чемодан.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Медик с ней не согласился, что уже стало почти привычным делом. Девушка лишь повела плечами в ответ на предположение, будто она может заразиться чумой, лишь взглянув на руну. Все же Фламма не понимала первооснову заразы. Если это проклятие, как утверждает Иллик, то должен быть и тот, кто проклял. Лишь обыкновенная чума распространяется естественным путем, в мгновение ока поражая огромные города и государства, но Огненная впервые слышала, чтобы проклятие распространялось самостоятельно, без чьей-либо на то воли. Если ее выберут следующей жертвой, что очень маловероятно, как бы целитель ни доказывал обратное, то гиман ее вряд ли спасет, как не спасли королеву сильнейшие защитные амулеты, висевшие на ее шее. Лаурея никогда не ходила без магической защиты, несмотря на всю свою нелюбовь к колдунам. Что-то этот Иллик темнил, и Нокс собиралась выяснить, что именно скрывает мужчина. Все ее прежние подозрения никуда не испарились, но приобрели иную направленность. Даже если ее догадки окажутся верны (а вот в этом уже советница практически не сомневалась), она все равно не сможет взять целителя под стражу, потому что его бумаги выдержали неоднократный осмотр и были приняты всеми, в том числе и самой советницей. А раз так, то при неблагоприятном исходе у Альдгарда действительно могут возникнуть проблемы с Гвидором, и отвечать за них придется самой Фламме. Такая перспектива ее совсем не радовала, но и пустить дело на самотек она не могла.
Вспомнив последние слова лекаря о своем здоровье, девушка покачала головой.
- Отдохнешь тут...
Довольно быстро она добралась до своего кабинета и буквально ввалилась в него, исчерпав на сегодня весь свой запас сил. Противиться было ни к чему: она действительно чувствовала себя неважно. Однако кипа документов на ее столе не уменьшится, если советница потратит несколько часов на сон, а может, даже увеличится. Каждая бумага нуждалась в немедленном изучении. К возвращению королевы на политическую арену (на что Нокс уповала всей душой) тайная полиция должна работать как часы, а до такого прогресса ей было еще далеко. Поэтому Огненная должна приложить все свои силы, чтобы хоть как-то наладить механизм работы. Интересно, когда она сможет выполнить "предписания целителя"?
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Однако спокойно отдохнуть и выполнить восполняющий ритуал Иллику не дали. Пройдя в покои он оказался немедленно атакован на глазах у ошарашенной служанки.
На нападавшем был глухой костюм черно-зеленой расцветки, и маска открывавшая только глаза. По чертовски гибкой пластике движений было ясно, что это женщина, по умелым ударам - что ей не впервой. Но самым опасным было её оружие. Во-первых умело используемый кривой кинжал. Во-вторых, и это было самым главным - небольшое, умещающееся в руке устройство в виде деревянной трубки с двумя медными штырьками. За ношение такой игрушки в Короне можно было хорошо сесть, а в Гвидоре и Альдгарде - лишиться головы. Это была "бабочка", одноразовый шокер родом из Короны. Вооружение спецвойск и излюбленное оружие в бандитских разборках. Одно касание двух контактиков, и опустошенный заряд мощного аккумулятора как минимум парализует на пару часов. Достаточно чтобы убить невооруженную служанку и зарезать оглушенного врача.
Однако опытного военного врача Иллика Ларнада было сложно взять с наскока. Он уклонился, и кинжал слегка царапнув шедшую за ним служанку чуть выше груди, просвистел там где была его печень. К тому же незадачливый убийца забыл одну важную вещь - не пропускавший магию извне защитный костюм, отлично работал изнутри наружу. Как и внутри себя, поэтому свой дар к слабому предсказанию колдун не потерял, и предугадывал каждое действие убийцы. Врачу понадобилось две секунды, чтобы выкрутить убийце руку с шокером, и воткнуть его под рёбра. Раздался треск, запах горелой ткани и плоти, убийца затрясло, и она осела на пол, выронив нож, покрытый желтой коркой. Врач добавил удар ребром в шею, чтобы отрубить уж совсем надежно, и мгновенно повернулся к служанке. Той медицинская помощь была уже не нужна - лёгкого пореза было достаточно, чтобы яд попал в кровь,а дальше он сделал своё дело. Медик осторожно поднял кинжал, и осмотрел его. Желтая пленка по краю говорила сама за себя.
- Коварство гидры, забери тебя Баюм. Некситовый яд - он выглянул в дверь. - Чего застыл как истукан? А ну быстро советницу сюда! И двух слуг.

Когда вошла уже почти не помнящая себя от усталости советница, то мертвая служанка уже лежала на постели доктора, а всё ещё находящаяся без сознания пленнница была аккуратно примотана к стулу. Маску с неё врач снял - типичная жительница Короны - изящная голубоглазая брюнетка. Шокер и кинжал лежали на рабочем столе. Сразу предупреждая вопросы, медик сокрушённо кивнул:
- Прошу прощения, но это был некситовый яд. Медицинская помощь просто бесполезна, смерть наступает моментально. Оперативно мне встречу подготовили, ничего не скажешь. - он взял со стола, и протянул девушке разряженную "бабочку" - Вам знакома эта игрушка?
Отредактировал Zariche - Среда, 08 июля 2015, 17:48
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Девушка сидела за столом и, механически заполняя бумаги, начинала уже постепенно клевать носом. Когда к ней резко постучались и, не дожидаясь разрешения, вбежали в комнату, Фламма мгновенно подскочила, словно ужаленная, и ненароком опрокинула стул. Чувствуя себя уличенной на месте преступления, обернулась, ожидая насмешек или как минимум удивленного взгляда. Однако сейчас было не до этого. Стражник сбито извинился за вторжение и пояснил причину своей спешки:
- Мадам, на господина целителя из Гвидора было совершенно нападение в его покоях! Все в порядке, целитель жив, но...
Грязно выругавшись, советница, мгновенно взбодренная, метнувшись по коридору подобно молнии, вбежала в комнату, отведенную для Иллика. Нахмурилась, оценивая обстановку. Служанка, приставленная к мужчине, недвижимо лежала на постели, и цвет ее лица идеально сочетался с выбеленными простынями. Она не дышала. Чуть поодаль стоял простой деревянный стул, к которому была прикована мятежница, находящаяся без сознания. Черно-зеленая расцветка костюма свидетельствовала о том, что нападавшая принадлежала к бандитской группировке. Сжав кулаки, Огненная ледяным голосом отдала приказ:
- В камеру пыток ее. А после допроса ‒ на дыбу. Усильте охрану по периметру дворца и сообщите часовым, что если между ними проскочит незамеченной хотя бы мышь, они будут отчитываться лично мне. Доложите о ситуации Геору, пусть примет соответствующие меры. И позовите слуг, чтобы они омыли тело служанки и как следует ее похоронили...
Охранник, поколебавшись, кивнул и, отвязав напавшую девчонку от стула, войлоком потащил ее на нижние этажи дворца, туда, куда не проникали лучи солнца. Нокс глубоко вздохнула, пальцами коснувшись пульсирующих болью висков, и искоса посмотрела на целителя, который протягивал ей разряженное оружие мятежницы. На столе также лежал вражеский кривой кинжал, лезвие которого было покрыто тонкой желтой пленкой. Тот самый некситовый яд, о котором сообщил Иллик. Советнице было известно лишь то, что убивает он мгновенно, посему противоядие до сих не пор не было изобретено. На лице возникло выражение отвращения.
- Вам знакома эта игрушка?
- Знакома. Так или иначе, ей не сносить головы. Как это произошло? Можете добавить какие-то новые детали в картину, которую я уже увидела?
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Знакома. Так или иначе, ей не сносить головы. Как это произошло? Можете добавить какие-то новые детали в картину, которую я уже увидела? - медик пожал плечами, однако дал стражнику знак, чтобы он задержался.
- Подожди, служивый, пытать всегда успеем. Посади ка девушку на место, я попробую с ней поговорить. - он повернулся к советнице:
- Очень легко. Открывается дверь и мне в печень умело летит вот эта штука. - он указал на кинжал. - Я увернулся, а вот служанке не повезло. Дальше всё просто. Позвольте я займусь девушкой - он снял с женщины перчатки. На указательном мальце правой руки оказался простой гладкий перстень, который медик положил рядом с кинжалом.
- Бандитка говорите... Вот уж позвольте не поверить. - действительно в это не верилось - Для простой бандитки слишком отточенная техника. Тренированное тело, и дорогие игрушки. В Короне флакон нексита или фейруна стоит как новый аэропил. А уж за ношение бабочки и нексита можно и головы лишиться.
Техники гипнотического лечения часто применялись врачами Гвидора для лечения психических больных. Однако можно было применять этот приём и для других целей. Однако перед этим надо было даму разбудить. Впрочем, это не было большой проблемой. Несколько сильных пощёчин и флакон нашатыря кого угодно приведут в чувство. Однако стоило девушке открыть глаза, как безжалостные ледяные пальцы чужого разума буквально вырвали её из тела. Она застыла, недвижимая и совершенно не пытающаяся сбежать.
- Ты будешь беспрекословно слушать меня. Твой разум, твоё тело и твоя душа не принадлежат тебе. Я твой мир и твоя вселенная до последнего твоего вздоха. - краем глаза он заметил, как попятился стражник, осеняя себя знаком Единого.
- Назови себя. Твоё имя, род, фамилию, место службы и звание. - женщина, оставаясь бледной, словно мел начала говорить пустым тоном:
- Ниланна Ак-Нинчи, Каскад, йорг-лейтенант, отряд "Пауки". - вот тут то самому врачу захотелось присвистнуть, но тогда легко было потерять концентрацию. Однако он решил немного проверить эти слова, и буквально вонзил в её мозг свои когти, громоподобно произнося:
- ЛОЖЬ! Я причиню тебе мучения такие, что ты не в силах вообразить, если ты будешь лгать!
- Это правда, клянусь Звездами.
- Цель с которой ты тут?
- Гвидорские врачи могут вылечить королеву от каменной лихорадки. Цель - убийство гвидорского врача.
- Как вы узнали, что я приеду, этого не знал сам Безмолвный Царь!
- Через министерство тайной полиции. Я давно нахожусь во дворце.
- Рассказывай,где фетиш.
- Фетиш... фетиш лихорадки у... - и тут словно пинок великана выбросил гвидорца из разума девушки. Её затрясло, и она немедленно умерла.
- Ментальный блок. На пытках она бы ничего не сказала.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Подожди, служивый, пытать всегда успеем. Посади ка девушку на место, я попробую с ней поговорить.
Девушка усмехнулась, почти не удивившись. Она уже начала привыкать к тому, что ее слово для целителя не указ. Не сказать, чтобы это ей нравилось, но уже раздражало не так сильно. Хотя, безусловно, коробило то, что Иллик позволяет себе так свободно распоряжаться в замке королевы на территории другого государства.
- Очень легко. Открывается дверь и мне в печень умело летит вот эта штука. Я увернулся, а вот служанке не повезло. Дальше всё просто. Позвольте я займусь девушкой. ‒ Фламма лишь хмыкнула. Примерно так она и рисовала себе в голове картину случившегося, так что мужчина ничего нового ей не поведал. Догадаться было несложно. Тем временем врач аккуратно снял с рук девушки перчатки, обнажая тонкие пальцы, на одном из которых красовался гладкий перстень, немедленно снятый. Советница внимательно изучила безделушку. Вряд ли это был просто красивый подарок. Скорее ‒ некий талисман. Вот только какой цели он служил?
- Для простой бандитки слишком отточенная техника. Тренированное тело, и дорогие игрушки. В Короне флакон нексита или фейруна стоит как новый аэропил. А уж за ношение бабочки и нексита можно и головы лишиться.
Огненная снова отвлеклась и мысленно дала себе затрещину, приказывая не спать на ходу. Первую фразу Иллика она не уловила.
- Для меня эти детали не столь важны, ‒ парировала Нокс. ‒ Она напала на гостя нашего государства ‒ значит, она враг, вне зависимости от остальных деталей.
Кажется, у мужчины созрел в голове план, который он решил немедленно привести в исполнение. Несколькими хлесткими пощечинами он заставил девчонку очнуться и сразу же захватил в плен ее беззащитное сознание. Мятежница вздрогнула, глаза ее потускнели. Фламма чуть нахмурилась, но сдержалась от того, чтобы высказывать свои претензии под руку. Так ненароком можно и убить человека. Она не любила столь грязную работу, несмотря на всю ее эффективность. Это был подлый прием. Хотя о чем это она, в каком мире они живут! Иного и не следует ждать, она как политик должна это понимать.
Краем глаза советница заметила, как стражник почти в священном ужасе пятится подальше от целителя, то и дело осеняя себя знаками Единого. Не только ей, похоже, претил этот метод.
- Выйди, ‒ коротко буркнула она, скрещивая руки на груди, и мужчина мгновенно испарился из комнаты.
Начался допрос ‒ едва ли не самая неприятная процедура в этом процессе.
- Ниланна Ак-Нинчи, Каскад, йорг-лейтенант, отряд "Пауки", ‒ сухо затараторила пленница, отвечая на первое требование Иллика. Советница вздернула бровь, но сдержалась от каких-либо комментариев, отойдя к стене. Прислонившись к ней, она прикрыла глаза, понимая, как опасно это делать в ее состоянии ‒ то и дело может заснуть. Но сейчас ее внимание концентрировалось на допросе, а наблюдать, как живой человек за секунду превращается в безвольную куклу, не особо приятно.
- ЛОЖЬ! Я причиню тебе мучения такие, что ты не в силах вообразить, если ты будешь лгать! ‒ Огненная поморщилась. Вот поэтому она никогда не допрашивала людей.
- Это правда, клянусь Звездами, ‒ жалобно захныкала девчонка ‒ тело отзывалось на, наверное, невыносимую боль в голове, когда вся твоя воля ломается, превращаясь в труху.
- Цель с которой ты тут? ‒ Про себя Фламма удивлялась стойкости врача. Хотя ему наверняка не впервой.
- Гвидорские врачи могут вылечить королеву от каменной лихорадки. Цель - убийство гвидорского врача.
- Как вы узнали, что я приеду, этого не знал сам Безмолвный Царь!
- Через министерство тайной полиции. Я давно нахожусь во дворце. ‒ Нокс цыкнула сквозь зубы, напрягшись. Опять тайная полиция! Она поувольняет всех чертям! А из-за свалившихся на государство бед советница не могла разорваться, все свое внимание уделяя исключительно полиции. Поэтому приходилось чередовать документацию. Кажется, ей в ближайшем времени понадобится помощник. А у другого советника и без того забот хватало.
- Рассказывай,где фетиш.
- Фетиш... фетиш лихорадки у... ‒ Девицу затрясло, глаза ее страшно закатились, и она, так и не договорив, умерла. Воительница стиснула зубы и отвернулась ‒ сейчас она была рада, что глаза ее оказались закрыты.
- Ментальный блок. На пытках она бы ничего не сказала.
Девушка вяло кивнула и, пошатнувшись, отлепилась от стены, выглянув за дверь и приказав слугам очистить комнату. Находиться в обществе двух трупов ‒ не самая приятная компания. Голос ее звучал глухо ‒ ее положение во дворце вынуждало привыкать к таким вещам, но от смирения они не казались более правильными. Останавливало лишь понимание: с ней бы поступили точно так же, вторгнись она тайком в любое королевство.
- А мятежники предусмотрели все. Хитрые сволочи.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Есть одно преимущество в том, чтобы быть врачом - очень мало вещей на свете может испортить тебе аппетит. Ещё меньше вещей могут вывести из равновесия, или как то повлиять на тебя. Так же как и чужая боль - к ней привыкаешь настолько быстро, что не обращаешь далее на неё внимания, ибо чтобы вылечить большую боль надо причинить малую боль. Поэтому этот импровизированный допрос со смертельным исходом вообще не повлиял на душевное равновесие Иллика, разве что отголоски мыслей и эмоций покойной ныне девушки многопудовым молотом ударили ему в мозг, так что небольшое время ему понадобилось отойти.
- А мятежники предусмотрели все. Хитрые сволочи. - на этот раз врач не сдержал презрительного "Пфф", и еле удержался, чтобы не закрыть лицо ладонью:
- Вы всё ещё наивно полагаете, что это кучка мятежников, у которой на побегушках офицер специальных войск Короны? Который постоянно находится во дворце, и при этом спокойно по нему передвигается? - он подошёл к перстню, и взял его в руку, и некоторое время смотрел на него. Обычный перстень, но сделанный из черного камня, инкрустированного трехцветной проволокой, так четко уложенной в сделанные в перстне канавки, что перстень казался абсолютно гладким. - Официально в Короне магия запрещена. Тем не менее это не мешает спецу носить с собой Таш. Они знают, что спец пойман. Но толку от этого немного.
И тут он будто заметил, что женщина едва стоит на ногах, и добавил в тон немного стали:
- Сейчас ваша туманная голова гораздо большее преступление, чем несколько неразобранных бумаг. Я прописываю вам двенадцать часов сна. Идите спать, и только посмейте возражать. В этом случае я буду вынужден вспомнить врачебную клятву, и заставить вас лечь спать уже силой. Идите отдыхайте, о жизни королевы я позабочусь, ей ничего не грозит.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Девушка искоса посмотрела на мужчину. Как она и предполагала, руки его не дрожали, да и вел он себя более чем естественно, словно поддерживал светскую беседу, а не пытал минуту назад с помощью магии мятежницу, обманом вторгшуюся в королевство. Фламма хмыкнула: вот что значит профессиональная выдержка. За годы работы врачом, наверное, и не к такому привыкнешь. Ее отец был таким же: казалось, ничто не могло поколебать его душевного спокойствия.
Однако несколько напряженный тихий выдох показал, что и Иллику требуется некоторое время, чтобы прийти в себя. Наверное, очень нелегко копаться в чужой голове, вычитывая разноголосые обрывки мыслей и поступков, разрозненные воспоминания и нескладные элементы из прошлого. Словно на минуту стать другим человеком. Огненная даже представлять себе не хотела, какие это ощущения.
- Вы всё ещё наивно полагаете, что это кучка мятежников, у которой на побегушках офицер специальных войск Короны? Который постоянно находится во дворце, и при этом спокойно по нему передвигается? Официально в Короне магия запрещена. Тем не менее это не мешает спецу носить с собой Таш. Они знают, что спец пойман. Но толку от этого немного.
Вся задумчивость советницы мгновенно слетела, стоило целителю презрительно фыркнуть. Она холодно взглянула на собеседника и отрезала, чеканя каждое слово:
- Да, я так считаю. Те, кто покушается на Альдгард в целом и королеву в частности, ‒ враги для меня и для всего королевства. Я жизнь положу, но вычислю и уничтожу их. Не имеет значения, насколько они умелы и как много у них сторонников. Сейчас каждое государственное лицо должно работать исключительно ради того, чтобы найти преступников и свершить над ними справедливый суд.
- Сейчас ваша туманная голова гораздо большее преступление, чем несколько неразобранных бумаг. Я прописываю вам двенадцать часов сна. Идите спать, и только посмейте возражать. В этом случае я буду вынужден вспомнить врачебную клятву, и заставить вас лечь спать уже силой. Идите отдыхайте, о жизни королевы я позабочусь, ей ничего не грозит.
- А я прописываю вам соблюдать политическую субординацию и не забывать, что вы находитесь на территории Альдгарда в качестве гостя, ‒ не сдержавшись, рыкнула Нокс, взгляд ее заледенел от холодной ярости, на секунду полыхнувшей в глазах. ‒ Вы прибыли в королевство не о моем здоровье печься. А значит, не имеете никакого права приказывать мне, государственному советнику, следовать вашим предписаниям. Занимайтесь своими делами.
Девушка резко развернулась и вышла из покоев целителя, захлопывая за собой дверь. Затем, чуть успокаиваясь, глубоко вздохнула (стражник поначалу даже попятился от нее, не желая попасть под горячую руку) и в уже более умеренном состоянии направилась в офис королевских ищеек ‒ за годы службы советница могла насчитать лишь несколько случаев, когда эти следопыты не справлялись со своим заданием. Необходимо было заняться поисками ингредиентов, которые ей записал целитель. А после Фламма планировала закончить с бумагами тайной полиции, невзирая на свое состояние, и уже самолично заняться поисками опознавательной руны, которая чернильными росчерками была выжжена на ее памяти. Она понимала, что шанс, что ее поиски увенчаются успехом, минимален, однако попробовать стоило. Больше ей не на что было опираться.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- А я прописываю вам соблюдать политическую субординацию и не забывать, что вы находитесь на территории Альдгарда в качестве гостя. Вы прибыли в королевство не о моем здоровье печься. А значит, не имеете никакого права приказывать мне, государственному советнику, следовать вашим предписаниям. Занимайтесь своими делами. - медик молча склонился, признавая, что перегнул палку.
- Прошу прощения, госпожа советник. - дверь захлопнулась.

- Вот теперь мы можем поговорить, - усмехнулся Иллик, вертя в руке перстень шпионки.
Таш был изобретением второго Техниона, если быть точнее, то изобретением Нхаллиша Дарна, великого ученого по части связи и вообще коммуникаций. Это был специально обработанный арамантит. Было открыто забавное его свойство - заключенный в оковы серебряной, золотой и бронзовой проволоки, разделенный на две части таш позволял переговариваться людям, у которых были его половинки. Стоило лишь коснуться его свинцовым кусочком, желательно иглой. Изготовление таких перстней, пуговиц, статуэток иди подобных вещей было в Гвидоре нехилым таким предметом экспорта - несмотря на законодательное запрещение магии Корона и Альдгард с удовольствием использовали такие устройства в государственных структурах. В основном выдавали их шпионам. Мастера восьмого Техниона использовали Таш для других целей - например создания коридоров, позволяющих ходить через пространство. Этот Таш был переговорным, наверняка вторая часть была у командира или куратора. Однако Таш который только что использовали для связи в течение двух-трёх часов сохраняет своего рода духовную ниточку между владельцем и связным. Для начала Иллик попытался прощупать её, однако у него это не вышло, когда вбежал перепуганный слуга.
- Господин Иллик, королева... - и грохнулся в обморок. Было некогда пытаться его разбудить.
"Вот же коновал..." - подхватив сумку, Иллик немедленно направился в покои королевы, но на выходе ему преградил дорогу местный дуболом.
- Простите, не приказано вас выпускать без разрешени... - он не договорил, со стеклянным глазами оседая на пол. Живой, но в полном отрубе.

А в спальне обнаружилось следующее: живая и вполне здоровая, если не считать фиолетового пятна от шеи до середины бедер, королева Альдгарда Лаурея Вторая спокойно сидела на кровати и причёсывалась...
- С возращением в бодрое состояние, ваше Величество. - медик поклонился, надеясь, что местные полы могут выдержать удар его челюсти.
Отредактировал Zariche - Четверг, 23 июля 2015, 00:31
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Много времени королевские ищейки не заняли. Девушка лишь отдала им список необходимых предметов, написанный целителем, и вернулась в свой кабинет. Ничего нового она там не увидела, кроме кипы бумаг, уже вызывающих зубовный скрежет. С тоской посмотрев на кровать, Фламма только уселась за стол, чтобы снова погрузиться в документы, как тут же вскочила, когда в ее комнату без предупреждения влетел ошалевший стражник.
- Мадам, я прошу прощения! Но королева, она...
- Что? ‒ поторопила советница, бледнея. Неужели язычники и целители ошиблись и Лаурея?..
- Пришла в себя...
Огненная как встала, так и села, поняв, что ноги в плане опоры ей больше не помощники. В ушах до сих пор звенели эти три слова, а мозг отказывался воспринимать информацию. Как пришла в себя? Это же невозможно! По крайней мере, Нокс была уверена, что сама по себе королева не могла этого сделать. А если все так, то ей кто-то помог... Но как это понимать? Что задумали мятежники, проклявшие Лаурею, а затем приведшие ее в чувство?
- Слуга пошел омыть ее тело и заметил... ‒ словно извиняясь, рассказывал стражник, явно что-то умалчивая. Девушка, не имея сейчас никакого желания разгадывать загадки, таящиеся в глазах, искоса посмотрела на бравого солдата.
- Говори, ‒ потребовала она.
- Господина Иллика нет в его покоях, и стражник не смог его остановить...
Витиевато выругавшись, Фламма выбежала из кабинета, заметив у покоев врача распластавшегося по полу мужчину.
- Приведите его в чувство, ‒ коротко бросила Огненная и поспешила в покои королевы, все пытаясь понять, с какой стороны следует подступиться к новой ситуации. Итак, королева пришла в себя. Это прекрасно!.. Но невозможно. А если так, то зачем мятежникам понадобилось приводить Лаурею в чувство? Какой цели они пытаются достичь? Слишком много вопросов, уже не умещающихся в голове, пухнущей от усталости. Как, почему, кто, зачем? Советница уже чертовски устала за этот день ‒ произошло слишком много всего, и она чувствовала, что еще какое-нибудь потрясение она просто не выдержит.
Снова ругнувшись, Нокс вбежала в покои королевы, едва не влетев в полусогнутую от поклона спину целителя, и шарахнулась в сторону, заметив, как Лаурея, сидя на кровати, как ни в чем не бывало расчесывает свои длинные волосы, даже не глядя на вошедших. Спиной ощутив холодную поверхность стены, девушка сползла вниз, ошарашенно глядя на королеву. Она все надеялась, что это полупьяные бредни подвыпивших слуг и стражников, однако ее глаза не могли обмануть: не считая огромного фиолетового синяка, занимающего почти две три всего тела, и смертельной бледности, так никуда и не девшейся, Лаурея выглядела вполне здоровой. Советница, конечно, понимала, что ведет она себя совершенно неподобающе и что следует, подобно Иллику, склониться перед венценосной особой, однако не могла заставить себя подняться. Ноги отказались ей служить. К тому же, не могла она так просто отделаться от ощущения, что ситуация стала только хуже и проблем только прибавилось.
- Ваше Величество... ‒ только и выдохнула Фламма. Вся ее невозмутимость дала ощутимую трещину.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Её Величество была сама спокойствие, и медик надеялся, что его челюсть не сможет пробить шлем, ибо отваливаться он уже собралась. Открылась дверь, и самого медика чуть не сбили с ног, но влетевшая, оказавшаяся советницей, вовремя увернулась, сползая по стеночке. Тем временем королева закончила приводить в порядок свою роскошную гриву, и соизволила обратить внимание на гостей.
- Сиди, Фламма. Представься, гвидорец, и объясни мне, что ты делаешь в моём дворце, и кто дал тебе право входить в мою спальню. - Лаурея была далеко не дура, отлично разбиралась в делах других государств, и четко видела перед собой гвидорского врача. Впрочем, хорошо знакомого с придворным этикетом. Замысловато поклонившись ещё раз, врач представился в форме, положенной этикетом:
- Подданный его Небесного Великолепия, Безмолвного Царя Сареха Третьего, что носит имя Илллик Ларнад, и служит Гвидору в ранге Патриарха-ноктис Шестнадцатого Техниона "Пророки Плоти". Послан Безмолвным царём дабы дать местным врачам помощь в исцелении вашего Величества. - Лаурея довольно кивнула.
- Иллик, знаменитый царский врач, творящий чудеса. Я понимаю мой венценосный брат решил что мне ещё рано переходить за грань? Как умно с его стороны.
- Позвольте выразить восхищение вашим самообладанием, Ваше Величество. А так же позвольте провести осмотр. Как врач я не могу быть уверен в полном исцелении от проклятия, и я боюсь, как бы это не было чем то худшим - королева улыбнулась одними уголками губ:
- Разумеется, вы можете приступить к своим обязанностям, но перед этим я хочу отдать один приказ. Фламма. - она перевела взгляд на советницу, и уже со стороны медик заметил в этом взгляде то, чего не очень любил видеть у монарших особ в глазах. Это был тот самый ледяной взгляд, с которым отдают самые страшные приказы. И приказ действительно был не самый приятный:
- Бантала, Дарлогн и Кария - этих троих немедленно взять, и пытать калёным железом, пока не запоют как птички. После этого - на Дубовую площадь. Карии и Дарлогну просто снести головы, как и положено дворянам. Банталу лишить дворянского достоинства, отлучить от королевской семьи, и казнить как ведьму. - видимо Фламма ещё никак не могла придти в себя, и поэтому в ход пошёл отличный способ привести её в чувство - строгий королевский окрик. - ВЫПОЛНЯТЬ! - она скривилась, как будто от отвращения, и перевела взгляд на врача, всё ещё согнутого в поклоне. - Приступайте к своим обязанностям, господин Иллик, и разогнитесь уже.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
На какое-то время девушка попросту выпала из реальности. Она наблюдала за королевой и отказывалась верить своим глазам. Безусловно, она была рада видеть Лаурею в добром здравии (в добром ли? Да и в здравии ли?), но это было слишком неожиданно, как удар, внезапно выбивающий весь воздух из легких. Все придворные уже почти хоронили королеву, а через пять минут она сидит и спокойно расчесывает волосы, как будто она не при смерти лежала, а подремала пять минут! Мягко говоря, Фламма была шокирована происходящим и пропускала мимо ушей разговор королевы и целителем. Лишь однажды она пришла в себя:
- Иллик, знаменитый царский врач, творящий чудеса. Я понимаю мой венценосный брат решил что мне ещё рано переходить за грань? Как умно с его стороны.
Огненная чуть нахмурилась, и вовсе чувствуя себя не в своей тарелке. Знаменитый врач? Лично она о нем впервые слышала. Хотя королева, конечно, более осведомлена в этом плане, однако странно, что государственная советница ничего о нем не знала. И, опять же, выбивало из колеи до такой степени, что непонятно, то ли в библиотеке запереться и засесть за изучение архивов, то ли не все так гладко. Однако врач уже доказал, что он к проклятию королевы отношения не имеет, иначе не стал бы так рьяно помогать. Да и нападение на него совершили явно неспроста. Голова просто разрывалась от бесконечного потока все более сложных вопросов.
- Фламма.
Нокс вздрогнула и тут же вскочила на ноги, пошатнувшись. Она уже говорила, что ей было привычнее стоять, однако сейчас случились... незапланированные потрясения. По тону советница догадалась, что сейчас ей поручат чрезвычайно грязную работу, за четким выполнением которой ей придется проследить. Тьма, где бы достать сил пережить этот сумасшедший день?
- Бантала, Дарлогн и Кария - этих троих немедленно взять, и пытать калёным железом, пока не запоют как птички. После этого - на Дубовую площадь. Карии и Дарлогну просто снести головы, как и положено дворянам. Банталу лишить дворянского достоинства, отлучить от королевской семьи, и казнить как ведьму.
Брови взметнулись вверх, но девушка тут же скрыла свое очередное потрясение, низко наклонив голову. Королева ни с того с сего требует казнить свою родную сестру, бывшего министра тайной полиции и прокурора королевского суда, причем если второй был замечен в денежных махинациях и заслуживает строгого наказания и немедленного отлучения от должности (хотя Фламме казалось, что смерть ‒ уже чересчур), то первая и третья в серьезных прегрешениях против короны замечены не были. Разве что преступлением назвать ветреность Банталы и ее... экстремальные увлечения. А Кария? Сколько женщина работала при дворце, столько показывала себя образцовым и справедливым судьей. Однако королева на то и королева, чтобы отдавать приказы, а все ее подчиненные должны без зазрения совести их исполнять, какими бы неприятными они ни были. Огненная сжала кулаки. Ей придется от лица королевы стать палачом сразу трех людей, приближенных к короне и вхожих во дворец.
- ВЫПОЛНЯТЬ!
Резкий окрик привел советницу в чувства. Она еще раз вздрогнула, закусив губу, глубоко поклонилась и стремительно вышла из покоев, остекленевшим взглядом смотря перед собой и направляясь в покои Банталы. Начнет она с нее.
Девушка без стука ворвалась в комнату, где Бантала ‒ тут Нокс окончательно поплохело ‒ мурлыкала со вторым советником королевы, Таррином. Завидев нарушительницу ее границ, Бантала отшатнулась от советника и притворно взвизгнула от негодования, собираясь высказать наглой вторженке все, что о ней думает. Фламме было плевать. По-прежнему глядя перед собой, советница холодно выдала, обращаясь к страже, охранявшей покои сестры королевской крови.
- В кандалы ее. И в пыточную. Пытать каленым железом до тех пор, пока не сознается во всех своих прегрешениях против короны. После ‒ казнить как ведьму. Приказ королевы.
Не оборачиваясь и стараясь не обращать внимания на шокированные взгляды, советница буквально вылетела из покоев и направилась в зал королевского суда, где всегда можно было найти Карию. Дарлогна она навестит в последнюю очередь...

***

Еще дважды она повторила этот приказ с минимальными поправками в части про казнь. И сейчас, обессиленная и опустошенная, Огненная сидела на кровати в своей комнате, бывшей одновременно и кабинетом, и спальней, и пустым взглядом таращилась на кружку с дымящимся травяным напитком, что покоилась у нее в руках. Девушка привыкла быть посланцем дурных вестей ‒ должность обязывает, но это по-прежнему было слишком тяжело. Как бы советница ни храбрилась, однако ей не были чужды человеческие чувства, которые она упорно заталкивала далеко внутрь, но которые иногда прорывались наружу. Стать палачом сразу троих людей ‒ слишком тяжело.
Думая в таком безрадостном и неприятном ключе, Фламма прикрыла глаза и отпила горячий напиток, обжигающий губы, а затем тяжело вздохнула. Больше не было сил заниматься чем-либо. Осталось лишь одно ‒ разговор с королевой. А Нокс была уверена, что Лаурея ее позовет, как только Иллик закончит с осмотром. Сейчас же оставалось лишь томиться в ожидании.
Отставив травяной настой на тумбочку, девушка почувствовала, как глаза ее медленно закрываются, и, сама того не желая, плавно откинулась на кровать, мгновенно засыпая. Ее разбудят, когда королева решит поговорить с советницей.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Всегда было интересно, почему вы носите такие странные костюмы? - спросила королева, пока врач умело осматривал её тело. Бледность отступала, возвращая телу обычный цвет, однако фиолетовое пятно исчезать не думало.
- Мы?
- Гвидорские врачи.
- В Гвидоре магия в достаточно широком распространении, а значит очень часто приходится иметь дело не только с больными, но и с проклятыми. Эта одежда неуязвима почти для любой известной нам формы плетений, а так же убивает витающую в воздухе заразу, не позволяя ей заразить врача. - он закончил ощупывать тело королевы, и положил ей руку на лоб:
- Расскажите о своих ощущениях. Что вы ощущали когда потеряли сознание, и что ощущали при пробуждении и что чувствуете сейчас? - королева поёжилась:
- Я не теряла сознания. Внезапно какая-то словно вспышка, и меня словно выдернуло из тела. Я была в сознании, всё слышала, но ни пошевелиться, ничего не могла. И постоянно ощущение, будто что-то меня словно высасывает. Я уменьшаюсь, а на месте меня только пустота. А потом разом всё прекратилось, без малейшего дискомфорта, словно проснулась от крепкого сна. - он поморщилась, когда врач осторожно взял у неё кровь и снова пропустил в трубку Рокси.
- Вы знаете, что за болезнь вас поразила? - спросил он, поднося трубку к свету. Характерная для каменной чумы палитра исчезла - кровь соответствовала крови нормального человека, разве что был лёгкий оттенок живности - королеве стоило немного почиститься от паразитов.
- Это не болезнь, это проклятие, если не ошибаюсь, называется каменной чумой. Эта тварюшка Бантала обсуждала это прямо рядом со мной со своей любовницей Карией. Кария уже давно продалась Каскаду со всеми своими потрохами, и вот результат.
- Вам знаком этот знак, ваше величество? - медик показал королеве листок с руной. Её величество молча смотрела на знак, и спустя где-то минуту кивнула:
- Видела что-то похожее, если не ошибаюсь у посла Короны, госпожи Ларии Дар-Танны был такой.
- Не можете хотя бы приблизительно описать её внешность?
- Сложновато, ибо отличительных признаков я не могу припомнить. Типичная женщина из Короны, клейма ставить негде. Ростом где-то с вас, тонкая брюнетка, глаза голубые... Только для жительницы короны слишком загорелая, да глаза слегка раскосые... - мысленно сравнив описание с почившей убитой, медик прикинул, что в принципе совпадает.
- Скажите, она никогда не была замечена за занятиями магией? - осторожно спросил гвидорец, на что королева презрительно фыркнула:
- Не пытайтесь играть в политкорректность и осторожность. Она магичка, я это знала с первого дня, как она приехала сюда.
- Интересное дельце выходит... Честно говоря, ваше Величество, я удивлён. По всем признакам вы вроде бы выздоровели, но по какой причине, я не могу понять. Я могу вас попросить остаться в постели пока не сойдёт это пятно?
- Вам, врачу, лучше знать, что нужно моему здоровью. До какого времени, вы собираетесь тут находиться?
- В моём приказе значится, что либо до полного вашего выздоровления, либо до окончания ваших похорон.
- Я смотрю Сарех не теряет своего садисткого юмора...
- Прикажете вызвать вашу советницу?
- Я в первую очередь попрошу передать ей приказ выспаться, она сейчас больше напоминает своего призрака, чем себя. Я приму её завтра с утра. А теперь, если вы позволите, я бы хотела позавтракать, если конечно вы позволите, господин Иллик. - медик кивнул:
- Разумеется. Питание три раза в день. Старайтесь временно ограничить мясо. Рекомендую больше птицы, рыбы, желательно жирной, и больше овощей и фруктов. Из питья алкоголь и травяные напитки пока что не рекомендую, лучше перейти на обычную ключевую воду. Я думаю такой рацион быстрее всего восстановит вашему организму силы.
- Позовите слугу, будьте добры. Интересно, какой счет за ваши услуги мне потом выставит мой венценосный брат?

Да уж, уложить Фламму спать было задачей нетривиальной, однако всё таки медику это удалось. Ночь прошла без эксцессов. После недолгих уговоров, медик всё таки добился от королевы разрешения уложить её в специальный целебный магический сон, чтобы она лучше восстановила силы. На следующий день после завтрака, королева прямо в спальне приняла Фламму.
- Господин Иллик, я попрошу вас выйти. - когда тот вышел, она без всяких прелюдий перевела взгляд на изрядно посвежевшую советницу:
- Рассказывай что произошло за эти две недели.
Отредактировал Zariche - Пятница, 24 июля 2015, 03:27
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Судя по ощущениям, девушка проспала гораздо дольше, чем сама могла предположить. Проснулась она лишь на следующий день. На удивление, голова не болела, да и чувствовала она себя гораздо лучше ‒ хоть и не великолепно, но с ног от усталости уже не валилась. Сейчас Фламма не понимала, что происходит. Она была уверена, что королева вызовет ее сразу же, как закончит с целителем... Огненная подозрительно посмотрела на напиток, чуть нахмурившись, и начала догадываться, что заснула она не просто так. Кажется, надо сказать спасибо одному очень настырному магу-целителю. Однако сделает она это потом, так как прямо сейчас ее наконец вызвала королева. Оправив чуть помявшуюся одежду и потерев спину (перевязь с мечом она снять забыла, и он всю ночь упирался ей в лопатки), Нокс отправилась в покои королевы.
Воспоминания кольнула зазубренная игла вчерашних событий, и девушка заставила себя не думать об этом. Однако, возможно, королева поделится своими подозрениями... Иначе с чего она так внезапно отправила на эшафот свою сестру, королевского прокурора и министра тайных дел, пусть и бывшего?
Постучавшись и получив разрешение войти, Огненная приоткрыла дверь и увидела в покоях королевы и "заботливого" целителя. Молча поклонившись, она замерла, ожидая или дальнейших указаний, или неминуемых вопросов.
- Господин Иллик, я попрошу вас выйти, ‒ подала голос Лаурея, желая сохранить разговор со своей советницей в тайне. Медик тут же вышел, плотно прикрыв за собой дверь, и королева перевела взгляд на Нокс: ‒ Рассказывай что произошло за эти две недели.
- За то время, что вы... болели, регентом стал Геор, поэтому о ситуации в государстве в целом он сможет вам рассказать. Таррин все это время находился при Бантале, посвящая ее в дела государства в случае вашей... кхм. Королевская армия успешно сдерживает всякие недовольства людей. В надежде найти лекарство или противоядие (на тот момент я еще не знала, что вы прокляты каменной чумой) Геор отправил меня к язычникам... которые, впрочем, не особо помогли. Я понимаю, что не имела права решать это в одиночку, но Дарлогна я сместила с должности тайного министра еще до вашего приказа. В делах тайной полиции были обнаружены денежные аферы, проводимые им. Временно я взяла на себя управление тайной полицией и сейчас привожу дела в порядок. Господин Иллик после вашего осмотра написал мне список предметов, которые понадобятся ему для поиска мятежника с руной, и я передала его ищейкам. Однако сейчас, полагаю, в этом больше нет необходимости.
Отредактировала Mimosa - Пятница, 24 июля 2015, 21:45
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Господин Иллик после вашего осмотра написал мне список предметов, которые понадобятся ему для поиска мятежника с руной, и я передала его ищейкам. Однако сейчас, полагаю, в этом больше нет необходимости. - королева встала с кровати, подойдя к окну, выходившему в сад, совершенно не стесняясь отсутствия на себе какой-либо одежды кроме полупрозрачной ночной сорочки:
- Пожалуй стоит, потому что мало ли что. Ты действительно не знаешь, кто такой этот гвидорец? - королева слегка улыбнулась, всё ещё стоя спиной к Фламме. Она говорила, будто ни к кому не обращаясь, словно говорила сама с собой.
- Этот врач был знаменит ещё когда моя мать была девочкой. Он выглядит на тридцать, на деле ему под восемьдесят. Не стоит даже пытаться считать, сколько жизней он спас, хоть некоторые из них я бы предпочла оставить без его вмешательства. Ты была в битве при Трёх Холмах, значит встречалась с командующей их Бронзовым Легионом, леди Тресдин? С той битвы её принесли к нему фактически на грани смерти. Мои шпионы клялись, что она умрет, в неё попало полтора десятка арбалетных стрела, и уже на земле её кололи копьями. Кузнецы отказались чинить её доспехи, больше напоминавшие тогда решето. Но её успели привезти к нему живым. Всего через три недели она уже сидела в седле, а сейчас она живая и здоровая спокойно командует уже всей гвидорской армией. В Гвидоре Иллик почитаем как божество, которое охраняют лучше, чем королевскую сокровищницу. Теперь я вижу что слава о нём ничуть не приукрашена. Я хочу знать только одно... - она резко повернулась, - Каждая мелкая тварь в этом дворце готова продаться этой твари Мар-Кифаю просто за домик на побережье океана в Короне. Они узнают о каждом моём шаге ещё раньше, чем я подумаю сделать его. Тебе приказ - вычистить ко всем кхарнам вселенной этих тварей из дворца. Доверять я сейчас могу только трем людям - себе, тебе и этому гвидорцу. Поэтому я даю сейчас тебе приказ. Тебе и только тебе. Если не хочешь платить своей головой за тысячи жизней, которые положат наши жители в случае войны с Короной, ты сделаешь это. Я хочу чтобы каждое имя, вылетевшее из уст изменников на дыбе лишилось своей головы. Слишком долго я тут играю в милосердие. Оно кончилось. - королева перевела дух. Она тяжело дышала от гнева. В глазах полыхал гневный огонь, и сама она напоминала бушующий шторм. Классическое проявление монаршьего гнева. - История только и учит, что тех монархов, что носили прозвища вроде Мягкого, Смирного и Кроткого то и дело свергали, зато Ужасные и Кровавые сидели на престоле до самой своей смерти. Я хочу чтобы они все заплатили за это, что тот, кто посмеет изменять Альдгарду рано или поздно узнает, что у меня на каждого найдётся топор. Я не собираюсь продавать свою страну Короне. Я не хочу чтобы началась бессмысленная война, и чтобы она не началась, нам нельзя проявлять слабость. Я уничтожу каждого лакея в этом прогнившем дворце, если узнаю, что он шпионит для Императора Короны. - она подняла гневный взгляд, и в упор прошила им Фламму - Я не имею никаких сомнений в твоей верности, но и ты учти - если я узнаю что и ты предала меня, то и ты лишишься головы наравне со всеми. - кончились шутки. Этот мятеж, едва не закончившийся для неё смертью, переполнил чашу её терпения и осушил и без того скудный запас милосердия. - Я поступлю так, как поступил Сарех, когда всходил на престол после смерти Ирдаллана, когда в напоминание мятежникам он поставил на дворцовой площади фонтан, в котором вместо воды была кровь изменников. Если мне надо будет - я поставлю такой же. - она замолчала, глядя на дверь, и слегка повысила голос:
- Господин Иллик, я знаю что вы подслушиваете, извольте войти!
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Пожалуй стоит, потому что мало ли что. Ты действительно не знаешь, кто такой этот гвидорец?
Королева встала с кровати и отошла к окну, находясь в одной легкой сорочке. Из покоев Лауреи открывался чудесный вид на королевство, поэтому девушка вполне понимала чувства Ее Величества. Она легко пожала плечами, не говоря ни да, ни нет. Она на самом деле не знала ничего об Иллике из Гвидора, однако и не считала необходимым знать. Главное, что королева ему доверяет и что он на самом деле делает все, чтобы спасти ее жизнь. Большее Фламму не интересовало. Так или иначе, Лаурея начала рассказывать все, что знает о целителе. Огненная молча слушала, но лишь тихо хмыкнула, когда королева отметила:
- В Гвидоре Иллик почитаем как божество, которое охраняют лучше, чем королевскую сокровищницу.
Не сказать, чтобы советница не верила в богов... Она почитала их и уважала религиозных людей. Однако во что твердо не верила Нокс, так это в божественное проявление среди людей. Каким бы хорошим человеком ни был этот гвидорец, воительница, как ни старалась, не могла ему полностью доверять. Возможно, это паранойя, но в своих ощущениях девушка не сомневалась.
Королева резко повернулась лицом к советнице, делая краткую передышку.
- Каждая мелкая тварь в этом дворце готова продаться этой твари Мар-Кифаю просто за домик на побережье океана в Короне. Они узнают о каждом моём шаге ещё раньше, чем я подумаю сделать его. Тебе приказ - вычистить ко всем кхарнам вселенной этих тварей из дворца. Доверять я сейчас могу только трем людям - себе, тебе и этому гвидорцу. Поэтому я даю сейчас тебе приказ. Тебе и только тебе. Если не хочешь платить своей головой за тысячи жизней, которые положат наши жители в случае войны с Короной, ты сделаешь это. Я хочу чтобы каждое имя, вылетевшее из уст изменников на дыбе лишилось своей головы. Слишком долго я тут играю в милосердие. Оно кончилось.
Фламма сжала кулаки и склонила голову, слушая резкий голос Лауреи. Несомненно, королева была права. С изменниками только так и стоит поступать. Да они и сами это должны знать. Надеяться на помилование, когда изменил королевству... глупо. Однако угнетало не это. Ей снова придется стать палачом. Как бы сильно Нокс ни ненавидела мятежников, но прерывать чью-то жизнь на корню, пусть и не своими руками, не желала. К счастью или к сожалению, в девушке было слишком мало жестокости. Но если она не хочет платить своей головой за изменников, ей придется все сделать так, как приказывает королева. Как бы это ни было тяжело. На чувства ‒ плевать. Им не место в жестокой политике.
- Я не имею никаких сомнений в твоей верности, но и ты учти - если я узнаю что и ты предала меня, то и ты лишишься головы наравне со всеми.
- Я все сделаю, как приказано, Ваше Величество, ‒ ответила Фламма. Голос звучал глухо и сухо. Она вполне разделяла чувства королевы, но неприятно резануло осознание, что в ее верности сомневаются.
- Господин Иллик, я знаю что вы подслушиваете, извольте войти!
Советница хмыкнула еще раз, заменив так и намеревающиеся сорваться с языка саркастические замечания негромким кашлем.
- Я могу идти? ‒ уточнила Нокс.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Я могу идти? - королева жестом приказала остаться, строго вглядываясь в кристаллические глаза шлема, всё ещё скрывавшего лицо медика.
- Я вижу в твоих глазах сомнение, ты не понимаешь, почему я доверяю гвидорцу? Очень легко. Господин Иллик вы носите с собой оружие? - медик учтиво поклонился.
- Разумеется, Ваше Величество. Как и любой член нашего техниона я в первую очередь военный врач, и имею полное право на ношение оружия.
- Каково ваше воинское звание, и какое оружие вы носите?
- Я хожу в звании тайного мастера. Имею право на любое оружие, но ношу стандартный колдовской клинок.
- И он у вас с собой?
- Он был у меня с собой с тех пор как я надел его в Гвидоре.
- И в каких случаях вам разрешено его применять?
- Только в одном - самооборона в тех случаях, когда врачу или его подопечному грозит смерть или серьёзное увечье, и обезвредить нападающего иными способами нельзя.
- И правда что любая царапина такого оружия смертельна?
- Да. - королева довольно кивнула. А Иллика начинал уже беспокоить этот доброс. Лаурея СЛИШКОМ хорошо знала о том, о чём знать вроде бы должны только специалисты. Хотя... Это же королева, она должна знать обо всем, что касается другого государства. А именно то, что сотрудники всех технионов приравнены к военным, и пользуются соответственными льготами, правами и обязанностями. Включая право на ношение оружия.
- Тогда могу ли я просить вас совмещать свои обязанности по заботе о моём здоровье с обязанностями телохранителя? - Иллику захотелось слегка выдохнуть. Видимо её Величество знала не так много.
- Это и так входит в мои обязанности, Ваше Величество.
- Меня это удовлетворит. Или, Фламма. Позавтракай, и приступай к тому, что я тебе приказала. - Королева подошла к столику, и налила себе воды. Но что-то в воде привлекло внимание врача, и пожалуй с его точки зрения потратить столько времени на то чтобы раскусить такую банальщину было огромным непрофессионализмом.
- Не пить! - он не успевал уже остановить королеву, и на помощь пришёл поисковый жезл, который ударил королеву по запястью, выбивая стакан из руки её Величества. Со звоном стакан разбился о прикроватную тумбочку, и врачу пришлось сильно потянуть королеву за руку, чтобы осколки её не порезали.
Её величество было сложно смутить, а вот Фламма уже заносила меч:
- Извольте объясниться. - вместо объяснений врач осторожно подцепил кувшин жезлом, и поднёс к свету.
- Немедленно берите повара, водоноса или кто вам наливал воду в этот кувшин.
- Извольте объяснить причины вашего столь неуважительного поведения. Синяки меня не украшают. Фламма убери меч.
- Прошу прощения, ваше величество, но боюсь что синяк заживает, а мертвому синяк туда-синяк сюда не особо важен. - он взял одно из яблок, и кинул его в кувшин. Вода в нём немедленно забурлила, словно вскипев, а через пару секунд на поверхность всплыло яблоко, как будто качественно высушенное на солнце.
- Эликсир Сторга. Произведено седьмым технионом. Используется в крайне разбавленном состоянии чтобы сушить раны и останавливать нагноение, ибо моментально вытягивает воду из всего, к чему прикоснулся. Не имеет ни запаха, ни вкуса, ни цвета. Великолепный способ свернуть убийство на единственного гвидорца во дворце, у которого кстати бутылка эликсира есть... - Фламма уже исчезла, видимо всё поняв. Её Величество сохраняла совершенно непроницаемое выражение лица.
- Я начинаю привыкать к тому, что меня пытаются убить...
- Вам очень повезло, что этим коновалам не пришло в голову его разбавить... Я конечно приехал сюда не рекламой заниматься, но Варгард вам бы не помешал
Отредактировал Zariche - Понедельник, 27 июля 2015, 18:25
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Культ язычников
Страница 3 из 10«12345910»
Поиск: