Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 2 из 10«1234910»
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Культ язычников
Культ язычников
- Я попрошу вас следить за своими словами. Моя вера ещё не делает меня человеком низшего сорта! ‒ Врач вышел из себя, а тон его голоса подскочил на октаву.
- Мы не были представлены друг другу, ‒ холодно произнесла девушка. ‒ И за чаркой вина знакомство не распивали. Я не могу называть кого-либо из вас по имени, мне остается только использовать вашу веру как обращение, при этом негативный смысл в него я не вкладываю.
- Друг Рошаль, ты перегнул палку, так же как и наша гостья. Будь добр извинись, ‒ подал голос колдун. Фламма несколько удивленно приподняла бровь, но приняла извинения, сама же попеняв резкость своего тона.
- Итак, мы пришли к выводу, что королева больна каменной чумой, являющейся ничем иным кроме как сортом колдовства. Лекарства от него, кроме насильственной смерти заклинателя нет? ‒ Ответ был очевиден. Лучшие медики, приглашаемые Альдгардом, перепробовали в первую очередь все сорта трав и их необыкновенные сочетания, но ничто не облегчило страданий королевы. Наоборот, как бы хуже не сделали. Когда (или если?) королева придет в себя, Фламма обязательно переговорит с ней и насчет врачевателей. Как оказалось, в королевстве все не так гладко, как обрисовывали Лаурее. Правда, Огненная узнает об этом из вторых уст, и это очень угнетало.
Медик лишь подтвердил ее мысли.
- Отлично. Продолжаем работать за тайную полицию. ‒ Советница сжала кулаки, более никак не отреагировав на данное замечание. На правах правой руки королевы Нокс по возвращении наведается в тайную полицию и уволит всех отлынивающих от своих прямых обязанностей. А другим пригрозит увольнением. Конечно, такие вопросы не решаются без ведома королевы, однако последняя сейчас не в состоянии что-либо предпринять. Место в тайной полиции всегда было лакомым кусочком, но произошло то, чего и боялась воительница: тайные агенты совершенно разленились, и власть ударила им в голову.
- Племя Ошодо вряд ли вылезало со своего острова чтобы проклясть жителей Короны, значит дистанция на котором работает каменная чума не менее пары сотен мильдиров. Это значит, что проклятие может быть напущено и из Короны, где кстати магия вообще карается смертной казнью, а их специальная служба Каскад на деле сама пользуется их услугами, либо из Гвидора, где маги - особо почитаемая каста, из которой набирают элитнейшие войска. Да и я подозреваю, что и наша дражайшая королева, несмотря на свою позицию, сама не без греха относительно магов. Итак дело мы имеем с самым натуральным заговором. Всё отлично - королева умирает от каменной чумы, на престол восходит её младшая сестра. Последствия думаю не надо прояснять.
Девушка поняла, что ей необходима информация немедленно. Мельком услышав про Дарлогна, заведующего тайной полицией, советница заприметила в углу маленький столик и отошла к нему.
- Прошу меня простить, господа, ‒ коротко извинилась Огненная и, достав из маленькой сумки на поясе все принадлежности для письма и не отвлекаясь на разговоры, склонилась над столиком, что-то быстро строча. Закончив короткую записку, Фламма пробежала ее глазами и принялась за вторую. Послания были адресованы разным государственным лицам королевства. Одна из них была резко подписана: "Тайному министру королевства Альдгард, Дарлогну". Закончив, воительница обернулась к колдуну, которого считала в этой компании самым здравомыслящим.
- Прошу прощения, ‒ Нокс вернулась к столу переговоров и взглянула на мужчину, ‒ мне нужна информация из Альдгарда. Я могу воспользоваться вашим орлом? Могу гарантировать, что уже сегодня-завтра мы будем располагать всеми необходимым данными.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- То есть ты не уверен в том, что это стоит нашего внимания? - прищурился колдун, вертя в руках томик со сборником баек. Ну да, сборники историй Лантарона лет так пятнадцать назад были в жуткой моде... Сейчас неутомимый путешественник правда уже утомился и отошёл от дел, регулярно забирая деньги за издание своих книг, в числе достаточным для того чтобы пристойно жить.
- Да кто я такой, чтобы быть в чём то уверенным, друг Надарах?
- Ну и? Любая крупица информации, даже самая дурацкая, сейчас стоит свеч.
- Сейчас наша гостья вернётся, и расскажу. Пока что в кратце - одна из историй крайне напоминает случай каменной чумы, причём произошедший всего тридцать лет назад. - Надарах пожал плечами:
- Ну да, Лантарон до сих пор жив собственно... - тем временем Фламма быстро написала несколько писем, и вернулась к столу:
- Прошу прощения, мне нужна информация из Альдгарда. Я могу воспользоваться вашим орлом? Могу гарантировать, что уже сегодня-завтра мы будем располагать всеми необходимым данными. - на что колдун незамедлительно ответил:
- Нет. По двум причинам. Во-первых, мне не очень хочется портить жизнь нашим друзьям в столице, которых могут просто вычислить по орлу. Во-вторых, участие в заговоре Тайного министра как минимум возможно, я бы даже сказал что вполне реально, либо у него есть несколько приближенных кротов. А дальше кто знает что может произойти, если заговорщики узнают что мы о них пронюхали. Кроме каменной чумы есть не менее надёжные способы угробить королеву, например канделябр или острый ножик.
Отредактировал Zariche - Воскресенье, 14 июня 2015, 01:37
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Девушка предполагала ответ колдуна еще до того, как его услышала. Все же язычники были предусмотрительны и разумно осторожны. Кто знает, а вдруг советница отправляет письмо с просьбой прислать ей отряд, чтобы уничтожить здесь все. Не стоило забывать, что, когда все это закончится, они снова не будут никак контактировать друг с другом. Однако сейчас, пока они работают сообща, стоило минимально доверять друг другу.
- Нет. По двум причинам. Во-первых, мне не очень хочется портить жизнь нашим друзьям в столице, которых могут просто вычислить по орлу. Во-вторых, участие в заговоре Тайного министра как минимум возможно, я бы даже сказал что вполне реально, либо у него есть несколько приближенных кротов. А дальше кто знает что может произойти, если заговорщики узнают что мы о них пронюхали. Кроме каменной чумы есть не менее надёжные способы угробить королеву, например канделябр или острый ножик.
- Нужна как минимум власть советника, чтобы вычислить ваших товарищей в королевстве. А я даю слово чести, что никто из них не пострадает. Еще один советник королевы сейчас занят младшей сестрой Лауреи, и ему не до выяснений. Мы предполагаем самое худшее, и, если королева, не дай свет, умрет, ее младшей сестре придется занять престол. Она должна быть достаточно подготовлена, чтобы крепко держать бразды правления и не позволить аристократам устроить переворот. Совет министров временно управляет делами государства, решая все первостепенные вопросы. И я опасаюсь больше вашего: сам министр тайных дел может оказаться лишь пешкой. Это письмо, ‒ Фламма небрежно указала на записку, ‒ поможет это выяснить. А второе... необязательно быть советником, чтобы все знать, ‒ Огненная неопределенно усмехнулась и вновь стала серьезной. ‒ Впрочем, если сейчас мое присутствие не требуется, я могу скакать до ближайшей заставы, и там солдаты отправят королевского орла.
Собственно, Нокс было все равно, как передать весточку королевству. Там у нее есть надежный человек, который точно сможет помочь, не навлекая подозрений на свою персону. А тайный министр... Он не пойдет против посланницы. Слишком труслив, да и должность не позволит.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Надарах спокойно слушал монолог с отрешенным лицом. Бывший гвидорский высший офицер, а если точнее то Высший мастер-ноктис, что в армии Короны приравнивалось к крон-победителю, а в армии Альтгарда - к стат-полковнику, не питал никаких иллюзий касательно управленческих навыков её королевского высочества Банталы. Частенько инкогнито наведываясь в города он вполне хорошо осведомлялся о политической ситуации.

В данный момент императором Короны является его императорское величество Шести Золотых Зубцов Верх-император Ларон Бан-Талон, заслуженно получивший в Короне прозвище "Великий". Список деяний за который он получил сие прозвище крайне объёмен, но в основном...
1. Развитие науки, основное направление - открытие некоей субстанции называемой электро-ичеством, и широкое поставление использование оной на поток.
2. Создание серьёзной логистической системы. Дороги в Короне делают из какой-то чёрной смолы, которую смешивают с мелким гравием. Застывая она образует ровную как полотно дорогу, по которой повозки передвигаются с невероятной скоростью. Так же в Короне работает железная дорога, и очень сильно развит водный транспорт, благодаря огромной системе каналов, прорытых при данном императоре.
3. Следуя из этого - крайне низкий уровень бродяжничества и безработицы - развернутые императором гигантские стройки каналов и железных дорог пристроили к работе кучу населения.
4. Полный запрет какой либо магии в любой её форме, Верх-победителю маркизу Арт-Гвидо приказано бдить и не пущать, что он делает с очень хорошей эффективностью.
5. Создание мощной армии и флота, оснащенного очень быстрыми кораблями, движущимися без пара и водяных колёс.
6. Активная экспансия и создание протекторатов и островных колоний.

Гвидором в данный момент правит Великий Безмолвный Царь Сарех Третий. Безмолвным он называется потому, что ему запрещено обращаться к подданным иначе чем через глашатая. Сменил на троне убитого советом Дэнго императора Ирдаллана, ввергнувшего страну в хаос, и успешно достал страну из той жопы в которой она сидела. Список наиболее выдающихся деяний:
1. Создание нескольких крупных магических академий, успешно поставляющих колдунов в государство Гвидор под мудрым руководством министра магии Мории Севиллы.
2. Создание так называемых Технионов - исследовательских баз занимающихся исследованием новых технологий и их совмещением с магией. Заправляет ими муж Севиллы Мории - Мефисто Киррна.
3. Серьёзная реконструкция армии и флота, перевооружение и оснащение.
4. Реформирование церкви, создание светского образования.
5. Активная экспансия.

Королева Лаурея отличилась на политическом фоне не так круто, но всё таки некоторые деяния ей можно приписать:
1. Широкое укрепление вертикали власти. Фактически собрала королевство Альтгард из кучки феодальных княжеств, не поскупившись на способы - где надо огнем и мечом, где надо - пряником.
2. Создание мощного государственного аппарата.
3. Постройка мануфактур и заводов, производящих лучшее в мире сукно, станки, чугун и железо, фарфор.
4. Активная экспансия.
5. По примеру короны начала процесс развития логистики - при ней построена первая железная дорога, очень много обычных дорог были вымощены камнем.

Но вот её младшая сестра Бантала пока что отличилась только крайне небольшим списком деяний. А именно:
1. Привычка проигрывать в карты за вечер небольшую горсть бриллиантов.
2. Смена любовников со скоростью перчаток
3. Неприязнь к какого либо рода государственным делам.
4. Полное безволие и отсутствие характера.
5. Страсть к побрякушкам и красивым нарядам.

Из чего Надарах делал вывод, что восхождение на трон красавицы (вот чего у неё точно не отнять) Банталы - не самая хорошая идея. Умный серый кардинал сможет вить из такой королевы верёвки любого фасона, какой будет им нужен.
- Она должна быть достаточно подготовлена, чтобы крепко держать бразды правления и не позволить аристократам устроить переворот. - Надарах криво усмехнулся.
- А теперь прекратите панику, и хорошо подумайте, насколько хорошо удержит бразды правления такая личность как принцесса Бантала. Не спешите хоронить королеву, и светить то, что узнали о возможном заговоре. Этим вы можете лишь приблизить смерть Лауреи, которая несмотря на некоторые её заскоки является в разы лучшим вариантом чем Бантала в руках хорошего серого смотрителя.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Даже когда девушка привела весомые доводы, это не переубедило мужчину. Он все так же опасался, что королеву, когда охрана будет отвлечена, кто-нибудь из заговорщиков (а Фламма не сомневалась, что бунтовщиков как минимум двое) мимолетом пырнет ножом под ребра или "случайно" нанесет непоправимый урон здоровью. Что ни говори, а у королевы было много врагов. Подобного варианта развития событий опасалась и советница, но благодаря одному своему надежному человеку в Альдгарде она сможет наверняка узнать, сколько магов находится на данный момент в королевстве. Несмотря на то что Лаурея была сильно против магов и каких-то культов, на колдунов и волхвов ведется отдельная перепись. И если окажется, что за последнее время маг проявляет подозрительную активность, то стоит присмотреться к нему повнимательнее. Если магический фон Альдгарда в порядке, значит, заговорщики действуют исподтишка. А значит, можно будет расслабиться хотя бы относительно королевских людей.
- А теперь прекратите панику, и хорошо подумайте, насколько хорошо удержит бразды правления такая личность как принцесса Бантала.
Огненная закусила губу и сдержалась, чтобы не начать охаивать младшую сестру королевы. Что таить, о ее "подвигах" Нокс знала даже слишком много, а иногда, передавая поручение от Лауреи, заходила в комнату Банталы и становилась свидетельницей откровенного разврата с двумя, а то и тремя мальчиками, даже не принадлежавшими двору. Королева пыталась бороться с этим и пыталась привить Бантале здравый смысл, но пустое. Исходя из всего этого, Фламма сама была не рада, что такая принцесса следующей займет престол, однако не Лауреей были установлены правила престолонаследия. Ближайший родственник нынешнего правителя имеет приоритетные права на трон. Если несколько важных факторов, которые следует учитывать:
- наследник обязан достичь совершеннолетия;
- если наследник имеет какие-то психические отклонения, он не может претендовать на трон, и его права передаются следующему в очереди государственному лицу;
- наследник должен быть хорошо осведомлен о нынешнем положении страны и иметь четкое представление об управлении страной.
По правде сказать, Бантала вызывала откровенные подозрения по двум последним пунктам, но королева души не чаяла в своей сестренке, хоть и понимала, какой беспутный образ жизни она ведет.
Впрочем, девушка несколько отвлеклась.
- Не спешите хоронить королеву, и светить то, что узнали о возможном заговоре. Этим вы можете лишь приблизить смерть Лауреи, которая несмотря на некоторые её заскоки является в разы лучшим вариантом чем Бантала в руках хорошего серого смотрителя.
- Я ни в коем случае не собираюсь передавать кому-либо информацию, ‒ советница задумчиво посмотрела в сторону выхода. ‒ Мне необходима информация из Альдгарда, а у меня помимо тайной полиции есть еще несколько людей, которые в короткий срок достанут мне всю имеющуюся информацию по данному вопросу. Никто не узнает, что я в курсе заговора. ‒ Нокс засунула записки за пояс и шагнула к двери. ‒ Сопроводите меня к моему Ветру, будьте добры, ‒ я поеду к контрольному пункту охраны между Альдгардом и вашими горами, дабы сдвинуться с мертвой точки в раскрытии дезертирства. Если же королеве будет угрожать какая-либо опасность, я лично поскачу в Альдгард и буду защищать ее до последней капли крови.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Мне что, надо связать вас? - приподнял бровь Надарах, и продолжил тоном, далеким от любезного. Скорее это был ледяной тон человека, разраженного тем, что он несколько раз подряд вынужден объяснять прописные истины - Я ещё раз повторяю - мы не меньше вас желаем помочь королеве придти в здоровое состояние. Вы обладаете крайне невысокой политической недальновидностью, неужели вы не понимаете, что ЛЮБОЕ, повторюсь ещё раз, любое упоминание о роде болезни, любое упоминание о её происхождение немедленно выдаст вашу осведомленность в вопросе. Вот подумайте, все уверены, кроме заговорщиков, конечно же, что королева просто больна. И тут от вас приходит письмо с запросом о... Ну допустим об активности придворного колдуна. Или с запросом о том, где находятся зарегистрированные официально колдуны. Может проще сразу послать письмо в стиле "Ребят, я всё знаю, не дергайтесь"?- он скривился, и напрямую прошёлся ледяной ладонью по женскому разуму. Та кажется намёк поняла - Сядьте и дослушайте до конца, потом делайте выводы. Друг Летос, рассказывай, - парень кивнул, и открыл книгу:
- Дело было тридцать два года назад. Экспедиция Гвидорских геологов с Техниона "Север два", отправилась в горную разведку. Дальновидец экспедиции сказал, что в районе есть несколько залежей халдунита. Несколько месторождений открыли, однако по дороге к четвертому или пятому, дальновидца сразила какая-то болезнь. Геологи не особо разбирались, поэтому каменную чуму не опознали. Вот цитата, - он перевернул страницу:
- Утром нашли Эльдана в его палатке с сиреневым пятном на груди, без сознания, бледного как смерть, и почти не дышашего. К вечеру пятно подросло, на утро ещё больше стало. Ну пока ждали помощь решили остановиться, разбили лагерь. Ладарн, помощник, бродил по окрестностям, практикуясь в умении определять камни. Сидели несколько дней - Эльдан в себя не приходил, пятно на груди разрослось почти что до живота. В один из дней Ладарн вернулся в лагерь с каким то прозрачным камнем, и без ножа. Сказал что нашёл целую жилу какого-то камня, который не знал. Сломал нож и затупил геологический молот, но отломать кусок камня не смог. Поискал россыпь - рядом с жилами частенько можно найти их обломки. На следующий день все до единого члены экспедиции проснулись с дикой головной болью. Не помогал даже специальный состав в аптечке, однако все забыли про головную боль, когда увидели живого и невредимого Эльдана, вылезающего из палатки...
- Такие пироги...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Мне что, надо связать вас? ‒ Девушка замерла как вкопанная, медленно оборачиваясь к колдуну, словно бы проверяя достоверность его слов. Выглядел язычник более чем серьезно.
- Предупреждаю, колдун: любое покушение на меня, а также сковывание движений я расценю как попытку развязать войну, ‒ холодно процедила Фламма. ‒ И уже в следующий раз мы будем разговаривать при совсем иных обстоятельствах.
- Я ещё раз повторяю - мы не меньше вас желаем помочь королеве придти в здоровое состояние. Вы обладаете крайне невысокой политической недальновидностью, неужели вы не понимаете, что ЛЮБОЕ, повторюсь ещё раз, любое упоминание о роде болезни, любое упоминание о её происхождение немедленно выдаст вашу осведомленность в вопросе. Вот подумайте, все уверены, кроме заговорщиков, конечно же, что королева просто больна. И тут от вас приходит письмо с запросом о... Ну допустим об активности придворного колдуна. Или с запросом о том, где находятся зарегистрированные официально колдуны. Может проще сразу послать письмо в стиле "Ребят, я всё знаю, не дергайтесь"?
- Не вам оценивать мои политические способности. И насколько нужно быть недальновидным, чтобы действовать по той схеме, которую вы так красочно расписали. Я так похожа на идиотку? У меня свои методы получения информации. И ни одна крыса не выдаст моих подозрений заговорщикам. Через неделю я приду за лекарством. Свою часть договора мы выполним, ваше дело ‒ разобраться с антидотом.
Огненная вздрогнула, когда холодная сила на минуту охватила ее сознание, и презрительно посмотрела на мужчину, сжимая кулаки.
- На первый раз прощу.
Больше советница слушать не стала, выйдя из помещения и забирая с подставки свое оружие. Она крутанула мечи в руках и с лязгом загнала их в ножны, уже на ходу пристегивая ножи. Посланница ненавидела сидеть и бездействовать, слушая байки о Гвидоре и Короне и ожидая непонятно чего. По правде сказать, ей было плевать, как исцелять королеву, заботу о лекарстве взяли на себя язычники. А она будет вычислять заговорщиков, пользуясь своей властью. Естественно, она не собиралась созывать королевский совет и вести переговоры о состоянии Лауреи. С другой стороны, никто лучше советников не знал в лицо всех ненадежных людей, занимающих государственную должность. Бесспорно, Нокс рисковала. Однако бессмысленно отсиживаться в горах и пытаться раскрыть личины мятежников. Куда более обоснованно находиться при королеве, словно ничего не случилось, и уже в самом Альдгарде производить тайные расследования, действия аккуратно и осторожно.
Воительнице повезло. По пути она встретила ошивающегося неподалеку мальчишку, что прежде подбегал к колдуну, и то ли попросила, то ли приказала отвести ее к Ветру. Вполне возможно, жеребец не успел отдохнуть как следует, но если девушка не будет гнать, то ничего страшного не случится. Своим отсутствием Фламма навлекала куда большую опасность на королеву, чем своими еще не начавшимися расследованиями. И сейчас, кажется, советница более чем понимала причины изгнания язычников за пределы королевства.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Далеко собрались? - усмехнулся Надарах, прижавшийся к створке ворот. - Вы не знаете горных дорог, пойдёмте я провожу вас. Клим! - подбежал один из мальчишек.
- Возьми у леди коня, и проведи к заставе в Ущелье Флейт. -девушка, видимо поняв, что её не выпустят из деревни, если она не подчинится, либо поняв, что в его словах есть некоторая истина, всё таки слезла с коня. Один из мальчишек взял его под узду, и вывел за ворота.
- Пойдёмте. - он показал рукой в сторону тропы, по которой они пришли. Часть дороги они шли молча, пока не вышли к нужной заставе, где девушку уже ждал конь. Часовой снова прикинулся скалой.
- Поймите. Лекарства от каменной чумы нет. Но мы попробуем вам помочь. - он развернулся, и легко пошёл назад...

- Моя верительная грамота. - донёсся глухой голос из под яйцевидного шлема, закрывавшего голову от шеи до макушки. Министр Двора недоверчиво сломал печать, и развернул лист дорнабильской бумаги. Уже об одном это говорило - такую бумагу делали только в Гвидоре.
"Сей грамотой подтверждаю обширные познания в медицине посланника нашего, господина Иллика Ларнада, патриарха-ноктис шестнадцатого техниона "Пророки Плоти". Подпись: тринадцатого дарна сего года, министр Технионов царства Гвидор Мефисто Киррна." - начальник стражи вырвал у министра бумагу. Но его интересовал не текст, а печать, поставленная синим сургучом.
- Назовите своё имя и должность, посланник. - посланник, видимо ожидая этого приказа спокойно произнес, обращаясь как будто к свитку:
- Иллик Ларнад, патриарх-ноктис шестнадцатого техниона "Пророки плоти" царства Гвидор.
- Покажите лицо. Снимите шлем.
- Я не буду это делать, ссылаясь на обычаи и предосторожность. Королева больна, и я как врач могу предположить, что зараза витает в воздухе. Риск заражения мне не нужен.
- Приложите руку к печати на грамоте, - лекарь спокойно протянул вышитую белыми рунами перчатку, и коснулся печати указательным пальцем. Та немедленно покраснела, и снова посинела, когда он убрал руку.
- Вижу не врёте, уважаемый. С каким делом вы пожаловали?

Ситуация была проста. В один прекрасный, ну не очень, день, примерно через четыре дня после отъезда Фламмы из деревни, к королевскому дворцу подкатила черная карета без гербов. Вышедший из неё тип выглядел мягко говоря странно. Начнём с того, что он был одет в полностью черное одеяние, напоминавшее длинную тунику с плащом. Все его одежды были мелко вышиты серебром в виде рун и подобных им кабалистических знаков. К одеянию прилагались такие же перчатки и сапоги из мягкой кожи, а его лицо полностью скрывал яйцевидный шлем, украшенный красными камнями, с высоким гребнем и кристаллическими глазами. Скорее гостя можно было бы принять за психа или чудака, но он подойдя к стражникам, спокойно представился посланником гвидорского царя, и попросил аудиенции у регента, предложив обширные медицинские знания гвидорских врачей. При себе у него была подлинная и серьёзная бумага. К королеве его допустили...
Отредактировал Zariche - Суббота, 20 июня 2015, 00:59
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
У ближайших ворот ее уже ждали. Колдун с потрясающей настойчивостью преследовал девушку, и это уже начинало ее порядком напрягать. Оседлав своего Ветра, Фламма мягко похлопала его по шее, и конь успел дойти только до створок, осторожно ступая.
- Далеко собрались? ‒ мужчина усмехнулся, а советница прищурилась, уже собираясь с боем прорываться из поселения язычников, рука ее автоматически дрогнула к ножнам за спиной, но усилием воли пришлось напомнить себе, что пока не время, если, конечно, она не желает окончательно испортить отношения с изгнанным племенем. Посланница была готова даже к тому, что Надарах попытается ее задержать. Однако ее опасения оказались напрасными. ‒ Вы не знаете горных дорог, пойдёмте я провожу вас. Клим! ‒ На зов колдуна тут же откликнулся один мальчонка, появившись словно из ниоткуда, и мужчина попросил его отвести верного коня Нокс к Ущелью Флейт. Воительница засомневалась, не спеша спешиться. Это всегда успеется. Главное ‒ понять, задумал ли что-то колдун. Иначе с чего ему быть таким псевдовежливым?
Мысленно оценив возможности Ветра и скалистые тропки, девушка все же легко опустилась с коня, передавая поводья расторопному мальчонку. Тот тотчас осторожно повел пофыркивающего Ветра в указанном направлении. Советница обернулась к колдуну, и он указал направление. Всю дорогу они проделали молча, каждый думал о своем. Довольно скоро Фламма снова увидела своего Ветра, целого и невредимого, и узнала в зарослях уже знакомую тропку. Теперь она сможет вернуться в королевство и заняться государственными делами, а язычники пусть колдуют над лекарством. Кстати говоря о лекарстве...
- Поймите. Лекарства от каменной чумы нет. Но мы попробуем вам помочь, ‒ напоследок сообщил Надарах, которого советница поблагодарила за сопровождение только прохладным кивком.
- Сделайте все, что в ваших силах. Благосостояние королевы и безопасность Альдагарда зависят от вас.
Не прощаясь, воительница пустила коня легким шагом и направилась в сторону пограничной заставы королевства.

***

К вечеру следующего дня девушка, валясь с ног от усталости, прибыла в королевство, решив не задерживаться на заставе. И первым делом она занялась ситуацией. Ей сообщили, что королева так и не пришла в себя, наоборот ‒ ее пятно стало лишь больше, покрывая уже всю грудную клетку. На следующее утро, когда все еще нежились в постели, воительница отправилась в отдел тайной полиции и, узнав некоторые новые подробности, бросила Дарлогна в тюрьму, употребив всю свою власть, чтобы об этом никто не узнал. Как оказалось, министр тайной полиции не только не следил за своими подчиненными, так еще и пытался проводить какие-то махинации с деньгами, выплачиваемыми всему отделу. Отправлять бывшего министра тайных дел на эшафот советница не решилась: пусть этим вопросом займется королева, когда (Нокс на это надеялась) придет в себя. А пока девушка приставила к Дарлогну неподкупную охрану, дежурившую у его камеры сутки напролет.
Дабы не возникало никаких подозрений, темноволосая сама взяла на себя временное управление тайной полицией. И вот сейчас ее стол заваливали горы документаций и отчетов, и Фламма уже около полутора суток не спала, разбираясь в некоторых сложных вычислениях, вникая в работу и стараясь выявить все недочеты. Когда от взгляда на очередную бумажку ей поплохело, советница вздохнула и временно отложила кропотливую работу, устало потягиваясь. Тут же в ее кабинет постучались, и девушка практически мгновенно отозвалась:
- Да?
- Мадам... ‒ в комнату заглянул слуга Улирик. ‒ Меня просили вам передать, что из Гвидора прибыл целитель. Стражники у входа внимательно осмотрели его документы и допустили к королеве. С господином Геором он уже поговорил.
- Легки на помине... ‒ процедила советница сквозь зубы и взяла себя в руки. ‒ Благодарю, я сейчас подойду.
Девушка встала и нахмурилась, почти отстраненно смотря на себя в зеркало и отмечая темные тени под глазами и бледность кожи. Подумав, она оставила плащ в кабинете, оставшись в полуприлегающей рубашке легкого покроя и штанах, и поспешила в покои королевы, стуча невысокими каблуками по мраморному полу и раздумывая, что целителю из Гвидора понадобилось от Лауреи. Да еще и с Геором, высшим совет-министром, выполняющим на данный момент роль регента, успел переговорить. Если только... Воительница почти сорвалась на бег и распахнула дверь в покои королевы, тут же находя целителя и ощупывая его цепким взглядом. Конечно, Геор и сам был способен распознать опасность в лице любого человека, но все же Нокс предпочитала доверять своим глазам. И они вылавливали из общей картины черное одеяние по типу плаща и длинной туники, усыпанное серебряными рунами и иными знаками, которые Фламме были не знакомы, но самое главное, что напрягло девушку, ‒ незнакомец был в шлеме. И, похоже, охране пришлось пропустить его в таком виде.
- Добрый день, ‒ поздоровалась девушка, продолжая настороженно следить за целителем. ‒ Я советница королевы Альдгарда Лауреи, Фламма. Будьте добры предоставить все ваши документы, подтверждающие вашу личность, способности целителя и причину приезда в королевство. Также прошу вас снять шлем. Здесь вам опасаться нечего.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Добрый день. Я советница королевы Альдгарда Лауреи, Фламма. Будьте добры предоставить все ваши документы, подтверждающие вашу личность, способности целителя и причину приезда в королевство. Также прошу вас снять шлем. Здесь вам опасаться нечего. - целитель оторвался от королевы, и галантно поклонился. Его лекарская сумка со стилизованным изображением "Око Иши", знаком гвидорских врачей, стояла на полу, но из неё пока что появился только небольшой флакон с крепким Даральнским вином, в котором плавало несколько лоскутов белой ткани, и стоял длинный пинцет. Даральнское вино было очень ценным предметом экспорта. После нескольких дистилляций оно становилось прозрачным как слеза, и настолько крепким, что его было невозможно пить. Оно горело синим огнём, и Гвидорские врачи давно подметили, что убивает заразу в ранах. Королеве же это не требовалось, и он ограничился только поверхностным осмотром. Услышав требования Фламмы он осторожно взял пинцетом один из лоскутов, тщательно протёр руки в перчатках, и сам пинцет, после чего положил ткань в один из карманов сумки. Встал, и галантно поклонился:
- Моё имя Иллик Ларнад, патриарх-ноктис шестнадцатого техниона Царства Гвидор. Моя верительная грамота, - он достал грамоту из кармана плаща, и протянул девушке. - Шлем я снимать пока не буду, уж простите, мера предосторожности. Я не хочу заболеть. Если позволите, я вернусь к работе.
Отредактировал Zariche - Суббота, 20 июня 2015, 20:50
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Целитель, оторвавшись на секунду от работы, учтиво поклонился Фламме и продолжил осмотр. На тумбочке рядом с постелью королевы уже находился небольшой флакончик с прозрачным раствором, в котором плавали белые лоскуты ткани. Девушка плохо разбиралась в медицине, так как отец успел при жизни передать ей самый минимум знаний, но даже советнице было известно знаменитое Даральнское вино, после долгой настойки убивающее большую часть всякой заразы в теле. К сожалению, как посланница уже узнала, это не поможет королеве. В голове тут же звучал саркастический голос колдуна, напоминающий, что каменная чума ‒ проклятие, насланное недругом, а не болезнь. А значит, и лекари почти бесполезны в этом случае. И воительнице не давал покоя этот врач, склонившийся сейчас над бледной, как сама смерть, королевой. Было у нее странное чувство...
Закончив поверхностный осмотр, тщательно протерев руки в перчатках и отправив один из лоскутов, смоченных в вине, в кармашек сумки, целитель наконец поднялся и еще раз поклонился. Все это время Нокс терпеливо ждала, не желая мешать лекарю, но и не спеша уходить. Вообще у нее возникло желание находиться в покоях королевы до тех пор, пока гвидорский врач не закончит. Было ей интересно, что он скажет. К тому же, по вполне очевидным причинам она не собиралась вот так быстро доверять целителю, засланному из Гвидора. Кто знает, для каких он здесь целей. Вполне возможно, что осмотр королевы ‒ лишь предлог, а его истинная цель визита несколько (или совсем) иная. Плюс ко всему, как и в случае с языческими врачами, ей было просто интересно наблюдать за отточенными движениями лекарей, подмечая даже малейшие детали. Вот, например, этот целитель держал пинцет уверенно, руки его не дрожали ‒ значит, он был спокоен и имел большой опыт работы, даже огромное сиреневое пятно, расползшееся по грудной клетке Лауреи, не испугало его. Девушка бы с удовольствием наблюдала и за мимикой врача, но из-за шлема это было невозможно.
- Моё имя Иллик Ларнад, патриарх-ноктис шестнадцатого техниона Царства Гвидор. Моя верительная грамота. ‒ Советница приняла документ, внимательно его изучая. И одеяние лекаря, и стандартное "Око Иши" на сумке, и его грамота ‒ все свидетельствовало о том, что целитель не обманом проник в королевство и не украл свиток принадлежности к врачам, но Фламма почему-то не могла отделаться от мысли, что не все здесь так ясно, как кажется на первый взгляд. ‒ Шлем я снимать пока не буду, уж простите, мера предосторожности. Я не хочу заболеть. Если позволите, я вернусь к работе.
Еще раз критическим взглядом осмотрев его документы и его одежду, Огненная вернула грамоту целителю и отошла к небольшому письменному столу слева от двери, присаживаясь на стул. Отсюда она имела возможность наблюдать все действия, совершаемые лекарем.
- Продолжайте, разумеется.
Вежливо, но уверенно Нокс дала понять, что не собирается уходить, а потому лекарю придется смириться с посторонним вниманием.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Продолжайте, разумеется. - медик поклонился, и вернулся к работе.
Иллик Ларнад, как он представился, патриарх-ноктис (на самом деле он был рангом повыше, тайный мастер) гвидорской медицинской службы, то есть шестнадцатого техниона, был тем, кем назвался. Опытным гвидорским военным врачом, через чьи руки прошло очень много людей. Например командующая Бронзовым Легионом Тресин, попавшая на его стол будучи на грани жизни и смерти, с восьмью стрелами застрявшими в теле и минимум тридцатью колотыми ранами. Через месяц женщина уже сделала первый выстрел из лука. Он знал что делал, пусть и ломал достаточно убедительную комедию.
Королева была действительно плоха. Несмотря на возраст, она обладала телом молодой девушки, сейчас бледным как смерть. Сиреневое пятно уже разрослось почти до середины живота. Диагноз вполне подтвердился, однако он не спешил. Взяв из сумки ланцет, и какую-то трубку, он обмакнул его в вино, протёр палец королевы, и сделал микроскопический надрез, набрав немного крови, и приложив к порезу какой-то лист из той же, казалось бездонной сумки.
- Очень интересный случай, и не менее печальный, - он поднял трубку с кровью к свету, - Боюсь что у меня плохие новости, до последнего надеялся, что ошибаюсь, но трубка Рокси - последнее доказательство. Это каменная лихорадка, или как ещё её называют, каменная чума Ошодо. Жить её величеству осталось от девяти до одиннадцати дней. - Он подошёл к столику, и принялся тщательно смачивать вином и очищать всё, что прикасалось к королеве, включая трубку, ланцет и прочее. Закончив с мытьём инструментов, он повернулся:
- Я могу попросить позвать слугу, или узнать, куда можно выбросить отработанные материалы? К сожалению от традиционных лекарств тут толку будет крайне мало.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Медик в очередной раз поклонился, возвращаясь к работе, и девушка задумчиво на него посмотрела, словно стараясь проникнуть взором за его шлем. Было в лекаре что-то странное, что-то подозрительно знакомое, но тут же Фламма убеждала себя, что ей просто кажется и что она наверняка не знает никаких Илликов из Гвидора. Отношения двух соседних королевств были таковы, что никакой открытой войны или даже "холодной" не было, однако жители каждого из государств предпочитали держаться особняком, особенно не контактируя друг с другом. И, насколько советнице было известно, гвидорцы никогда не горели желанием гнуть спины перед соседями. Хотя, может, обычаи изменились и это стало естественным поведением? Огненная почувствовала, что ее мысли уже давно вышли за пределы рассматриваемого вопроса ‒ она начинала путаться в собственных суждениях.
Сейчас Нокс лениво наблюдала за неторопливыми действиями целителя, не видя никакой угрозы королеве. Хоть она и не обладала познаниями в магии или достаточными умениями в области медицины, однако ей хватит и времени, и навыков, чтобы снести голову Иллику, попытайся он каким-то прямым или косвенным образом навредить Лаурее. Сейчас же девушке даже вставать не хотелось ‒ она была слишком измучена за последние дни.
Фламма не отреагировала, когда целитель сделал небольшой надрез на пальце королевы и собрал небольшое количество крови в пробирку. Поднося трубку к свету, он произнес неутешительный вывод, о котором советница прекрасно знала и сама, но до последнего, до самого последнего мига надеялась, что язычники просто ошиблись в своих данных. Увы.
- Очень интересный случай, и не менее печальный. Боюсь что у меня плохие новости, до последнего надеялся, что ошибаюсь, но трубка Рокси - последнее доказательство. Это каменная лихорадка, или как ещё её называют, каменная чума Ошодо. Жить её величеству осталось от девяти до одиннадцати дней.
Закончив с вердиктом, медик подошел к столику и принялся дезинфицировать все предметы и инструменты, которые касались Лауреи.
- Я могу попросить позвать слугу, или узнать, куда можно выбросить отработанные материалы? К сожалению от традиционных лекарств тут толку будет крайне мало.
- Оставьте там, ‒ кивнула Огненная, небрежно кивая головой в сторону небольшого угла, образующегося из-за тесного соприкосновения двух соседних стен. Там прямо на полу лежало постельное белье, которое поменяли как раз перед приходом целителя и еще не успели убрать. ‒ Слуги сейчас займутся. Вы сможете поддерживать состояние королевы в нормальном жизнеобеспечении в течение этого времени? Мне помогут найти лекарства.
Советница благоразумно умолчала о сделке с язычниками. Такие детали Альдгарда уже не касались гвидорца. К тому же, где гарантии того, что язычники не подведут и все же смогут найти лекарство? Вероятность очень мала... Нокс сжала кулаки от отчаяния. Никогда она еще не попадала в ситуации, из которых не было выхода. А сейчас ее королева при смерти, и она просто теряется. Что делать ей, советнице и тени Лауреи? Может ли она сама как-то помочь?
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
‒ Слуги сейчас займутся. Вы сможете поддерживать состояние королевы в нормальном жизнеобеспечении в течение этого времени? Мне помогут найти лекарства. медик пожал плечами:
- Её величеству ничего не угрожает. Срок болезни всегда одинаков, в это время больной находится без сознания, но смерть ей не угрожает пока что. Её состояние не будет меняться до тех пор пока болезнь не перейдёт в последнюю стадию, и не убьёт её за пару часов. Одно я могу точно предложить - если мне не удастся за это время вылечить королеву, то лучше подарить ей лёгкую смерть до того как она очнётся. - он пожал плечами, доставая из одного из многочисленных карманов плаща небольшой жезл. Он был молочно-белого цвета, словно костяной, и был украшен так же символами Иши. Навершием ему служил небольшой зеленоватый камень.
- Если вы позволите, немного экскурса в историю, пока я работаю. - он коснулся жезлом лба королевы. Камень вспыхнул, и погас. - Ага, значит всё правильно. Каменная лихорадка не является болезнью, вызываемой микроорганизмами или повреждением организма. Это форма вредоносной магии, своего рода направление воли к смерти. Жестокое наказание за грехи. В свое время наш технион сильно интересовался её формой, но к сожалению живых людей владевших ритуалами Ошодо не осталось. Очевидно, что это не так. - он протёр жезл вином, и убрал его в карман плаща. Затем накрыл королеву одеялом, и отошёл. Тем временем вошёл слуга, и врач указал ему на склянку.
- Выбрось куда нибудь, будь добр. - когда слуга ушёл, медик присел на подоконник.
- Эта болезнь поддаётся лечению только одним способом - смертью заклинателя. Не знаю кто с каким лекарством вам собрался помогать, пока что способ есть только один. Ещё один способ описывался в рассказе геологической экспедиции десятого геологического техниона "Север-два". Но в указанном экспедицией месте никаких описанных в рассказе минералов не нашлось - геологи тогда исползали весь хребет сверху до низу. Наши врачи осмотрели больного геолога, и выяснили что синее пятно на его груди было всего лишь гематомой от сильного удара о камень. Так что будем искать заклинателя.
Отредактировал Zariche - Вторник, 23 июня 2015, 15:32
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Её величеству ничего не угрожает. Срок болезни всегда одинаков, в это время больной находится без сознания, но смерть ей не угрожает пока что. Её состояние не будет меняться до тех пор пока болезнь не перейдёт в последнюю стадию, и не убьёт её за пару часов. Одно я могу точно предложить - если мне не удастся за это время вылечить королеву, то лучше подарить ей лёгкую смерть до того как она очнётся.
- Лучше подарить смерть тем, кто сотворил с ней такое, ибо я очень сомневаюсь, что действовал этот смельчак в одиночку. В этом действии ‒ прямая угроза государству, а на такое отважится только безумец.
Девушка вздохнула, понимая, что с того момента, как она приехала от язычников, ее успехи в поисках мятежников продвинулись лишь немного, но по большей части ситуация вызывала только вопросы. Сейчас она разбирала заброшенные дела тайного министра и пыталась понять, относится ли эта жирная свинья, поперек себя шире, к мятежникам. По всему пока выходило, что нет, но кто знает, что покажут дальнейшие расследования.
Тем временем лекарь достал из кармана небольшой молочно-белый жезл с зеленым камнем на навершии и коснулся им лба королевы, видимо что-то проверяя. Фламма заинтересованно посмотрела на мгновенное мерцание камня, но уточнять, что целитель делает, не стала.
- Если вы позволите, немного экскурса в историю, пока я работаю. ‒ Советница пожала плечами, не имея ничего против. ‒ Ага, значит всё правильно. Каменная лихорадка не является болезнью, вызываемой микроорганизмами или повреждением организма. Это форма вредоносной магии, своего рода направление воли к смерти. Жестокое наказание за грехи. В свое время наш технион сильно интересовался её формой, но к сожалению живых людей владевших ритуалами Ошодо не осталось. Очевидно, что это не так.
- Интересное, где и как нагрешила королева, что ей так досталось... ‒ Несмотря на свое состояние, далекое от идеала, Нокс была готова вовсе не спать еще с неделю, но приложить все силы, выложиться на максимум, лишь бы найти мятежников и разделаться с заклинателем, который наслал порчу на Лаурею.
Продезинфецировав жезл вином, мужчина убрал его обратно в карман и, накрыв королеву одеялом, присел на подоконник. Девушка лишь подивилась такой вольности, однако вслух комментировать не стала. Сейчас не до официоза, стоило просто немного расслабиться.
В дверь спальни постучались, и Фламма разрешила войти расторопному и молчаливому слуге, который по просьбе целителя аккуратно взял склянку и забрал также постельное белье, чтобы по дороге отнести его в прачку.
- Эта болезнь поддаётся лечению только одним способом - смертью заклинателя. Не знаю кто с каким лекарством вам собрался помогать, пока что способ есть только один. Ещё один способ описывался в рассказе геологической экспедиции десятого геологического техниона "Север-два". Но в указанном экспедицией месте никаких описанных в рассказе минералов не нашлось - геологи тогда исползали весь хребет сверху до низу. Наши врачи осмотрели больного геолога, и выяснили что синее пятно на его груди было всего лишь гематомой от сильного удара о камень. Так что будем искать заклинателя.
- Я знаю об этой истории, ‒ кивнула Огненная, вспоминая, что ту же историю она повторно слышала у язычников. Похоже, эта байка весьма популярна в Гвидоре. ‒ Однако меня мучают некоторые вопросы. Господин Иллик, вы можете рассказать о первоисточнике болезни? Обязательно ли, чтобы заклинатель был лично знаком с королевой, имел каплю ее крови, волос, слюны... ну или входил с ней в непосредственный тактильный контакт? Каким образом заклинатель при проведении своего черного ритуала указывает, что именно на этого несчастного хочет наслать смертельную порчу?
Если окажется, что только тот человек, который вступал с жертвой в любого рода тактильный контакт, может наслать на нее проклятье, то это сильно сужало круг поисков. Во-первых, королева предпочитала более закрытый тип платьев и практически постоянно ходила в перчатках. Во-вторых, у нее были советники и министры, которые в этом плане подвергались куда большему риску, так как именно они чаще всего взаимодействовали с подчиненными от лица Лауреи. Сама Фламма предпочитала удобные прилегающие брюки, тем не менее не стеснявшие движений, и мягкие сапоги самым роскошным платьям, и ей куда чаще приходилось голыми руками брать документы, отчеты, взаимодействовать с людьми. Кажется, ради собственной безопасности также стоит перейти на перчатки.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Медик тем временем спокойно обошёл вокруг кровати, помахивая жезлом. Кристалл на вершине категорически отказывался светиться, если только не касался королевы.
- К сожалению ответить на ваш вопрос будет достаточно сложно - как я уже говорил форма каменной лихорадки неизвестна. Раз неизвестна форма, неизвестно и плетение. Так как неизвестно плетение, его нельзя расплести, а значит нету и ограничивающего ритуала. Однако формы магии так или иначе ограничены в числе. - из одного из казалось бесчисленного количества карманов появился кулон-маятник с кристалликом, таким же как на жезле.
- Любое плетение идёт из разума плетущего. Нет плетения рождающегося из ниоткуда, равно как и плетения из предмета. Влияние плетения так же действует на разум. Так и каменная лихорадка - это не болезнь тела, это болезнь разума. Нет следа, значит это не поддерживаемое проклятие. Я бы очень хотел увидеть здесь леди Сивиллу, но к сожалению я не того полёта птица, чтобы её беспокоить. Анализируя историю Короны можно понять, что это плетение дистанционное, не передающееся через касание. Солариус Махарий из Башни Слоновой Кости считает что это руническое проклятие, того же мнения придерживается магистр Ксония Ланта. Я не верю в это, однако можно попробовать. - он осторожно отогнул одеяло, и взял из кармана плаща небольшой синий мешочек. Зачерпнув из него горсть чего то, напоминавшего мелкую пыль, он аккуратно рассыпал её, равномерно покрывая изящную фигуру королевы. Да уж, было чем похвастаться её величеству - изящное, молодое, без единого изъяна тело. Однако всмотревшись, врач ничего не увидел, и перевернул королеву, повторив процедуру.
- Охохо, надо было сразу догадаться. Похоже леди Ксония попала в точку. - сзади, на середине бедра пыль сконцентрировалась в рунический знак и резко посинела. Тут же явился небольшой блокнот и он моментально перерисовал знак, после чего стёр его.
- Позовите слуг, пусть омоют королеву. Похоже я напал на след. - он показал ей знак в виде вписанного в перевернутый треугольник круга, внутри которого находилось изображение куба.
- Ищите человека, носящего такой знак. В любом виде. Это может быть фетиш, пуговица, амулет, татуировка - любая материальная форма.
Отредактировал Zariche - Четверг, 25 июня 2015, 02:12
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Девушка устало наблюдала за шаманящим над королевой целителем. Внезапно появилась мысль, что для полноценного ритуала шаманов не хватает только танцев с бубном и диких воплей. Фламма прикрыла глаза, мысленно отгоняя от себя навязчивый образ Иллика в качестве шамана. Хватит ему и без того странностей.
- К сожалению ответить на ваш вопрос будет достаточно сложно - как я уже говорил форма каменной лихорадки неизвестна. Раз неизвестна форма, неизвестно и плетение. Так как неизвестно плетение, его нельзя расплести, а значит нету и ограничивающего ритуала. Однако формы магии так или иначе ограничены в числе.
Ответ целителя советница поняла весьма посредственно, но общую суть все же уловила. Значит, не все так просто, как кажется. А значит, ситуация для нее нисколько не облегчается: ей по-прежнему придется самостоятельно искать следы и проявления мятежников, покусившихся на жизнь королевы.
Теперь вместо жезла в руках Иллика возник небольшой кулон с идентичным камнем.
- Любое плетение идёт из разума плетущего. Нет плетения рождающегося из ниоткуда, равно как и плетения из предмета. Влияние плетения так же действует на разум. Так и каменная лихорадка - это не болезнь тела, это болезнь разума. Нет следа, значит это не поддерживаемое проклятие. Я бы очень хотел увидеть здесь леди Сивиллу, но к сожалению я не того полёта птица, чтобы её беспокоить. Анализируя историю Короны можно понять, что это плетение дистанционное, не передающееся через касание. Солариус Махарий из Башни Слоновой Кости считает что это руническое проклятие, того же мнения придерживается магистр Ксония Ланта. Я не верю в это, однако можно попробовать. ‒ Лекарь отогнул одеяло и принялся посыпать Лаурею мелким синеватым порошком из мешочка. Огненная осматривала королеву, надеясь увидеть хоть какие-то изменения на ее теле, происходящие под воздействием порошка, однако пустое. Все больше данные действия напоминали проводимый ритуал, и Нокс напряглась, еще раз внимательно оглядывая фигуру целителя. Слишком подозрительно. А что если он и есть один из мятежников? И вся бутафория служит единственно для отвода глаз? Внезапно появился в Альдгарде, свалившись как снег на голову, легко прорвался к королеве, теперь проводит над ней неизвестные таинства... Воительница мгновенно оказалась на ногах, и как раз в этот момент она заметила вырисовывающийся на теле Лауреи рунный знак. Целитель быстро перерисовал в блокнот горящую синим руну и показал девушке. Хватило пары секунд, чтобы осмотреть знак и запомнить все мельчайшие детали. Фламма задумчиво кивнула и подозрительно посмотрела на Иллика, вновь вспоминая о своих опасениях.
- Слишком явно... ‒ несколько напряженно бросила она словно в пустоту, переводя взгляд на королеву. Руна уже снова стала невидимой для человеческого глаза, но советница не могла отделаться от ощущения, что все это слишком просто. Если мятежники не полные кретины, а пока их действия свидетельствуют об обратном, то они не стали бы оставлять после себя столь явные следы на теле королевы. И теперь уже Огненная открыто враждебно осматривала фигуру целителя. Под мешковатым одеянием целителя, вполне возможно, скрывались стальные мускулы. К тому же, если он маг ‒ Нокс не победить. Но теперь она так просто не выпустит лекаря из этого помещения.
Миг, и один из мечей уже обнажен, лезвие направлено на грудь Иллика, а расстояние сократилось до двух-трех шагов.
- Я требую, чтобы вы сняли шлем, ‒ холодно проговорила девушка, бросив быстрый взгляд на королеву и заметив, что ее грудь по-прежнему слабо приподнимается, что свидетельствовало о легком дыхании. Пока Лаурея жива. ‒ Иначе признаю вас мятежником и запру в одиночной камере без еды и воды, а ваши документы будут подробнейшим образом изучены на наличие фальши.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Слишком явно... - медик пожал плечами, убирая изрядно опустевший мешочек в карман плаща, и поворачиваясь к окну.
- Это недостаток любого рунного плетения. Но найти знак легко,сложно найти обладателя поддерживающего фетиша, и это не обязательно будет тот, кто этот фетиш заколдовал. Его могут подкинуть или просто продать как сувенир-безделушку. И знать как искать такие знаки может только специалист, а их мало. - он сделал паузу, и не оборачиваясь произнёс: - Милочка, быть может вы уберёте эту железку? Я следую эдиктам Медика, но могу и резко вспомнить, что врачу позволено защищать себя словесно, а коли не понято, то и оружно.
‒ Иначе признаю вас мятежником и запру в одиночной камере без еды и воды, а ваши документы будут подробнейшим образом изучены на наличие фальши. - врач пожал плечами:
- Недальновидное решение с политической точки зрения. Я подданный царства Гвидор, посланный в знак доброй воли нашим мудрым Безмолвным Царём. Мои документы уже много раз проверены вашим министром двора, и то что меня сюда пустили, означает что они подлинные. А сейчас, после того как я увидел руну-источник, я тем более не буду снимать шлем - мне не очень хочется получить каменную лихорадку себе, на что я имею полный шанс, как только нарушится целостность моей защиты. Или вы думаете, что этот балахон я ношу с таким наслаждением, в такую то жару?. Можете попробовать бросить меня в темницу, но в этом случае хорошей реакции от Безмолвного Царя не ждите. - он сделал паузу: - Проявляющая быль имеет свойство окрашивать кожу. Позовите пожалуйста слуг и прикажите им омыть королевы. Право, ей ничего не угрожает. Если бы я хотел её убить, я бы сделал это за те полтора часа, пока вы шлю сюда.
Отредактировал Zariche - Четверг, 25 июня 2015, 16:01
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Это недостаток любого рунного плетения. Но найти знак легко,сложно найти обладателя поддерживающего фетиша, и это не обязательно будет тот, кто этот фетиш заколдовал. Его могут подкинуть или просто продать как сувенир-безделушку. И знать как искать такие знаки может только специалист, а их мало.
Целитель сохранял потрясающее хладнокровие, и девушке пришлось накинуть ему пару очков за выдержку. Хотя сама бы она тоже вряд ли отреагировала на такое явное недружелюбие. А вот если бы попытались напасть, она бы пустила свое оружие в ход.
- Мы ищем иголку в стоге сена, а Гвидор это должно интересовать постольку-поскольку.
- Милочка, быть может вы уберёте эту железку? Я следую эдиктам Медика, но могу и резко вспомнить, что врачу позволено защищать себя словесно, а коли не понято, то и оружно.
Фламма усмехнулась и опустила меч. Но не потому, что вняла словам лекаря. Как ни крути, а он был в чем-то прав. Однако его принадлежность к лучшим лекарям Гвидора нисколько не оправдывала его вольности. Здесь, в другом королевстве, иные правила. И если на родной территории никто и не обратил бы внимания на то, что мужчина-врач идет в шлеме, то здесь он обязан был подчиняться законам Альдгарда, раз уж самостоятельно приехал сюда с добрыми (как он утверждал) намерениями. И отказался подчиняться вышестоящему лицу. Не уязвленная гордость руководителя Огненной ‒ всего лишь четко написанные правила.
- Недальновидное решение с политической точки зрения. Я подданный царства Гвидор, посланный в знак доброй воли нашим мудрым Безмолвным Царём. Мои документы уже много раз проверены вашим министром двора, и то что меня сюда пустили, означает что они подлинные. А сейчас, после того как я увидел руну-источник, я тем более не буду снимать шлем - мне не очень хочется получить каменную лихорадку себе, на что я имею полный шанс, как только нарушится целостность моей защиты. Или вы думаете, что этот балахон я ношу с таким наслаждением, в такую то жару?. Можете попробовать бросить меня в темницу, но в этом случае хорошей реакции от Безмолвного Царя не ждите.
- Подлинность документов нисколько не подтверждает вашей подлинности, господин... Иллик, ‒ Фламма особенно выделила интонацией имя целителя. Подозрения в ней нисколько не утихли, особенно когда она узнала эту манеру разговора. Так открыто критиковать ее действия себе позволил лишь один человек, с которым советница виделась всего раз. Отказ снимать шлем, даже когда на это неоднократно указали, ‒ лишь подтверждает то, что господину врачу есть что скрывать. Например, свое лицо, которое Нокс бы однозначно узнала. ‒ Вы не будете брошены в темницу из уважения к вашей профессии. Однако я лично буду следить за каждым вашим шагом. Вы относительно свободны в своих передвижениях и по-прежнему можете находиться в покоях королевы, регулируя и поддерживая ее состояние на должном уровне. Но о любом вашем вольном передвижении будет докладываться мне, любое ваше действие разрешено лишь в моем присутствии. Вы даже можете написать Безмолвному царю гневную грамоту, я лично выдам для этого дела бумагу и чернила. Разбираться с ним предстоит мне, а не вам, прошу не беспокоиться. Надеюсь, я ясно выражаюсь? ‒ Не дожидаясь ответа, девушка продолжила: ‒ Прекрасно. Стража!
Когда в покои Лауреи без стука поспешно зашли два дюжих охранника, дежурившие у входа в комнату, советница озвучила свою просьбу:
- Будьте добры передать горничной, что я прошу подыскать для господина Иллика, ‒ Огненная вновь запнулась на имени целителя как будто случайно, ‒ комнату рядом с моим кабинетом и подготовить ее. Наш гость не должен чувствовать ни в чем нужды. Также мне необходимы двое стражников, готовых заступить на вахту подле покоев целителя из Гвидора и о любой попытке выйти из них без чьего-либо ведома сообщать немедленно мне. И последнее. Позовите, пожалуйста, слуг, тело королевы надлежит омыть.
- Сделаем, мадам, ‒ понятливо кивнул один из стражников, и оба, печатая шаг, вышли. Нокс отошла к противоположной стене и привычно оперлась на нее спиной, скрестив руки на груди, как совсем недавно она сделала и у язычников. Больше она не проронила ни слова, но взгляд ее говорил о многом.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Мы ищем иголку в стоге сена, а Гвидор это должно интересовать постольку-поскольку, - не открывавшийся от какого-то очередного колдунства с пергаментом и маятником колдун только усмехнулся:
- Даже я, человек от политики далёкий вижу её невооружённым глазом. Если её величество умирает, то на престол восходит ближайший прямой наследник - её высочество Гралия Бантала. Не хочу конечно нанести вам какой либо сорт оскорбления, но её величество недостаточно опытна в управлении государством, что может спровоцировать как распри внутри Альдгарда, так и толкнуть Корону к агрессивным действиям против Альдгарда. А в усилении Короны ещё несколькими богатыми ресурсами регионами мы не заинтересованы.
Разговор продолжился. В течение оного медик перебродовал способов пять найти обладателя знака нетрадиционными способами. Однако не получалось, он увидел лишь несколько смутных деталей.
- Подлинность документов нисколько не подтверждает вашей подлинности, господин... Иллик,- медик лишь снова пожал плечами:
- Мне лишь интересно узнать, много ли специалистов до этого момента смогли определить природу болезни королевы и дать хоть какой то ключ к её исцелению. Исходя из того что вы не ищите обладателя фетиша, я делаю вывод, что ни один. Я считаю что подлинность врача определяется его навыками.
‒ Вы не будете брошены в темницу из уважения к вашей профессии. Однако я лично буду следить за каждым вашим шагом. Вы относительно свободны в своих передвижениях и по-прежнему можете находиться в покоях королевы, регулируя и поддерживая ее состояние на должном уровне. Но о любом вашем вольном передвижении будет докладываться мне, любое ваше действие разрешено лишь в моем присутствии. Вы даже можете написать Безмолвному царю гневную грамоту, я лично выдам для этого дела бумагу и чернила. Разбираться с ним предстоит мне, а не вам, прошу не беспокоиться. Надеюсь, я ясно выражаюсь?
- Я лишь удивлён, что вы не сделали это сразу. Это обычная практика.- учтиво поклонился врач. Действительно, это было обычной практикой. В Короне за их делегацией следила половина Каскада.
Когда стражники ушли, медик вернулся к работе. Ещё немого игр с маятником, и он будто проснулся:
- Есть немного зацепок, правда туманных. Я вижу только цвет - белый или красный, и звук, будто скрипка или клавесин. Понятия не имею что это означает, чувствую только что фетиш связан с обладателем, имеющим какую-то связь с предметами. Это может быть что угодно. Цвет его любимого платья, волос, глаз, обивки любимого дивана или любимой кошки, или просто любовника. Для лучшего поиска, к сожалению нужен уровень в поисковой магии получше моего.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Культ язычников
Страница 2 из 10«1234910»
Поиск: