Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 10123910»
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Культ язычников
Культ язычников
Молодая черноволосая девушка лет двадцати трех поправила ножны для двух своих мечей и еще раз проверила снаряжение. Похоже, в этот раз она отправляется в самую горячую точку и рискует не вернуться в живых. Но выбора у советницы не было. Королева Лаурея серьезно заболела, и зараза внутри постепенно вытягивала из нее все жизненные соки, медлить было нельзя. Немедленно следовало отрядить на поиски необходимых ингредиентов для лекарства хотя бы вооруженный до зубов отряд солдат. Однако у объединенной армии и так забот хватало: она сдерживала волнения в королевстве, не позволяя им перерасти в гражданскую войну, между тем как все большее число местных аристократов, недовольных правлением Лауреи, стремилось совершить государственный переворот и тем самым свергнуть с трона жертву страшного недуга. Преданная советница, по совместительству бравшая на себя иногда командование конницей, не имея больше сил смотреть, как ее близкая подруга чахнет, сама вызвалась добровольцем для опасной миссии. Проблема заключалась в том, что некоторые ингредиенты возможно было получить только с помощью некоторого языческого обряда. Фламма Нокс никогда не вдавалась особо в подробности, а королева в этом вопросе не пожелала ее просвещать, однако все, что советнице было известно об этом культе, протягивало ниточки к подножиям ближайших гор. Три года назад королева наложила право вето на данный культ, осквернявший земли Альдгарда и служащий привлечением внимания со стороны церкви. Язычники в свою очередь были изгнаны из королевства, и армия загнала их к подножью гор. Там они отныне и ютились. Соседство не доставляло особых проблем ни Альдгарду, ни язычникам, однако и та, и другая сторона была начеку и как бы невзначай усиливала охрану территорий.
Также Огненной было известно, что среди язычников могли находиться люди с некими паранормальными способностями. Точное число ей было неизвестно, равно как и то, какие особенности отличали выделенных индивидов от обычных людей. Ходили слухи, что это просто черные маги, своей волшбой убивающие все живое, однако Нокс не склонна была верить пересудам, поэтому никакой более определенной информации об этих самых необычных людях у нее не было. Как бы то ни было, именно они могли помочь раздобыть оставшиеся необходимые ингредиенты для антидота вируса, поразившего королеву. Вот только, боялась Фламма, ее не станут встречать с фанфарами и распростертыми объятиями. С чего бы язычникам помогать советнице королевы, которая изгнала их за пределы Альдгарда? Рана от обиды еще слишком свежа.
Впрочем, у девушки не было выбора. Стянув длинные волосы в высокий хвост, советница с нескрываемым огорчением посмотрела на свои доспехи, которые придется оставить здесь. Она должна всем видом показывать, что пришла к язычникам с мирной целью, а утяжеленная кольчуга сразу расположит их враждебно. Вогнав мечи в перекрестные ножны за спиной, Фламма подхватила легкую сумку с необходимыми вещами и спустилась к своему гнедому жеребцу с ясными и чрезвычайно умными глазами, который был уже по ее просьбе взнуздан и теперь нетерпеливо бил копытом в землю. Темноволосая заглянула в очи Ветра своими лазоревыми и, ласково похлопывая его по шее, что-то тихо шепнула. Конь никак не отреагировал, но, сдавалось советнице, он все понял. Закрепив сумку рядом с седлом, Фламма облачилась в свой неизменный черный плащ, отороченный красными полосами, на плечах и вороте виднелись металлические вставки красного же оттенка. Отыскав надежного человека, который должен будет заменять ее в командовании конницей в случае необходимости, девушка передала ему последние указания и снова вернулась к Ветру, уверенно ставя ногу в стремя и легко седлая жеребца. Небольшими каблуками на мягких, отделанных особым образом сапогах Огненная тронула бока Ветра, и он неторопливо тронулся в путь.
- Удачи, советница Нокс, ‒ искренне пожелал конюх, не меньше ее пекшийся о здоровье королевы. Фламма кивнула и снова пришпорила коня, пуская его в быстрый галоп. День уже давно перевалил за середину, а темноволосая намеревалась до ночи следующего дня добраться до подножия гор, чтобы не затягивать с визитом. Из оружия у нее были лишь мечи и пара метательных ножей на поясе, спрятанных под плащом. Еще никогда девушка не была так легко вооружена, не считая тех случаев, когда она находится при королеве.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Подруга, помоги, будь добра, - девушка в домотканом платье улыбнулась, и подошла, поставив корзину с фруктами на землю.
- Что помочь, друг? - мужчина в простой кожаной безрукавке и черных шароварах показал пальцем на доску, которую прилаживал к оконной раме. Его голос слегка искажался, потому что в зубах у него были зажаты четыре гвоздя.
- Вот тут прижми, пожалуйста. - девушка кивнула, легко надавив на дощечку. Миг, и гвозди забиты на место.
- Кто это тебе окно побил, Надарах? - мужчина зарылся ладонью в длинные волосы, и улыбнулся:
- Да сынишка Сильвии, сорванец, с рогаткой бегает тут. Старейшина уже решил его к делу пристроить, он Арду-кожевнику помогает.
- Наконец то делом займётся. Ну, я пошла. Хорошего дня, друг. Заходи в гости. - улыбнулась девушка, отправившись по своим делам дальше. Проводив её заинтересованным взглядом (а провожать было что, поверьте), Надарах повернулся, проверяя крепко ли рама держит оконное стекло, и не выбилась ли пакля. Всё было в полном порядке. Пора было на тренировку.

С рождения человеку покровительствуют три бога. Бог Тела, Рантар - дающий ему физическую крепость. Бог Разума, Лантар - дающий человеку мудрость, отделившую его от других живых тварей, и поставивший его выше. И Бог Чувства, Дантар, дающий ему жить в своё удовольствие. Если человек уважает всех трёх богов - укрепляет тело, закаляет разум, и радуется жизни, они дают ему счастье и долголетие. Оскорбление хоть одного из богов, несет за собой слабость остальных. Тот кто слаб телом, быстро слабеет и душой. Кто слаб разумом - слабеет чувствами. А кто слаб чувствами - быстро лишается разума.
Воинские тренировки были великолепной закалкой тела. Женщины предпочитали что-то более лёгкое, например танцы, бег, или иные лёгкие вещи. Мужчины же занимались боевыми тренировками, скалолазанием, стрельбой из лука. И Детей учили этому же. Они жили мирно в своём анклаве в живописной горной долине на берегу бурной горной речки. Били рыбу или выросших на местной траве горных козлов, имеющих отличное мясо, выращивали фрукты и овощи, пасли овец. В последнее время жизнь более-менее наладилась, королевская армия перестала их тревожить - ходили слухи, что королева Альдгарда заболела, что вызвало у жителей деревни чувство легкого злорадства - её застигла заслуженная кара, за страдания причиненные не только им самим. Войны, непосильные налоги, кровь - неотъемлемые части королевской власти, принесли много страданий и её народу.

Раздался клёкот, и командир подал знак прекратить тренировку. Командир был опять таки не постоянным - руководитель тренировок назначался новый каждый день, чтобы никто не был в обиде. Сегодня командовал Ранкид - отличный парень, которого уважали в селении почти все. Добрый и задорный парень, предмет воздыханий всех девиц в округе, и уважения всех без исключения.
Однако клекот не означал ничего хорошего. Это был почтовый орёл, который выдавался часовым на границах анклава.
- Охранитель на посту четыре. Женщина, одна, конная, легковооруженная, без доспехов, в одежде Альдгардского военного. Кто пойдёт на помощь часовому? - поднялось несколько рук, включая и руку Надараха.
- Я пойду
- Я пойду
- И я тоже
- Собирайтесь.
Отредактировал Zariche - Вторник, 09 июня 2015, 21:10
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Фламма старалась не гнать во весь опор, чтобы Ветер быстрее обыкновенного не выбился из сил, однако иногда все равно срывалась на карьер. Тогда ветер свистел в ушах и развевал волосы длинным шлейфом позади, ретивый конь же полностью оправдывал данное ему имя. То и дело поглядывая на далекие верхушки гор, постепенно приближающиеся и нависающие сверху, девушка то позволяла Ветру несколько отдохнуть, то, наоборот, увеличивала скорость. Вот так, привнося в утомительную скачку немного отдыха, советница королевы к вечеру следующего дня доскакала до контрольного пункта. Здесь, как было известно, находился своеобразный пост, охраняемый часовыми. На данный момент дежурил лишь один. Заранее сбавив скорость, Нокс пустила жеребца легким, слегка утомленным шагом, как бы желая показать охраннику, что не имеет дурных намерений. К тому же, безумие отправляться сюда в одиночку. Если несколько тяжело вооруженных отрядов с трудом изгнало язычников за пределы Альдгарда, то один человек, пришедший сюда воевать, - просто смешно.
Повинуясь резкому окрику часового, девушка покорно остановила коня, натянув поводья. Подняла вверх пустые ладони, давая понять, что вооружена она по минимуму - и то в данной ситуации оружие служило лишь защитой от внеплановых нападений по пути. А воров и разбойников с большой дороги во все времена было полно - только рукой махни, в которой зажат туго набитый золотыми кошель. Денег, кстати говоря, было при Огненной много, хотя она понимала, что не золотые интересуют язычников. Однако что они потребуют взамен, советница не знала.
- Я пришла сюда не сражаться и никаких дурных намерений не имею, - отстраненно-вежливо начала Фламма, чуть сжимая в руках поводья, но тут же убеждая себя расслабиться. - Мне нужна ваша помощь, и я готова щедро за нее заплатить.
Вдалеке она заметила небольшую группку людей, но тут же переключила все внимание на часового, который напряженно таранил Нокс взглядом. Огненная не смутилась и спокойно выдержала тяжелый осмотр, словно часовой желал убедиться, что при ней действительно нет никакого оружия, кроме того, какое она позволила обнаружить, - мечей и ножей. Смешно. Ее можно снять одной стрелой. И все же советница отчаянно надеялась на благоразумие язычников. Не смерть ее страшила, но такая глубокая обида, которая может ослепить людей.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Трое мужчин в лёгких доспехах без шлемов легко неслись по горным склонам, вооруженные композитными луками и мечами. У каждого в колчане болталось по три десятка стрел с разными наконечниками. Стреляли они хорошо. Конечно же не гвардейцы королевской стражи, но чтобы застрелить одинокую всадницу этого хватило.
В горах редко делают постоянные посты, но тут другое дело. Они хорошо постарались, чтобы сделать подходы к часовому как можно менее заметными. Они буквально растворились в скалах, незаметно окружив гостью, и взяв на прицел. Надарах по праву старшего в группе скомандовал на изготовку, но стрелять пока не разрешал. Бесшумно натянулись тетивы. Огнестрельное оружие в горах было плохо применимо. Оно шумное и неудобное, капризное. А лук - отличная штука, убивающая не хуже пули.
- Я пришла сюда не сражаться и никаких дурных намерений не имею. Мне нужна ваша помощь, и я готова щедро за нее заплатить. - Надарах повернул голову в сторону скалы, чтобы отразившийся эхом голос не выдал его местоположение.
- Медленно слезь с коня, положи оружие на землю и отойди на три шага назад. Тебе тут веры нету, альдгардская ведьма. - Надарах дождался пока женщина выполнит условия.
- Назови своё имя и цель с которой ты ступила на землю, где тебе не рады.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Фламма чувствовала себя на мушке. Но грохот от огнестрельного оружия, увеличенный во много раз из-за эха, мог вызывать обвал в такой местности, поэтому вряд ли язычники рисковали. Луки. Определенно луки. Девушка усмехнулась про себя: она была права, в первый раз подумав о том, что ее запросто могут набить стрелами, как подушку для иголок. Стоило быть осторожнее. Один неверный шаг ‒ и получишь стрелу промеж глаз.
- Медленно слезь с коня, положи оружие на землю и отойди на три шага назад. Тебе тут веры нету, альдгардская ведьма.
Раз уж пришел в стан врага с мирными целями ‒ будь добр исполнять его требования. Услышав данный приказ, Огненная медленно свесила ногу и легко приземлилась, успев ободряюще похлопать Ветра по боку, так как конь, чувствуя себя неловко, настороженно прядал ушами. Так же неторопливо, позволяя замечать каждое свое движение, хотя на тренировках перед вступлением в королевскую армию каждого бойца учат двигаться практически с быстротой молнии, Нокс вытащила из ножен мечи и положила их на землю, а затем, отцепив ножи от пояса, повторила действия. Отсчитала три шага назад и замерла. Единственное, что ее удивило и даже позабавило, ‒ прозвище, данное ей неизвестным, скрывающим свое местоположение. Язычник, значит, он, а ведьма она. Спорить советница не стала, чтобы не увеличивать витающее в воздухе напряжение.
- Назови своё имя и цель с которой ты ступила на землю, где тебе не рады, ‒ приказным тоном повелел все тот же незнакомец.
- Фламма Нокс, советница Лауреи, королевы Альдгарда. ‒ Уточнять, что она наряду с этим еще и командующая конными войсками в королевской армии, девушка не пожелала: язычникам данная информация ни к чему, а она хоть немного останется в тени. ‒ Цель моего прибытия к вам: просьба о помощи. Моя королева тяжело больна и нуждается в вашей помощи. Только вы можете изготовить недостающие ингредиенты для лекарства.
Огненная примерно представляла, какую реакцию вызовет данное заявление: как минимум дружный взрыв хохота. Ее по вполне понятным причинам могут поднять на смех. Такое Нокс могла вытерпеть. Но если ее без разговоров решат прикончить, она сделает все, чтобы как можно дороже продать свою жизнь. Хотя такой ход был бы неудобен в первую очередь самим язычникам. Убийство советницы королевы ‒ прямой путь объявления войны. И если вся королевская армия двинет против мятежников, то от этих мест не останется даже воспоминаний.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Фламма Нокс, советница Лауреи, королевы Альдгарда. Цель моего прибытия к вам: просьба о помощи. Моя королева тяжело больна и нуждается в вашей помощи. Только вы можете изготовить недостающие ингредиенты для лекарства. - бойцы криво усмехнулись, проявив дисциплину, потому что Надараху самому захотелось рассмеяться в голос.
Действительно было смешно. Советница, командовавшая той самой конницей, что топтала их деревни, и загнала их в горы. Просит помощи в спасении той самой королевы, которая отдала этот приказ, да ещё и просит их спасти эту самую королеву.
Тенгрианцы не были кровожадными или жестокими, но верили в некоторые подобие жизненной справедливости - королева заслужила обрушившуюся на неё кару.
- Неужели, самолично явились после того, как загнали нас в горы? - он вышел к ней, легко перепрыгивая с камня на камень, и остановился в десятке шагов. Оружия он в руке не держал. Лук был в футляре, колчан закрыт. Тёмные волосы спрятаны под шлемом, и маской из под которого было видно только синие глаза - Смотри мне в глаза.
Надарах был достаточно сильным колдуном, по крайней мере отличать правду и ложь умел. Ледяные пальцы скользнули по разуму женщины, и исчезли.
- Что же, похоже ты не врёшь. Уже хорошо. - глаза изучали женщину, обшаривая её с головы до ног, и сверкнули: - Назови хоть одну причину, по которой мы должны помогать тебе. На нашей земле тебе не рады, по причине вполне понятной. Садись на коня, возвращайся домой и забудь о нашем существовании.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Как того и следовало ожидать, часовой, которого пока и видела Фламма, заулыбался, из кустов послышались приглушенные смешки. Девушка несколько равнодушно повела плечами: пускай себе. Реакция язычников ее не интересовала. Главное, чтобы она добилась своей цели.
Наконец появился один из присутствующих, выходя из кустов. Его лица девушка не увидела, не считая ярких глаз, но по голосу поняла, что именно он с ней разговаривал. Правда, сейчас он не держал ее на прицеле, словно пугливую лань. Лук его был спрятан, все стрелы покоились в колчане. Стоило отдать ему должное, незнакомец был склонен к дипломатическим переговорам. Если бы ей так не повезло, сначала бы советницу утыкали, как ежика, стрелами и штыками, а потом бы уже только, может, и вспомнили, что пришла она, в общем-то, поговорить.
- Неужели, самолично явились после того, как загнали нас в горы? ‒ подозрительно спросил язычник. И его можно было понять. Ситуация и вправду выглядела более чем комично. Однако сейчас было не до выяснения отношений. Королева умирает. И забавно, что ее жизнь находится в руках врагов. Хотя никто не запрещает вступить с врагами во временный союз, если борешься единым фронтом против общего противника.
- Не я командовала операцией, ‒ ответила Огненная, не собираясь как-то оправдываться или извиняться, но лишь констатируя факт.
- Смотри мне в глаза.
"Как вам будет угодно", ‒ с мысленной улыбкой Нокс позволила установить визуальный контакт, нисколько не лукавя в своих словах. Ей было интересно, что незнакомец пытается найти. Ложь? Ей не было смысла лгать, если сама же и пришла за помощью.
- Что же, похоже ты не врёшь. Уже хорошо. ‒ Что ни говори, а почувствовать освобождение от сканирующего взгляда тоже было хорошо. Не то чтобы неприятно... Не привыкла советница, что кто-то свободно копается в ее голове. ‒ Назови хоть одну причину, по которой мы должны помогать тебе. На нашей земле тебе не рады, по причине вполне понятной. Садись на коня, возвращайся домой и забудь о нашем существовании.
- Вы мне ничего не должны, как, впрочем, и я вам, ‒ ответствовала девушка, сохраняя ледяное самообладание. ‒ Мы на равных условиях. Но если королева умрет, начнется государственный переворот, и одна из аристократических семей рано или поздно займет руководящую должность в стране. А аристократы куда более нетерпимо относятся к вам. Первым приказом, который отдаст семья, стоящая у руля, ‒ уничтожить вас в принципе. Даже если конница не будет участвовать в этой кровавой жатве, не забывайте, что есть еще и авангардные войска, и вспомогательные, и пехота. Лишь королева служит гарантом вашей безопасности. При всем моем уважении, ‒ Фламма холодно кивнула головой, ‒ вам не выстоять против всей королевской армии. Я не угрожаю ‒ вы можете проверить, правду ли я говорю.
Девушка смотрела в глаза мужчины, стоявшего перед ней, и не боялась говорить правду в лицо. В конце концов, этот и правда было глупо ‒ лгать и изгаляться, когда сам просишь помощи.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Вы мне ничего не должны, как, впрочем, и я вам. Мы на равных условиях. Но если королева умрет, начнется государственный переворот, и одна из аристократических семей рано или поздно займет руководящую должность в стране. А аристократы куда более нетерпимо относятся к вам. Первым приказом, который отдаст семья, стоящая у руля, ‒ уничтожить вас в принципе. Даже если конница не будет участвовать в этой кровавой жатве, не забывайте, что есть еще и авангардные войска, и вспомогательные, и пехота. Лишь королева служит гарантом вашей безопасности. При всем моем уважении, вам не выстоять против всей королевской армии. Я не угрожаю ‒ вы можете проверить, правду ли я говорю. - Надарах дал ей спокойно выговориться, проверяя на ложь. ПОнятное дело, что она не лгала, но верить ей причины не было. В её словах была некоторая правда, за исключением одного факта.
Они не просто мирные жители. Когда то каждый из них имел прошлую жизнь. Кто-то был монахом, кто-то просто землепашцем, кузнецом, охотником. А кто-то воином, и не простым. У них в деревне жило много опытных воинов. Включая самого Надараха, бывшего сотника особой пехоты армии Гвидора. В отличие от Альдгарда, чья королева колдунов не жаловала, в Гвидоре из них набирали элитные войска.
- Гарантом безопасности? Сомнения меня гложут, после того что вы сделали. Боюсь что вы крайне неопытны в командовании армией в горах. Конница и осадные орудия по этим местам не пройдут. Лошадям тут нечего есть, а пехота не умеет ходить по вертикальным стенам. Мы живём мирно, но ничто не помешает нам обрушить этим скалы на вашу армию. Не очень оправданные жертвы, когда Гвидор и Корона облизываются на ваши границы. - он усмехнулся. - Игра мускулами тут бесполезна. Мы мирные жители, но защищать себя умеем. Я передам твои слова старейшинам. Возвращайся сюда через три дня. Одна и без оружия. Мы подумаем над твоим "Предложением". А теперь уходи.
Отредактировал Zariche - Среда, 10 июня 2015, 12:35
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Ее никто не перебивал, но и не спешил верить каждому слову. Наверное, на месте этих людей девушка вела бы себя аналогичным образом, однако язычники оказались чересчур недоверчивыми. Даже зная наперед, что она говорит правду, все равно продолжали ломаться и что-то доказывать. Упрямства этим людям не занимать.
Винить их в этом качестве Фламма не собиралась, но они сами пожалеют о собственном промедлении, если королева умрет. Война охватит всю страну, возможно, что затянет и соседствующие королевства. И тогда язычникам не спрятаться даже в горах.
- Гарантом безопасности? Сомнения меня гложут, после того что вы сделали.
- Никто никого не убивал, ‒ уточнила Огненная, желая прояснить ситуацию. А вот по каким причинам королева изгнала язычников за пределы страны ‒ уже ее не касалось.
- Боюсь что вы крайне неопытны в командовании армией в горах. Конница и осадные орудия по этим местам не пройдут. Лошадям тут нечего есть, а пехота не умеет ходить по вертикальным стенам. Мы живём мирно, но ничто не помешает нам обрушить этим скалы на вашу армию. Не очень оправданные жертвы, когда Гвидор и Корона облизываются на ваши границы.
Советница нахмурилась, словно раздумывая, в какую именно часть тела удар мечом будет опаснее всего. Естественно, она не думала нападать. Но, кажется, неизвестный начинал уже заговариваться.
- Прошу заметить, что эти скалы могут быть обрушены и на вас. Не стоит мне угрожать, когда вы живете в местности, наиболее удобной для взрыва. Скалы равно опасны как для вас, так и для нас. А если Гвидор и Корона развяжут войну, уж поверьте, первыми падут скалы.
- Игра мускулами тут бесполезна. Мы мирные жители, но защищать себя умеем. Я передам твои слова старейшинам. Возвращайся сюда через три дня. Одна и без оружия. Мы подумаем над твоим "Предложением". А теперь уходи.
Неизвестный поражал ее своей самоуверенностью. Нокс усмехнулась и безразлично повела плечами.
- Я могу ждать и больше, а у королевы, боюсь, нет трех дней. Лаурея при смерти. Если вы желаете внести войну в Альдгард и тем самым погубить себя, то это ваше дело. Всего хорошего.
Фламма приблизилась на три шага, подняла свое оружие и сразу вогнала мечи в ножны, ножи спрятав в складках плаща. Свой небольшой на данный момент военный арсенал она не собиралась оставлять язычникам. А затем легко вскочила на Ветра, который заметно расслабился, почувствовав ласковое поглаживание по шее, и развернула коня в сторону дороги. Похоже, зря советница ехала к язычникам. Они ей не помогут. А тяжелое состояние королевы действительно свидетельствовало о приближении конца. Судя по упрямству горных жителей, сейчас девушке придется нестись обратно в Альдгард, чтобы успеть мобилизовать армию и объявить военное положение в государстве. Либо же отойти от дел и в каком-нибудь деревянном домике на опушке леса молча оплакивать смерть близкой подруги.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Вечером деревня собралась на совет. Обсуждение вышло жарким, хотя в конце концов свелось к противостояние Надараха и его большого приятеля Джемчиида - парня горячего, но не всегда благоразумного.
Самое странное, что бывший гвидорский сотник защищал королеву, которую в бытность свою солдатом Гвидора называл не иначе как шлюхой, и единственное, чем он мог тогда ей помочь сделать - лишиться жизни. Тем не менее на этот раз он нехотя признавал, что в словах Фламмы была некоторая правда. Вечер подходил к концу, и в конце концов он достал несколько серьёзных аргументов.
- В словах женщины есть некоторая правда. Армия Гвидора сильна, и её не остановишь просто обвалом - в отличие от консерваторши Лауреи Гвидорцы давно набирают в армию колдунов, и справиться с обвалом у них силы хватит. А жители Короны? Вы знаете какое сильное колдовство освоили эти люди? У них солдаты ходят с жезлом, который если касается человека, то его словно бьёт молния. Их повозки ездят по дорогам из черного камня со скоростью несущейся галопом лошади, причём делают это без лошади. Их корабли носятся по морям со скоростью, которую не разовьёт даже самый быстрый пароход. Армия Короны малочисленнее армии Альтгарда, и это единственная причина, по которой Корона пока не вторглась сюда.
- Ты забываешь, какое зло причинила нам Лаурея! - колдун поднял взгляд, заметив, что люди стараются не встречаться с его глазами:
- Ты не думаешь, что возможно её смерть повлечет за собой большее зло.

Спустя три дня в условленное время трое мужчин спрятались за камнями, ожидая посланницу. Но на всякий случай колдун имел при себе гранату, которую он был готов кинуть в специальный желоб, чтобы вызвать обвал.
Отредактировал Zariche - Среда, 10 июня 2015, 21:01
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Девушка пришпорила верного каждому ее движению Ветра и уже к вечеру была у патрульных. Они охраняли границы Альдгарда, и там Фламма решила заночевать, так как в королевство возвращаться смысла не было: одна дорога туда-обратно займет около трех дней. Что бы советница ни говорила и как бы себя ни вела, она беспокоилась о королеве, которая приютила ее под своим крылом, когда ее родители и брат погибли. Хоть Огненная и называла Лаурею подругой, но больше всего она была для нее именно наставницей. Поэтому, если обобщить, можно сказать, что Нокс была обязана королеве жизнью и теперь должна сделать все, лишь ее опекунша осталась жива. Все же она надеялась на благоразумие язычников. Кажется ей, что она привела достаточно доводов, чтобы на время забыть о распрях. К тому же, как и уточняла советница, королева не отдавала приказа убить язычников. Всего лишь изгнать. Конечно, это также больно резануло по сердцу, однако сейчас было не то время, чтобы вспоминать о прошлых обидах.
Итак, темноволосая заночевала в караульной башне дозорных, которые с радостью уступили ей свое место, пока дежурили. Девушка немного поспала и уже снова была готова отправиться в путь. Ветер также успел достаточно отдохнуть и сейчас был полон сил. Фламма самостоятельно его взнуздала и накормила морковкой и сахаром. Жеребец лишь довольно фыркал и благосклонно принимал подношения, чувствуя, как по его бокам скользит щетка, стирающая пыль. Под конец советница захватила все свои вещи и, поблагодарив знакомых дозорных, отправилась в обратный путь, наблюдая, как верхушки гор снова приближаются. В этот раз девушка спешила: она узнала от тех же дозорных, что королева, хвала богам, не умерла, но ее состояние ухудшилось: утром мимо караула во весь опор скакал королевский лекарь правящей семьи. По уверениям медика, у Огненной оставалось не больше полутора-двух дней. За это время она должна снова навестить язычников, чтобы услышать их окончательный ответ, в случае удачи дождаться ингредиентов и скакать обратно в Альдгард на всех парах. Сейчас все зависело от нее и от упрямого язычника, который, как показалось Нокс, выступал среди своего народа неким парламентером. Поэтому советница пришпорила Ветра и понеслась, чтобы уже днем приблизиться к горам. Конь тяжело дышал и отфыркивался, стряхивая с морды пену от пота и усталости, и девушка, соскочив с коня, погладила его по шее, нашептывая ласковые слова и благодаря за такую скорость. Действительно, Ветер постарался на славу. Если язычники примут ее прошение, надо бы выбить у них и разрешение поухаживать за конем. Фламма слишком любила своего жеребца, чтобы загонять ее до смерти. Она приблизилась к настороженному часовому язычников, уже зная, что они здесь не одни. Коротко кивнула.
- Приветствую. Три дня истекли. Могу я получить ответ?
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
На исходе второго дня вернулся орёл, которого они послали к верному человеку в столице, служившего лакеем у королевы. Он точно описал болезнь и симптомы, которыми она сопровождалась. Слери жителей было несколько хороших врачевателей, изгнанных из королевства за свои религиозные взгляды, но клятва спасать жизни всё ещё не была для них пустым звуком. Вместе с Надарахом они сидели за теми книгами, что удалось спасти, ища лекарства от этой болезни, оказавшейся каменной чумой - жуткой болезнью, когда то давно поразившей Корону своей эпидемией. Судя по словам, королева заболела неделю назад, а значит, что времени ещё было много - книги говорили, что несмотря на кажущуюся близкую смерть она длится почти месяц.

- Приветствую. Три дня истекли. Могу я получить ответ?, - часовой не показывался, и хранил молчание, прикинувшись скалой. Спрятавшийся в тени манекен был лишь куклой. Женщина явилась точно вовремя, без оружия.
- Спустись с коня, и отойди от него. - дождавшись когда женщина спустится, трое мужчин вышли из-за скал. Их лица опять скрывали маски и шлемы, но луки на этот раз были в футлярах. Впрочем, до коротких мечей было недалеко.
- Приветствую тебя. Совет старейшин решил оказать вашей королеве помощь. Мы поможем тебе в поисках лекарств. Взамен вы перестанете нас беспокоить, и распространять среди людей ложь о наших деяниях, которые мы не совершали. Ты пойдёшь с нами. Коня оставь - о нём позаботятся, а в этих местах он не пройдёт по скалам.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Язычники были слишком подозрительными и потому подсунули вместо часового куклу. И все же девушка чувствовала, что она уже замечена. В своих ощущениях она не ошиблась: первым делом она услышала приказ:
- Спустись с коня, и отойди от него.
Фламма прищурилась, не спеша выполнять поручение только из-за подозрительности язычников. Если только облегчить коню ношу. Советнице очень не хотелось оставлять коня одного. Но пришлось повиноваться. Сжав губы в тонкую полоску, Огненная спрыгнула с Ветра, дотянувшись до его холки и заботливо взъерошив ее ‒ затем пришлось отступить, но взглядом посланница подозрительно шарила по кустам. Вот за кого она готова была убить, не раздумывая, так это за Ветра.
Ее встретили трое мужчин, наконец показавшиеся из-за сочной зеленой листвы кустарников. Хоть они и скрывали свои лица, но в этот раз не целились в нее стрелами, метя наиболее уязвимое место. Советница, как и прежде, была вооружена лишь мечами и ножами, но это казалось настолько хлипким вооружением, что и не считалось даже за арсенал. Хотя Фламма отменно владела мечами и в случае опасности готова была продемонстрировать свое искусство в полной мере. Взглядом советница нашарила того самого язычника, который разговаривал с ней прежде: его выдавали глаза.
- Приветствую тебя. Совет старейшин решил оказать вашей королеве помощь. Мы поможем тебе в поисках лекарств. Взамен вы перестанете нас беспокоить, и распространять среди людей ложь о наших деяниях, которые мы не совершали. Ты пойдёшь с нами. Коня оставь - о нём позаботятся, а в этих местах он не пройдёт по скалам.
Выслушав ответ, Нокс позволила себе немного расслабиться: помогут. Все же в язычниках взыграло благородство, а также ощущение, что их помощь очень нужна Альдгарду. Воительница благодарно кивнула.
- Это приемлемые условия, и мы их выполним.
Правда, с Ветром возникла неувязка: девушка ни в какую не желала оставлять своего жеребца, опасаясь, что его либо убьют, либо присвоят себе. Поэтому, идя следом за язычниками, посланница на миг остановилась и обернулась, чтобы убедиться, что с ее Ветром все в порядке. А, убедившись, поспешила за жителями гор, старательно изображая равнодушие. Но на деле в ней горело беспокойство. И только знающий ее характер человек мог его заметить.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Остаток пути через горы он продолжили молча. Один из ребят шёл сзади не небольшом расстоянии, Надарах и второй, Вэл - шли впереди. Надо отдать девчонке должное - по горам шла достаточно уверенно, только вот обувь она себе подобрала не самую подходящую.
Днём в поселении было достаточно пусто - многие ушли работать в поля, на охоту или на рыбалку, воины тренировались. Даже напарники Надараха после того как они вошли в деревню куда то ушли. Впрочем, жители смотрели на девушку без всякой враждебности, хоть и с недоверием.
- Сюда. - он указал на большой дом. Тем временем к нему подбежал паренёк лет четырнадцати, вынудив воина наклониться, чтобы выслушать его. Кивнул, и отослал парня.
- Ваш конь уже здесь, за ним присмотрят. - они вошли в дом.
- Снимите оружие и положите на подставку, с ним ничего не произойдёт. Входить в дом с оружием нельзя. - он дождался, пока женщина выполнит приказ, и положил рядом своё оружие. - Пойдёмте. - они вошли внутрь, где вовсю кипела работа - трое бывших врачей снова занимались своим делом выясняя, в чём дело.
- Добрый вечер, присаживайтесь. Сейчасмы быстро закончим, и поговорим.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
У девушки была прекрасная физическая подготовка, поэтому она не нуждалась в помощи, чтобы пройти по горам и по долам. Однако Фламма не могла не отметить про себя выносливость язычников, если такой путь они совершали изо дня в день. Хотя это дело привычки.
Мельком советница осматривалась по сторонам, отмечая, что простых жителей здесь мало. Многие, видимо, уходили работать и тренироваться. Те же, кто остался в селении, провожали Огненную недоверчивыми взглядами, хоть и не полными презрения. Даже несмотря на то что сделала в свое время ее королева. Посланница не хотела сейчас вдаваться в такие вопросы, поэтому лишь повела плечами, спокойно шагая за колдуном и его товарищем. Язычник сзади ее немного напрягал, но это была ожидаемая мера предосторожности. И все же Нокс чувствовала себя словно под конвоем.
Закончив сопровождение в деревню, напарники мужчины, говорившего с ней, ушли по своим делам, и темноволосая расслабилась окончательно, ощущая, что теперь в ее личное пространство никто не вторгается. Ненадолго пришлось остановиться, так как к язычнику подбежал мальчишка из деревни и что-то шепнул, после чего убежал. Мужчина указал рукой на большой дом.
- Ваш конь уже здесь, за ним присмотрят.
Уголки губ чуть приподнялись, и это было единственной реакцией тела. В душе же Фламма возликовала: ее Ветру ничто не грозит. Следом за колдуном она вошла в дом, а после снова насторожилась, когда ей было приказано снять оружие. Странно ощущать себя совершенно безоружной в стане врага, который благородно согласился помочь. Впрочем, девушка передаст требование язычников больше не беспокоить их и не распускать слух и была уверена, что королева, придя в себя, выполнит все в точности. Правда, распускание клеветы удивило советницу. Клевета на головы изгнанных язычников ей претила, и воительница мысленно сделала заметку лично предотвратить недостойные слухи.
Несколько помедлив, Огненная все же снова вытащила мечи и отцепила ножи, сложив их на указанную подставку. Туда же приземлилось и оружие колдуна, и настороженность отступила: как Нокс и говорила раньше, они на равных условиях.
Внутри трое мужчин горячо что-то обсуждали, правда, заметив посланницу за спиной колдуна, тут же стихли. Девушка отошла к стене, где было наиболее темно, прислонилась к ней спиной и скрестила руки на груди. Отсюда ей было прекрасно видно, что собираются делать язычники.
- Продолжайте, господа. Не отвлекайтесь, прошу вас, ‒ негромко произнесла советница. Такое удобное для наблюдения место она выбрала не потому, что не доверяла (хотя и это тоже), ‒ в детстве маленькую девочку очень интересовала медицина, и отец, врач по профессии, начал даже обучать малышку премудростям врачевания. Изначально Огненная вовсе не задумывалась о военном поприще и хотела связать свою жизнь с медициной, и только после смерти родителей пришлось навсегда распрощаться со своей детской мечтой. Поэтому сейчас Нокс руководил и собственный интерес.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
У врачей же разгорался нешуточный спор, изрядно пересыпанный профессиональной терминологией, взаимными упреками в некомпетентности, незнании простейших вещей, а то и просто научной ереси. И судя по всему спор был очень жаркий. Пока один из врачей не решил пресечь споры, жестом подозвав своего оппонента, и ткнув его носом в книгу.
- Видишь тут?
- Ну?
- Плохо видишь. Ещё раз смотри.
- Хмм... Точно?
- Да.
_ Да ну?
- Да. Да. Да.
- подытожил мужчина, словно забивая последние гвозди. Надарах решил, что уже настало время для объяснений.
- К чему вы пришли? Друг Рошаль, расскажешь? - Надарах жестом пригласил женщину присесть рядом.
- К сожалению диагноз можно сделать только один. Симптомы болезни характерны, и более ни с чем не схожи - это каменная чума Ошодо. Течение хорошо изучено, во всех случаях болезнь протекает одинаково. Пациент резко теряет сознание, через день напротив солнечного сплетения, у женщин на левой груди, появляется фиолетовое пятно, которое в течении двух недель разрастается на всё тело, после чего в течение трёх дней исчезает. Далее пациент впадает в летаргический сон, и через ещё одну неделю на два часа приходит в себя, испытывая невероятную боль. Смерть наступает через один-два часа, основная причина - болевой шок или сердечный приступ. Ни одному врагу я бы не пожелал заболеть этой дрянью. У королевы где то через пять-шесть дней должен начаться летаргический сон, поэтому времени у нас где-то полторы недели.
- Лечение?
- Придётся прояснить немного истории, друг Надарах. Смотри. - он грохнул на стол огромный том. Неясно, какое отношение он имел к медицине - название на обложке гласило "Сандр-Квартон. Большая история Короны. Большое императорское издательство, Некушд. 485.М11".
- Присядь, подруга Фламма. Рассказ долгий будет.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Более не обращая на девушку внимания, врачи продолжили переругиваться, отчаянно споря, каждый доказывал свою точку зрения, сыпя разными словами, которые для непросвещенного человека звучали как заклинание. Фламма незаинтересованно переводила взгляд с одного медика на другого. Когда отец обнаружил в девочке интерес к медицине, он водил ее к себе на работу, и там происходило все то же самое, пока мужчина одним словом не успокаивал самых разгоряченных спорщиков. И только потом начиналось обсуждение по делу. Наконец, видимо поняв, что врачи достигли некоего консенсуса, колдун вмешался в разговор:
- К чему вы пришли? Друг Рошаль, расскажешь? ‒ Жестом язычник пригласил Огненную сесть, но та лишь приблизилась к "круглому столу", не спеша принимать приглашение мужчины. Она привыкла стоять: должность советника позволяла присаживаться только во время общих переговоров, когда в этом участвует он сам. В остальных случаях советник незримой тенью маячил за спиной правителя.
- К сожалению диагноз можно сделать только один. Симптомы болезни характерны, и более ни с чем не схожи - это каменная чума Ошодо. Течение хорошо изучено, во всех случаях болезнь протекает одинаково. Пациент резко теряет сознание, через день напротив солнечного сплетения, у женщин на левой груди, появляется фиолетовое пятно, которое в течении двух недель разрастается на всё тело, после чего в течение трёх дней исчезает. Далее пациент впадает в летаргический сон, и через ещё одну неделю на два часа приходит в себя, испытывая невероятную боль. Смерть наступает через один-два часа, основная причина - болевой шок или сердечный приступ. Ни одному врагу я бы не пожелал заболеть этой дрянью. У королевы где то через пять-шесть дней должен начаться летаргический сон, поэтому времени у нас где-то полторы недели.
Нокс усмехнулась, заложив руки за спину, и косо взглянула на мужчину. Она была уверена, что в королевстве находятся язычники, скрывающие свое поклонение богам. Но должность советницы также открывала двери туда, куда не позволялось войти остальным. Посланница могла поименно узнать каждого ‒ не с целью изгнать из Альдгарда, но иметь в виду, в случае чего.
Симптомы, с одной стороны, не радовали, с другой ‒ обнадеживали, так как девушка была уверена, что у королевы осталось не больше двух дней. Сейчас все зависело от профессионализма языческих врачей и от скорости их работы. И от скорости ее Ветра впоследствии.
- Лечение? ‒ по-деловому спросил колдун.
- Придётся прояснить немного истории, друг Надарах. Смотри. ‒ Говоривший до этого врач вместо ответа бухнул на стол довольно увесистый том, и советница вздохнула: началось. Создавалось впечатление, что она оказалась в своем детстве. Все примерно то же самое. Вот только отцу не требовалось подтверждение в виде книг: он был в своем профессиональном кругу, и в его знаниях никто не сомневался, здесь же ситуация несколько иная. Насколько поняла Нокс, колдун также был не особо просвещен в медицине, как и она, поэтому, если врач начнет объяснять все своими словами, они просто запутаются.
Правда, Огненную удивило прозвище "подруга", но, кажется, здесь было так принято. Воительница аккуратно присела на стул, вперив внимательный взгляд в книгу. Ей было интересно, что нового она может узнать из истории Короны. Людям, приближенным ко двору, так или иначе приходилось изучать историю, чтобы как можно знать о соседях, союз с которыми мог рухнуть в любой момент. Это словно пороховая бочка: никогда не можешь знать наверняка, когда рванет.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Дай угадаю. Бронзовый поход Лант-Лорра? - Рошаль кивнул.
- Он самый, друг Надарах. Каменная чума обрушилась на Корону сто пятьдесят лет назад. Причем самое странное, что эта болезнь такое впечатление вообще никаких путём не передавалась. Сидящий в стерильном изоляторе член императорской семьи мог спокойно заболеть, не видя больного каменной чумой даже в глаза, как в то же время врач лечивший одновременно десяток больных оставался жив и здоров. Сейчас я бы очень много дал, чтобы посмотреть кровь Лауреи в трубке Рокси, и сказать, что я ошибаюсь, но симптомы вполне характерные. - Рошаль пожал плечами, - Лекарство тогда так и не нашли. И к сожалению не нашли до сих пор. Тогда, сто пятьдесят лет назад, в Короне водился бравый лейтенантик Оланд Лант-Лорр, которому очень хотелось выслужиться. Его подруга детства была фрейлиной тогдашней жены императора, и через неё он добился аудиенции у императора, где изложил свою идею происхождения болезни. Незадолго до начала эпидемии, Корона, открыв месторождения дисторита, согнала со своих земель некое племя Ошодо. Вроде бы ничего, но лейтенантик не думал что это просто совпадение, и видимо жил по принципу "Проще взорвать скалу чем обойти". Доведенный до отчаяния император дал ему пехотный корпус корпус. То что последовало за ним получило название Бронзовый Поход Лант-Лорра.
- Племя Ошодо было вырезано до последнего человека... - скривился Надарах. Его пра-прадед принимал участие в этом походе, где и встретил свою будущую жену, лейтенанта армии Короны.
- После чего новых заболевших не было, а старые в течении недели пришли в себя и жили как ни в чём не бывало.
- И что из этого я должен вынести?
- Не ты, друг Надарах, а подруга Фламма. И должна вынести то, что королевская тайная полиция плохо работает. А заодно и придворные врачи. Каменная чума это вид порчи, а не болезнь. Не понимаю, почему чтобы узнать это нашей гостье понадобилось ехать к нам.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Дай угадаю. Бронзовый поход Лант-Лорра? ‒ поинтересовался колдун, и девушка навострила уши. Она знала об этом походе лишь то, что знали все: лейтенант Лант-Лорр, получив в свою поддержку целый отряд пехотинцев, уничтожил племя Ошодо, не пощадив ни женщин, ни детей, ни стариков, однако причины этому тщательно скрывались Короной. И сейчас Фламме хотелось бы знать подробности, раз, как оказалось, соседнее государство как-то в этом замешано.
- Он самый, друг Надарах. Каменная чума обрушилась на Корону сто пятьдесят лет назад. Причем самое странное, что эта болезнь такое впечатление вообще никаких путём не передавалась. Сидящий в стерильном изоляторе член императорской семьи мог спокойно заболеть, не видя больного каменной чумой даже в глаза, как в то же время врач лечивший одновременно десяток больных оставался жив и здоров. Сейчас я бы очень много дал, чтобы посмотреть кровь Лауреи в трубке Рокси, и сказать, что я ошибаюсь, но симптомы вполне характерные. Лекарство тогда так и не нашли. И к сожалению не нашли до сих пор. Тогда, сто пятьдесят лет назад, в Короне водился бравый лейтенантик Оланд Лант-Лорр, которому очень хотелось выслужиться. Его подруга детства была фрейлиной тогдашней жены императора, и через неё он добился аудиенции у императора, где изложил свою идею происхождения болезни. Незадолго до начала эпидемии, Корона, открыв месторождения дисторита, согнала со своих земель некое племя Ошодо. Вроде бы ничего, но лейтенантик не думал что это просто совпадение, и видимо жил по принципу "Проще взорвать скалу чем обойти". Доведенный до отчаяния император дал ему пехотный корпус корпус. То что последовало за ним получило название Бронзовый Поход Лант-Лорра.
Краткий экскурс в историю Короны, по-видимому, закончился, и Огненная нахмурилась, обдумывая полученные данные. Значит, каменная чума Ошодо, каким-то образом вновь проявившая себя, хотя все племя, по рассказу и исходя из истории, было уничтожено... Все да не все. Либо же кто-то другой начал практиковать волшбу Ошодо и открыл секрет появления каменной чумы. Кажется, советнице, когда все это закончится, придется наведаться в Корону, а также заставить королеву вести учет всех колдунов и магов, тайно или явно практикующих волшбу. Также посланница поставила себе галочку: разобраться с ведением дел в тайной полиции Альдгарда. Кажется, информацию там добывали из рук вон плохо, а Лаурея совершенно перестала за этим следить.
Нокс отвлеклась на свои мысли и очнулась только тогда, когда косвенно упомянули в разговоре ее имя.
- Не ты, друг Надарах, а подруга Фламма. И должна вынести то, что королевская тайная полиция плохо работает. А заодно и придворные врачи. Каменная чума это вид порчи, а не болезнь. Не понимаю, почему чтобы узнать это нашей гостье понадобилось ехать к нам.
Огненная прищурилась, смерив врача внимательным взглядом. Медленно встала, потому что в таком положении ей было все же привычнее разговаривать.
- Я ‒ не тайная полиция. И, полагаю, потому, что "подруга Фламма" не искушена в делах волшбы. Но я приму к сведению твои слова, язычник, и разберусь с этим вопросом. Впредь, надеюсь, никаких больше косвенных обвинений в сторону Альдгарда не будет.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Я ‒ не тайная полиция. И, полагаю, потому, что "подруга Фламма" не искушена в делах волшбы. Но я приму к сведению твои слова, язычник, и разберусь с этим вопросом. Впредь, надеюсь, никаких больше косвенных обвинений в сторону Альдгарда не будет.
- Я попрошу вас следить за своими словами. Моя вера ещё не делает меня человеком низшего сорта! - вспылил Рошаль. на что Надарах с громким хлопком закрыл книгу об истории Короны.
- Друг Рошаль, ты перегнул палку, так же как и наша гостья. Будь добр извинись. - тон у колдуна был вполне себе дипломатический, только кристаллики льда слегка проскакивали, и медик решил извиниться. Когда со всем было окончено, Надарах начал говорить:
- Итак, мы пришли к выводу, что королева больна каменной чумой, являющейся ничем иным кроме как сортом колдовства. Лекарства от него, кроме насильственной смерти заклинателя нет? - Рошаль кивнул:
- Нету ни одного известного лекарства. Магия не лечится травами.
- Отлично. Продолжаем работать за тайную полицию. - хмыкнул мужчина, - Племя Ошодо вряд ли вылезало со своего острова чтобы проклясть жителей Короны, значит дистанция на котором работает каменная чума не менее пары сотен мильдиров. Это значит, что проклятие может быть напущено и из Короны, где кстати магия вообще карается смертной казнью, а их специальная служба Каскад на деле сама пользуется их услугами, либо из Гвидора, где маги - особо почитаемая каста, из которой набирают элитнейшие войска. Да и я подозреваю, что и наша дражайшая королева, несмотря на свою позицию, сама не без греха относительно магов. Итак дело мы имеем с самым натуральным заговором. Всё отлично - королева умирает от каменной чумы, на престол восходит её младшая сестра. Последствия думаю не надо прояснять. - мужчина уже откровенно ухмылялся - Тайного министра Дарлогна надо было повесить ещё три года назад... Ну ладно, вернёмся к делу. Есть ли какие случаи ещё?
- Ну вообще то есть, - подал голос один из сидевших до этого молча врачей. - Правда я не знаю насколько можно верить байкам, но всё таки... - он показал пальцем на лежавший на краю стола томик. "Лантарон. Байки путешественников. Том 3. Лартанна, Гвидор".
- О, у тебя есть томик Лантарона? Я бы почитал, он был отличным путешественником.
- Дело не в том. В этой книге он собрал кучу разных баек которые записывал из разговоров со знакомыми моряками и геологами. Я не знаю можно ли верить этому источнику... Но...
Отредактировал Zariche - Суббота, 13 июня 2015, 01:08
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Культ язычников
Страница 1 из 10123910»
Поиск: