Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 2 из 4«1234»
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Война в Паутине (NC-21)
Война в Паутине
- Что, боишься, что щеночек покусает? Без своих роботов ты - никто, твой удел бояться таких, как я... - оружейник хмыкнул:
- Не будь самонадеянна. Сама загонишь себе нож в живот, если мне этого захочется - он не врал. В его силах было заставить её просто совершить самоубийство.
- Меня из универа исключат, придурок. Отпускай хотя бы на занятия... - Ультран пожал плечами:
- С твоим деканом все обсуждено. Текущая сессия у тебя уже закрыта, можешь забрать у меня свою зачетную книжку, а до начала следующего семестра я думаю ты покинешь это место, и не станешь мозолить мне глаза. Тобой тут интересуется некий А.А. Престон, знаешь такого? - разумеется знала, глава клана Огня. И вот тут девчонка испугалась по настоящему. Выдержав паузу для психологического давления, оружейник зло усмехнулся, и направился к двери, остановившись уже почти закрыв за собой дверь.
- Так вот ты вчера сдохла во время неудачного эксперимента. Мучительно и очень медленно.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Не будь самонадеянна. Сама загонишь себе нож в живот, если мне этого захочется.
- Тогда к чему эти силовые поля, если ты меня не боишься? - Её брови изумлённо вскинулись вверх. Впрочем, силовой щит тут же исчез. Ультран не мог без всей этой пафосной чепухи.
- С твоим деканом все обсуждено. Текущая сессия у тебя уже закрыта, можешь забрать у меня свою зачетную книжку, а до начала следующего семестра я думаю ты покинешь это место, и не станешь мозолить мне глаза.
Лина удивилась ещё больше, округлив свои светло-голубые глаза, подведенные ровной толстой линией черного карандаша.
- Оу, ну надо же, даже не знаю, что сказать, впору поблагодарить прямо, если бы я так отчаянно не желала тебе сдохнуть...
- Тобой тут интересуется некий А.А. Престон, знаешь такого? - Мужчина не обратил внимание на очередное пожелание сдохнуть, а предпочёл продолжить диалог.
- Пфф...
В первую секунду может страх она и почувствовала, но он вскоре отступил.
- Не пугай меня Престоном, кретин. Да, мы немного не в мире, главным образом потому, что я его сынулю чуть не кастрировала, но бояться мне нечего. Этого мудака я одолею даже в сонном состоянии, - Встав на ноги, Лина призадумалась. - Или постой, ты хочешь отдать меня огненным? Ха, мои люди в таком случае расправятся с кланом Огня за пару часов. Не даром же они к нам в особняк одни сунуться побоялись. Если уж на то пошло, то отдавай меня водным. Джаред Сорриен, правая рука главы водных, уж больно сексуален, я б с ним замутила!
Ультран лишь искривил уголок губ в усмешке.
- Так вот ты вчера сдохла во время неудачного эксперимента. Мучительно и очень медленно.
Девушка непонимающе уставилась на уходящего оружейника.
- Что ты имеешь в виду? - На автомате оглядев себя, Малис не нашла не единой царапинки. Да и память услужливо говорила ей, что та никуда за пять дней своего "отпуска" из камеры не выходила. - Что... что ты имеешь в виду? - озадаченно повторила она.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Если уж на то пошло, то отдавай меня водным. Джаред Сорриен, правая рука главы водных, уж больно сексуален, я б с ним замутила! - его фраза впрочем быстро сбила с неё спесь.
- Что ты имеешь в виду? Что... что ты имеешь в виду? - мужчина пожал плечами:
- От твоего клана после того замеса осталась горстка людей, прячущихся по трущобам. В клане грызня за власть. К тому же этот товарищ вряд ли будет с тобой мутить, скорее шкуру с тебя сдерет. Вроде взрослая бандитка, должна понимать диспозицию. - он зло рассмеялся.
- Это будет уроком к тому что бывает с людьми, которые не понимают диспозиции в жизни. И не забывай ты официальный труп, девочка. В твоих интересах дружить со мнойц, иначе из трупа официального можешь вполне стать реальным. - дверь изолятора закрылась.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- От твоего клана после того замеса осталась горстка людей, прячущихся по трущобам. В клане грызня за власть. К тому же этот товарищ вряд ли будет с тобой мутить, скорее шкуру с тебя сдерет. Вроде взрослая бандитка, должна понимать диспозицию.
И тут, как ни прискорбно, Лина была согласна: Джаред Сорриен был тем ещё жестоким ублюдком.
- Это будет уроком к тому что бывает с людьми, которые не понимают диспозиции в жизни. И не забывай ты официальный труп, девочка. В твоих интересах дружить со мной, иначе из трупа официального можешь вполне стать реальным.
Девушка ничего не ответила, лишь вздернула бровью на прощание, когда дверь изолятора закрылась.
Ультран был чересчур самонадеян, и, кажется, Малис начинала догадываться почему. Он обладал чем-то, не только непревзойденным умом, но и ещё должно было быть что-то. Какая-то способность.
"Нет, дружить с тобой я не буду даже под угрозой смерти..."

"Маленькая Лина с удивлением смотрела на свои пухлые ладошки, что искрились голубоватым сиянием от молнии.
- Молодец, Аурелия, ты делаешь успехи, - похвалил отец, тормоша той волосы на макушке. Девчушка покраснела и разулыбалась, машинально дотронувшись до затылка искрящейся рукой и... Боль. Адская боль, пробившая мозг и позвоночник. Потеря сознания, больничная койка, а потом строгий тон отца, запрещающий подобные действия. И лишь многим позже Лина Аурелия Малис поняла почему."


***

Прошло три дня, которые были наполнены мыслями. Лина думала о многом, но главным образом о словах, которые Ультран небрежно бросил ей на прощание.
Хм, боялась ли она смерти?
Куда лучше было бы сказать, что смерти она не боялась, ей просто не хотелось умирать. В 20 лет жизнь ведь кажется бесконечной, верно?
Но смерти она не боялась никогда, и слова оружейника лишь всколыхнули в ней этот внутренний бунт. Коль уж ей суждено умереть, то только вместе с ним.
Отчего-то внутренне она была уверена, что Ультран знает о её мыслях, что он видит её насквозь, поэтому специально старалась чаще думать о том, с каким наслаждением она будет его убивать.
К концу же третьего дня она наконец-таки решилась. Неторопливо села на койку и, пару раз глубоко вздохнув, поднесла искрящиеся ладони к голове.

***
Времени было всего лишь полчаса. Не больше, не меньше. Тридцать минут невообразимого выброса энергии за счет высвобождения и перепрограммирования мозговых электрических импульсов. Всего лишь тридцать минут, чтобы осуществить свою месть, а затем навсегда сгинуть в небытие, так и оставшись в сердцах своих соклановцев бесстрашной принцессой Молнии.
Дверь лазарета вырвалась вместе с петлями, проломив стену лаборатории и отправившись в дальний полёт ещё на несколько метров вперед. Но Лина уже не замечала ничего, что происходило вокруг. Она мчалась к нему. Она мчалась, чтобы убить ЕГО.
Кровавыми брызгами повсюду взрывались охранники, пачкая белоснежные стены устрашающими узорами. Впрочем, сие великолепие существовало совсем недолго, ибо под воздействием тока всё разрушалось почти мгновенно.
Наверняка бы она сбилась со счета, если бы считала своих жертв, пока бежала до главной экспериментаторской. Туда, где был ОН. Ультран стоял напротив своей новорожденной машины для убийства и что-то говорил мужчине, что находился справа.
Конечно же, он знал, что она уже идёт за ним, поэтому с кривоватой ухмылкой активировал Разора...
От столкновения двух наисильнейших энергий Лина практически лишилась руки, с которой кровавыми ошметками падали остатки кожи и мышц. Но боли она уже не чувствовала, достигнув предельного уровня ярости. Лишь убить. ЕГО.
Разор с атакой не справился, так предательски подпуская девушку к хозяину.
Удивление и неверие, что проскользнули в глазах Ультрана, стали высшим для неё подарком. Первым погиб его ассистент, а затем костлявый кулак поврежденной руки достиг и его, пробив грудную клетку мужчины, словно бы она была сделана из пергамента.
Его сердце... Его сердце у неё в ладони.
- Умри... - шипела Лина, нависая над упавшим оружейником, из уголка рта которого текла кровь. - Умри же, быстрее...
Его рука тянулась к чему-то, но девушке это было не важно.
- Умри! Умри! Умри!!! - Силы покидали её, нейроны один за другим сгорали под воздействием мощнейшего импульса, а ей было так важно увидеть его смерть. - Умри... пожалуйста, умри... - Уже едва слышно хрипела она, заваливаясь на бок и проваливаясь в забвение.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Умри! Умри! Умри!!! Умри... пожалуйста, умри... - Ультран с улыбкой наблюдал за Линой, стоя за полупрозрачным щитом. Девушка увеличила свои магические энергии. Что же, он мог подавать нескончаемые энергии на силовые поля, и не менее нескончаемые энергии своего разума на иллюзию.
Разумеется он давно знал, что произойдет, и не собирался терять охранников, равно как и повреждать свое творение, стоившее баснословных денег (один ультранитовый корпус стоил как небольшой город со всеми потрохами). Впрочем ему было интересно узнать этот эффект, поэтому включив сканеры на полную мощность, мужчина дождался момента когда девушка коснется головы и очень быстро наложил иллюзию. Рядом стоял Разор - выкачивая из девушки чистую псионную энергию, и передавая её Ультрану он фактически создавал замкнутый цикл - девушка сама же и подпитывала иллюзию, в которой Эльдрат дал ей порезвиться вволю. Точнее это даже была не иллюзия, а... Сложно сказать что это было. Что то вроде гипнотического сна. Но все подходит к концу - девушка выбросила энергии столько, что хватило бы на пару дней крупному городу. Один из страховочных громоотводов перегорел, перезарядившись вскипели три из десяти аккумуляторов в основном энергоузле. Силовые оковы сдерживавшие девушку то и дело сбоили, да и сам Ультран мягко говоря очень сильно устал - ярость и ненависть царившие в голове девушки полной силой ударили чувствительному псионику в разум. Он еле сдержался, чтобы не потерять себя в этом потоке. Опасная игра - он вполне мог лишиться рассудка, и если бы не подпитывавший его Разор - он вполне мог бы отключиться. В этом случае он бы точно стал трупом...

Данные сканирования:
Активность мозга во время сканирования 98%
Максимальный вольтаж зарядов - 15 МВ
Максимальная сила тока - 20МА
Последствия, данные апостериорного сканирования:
Активность мозга: 1%
Перегрузка нервных тканей: 78%
Целостность синаптических систем: 31%
Пульс: 31
Частота дыхания: 14
Зарегистрированные повреждения: обширные ожоги кожи 4й степени, внутренние кровотечения, обширные повреждения синаптической системы, инфаркт, инсульт, асфиксия, аритмия, отказ репродуктивной системы, отказ надпочечников.
Зарегистрировано критическое падение активности мозга, клиническая смерть.
ТРЕВОГА! ЭКСТРЕННЫЕ РЕАНИМАЦИОННЫЕ ПРОТОКОЛЫ АКТИВИРОВАНЫ! ОБЪЕКТ В ПРЕДСМЕРТНОМ СОСТОЯНИИ!
Выдающийся оружейник Эльдрат Ультран снова вспомнил, что он по образованию военный врач.
Только великолепное оборудование и его навыки смогли спасти девушку.
Будет жива и здорова. Даже не инвалидной.
Восстановление заняло три месяца.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Длинные ресницы дрогнули, а пухлые губы слегка приоткрылись.
Пить. До ужаса хотелось пить.
Лина неторопливо приоткрыла глаза, и свет больно резанул по сетчатке.
Едва уловимое движение пальцами, поворот головы, отчего-то показавшийся очень трудным, и тяжесть во всем теле.
Не так она себе ад представляла.
Впрочем, увидев над собой наклонившееся лицо оружейника, она не сумела сдержать блаженной улыбки. В том, что это ад она больше не сомневалась.
Система оповестила, что объект вышел из комы, и вокруг засуетились люди.
Малис бездумно наблюдала за ними, всё ещё думая, что умерла.
Чёрт, как же сильно хочется... пить...
Ультран ухмыльнулся и, чуть приподняв голову пленницы, поднес к её пересохшим губам живительную влагу.
И лишь, когда жажда была утолена, умиротворение и спокойствие на лице Лины постепенно сменились озадаченностью и тревогой. Её брови нахмурились, а в глазах отразилось тотальное непонимание.
Я что, жива?
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Объект 01 пришел в сознание - Ульран уже вторые сутки дежуривший около девушки кивнул.
- Данные операций.
- Внутренняя пластика - успешно. Трансплантация нервных окончаний - успешно. Восстановление кожного покрова - успешно. Восстановление синаптических тканей - успешно. Ликвидация внутренних кровотечений - успешно. Возможна потеря способностей на срок до месяца. Срок реабилитации до трех месяцев - мужчина улыбнулся, и дал женщине выпить воды. После прихода в соснание всегда хочется пить.
Впрочем она быстро начинала соображать.
- Добро пожаловать обратно на белый свет.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Добро пожаловать обратно на белый свет.
И он ухмыльнулся, с непередаваемым ехидством и надменностью.
- Но...
Ком застрял в горле, а сердцебиение участилось до невообразимых высот, вновь вынудив систему, что контролировала её жизнеобеспечение, заговорить занудливым и безэмоциональным голосом, что состояние объекта 01 ухудшилось. Впрочем, договорить Лина уже не смогла, снова погрузившись в забвение.

***

Боль. Бесконечная головная боль, прекращающаяся от одного его прикосновения.
За месяц, что она провела здесь, Лина успела к ней привыкнуть, но моменты избавления девушка ждала с предвкушением. Каждый раз. Каждый грёбанный раз...
Он зашёл как всегда тихо, но она почувствовала его, даже не повернув к нему головы и не скосив взгляд в его сторону. Не шелохнувшись.
Лишь апатично сидела на широком подоконнике, подтянув к себе колени, и смотрела в узкую прорез окна.
Там, за стеклом, бушевала весна, бушевала свобода.
Оружейник подошёл к ней быстрыми шагами и дотронулся до макушки. Едва уловимо, почти неощутимо, но боль тут же прекратилась, уступая место эйфории.
Девушка прерывисто вздохнула и откинула голову назад, блаженно улыбаясь. Она успела полюбить эти моменты. Однако же, открыв глаза, она обнаружила, что Ультран не ушёл. Вместо этого он устроился рядом с ней на подоконник и с усталостью во взоре смотрел на свою пленницу.
Странно...
Поглядев на него несколько мгновений, Лина вновь отвернулась от мужчины к пейзажу, что манил её своим великолепием.
- Зачем? - тихо спросила она, опуская щёку на острую коленку. - Зачем ты спас меня? Чтобы видеть, как я подыхаю от головной боли каждый день? Чтобы нянчиться со мной из-за этого? Лучше бы вновь убил... Нам бы обоим от этого было бы только легче.
Она изменилась. Изменилась колоссально.
Её мощь стала в разы сильнее, её удар стал почти смертельным. Способности порой причиняли боль даже своей хозяйке, раньше такого не было. Тело также изменилось: связки и сухожилия теперь позволяли суставам прокручиваться под невообразимыми углами, мышцы стали намного эластичнее, оттого сесть на шпагат теперь не представляло труда. И всё бы хорошо, но эта головная боль, что появлялась с пробуждением и проходила лишь от прикосновения его руки...
- Как ты убираешь её? Мою головную боль? - Она озадаченно перевела на него свои светло-голубые глаза, которые теперь совсем не казались белыми, потому что веки не очерчивала черная обводка. - Я должна знать, ведь когда-то же ты наиграешься со мной и выбросишь, как ненужный мусор. Или ты меня убьешь в конечном итоге?
Его бровь выразительно изогнулась, а Лина лишь усмехнулась.
- Знаешь... Ты сломал меня. Я признаю твоё превосходство, я готова подчиняться. - Её губы вновь искривились в горькой усмешке. - У нас были бойцовские псы, мы частенько участвовали в нелегальных собачьих боях, так вот - мы ломали их точно так же, как сейчас сломал меня ты. Я твой пёс, который признает в тебе хозяина. Поэтому мне интересно, что тебе от меня надо, Ультран? Какова моя роль во всем этом? Зачем я тебе нужна?
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Состояние девушки начинало серьезно его беспокоить, потому что изменения говорили только об одном - она становится подобной ему, ибо такие же изменения происходили с ним самим. У неё стали пропадать свои собственные способности, но в то же время начинали работать те области мозга, которые никогда не задействовались раньше. Во-вторых начались спонтанные мутации, вызванные опять таки неизвестно чем. Электро-органы в полостях костей начали перестраиваться в что то до боли напоминавшее его собственные кости. Увеличилась эластичность мышц, общие параметры тела изменились. Исследования показывали высокий уровень гормонов в крови, но тут изменения были бы чисто косметическими - если уровень не спадет, то скоро эта худая девчонка превратится в цветующую шикарную женщину. Впрочем Ультрану не было дела до её прелестей. А вот до изменений что с ней происходили очень даже было.
Начались головные боли, а значит ошибки быть не могло - у девчонки начинали проявляться псионные способности, похожие на его собственные. С одной стороны это доказало его теорию, что псионные способности - врожденная особенность любого человека, и их можно разбудить. С другой стороны это ворох невероятных проблем. Срочно пришлось делать Разору и Висажу модули лояльности, чтобы они не подчинялись девчонке, которая не дай бог до них доберется. Во-вторых неизвестно, какая из спообностей проснётся в ней. Исследования подтверждали предрасположенность псионика к четырем возможным проявлениям способностей - предсказания, телепатии, биомантии и телекинеза. Сам Ультран развил в себе предсказание и телепатию, но неизвестно, какие из них откроются в самой девчонке.
Причина головной боли была проста как двери - не выработавший модель поведения и защиты мозг инстинктивно воспринимал эмоциональный фон сотен людей, находившихся в здании. Экранировать это излучение техническими методами нельзя - нет защиты от псионных волн, кроме его собственной защиты. Однако эмоции сотен людей без ограничений проникавшие в нервную систему её перегружали. Девушка ещё не могла осознать или переварить эту информацию, поэтому она лишь вызывала головную боль. Тут помочь может только время, когда включится адаптационный механизм.
- Зачем? Зачем ты спас меня? Чтобы видеть, как я подыхаю от головной боли каждый день? Чтобы нянчиться со мной из-за этого? Лучше бы вновь убил... Нам бы обоим от этого было бы только легче.
- Цинично выражаясь, я и хотел так сделать, чтобы ты была примером для тех, кто кусает больше, чем проглатывает - привычно коснувшись её головы, он закрыл её от сторонних мыслей, и девушка снова вздохнула с облегчением.
- Как ты убираешь её? Мою головную боль? Я должна знать, ведь когда-то же ты наиграешься со мной и выбросишь, как ненужный мусор. Или ты меня убьешь в конечном итоге?
- Головная боль скоро пройдет сама, это неизбежный побочный эффект. Убивать я тебя не стану. Как только выздоровеешь я тебя отпущу на все четыре стороны, куда сама захочешь.
- Знаешь... Ты сломал меня. Я признаю твоё превосходство, я готова подчиняться. У нас были бойцовские псы, мы частенько участвовали в нелегальных собачьих боях, так вот - мы ломали их точно так же, как сейчас сломал меня ты. Я твой пёс, который признает в тебе хозяина. Поэтому мне интересно, что тебе от меня надо, Ультран? Какова моя роль во всем этом? Зачем я тебе нужна?
- Тебе надо рассказы писать, ломать тебя у меня не было ни малейшего намерения. Что мне было нужно от тебя узнать, я узнал. Дальше ты сама себе навредила, в попытках убить меня, а я лишь пытаюсь вернуть тебя к нормальной жизни. Следить я за тобой все равно буду, но твое лечение пока на моей совести. Ещё месяц-два ты будешь в лазарете, потом ступай куда душе угодно, твой счет в банке достаточно велик, чтобы жить ни в чем себе не отказывая. Тебя удовлетворяет такой ответ?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Головная боль скоро пройдет сама, это неизбежный побочный эффект. Убивать я тебя не стану. Как только выздоровеешь я тебя отпущу на все четыре стороны, куда сама захочешь. Тебе надо рассказы писать, ломать тебя у меня не было ни малейшего намерения. Что мне было нужно от тебя узнать, я узнал. Дальше ты сама себе навредила, в попытках убить меня, а я лишь пытаюсь вернуть тебя к нормальной жизни. Следить я за тобой все равно буду, но твое лечение пока на моей совести. Ещё месяц-два ты будешь в лазарете, потом ступай куда душе угодно, твой счет в банке достаточно велик, чтобы жить ни в чем себе не отказывая. Тебя удовлетворяет такой ответ?
Лина молча выслушала оружейника, лишь слегка вздернув бровью, а когда тот закончил, так же молча отвернулась от него к окну. Помолчав несколько секунд и обдумав слова Ультрана, девушка тихо проговорила:
- Аттракцион невиданного милосердия от того, кто на моих глазах вырезал всю мою семью, не правда ли? - Она тяжело вздохнула и прикрыла на пару мгновений глаза. - Если не дурак, то должен понимать, что если я останусь жива, в конечном итоге ты умрёшь от моей руки. Другого варианта, увы, нет: либо я, либо ты. И признаться, мне было бы куда проще уже умереть, а не думать над тем, как расчленить тебя на множество маленьких кусочков, но, кажется, ты и сам не осознаешь, насколько сильна моя ненависть к тебе. - Лина говорила всё это спокойно, без малейшей толики ярости или гнева. Нет, спокойно, апатично, как что-то само собой разумеющееся. Затем Малис спрыгнула с подоконника и подошла к своему собеседнику чуть ближе, тут же явственно ощущая дурманящий запах мужчины, который от него исходил.
Сказать по правде, обоняние стало в разы сильнее, просто ненормально чувствительнее, абсолютно четко улавливая даже неощутимый фимиам феромонов. Когда головная боль отступала, её тут же наполняли обострившиеся запахи радости, ехидства, усталости. Да, даже эмоции теперь пахли горечью, ванилью, прянностью. А Ультран невыносимо пах мужчиной, что вынуждало Лину порой теряться в реальности, чувствуя закручивающуюся пружину внизу живота.
- В этом мире нет места нам двоим, понимаешь? - Она устало и с какой-то безнадегой смотрела в его глаза, а потом непроизвольно дотронулась до его щеки, и сама не понимая зачем. Скорее всего, банально умоляла всё же прикончить её и наконец-то избавить от этой невыносимой жизни, в которую вверг её ОН. Сейчас Лина была сломлена и подавлена, и вымотана не меньше.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Аттракцион невиданного милосердия от того, кто на моих глазах вырезал всю мою семью, не правда ли? - ответ оружейника был циничен и жесток, но тем не менее отражал неприятную для девушки истину:
- Вы сами навлекли на себя эту кару. Вы могли придти ко мне и сделать заказ, вместо этого вы похитили меня из собственного дома, зная чем может обернуться этот риск. Вы рискнули и проиграли, получив от меня отмеренную кару. Мы в расчете. - девушка замолчала. Должна была понимать, что крыть нечем, но вряд ли она способна принять это как должное.
- Если не дурак, то должен понимать, что если я останусь жива, в конечном итоге ты умрёшь от моей руки. Другого варианта, увы, нет: либо я, либо ты. И признаться, мне было бы куда проще уже умереть, а не думать над тем, как расчленить тебя на множество маленьких кусочков, но, кажется, ты и сам не осознаешь, насколько сильна моя ненависть к тебе
- Ненависть рано или поздно превратит тебя в овощ, если ты не научишься контролировать свои эмоции. В твоем текущем состоянии любая эмоция вдвойне бьет в обратную по твоему сознания. Я чувствую твою ненависть из своего кабинета 24/7. Зубки у тебя не выросли на меня бросаться, были зубры посильнее тебя.
- В этом мире нет места нам двоим, понимаешь? - оружейник развернулся и направился к выходу:
- Я понимаю, что это заслуженное наказание для тебя. - он остановился у двери.
- Поверь мне, девчонка. Я не бессмертен, но каждое твое действие на моем контроле. Если не хочешь ещё больших страданий для себя и окружающих - выкинь эту идею из головы. Моя глотка тебе не по зубам.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Поверь мне, девчонка. Я не бессмертен, но каждое твое действие на моем контроле. Если не хочешь ещё больших страданий для себя и окружающих - выкинь эту идею из головы. Моя глотка тебе не по зубам.
- Посмотрим, Ультран, посмотрим. Со временем и мои зубки подрастут, - проговорила она на прощание, растянув губы в легкой улыбке, а затем двери захлопнулись.

***

Жестокость оружейника пахла смолой. Горькой-древесный запах до сих пор улавливался чувствительными обонятельными рецепторами девушки. Её же ненависть к нему, смешанная с апатией и раздражением, отдавали цитрусами, кислота и приторность в одном флаконе слегка перебивали горечь Ультрана. Настолько тонко понимать мир запахов было в новинку и забавно, а ещё непонятно. С чего её восприятие мира так сильно изменилось?
Она стояла в ванной комнате и глядела на себя в зеркало. Снаружи будто бы и не изменившаяся Лина Аурелия Малис была уже совершенно другой внутри. Морально в первую очередь.
Девушка придирчиво осмотрела свое обнаженной тело и нахмурилась: кажется её фигура всё же немного изменилась. Ранее угловатое, теперь же её тело стало более женственным: бедра покатыми, а грудь, кажется, на полразмера побольше.
Хм, странно...
Татуировки кое-где перекрывались розовыми пятнами, что являлись новой кожей, которую нарастили взамен ожогов, и это Лину расстроило. Она любила свои нательные рисунки. Их касался Джей, её любимый и такой глупый Джей, сполна заплативший за свою дурость.
Мысли о Джонатане пахли корицей. Корицей, которую они так любили в детстве...
- Хм, мне тебя не хватает, Джей... - прошептала она едва слышно, а затем, мотнув головой, всё же вспомнила, зачем она сюда пришла.
Опустив ладони вниз, девушка попыталась сотворить разряд, но, хоть слабый свет и прошелся по её венам, полноценного разряда так и не получилось. Заискрились лишь кончики пальцев.
Значит мои способности тоже изменились...
Смачно выругавшись, Лина попыталась ещё раз, но наряду с возросшей силой физической, сила её тока пропорционально уменьшилась.
- Черт, - прошипела она, не зная, что теперь делать дальше. Девушка прислонилась к стене и медленно съехала по ней вниз. - Черт...
Впрочем, невзирая ни на что, в глубине своего разума она была отчего-то стопроцентно уверена, что её "зубки" непременно дорастут до глотки Ультрана. Дорастут и смогут разодрать её в клочья.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Прошел месяц. Головные боли у девушки пропали, тем не менее псионных способностей в ней не ощущалось. Организм полностью перестроился, но в то же время почему то не накапливал псионную энергию, хотя малейший её источник Ультран моментально бы ощутил. За этот месяц с девушкой произошли приятные глазу метаморфозы, тело зажило, и он уже разрешал девчонке гулять в саду, который он сделал для себя на верхнем этаже здания. Один раз она попросила вызвать татуировщика, чтобы он исправил татуировки в местах, где кожу пришлось менять. Заодно девчонка слегка прибавила в росте, значительно прибавила в объёмах приятных глазу округлостей, и чудовищно прибавила в умении хамить. Хотя надо отдать ей должное - она за собой следила, по крайней мере предоставленным ей доступом в тренажёрный зал пользовалась постоянно, хотя вряд ли она подозревала, что невидимый глазу "Изделие 135-12-1 Бэйн" (новинка, третий объект в линейке проекта "Висаж"), следует за ней по пятам.
Сейчас девчонка, хотя нет, уже девушка, отправилась гулять по саду. На этот раз к сожалению без охраны - "Разор" и "Висаж" находились на испытаниях на другом конце планеты, где сам оружейник в глухой пустыне сделал себе полигон, а вот "Бэйн" внезапно отказал. Сломалась та самая игла псионного контура - единственная деталь, которая вообще может в нём сломаться, и её изготовление должно было занять несколько дней - трудоемкий процесс. Поначалу оружейник решил, что это девчонка сломала робота, но осмотрев его успокоился. Виноват был его собственный дебилизм - у робота был подвижный сегменчатый корпус, и при проектировании он не рассчитал длину иглы. Когда робот изгибался он раз за разом надавливал на иглу, пока не сломал её. Исчезла подпитка, и робот моментально сдох. Хорошо что хоть во время подзарядки, а не свалился кому нибудь на голову.

Сам Ультран копался в архивах, однако в какой то момент встав из за стола и подойдя к книжному стеллажу, остановился.
- Значит ты считаешь, что твои зубки наконец выросли, Лина? - усмехнулся он, глядя на то самое место, где спряталась невидимая девушка. Всё таки школа Телепатии. Хотя бы не предсказания. Иначе бы понимала, что шанса нет.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Значит ты считаешь, что твои зубки наконец выросли, Лина?
Лина усмехнулась и вышла из своего укрытия.
- Засунь свои маразматические умозаключения себе в задницу, Ультран, - она равнодушно осмотрела кабинет оружейника и, небрежно проведя ладонью по столу, который наверняка был сделан из красного дерева и стоил баснословных денег, бесстыдно уселась на отполированную поверхность, мало заботясь о том, что там располагались различные чертежи, - когда ты отпустишь меня? Ты обещал, старикан, помнишь? Как только мне станет лучше.
Он подошёл к ней ближе, засунув руки в карманы, и всё так же ехидно ухмылялся, намеренно раздражая её тем самым.
- Вообще-то нет, ещё не время, я убью тебя позже, не сейчас, - задумчиво проговорила Лина, отводя свой взгляд в сторону, когда её обонятельные рецепторы вновь атаковал возбуждающий запах её персонального кошмара. - Я к тебе по другому делу. Кхм, знаешь, я много наблюдала за тобой за прошедший месяц, также я наблюдала и за собой. За своими изменениями. Я порылась в твоей библиотеке, попыталась найти информацию... Ты псионик, верно?
Брови Ультрана взметнулись вверх. Возможно, это выдавало его удивление.
- Поэтому убить тебя невозможно, по крайней мере моей силой. - Девушка вздохнула и вновь перевела серьезный взгляд на своего заточителя, затем спрыгнула со стола и подошла к Ультрну, протягивая ладонь к его лбу. - На колени, - приказала она в тот миг, когда с её пальцев сорвалось несколько слабо ощутимых зарядов, но, впрочем, это вызвало лишь недоумение со стороны оружейника. - Так и знала, на тебя это не действует, потому что у тебя есть псионный барьер, но на остальных. Сегодня я проверила это на всех твоих ассистентах, что работали со мной. Стопроцентное подчинение моей воле. - Малис убрала руку от лица мужчины и отошла на пару шагов назад. - Признаться, это несколько напугало меня, однако на этом мои открытия не прекратились. Ранее разряды возникали где-то внутри, я ощущала легкое жжение в костях и сосудах, теперь же моё электричество концентрируется на коже и я... Я способна управлять им, соединяя его с импульсами своего головного мозга...
Девушка на пару секунд сосредоточилась, а потом собрав всё скопившееся на поверхности эпителия электричество направила в сторону стола, без каких-либо особых усилий поднимая его на пару метров вверх. Правда долго она его удерживать не смогла, Лина ещё толком и не понимала, как это действует.
- Я до сих пор ненавижу тебя, Ультран, но с другой стороны ты спас мне жизнь, был в какой-то мере добр ко мне в период реабилитации, и, кажется, ты можешь мне помочь. У меня подозрения, что каким-то образом я так же как и ты стала псиоником... Обучи меня. Обучи меня как управляться с этой силой, обучи всему, что знаешь сам, и я обещаю: я уеду из этой страны, уеду и навсегда забуду о том, как сильно я хочу тебя убить. Ты больше никогда не увидишь и даже не услышишь обо мне. Я клянусь, если ты согласишься на такие условия, я смирюсь с тем, что в этом мире найдется место нам двоим.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Засунь свои маразматические умозаключения себе в задницу, Ультран. Когда ты отпустишь меня? Ты обещал, старикан, помнишь? Как только мне станет лучше - оружейник положил тяжелый том на стеллаж, и пошел искать книги дальше:
- Тебя тут кстати никто изначально не держал. Дверь твоего изолятора всегда была открыта, и охрана получила приказ не стрелять, если ты захочешь уйти. - он усмехнулся, подходя к столу, на котором нагло уселась эта особа.
- Вообще-то нет, ещё не время, я убью тебя позже, не сейчас - Ультран легким движением пальца заставил девчонку слететь со стола, и приземлиться в мягкое кресло для посетителей, не забыв огладить своей хваткой шею, намекая на то, что при надобности свернет оную шею движением брови.
- Пупок развяжется. Ты пришла мешать мне, или тебе что то нужно? - он продолжил что то чертить. Несмотря на обилие компьютерных технологий автоматизированного проектирования, Ультран продолжал разрабатывать некоторые вещи по старинке - кульман, карандаш и ластик, вот его инструменты.
- Я к тебе по другому делу. Кхм, знаешь, я много наблюдала за тобой за прошедший месяц, также я наблюдала и за собой. За своими изменениями. Я порылась в твоей библиотеке, попыталась найти информацию... Ты псионик, верно?
- Тебе понадобилось три месяца, чтобы сделать этот простейший вывод? - презрительно хмыкнул оружейник. Он не особо скрывал свои способности, но и не афишировал их. Впрочем по его мнению это можно было сообразить уже когда он с контролируемыми ментально охранниками ввалился в кабинет к её братцу.
- Поэтому убить тебя невозможно, по крайней мере моей силой
- Всё гораздо проще. Убить то ты убьешь меня одним ударом, вопрос в том дойдет ли он до меня.
- На колени - он недоуменно поднял взгляд, и оттолкнул девушку назад в кресло - Так и знала, на тебя это не действует, потому что у тебя есть псионный барьер, но на остальных. Сегодня я проверила это на всех твоих ассистентах, что работали со мной. Стопроцентное подчинение моей воле
- Узнаю о ещё одном таком случае - удалю тебе псионные доли к чертям собачьим.
- Я до сих пор ненавижу тебя, Ультран, но с другой стороны ты спас мне жизнь, был в какой-то мере добр ко мне в период реабилитации, и, кажется, ты можешь мне помочь. У меня подозрения, что каким-то образом я так же как и ты стала псиоником... Обучи меня. Обучи меня как управляться с этой силой, обучи всему, что знаешь сам, и я обещаю: я уеду из этой страны, уеду и навсегда забуду о том, как сильно я хочу тебя убить. Ты больше никогда не увидишь и даже не услышишь обо мне. Я клянусь, если ты согласишься на такие условия, я смирюсь с тем, что в этом мире найдется место нам двоим.
- Этой силе нельзя научиться у кого нибудь. Она уникальна у каждого.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Тебе понадобилось три месяца, чтобы сделать этот простейший вывод?
- О Боги, тебе что, так неймется самоутвердиться за мой счет? Дескать, ты тупая, а я такой весь разумный. Ультран, где ж твоя гордость, ё-моё? То, что ты псионик я поняла ровно через сутки, как озаботилась этим вопросом, ранее я просто не придавала этому значения из-за того, что банально не знала о таковом. Моё внимание всегда акцентировали на гене Малис, соответственно и развивали во мне именно этот ген, а не психические энергии. Взрослый мужик, а говоришь порой как у ребенок.
- Узнаю о ещё одном таком случае - удалю тебе псионные доли к чертям собачьим.
Девушка вскинула взгляд к потолку и мотнула головой. Кажется, мужчину напрягала беседа с ней. Это радовало.
- Ты и пальцем меня тронуть отныне не сможешь, так что не перенапрягайся, пожалуйста, а то на старости лет ещё инсульт схватит.
- Этой силе нельзя научиться у кого нибудь. Она уникальна у каждого.
Лина встала с кресла и приблизилась к оружейнику настолько близко, что их разделяло всего лишь пару сантиметров. Она безотрывно смотрела в его глаза, безмолвно бросая вызов и говоря, что она ничуть его не боится.
- Меня это мало волнует. Не можешь обучить, значит помоги развить уже пробудившиеся способности. Ты в этом котле варишься уже давно, а значит владеешь нюансами в этой области. Извини, но другого псионика я не знаю, к тому же псионные способности во мне пробудил именно ты, так что и расхлёбывать тебе. Согласишься - избавишься от такого надоедливого малярийного комара, как я, откажешь - в конечном итоге потеряешь всё. Не думай, что если сейчас я принимаю твоё превосходство, так будет всегда. Такое понимание вещей отнюдь не стратега, а глупца, не умеющего извлекать для себя выгоду. Я человек слова и, если пообещала, что отстану от тебя, как только пойму, что мои силы подвластны мне, значит так и сделаю. Выбор за тобой, естественно.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Моё внимание всегда акцентировали на гене Малис, соответственно и развивали во мне именно этот ген, а не психические энергии. Взрослый мужик, а говоришь порой как у ребенок.
- Не считай своих родителей светочами твоих способностей. Псиоником может стать любой человек, даже не обладающий магическими способностями. Твои псионные наклонности лишь неприятный сюрприз в результате лечения. Ты сожгла себе 78% нервной системы, пришлось восстанавливать как получилось, но поверь могу и исправить эту ошибку в любой момент.
- Ты и пальцем меня тронуть отныне не сможешь, так что не перенапрягайся, пожалуйста, а то на старости лет ещё инсульт схватит. - он слегка приподнял руку, прихватив девчонку за горло:
- Девочка если ты научилась читать мысли и подчинять себе людей, то это не делает тебя неуязвимой к более приземленным вещам. Особенно к "Визажам", к которым неуязвим я, а тебе они нанесут ещё больший вред, чем обычному человеку. Ты в моих руках 24/7 и единственная причина по которой ты ещё жива - это моя личная воля. Выстрел из магнитного пульсара с одинаковой легкостью разворотит и тебя и меня, не считай себя неуязвимой. - она что то попыталась его зацепить на пси-уровне, но он отмахнулся от неё как от мухи. Всё таки он открыл свои способности в 9 лет, а сейчас ему было за девяносто, а он выглядел максимум на тридцатник с мелочью.
- Меня это мало волнует. Не можешь обучить, значит помоги развить уже пробудившиеся способности. Ты в этом котле варишься уже давно, а значит владеешь нюансами в этой области. Извини, но другого псионика я не знаю, к тому же псионные способности во мне пробудил именно ты, так что и расхлёбывать тебе. Согласишься - избавишься от такого надоедливого малярийного комара, как я, откажешь - в конечном итоге потеряешь всё.
- Ты не в том положении чтобы угрожать. Не действуй мне на нервы, милость легко сменить на гнев. - он отпустил её глотку, потеряв к девчонке самый интерес.
Не думай, что если сейчас я принимаю твоё превосходство, так будет всегда. Такое понимание вещей отнюдь не стратега, а глупца, не умеющего извлекать для себя выгоду. Я человек слова и, если пообещала, что отстану от тебя, как только пойму, что мои силы подвластны мне, значит так и сделаю. Выбор за тобой, естественно.
- Твои силы подвластны тебе, развить их уже не моя работа. Когда научишься - с радостью дам тебе бой, но он будет насмерть, и я жалеть тебя я уже не буду. Я не сенсей в додзе. Мои способности это мои способности, я не благотворительный фонд.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Твои силы подвластны тебе, развить их уже не моя работа. Когда научишься - с радостью дам тебе бой, но он будет насмерть, и я жалеть тебя я уже не буду. Я не сенсей в додзе. Мои способности это мои способности, я не благотворительный фонд.
Лина усмехнулась, вновь мотнув головой.
- Ты просто невыносим, Ультран. - Она медленно обошла стол и наклонилась к оружейнику, который вновь склонился над чертежами. - Так бы и перерезала твоё горло, - Лина медленно провела указательным пальцем по его горлу, когда горячо шептала сладкие слова на ухо мужчине, - а затем с удовольствием умылась бы твоей кровью, вот честно. Ты такой упрямый.
Тот лишь отмахнулся от неё, не желая боле выслушивать.
- Ну что ж, ладно. Выбор твой, заставить я тебя всё равно не смогу. Что делаешь? - Девушка перевела взор на различные схемы, что хаотично располагались на столе. - Конструируешь, оружейных дел мастер? Похвально, похвально...
Малис вновь выпрямилась, чувствуя, что Ультран не намерен больше отвечать на её вопросы и колкости и направилась в сторону книжного шкафа.
- Интересные книжки у тебя тут, наверняка для умных дяденек... О, архивы? Твои чертежи за сто двадцать лет твоей работы, да? Как интересно...
Рука Лины потянулась к толстой папке, но тут же остановилась. Ультран без труда проник в её сознание, останавливая ладонь, но почти тут же был вышвырнут из её разума первичными псионными навыками.
- Наверняка всё это дорого для тебя, верно? - спросила девушка, в принципе, не нуждаясь в ответе. Резким движением дотронувшись до шкафа, она пропустила через него чудовищный заряд тока, моментально превращая все книги, записи и чертежи лишь в горстку пепла. - Красиво сгорело, ничего не скажешь... - проговорила она, ещё не догадываясь, какую бурю гнева она только что пробудила.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Ты просто невыносим, Ультран. Так бы и перерезала твоё горло, а затем с удовольствием умылась бы твоей кровью, вот честно. Ты такой упрямый. - мужчина лишь отмахнулся, однако именно сейчас его способность к предсказанию смутно вякнула, что нельзя позволять девчонке касаться книг. С этим всегда была проблема. Способности предсказывать давали ему образы, порой настолько смутные и туманные, что разгадать их быстро было крайне сложно. Иногда, впрочем, наоборот - все было четко и ясно, и никакой логики или закономерности не прослеживалось в этом, как он не старался.
- Интересные книжки у тебя тут, наверняка для умных дяденек... О, архивы? Твои чертежи за сто двадцать лет твоей работы, да? Как интересно... - подняв руку, он ледяными когтями впился в её мозг, заставляя убрать руку. Оказывается что то девчонка всё таки могла делать, и прежде чем он успел развернуть свой разум на полную мощность, она превратила ценные бумаги в горсть пепла.
- Красиво сгорело, ничего не скажешь... - вот теперь оружейник был взбешен. Просто до крайности. Он уже не помнил, что все эти бумаги есть в компьютерном формате, и их ничего не стоит распечатать заново. Тут была другая причина. Это были фамильные работы. Работы отца и деда, написанные и начерченные их руками. И сейчас вот эта бордельная девка?
Руны на одежде оружейника полыхнули как прожектора. Потоки адской ненависти и боли хлынули в её нервную систему, гася всё до единого. Все чувства, мысли. Она ставила заслоны, он пробил их словно пуля бумажный листок. Он уничтожил всё. Личность, разум, мысли, чувства. Всё это заменила лишь боль и ненависть, способная разорвать человеку рассудок просто на части. Впрочем это было нужно лишь для того, чтобы на время вырубить девчонке способности, и вывести её из строя у него были другие планы на неё, хотя сжимая в руке её нежную глотку, он с трудом подавливал желание сжать пальцы. Ему ничего бы за это не было. Но он хотел дать ей понять, насколько горькой бывает расплата. И заодно отвести все те нервы, что он на неё исправил.
- Так значит ты платишь за то, что тебе оставили жизнь и подарили вторую? Что же, тогда за мою доброту надо заплатить, и поскольку денег у тебя нет, заплатишь сама. Тем, чем я захочу. - прижав находящуюся всё ещё "на откате" девушку к шкафу он агрессивно поцеловал её, сжав пальцы на её пышной груди. - Размерчик то прибавила за это время? Интересно взглянуть.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
В глазах потемнело, а мозг прострелило чудовищной болью, вынуждая Лину на несколько мгновений потеряться в реальности. Она даже не заметила того момента, как руки оружейника сомкнулись на её горле, и лишь спустя пару секунд она увидела горящие яростью глаза Ультрана в нескольких сантиметрах от своего лица.
- Так значит ты платишь за то, что тебе оставили жизнь и подарили вторую? Что же, тогда за мою доброту надо заплатить, и поскольку денег у тебя нет, заплатишь сама. Тем, чем я захочу, - прошипел он, а затем впился ей в губы грубым поцелуем, с силой размыкая её плотно сжатые уста языком и больно кусая почти до крови.
- Отвали! - гневно мычала Лина, стараясь прекратить такой болезненный поцелуй, и яростно колотила в грудь оружейника, когда его правая рука переместилась с её горла на затылок и больно сжала волосы, запрокинув её голову назад. Его язык проник ещё глубже, словно бы присваивая её себе без остатка, но спустя пару мгновений её мучения всё же прекратились.
- Размерчик то прибавила за это время? Интересно взглянуть.
Его пальцы грубо сжали девичью грудь, а затем рванули блузку, заставив пуговицы с шумом разлететься по всему пространству.
- Прекрати! Прекрати! Отстань! Не смей! - Лина извивалась змеёй, стараясь высвободиться из мертвой хватки Ультрана, но всё было бесполезно, он подавлял всякое сопротивление и уже почти разорвал на ней всю одежду, когда ей всё же удалось заехать в его пах коленом, отчего смертельные объятья на пару секунд разомкнулись.
Этого вполне хватило для того, чтобы высвободиться и устремиться к двери.
Бежать, необходимо было бежать из этого места. Бежать и не оглядываться!
По щекам ручьями полились горячие слёзы, сквозь которые было трудно разглядеть окружающее пространство, но на интуитивном уровне она отчего-то знала, куда бежать. Знала, но... не успела.
Ультран нагнал её через какую-то долю секунды и повалил на пол, с чудовищной силой подавляя всякие наивные попытки вырваться. Затем чем-то сковал её запястья, - сквозь пелену слёз понять было сложно, кажется ремнем - а потом рванул молнию на её штанах.
- Не смей! Не надо! Ублюдок, я убью тебя! - кричала она, но зверь, что сейчас бушевал в оружейнике, кажется, не желал отступать.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Война в Паутине (NC-21)
Страница 2 из 4«1234»
Поиск: