Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 212»
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Во что бы то ни стало (Повеселимся ~)
Во что бы то ни стало
Лукас шумно вздохнул, размял шею и спину и, толкнув Аларика, поднялся. Приятель кивнул и вернулся к своим делам, но самого Лукаса ждала другая участь. Этот чёртов сосунок, занявший престол практически случайно, считал, что созывать собрание каждые несколько часов – норма. Просто сидит, сцепив свои тощие ручонки, нагло смотрит на всех и пытается править. Хоуэлл поджал губы, стараясь подавить желание отсечь голову новому туповатому правителю. Мужчина давно бы сделал это, не будь ему после назначена казнь за цареубийство. Он бы пережил пожизненное заключение в темнице дворца, скоротал бы года с крысами, но помирать пока не хотел. Кивнул страже, стоявшей в большом плохо освещенном коридоре, и направился дальше, вслушиваясь в мрачную тишину. Что, черт его подери, могло измениться за пару часов, если это что-то не менялось на протяжении многих лет? Эта война длится вот уже не один десяток лет, но самый её пик пришёлся именно на этот год. Враг решил немедля завоевать их королевство именно тогда, когда Лукас вступил на должность, а власть перешла в руки Перси. Ненавистного всеми Перси.

– Это просто нелогично! – грубо выдал Бобби, решительно вскочив с места. – Вы предлагаете заключить мир, когда они грабят и сжигают наши деревни. Хотите устроить переговоры и, быть может, принять их условия? Вы в своём уме?!
Хоуэлл усмехнулся и спокойно направился на своё место подле Бобби. Невысокий и рыжий, но от того не менее пугающий Бобби был одним из тех, кто входил в Круг Советников бывшего и, естественно, нынешнего Короля. Сейчас каждый, кто имел в своей черепной коробке серое вещество, прекрасно понимал всю абсурдность слов Перси.
– Он прав, – выдал Лукас, прикрыв на пару секунд зелёные глаза и запустив руку в каштановые волосы. – Мы не можем сдаться, хоть и преимущества временно на стороне врага. Я не хочу даже допускать мысль, что зря отправил отряд своих ребят на помощь к горящему ущелью.
Правитель зло сдвинул брови к переносице и забарабанил тонкими пальчиками по поверхности большого круглого стола. Раздувшиеся ноздри и поджатые губы делали его похожим на ребёнка. Да он, собственно, им и является. Не одарённый умом юнец, по счастливой случайности посаженный на трон. Даже Хоуэлл, пусть и был старше всего на пару лет, внушал большее уважение, больший страх, чем этот щенок.
– Не забывайте, с кем говорите! – взвизгнул Перси. – Если есть толковые идеи, то предлагайте, не скупитесь!
– Король Дан уже направил всю свою конницу через прибрежный лес, так что нам остаётся по-прежнему раз за разом разбивать его войска, но не соваться на их территорию. Им приходится преодолевать большой путь, чтобы добраться до нас, и здесь мы имеем преимущество. – С чрезмерным спокойствием сказал Лукас, устремив взгляд на Перси, и расправил широкие плечи. – Мой отряд встретит их через сутки, если выдвинется сейчас.

«Главное – уничтожить самых сильных магов его армии, а с остальным проблем не возникнет» – подумал Хоуэлл, быстрым шагом направившись в штаб-квартиру. Удача на его стороне, в этом он никогда не сомневался. Они победят, чего бы это ни стоило.
Отредактировала dedly_illness - Суббота, 22 марта 2014, 21:30
Джулли поправила ножны с мечом, нацепила пояс с метательными кинжалами, заряженными магией, и вышла из зала заседаний. Ее напарник Аргон догнал девушку через минуту. Все было решено. Завтра она, Аргон и еще два стихийника поведут свой отряд через лес, чтобы выманить малочисленное войско быстрого реагирования противника. И убить, само собой.
- Я бы немного уменьшил количество наших воинов, - начал напарник. - Четырех великих стихийников хватит на весь их отряд. К чему понапрасну рисковать пехотинцами и конницей?
- Но у них тоже могут быть маги, - заметила Джулли, продолжая шагать. Длинный черный хвост волос, отливающих синевой, равномерно бил ее по спине, но это стихийница, кажется, не замечала даже. - И весьма сильные.
- Наши имена гремят на всю Империю! - парировал Аргон, а между его пальцами на секунду затрещали искорки молний, впрочем, быстро погаснув. Не стоило недооценивать беловолосого мага. Он сказал чистую правду насчет Империи: имена четырех стихийников - настоящая гроза. Если они принимают участие в сражении, исход предрешен.
- А их имена могут греметь на все Королевство, - спокойно продолжила девушка, как будто не заметив вспышки гнева товарища. Аргон, вздохнув, только рукой махнул.
Королевство и Империя. Империя и Королевство. Изначально они были единым государством, стойким и непобедимым. Но потом две правящих династии не поделили один трон, и все полетело к чертям. Государство раскололось на две равные части, которые теперь ведут ожесточенную войну. Пока ни одна сторона не выигрывала, но битвы с каждым разом становились все более кровавыми, а способы победить - более изощренными.
Хотя Аргон был уверен, что солдаты завтра вообще не понадобятся. Ведь их - четырех величайших стихийников - вполне должно было хватить. Джулли же испытывала по этому поводу некоторые сомнения. Будто что-то должно было пойти не так.
Стихийники - редкая отрасль магов, у которых с рождения была предрасположенность к стихийной магии. Огонь, вода, земля, воздух, молния - у кого-то проявлялись исключительно две-три стихии, и тогда их силу оттачивали до идеала, а в ком-то были заключены все пять стихий. Джулли, Аргон, Лиерра, Ворон - маги со всеми пятью стихиями. Поэтому они и считались самыми сильными в Империи. Вместе четыре волшебника могли создать Круг - заклинание, которое заключает в свои пределы всех противников и просто выжигает их души, и не важно, маги несчастные или нет. Если маги, то так даже лучше, потому что тогда магия после убийства переходила к одному из стихийников в виде жизненной энергии. Никто не выходил живым из Круга. Только для его создания было необходимо наличие всех четырех магов.
- Госпожа Джулли, господин Аргон! - вывел девушку из раздумий детский голосок позади.
Маги обернулись одновременно. К ним спешил мальчишка Брандт - посыльный короля Дана. Значит, что-то случилось. Аргон заранее нахмурился, а Джулли внешне осталась спокойной, но несколько напряглась внутренне.
- Подождите! - подбежал к ним Брандт и отдышался, упершись ладонями в колени. - Мне нужно сообщить вам кое-что важное...
- Выкладывай, Брандт, не томи, - потребовал Аргон, все больше хмурясь. - В чем дело?
- Король Дан... велел сообщить вам, что госпожа Лиерра должна остаться в пределах Империи.
- Что?! - воскликнул беловолосый, сжав кулаки, и навис над несчастным мальчишкой. Конечно, он не собирался прибегать к насилию и избиению совсем еще юнцов - воспитание бы не позволило, - но, будучи слишком эмоциональным, Аргон на все слишком остро реагировал.
- У нас возникла угроза с запада, и теперь госпожа Лиерра понадобится здесь.
- А Ворон? - продолжил расспросы Аргон, косясь на спутницу, которая участия в разговоре не принимала, но внимательно следила за ним. - Он-то пойдет?
- Да-да, конечно! - затараторил Брандт. - Он будет сражаться вместе с вами.
- Спасибо, Брандт, - отозвалась Джулли, по-прежнему не проявляя никаких эмоций. - Можешь идти.
Мальчишка кивнул и умчался по своим дальнейшим поручениям.
- И что делать будем? - буркнул окончательно обозленный Аргон. - Мы не сможем создать Круг.
- Ничего страшного, - задумчиво хмыкнула девушка, сверкнув глазами глубокого синего цвета. - Мы создадим Триер.
- Но он слабее Круга! И не убивает противников, выжигая их души!
- А у нас есть выбор? - вздохнула Джулли, несколько утомленная разговором. - Никакой другой маг на место Лиерры не сможет встать. Нам нужен стихийник с пятью развитыми стихиями. Сможешь найти такого за пятнадцать минут на территории Империи?
Аргон что-то прошипел в ответ и послал вперед совершенно тонкую змейку молнии, которая выбила из стены несколько крупных камней. Что было бы, ударь напарник в полную силу, девушка и думать не хотела.
- Не порти имущество Дана, - напомнила брюнетка. - Нам через полчаса выдвигаться. Отправляемся к отряду, Ворон уже должен быть там.
Напарник, выплеснув злость на ни в чем не повинную стену, лишь кивнул и двинулся за девушкой, иногда поглядывая на ее спину.
- Слушай, ты в своих шортах возбуждаешь даже меня, - не выдержал он.
- Меньше смотри на то, что тебе не принадлежит, - усмехнулась стихийница.
Поверх черного облегающего топа девушка надела легкую накидку темно-синего оттенка, которая хорошо сочеталась с ее глазами. Нижняя часть тела скрывалась под небольшими черными шортами, сделанными из такой кожи, которая плотно прилегала к телу, но совершенно не стесняла движений, а также высокими ботфортами выше колен - на плоской подошве. Примерно так же был одет Аргон, только шорты заменены полуоблегающими штанами, ботфорты - мужскими сапогами, топ - простой рубашкой. А накидка у Аргона была белой, под цвет его волос. Эти накидки, по сути, не несли в себе никакой ценности, но они выделяли стихийников. Если кто-то увидит темно-синий, белый, солнечно-желтый (Лиерры, под цвет ее волос) и сумрачно-черный (принадлежащий Ворону также по цвету волос) плащи - все, пиши пропало.
Джулли приподняла руку и щелкнула пальцами. Ее жест повторил и Аргон. Тут же алеющее в закате небо заслонили две темных тени, камнями рухнувшими на землю. И вот перед двумя стихийниками уже стоят их верные "питомцы" - драконы в миниатюре. Тварь Аргона склонила голову перед хозяином, ожидая приветственной ласки. И она ее получила в виде легкого похлопывания по морде.
- Здравствуй, девочка моя, - ласково пробормотал напарник и легко вскочил "в седло". Дракон выпрямился, поведя пока сложенными крыльями, которые в размахе достигали четырех метров. Несложно представить и остальные габариты животных. Джулли легко провела двумя пальцами по поверхности крыла своего дракона, очерчивая его контуры, и меньше чем через минуту тоже сидела на "питомце". - Полетели?
Драконы взмыли в воздух, спеша присоединиться к Ворону и оставшемуся отряду.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
– Оповести отряд B-3 и начинай собираться, – обронил Лукас. – Через час отправляемся в прибрежный лес.
– В-3? – С нескрываемым удивлением отозвался Аларик, до сего момента считавший, что Хоуэлл редко прибегает к крайним мерам. – Зачем выдвигаться именно с этим отрядом, Командир? Я не думаю, что их силы могут понадобиться, когда в основной команде есть Вы, я и ещё один маг с пятью стихиями.
Хоуэлл затормозил лишь на пару секунд, а потом снова молча направился к выходу. Иногда он забывал причину, по которой назначил Аларика своей правой рукой. Да, он, несомненно, был силён и умён, но никогда не доверял своим инстинктам и предпочитал сначала думать, а потом действовать. И уж слишком часто эта привычка выходила ему и Лукасу боком. Быстрореагирующий отряд не имел права на ошибку.
– Помимо нас есть ещё пара-тройка довольно сильных стихийников, стоящих не за наше Королевство. Король Дан настроен серьезно, а значит, втроём мы можем не справиться. – Хоуэлл подождал, пока Аларик догонит его и продолжил путь. – Состав В-3 отличается ещё тремя магами-стихийниками, имеющими в распоряжении, увы, не больше трёх стихий. Но они будут нам нужны, поверь.
Пепельноволосый маг измученно вздохнул и, махнув рукой командиру, отправился исполнять приказ. Пусть и бывало, что Аларик понимал что-либо не сразу, но никого другого Хоуэлл на его месте не видел.

Лукас нахмурился и раздраженно повёл плечом, скользнув внимательным взглядом по своей руке. Эта размашистая татуировка, оставленная его отцом когда-то при помощи магии, всегда вызывала в нём неопределённые чувства. Словно змеи, чёрные крючкообразные полосы спускались от плеча до самой кисти. Тогда, в детстве, только получив её, он был очень рад, но сейчас подарок отца заставлял вновь и вновь мысленно возвращаться в дни, которые Лукас предпочёл бы забыть. До отправления оставалось ещё полчаса, но Хоуэлл был уже готов и старался игнорировать тревогу, стесняющую грудную клетку. Своему нутру он всегда доверял, поэтому, стиснув в руке амулет, приказал приятелю готовить один из сильнейших отрядов. Он, казалось, был готов ко всему, что могло случиться. Наверно, именно поэтому заранее закрепил ножны с мечом на талии и подготовил стрелы, смазанные ядом. Арбалет лишь отвлекал внимание противника. Мужчине он не требовался, чтобы управляться со стрелами. Ему хватало стихии воздуха и веры как в себя, так и своих ребят. Командир быстрореагирующего отряда отвечал не только за свою жизнь, посему всегда был максимально сосредоточен и собран.

– Будьте готовы, – выдал Лукас, остановив отряд из ста семидесяти человек. Он замер и прислушался к тому, что нашёптывали ему ветер и лес. – Они близко.
Каждый в команде знал своё место и предназначение, знал инструкцию на случай непредвиденных обстоятельств, в этом Командир не сомневался. Но чувство, неведомое ему раньше, заставило Хоуэлла усомниться в правильности своего выбора. Пусть на долю секунды, но заставило. Лукас резко вскинул голову, сжал широкие ладони сильных рук в кулаки и, припомнив ободряющие слова покойного Короля, приготовился к сражению.
Он чувствовал их. Чувствовал их силу и мощ, их уверенность и серьезный настрой. Мужчина был прав: Дан отправил сильнейших магов. Вот только он был готов уничтожить их, защитить своё Королевство даже при самом худшем раскладе дел. Хоуэлл костьми ляжет, но не позволит врагу пробраться дальше этого чертого леса, столетиями пугающего мирных жителей непередаваемой атмосферой. Лукас глубоко вздохнул, сосредоточил бушующие внутри стихии на враге, ухватился за рукоять и резким движением обнажил меч.
– Мы сделаем их, Командир, – пробормотал Аларик, пропуская через руку заряд молнии.
– Во что бы то ни стало, – выдохнул Лукас.
Три стихийника неслись высоко под облаками, в то время как их отряд продвигался лесом. Эту стратегию предложил Ворон, как только Аргон и Джулли с ним встретились. Было бы забавно увидеть лица врагов, понявших, что во вражеском отряде нет магов. Ну как нет... Две мага с двумя стихиями - лишь отвлекающий маневр. Хотя и они смогут выиграть немного времени, пока подоспеет "арсенал". Джулли, иногда поглаживая чешуйчатую шею своего дракона, смотрела вперед, зная, что по бокам от нее летят ее напарники. Вместе они сила. Вместе им нет равных. Но так всегда было с Лиеррой. Способно ли ее отсутствие кардинально изменить боеспособность отряда? Едва ли. Но огромный минус в том, что они не смогут создать Круг. Хотя можно бы попробовать загипнотизировать мага из быстрореагирующего отряда и сотворить заклинание... Но есть ли там такие стихийники?
В то время как Аргон был готов прямо с неба осыпать врагов молниями, Ворон и Джулли выжидали удобного момента. Они не смогут бездействовать слишком долго, а тени от их драконов будут видны гораздо раньше, чем того хотелось бы. Плохо.
- Пикируем? - предложил Аргон, уже собираясь направить своего "питомца" перпендикулярно земле.
- Слишком долго лететь, - не согласился Ворон. - Тебя заметят и нашпигуют стрелами.
- Ты правда полагаешь, что они мне опасны?! - расхохотался беловолосый маг.
- Возможно, и нет, - отозвался Ворон, сохраняя каменное выражение лица. Всю свою страсть он предпочитал выплескивать в битве. И Джулли придерживалась той же точки зрения. - Но тогда враг будет предупрежден о нашем присутствии.
- И что нам делать? Зависнуть в воздухе?
- Прояви смекалку, Аргон, - вздохнула девушка, небрежным пассом сгустив воздух вокруг себя. Процесс повторился еще раз, и стихийница почти растворилась в воздухе.
- Ты хочешь невидимой подобраться к магам отряда? - скептически спросил Аргон.
- Увы, я слишком люблю эффектные появления, - был ответ собеседницы. - Ворон?
- Понял, - безучастно отозвался маг, также почти растворяясь в воздухе.
- Зато вот я ни черта не понял, - буркнул Аргон, но повторил за товарищами.

***


Кажется, враги были в некотором замешательстве. Они не могли понять, что происходит. Два неполноценных мага, обладающих двумя стихиями? Как так? Но делать нечего: командир-таки отправил солдат в бой. Маги успешно прикрывали своих солдат, и началась кровавая резня. Сталь против стали, ярость и упорство столкнулись друг с другом. Кто победит, не известно. Не будь магов в отрядах вообще, можно было бы сказать, что победа за приспешниками Королевства. Стихийники врага иногда вмешивались в бой, тратя свою драгоценную энергию. Они пока не ощущали беды. И зря.
Солнечный закат на небе сменился тяжелыми грозовыми тучами, нависшими над изголодавшейся по влаге землей. Никто не обратил на это внимания, потому что все были заняты битвой. Да и кому интересна погода? Но кто же знал, что в воздухе, пахнущем озоном, затаится такая угроза...
Когда на землю упали первые капли дождя, воины Империи, кажется, даже вздохнули с облегчением и ободрились, еще яростнее пробиваясь через тылы врага. Удивленные, воины Королевства отступали до тех пор, пока в битву не включились маги. И стихийники со стороны Империи не могли их сдержать, хоть, как ни странно, и были еще живы. А дождь все накрапывал, накрапывал, становясь все сильнее. И вот незначительная морось превратилась в полноценный ливень, обрушившийся на не ожидавших такого поворота воинов Королевства. Имперцы же будто этого и ждали: и снова их дух воспрял, и снова они кидаются в бой. Погибшие товарищи, полегшие на изнывающую от крови землю, заменялись новыми бойцами, но отступать не собирался никто.
Слишком поздно стало очевидно, что с ливнем что-то не так. Он будто подталкивал в спину имперцев, направляя их движения, и мешал приспешникам Перси, чьи действия становились все более ленивыми и вялыми. Но даже маги не могли ничего с этим поделать. Даже стихийникам, какими бы сильными они ни были, не воевать с самой природой. Итак, шоу началось.
Большое количество воды собралось примерно между сражавшимися - перед имперцами, но не доходило до воинов Королевства. Поначалу лужица стала полноценной лужей, а потом превратилась в маленькое озерцо. Внезапно вся вода вышла из берегов "котловины" и поднялась в воздухе, зависнув там сначала разрозненно, а потом - собираясь в одной точке. И вот перед ошарашенными врагами появился огромный водяной шар, который не смогли пробить даже несмелые огненные молнии со стороны отряда быстрого действия. А вода в этом шаре, как в воронке, текла с неимоверной скоростью. Шар лопнул, являя перед приспешниками Королевства невысокую хрупкую девушку с длинными иссиня-черными волосами, струящимися по спине густым водопадом. Кажется, ливень был ей нипочем - капли будто "стекали" с нее. Пока на стороне Джулли был эффект неожиданности, вся вода, оставшаяся после шара, служащего лишь для отвлечения внимания, полилась обратно на землю, смешиваясь с грязью и хлюпая под ногами воинов. Воды было слишком много, а потому больше ничего делать не пришлось. Перед имперцами слишком быстро возникла земляная стена, отделяющая их от врагов, и Джулли, понимая, что у нее остались считанные секунды, прежде чем враги придут в себя и контратакуют, молниеносно вытащила из ножен кинжал, воткнув его в напоенную влагой землю. Стихия молнии, высвободившись из зачарованной стали, победно взревела, легко прошла по воде и электрической волной обрушилась на неподготовленных воинов короля. Поражены были все, кто находился на земле. Неужели стихийники не знали, что вода отлично проводит молнию и что защититься можно только элементом земли?.. Полученный электрический заряд убивал на месте.
Девушка выпрямилась, и тут же в нее полетели сгустки пламени, которые кружились вокруг нее, не достигая цели и не обжигая. Сейчас их контролировала стихийница.
"Боюсь, огонь вам не поможет", - про себя усмехнулась она.
- Черт возьми! - заорал кто-то из воинов Королевства, бросаясь на противницу с обнаженным мечом. К сожалению, это был человек. И огненные шары, так и не достигшие Джулли, ринулись к новой цели, направляемые волей волшебницы. С прожженной дырой в груди мечник упал, уже мертвый, на землю.
Теперь же взбунтовалась грязь под ногами. Она сердито забурлила, погружая ноги, а после и руки Джулли в грязевое месиво.
- Прощай! - победно улыбнулся маг, владеющий, кажется, только тремя стихиями, и направил на беззащитную девушку огненные всполохи, которые трансформировались в огненную волну. Однако прямо перед девушкой возникла воронка из воды, поглощающая в себя пламя и не причиняющая вред противнице. Девушка скрылась в клубах пара. Но через секунду вновь последовала ее атака. - Эта баба слишком сильна! - произнес все тот же маг, после чего получил стихийный клинок в живот. Магия высвободилась из оружия и выжгла несчастную изнутри, сопровождаемая его истошным и последним воплем.
- Я не люблю обращение "баба", - сообщила невесть как освободившаяся из земли Джулли уже мертвому врагу, отрезая от себя врагов огненной волной. Она перетянула в себя магию погибшего, а после вытянула руку вперед, призывая клинок к себе обратно. Оружие мягко легло в руку стихийницы, и она полоснула им по подбежавшему слишком близко солдату, у которого мгновенно обгорела до костей левая половина лица. С расплавленным мозгом несчастный упал у нее перед ногами.
А вот теперь стало по-настоящему жарко. Земляной щит, закрывающий имперцев, распался, и приободренные магической поддержкой бойцы единым фронтом ударили по войскам Перси, заставив его пошатнуться и отступить. Теперь же на них обрушились еще и Ворон с Аргоном, которые, пока напарница отвлекала внимание на себя, рухнули с неба на головы ничего не подозревавших врагов. Буквально. Дракон Ворона отхватил кому-то голову, тварь же Аргона располосовала кому-то грудную клетку, превратив ее в кровавые ошметки. А сами стихийники поливали бойцов то молнией, то огнем, то водой, то погружая их в землю. Кто-то не шибко умный и, без сомнения, стремящийся как можно быстрее умереть швырнул в Джулли меч, мечтая покончить хоть с одним врагом. Но девушка просто создала перед собой огненную стену, и оружие, раскалившись добела, раскололось, обдав стихийницу горячими осколками. Их волшебница с помощью воздуха отнесла хозяину и швырнула в лицо. А нечего оружием разбрасываться. Все как будто забыли о Джулли, стараясь выбить "из седла" Ворона и Аргона, которые продолжали атаковать с воздуха.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Когда на горизонте появился вражеский отряд, Лукас проклял всех богов, которых знал. То, что предстало его взору, не соответствовало ни ожиданиям, ни чутью, трубившему тревогу. В вражеских войсках было от силы два-три стихийника, обладавших при этом не всеми пятью силами. Не мог же Король Дан так недооценивать силу Королевства, что послал в его тыл не очень сильный отряд? Даже если он придерживался такого мнения, то было крайне глупо подвергать ненужному риску своих магов и простых людей. Хоуэлл прибывал в замешательстве, но выказывать этого не стал, дабы его отряд не усомнился в нём. Раньше, до этого чертового дня, интуиция никогда не подводила его, и не следовал ей, раз за разом выигрывая сражения, разрабатывая верную стратегию и отбирая нужную команду. Мужчина сдвинул брови к переносице и вновь прибегнул к стихиям ветра и земли. Но они вновь распалили тревогу с ещё большей силой и указали на сильного, крайне сильного врага, которого Командир в упор не видел среди той толпы войнов, приближающихся к войску. Лукас, как только враг приблизился на максимальное расстояние для атаки, повернулся к своим ребятам и, кивнув, выдал:
– Уничтожить.
Маги знали, что они - второе по значимости звено войска, посему ждали подходящего момента, чтобы вмешаться в бой и, соответственно, уничтожить приспешников Империи. Они лишь иногда помогали обычным солдатам, стараясь лишний раз не растрачивать драгоценную энергию. Активнее всех вмешивался Командир, который, в отличии от многих стихийников, обладавших всеми пятью силами, имел намного больший запас энергии. Обладающие всеми стихиями маги крайне редко оттачивали мастерство до максимума, практически не занимались повышением запаса энергии, считая, что это им не нужно, что с этим помогут амулеты. Вот только они не думали о том, что есть маги сильнее их и энергия амулетов тоже не бесконечна. Когда-то давно отец, узнав о силе сына, начал оттачивать способности Лукаса. Как оказалось, было это сделано не зря. И Хоуэлл младший был благодарен покойному отцу за его упорство и воспитание.
Войны Королевства и Империи кинулись друг к другу с таким рвением, словно голодные хищники на свою добычу. Обнажили свои мечи, нацелили луки и, словно поклявшись победить, принялись уничтожать врага, не допуская и мысли о побеге. Крик людей и лязг метала завораживал, придавал силы идти дальше. И они шли, протыкая мечами тела людей, отсекая головы и простреливая их. Ни один лучник не брезгал вынуть стрелу из поверженного врага, чтобы снова и снова сотворять то же самое с пока ещё живыми солдатами. Боль, ужас и решимости взяли поляну в плен, проникли в людские тела с необходимым для жизни кислородом и решили, что там, у самого сердца, им и место. Кровь лилась на землю ручьем, впитывалась, марала одежду и изувеченные тела. И небеса, словно гневаясь, поливали людей неумолимым дождём, странным образом действующим на солдат Короля Дана. И, быть может, заметь это хоть кто-то, исход этого сражения в будущем не был бы таким плачевным. Но народ был увлечен боем так сильно, что погода не играла совершенно никакой роли.
Лукас вонзил меч в грудную клетку ещё совершенно молодого парня, посланного на войну для защиты родины, и настороженно взглянул на большие чёрные тучи, затянувшие небо. Он уже знал, что что-то не так, но что именно? Погода испортилась окончательно, ливень разрыхлял землю под ногами, заставлял людей, стиснув зубы, не обращать внимание на холод и промокшую до ниточки одежду. Хоуэлл увернулся от летящей в него молнии и, направив энергию в руки, разверг землю под ногами мага и, заключив его в ловушку, раздавил, как клопа. Одним меньше. В небе сверкнула молния и Лукас, стиснув зубы, начал прорываться вперед к очередному магу. Посланный в небо огненный шар, сконцентрировавшись, перехватил и выпустил обратно, повергнув мага его же оружием. И тут случилось то, о чём так яростно предупреждало чувство опасности, сдавившее грудную клетку и скрутившее желудок Командира. Когда дождевая вода вышла за берега большой лужи, Лукас понял, что план врага слишком поздно дошёл до него. Он недооценил врага. Мужчина знал, что ещё поплатится за это, но сейчас его мысли поглотило другое.
– Рассредоточиться! – взревел Командир, ринувшись вперед. Аларик и ещё один стихийник рванули за ним, готовясь к худшему. Вода, поднявшись в воздух, создала большой шар. Хоуэлл чувствовал того, кто находился внутри. Чувствовал большую силу, собравшуюся в создателе шара, и осознавал, что придётся попотеть, чтобы справиться с ним. Пузырь лопнул, явив миру хрупкую девушку, зависшую ненадолго в воздухе. Когда она, намереваясь сжить врага с это света, пустила разряд молнии, Лукас, развергнув под ногами своего отряда землю и создав купол, скрывший их, успел спасти слишком малое количество солдат Королевства.
– Чёрт возьми! – закричал один из войнов, дёрнувшись в сторону девушки. Когда он пал замертво, один из магов, обладающий лишь двумя стихиями, решил, что он-то уж точно справится. Но он ошибся, возложив на свои плечи непосильную ношу.
Когда земляной щит, закрывавший войска Империи, исчез, с неба обрушились драконы, несущие на себе ещё двух стихийников. Они атаковали, тем самым повергнув в ужас некоторых солдат, уже было начавших отступать. Но они остались, иначе всё равно погибли бы.
– Что будем делать?! – схватив Лукаса за руку, крикнул пепельноволосый маг.
– Займитесь теми двумя! Держите их порознь, не подпускайте друг к другу, иначе они уничтожат нас. – Хоуэлл решительно двинулся вперед, вырывая руку из хватки приятеля. – А я займусь последним стихийником.
Девушка направила огненный шаг в одного из солдат быстрореагирующего отряда и криво улыбнулась, принявшись за следующего. Она вздрогнула, когда перед её носом внезапно возвысился столб огня, не пускающий её дальше. Лукас, сконцентрировав энергию в руках, обрушил на неё ещё один столб огня, но она увернулась, наградив мужчину раздражённым взглядом.
– Выбирай врагов, подходящих тебе по силе, женщина.
Лёгким движением руки оградив девушку большим напором воды, он начал наступать, стараясь увести её как можно дальше от напарников. Увести туда, где он сможет легко уничтожить её, изолировав от остальных стихийников. Он, отвернувшись лишь на секунду, возвёл высокую стену за собой, отрезавшую его и девушку от остальных. Если он разбёрётся ней, то риск значительно снизится. У неё тоже есть дракон, который может добавить проблемы. Хоуэлл оглянулся, но дракона пока не увидел. Девушка, окинув взглядом стену, громко цокнула и атаковала.
Отредактировала dedly_illness - Воскресенье, 23 марта 2014, 20:16
Ворон и Аргон, кажется, вполне справлялись и сами, забрав на себя всю остальную часть работы. Джулли бы и рада помочь, но больше никто на нее не нападал. А жаль. Она бы здесь развлеклась... Кажется, ее мысли были услышаны.
Прямо перед носом девушки появилась стена огня, отсекавшая ее от бойцов Королевства. Стихийница усмехнулась, окружая себя водой, заряженной молнией. Она была импровизатором и придумывала заклинания буквально на ходу, не задумываясь даже о том, как смешивать стихии. Ее сила позволяла ей любую вольность. И она ненавидела зажимать себя в рамки существующих заклинаний. Если бы огонь достиг ее, вода бы остудила пламя одного решительного мага, а молния бы завершила дело, атакуя. Совершенные атака и защита. Именно это Джулли и любила. Но она никогда не зазнавалась и всегда трезво оценивала силу врага. Кажется, ее невольный выбор пал на довольно сильного противника. Тем интереснее будет битва.
Стихийник снова попытался атаковать, но девушка легко увернулась, даже не задействуя магию, а после противник снова оградил их двоих стеной. Хочет расправиться с ней в одиночку? Глупо. Он поставил на кон свою жизнь. И она принимает ставку.
- Выбирай врагов, подходящих тебе по силе, женщина, - произнес стихийник, настороженно за ней наблюдая. Однако девушка пока не делала попыток напасть. Пока.
- Я не люблю также и обращение "женщина", - уведомила она несколько опешившего мага. - Я не настолько стара.
С этими словами Джулли взмахнула руками, словно собираясь взлететь, и действительно ведь зависла в воздухе. За спиной у нее развевались длинные черные волосы, окутавшие ее подобно савану, темно-синяя накидка, а также невидимые крылья, созданные воздушной стихией. "Ну давай поиграем". Маг, у которого, как отметила девушка, были каштановые волосы и зеленые глаза, снова атаковал ее огнем, но она противопоставила пламени воду и скрылась в паре, а после окружила себя электромагнитным щитом, который распространился дальше и достиг стены воды, ограничивающей пространство. Вода зашипела, концентрируя в себе заряды, которые после с разных сторон полетели в мага. И он бы закрылся стихией земли, если бы не было воды и под ногами... Электричество, исходящее от Джулли, зарядило все пространство, не трогая разве что ее саму. Водная стена, поддерживаемая магом, пошла волнами, когда он, видимо, был задет молнией девушки, и стихийница добила ее, перехватывая инициативу в свои руки. Круг был разомкнут, кто-то со стороны Королевства что-то закричал, кажется, обращаясь к магу. Но сейчас девушку интересовало другое. Вернее, другой. Один слишком наглый маг ввязался в бой с Вороном, не собираясь тому уступать. А Джулли привыкла прикрывать спины товарищей, как и они защищали ее. Все по-честному. Прищелкнув пальцами, девушка с помощью "крыльев" взмыла выше и уселась на спину своего дракона, который камнем спикировал на мага. Стихийница смело схватила мага за волосы, пропуская по своей руке заряд молнии и, быстро достав стихийный кинжал, полоснула им по горлу противника.
- Прости, но твою силу я заберу, - только и сказала Джулли уже убитому врагу, отпуская его и наблюдая, как мертвое тело нелепо падает на землю. Она тут же забрала его силу, с удовлетворением чувствуя, что этот маг обладал всеми пятью стихиями. Отлично. Одним опасным врагом меньше. Ворон кивнул девушке, и она кивнула в ответ, принимая молчаливую благодарность.
- Триер! - заорал откуда-то со стороны Аргон, загораясь молнией. Ворон вспыхнул огнем, значит, Джулли досталась роль воды. И она уже почти сделала сложный пасс рукой, как ее кто-то сбил с дракона, не тронув при этом самого "питомца". Слишком быстро! С губ девушки сорвался тихий стон, когда она больно ударилась спиной о землю. На секунду сила удара вышибла из нее дух, но она быстро пришла в себя и увидела близко от себя знакомые зеленые глаза, пылавшие яростью.
- Баш на баш, - не могла не признать Джулли, заметив, что плечо ее изначального противника рассечено шальной молнией. Но она должна завершить Триер, а этот маг ей только мешает.
Земля под стихийницей разошлась, увлекая ее хрупкое тело в свои глубины, а через секунду девушка уже появилась за спиной мага, избегая попадания в водную воронку. Она не сможет завершить неполный круг, пока не разберется с ним. А значит, пока что он ее противник, и нечего смотреть на других. "Ребята, извините, но я немного задержусь..." - подумала брюнетка, высвобождая свою силу и больше не сдерживая себя. Ее окружила волна энергии, защищавшая от любой атаки. Благо сейчас можно было не сдерживать себя, когда она поглотила всю силу того стихийника, убитого ею. Это полностью восстановило силу Джулли, и даже сверх того. То, что сейчас плотной сферой окружало ее, - лишь малая часть той энергии, что она получила.
- Нападай, - вежливо отозвалась девушка, чувствуя, как спина еще немного ноет. За это она еще отомстит зеленоглазому магу. Еще никто так позорно не валял ее в грязи. Джулли провела пальцем по накидке, одним движением очищая с нее всю грязь. Хорошо обладать всеми пятью стихиями. Но волшебница не знала, каким будет следующий ход противника. А он все медлил, почему-то не нападая. Подвох? Возможно. Но сейчас стихийницу окружала чистая энергия, уберегая от любой неожиданности. Можно было бы, конечно, призвать дракона, и пусть он сражается с противников (глядишь, и голову ему отхватит), но брюнетка была слишком привязана к своему "питомцу". К тому же, это было бы нечестно. Нет уж, она сразится с ним по всем правилам. Честно. А энергия продолжала расходиться от ног девушки небольшими волнами, создавая вокруг нее что-то цветка. Лотоса. Девушка была готова в любую секунду взмыть в воздух и присоединиться к товарищам. Но у мага был амулет. Когда противник уже собирался, кажется, атаковать, Джулли струей воздуха выбила из руки мага амулет, даривший ему дополнительную энергию, после чего спалила его в огненной вспышке.
- Без допинга, - предупредила она. Что ж, битва началась.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Я не люблю также и обращение "женщина", – сказала девушка. – Я не настолько стара.
Лукас усмехнулся, скользнув по противнице внимательным взглядом. Привереда. Хоуэлл чертыхнулся, когда девушка, взмахнув руками, повисла в воздухе. Он просто-напросто не успел защититься, когда в него со всех сторон полетели разряды. А если бы он и успел воздвигнуть стену, вода бы всё равно позволила разрядам достигнуть его. Они достали его, и он почувствовал, как молния рассекла плечо.
– Лукас! – закричал Аларик. Его голос ударил по ушам как-то слишком тихо, будто приятель находился намного дальше от него, чем есть на самом деле. Да и самому Хоуэллу было не до этого. Он стиснул зубы и гортанно зарычал, хватаясь за плечо и стараюсь подавить желание вскрикнуть. Мужчина почувствовал, как ярость накрыла его с головой, и на секунду потерял контроль над молнией, сверкнувшей в небе. Она ударила в дерево, и то, затрещав, повалилось, загорелось. Стараясь игнорировать боль, Лукас оглянулся в поисках противницы. Он дёрнулся и вскочил на ноги, увидев, как девушка на драконе схватила одного из трёх стихийников за волосы и, ловким движением достав кинжал, полоснула по горлу. Тело мёртвого мага грузно упало на землю, а правая рука Командира явно начал нервничать, но Аларик отступать не собирался.
– Триер! – вскричал один из врагов. Он загорелся молнией, другой вспыхнул огнём. Лукас, зарычав, обернулся, выискивая взглядом девушку, не желая ждать, пока дело дойдёт и до неё. Быстро найдя её в небе, он, взмыв вверх, резко и быстро сбил девушку с дракона, тем самым не дав закончить начатое. Из-за боли в плече в глазах помутнело, но Лукас отмахнулся от этого и пригвоздил девичье тело к земле, навалившись сверху. Она охнула, а мужина, не позволяя ей встать, упёрся в неё гневным взглядом.
– Мы с тобой ещё не закончили!
Девушка усмехнулась и перевела взгляд с его глаз на ранение. Перед тем, как она исчезла в расщелине, образовавшейся за её спиной, она спокойно бросила:
– Баш на баш.
Хоулл выругался, вскакивая на ноги и оборачиваясь. Он не сможет помочь Аларику и остальным, пока не разберется с ней. Эта мысль не особо радовала Командира, но выбирать не приходилось, и он снова прибегнул к стихии воды. Маг вспомнил об убитом товарище лишь тогда, когда противница высвободила энергию и образовала вокруг себя волны, которые, чёрт бы их подрал, не позволят нанести магу ранения. Волны расходились в стороны, вырисовывали лепестки какого-то цветка.
– Нападай, – выдала девушка.
Но Лукас не видел смысла просто так тратить энергию, зная, что она ой как нужна. Сейчас девушка убережена от любых атак, а значит, главное - отвлечь её внимание и разрушить защиту. Лучше, конечно, было бы её сразу убить, но Хоуэлл был не из тех, кто убивал женщин и детей, пусть даже они были противниками. Он давал им шанс выжить, что-то сделать, чтобы уберечь себя. А ещё он прекрасно понимал, что Королевству нужна информация. Девчонка обладала ею, Командир не сомневался. И если им не удастся вытянуть её из двух стихийников, сейчас убивающих его людей за спиной, то они вытянут её из девушки. Вытянут, даже если придётся прибегнуть к пыткам. Жизнь тысячи людей важнее жизни девчонки-врага.
Мужчина дёрнулся и нахмурился, когда противница выбила из его рук амулет и тут же сожгла его, нагло улыбнувшись. Лукас тяжёло вздохнул, понимая, что подарок уже не вернуть.
– Без допинга.
– Дорогуша, я в нём и не нуждаюсь, – спокойно проронил Хоуэлл, концентрируя стихию земли в одной руке, а ветра – в другой. Окровавленная одежда неприятно липла к телу, рана болела и обещала, что с ней он ещё настрадается. Но кого это волнует, когда у тебя есть один единственный шанс вывести противника из боя? Лукас сделает всё быстро, без лишних заморочек. Из-за спины он вытянул отравленную стрелу и повёл болящим плечом, немного хмурясь и щуря свои зелёные глаза. Из его рукавов посыпался песок, начал скапливаться под ногами. Мужчина усмехнулся, встретив скептический взгляд девушки. Как только песка стало достаточно, Хоуэлл, прибегнув к ветру, поднял песчаную бурю. Толща песка словно образовала воронку, скрыв мага от глаз девушки. Лукасу не составило труда образовать заранее подземный проход, и он, развергнув под ногами землю, нырнул туда. Противница явно не ожидала появления мужчины, когда, растерянно выдохнув, дёрнулась, стараясь высвободиться и его рук. Идея Командира была до тошноты банальна: отвлечь внимание и подземным путём быстро пробраться к врагу, застав его врасплох. Быстро вернувшись на землю одним прыжком, Лукас, не теряя ни секунды, схватил девушку за талию и прижал спиной к себе, тут же выудив спрятанную стрелу и вонзив её магу в ногу. Она вскрикнула и вцепила в мужское запястье, дёрнувшись вперед.
– Не волнуйся, – спокойно отозвался Хоуэлл, чувствуя, как противница обмякла в его руках и чуть не упала, – это всего лишь яд. Ты не умрёшь, но потеряешь сознание.
Энергия, скрывающая до этого девушку, начала мерцать, а потом потухла, словно перегоревшая лампочка. Лукас хмуро сдвину брови к носу и встретился взглядом с Алариком. Как он мог не заметить огонь, разошедшийся по окраине от дерева, сломленного молнией? Решив, что временный пожар внимания не стоит, он скользнул взглядом по трудам Аларика и солдатов. Один из стихийников был ранен и сидел на драконе, сжав губы в тонкую полоску и стараясь менее болезненно вытянуть из ноги клинок. Практически вся армия Империи была разгромлена, не считая пары десятков войнов, еле стоящих на ногах. В прочем, войско Королевства тоже не могло похвастаться большим количеством выживших или не раненых. Аларик уже было собрался вновь атаковать, когда раненный стихийник громко крикнул:
– Отступаем!
И люди повиновались, ринувшись в лес. Побежали со всех оставшихся сил, бросили оружие, бросили погибших солдат и одного из командиров. Сдались! Лукас хмурым взглядом проводил улетающего стихийника, угрожающе смотрящего на него и бесчувственную девушку. Он махнул рукой, и вода, обрушившись на пламя, затушила пожар, оставив за собой вздымающийся в небо дым. Остатки отряда с облегчением вздохнули и, вскинув руки к небо, радостно закричали. Хоуэлл, закинув девушку на плечо, как мешок с картошкой, устало побрёл к остальным.
– Ты как? – пробурчал Аларик, оглядываясь и оценивая урон.
– Паршиво, – отозвался Лукас и повёл плечом, надеясь, что рана не была замечена. – Даю вам пятнадцать минуть, а потом выступаем обратно!
Он поджал губы и огляделся, а потом более тихо выдал:
– Погибших похоронить. Всех.
– Даже людей Имерии? – Юноша, стоящий где-то в толпе, явно был против такого расклада дел.
– Да! – выдал слишком уж резко Командир. – Они были такими же людьми, какими являемся мы. Пререканий не потерплю.

***


В штаб-квартире засуетился народ, когда отряд вернулся в Королевство. Люди были крайне рады видеть выживших, одержавших победу солдатов. Раненых направили в госпиталь, да и не только их. Шум и суета действовали на нервы, но радость и облегчение всё равно заполнили нутро. Хоуэлл, стянув с затёкшего плеча пленницу, передал её одному из подчинённых и устало выдал:
– Допросить, когда придёт в себя.
Больше всего ему сейчас хотелось расслабиться, избавиться от шумящих вокруг подчинённых. И он, естественно, решил с этим не затягивать. Отложив на потом отчёт для Перси, мужчина быстрым шагом вышел на улицу, но в последний момент, чувствуя, как от усталости закрываются глаза и ноет тело, решил остаться в штабе.
Хоуэлл зашипел, когда холодная вода обрушилась на него. Рана защипила и вновь дала о себе знать, кровь смешалась с водой, но мужчина и не подумал выйти из душа. Простояв так минут с двадцать, он, смыв с себя кровь и грязь, закрепил на бёдрах полотенце и отправился за аптечкой. Быть может, потом он обратится к медикам, а сейчас надо просто обработать рассеченное плечо, забинтовать и повалиться на кровать. Завтрашний день обещал быть не менее тяжёлым. Вот только это будет завтра, а до завтра ещё четыре с половиной часа.
Отредактировала dedly_illness - Понедельник, 24 марта 2014, 01:48
Да как она могла допустить это? Как позволила?! Этот трус сражался слишком нечестно. Ее должен был насторожить песок, в один момент посыпавшийся из рукавов мага. Но кто знает, что он задумал? Джулли была уверена, что они сразятся честно! Без ловушек, ухищрений, низких и откровенно трусливых приемов и прочей пакости. А по объему энергии она его сейчас явно превосходила, спасибо убитому стихийнику. Но девушка слишком поздно разгадала недостойный мужчины план. Песок был лишь обманным маневром. Основная действующая сила - сам противник. Неужели он действительно так труслив? Впрочем, вопроса, зачем она ему нужна, не возникало. Информация. Однако этот орешек стихийнику не расколоть никакими методами. Волшебница с детства жила боями. Она выиграла бесчисленное множество битв. Ее ранили, избивали, изнуряли на тренировках. Мышцы становились все крепче, выносливость тела все увеличивалась, пока не достигла высшей точки, а восприимчивость к боли упала практически до нуля. Конечно, когда ей едва не сломали хребет о выступающие из размокшей земли камни, она просто не была готова к этому. Сейчас же еще не до конца помутненное сознание четко рисовало картины пыток. Но Джулли была готова к этому. И ее не сломать. Пусть стихийник попробует! Зубки ведь поломает, не иначе.
В общем и целом, противник поступил как самая последняя свинья. Трусливым приемом он застал девушку врасплох. И ведь она действительно не ожидала такой подлой атаки! Но ничего. Она ему отомстит. Если на нее не успеют нацепить браслеты покорности, она еще повоюет. Не на ту нарвался. Все-таки ее имя - гроза Империи. Без друзей она ничто? Ха! Это мы и проверим!




Джулли по-прежнему не делала попыток напасть, уверенная в том, что ее надежно защищает энергия. Попробуй разбить такой щит, когда единственный вариант - прервать контроль стихийницы. Кто же знал, что это удастся ее противнику... Брюнетка пока не могла понять роли песка. Что с ним маг собирается делать? Ведь это тоже стихия земли, а она подконтрольна и Джулли. Если же он планировал так защититься от молний, то напрасно: песок - плохенькая защита, разве что создать вокруг себя щит из песка толщиной в метр. Но кому нужны такие заморочки? Наверняка противник придумал что-то другое. Что-то более простое и серьезное одновременно. Что-то, чего девушке пока не удается разгадать. Однако когда поднялся ветер, стало слишком поздно. Песок взметнулся в воздух, скрывая любое действие противника. Волшебница вытянула руку вперед и направила в противодействие струю своей магии, которая разметала песок в разные стороны, но мага уже не было в пределах видимости. "Черт!"
Если врага нигде нет, значит, он либо сверху, либо снизу. Рисковать бы противник не стал, взлетая в воздух. Там ее дракон, а неподалеку Ворон и Аргон, которые, как бы ни были заняты врагами, заметили бы "летуна". "Черт!"
Джулли опоздала буквально на полсекунды. Она уже дернулась вперед, но прямо позади нее выскочил зеленоглазый маг и прижал девушку за талию к своему телу. Стихийница зарычала и послала было электрический заряд по своему телу, но сейчас время играло против нее. Она снова опоздала. Совсем чуть-чуть... Ей не хватило так мало! Но с отравленной стрелой в ноге особо не повоюешь. Брюнетка тихо вскрикнула, чувствуя, как стремительно яд распространяется по телу и как немеют кончики пальцев, а после и все мышцы расслабляются, отказываясь поддерживать тело в вертикальном положении.
- Не волнуйся, - спокойно отозвался маг, не выпуская поверженной противницы из рук, сознание которой почти "уплыло". Если бы девушка могла хотя бы пошевелиться, противник был бы уже мертв. Но проблема в том, что она как раз и не могла. Ни рукой двинуть, ни даже глаз приоткрыть. Последние слова, прежде чем потеряла сознание, - это всего лишь яд. Ты не умрёшь, но потеряешь сознание.
"Трусливая сволочь", - успела ненавистно подумать Джулли, а после мир для нее померк.

***


Очнулась девушка как раз вовремя. Она была небрежно брошена на какой-то грязный тюфак, но не скована. И даже браслетов покорности на ней нет. Какие же самоуверенные глупцы приспешники Перси... И за свою глупость они будут платить жизнью. Стихийница картинно тихо застонала, имитируя состояние, когда ей очень плохо. Хотя на самом деле после воздействия, который, наверное, уже успел выветриться из ее тела, осталась только постыдная слабость в мышцах. Но это действительно мелочь, когда магия при ней-то осталась. Джулли даже не хотела осматривать помещение, чтобы увидеть новые подробности. Она и так знала, что валяется в какой-то маленькой комнатушке, огороженной энергоприемной решеткой. Такую и огнем-то не расколоть. Печально, но тогда она воспользуется стихией земли. Всегда должен быть дополнительный план. И Джулли не могла сдаться. Не теперь, когда она обязана отомстить зеленоглазому магу, которая пожалеет, что связался с грозой Империи. Однако все оказалось куда прозаичнее.
- Очнулась, тварь, - небрежно бросил незнакомый мужчина, по-видимому, стороживший ее. Наивные. Поняв, что не чувствует в стражнике магии, волшебница невольно исправилась: не только наивный, но и глупый до безобразия. Он правда сможет задержать ее, когда она могла бы убить в честной схватке их командира? Что ж, это ей даже на руку. - Вставай! Командир приказал нацепить на тебя браслеты покорности.
Девушка лениво приоткрыла один глаз и, чуть прищурившись и пронзив мага ненавистным взглядом, выжгла воздух вокруг. Неподготовленный к такому стражник захрипел, хватаясь за шею и смешно открывая рот, словно рыба, выброшенная на берег и брошенная умирать. Джулли одним движением поднялась на ноги, отбрасывая ногой подальше браслеты покорности, которые выпали из руки несчастного. Заклинательница не собиралась так быстро кончать развлечение, а потому теперь она вернула кислород мужчине, чье лицо уже успело посинеть, но тут же накрыла его водным пузырем. Стражник пытался вздохнуть, однако понимал, что он в ловушке. И кто его загнал туда? Какая-то мелкая девчонка, которая ниже его на голову? Именно. В этом беззащитном теле пряталась огромная мощь, которую не стоило подстрекать яростью. Теперь она здесь камня на камне не оставит.
Когда мужчина потерял почти сознание, брюнетка оплела его тело кольцом молний, которое с каждой секундой сжималось все сильнее. В конце концов оно полностью сжало в своих тисках стражника, а вода закончила дело. Мертвый человек кулем упал на каменный пол. Джулли, попеременно напрягая и расслабляя группы мышц, призвала к своей магии, которая успокоительным бальзамом потекла по венам. Она вновь готова сра... сра... срань господня!
С бешеным криком зеленоглазый маг, почти полностью обнаженный, если не считать легкого набедренного полотенца, вбежал в камеру, мигом оценивая ситуацию. Его взгляд метал молнии, а стихийница, кажется, на минуту потеряла дар речи, что стало для нее фатальной ошибкой. Но об этом позже. Если не обращать внимания на ранение, полученное в битве с ней, противник имел шикарное тело! Подкаченное, стройное, с рельефными мышцами, с "кубиками" пресса... А левую часть тела от плеча до кисти занимала татуировка. Полоски, словно юркие змейки, тянулась от основания шеи, оплетали запястье и возвращались обратно. Видимо, это и погубило Джулли. Но она никогда не видела ничего подобного. И была к этому морально не готова. Снова. "Черт!"
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Из тумбы, стоящей подле небольшой кровати, Хоуэлл выудил аптечку. Края раны подзатянулись совсем чуть-чуть, а боль, кажется, стала только сильнее. Лукас покрутил аптечку в руках, тяжело вздохнул и прикрыл глаза, чувствуя ломоту во всём теле. Даже из-за плотно закрытой двери были слышны голоса и копошение людей. А Перси сейчас, наверно, сладко спит в своей кроватке. Вряд ли его волнует состояние моих ребят. Маг нахмурился и тяжело вздохнул. Тишина наступит не скоро, но мужчина надеялся, что немного отдохнуть ему всё же удастся. К несчастью, он ошибся.
Какое-то неприятное ощущение кольнуло внутри, и в эту же секунду Лукас услышал отчётливое потрескивание, будто где-то совсем рядом замкнуло проводку, а после за стеной на пол приземлилось что-то массивное. Хоуэлл, надеясь, что ему это послышалось, рванул в коридор. В полотенце, с рассеченным плечом и аптечкой в руках он, должно быть, смотрелся забавно. Вылетев из комнаты, мужчина первым делом встретился с паническим взглядом какого-то парнишки, который спустя пару секунд перевёл взгляд на дверь, ведущую в камеру допросов. В камеру, находящуюся за большой серо-зелёной дверью, не хотел попасть ни один враг. Оттуда всегда доносились вопли, схожие, наверно, с криками людей, горящих в аду. Даже ребята из штаба обходили её стороной, когда по ту сторону двери находился будущий труп и Ланиус. Ланиус в здешних местах прославился как «Король пыток», хотя с виду больше напоминал забитого юнца, который в ответ и слова сказать не мог. Но всем давно известно, что первое впечатление всегда обманчиво.
Лукас, распахнув дверь, вошёл. Подчиненный, которому мужчина доверил пленницу, был мёртв. Его обгоревшее тело лежало в небольшой лужице. Первое желание, возникшее после увиденного, отчего-то показалось Лукасу самым верным. Неимоверно захотелось размазать эту девицу по стенке и покончить с проблемами, которые она принесла и, конечно, ещё успеет натворить. Когда Хоуэлл, уперев в девушку гневный взгляд, откинув аптечку в сторону и зло закричав, дёрнулся вперед, она замерла как вкопанная. Стиснув зубы, чтобы не зарычать от боли, Командир, схватив девицу за плечи, устроил её спине встречу с не очень приветливой гладью стены. При ударе маг вскрикнула, а после замерла, сжав губы в тонкую полоску. Мужские брови сдвинулись к переносице, а яростный взгляд, казалось, прожигал в пленнице дыру. Энергетические браслеты поднялись над землей и, гонимые стихией воздуха, оказались в руках мужчины. Он, игнорируя сопение стихийницы, вжал её своим телом в стену, зафиксировал тонкие руки девушки над её головой и надел браслеты.
– Ещё раз попытаешься провернуть подобное, и я убью тебя, – яростно прошипел Командир девушке на ухо, чеканя каждое слово так, чтобы потом не пришлось повторять.
Он чувствовал бешенное сердцебиение девчонки, прижатой сейчас к его телу. Как-то совсем невовремя мужчина заметил довольно-таки соблазнительные формы пленницы. Короткие кожаные шорты, плотно прилегающие к телу, открывали вид на красивые и стройные ножки; топ, поверх которого была надета накидка, выгодно подчёркивал тонкую талию и красивую грудь. Когда Лукас, зло засопев, схватил девушку за локоть, раненное плечо вновь дало о себе знать. Острая боль пронзила плечо, и Хоулл зашипел. Перед глазами на секунду всё поплыло, затуманилось. Лукас стиснул зубы и толкнул стихийницу на тюфяк, лежащий в паре шагов от них. Пришло осознание того, что рана начала кровоточить, и в голову закралась неприятная мысль о возможной потере сознания. Маг огляделся в поисках аптечки и, найдя её у двери, направился к ней.
– Не дёргайся лишний раз, – бросил мужчина и поднял апетчку с пола. – Эй, Эрн, унеси бедолагу!
После этих слов в комнату тут же быстрым шагом вошёл один из солдат и, растерянно глянув на командира, решил, что ему помощь нужнее. Но Лукас был другого мнения, поэтому отогнал подчиненного к телу и направился к столу, стоящему посреди комнаты. Поспать сегодня не получится. Солдат, водрузив на себя бедолагу, быстренько покинул комнату и закрыл за собой дверь, дабы не злить командира. Хоуэлл опёрся на стол, открыл аптечку и глянул на девушку.
– Как нога?
Да, конечно, его рана была намного значительнее, но девушку нужно было подлатать как можно быстрее. Если рана будет инфицирована, то она помрёт. А уж если она отбросит коньки, информацию будет уже не из кого вытягивать. Проследив за внимательным женским взглядом, Хоуэлл нахмурился. Что за нездоровый интерес к моему рассеченному плечу? Лукас, поправив полотенце, висящее на бёдрах, мотнул головой в сторону близстоящего стула и бросил:
– Иди сюда.
Мужчина двинулся на девушку словно таран на хлипкую дверцу. Опомнившись сразу, как только он коснулся ее плеч, Джулли послала неслабый разряд, поразивший его руки. Но спиной о твердокаменную стену все равно ударилась. Больно ударилась. Очень больно. Отбитый при первой стычке с магом копчик вспыхнул болью, и стихийница тихо вскрикнула, но тут же сжала губы в тонкую полоску, не позволяя больше эмоциям взять верх. У этого мужлана вообще есть манеры? Или мораль его не останавливает? Если Джулли себе что-то сломала, то от стихийника не останется и мокрого места...
Но сейчас не время предаваться унынию. Волшебница увидела, как браслеты покорности поднимаются в воздух и плывут к стихийнику. Брюнетка тихо шикнула. Надо было спалить их сразу. А сейчас у нее времени не хватит. Зато хватит на кое-что другое... За миг до того, как мужчина насильно поднял руки волшебницы над головой и закрепил на запястьях холодные полоски металла, девушка самовольно отрезала себя от дара. Так процесс "окольцовывания" пройдет абсолютно безболезненно. К тому же, браслеты были направлены на одно: заблокировать магию пленника, которому не повезло в них оказаться. Это довольно мучительный процесс - кажется, что каждую клеточку будто пронзает тысяча мельчайших иголок. И так повторяется до тех пор, пока пленник перестанет чувствовать в себе хоть крупицу магической энергии. А вот если самостоятельно перекрыть в себе магию, то браслеты станут просто браслетами. Без боли. Без проблем. И магическая энергия, бывшая в тебе до браслетов, останется при тебе, только, можно сказать, ее от тебя отделяет блок. Иными словами, теперь браслеты, не выполняющие своей основной функции (отрезания от дара), возможно снять как обычные браслеты. Только это должно пройти одновременно, иначе ничего не получится. Значит, пока Джулли придется привыкнуть к этому холодящему кожу металлу. До тех пока она не найдет способ снять браслеты одновременно. Сейчас ей гипноз не применить. Жаль.
- Ещё раз попытаешься провернуть подобное, и я убью тебя, - яростно прошипел маг на ухо девушке. Впрочем, совершенно ее не испугав. Обычно те, кто говорил ей это, кончал очень плохо. То стихийным кинжалом в шее, то дырой в груди от удара молнии, то взорвавшейся головой от огня. По-разному. Уж в этом девушке фантазии не занимать. А вот она по-прежнему жива. Поэтому стихийница лишь пожала плечами, но не стала как-либо комментировать это заявление. Пусть себе думает, что он тут все решает. Но он не знает истинной мощи волшебницы. А еще она была дьявольски терпелива. Она умеет ждать. Подождет и теперь.
Мужчина, так и не дождавшись никакой реакции, зашипел и толкнул брюнетку на тюфяк. Жаль только, что не рассчитал силы. Девушка упала чуть левее матраца и расшибла локоть в кровь. Но даже не пискнула. Главное, что спина больше не страдает. Если там сдвинулся хоть один позвонок - маг поплатится за это жизнью. Хотя в любом случае цена будет такой.
- Играешь с огнем, - усмехнулась девушка, переворачиваясь на спину и закидывая руки за голову по типу подушки. Левую ногу она согнула в колене и закрыла глаза, расслабляясь. Неглубокая рана на ноге, оставшаяся после стрелы, совсем немного ныла. Что ж, хоть в чем-то мужчина ее не обманул. Значит, яд действительно полностью выветрился и теперь не о чем беспокоиться. От заражения крови она не умрет. Пара длинных волосинок запуталась между плотно пригнанными друг к другу пластинками браслетов, и Джулли недовольно поморщилась. Она искренне надеялась, что волосы впоследствии не придется вырывать. При всем при этом девушка даже думать не думала о том, что ее топ немного задрался. Задрался и задрался, ей слишком лениво поправлять его. Теперь у нее обнаружилось потрясающе много свободного времени, и она планировала как следует выспаться.
- Не дёргайся лишний раз, - огрызнулся маг, настороженно глядя на стихийницу. Та лишь повела бровью - мол, дай поспать, мешаешь. Внезапно перед глазами встал образ мужчины - почти обнаженного, где только полотенце скрывало хоть что-то, и сонливость как рукой сняло. Девушка (слава богу, что это было незаметно) сжала руки в кулаки и с чувством прокляла свою отменную память. Вот черт ее дернул тогда пялиться на него! Она же теперь уснуть не сможет... И этот образ еще долго будет ее преследовать... Значит, сейчас главное - прийти в себя и затолкать этот эпизод ее жизни как можно дальше - туда, где он потеряет всю свою силу и реалистичность представления. Ведь стоит брюнетке хоть раз открыть глаза - и она снова лицезреет его... О чем это она думает?!
- Как нога? - вдруг спросил мужчина, снова отвлекая девушку от размышлений. Хотя сейчас это было даже хорошо.
- Не играй в благородство, маг, - усмехнулась девушка, не открывая глаз. - Я знаю, для чего я здесь. И смею тебя уведомить - я не боюсь. Проходила это уже неоднократно. Пытки, да? Правда? Из меня тебе не выбить ни кусочка информации.
"Я не боюсь боли", - хотела было добавить брюнетка, но промолчала. Какой смысл ему что-либо говорить? Он все равно извратит смысл любых слов. При таких врагах лучше держать рот на замке, а то еще схлопочешь чего-нибудь не того. Стихийница чуть потянулась, игнорируя последующие слова мага и немного прогибаясь в спине, а после повернулась к мужчине спиной, свернувшись клубочком. На губах Джулли играла умиротворенная улыбка Дьявола.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
– Не играй в благородство, маг, – сказала пленница. – Я знаю, для чего я здесь. И смею тебя уведомить - я не боюсь. Проходила это уже неоднократно. Пытки, да? Правда? Из меня тебе не выбить ни кусочка информации.
Лукас устало вздохнул, прикрыл глаза и расслабился. Да, для полного счастья ему сейчас не хватало только вредной пигалицы и головокружения.В конце концов, она для меня не проблема. Среди событий пары прошедших дней всё, что хоть немного его радовало, – прохладный душ, принятый не так давно. Вымотанный до нельзя Хоуэлл, нахмурившись, оглядел рану и перевёл взгляд на девушку. Она развалилась так, словно лежала на самой удобной кровати в мире. Её топ чуть задрался, представляя взору плоский животик. Маг, кажется, собралась что-то сказать, но передумала и отвернулась.
– Молодец, умная девочка, – пробубнил спокойно Лукас и начал перебирать препараты, лежащие в аптечке. – Я не собираюсь из тебя ничего выбивать. И без тебя дел по горло, дорогуша. Тобой займётся Ланиус.
Хоуэлл не раз присутствовал на пытках Ланиуса. Иногда самому приходилось допрашивать, пытать, что не радовало. После последней процедуры он всегда чувствовал себя так, будто извалялся в чужом свежем дерьме. Маг искренне не понимал, как Ланиус мог упиваться подобным. В его глазах всегда начинали отплясывать черти, когда он узнавал, что для него появилась работёнка. Но своё дело «Король пыток» делал отменно, за что ему нужно было отдать должное. Нужно будет не забыть сказать о ней Бобби. Мужчина поёрзал на неудобном стуле и продолжил рыться в аптечке.
– Шрам останется, – неосознанно бросил Лукас в пустоту, доставая всё необходимое.
Рану явно нужно было обработать и зашить. Если с первым маг справился бы без проблем, то со вторым пришлось бы попыхтеть. Мужчина решил, что зашивать самому будет не очень-то и удобно, а потом нахмурился и глянул на девушку, лежащую на тюфяке. Он прекрасно понимал бредовость сей ситуации, но пока рассчитывать было не на кого. Медики освободятся не скоро, а на посту вряд ли остался кто-то толковый. Она девушка, а значит, должна уметь шить. Если она вдруг попытается сбежать, то просто-напросто накличет на себя беду и скоропостижную смерть. Пока у неё нет магии, она всего лишь девчонка, которая вряд ли сможет дать полноценный отпор.
– Помоги мне, – выдал Хоуэлл, встав с места и взяв в руки иглу. Он был уверен на все сто, что она откажет. Быть может, даже пошлёт куда подальше и продолжит усердно делать вид, что спит. Девушка заёрзала на месте, а потом недовольно обернулась, впившись в Командира убийственным взглядом.
- Молодец, умная девочка, - пробормотал маг непонятно на что, после чего отвернулся и принялся рыться в аптечке. Да, шальная молния Джулли, судя по всему, хорошо его достала. Плечо до сих пор кровоточит. Но в игрушки здесь никто не игрался. На войне как на войне. И девушка била в полную силу. Стихийнику еще невероятно повезло, что его задел только один заряд и распорол только плечо. Все могло быть хуже. Цепная молния направлена на то, чтобы изрешетить противника. Радуется пусть, что отделался только плечом и такой пустяковой царапиной. - Я не собираюсь из тебя ничего выбивать. И без тебя дел по горло, дорогуша. Тобой займётся Ланиус.
Волшебница лишь пожала плечами, как бы отвечая: воля твоя, после чего окончательно расслабилась. Если из нее собираются выбивать из нее информацию, можно и противодействием ответить. Собрать как можно информации о враге изнутри, так сказать, после чего с триумфом сбежать. Как? Ну это уже дело третье. Она придумает. А охрана тут хлипкая, сразу видно. Таким образом у брюнетки были сейчас две первостепенные задачи: достать как можно больше данных о состоянии войск противника и освободиться от браслетов. Кажется, как расправиться с делом номер раз, она уже придумала. Внешность и капелька волшебства, от которого она сейчас отрезана.
Мысли брюнетки стали расплывчатыми, не хотелось уже никуда переворачиваться и напрягать мышцы, перестало иметь значение, что темноволосый маг делал за спиной, громкость звука будто выкрутили до минимума. Девушка, кажется, задремала. Дыхание стало более ровным, поза теперь была похожа на позу "эмбриона". В любом случае, Джулли уже не осознавала действительность. И снилось стихийнице ее далекое прошлое. Настолько далекое, что, казалось, его и не существовало вовсе. Вот она, будучи девочкой четырех лет, узнает о том, что у нее предрасположенность ко всем пяти стихиям, а с шести родители отдают ее на усиленные тренировки, как бы ни жалели девочку. Они понимали, что малышка станет незаменимым бойцом. А для этого нужно тренироваться, и очень упорно. Уже в семь у малышки первый выигранный магический бой, зато сплошные неудачи в сражениях на мечах. Нужно больше тренироваться. Усерднее. Упорнее. Абсолютно не жалея себя, забыв о боли и усталости. Ее учат превозмогать боль, увеличивают нагрузку до предела. Девочка каждый день плачет в подушку, стонет от перенапряжения, но не сдается. А еще через полгода родителей маленькой Джулли убивают наемники, которые были подосланы, по словам Дана, из Королевства. С тех пор в малышке просыпается ненависть к прислужникам короля вообще. Теперь стихийница отдает всю себя тренировкам, и в восемь с помощью холодного оружия двух воров, проникших к ней в маленькую комнатушку, где и красть-то было нечего особо. Кроме, разумеется, самой Джулли. И так продолжалось год за годом. Уже в свои шестнадцать девушка, достигнув небывалых успехов, впервые отправляется на фронт. И теперь каждый день она живет сражениями и убийствами. Долгие годы тренировок сделали свое поганое дело: тело было выхолощено до уровня автоматизма, а эмоции и чувства практически пропало. И вот теперь ей двадцать три, и это ее первый плен. Хотя волшебница поняла, что этот плен ничем не отличается от обычной передряги, в которые она попадала миллионы раз. Стоит только придумать план, и она уйдет отсюда в любой момент. Но... кто это? Внезапно в памяти промелькнули два лица, такие родные и такие незнакомые. Почему-то брюнетка внутренне похолодела. Кто эти люди? Почему у нее возникло ощущение, что она знала их, и очень хорошо? Что происходит? Всего два лица - мужское и женское, оба улыбающиеся - породили столько вопросов...
Неловко перевернувшись в действительно, Джулли тихонько застонала. И тут же проснулась оттого, что ее кто-то позвал. Недоуменно заморгала глазами, пытаясь понять, где она. Вспомнила. Плен. Лица, так взволновавшие девушку, уже изгладились из памяти. И только сейчас стихийница поняла, откуда исходил голос. Мужской. Маг. Эта бесхребетная сволочь разбудила ее! Стихийница сжала кулаки и обернулась к своему тюрещику, пригвоздив его к земле убийственным взглядом. Кажется, он от нее чего-то ждал. И смотрел еще так требовательно. Увидев же в его руках иглу, Джулли искренне рассмеялась.
- Ты хочешь, чтобы я тебя зашила? - продолжая смеяться, выдавила из себя между приступами хохота волшебница. И увидела лишь кивок, как будто это было вполне естественно. - Закатай губу, маг! Если я твоя пленница, это еще не значит, что рабыня и полностью лишена свободы воли. Может, мне тебе еще сына родить и борщ сварить? - Подобное предположение снова вызвало у брюнетки смех.
Если он умрет, так будет даже лучше. Одним врагом меньше. Он ее пленил, а теперь просит - нет, требует помощи? Ха, ха и еще ха. Не дождется.
Вновь отвернувшись, девушка попыталась воссоздать в голове образ тех людей, которых видела во сне. Не ее погибших родителей, нет... Тех, других... Но без толку. Она даже не помнила, у кого были какие глаза. И улыбались ли эти люди. Что происходит с ее памятью?
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Лукас остался непоколебимо стоять на месте и выжидающе смотреть на пленницу, когда та расхохоталась. В данный момент мужчине было абсолютно плевать на мнение пленницы и прочие её заскоки. Более того, он был готов заставить её силой или гипнозом. Ему начало казаться, что девица не понимает, где находится. Хоуэлл покрутил иглу в руке, решив подождать, пока стихийница успокоится.
– Ты хочешь, чтобы я тебя зашила? – Лукас равнодушно кивнул. – Закатай губу, маг! Если я твоя пленница, это еще не значит, что рабыня и полностью лишена свободы воли. Может, мне тебе еще сына родить и борщ сварить?
– Родить сына и сварить борщ? – Мужчина сделал вид, что задумался. – Нет, спасибо. От подобных тебе и не подумаю принимать ни сына, ни борщ, ни что-либо ещё.
Командир сел на стол, поправил полотенце, до сих пор держащееся на бёдрах, и повернулся к пленнице. Они смотрели друг другу в глаза с минуту, а потом маг громко усмехнулся и покачал головой. В её взгляде читался вызов, который пленница, кажется, и не думала хоть как-то скрывать или маскировать под что-то другое. Должно быть, она ещё не осознавала, какую ошибку совершает, когда даже не пытается скрыться от его глаз. Всем известно, что маг не может сопротивляться гипнозу, если лишен силы. А так как девчонка в браслетах, то максимум, который она сможет воплотить, – гневный взгляд. И Лукас не сомневался, что маг бросит все силы на то, чтобы прожечь в нём громадную дыру. Она сделает это в надежде, что он сдохнет. Но даже если бы подобное было возможно, Хоуэлл бы всё равно выжил. Он донельзя живучий, чем уже привык раздражать некоторых личностей. Перси, например.
Командир, резко повернувшись к пленнице, тут же встретился с ней взглядом. Лукас начал двигать губами так, будто что-то беззвучно шептал. Маг вздрогнула и попыталась закрыть глаза, но не вышло. Не в силах пошевелиться, она захрипела и часто задышала.
– Нет! – Крик неприятно резанул по ушам. Лукас поморщился, но произносить заклинание не перестал. Он не был намерен терпеть её капризы, хоть и понимал её поведение в данной ситуации. Когда он закончил, пленница продолжила всё так же лежать, гневно поглядывая на Командира.
– Знаешь, мне кажется, что ты не понимаешь, в какой ситуации находишься, – заговорил Хоуэлл, склонив голову к целому плечу и немного потянув уголки губ.– Твои эмоции не приведут ни к чему хорошему. Женщина всегда должна вести себя подобающе.
Проигнорировав злобное пыхтение, Лукас снова протянул руку, в которой держал иглу, к девушке. Какое ему дело до того, что она готова провалиться сквозь землю, чтобы не пыхтеть с его раной? Быть может, она просто не умеет управляться с иглой?
– А теперь подойди сюда, – указав на место рядом с собой, властным голосом сказал Лукас, – и помоги мне с раной.
Когда ты под гипнозом, нет возможности противиться приказам того, кто загипнотизировал. Но это, конечно, если при тебе нет магии. Если при тебе есть хоть одна стихия, ты можешь дать отпор, но если ты просто человек, то будь готов к худшему. Встав, стихийница подошла и приняла из мужских рук склянку со спиртом и иглу. Лукас был готов поклясться, что взглядом, которым его любезно наградила девушка, можно было и Перси со света сжить и мёртвого из могилы поднять. Вот только мага он не пугал, а наоборот, забавлял, что ли. Намочив марлю, девушка резко вскинула голову и, сощурив глаза, с презрение заглянула в зелёные глаза Лукаса.
– Можешь высказаться, – безразлично буркнул Хоуэлл, готовясь к ещё больше боли, которая, несомненно, в скором времени пронзит плечо.
Кажется, маг был рожден спорить. Он не умел держать язык за зубами. И если уж он так себя выпячивает - почему не убил ее сразу? Информация? Бросьте. Над девушкой работали лучшие знатоки душ Империи. Никаким крысам ее не расколоть. Пожалуй, Джулли не могла даже придумать пытки, которая могла бы ее сломать. Отсутствие магии, выхода, свободы слова, ужасные условия - пустяки. Она была рождена стихийницей. И она всегда умела находить выход. Даже тогда, когда, казалось, все кончено. И у нее до сих пор есть один козырь в рукаве. Но маг об этом не знает. И не узнает. Не его это ума дело. Однако сначала волшебница попытается выудить максимум информации. И никто ей не помешает.
- Родить сына и сварить борщ? - почти брезгливо поинтересовался мужчина и сделал вид, будто задумался. Все его действия были направлены на то, чтобы позлить брюнетку. Но все его попытки были тщетными. Джулли не боится. - Нет, спасибо. От подобных тебе и не подумаю принимать ни сына, ни борщ, ни что-либо ещё.
Девушка усмехнулась и столкнулась взглядом с магом. Тяжелым, пытливым - он будто старался загипнотизировать ее, подчинить, сломать и доказать свое превосходство. Конечно, стихийница любила волевых и сильных мужчин, но всего должно быть в меру. Что такое "мера", этот стихийник, кажется, не знал.
Его проблемы.
Вот только кто знал, что тюремщик пойдет дальше в своей наглости. И что Джулли падет жертвой его гипноза. И что он вообще опустится до такой наглости. Он пытается подчинить себе своевольную девицу, не знавшую слово "несвобода"? Что ж, это довольно опрометчиво, ведь он все равно ничего не добьется. Он заведомо проиграл в этой битве. Но пусть потешит себя мыслями, что он герой. Пока еще не время забитому котенку показывать острые коготки.
Однако девушка, кажется, ошиблась и недооценила противника. Снова. Она уверена, что она победит, но стихийник не перестает ее удивлять. Но кто же знал, что в методичном уничтожении ее сильнейшей защиты стихийник не погнушается никакими средствами? Джулли-то была уверена, что он отступит, и довольно быстро. Но здорово ошиблась. Магу в очередной раз удалось загнать ее в ловушку. Как бы это не стало системой. Хотя последнего волшебница точно не допустит. Как бы то ни было, а она вылеплена из теста, которое уже не размять водой. Она - сухарь. Хотя мужчина принимает все более дерзкие попытки разломать ее личное пространство. Надо бы поставить его на место... Но уже в следующий раз. Эта сволочь использовала на ней гипноз! Самый настоящий гипноз. Знал ведь, зараза, что ей никак не противиться.
Когда человек отрезан от магии, он, грубо говоря, становится обычным смертным. Без какого-либо "допинга". Владей маг начальными знаниями хоть одной стихиями, и гипноз бы ему не был страшен. Но Джулли оказалась в той ситуации, что знаний у нее полно - а вот магической поддержки нет (на данный момент). Путем недолгих раздумий маг пришел к вполне правдивому выводу, неутешительному для брюнетки: сейчас она не сможет ничего противопоставить тюремщику. А значит, будет вынуждена ему повиноваться, пока он ее не отпустит. Ну что ж, стихийница не гордая, она будет учиться на своих ошибках. Больше она не допустит зрительного контакта. А без него гипноз не наложить. В этот раз она спохватилась слишком поздно и уже не смогла отвести взгляд. Что бы ни решил разум, а в груди клокотала ярость, которая вырвалась недовольным криком "Нет!" Девушка крепко сжала руки в кулаки, пытаясь прогнать наваждение, которое охватило ее тело. Мышцы немели и отказывались напрягаться без позволения на то "хозяина". Дыхание участилось. Кулаки разжались и безвольно упали на тюфяк. И только взгляд выдавал всю ненависть к стихийнику. Теперь он точно поплатится за всю свою самоуверенность жизнью. И, кажется, в голове стихийницы начал формироваться вполне такой осуществимый план. Тяжелый для выполнения, разумеется. Но где наша не пропадала.
- Знаешь, мне кажется, что ты не понимаешь, в какой ситуации находишься, - заговорил тюремщик, как только пленница оказалась в его полной власти. Сейчас бы ей волей-неволей пришлось согласиться на все что угодно. - Твои эмоции не приведут ни к чему хорошему. Женщина всегда должна вести себя подобающе.
Девушка молчала. Хотя разум смодулировал довольно жесткий и циничный ответ. Последняя фраза звучала как "Место женщины на кухне". Что, если девушка, значит, сразу должна повиноваться? Хех. Кто-то уже топчется на своей раскатанной губе. И Джулли с удовольствием исправит ситуацию.
- А теперь подойди сюда и помоги мне с раной, - продолжил мужчина требовательным тоном. Девушка зашипела, словно потревоженная гадюка (правда, мысленно, ибо она была скована заклинанием даже в словах), но не могла контролировать свое тело. Оно двигалось самостоятельно. И сейчас оно, ведомое заклинание, выпрямилось и приблизилось к противнику. Правда, одарила брюнетка его поистине страшным взглядом, обещая все муки ада. И она не шутила. Она была способна это устроить. А он ее утомил. Конкретно утомил. Она будет играть по его правилам. Только бы он потом не пожалел о своей наглости.
Брюнетка намочила марлю спиртом и с ненавистью посмотрела на мага. Он усмехнулся, повел плечом и выдал наконец:
- Можешь высказаться.
Обретя этой фразой кратковременный и очень ограниченный контроль над телом, стихийница лишь мстительно улыбнулась и прижала марлю к рассеченному молнией плечу. Она только что не мурлыкала от извращенного удовольствия, ведь тюремщик резко побелел и тихо вскрикнул. Ага, пусть мучается теперь! Сам попросил. Вернее, приказал. Она его зашьет. Но он проклянет весь мир во время этого процесса. Когда дело дошло до иголки, в которую уже была вдета черная нитка, стало все совсем плохо. Как только инструмент в умелых руках начал проникать в поврежденные ткани, маг стиснул зубы и гортанно зарычал. Он. Сам. Виноват. Пусть не жалуется. Сейчас Джулли стояла совсем рядом с магом, все внимание уделяя ране. Хм, а молния хорошо прошла! И как она еще насквозь не вышла? Со сквозной раной стихийник точно не жилец. А так - шансы есть, и довольно большие. К тому же, его сейчас "подлатают". Одни плюсы. Жаль...
Сделав первый стежок, волшебница не собиралась останавливаться. Она продолжала делать краткие и умелые стежки, постепенно стягивая края раны. На шатена было жалко смотреть. Но стихийница на него и не смотрела. Она была занята раной. В конце концов тюремщик схватил стихийницу за запястья, крепко сжимая их в своих широких ладонях, и процедил сквозь плотно сжатые зубы:
- Повремени...
Его голос дрожал. Ну надо же! Видать, его действительно сильно задело. Девушке ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Она застыла в напряженной позе, не мигая, уставившись на ранение, и мельком оценивала сопротивление и число погибших. По всему выходило, что число это довольно приличное. Ну и ладно, правда? Стихийник еще наплачется, что взял ее в плен. Ведь такого Джулли никому не простит. Даже красавчику с таким шикарным телом. Тем более ему.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
После его слов губы девушки растянулись в дьявольской улыбке, и она резко прижала смоченную марлю к больному плечу. От неожиданности Лукас тихо вскрикнул, но тут же взял себя в руки, стиснул челюсти и одарил пленницу хмурым взглядом. «Она вообще знает, что такое осторожность?» – Хоуэлл облизал пересохшие губы и внимательно глянул на пленницу. Складывалось впечатление, словно она не знает о женских манерах и других вещах, которым обычно обучают матери своих дочерей. Да и что с неё требовать? Она воин, и не стоит полагать, что её когда-либо интересовало что-то кроме неё самой и тренировок. Но она хотя бы умела держать иглу в руках, и это не могло не радовать. Женщин вообще редко брали на службу, и девица, должно быть, была тем самым исключением. Когда стихийница принялась штопать рану, мужчина, неожиданно вынырнув из собственных мыслей, гортанно зарычал, чувствуя дискомфорт и боль. Не к месту пришла мысль о том, что, если на его месте был бы Ланиус, он непременно бы ударил её. Трусы всегда так поступают. И сейчас Лукас хмуро подметил, что его воспитание - одна из тех вещей, за которые он должен быть благодарен своим родителям. В общем-то, ситуация вообще не радовала Командира. Пленнице приходится зашивать его рану, пока он восседает перед ней на столе в одном многострадальном полотенце. Да, конечно, рану всё равно пришлось бы зашивать, ибо рано или поздно он помер бы. Мужчина не любил обращаться к медикам, старался делать всё сам и редко прибегал к чей-либо помощи. «Что ж? Потерплю». Когда с новым стежком пришла ещё большая боль, Хоуэлл, схватив мага за руку, резко выдал:
– Повремени...
Девушка застыла и уставилась на мужчину злобным взглядом. Лукас осторожно размял широкие плечи и, пододвинув к пленнице стул, взял в руки небольшую склянку и марлю.
– Присядь, если хочешь.
Он, смочив марлю, прижал её к ране и немного расслабился. Идея обратиться к пленнице, похоже, не казалась уже мужчине такой радужной. Но что поделать? Если процесс уже пошёл, мало что можно сделать. Хотя Хоуэллу больше казалось, что он вообще не хочет ничего делать. Просто нужно ещё немного потерпеть и уйти, оставив девицу на Ланиуса. Ему было откровенно плевать на то, с какой радостной улыбкой этот мерзкий слизняк примется за дело. Ланиуса многие недолюбливали, кто-то даже ненавидел. И даже если эти эмоции не имели почву под ногами, он всё равно не располагал к себе, пусть и пытался это сделать. Потом он просто бросил эту затею и начал разгуливать по штабу с видом крутого парня. Странно, но обычно Хоуэллу было всё равно не пленников, однако имя мага отчего-то хотелось узнать.
– Можешь продолжить, – сказал мужчина, разворачиваясь в девчонке.
Она, наверно, при первой же возможности постарается разорвать его в клочья. Лукас усмехнулся и, склонив голову к целому плечу, скользнул по девице взглядом. А что, если это её первый плен? Её поведение сильно отличалось от поведения тех, кто не раз проходил через подобные муки.
– Как зовут?
Отредактировала dedly_illness - Воскресенье, 06 апреля 2014, 17:02
Мужчина размял плечи и, взяв в руки марлю и склянку со спиртом, пододвинул к пленнице стул. Какая услужливость! Может, он еще пригласит ее присесть и отдохнуть "с долгой дороги"? Девушке бы пророком быть. Шутка-минутка.
- Присядь, если хочешь, - несколько хрипло произнес маг, а после занялся повторным промыванием раны. Что, не доверяет? Ну оно и понятно. Да только сейчас Джулли при всем пламенном на то желании не сможет навредить своему тюремщику. Она же под гипнозом, а эта дрянная магия запрещает что-либо делать без позволения "хозяина". Таким образом все планы о бегстве и прочем будут известны зеленоглазому задолго до того, как брюнетка задумает их осуществить. И это-то обидно на самом деле. Подумать только! А ведь для начала она сама хотела использовать гипноз на стихийнике, овладевшем всеми пятью силами природы, дабы создать полноценный Круг... Жизнь до ужаса несправедлива.
Как бы то ни было, а стихийница осталась стоять на ногах, отвернувшись к своему "спальному месту" - тюфяку. Мало того, что ее пленили, так еще наспаться не дают. Они вообще обнаглели, что ли? Ведь, когда девушка пробудит свою магию и избавится от чертовых браслетов, которые неприятно холодили и натирали кожу, она камня на камне не оставит от этого места. Недальновидные маги добиваются именно этого? В таком случае они шагают в верном направлении.
Пока маг пытался прийти в себя от перенесенной боли, девушка заскучала, стоя на одном месте. Пустой стул, на который Джулли так и не села, был делом принципа. Ей не привыкать стоять, к тому же, так гораздо проще отбивать неожиданные удары, нежели сидя. Хотя меч, как и прочее оружие (даже кинжал в голенище сапога!), у нее забрали при досмотре (хоть что-то не поленились сделать), а от магии отрезали. Да и брюнетка сейчас под властью гипноза, какой там отбиваться... Стихийница была готова повторить: жизнь - несправедливая штука. Но она все равно выберется из этого чертового места, а после разнесет здание в щепки, благо силы у нее не занимать. Небольшого тайфуна вполне должно было хватить. А людей она сначала окружит кольцом огня, согнав их всех в одно место, напитает землю водой, а потом пропустит по ней молнию, в то же время с помощью стихии воздуха снижая температуру до непригодной для дыхания. Все будут страдать. Но тюремщика девушка убьет с особой жестокостью. Первым.
Замечтавшись, девушка не услышала, как маг, закончив с раной, снова повернулся к пленнице, разрешая продолжить процесс зашивания. И очнулась Джулли только тогда, когда мужчина, не получив никакого отклика, несильно натянул "удавку" гипноза. Девушка тихо застонала от пронзившей ее боли, и ее тело, словно деревянная кукла на шарнирах, послушно развернулось к стихийнику. Взглядом имперка пообещала мужчине все муки ада за перенесенную боль. Видимо, тот факт, что она все-таки девушка, никого не волновал. А, ну да. Она же пленница, с чего бы это магам королевства обращаться с ней хоть сколько-нибудь уважительно? Более того - она имперка, злейший враг Королевства. Ее при первой же возможности растерзают на месте. Значит, Джулли должна ударить на опережение. И ведь она ударит.
Девушка снова взяла в руки иглу и приблизилась к мужчине, от тела которого исходил жар, опалявший нежную кожу. Впрочем, девушке было плевать. Факт, что ее заинтересовала внешность тюремщика, вообще нонсенс. Волшебница всегда пренебрежительно относилась к плоти. Тем более тюремщиков. Этот, судя по всему, всего лишь досадное исключение из правил.
Маг скользнул взглядом сначала по безучастному лицу пленницы, а потом по фигуре, сделав для себя какие-то выводы, а после задал вопрос:
- Как зовут?
Даже это прозвучало как завуалированный приказ. Мол, лучше ответь, а то хуже будет. Слишком грубая манера ведения разговора. Собственно, брюнетка и не собиралась отвечать. Это не было прямым приказом, а она реагировала (вынуждена была) только на них. Таким образом Джулли, как ей тогда показалось, избавила себя от необходимости отвечать, вновь зашивая рану мужчины. Однако последний все еще ждал ответа на поставленный вопрос. И даже не думал о чувствах пленницы. Зачем? Да, это явно лишнее. Стихийник до предела натянул "удавку" магии, и волшебница, захрипев, рухнула на колени перед заклятым врагом, выронив иглу. Наверное, мужчине нравилось издеваться над ней. И, конечно же, ему должно было доставить безграничное удовольствие нынешнее рабское положение стихийницы. Как же - она перед "хозяином" на коленях! Сволочь. Хрип перерос в тихий и почти беззвучный скулеж, в то время как сама брюнетка отчаянно цеплялась за шею, силясь оторвать от себя невидимую руку заклинания, что полностью перекрыла доступ к кислороду. Девушка уже почти потеряла сознание, когда "рука" сначала ослабла, а потом и вовсе пропала. Джулли отчаянно закашлялась, жадно вдыхая вновь свободно проходящий в легкие кислород. Ее ненавидящий взгляд уперся в мага.
- Меня зовут Джулли, - холодно отчеканила пленница, с трудом поднимаясь на ноги. Горло все еще саднило, разговаривать было тяжело. Но она потерпит. Она же сильная. - И ты пожалеешь, маг, что узнал это имя.
Несмотря на то что голос звучал тихо, в нем слышалась отчетливая твердость. А это значило только одно: теперь девушка ни перед чем не остановится, чтобы завоевать свободу и убить мага. Он будет долго и мучительно умирать.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Лукас никогда не любил капризных девиц и, должно быть, именно поэтому на некоторое время поддался эмоциям. Уже в который раз маг игнорировала его и, откровенно говоря, выпендривалась. Мужчина действительно старался быть более мягким, игнорируя тот факт, что перед ним враг, а не просто девушка. Но какой смысл стараться, если все усилия идут коту под хвост? Мужчина, не прилагая особых усилий, сдавил невидимую для глаз удавку на шее девушки и нахмурился. Стихийница захрипела, рухнула на колени и выронила иглу. Она вцепилась в собственную шею так, словно надеялась, что это как-то поможет. Когда Хоуэлл заметил, что глаза мага закатываются, он вдруг неосознанно дёрнулся, поморщился, будто ему влепили пощёчину, и тут же убрал невидимую удавку. Мёрзкое ощущение закралось в душу и заволокло мысли. Как, должно быть, он сейчас похож на Ланиуса! От этой мысли Лукас, гневно скрипнув зубами, сжал руки в кулаки. Черта с два, перед ним хрупкая девушка! «Нужно сосредоточиться и не поддаваться».
– Меня зовут Джулли. И ты пожалеешь, маг, что узнал это имя.
Пленница всё ещё держалась дрожащими руками за горло и угрюмо смотрела в пол, хватая ртом воздух. Омерзение к самому себе вгрызлось в нутро, и Хоуэлл, сев на пол, притянул к себе девушку. Прижал её спиной к себе и, стараясь игнорировать отвращение к происходящему ранее, уместил подбородок на остром плечике и принялся исцелять последствия того, что сам же и натворил. Странно, но маг совсем не сопротивлялась. Быть может, это шок? Как бы то ни было, сейчас Джулли нужно было привести в порядок, посему Лукас теснее прижал её к себе и продолжил лечить, прикрыв глаза и сосредоточившись на собственных мыслях.
Если кто-нибудь завалится сейчас в комнату, то решит, что Командир свихнулся к чертовой матери. Стоило признать, что со стороны всё это выглядело достаточно нелепо и опрометчиво. Прикрытый лишь полотенцем Командир сидит на полу и, удобно устроившись головой на женском плече, крепко прижимает пленницу к себе, которая, кстати, даже не рыпается.
Мужчина бы вообще не удивился, если бы Джулли хорошенько вдарила ему сейчас, к примеру, локтём в челюсть. Потом нашла бы способ снять браслеты и попыталась хорошенько надрать ему задницу так же, как он мечтает надрать её Ланиусу. Но Джулли всё ещё под гипнозом, а его желанию пока что не суждено сбыться, ибо тогда Хоуэлл отгребет кучу лишних проблем и бумажной волокиты из-за какого-то грёбанного любителя пыток.
– Прости.
Вся эта атмосфера была какой-то уютной, что ли. Командиру жутко захотелось спать, он начал проваливаться в сон, но рана совсем невовремя пронзила плечо острой болью. А ведь её так и не зашили до конца.
Отредактировала dedly_illness - Пятница, 11 апреля 2014, 22:35
Девушка хотела было, пошатываясь, подняться на ноги, чтобы вновь приступить к зашиванию раны, ибо этот приказ никто не отменял, как вдруг... Маг опустился на холодный пол рядом с ошарашенной стихийницей и прижал ее спиной к себе. Джулли мгновенно напряглась, подобно вытянутой до предела струне, но мужчина удивил ее еще больше, начав лечить царапины на шее, оставшиеся от "удавки". Даже если бы могла, волшебница не двигалась бы. Выражение лица было довольно комичным - пожалуй, она никогда еще так не удивлялась: рот чуть приоткрыт, глаза широко распахнуты, в глубине зрачков пылает яркое изумление. А еще ее никогда так нежно не обнимали. И если это ловушка, то стихийник нечестно играет. Знает же, что девушка сейчас не имеет возможности сопротивляться. Хотя такая близость с мужчиной, а тем более врагом, будоражила и сбивала с толку. Теперь Джулли всей кожей, пусть даже и прикрытой одеждой, чувствовала жар, исходящий от тела тюремщика. И этот жар уже, кажется, оплавил ее спину, а горячая ладонь - опалила шею до ожогов. Но, разумеется, это было до безумия приятно. За последнюю мысль девушка с мстительным удовольствием прокляла себя. С каких это пор она стала такой мягкой и вообще тряпкой? Если позволит себе еще больше проявить слабость, то маг этим тут же воспользуется и уничтожит как личность. Ведь какой излюбленный способ ломать людей у знатоков душ? Разумеется, прельстить их тем, чего они подсознательно хотят, наобещать золотых гор, притянуть к себе и нашептывать на ушко что-то успокаивающе-глупое, а потом, когда жертва перестанет сопротивляться, вонзить нож в душу, нападая. Понятное дело, жертва не успеет даже ничего понять. Жестоко, зато максимально эффективно. И стихийница боялась, что мужчина сейчас попытается использовать тот же метод. Но он почему-то медлил, продолжая лечить шею Джулли, которая, к слову, давно уже перестала болеть. Кажется, маг был просто погружен в себя, удобно пристроив голову на плече пленницы. Почему ей это нравилось?! Да и объятия у него такие сильные... Черт, мысли - предатели. Волшебница строго-настрого запретила себе даже думать об этом.
- Прости.
Сейчас брюнетку словно громом поразили. Она по-прежнему сидела в напряженном положении, стараясь как можно реже дышать, тем самым показывая, что ее это ни разу не трогает, но куда там... Сердце на самом деле оглушительно бухало в груди, желая проломить ребра.
Внезапно маг конвульсивно дернулся, интуитивно сильнее прижимая к себе, и стихийница каким-то образом поняла, что это от раны. Внезапно она почувствовала укол совести. Если бы могла - прокусила себе губу до крови, напоминая, где она находится. В плену. А этот мужчина, сейчас буквально перекрывающий доступ к кислороду стальным кольцом объятий, - ее тюремщик. Точно ли она должна испытывать почти смущение в такой ситуации? Вряд ли.
Ну а дальше девушка вообще себя не контролировала, кажется. Потому что гипноз, судя по всему, распространился и на слова. Брюнетка бы никогда не сказала такое!
- Освободи меня, - тихо шепнули ее губы. Можно было бы подумать, что пленница просит полной свободы, но она хотела на данный момент независимости лишь от гипноза и от мага в частности. Не такое уж и плохое это желание, ее тоже можно понять. Когда тебя гипнозом чуть не задушили, всяко будешь с опаской относиться к подобного рода магии и к использующим ее.
Мужчина что-то неразборчиво пробормотал, вздохнул, но, как ни странно, исполнил просьбу девушки. Она почувствовала, что снова может руководить своими действиями и поступать так, как считает нужным она.
- Только без глупостей, - негромко предупредил он, скользя рукой по талии брюнетки и будто не собираясь останавливаться. Он что там, заснул у нее на плече? Хотя, к своему стыду, Джулли была бы совсем не против. О чем она думает?
- Я всего лишь должна закончить начатое, - пробормотала пленница, пытаясь выпрямиться и встать с колен. Пока маг этого не позволял, а Джулли все сильнее овладевала растерянность. Какого черта она творит? И вообще, она не собиралась же его шить. Так зачем сейчас она слепо шарит ладонью по полу в безуспешной попытке найти иголку? Уколоться хотела, видимо. Потому что в этот момент как раз это и произошло, как фатум. Стихийница укололась пальцем об иголку и вздрогнула. Накаркала на свою голову, называется. Но попыталась это максимально скрыть и развернулась лицом к магу, встречаясь взглядом с его внимательными зелеными глазами. "Хм, а вблизи они еще красивее..."
Кашлянув, Джулли подняла иголку, продезинфицировала ее с помощью спирта и снова принялась неторопливо накладывать швы, правда, теперь не в пример аккуратнее. Мужчина стоически терпел, даже не пикнув. Закончив с этим тонким делом, стихийница вновь столкнулась взглядами с зеленоглазым, почему-то скосила очи вправо и поднялась на ноги. Не без усилия вогнала иглу в моток ниток и, не оборачиваясь, произнесла:
- Я закончила.
Как будто это было не очевидно! Но все равно что-то странное произошло, пока витала в облаках.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
– Освободи меня. – Лукас приоткрыл глаза, концентрируясь на словах Джулли. Не было смысла продолжать держать её под гипнозом, поэтому мужчина, буркнув «хорошо», выполнил просьбу пленницы. Стоило, наверно, ожидать от девушки чего угодно, но Хоуэлл всё равно был максимально расслаблен. Он устал за сегодня больше эмоционально, чем физически, оттого в бОльшей степени ему сейчас было абсолютно фиолетово на окружение. Отпускать из кольца рук Джулли желания не было, и Командир решил, что можно ещё немного вот так вот посидеть.
– Только без глупостей. – Негромко выдал мужчина.
– Я всего лишь должна закончить начатое.
Командир изрядно удивился, когда маг, вытянув руку в сторону, начала выискивать иглу. Она вздрогнула в его руках, наткнувшись, видимо, на треклятую иголку. «Она это серьезно?». Мужчина никак не ожидал такого поворота событий. Когда имперка развернулась лицом к Лукасу, он всё ещё не выпускал мага из своих рук. Они встретились взглядами, и Хоуэлл заметил в её глазах полностью уверенность. «Похоже, что это не галлюцинации». Джулли осторожно подняла иглу, продезинфицировала её и принялась заканчивать начатое. Действовала аккуратно, лишний раз не задевая и не дёргая многострадальное плечо. Маг терпел, стиснув зубы. Когда они в очередной раз столкнулись взглядами, имперка отвела глаза, а Хоуэлл вяло улыбнулся. Девушка воткнула иглу в моток тёмных ниток и произнесла:
– Я закончила.
Да, это он уже заметил. Поведение пленницы кардинально изменилось, что не могло не радовать. Это настораживало, но не так уж и сильно. Мужчина осторожно поднялся, придерживая достаточно грязное полотенце, и принялся собирать аптечку. Когда с этим было покончено, он, развернувшись, лениво побрёл к двери. Отчего-то уходить совсем не хотелось, но негоже щеголять перед пленницей в одном полотенце. Он, кстати, мог простудиться, пока сидел на полу и прижимал к себе Джулли, но это его совсем не заботило. В любой момент мог заявиться посол от уродца Перси, а значит, сразу бы и объявился Ланиус. Хоуэлл обернулся и произнес:
– Спасибо, Джулли.
Рука всё ещё болела, посему Лукас перекинул аптечку в здоровую руку и выжидающе глянул на имперку. Та кивнула.
– Есть хочешь? – Ответ был очевиден. – Я переоденусь и принесу тебе что-нибудь. И, кстати, я Лукас.
Кажется, она начинала ему нравиться.

Хоуэлл справился с поставленными задачами довольно легко, что было весьма странно, учитывая, что он был ранен. Быстренько переоделся и направился в небольшую столовую на другом конце штаба, дабы прихватить что-нибудь для стихийницы. Он был обязан ей, хоть и признавать это не особо хотелось. Маг уже был недалеко от комнаты пыток, когда оттуда послышался довольно-таки громкий полукрик-полустон Джулли. Командир дёрнулся и обернулся на часового, сидящего за столом в тёмном углу коридора.
– Какого, мать его, чёрта там делает Ланиус?
– Прибыл посол, и этот уродец решил, что пришло его время, – пожав плечами, выдал подчинённый.
Стихийник, закипая со злости, побагровел и быстрым шагом направился в комнату. Этот паршивец опять решил, что он не должен отчитываться перед Лукасом. «Что ж, я хорошенько надеру его тощую задницу!». Хоуэлл, открыв дверь с ноги, ворвался в комнату. Любой идиот в сей миг мог понять, что под горячую руку лучше не попадаться: уничтожит и не заметит. Командир появился как раз в тот момент, когда Ланиус отвесил Джулли пощечину.
– О, Командир! Я решил, что пора бы уже заняться этой чертовкой! – мёрзкий голосок палача неприятно ударил по ушам. Лукас бегло оглядел имперку и грозно уставился на Ланиуса.
– Проваливай отсюда, пока я не вырвал тебе твои худенький ручки.
Увы, но Ланиус был слишком глуп, чтобы подчиниться и, взяв руки в ноги, свалить оттуда к чёртовой матери. Вместо этого он, отвернувшись, взял со стола толстую иглу и потянулся к стихийнице.
– Выдавай всё, что знаешь.
Этот выродок посмел не только ослушаться Командира! Он собирался накалить иглу и вогнать её под ногти Джулли. Хоуэлл знал это чувство и понимал, что это будет слишком больно для Джулли, никогда ранее не бывавшей в плену. Омерзение и злость накрыли Хоуэлла с головой, и в этот раз он решил, что бессмысленно сдерживаться. Если раньше "король пыток" не давал повода для бойни, то в этот раз он совершил серьёзную ошибку. Маг, молниеносно двинувшись на Ланиуса, схватил его за волосы и хорошенько приложил головой о стол. Тот завизжал, как свинья, и ошарашенно задёргался. Да, мужчина наберётся проблем, объясняя суть своего поступка, но это будет того стоить. Хоулл, отодрав лицо Ланиуса от стола, толкнул его к стене.
– Доигрался.
Кажется, мужчина был удивлен. Он явно не ожидал, что девушка продолжит зашивать ему плечо, учитывая, что он сам же ее и принудил к этому. Однако здесь нет ничего странного. Маг вспомнил, что перед ним все же хрупкое существо, с которым обращаться надлежит явно не так. Даже несмотря на то что Джулли являлась врагом и хранила важную информацию об Империи. И, зашив стихийнику рану, девушка просто отдала таким образом долг. Он исцелил ее - она помогла ему. Все честно и справедливо. А брюнетка не привыкла ходить в должниках. Помогли тебе - помоги и ты. Ради этого можно временно пожертвовать своими принципами.
Придя в себя, тюремщик поднялся на ноги, собрал аптечку и, придерживая на бедрах полотенце, поблагодарил волшебницу. Чуть подумав, Джулли кивнула, принимая благодарность. Почему бы и нет, собственно? Зверствовать сейчас и проявлять свой характер совершенно не хотелось. Неужели те объятия так размягчили ее? Мотнув головой, брюнетка запретила себе даже думать о них. Что было, то было, не стоит заострять на этом внимание. Ну и что, что ее обнимал почти полностью обнаженный мужчина, прикрытый лишь полотенцем и являвшийся, по сути, врагом? Это не смертельно. Главное - не стать еще и пленницей собственных чувств. Хотя, когда он прижимал ее к себе, стихийница спиной чувствовала его рельефные мышцы на груди... и сильные руки... о, хватит, бога ради!
- Есть хочешь? - прервал странные размышления, вереницей потянувшиеся в совсем уж неправильную сторону, маг. Девушка искоса на него посмотрела. Он уже собирался выйти, но почему-то остановился, будто вспомнив о чем-то. О ней. - Я переоденусь и принесу тебе что-нибудь. И, кстати, я Лукас.
Волшебница прислушалась к своим ощущениям. Желудок, конечно, пустой, ибо не ела она просто до неприличия долго, но голода как такового не было. Наверное, это было связано с пережитыми волнениями и резкой сменой положения. Только что была свободной, и вот уже пленница. Поэтому девушка неопределенно повела плечами, не отвечая ни да, ни нет. Принесут поесть - хорошо, не принесут - тоже не страшно, не умрет. Пока что. И Лукас, значит. Она запомнит это имя. В любом случае он сейчас решает ее судьбу. Не стоит так легко к этому относиться.
Наконец мужчина вышел. Девушка, подойдя к жесткому тюфяку, просто рухнула на него, желая сейчас на самом деле поспать. Не собираются же ее морить бессонницей только за то, что она пленница, правда? Или нет? Ну, сейчас ей никто не мешает своим присутствием, а значит, все-таки поспать она может себе позволить. Подумав так, Джулли закрыла глаза и почти сразу почувствовала, как начинает проваливаться в полудрему. Не хотелось ни о чем думать, тело отчаянно требовало отдыха. Однако этой наивной мечте не суждено было стать реальностью. Буквально через двадцать минут, когда пленница уже спала и видела десятый сон, ее невежливо разбудили. Очень невежливо. Болезненным тычком ноги под ребра. Стихийница негромко застонала, мгновенно просыпаясь и озирая окружающее ее пространство мутными глазами. Над ней стоял высокий и тощий - не в пример Лукасу, у которого были довольно рельефные мышцы и ни капли лишнего жира, - мужчина, премерзко ухмыляясь.
- Что надо, урод? - негромко спросила волшебница, морщась от боли в месте удара и пытаясь подняться на ноги. Несмотря на то что произошло дальше, пленница испытала мстительное удовольствие, когда мужчина перестал улыбаться, а его лицо перекосила гримаса ярости. Схватив Джулли за волосы, он оттолкнул ее далеко назад, к стене. Имперка вскрикнула, в бессильной ярости корябая ногтями каменный пол, который, к слову, был довольно холодным. Эх, вот бы сейчас призвать свою магию! Тогда бы она повеселилась. Однако сейчас придется рассчитывать только на свое тело.
Как только стихийница поднялась на колени, неизвестный оказался рядом с ней и залепил ей звонкую пощечину, разбив нижнюю губу. Девушка сплюнула кровь, сжимая руки в кулаки, а как только вновь повернулась к тупой образине, смевшей называться мужчиной, увидела в камере и Лукаса, которого, кажется, тоже не радовала происходящая ситуация. Девушка напряглась, стараясь удержать во взоре сразу обоих магов королевства, чтобы, в случае чего, знать, от кого защищаться в первую очередь. Хотя было бы неприятно, если бы маг, которого она зашивала, начал ее избивать, но брюнетка не строила иллюзий на сей счет. Они враги.
"Ланиус, я полагаю?" - мысленно предположила девушка. Хотя какая, собственно, разница.
- О, Командир! Я решил, что пора бы уже заняться этой чертовкой! - мерзко пропищав в конце, сообщил вандал Лукасу. Мужчина нахмурился.
- Проваливай отсюда, пока я не вырвал тебе твои худенькие ручки.
Однако его не услышали. Ланиус неспешно подошел к столу, взял толстую иглу и направился к пленнице. Джулли вполне предполагала, что он собирается делать. Иглы под ногти - потрясающее мучение. Может, и не выведаешь сразу все секреты, но криков будет много. Хотя имперка была против любой физической казни. Максимум - магическая. Да и то она предпочитала убивать быстро и безболезненно. Уважение и простую человечность, если это слово вообще применительно к смерти, никто не отменял. Мышцы на ногах напряглись, и пленница, не отрываясь, смотрела на мужчину, собираясь дорого продать свою жизнь. Почему жизнь продавать сразу? Потому что она ничего не выдаст, каким бы пыткам ее ни подвергли.
- Выдавай всё, что знаешь. - "Черта с два!"
Однако помощь пришла откуда ее не ждали. Лукас, схватив Ланиуса за волосы, приложил того головой об стол. А крепкая у него башка! Даже не хрустнуло ничего, вопреки силе удара. Хотя дерево так просто не расколешь, чего уж тут удивляться. Тут стол быстрее пострадает.
- Доигрался, - раздраженно заявил мужчина, отталкивая поверженного "короля" к стене. Джулли задумалась лишь на секунду: неужели Лукас ей помогает? - а после начала действовать. Когда стихийник направился к Ланиусу, ему дорогу преградила волшебница, даже не глядя на неожиданного спасителя. Размахнувшись, брюнетка от души врезала козлу ногой в живот, впечатывая в стену. Ланиус вскрикнул и сполз по стенке. Джулли наградила палача презрительным взглядом.
- На взаимность я всегда отвечаю взаимностью, - услужливо сообщила она. - Пощечину, так и быть, прощу. На первый раз.
Пленница неспешно обернулась к Лукасу. Что он будет делать?
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Форум » Наруто Клан и Люди » Ролевые » Во что бы то ни стало (Повеселимся ~)
Страница 1 из 212»
Поиск: