Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 212»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Редакция журнала «ForbesFic» » ForbesFic: выпуск двадцать пятый! (Расширяем горизонты)
ForbesFic: выпуск двадцать пятый!

Графическая версия


1. Вступительное слово
2. Новости нашего двора
3. Интервью с Perfectcake
4. Подводим итоги «Любовного марафона»: звезды нашего раздела!
5. Результаты FictionFest
6. Как написать идеальную розовую соплю? Или галопом по предупреждениям вместе с Саске/Сакура. Часть 2
7. Стандарт в нестандарте, или как опошлить даже самую необычную пару фендома!
8. Роль кроссовера, попаданки и Мери Сью в становлении Наруто-фанфикшна
9. Секреты фикрайтерского мастерства: немного о персонажах аниме "Fullmetal Alchemist"
10. Гарри Поттер: разбор полетов фендома
11. Слэш в Гарри Поттере. Где смеяться, а где плакать - критика и разбор полетов
12. Топы снова в моде! Самые сексуальные персонажи: сравниваем Блич и Наруто
13. 7 причин ознакомиться с Игрой престолов («Песнь льда и пламени»)
14. Шерлок BBC: дань прошлому или новый вздох старой истории
15. Книжная полка
16. Знаки зодиака в мультифендоме
17. Над выпуском работали
  
Здравствуйте, дорогие читатели!  
Я очень рада приветствовать вас на страницах 25-го юбилейного выпуска. Под конец мало кто верил и надеялся, что он будет, но редакция взяла быка за рога и сделала все возможное, чтобы представить его таким, каким вы видите его сейчас. Да, сроки – это, по всей видимости, будет вечной проблемой ForbesFic, только если не произойдет чудо в лице огромного штаба журналистов и бет. Кстати, если у вас есть желание примкнуть к нашей команде, то на форуме или в паблике журнала можете смело подавать заявку: мы рассматриваем каждую кандидатуру. Так появились новобранцы
Arlen и Olana_Schwarz, чьими дебютными статьями вы сможете насладиться в новом выпуске. Неизменным нашим любимым оформителем осталась Kenny, в паре с которой мы снова оформили весь журнал. Ксюша, спасибо тебе большое за твою поддержку! Если бы не эта девушка, выпуск снова бы задержался на неопределенный срок. Рада также приветствовать моего заместителя SnowFebruary. Именно она заведовала беттингом и оформлением текстовой версии ФиФи. Надеюсь, что мы с ней еще долго будем работать в паре над качеством вашего любимого журнала. Теперь же непосредственно к выпуску.  
«Расширяем горизонты!» - 25-й номер является переломным для всего ForbesFic: кардинально меняется его предназначение. Пролистывая странички, вы заметите, что более нет статей, не относящихся прямо к фанфикшну/фендомам или граничащим с ними искусствам, и что вселенная «Наруто» уступила немного места для других не менее захватывающих историй. Да, пора раскрывать новые возможности журнала, пора исследовать иные миры, пора расширять горизонты. Я искренне надеюсь, что читатели найдут много нового для себя. Помните, в паблике проводился мини-опрос для подписчиков «Хотели бы вы видеть статьи не только по фанфикшну Наруто, но и по иным фендомам»? Мнения сильно разделились («за» - 40,4%, «против» - 36,8%), именно потому фендом «Наруто» никогда не сойдет со страниц ForbesFic.  
Редакции журнала будет очень приятно прочитать ваши отзывы как под выпуском на форуме, так и в обсуждениях в паблике. Мы старались сделать 25-й номер ярким и запоминающимся. Надеюсь, у нас получилось и вы не разочаруетесь.  
Все делается для вас, дорогие читатели!  
Всегда ваша,
Sempre_Libera (Pellegrina_Rondinella)


Здравствуйте, мои хорошие. Ну что, соскучились? Даю сто процентов, что многие таки истосковались, однако приступим.

Как вы заметили, произошли некоторые обновления, милостиво внесенные Шугичем, поэтому начнем с них. Шапка сайта стала более красочной и приятной глазу, мы можем пронаблюдать, как при каждом переходе на тот или иной раздел в пределах шапки меняются фразы, за которыми интересно следить. Не обошлось без изменений касаемо репутации. Теперь под текстом каждого фанфика появилась кнопка «Поблагодарить автора», кликнув на которую вы поднимете репутацию автору. Также повысить ее можно за сообщения на Форуме (в некоторых разделах) и за комментарии. Убраны ссылки на изменение репутации на Форуме и в профиле, и отныне она растет только вверх. И еще одна приятная новость: теперь Наруто Клан может поздравлять пользователей с Днем Рождения, и поздравление будет лично вам отображаться в шапке. Ну не чудо ли?

А теперь немного конкретики, затрагивая Форум. После того, как очередная Глава,
NearLDe, ушла со своего поста, должность на себя приняла Sleepy. На помощь к новому Руководителю пришла, а затем и вернулась Kenny, которая вплотную начала заниматься рекрутингом и набором. В скором времени в команде появились люди, которые сейчас работают на своих постах. Плюс ко всему будет полностью укомплектована структура. Набор продолжается до сих пор, и каждая кандидатура будет должным образом рассмотрена. Ни Kenny , ни Sleepy y не теряют надежды, тем более что после некоторых санкций останутся только лучшие.

«Ужесточатся нормы, ужесточатся правила, и каждый Модератор будет ходить по струнке», - подытожила Kenny.

В Ролевой тоже все идет радушно. К примеру, отгремели два праздника, посвященные «Восьмому марту» и «Первому апреля». Вскоре заработает новый проект, появятся новые интересные локации. И можно порадовать игроков тем, что вновь изменится система, а следовательно, и качаться станет интереснее.


Переходим на «Фанфикшн».

Как вы помните, в Мультифендоме был проведен конкурс «FictionFest», и, задумывая его, организаторы не ожидали такой бурной реакции. К счастью, всё прошло гладко, без сучка и задоринки. Помимо всего прочего, Редакторами модуля МФ была введена собственная «Золотая коллекция», которая включает в себя работы только других фендомов, выставленные в модуле МФ. Критерии отбора разные, но, тем не менее, читатели также могут повлиять на пополнение коллекции.
Совсем недавно был создан Отряд Комментаторов, который действует непосредственно на территории Мультифендома. Так что теперь авторы смогут получить отзывы к своим работам в большем объеме. Как и пропиарить свой фанфик, ибо проект «ФикоАфиша» заработал в полную силу, и сейчас уже сами Модераторы раздела МФ помогут пользователям оформить рекламную афишу. В связи с чем и количество просмотров тождественно увеличится.


«Конечно, это не всё. Будет пополняться раздел, архив, а мы придумаем что-нибудь интересное, дабы помочь пользователям найти себя в других фендомах», - поделился Katcher.

Не забываем про Дуэльный Клуб, который возобновил практику проведения дуэлей месяца. И уже установлен первый победитель, коим стала
Tekaririka-chan и ее работа «Мир любит влюбленных». Также решается вопрос о выборе заместителя директора ДК: пристально рассматривается кандидатура в лице Olana_Schwarz.

На этой краткой ноте я, пожалуй, и завершу. Как видите, на НК, по-моему, только начинается самое интересное. По крайней мере, будем на это надеяться.

Спасибо за внимание.
Ваш верный журналист,
Макка.


Макка: Здравствуй, Торт! Ну что, ты готова провести со мной интервью?
Perfectcake: Хей-хей, приветствую! Конечно, готова!

Макка: Отлично! Тогда поехали.
Ну, для начала расскажи немного о себе. Сколько тебе лет и где ты проживаешь?

Perfectcake: Зовут меня Алёна. Родилась и до сих пор живу в Санкт-Петербурге. Надеюсь, адрес не нужен? :D А полных лет мне 15, но через три месяца будет 16.

Макка: Питер... Восхитительный город, не раз его посещала и немного тебе даже завидую.
Чем ты увлекаешься?

Perfectcake: Соглашусь, Питер - замечательный город! Увлекаюсь? Помимо должности комментатора, я увлекаюсь танцами (6 лет занимаюсь) и веду экскурсии в Блокадном кружке. Рассказываю детям истории о Блокаде Ленинграда вместе с одноклассниками. Ещё я иногда занимаюсь волейболом, но из-за нехватки времени не всегда удаётся.

Макка: Ты занимаешься танцами на профессиональном уровне или же просто, чтобы отвлечься от жизненной суеты?
Ты ведешь экскурсии? Черт, вот это да! И как, справляешься?

Perfectcake: Не хочу хвастаться, но на профессиональном. Наш коллектив очень часто выступает на лучших площадках города и ездит гастролировать по странам. Недавно состав нашей группы ездил даже на Олимпийские игры.
Веду, есть такое дело. Ну, наш учитель говорит, что работать надо над произношением, интонацией. Нужно уметь упрощать текст, чтобы даже самые маленькие понимали, что такое Блокада. Стараемся с группой как можем, но у всех же есть свои взлёты и падения, верно?

Макка: Трудно ли тебе далось обучение танцам на первых порах?
И как давно ты занимаешь место гида?

Perfectcake: Танцевать поначалу было очень трудно. Не давались практически никакие движения. Но стала заниматься постоянно, вошла во вкус, и стало все получаться. Даже самые сложные движения можно выучить, если захотеть.
А место гида я занимаю два года.


Макка: Были ли такие моменты, когда ты хотела бросить танцы? Является ли это хобби частью твоей жизни?
Perfectcake: Конечно, были. Когда начинались проблемы с учёбой, чисто бывало нежелание вставать в дикую рань на репетицию, но как ни крути, не могу бросить свой коллектив. Слишком мы привязались друг к другу за шесть лет: с детства, считай, вместе. Да, это часть моей жизни, смело могу сказать.

Макка: Столько лет этим заниматься, преодолевая все препятствия, это достойно уважения. Думаю, с таким настроем ты многого добьешься в жизни.
Вот сейчас мы находимся в преддверии восьмого марта. Ощущаешь ли ты наступление этого праздника? Считаешь ли его одним из самых важных?

Perfectcake: Ощущаю, ведь восьмое марта – это не только подарки и поздравления, это начало весны! А я очень люблю весну, ведь затем идёт яркое и прекрасное лето, что очень радует меня. Конечно, подарки тоже приятно получать в этот праздник, хе-хе. Уже сегодня я любовалась маленьким букетом цветов, от которого так и веет весенним настроением. И, да, Международный женский день – это один из важных праздников, считаю. Ведь без женщин мир бы не существовал!

Макка: Будешь ли ты отмечать этот праздник в кругу своей семьи?
Perfectcake: К сожалению, нет. Мои родители уехали с друзьями в поездку, ведь я тоже скоро собираюсь попутешествовать, хе-хе. Поэтому, я справлю восьмое марта в кругу близких друзей.

Макка: И свободное время ты коротаешь со своими приятелями в данный момент?
Perfectcake: Сначала я поздравила своих близких родственников с праздником, навестила родную бабушку, тётю. Затем, ближе к семи часам, я буду праздновать с приятелями.
Сейчас я подготавливаю к празднованию все. :-)


Макка: Находится ли у тебя время среди этих хлопот заглядывать на Наруто Клан?
Perfectcake: Конечно! Стараюсь заходить утром или в любое свободное время. К сожалению, в будние дни заходить становится всё труднее.

Макка: Поделись, а как ты попала на этот сайт?
Perfectcake: Хм, дайте-ка вспомнить. Начала смотреть Наруто в возрасте 13-ти лет и случайно наткнулась на сайт в Интернете. Недолго думая, зарегистрировалась, и тут понеслось...

Макка: Сейчас ты являешься опытным комментатором. С чего все началось?
Perfectcake: О-о-о, всё началось с маленьких неопытных шагов. Я читала фанфики, видела комментарии других и страшно захотела писать отзывы. Но так как опыта было слишком мало, меня сначала не приняли в ОК. Но потом, через какое-то время, один человек посоветовал меня принять в отряд для обучения комментаторскому искусству. Вот с этого всё и началось. :-)

Макка: Нравилось ли тебе работать, будучи юным комментатором?
Perfectcake: Безумно. Как умалишённая строчила и строчила, конечно же, получая тапки от наших боссов.

Макка: Что тебе не удавалось раннее вложить в отзыв к той или иной работе, но удается сейчас?
Perfectcake: Как говорили мои предыдущие учителя: «Постоянно льёшь воду, а в комментарии нет анализа!». Были проблемы с анализом в основном. Не могла по полочкам разложить, что за чем идёт, как это оценивать, а также грамматика хромала. Сейчас, думаю, у меня начинает получаться писать правильные комментарии. Но нет предела совершенству, как говорится.

Макка: Можно поподробнее о том, как ты «пишешь комментарий»? То есть с чего начинаешь, что отмечаешь во всех работах, чему уделяешь большее внимание?
Perfectcake: Вообще уделять внимание нужно абсолютно всему. Если работа новичка и не содержит никаких плюсов, то хоть какие-то изюминки могут впечатлить и поразить читателя.
1) Сначала уделяется внимание
сюжету. Он не должен быть типичным, однотонным. Например, школьная любовь Саске и Сакуры. До тошноты банально и неинтересно. Поэтому особо заостряется внимание и на сюжетной линии.
2)
Персонажи . Каноничны или неканоничны, как правило. Присутствуют ли описания героев или автор напрочь забил рассказывать про них. Это тоже важно!
3)
Соблюдение жанров , стиль , название и общее впечатление от работы.

Макка: Если работа тебя абсолютно ничем не зацепила, напишешь ли ты об этом автору прямо?
Perfectcake: К сожалению, такие работы всё чаще и чаще появляются в разделе. Приходится, что поделать. Но сама понимаю: пишу я фанфики ничуть не лучше, а-ха-ха.

Макка: Среди всех прочитанных работ отметила ли ты для себя самые любимые?
Perfectcake: За год я прочитала бесчисленное количество фанфиков, конечно, имеются любимые. Авторы этих работ сносят мне башню конкретно. Это авторы:
Koshka, Sokolla, Decoysie и Ах@на. У каждого из них свой мир, который ну просто не может оставить никого равнодушным.

Макка: Ты выбираешь работы для чтения по каким-либо критериям или все происходит по рандому?
Perfectcake: Когда как, если честно. Зависит от настроения, но, в принципе, беру любую работу независимо от чего-либо.

Макка: Как у тебя обстоят дела с твоими коллегами? Хорошо ли вам работается вместе?
Perfectcake: С коллегами из ОК? Очень дружно, словно знакомы очень давно. Правда, состав частенько стал меняться, поэтому ко многим приходилось привыкать. А постоянные комментаторы всегда были и будут моими товарищами.

Макка: Да, я про ОК.
А трудно ли было обучение в
ШК?
Perfectcake: Трудновато первое время. Но потихоньку у всех начинает получаться.

Макка: Есть ли те люди, благодаря которым ты добилась нужных высот в комментаторском искусстве?
Perfectcake: Ну, в первую очередь это мои учителя:
Либера, Лола-лол, Кира, Селена. Эти девочки всегда научат тебя и дадут пинок, чтобы не лениться. :-)

Макка: Как думаешь, ты еще долго продержишься в отряде?
Perfectcake: Если не буду лениться писать комментарии, то долго, хе-хе. А вообще я продержалась там целый год и поняла, что не хочу уходить от своего отряда.

Макка: Считаешь ли ты, что достигла пика совершенства в комментировании? Могла бы ты дать уроки пользователям?
Perfectcake: Конечно, нет. Каким бы ни был комментатор, он всегда делает какие-то ошибки или недочёты. А что касается меня, то я все еще юнок, который делает шаги к идеальным комментариям. Хм, мне давали двух подопечных, ты про них? Я немного помогала им в развитии комментирования, но не больше.

Макка: И как, были ли у них какие-либо сдвиги?
Perfectcake: Конечно. Они обе такие трудолюбивые, что буквально через месяц у них все стало получаться.

Макка: Ну и напоследок ответь, что бы ты хотела посоветовать всем начинающим комментаторам?
Perfectcake: Стремиться совершенствоваться! Не отчаиваться, если что-то не получается, а ваши преподаватели постоянно вас ругают. Каждый проходит через это, зато потом вспоминаешь былые времена и первые нелепые комментарии. Стремитесь писать так, как вас учили ваши сенсеи. :-)

Макка: Огромное спасибо тебе за приятное времяпровождение! Удачи во всех твоих начинаниях.
Perfectcake: Благодарю, что уделили мне время! И тебе тоже добра и котят. :-)


А вот и обещанная организаторами конкурса статья! В ней будут подведены итоги Любовного Марафона 2014. Для начала позвольте поздравить победителей – вы большие молодцы, раз не только отважились выложить работы на суровый суд пользователей и редакторского состава, но и добрались до заветной вершины. Всем тем, кому не удалось в этот раз оказаться в тройке призеров, желаю терпения и удачи в следующий раз, ведь если стремиться к ней, победа обязательно окажется в ваших руках! А также весьма аппетитные награды, которые станут не менее приятным дополнением.
Как это ни грустно, но и сей чудесный конкурс подошел к концу. Дистанция пройдена и линия финиша пересечена, медали с кубками пополнили личные коллекции победителей и теперь своим сиянием украшают профили. А ваши глаза, глаза читателя статьи, подобрались к самой сути и переходят к результатам марафона. Итак, приступим.


Выбором редакции явился фанфик:
"Холодом февраля" Olana_Schwarz
В награду автор получает публикацию в ФиФи всего текста произведения!

Выбор читателей пал на следующие произведения:
золото получил фанфик Koshka "Чертов Валентинов день", которому отдали аж 10 голосов

Призом же автору стали особая медалька и возможность выбрать себе 3-х редакторов со всего состава, которые оставят комментарии к работе.


серебро заработало произведение Katcher "Впусти меня" с результатом в 7 баллов
Создателю в награду достались особая медалька и возможность выбрать себе 2-х редакторов из всего состава, которые оставят комментарии к работе.


бронзу поделили между собой миди kateF "Трещина в горизонте", "Хищница." Olana_Schwarz и его же "Холодом февраля", "Я подожду" от Maksut, "Музыка. Цвета" Sempre_Libera, удостоившиеся 4 ваших голосов
За это авторы получили по особой медальке и возможность выбрать себе 1-го редактора со всего состава, который оставил комментарии к работе.

Далее пробежимся по номинациям, за которые каждый из вас, болельщиков, отдал свой голос. Битва за первенство была серьезной, нескольким конкурсантам даже пришлось потесниться на заслуженном месте, поскольку результат был равным!

В категории
Лучший канонический пейринг места распределились следующим образом:
первое место: "Чертов Валентинов день" авторства Koshka - 10 голосов
второе место разделили: "Трещина в горизонте" kateF и "Хищница." Olana_Schwarz - 4 балла
третье место: Цикл драбблов «Алфавит» Tekaririka-chan - 3 голоса

В номинации
Лучший нестандартный пейринг победителями стали:
первое место: "Холодом февраля" Olana_Schwarz и "Музыка. Цвета" Sempre_Libera - 4 балла
на втором месте теснятся: "Жизнь без Саске" Шионы и "Девушка с улицы Цветущих Вишен" Tekaririka-chan - 3 голоса
третье место: "Я снова к тебе вернусь" ksy, "Что у тебя в душе?" Gatiada и "Химе" Шионы с результатом в 1 балл.

Лучшими ориджами объявлены:
первое место: "Соло души" Alergia - 2 голоса
второе место: "Не один" Olana_Schwarz и "Моя" savoja - 1 балл.

Лучшими фиками в категории
слеш стали:
первое место: "Впусти меня" Katcher - 7 голосов
второе место: "Я подожду" Maksut - 4 балла
третье место: "Признайся" Evgenya и "Во мраке" by Шиона - 1 голос
Каждый победитель по четырем категориям удостаивается особой медали и мини-рецензии в ФИФИ!


Лучшим макси в рамках конкурса выбран "Летопись разлома" DeKalisto18
За такое достижение автор получит особую медаль.

Самыми комментируемыми фанфиками объявлены:
первое место занимают сразу три претендента: "Во мраке" Шионы, "Сосиски, кошки, помидорки" SuzumeSinto, "Что у тебя в душе?" Gatiada – набравшие ровно по 8 комментариев.
второе место отвоевал себе фик Sempre_Libera "Музыка. Цвета" с результатом в 7 отзывов.
третье место тоже разделилось между двумя участниками: цикл драбблов «Алфавит» Tekaririka-chan и "Чертов Валентинов день" Koshka, набравшие по 6 комментов.

Самыми читаемыми произведениями стали:
первое место достается фанфу "Прости меня"ksy - 1126 просмотров
второе место заслужило произведение "Зимняя бандитка" ksy, прочитанное 997 раз
с небольшим отрывом
третье место занимает "Сосиски, кошки, помидорки" SuzumeSinto - 921 просмотр
Победители обеих Самых категорий получили по особой медали от организаторов конкурса.

Самыми же
активными комментаторам оказались:
Первое место поделили Arlen и Moonlight с результатом в 10 отзывов
Второе место заслуженно взяла SuzumeSinto, успевшая написать 9 комментариев
Третье заработала себе SnowFebruary, оставив при этом 7 отзывов.
Активисты заслужили по особой медали!


Ну а теперь переходим к долгожданным плюшкам. Итак, рецензии писали три редактора, которые отвечали за «Выбор редакции», - Gatiada, Katcher и Sempre_Libera.

Рецензии от Gatiada

«Не до конца испорченный праздник»
Довольно интересный фанфик, глубокий и теплый, в меру насыщен событиями и лишен дисгармонично резких и сбивающих с толку поворотов сюжета. Старательно проработано формирование пары, поэтому поведение её участников уже не ставится под сомнение, ненавязчиво, между строк, раскрыты причины того, почему отношения оказались длиннее обычного. Оба персонажа не лишены недостатков, отчего кажутся читателю такими реальными. Если в героях и присутствует ООС, чего особо замечено не было, то он благополучно вплетается в общее повествование. Все разложено по полочкам, и такую повседневность не надоедает читать, поскольку над подачей автор тоже потрудился, вложив в неё солидную долю наработанного умения.
Действия фика начинаются с не задавшегося ещё с утра Дня всех влюбленных. В процессе описания этого самого дня фикрайтер постепенно знакомит нас с двумя персонажами и подводит к тому, как же такие разные люди умудрились создать прочный союз, почему знающая себе цену и весьма разборчивая в выборе партнеров девушка согласилась встречаться с ленивым и не пытающимся выделиться из толпы парнем на два года младше её. Поневоле начинаешь сопереживать героине, чей День святого Валентина, хоть и не считался праздником, но оказался практически испорчен. Обстановку более-менее разрядила Ино, пригласив подругу в клуб. Эту вылазку создатель произведения слегка сдобрил остреньким юмором, что, несомненно, вызывает улыбку у читателя, а потом подвел к, как ни странно, вполне логичному завершению (для тех, кто состоял в длительных отношениях и знает, что терпимость в таких случаях крайне важна). Автор своим творением, можно сказать, преподал нам полезный урок, от которого мы вправе отмахнуться, но также можем взять на заметку. Показал, как сложно сохранить то, что на самом деле дорого.

"Чертов Валентинов день" Koshka

«Свежий взгляд на «Путь ниндзя»»
Это произведение подойдет для тех, кто готов закрыть глаза на ещё не слишком умелую подачу и оказаться снисходительным к формирующемуся стилю начинающего фикрайтера. В будущем – если не бросит активно совершенствоваться – многообещающего и полного свежих идей автора, о чем свидетельствуют удачно подобранные реплики персонажей. Фик следует прочесть как минимум за не совсем обыденную идею использования девятого фильма о Наруто «Путь ниндзя». kateF отважилась на попытку доработать почти не раскрытую в картине «альтернативную» вселенную. Стоит признать, что попытка оказалась весьма удачной: внесенные создателем коррективы не вызывают явного протеста или же сомнений. Отдельный плюс ставлю за идею с Саске-шипоном, способным конкурировать в славе и таланте даже со старшим братом, да и сам описанный Итачи заслуживает уважения.
Сюжет фанфика закручен вокруг излюбленной фанатами пары Саске/Сакура с вкраплением побочных пейрингов или ответвлений, частенько мелькает Менма и даже встречаются члены Акацуки. Выделю то, что формирование отношений между главными героями неявное, не бросается в глаза, а является скорее фоном, но романтика все же присутствует. В произведении не наблюдается шокирующих моментов, нет крови/мяса и сцен боя, лишь одно неприятное упоминание (картина пепелища глазами отступников в черно-красных плащах) да и то вскользь. Ровно и спокойно, без скачков/рывков, резких поворотов в сюжете. Такая подача является как плюсом, так и минусом – работе не хватает действий и даже экшна, отчего она кажется суховатой. Тем не менее, фик является отличным способом развить либо просто потренировать воображение, поскольку построен исключительно на диалогах.

"Трещина в горизонте" kateF

«Бег по замкнутому кругу. В темноте наощупь»
Автор данного фика не просто новичок – он активно расписывает изъезженные до дыр клише. К счастью, в этом произведении создатель постарался быть более-менее оригинальным. В какой-то мере попытка удалась. Если верить профилю (также данный факт подтверждается подачей и содержимым), ksy – довольно юный фикрайтер, следствием чего является отличительная черта замахивающихся на большее молодых писателей: нелогичность сюжета, некая абсурдность описанной ситуации. Тем не менее, автор довольно ловок и недостаток опыта активно заменяет своей способностью к художественному вымыслу, что, несомненно, заслуживает уважения. В силу скромного возраста, не способная ещё ощутить описанное переживание ksy создала его на основании своей фантазии, не исключено, что и подкрепила идеи опытом прочитанного. Такой замах говорит о многом – девушка далеко пойдет, если уже вначале выказывает подобное умение, конечно, при условии накопления солидного багажа опыта и десятков «тренировочных» произведений. Явным же плюсом фикрайтера можно назвать достаточно богатый язык, который в содействии с опытными бетой-гаммой засверкает всеми красками и оттенками радуги. Также похвально то, что для такого скромного объема текста фанф достаточно емок.
В фике создан один из самых распространенных треугольников в «Наруто» – Саске/Сакура/Итачи. Разумеется, не обошлось без метаний девушки между двумя братьями, что неплохо показано в рамках столь непростого жанра, как POV. Итачи в данном произведении выступает в роли отдушины, а Саске – неизменно холодный и расчетливый эгоист, пытающийся дорогими подарками искупить свою неспособность к ласке и заботе, недостаток внимания и душевного тепла. Брак по юной неопытности (хотя может ли для девушки считаться такой уж ранней свадьба в двадцать лет?) оборачивается равнодушной отстраненностью супругов, следствием чего становятся частые походы «налево». А подобное молчаливое и безразличное смирение пагубно влияет на и без того трещащий по швам брак. И если один готов закрыть на это глаза, а другая не желает разрывать порочный круг, то третьему повезло меньше всех: он, по причине своей мягкости, находится меж двух огней и рискует остаться виноватым. Не исключено, что, подобно автору рецензии, читатель не сможет согласиться с автором произведения, но сама попытка все же довольно недурна.

"Я снова к тебе вернусь" ksy

«Война без правил и права на ошибку»
Создатель произведения обладает свежими идеями и взглядом, своим особым, специфическим взглядом. Способен и готов учиться на ошибках, что активно демонстрирует с каждым новым произведением. Язык автора богат и своеобразен, а склонность к «даркофэнтези» лишь играет на руку, наполняя работы порывом нового ветра. Для полноты картины и лучшего понимания сего ориджинала очень рекомендую перед прочтением ознакомиться со связанным произведением «В пламени свечей». Тогда образ главной героини и вселенная, в которой разворачиваются события, станут гораздо четче и понятнее.
С легкой подачи savoja тема любви в работе переросла в битву, имеет место жесточайшее противостояние. Светлое чувство, больше похожее на чернейшую ненависть, отравляет жизнь главного героя. Болезненная страсть, одержимость жаждой превосходства часто толкает людей на необдуманные поступки или же плотной пеленой застилает глаза. Так произошло и с амбициозным магом. Антуан ВанКаллен – гордый и избалованный аристократ, не желающий уступать кому бы то ни было отвоеванную вершину. В противовес ему, подобно едкой насмешке судьбы, появляется безродная девчонка, способная с легкостью превзойти лучшего на курсе, признанного всеми лидера. Не менее гордая, более талантливая и бесстрашная де Морта, всегда невозмутимо реагирующая на выпады соперника, являет собой некий контраст с высокомерным юношей. Сам же маг, от лица которого и ведется повествование, задуман автором именно таким: не только не вызывающим симпатию, но скорее наоборот, достойным отвращения (хотя, кто из них на самом деле чудовище, я бы поспорила). Ослепленный духом соперничества и лютой ненавистью, он прозревает, наконец разглядев свою безответную любовь, когда уже ничего нельзя изменить. И это жестокое возмездие величайшей победой неотразимой оппонентки настигает его и лишает сил, становясь в итоге полнейшей опустошенностью. Суровый конец и содержимое работы отрезвляют не только задравшего нос мага, но и читателя, посмевшего заглянуть в текст. Яркий пример того, насколько слепыми бывают люди, заставляет задуматься и долго ещё после прочтения тревожит мысли. Запоминающееся творение, ничего не скажешь.

"Моя" savoja

Реценции от Katcher

"Девушка с улицы Цветущих Вишен" Tekaririka-chan
Итак, весьма интересная интерпретация темы любви. Насильственной, ненормальной, а самое главное - нереальной. Парамнезия, на которой сделан акцент в работе, действительно страшный недуг, и автор успешно отобразил все симптомы в фанфике, так что лично у меня не возникло вопросов касательно ложных воспоминаний и двойственности "реальности" героини. Единственное, что вызвало некое недоумение, - это наличие психолога. Нет, разумеется, для самой идеи это не вредит, более того, это было в задании СЗ, но вот тема любви меркнет, что не есть хорошо, учитывая в рамках какого конкурса автор выложил работу. Очень частые скачки во времени, что иногда может запутать неискушенного читателя. В общем и целом, работа не рассчитана на основной контингент. В первую очередь, за счёт стиля. Стиль хорош, не спорю, проработан, но иногда обрывочен, из-за чего скачет само повествование. Да, без сомнения, это придаёт некой оригинальности, но, простите, постоянно додумывать самому, что же хотел сказать автор, - не есть хорошо. Что же касается излишка средств выразительности, то это извечная проблема, когда пытаются из недостатка действий сделать ход стилем, сделать акцент на чувствах и мыслях. Хорошо, безусловно, автор в этом поднаторел, но иногда было скучно. Хорошая фишка с выделением и отсечением фраз текста – сам её использую. Позволяет сделать акцент на каком-либо действии, но, опять же, учитывая, что их здесь мало, то конкретно на ощущениях. Грубо говоря, автор сам указывает, на что читателю обратить внимание. Существенный минус в грамотности: есть ошибки в пунктуации и даже орфографии ("из вне", всё же "извне"). Чем-то работа, безусловно, зацепила, но не запомнилась.

"Что у тебя в душе?" Gatiada
Безусловно, меня привлекла эта работа хотя бы тем, что в ней наличествует такая интересная пара, как Какаши/Сакура. Нестандарт я люблю и приветствую. Повествование от первого лица - это всегда трудновато, хотя чаще всего получается единственный и неповторимый ангст. Вот так и сейчас: мыслей было очень много. И оттого, что сюжетная линия велась довольно четко, я точно знал, чем закончится, и в итоге оказался прав. Слишком очевидно, и, честно говоря, учитывая, что в указанных жанрах стоит драма, можно было и оставить Копирующего нинзя Конохи без любви. Было бы трагичнее. И понятнее. На данный же момент мне трудно посочувствовать Сакуре: то так, то эдак. И тому не дам, и этому не гам. Опять же, не до конца прочувствовал обоснуй этого пейринга. Хотя повествование от 1-го лица: что может быть проще? Плюс ко всему, если бы я не знал фишки со временем, то мог бы и не понять этого фактора. Стиль, конечно же, у автора хорош, без особого перебора: прост, легок, читабелен. Всю гамму чувств удалось выразить, в принципе, и по-среднему, не перебарщивая с деталями. Этакая романтическая окраска, акцент делался на чувствах и мыслях главного героя. Но, что больше всего понравилось, автор смог заинтересовать читателя и расположить того к чтению. Сохранил баланс чувств и действий, вёл последовательную линию сюжета и не дал заскучать. Но, как огромный минус, - выделение курсивом. Выделены мысли, и это было бы удачно том случае, если с самого начала понятна задумка. А она не была. К чему не могу придраться, так это к грамотности. Всё чисто и чинно, не зря автор бета и гамма высшего уровня. За счёт этого и остальных обозначенных плюсов, работа мне понравилась: лёгкая, романтичная сказка.

"Не один" Olana_Schwarz
Наверное, я ограниченный. Скорее всего, мне просто не понять. Но после прочтения ориджинала остался один неразрешенный вопрос: к чему всё это? Да, сюжета тут, как такового, нет, это размышления, отчасти - жизненные. И я бы даже назвал их псевдофилософскими. Потому как общий смысл ускользнул от меня, упорхнув куда-то вдаль. И мне абсолютно не симпатизировал главный герой, действительно тряпка и забитый неудачник. Корень его проблемы в том, что он слишком много думает? Пусть заведёт себе подружку. Я расстроен, ибо ранее работы этого автора действительно в корень отличались от этой. Эфемерность бытия, право слово. И птицы не поют, и не солнце не радует. В самом деле? И это драма? Тогда, простите, некоторым вообще пора самоубиться. Также не увидел ни малейшего намёка на hurt/comfort. Героя можно спасти только ударной дозой ЛСД, а то весь мир – тлен, а краски серо-чёрные. Стиль, опять же, уже другой, не такой. Более простой, какой-то неряшливый даже. Много повторов, несвязностей, я бы даже сказал, чересчур много нелогичностей. Где та самая красота и богатство текста, которые мне так нравились? Почему философские, а точнее, псевдофилософские размышления вытеснили эту самую изюминку автора? Акцент ни на чем не ставился, лишь сплошной поток текста, не позволяющий заострить на чём-то внимание, отчего читать было слегка скучно. Более того, были ошибки, и глаз постоянно за них цеплялся. Достаточно много даже орфографических. ("наверно" - да что же такое? "Наверное", и никак иначе). Работа не впечатлила и не запомнилась.

"Признайся" Evgenya
Не знаю, чего хотел достичь автор: возможно, какой-то неимоверно романтичной обстановки, необыкновенной ситуации или же описания неких возвышенных чувств, но в итоге получилась средняя, повседневная зарисовка, в принципе, с обыкновенным сюжетом. Собственно, ничего в голову не приходит, кроме "обыкновенно". Даже наличие слэшевого пейринга не делает погоды: с полсотни короткометражных аниме на тематику школы располагает такими историями. О персонажах ничего не могу сказать, кроме того, что Наоки (а это не женское имя?) - инфантильный простак, а Хаякава - какой-то тормознутый перец. Кстати, ни намека на обоснуй и тем паче. Нет ни начала, ни толкового конца. Просто вырванный из контекста кусок. Смутил в особенности элемент с книгой: что, неужели главный герой не увидел ничего общего с собой? Или, наоборот, увидел, что так поспешно прикрыл лавочку по чтиву? Единственное, что понравилось, - это японский элемент. Сейчас даже в работах по миру Кишимото такого порождения с японской культурой не встретишь: всё же Кишимотовский мир можно назвать фантастическим, а тут – повседневность, обычная жизнь обычных подростков. Стиль, под стать всей истории, достаточно элементарный. Этакая обыденность, помноженная на ровный пересказ увиденного. Да, несомненно, плавность и лёгкость присутствуют, но, как по мне, слегка суховато. Автор будто бы в ролевую на форуме играет: описывает, что видит. И всё. Все чувства и эмоции расчёсываются под одну гребёнку с действиями – по идее, их вообще нет. Вся романтика – в одной одолженной куртке? Или что-то ещё? Так или иначе, этот момент следовало обозначить. В конечном итоге, стою на своём: автору следует проработать этот момент. А также поработать с бетой - есть ошибки: и в диалогах, в ССП, СПП - чаще всего. Работа оставляет желать лучшего. Совершенствуйтесь, уважаемый автор!

"Во мраке" Шиона
Достаточно простая, элементарная идея, особого развития сюжетной линии нет, но, безусловно, красивая зарисовка о настоящем, о том, что происходит здесь и сейчас. Мне понравился образ Мадары - казалось бы, автор не слишком поглумился над его характером, и он остался максимально приближенным к себе. Не особо порадовал Хаширама: в моем извечном представлении Сенджу всегда был весьма хладнокровным, сдержанным шиноби, а тут какой-то скулящий щенок. Основатель Конохогакуре, Первый Хокаге и ласкающийся зверь в руках недопартнера. Также было слегка непонятен момент времени. Сначала сложилось впечатление, будто речь идёт о той легендарной битве. Потом уже, обратив внимание на комментарии и разъяснения автора, до меня дошёл смысл. И тогда недопонимание слегка снизилось, но не до конца. Стиль весьма известного и, более того, популярного автора вызвал недоумение: повторы, повторы, какие-то чрезмерно пафосные фразы, вроде скулежа Первого. Ну и недостаточное акцентирование на нужных фразах. Например, стоило бы как-то отметить ту лавину вопросов, что остались невысказанными. Помимо всего прочего, есть ошибки, к сожалению. Что касается ССП, СПП и иногда не к месту поставленные запятые – в особенности часто. Хотелось бы видеть более «чистый» текст у, повторюсь, такого популярного автора.
Реценции от Sempre_Libera

"Холодом февраля" Olana_Schwarz

Это было очень необычно и интересно. С первых абзацев динамика и развитие произведения захватили меня в свои тиски. Действительно, автор постарался на славу! В композиции произведения нет ничего лишнего, отчего текст являет собой единое целое. Но что более важно, так это идея, блистающая столь ярко новизной, словно драгоценный камень. Оттого и сюжет приобретает прелестную оригинальность, не омраченную повседневностью и скудностью мысли. Олана рассуждает широко и подробно, не оставляя ни одну деталь без пристального внимания.
Возбуждает воображение интереснейшие композиция и действие. Автор моментально погружает читателя в гнетущую атмосферу фанфика, наполненную мистикой, ангстом и драмой. Порою пробегали мурашки от жутких мыслей Темари, порою можно было ощутить тот самый февральский холод на своем теле, обволакивающий при прочтении.
Верно то, что текст не оставит равнодушным ни одного человека, ведь стиль Оланы достиг такой планки, при которой читатели могут спокойно говорить «нравится/не нравится». Её почерк тяжел и громоздок, он буквально придавливает своими сложными конструкциями и изысканными литературными тропами, стилистическими фигурами. Все стоит на своих местах и не требует перемены. Красивый язык и построение предложений позволяют читателю как можно лучше проникнуться атмосферой произведения, перенять на себя трагические думы героев. И ведь правда, вы даже не заметите, как начнете ощущать переживания Темари или злость Сасори: все кажется столь реальным, что усомниться в неискренности вряд ли кто-либо сможет.
Что касается персонажей, то они удались на славу. Психологические портреты прописаны мастерски и с филигранной точностью, из-за чего ощущение ООС-а полностью скрадывается. Конечно, этому же поспособствовал и жанр AU, дающий неограниченные возможности, но то, что автор вложил в созданные образы весь свой накопленный опыт, – неоспоримо. Олана провела огромную работу при создании, и, я надеюсь, она поразит вас так же, как и меня.
Советую всем к прочтению! Особенно если вы любитель нестандартных пейрингов. Поверьте, получите несравнимое удовольствие.


"Жизнь без Саске" Шионы

В отличие от предыдущего, этот фанфик я расхваливать не буду. Нет, не потому, что у меня закончились хвалебные предложения, совсем нет… Просто здесь уже совершенно иная история со своими конфликтами и проблемами. Что же, по порядку.
Сюжет статичен, из-за чего фанфик стал больше походить на зарисовку, драббл, чем на полноценный мини. Описания и интересная информация буквально пробегают перед глазами, не успевая отложиться в голове. При прочтении я не смогла наслаждаться текстом: не было времени, да и интереса по большей степени. Шионе не удалось заинтриговать с самого начала искушенного ее работами читателя. С самых первых строк сразу узнается типичное начало для ее творчества. С одной стороны, узнаваемый стиль – это прекрасно, это то, к чему следует стремиться, с другой же, надо всегда следить за тем, чтобы не повторяться в своих работах. Иначе создается шаблон, что не есть хорошо. В данном же фике приключилась именно такая ситуация, когда в целом работа получилась неплохая, но «очередная» и обыденная в творчестве автора. В ней нет изюминки, окроме интереснейшего пейринга Ханаби/Итачи. В их диалоге я четко вижу речи самой Шионы, а не персонажей, можно легко представить, что это она разговаривает как за Итачи, так и за Ханаби. А это огромная ошибка, ведь получается, что герои не имеют индивидуальности.
Случай же с Итачи особый, так как, являясь Учихой, он перенял на себя любимейшие автором описания характера представителей проклятого клана. Из-за этого произошло некоторое смешение псих. портретов: достаточно просто заменить имя «Итачи» на «Мадара», чтобы получился его образ. В них нет различий, это-то и коробит пытливый ум.
Что же касается идеи, то она оставила двоякое впечатление. Я не отрицаю, что кому-то вполне все пришлось по вкусу, но мое представление персонажей кардинально различается с авторским. Не могу согласиться, что вечно любящий Итачи легко смог отказаться от брата, когда нашел Ханаби. Шиона объясняет это «появлением своей жизни». Но что это значит? До этого момента у него ее не было? Итачи - персонаж с гораздо более глобальным мышлением, чем он нам показан в этом фанфике. Саске же был практически незаметен в повествовании, он словно бы есть, но в то же время его нет.
И как бы мне не нравилась задумка, Шиона все же блистает здесь своим прекрасно поставленным стилем. Грубые и обличительные предложения, короткие фразы, спокойное и несколько отстраненное повествование… Да, это именно ее, именно «Шионовское». Но за всем этим заметна некая спешка и суматоха, так как некоторые донельзя простые предложения слегка скомканы. Правда, так можно сказать, если придираться. В остальном же мне все понравилось, так как благодаря стилю создалась атмосфера пустого и невзрачного 14-го февраля. Так и проносятся в голове настойчивые мысли о надуманности праздника. После фанфика остается послевкусие сухости и безмятежного спокойствия, которое довольно быстро испаряется.
Как видно, мне фанфик не очень-то и понравился, но ведь это лишь мое единственное мнение. Быть может, вам он покажется гораздо лучше? Не беру судить. Скажу лишь, что вам стоит ознакомиться с данной работой, так как в силу своей спорности она будет действительно интересна.


Цикл драбблов «Алфавит». Автор: Tekaririka-chan

Данная работа запомнилась мне, прежде всего, тем, что, когда мы выбирали «Выбор редакции», пришлось писать подробную оценку по пунктам (сюжет+персонажи, стиль, грамотность, бонус) к каждому драбблу, коих пять штук. В этот раз я не буду так извращаться над автором и собой, анализируя каждый, да и вам вряд ли будет интересно, правда? Так что сразу к делу.
Рика взяла за основу небольшие ситуации из жизни главных героев. Как уже упоминалось ранее, всего их пять штук, довольно интересных по своему содержанию. Очень трудно в столь небольшом размере отобразить индивидуальность героев, показать их с самых ярких сторон. К сожалению, не везде получилось, но в каждом драббле чувствуется любовь автора к выбранным персонажам. Для себя я могу отметить зарисовки (М)ак и (К)апли. В последнем всего было в меру, я полагаю, что автору самому очень нравилось писать про капли и с какой периодичностью те падают. И я действительно поверила в раздражение Темари, а недоумение Шикамару вышло очень хорошо и оправданно. В (М)аке же логично соблюдена динамика действия, ведь надо быть мастером, чтобы описать ситуацию кратко, буквально бегая «по верхам», и в то же время не упасть в спешку.
Каждая ситуация интересна по-своему, но, надо сказать, не каждая из них отобразила тех Темари и Шикамару, которых мы привыкли видеть. В некоторых моментах можно было легко подставить другие имена, дабы получить иной пейринг: AU все оправдывает. Но в целом получилось достаточно интересно, динамично и ярко. Да, каждая зарисовка все же блещет своей индивидуальностью. Ведь даже стилистические фигуры Рика пытается разнообразить, подобрав самые необходимые для передачи ситуации.
В текстах можно найти и парцелляцию, и любимейшую автором инверсию, и градацию… Тысячи их. Даже удивительно, что в таком маленьком объеме можно было использовать столько приемов. Достаточно интересно и смело, ведь вписывать их в канву произведения надо уметь. Смею заявить, что Рика в большинстве случаев справляется с этой задачей на ура. Потому советую почитать, ибо такой мини-цикл несколько уникален в своем роде. Время точно не потратите зря!


Хищница. Автор: Olana_Schwarz

Вот и еще один пример из уникального творчества Оланы, сюжет которого динамичный, не дающий скучать. Автор моментально ставит нас перед фактом «убей или будешь убитым», читатель не успевает прийти в себя, как сразу же пуля пробивает череп персонажу. Это было неожиданно, восхитительно… Резко, динамично, интересно, захватывающе.
У читателя нет времени на раздумья: он сразу погружается в атмосферу военного штаба, чему очень сильно помог стиль, кстати говоря. Быстрая череда событий пришибает похлеще гробовой плиты, жесткая действительность заставляет лицо исказиться в изумлении, а рот приоткрыться. Да, Олана смогла вызвать чувства. Всем: идеей, персонажами, композицией, в которой нежные моменты чередуются с крайне страшными и драматичными.
Стиль же ее - тяжелый, мрачный, несколько пафосный, очень серьезный. Литературные тропы и стилистические фигуры нашли здесь свое пристанище. И везде они были уместными, мой глаз радовался, а разум ликовал. Да, я обожаю стиль Оланы, он уравновешен во всем. Гнетущая атмосфера обволакивает читателя на протяжении всего повествования, даже в светлых моментах есть эта горчинка… реальности. Фанфик до безумия приближен к нашей действительности, отчего и стиль стал столь траурным, как похоронное шествие.
Что до персонажей, то и они вышли восхитительными. Почему? Да только лишь потому, что в них был конфликт, противоречие, борьба. У каждого свои тараканы в голове – признак индивидуальности. Олана одушевила героев, наделив каждого предысторией, яркими характерами и мотивами. Получилась очень глубокая работа, неоднозначная и многогранная. В ней нет плохих и хороших, в ней есть жизнь. Это ли не то богатство, которым обделена львиная доля фанфикшна?
Не хочу более расписывать достоинства «Хищницы», лучше ознакомьтесь с фанфиком самостоятельно. Ваша оценка будет самой объективной.


Химе. Автор: Шиона

Данная работа вышла не в пример лучше предыдущей «Жизнь без Саске». Что же этому способствовало? Оригинальность персонажей. Шиона создала прекрасные образы, богатые своим внутренним миром, не лишенные личного мировоззрения. Было очень интересно наблюдать за их развитием, хоть это и небольшой по объему мини.
Фем-версия Тобирамы удалась на славу. Это был первый прочитанный мною фанфик со сменой пола, и я осталась довольна, хоть и ожидала меньшего. Все лишь из-за того, что я поверила в персонажа, ведь главное при его перевоплощении - сохранить то самое ядро, создающее личность. В данном случае условие было сохранено, отчего не появилось проблем с восприятием сюжета и персонажа: я спокойно приняла новый взгляд автора.
Изуна же вышел чем-то средним между авторским видением и каноном, если так можно сказать. Вроде бы и есть ООС, а вроде бы его и нет – странная ситуация, но вполне присуща этой и многим другим работам Шионы. Опять же, в данном примере проявляется ее всеми узнаваемый стиль: она берет «ядро» персонажа, заложенное Кишимото, а потом накладывает на него новые черты характера. Да простят меня читатели за тавтологию, такой прием позволяет максимально сохранить канонный образ в нестандартном для канона произведении.
Сама идея произведения поражает своим реализмом. Все находится на поверхности, столь обличительно и ясно изображая нам интересную историю двух выходцев сильнейших кланов, которым предписали быть скованными путами брака. Каждый из них справляется по-своему, делая определенные выводы и заметки для себя. И так как персонажи обладают индивидуальностью, было очень интересно наблюдать за их взаимодействием. К чему приведет эта связь жесткой, своенравной воительницы Тобирамы и заботливого, слегка неуверенного в себе Изуны? Вам еще предстоит это узнать, так что советую поскорее начать чтение.


Соло души. Автор: Alergia

По счастливой случайности данная работа попала на время Любовного марафона, но это, наверное, даже к лучшему. И я очень рада, что мне выпала возможность рецензировать прекрасный ориджинал «Соло души».
Автор создал действительно прекрасную историю замкнутого круга. Цикличная жизнь одного музыканта… И ведь правда, зачастую бывает так, что человек не может вырваться из затянувших его в пучину прошлых разочарований, обид и ошибок. Он раз за разом переживает те же чувства, эмоции, забывается в отчаянии, не находя лучший исход в настоящем. Типично и реально.
Но автор показала нам данную тему не обличительно, не вызывающе, а довольно мягко и скрытно, словно что-то потаенное. Да, прошлое главного героя является настолько интимным и дорогим, словно сотворение на сцене классической музыки. Alergia показывает нерушимую связь между личным миром и музыкой, раскрывая одно через другое, недаром ведь ориджинал носит название «Соло души».
Главный герой имеет собирательный образ страдающего человека. Во время соло своей души он постепенно находит утешение, но надолго ли?.. Надо сказать, что тема взята была довольно глубокая и объемная, сложная для восприятия и тем более для написания. Определенно работа вышла не низкого уровня, но ее нельзя назвать действительно качественной. Тому виной стал плавающий из крайности в крайность стиль, сначала имеющий простонародный оттенок в ПОВ-е (чего никак нельзя ожидать от любого уважающего себя классического музыканта), а затем внезапно принимающий патетичный характер в повествовании от третьего лица. Как итог, ориджинал воспринимается не так хорошо, как мог бы, не так серьезно, как предполагалось автором.
Композиция же фанфика хороша, являет собой классическую форму (завязка-разработка-кульминация-завершение). При таком построении трудно ослабить динамику, правда, но «Соло души» является исключением. Действия немного в силу определенных причин, но развиваются они достаточно скоро. Я бы не отнесла это к минусам, скажем так: это особенность произведения.
Ориджинал определенно стоит почитать. Вы поразитесь его новизной и довольно-таки интересным исполнением. Так что не поленитесь открыть вкладку!
Приятного чтения.




Название: Холодом Февраля
Автор: Олана Шварц
Фэндом: Naruto
Бета: Decoysie
Жанры: Гет, Ангст, Драма, Психология, Даркфик, AU, Мистика, POV
Персонажи/пары: Сасори/Темари
Рейтинг: R
Предупреждения: Смерть персонажа
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Содержание: Морозы губительны для всего живого. При них возможно выживать, но жить – нереально.
С замерзшим сердцем нельзя прожить и дня. Можно просто бороться за свое тело, чтобы погибнуть, не онемев от холода.
У Смерти ледяное прикосновение Февраля, равнодушного и эгоистичного Властелина Морозов, бессовестно поглощающего жизни других существ.

Статус: завершен


Крупные мясистые листья уже наполнили свои жилы соком могучих деревьев, растущих на аллее, что ведет к главному входу университета. С каждым днем листья становятся все зеленее и зеленее, хотя, казалось бы, уже некуда добавлять цвета. Раньше я не замечал этого – быть может, жизнь была слишком быстрой, проносящейся во времени, словно скорый поезд, несущийся мимо цветущих долин и холмов настолько стремительно, что пассажиры могут видеть лишь размытые пятна полевых цветов. Даже моя размеренная жизнь, наполненная царственным спокойствием, что я взращивал в себе с детства, была лишь короткой вспышкой, мелькнувшей, словно молния, на фоне темно-фиолетовых туч Вселенной.
Надвигалась гроза. Листья становились темнее, впитывая мрачность густых облаков, готовых разорваться и выплеснуть свое отчаяние на грешных людей. Стоял июнь, студенты спешили домой с последних экзаменов: кто радостно отзваниваясь ожидающим известий родителям, а кто – ругая преподавателей и нелюбимые предметы. Она же медленно шла, сжимая белыми пальцами ремешок сумочки, и сосредоточенно глядела в пустоту перед собой. Дождь крупными каплями начинал стучать по темному асфальту, ветер нещадно трепал ее светлые волосы, что раньше казались мне почти белыми, а теперь светились золотом в размытом небесной водой солнечном свете на фоне призрачно-белых впалых щек. Я как всегда ступал рядом, холодно посматривая на ее острые плечи и выпирающие скулы, и ожидал, когда она раскроет зонт.
Она словно не замечала дождя, сыпавшегося с небес, лишь придерживала рукой алый шарфик, чтобы его не трепал ветер. Было жарко, студенты ходили в рубашках с короткими рукавами, открывали окна в кабинетах и все равно жаловались на духоту, а у нее болело горло. Как нелепо – простудиться летом и кутаться в теплый зимний шарф. Я всегда был слишком категоричен и осмеял бы ее за такое – не со зла, и даже не ее, а, скорее, саму ситуацию. Но я молчал. Я не собирался говорить с ней. Принципиально.
Дождь уже хлестал плетями обитателей Ада провинившихся в чем-то людей. Цветастый зонтик лежал на дне ее сумки, но доставать его она не собиралась. Лишь быстрее шла к заветной остановке, чтобы спрятаться от ливня в теплом автобусе. Мокрые пряди прилипли к отощалому лицу, небольшие каблуки часто стучали по дорожке. Я шел с ней рядом и скептически фыркал про себя, наблюдая, как она прятала подбородок в шарф. Пронзал ее ледяными стрелами взгляда, заставляя вздрагивать всем ее хрупким телом. Хотя нет, это был лишь студеный ветер.
Она едва успела заскочить в автобус. Села у окна и прижалась лбом к холодному стеклу. Я стоял рядом, смотря в отражение ее мутно-зеленых глаз, но не мог поймать их взгляда. Порой мне казалось, что она просто не может увидеть меня, и все попытки обратить на себя ее внимание тщетны, но подсознание упрямо твердило, что это не так. Она видела меня. Все время видела. И потому вновь перебирала пальцами алую бахрому шарфа.
Мать встретила ее дома радушно, но она лишь протянула ей зачетку и ушла в комнату. Ненавистный мне шарф яростно сдернула с шеи и в бессилие бросила на пол. Отпихнула ногой под стол и уселась на кровать, обхватив колени. Я сел рядом, оперся на стенку и вновь устремил взгляд на ее некогда цветущее лицо, красивое и сейчас, но не так, как раньше: словно знакомая мне молодая девушка превратилась в засыхающий в склепе труп, в пугающе-очаровательную мумию, созданную древнеегипетскими богами. Я почти усмехнулся, но губы так и не дрогнули. Любые чувства с моей стороны могли быть прочитаны совсем не так, как мне бы хотелось, и все, ради чего я существовал эти месяцы, обратилось бы в прах.
Я знаю, она замечала меня. Видела, что я поправлял полупрозрачные волосы, ставшие алыми, словно красочный закат морозным днем, от пролитой на них крови, и с удовлетворением лицезрел, как взгляд ее растворялся в пустоте. За это время она прекрасно научилась расфокусировать взгляд и рассматривать небытие, и в такие моменты мне оставалось лишь самому искать смысл в пустоте белого потолка. Гордая. Да, так называл я ее про себя, ведь ничем иным это быть не могло. Пятый месяц я не оставлял ее. Сидел в кресле у кровати, мешая своим присутствием ее сну, ходил рядом по улицам, дома, в университете, пронзал ее взглядом на парах. Она постоянно занимала себя чем-то: то углублялась в скучнейшие темы, что самозабвенно рассказывал старик-профессор, то читала учебники младшего брата, не давая ему заниматься, то раз за разом переписывала готовые и уже сданные отчеты, будто от этого могла измениться оценка. Наверно, она думала, что мне наскучит ходить за ней, и я растворюсь в неизвестности, как растворяется страшный сон в утреннем тумане. Но я настойчив, и кому, как не ей знать это лучше всех. Я не отступлюсь, пока не получу то, что хочу.
А мне было не так много от нее надо.
Всего лишь извинение.
Обыкновенное «Прости».
И душевное раскаяние в голосе.
Не более.
Но нет, она упрямо не хотела меня видеть, делала все, чтобы перестать меня замечать. Однако не так просто отделаться от моего пронизывающего взгляда, и она это знала. Когда-то с такого взгляда и началось наше знакомство, а затем и наша любовь. Любовь. Какое глупое слово. Не знай я его, то, может, еще долго мог чувствовать теплоту материнских объятий и крепкое рукопожатие отца, как было каждый раз после успешно сданной сессии. Я любил бы лишь их да добрую бабушку, к которой так часто заходил после учебы. Но Судьбе угодно было шутить и столкнуть таких столь непохожих и столь несовместимых людей, как я и Темари.
Я слишком любил быть главным и держать под контролем всех, на кого имел хоть малейшее влияние. Я знал себе цену и смел оценивать других, подгоняя каждого встречного под свои рамки. А Темари не терпела неуважения и заставляла меня признавать ее равенство со мной. Говорят, сильные люди не могут ужиться вместе. Они предпочтут одиночество вечному соперничеству с любимым человеком, разойдутся, если не сумеют смирить себя. Ни я, ни Темари не хотели сдаваться, оттого мы часто ссорились и мирились лишь с помощью общих друзей, но… мне ни с кем не было так хорошо и спокойно, как с ней.
Быть может, еще пара лет – и мы и правда смирили бы друг друга, нашли бы то хрупкое равновесие и держали его, подпитывая нашим счастьем. Но тот февральский день и алый шарф, что Темари ненавистно кидала под стол каждый раз, приходя домой, перечеркнули наши хрустальные планы.
Мы снова ссорились из-за какой-то мелочи. То ли я вновь не учел ее мнения, то ли она беспочвенно обвиняла меня в чем-то… Суровый северный ветер давно унес эту ссору в небытие, растворив среди крупиц летящей вдаль метели. Мы шли вдоль оживленной трассы к катку, и она со злобой стянула с шеи этот шарф – мой подарок - и швырнула его на землю. Наверное, тогда был неправ все-таки я, раз, подняв алую ленту с обледенелой земли, я накинул ее ей на шею.
Она оттолкнула меня, не желая видеть, и, оступившись, я встал на самый край скользкого поребрика.
Удар головой об лед сам по себе может быть смертельным, на столкновение с груженой фурой всегда становится роковым.
Вот так моя забота обернулась гибелью, вот так любовь уничтожает людей.
Темари с тех пор почти не говорила. Она бледнела, конкурируя белизной щек со свежевыпавшим снегом, и молчала, слабо кивая на обеспокоенные вопросы матери о больном горле. Зашивала этот чертов шарф, что порвался, когда я попытался схватиться за него при падении, и вновь разрывала, швыряя под стол. Смотрела в пустоту и погружалась в учебу, будто кроме учебников ничего в мире не существовало. Даже на моих похоронах она не сказала ни слова, не проронила ни слезинки. Развернулась на каблуках после официальной части и ушла домой, где всю ночь гладила алую шерсть Ра.
Помню, как мы выбирали этого щенка ей на день рождения. Породистый ирландский сеттер с огненно-красной шерстью и умными золотистыми глазами. Темари дала ему имя в честь древнего бога солнца и сравнивала со мной. Говорила, что я и Ра любим ее больше всех на свете.
А потом даже не подошла к моей безутешной матери, едва стоящей на ногах у свежей могилы.
Февраль давно остался позади, а я все хожу за ней, пронзая равнодушным взглядом, и жду, когда она попросит прощения за то, что совершила. Больше ничего мне не надо. Я бы давно простил ее, скажи она хоть одно слово от души, но, видно, ее упрямство сломить не так просто, как мне всегда казалось.
***

Хлопья снега летят за стеклом, вьюга шумит в ночной тиши. Январь кончается в эту ночь и передает мир во владение февраля. Я стою у окна, изредка переводя взгляд на неспокойно спящую Темари, и с болью в давно мертвом сердце отворачиваюсь к зимнему пейзажу.
Она поджимает к себе колени, свернувшись калачиком, словно кошка, и то и дело оправляет сползающее с плеча одеяло. Мне хочется подойти и укутать ее, как ребенка, но полупрозрачные руки все равно не могут ничего удержать, и материя, шутя, проскальзывает сквозь белые пальцы. Я смотрю в окно и вижу свое слабое отражение. Кровавое пятно на густых волосах и слишком живо блестящие для мертвой души глаза. Мое тело уже год как нашло покой под слоем кладбищенской земли, а дух с каждым прожитым в мире мгновением страдает все больше.
Я ненавижу себя. Ненавижу за то, что медленно губил ее, как трупный яд, разлагающий тело, не желающее жить, и душу, отчаявшуюся найти себе приют на земле.
Тот июль запомнился мне буйством красок на клумбах и страстным желанием умереть, поселившимся в душе. Наверное, об этом мечтает каждый дух, что не может покинуть мир живых и уже не принадлежит ему.
Помню, как мать привела Темари к врачу, привела, как маленького несмышленого ребенка, который не в состоянии позаботится о себе. Пока она долго беседовала с психологом наедине, моя девочка сидела на скамейке, сжимая в пальцах край фиолетовой юбки, похожая на преступника, ожидающего свой приговор. Я стоял напротив, изучал взглядом черты ее лица и думал, насколько пустая это трата времени. Мы оба с ней знали в чем дело, знали, что все это правда, и никакой психолог не поможет упрямице признать свою вину. Я позволял кровожадной улыбке проплывать по губам и с легким удовлетворением отмечал, что Темари вздрагивает при каждом таком движении. Видит.
Я прошел в кабинет вслед за ней, уселся на подоконник и стал лениво наблюдать за безуспешными поначалу попытками врача вытянуть из девушки хотя бы слово. Он был мягок, осторожен в словах – прекрасный психолог, что сказать. Я и сам при жизни любил вытягивать разные сведения у моих неразговорчивых знакомых, но в тот момент понял, как далеки были мои умения, умения самоучки, от мастерства профессионала. Да, будь я живым - прочел бы пару книг по психологии, чтобы освоить это искусство в полной мере.
Но долго сожалеть о скорой кончине мне не пришлось. Врач начал спрашивать Темари обо мне, о нас. Говорил о том, как ужасна смерть под колесами грузовика. О том, как много я не успел еще сделать в жизни. Я уже начинал радоваться, думая, что тем самым он вынудит ее просить у меня прощения за произошедшее, но с каждым мгновением все больше сомнений закрадывалось в ту оболочку, что была моей душой. Потому что с каждым следующим словом врача Темари все больше бледнела, лицо ее начинало дрожать, а на ресницах трепетали прозрачные капли слез.
Я помню, как мне было больно, когда эта машина переехала мой череп. Одно мгновение – и я был мертв, не мог уже ничего чувствовать, но этого мгновения мне хватило, чтобы прочувствовать настоящую боль. Адскую боль. Больнее было, лишь когда душа, оторвавшись от тела, пыталась обрести некую телесную форму, чтобы тенью ходить за Темари и отравлять ее существование. В тот момент мне казалось, что ничего хуже я уже не смогу почувствовать.
Как же я ошибался.
Меня и сейчас отчаянно колотит, едва вспомню, как рыдала в том кабинете моя Темари, моя девочка. Как шептала мое имя, захлебываясь им и солеными слезами. Как лепетала, что виновата в моей смерти лишь она. Как искренне желала вновь обнять меня и сказать, что любит, не отпускать больше и погибнуть вместе со мной под той фурой.
Врач сказал, что у нее просто был шок от потери близкого человека. Что мой образ, преследующий ее повсюду, – галлюцинация от отчаянного стремления вновь увидеть того, кого не вернуть, от нежелания признавать, что меня больше нет. Он сказал, что рано или поздно это пройдет, главное - не позволять ей замыкаться в себе. Он много чего наговорил напуганной матери, пока Темари, обессилевшая, беспокойно спала на кушетке в кабинете под действием успокоительного. По щекам ее текли слезы, грудь то и дело нервно вздрагивала, губы шевелились, произнося неизвестную молитву. Я стоял рядом и гладил прозрачной рукой ее волосы, не чувствуя их шелковой мягкости, не чувствуя тепла ее тела… ничего не чувствуя. И с каждым мгновением я все сильнее осознавал, что и она не чувствует меня, что мои ласки и желание успокоить никак не смогут ей помочь.
Она исхудала, превратившись в бледную тень самой себя.
Она страдала каждую минуту своего существования после того дня, безрезультатно пытаясь забыться в работе.
Она винила себя в моей гибели, не находила места в этом солнечном мире.
Она сжимала пальцами алый шарф – последнее, к чему я прикасался, последнее, что дарил ей, словно тот еще хранил частичку меня.
А я все это время ходил за ней, как злой рок, вновь и вновь напоминая о нашей общей трагедии, которую она никак не могла пережить. Я, который должен был больше всех стараться ее утешить, хотя бы не мучить, – смерял ее самодовольным взглядом, вкалывая иглу за иглой в кровавый лоскуток сердца.
Я никогда не умел признавать свои ошибки. Готов был сделать что угодно, лишь бы укрепить в собеседниках уверенность в моей правоте и безупречности. Я любил быть идеалом, кумиром, как мне казалось раньше. Оказывается, я всю жизнь любил строить из себя бездушную скотину.
Что может быть хуже осознания фатальной ошибки, последствия которой уже не исправить? Я задавался этим вопросом раз за разом, не находя ответа. Наверное, людям свойственно считать самым худшим на свете то, из-за чего они страдают. Потому-то я обвинял себя, а Темари, напротив, находила все больше и больше аргументов, чтобы корить себя и мучиться еще сильнее.
Я пытался уйти. Перестать ходить за ней, исчезнуть из ее жизни и найти приют в заброшенном доме, чтобы стать затем его печальной и не соответствующей правде легендой. Через день вернулся – не смог удержаться, хотел знать, помогло ли ей мое отсутствие. И больше не уходил, ужаснувшись тому, как билась она в немой истерике, заперев дверь. Я боялся за ее рассудок, но ничего не мог сделать. Да и сейчас не могу.
Поговорить бы.
Одно только слово вдохнуть в ее бледные губы.
Чтобы знала, как мне больно.
Чтобы поняла, что знаю, как виноват в ее мучениях.
Что не виню ее больше.
Просто шепнуть ей «Прости» и взглядом попросить остаться сильной.
Той сильной девушкой, что она всегда была, что поддержала меня, когда умер мой дед, не опустила рук, когда ее отец потерял работу… Так почему ее сломал именно я?..
За шумом мыслей различаю шуршание. Оборачиваюсь и вижу, что Темари уже встала, оделась и мерными движениями расчесывает волосы. Как кукла. Прекрасная кукла с живыми глазами и очень холодной фарфоровой кожей, с мерными, будто запрограммированными движениями.
Я глянул на часы – пять утра, выходной. Куда она собралась?
Тихий голос окликает собаку, и Ра послушно поднимается с места, бежит к хозяйке, чуть повернув в мою сторону голову. А может, мне показалось: меня не замечал еще никто, кроме Темари.

Мы идем по улице молча. Ра впереди, натянув поводок, то притормаживая, то уходя вперед. Я ступаю по следам Темари, глядя, как холодный ветер шевелит ее волосы. Это так похоже на нас: опять что-то не поделили и идем то ли вместе, то ли отдельно, и вот сейчас бойкая Ино, подружка моей девочки, выскочит из-за поворота, обнимет Темари и протянет руки ко мне. Придется подойти, закатив глаза, и вновь осознать, что мои манеры на нее не действуют. А Ино начнет говорить, спрашивая нас через слово о всякой ерунде, пока не надоест мне, и я, обняв Темари за плечо, не заявлю «Нам пора». И Темари всю дорогу будет смеяться, что против Ино у меня нет приемов…
Мечты-воспоминания уносит вместе с собой вдаль свист пролетевшей мимо фуры. Похожа на ту, что сбила меня, – свистит так же. Я непроизвольно прячу подбородок в меховой воротник пальто, измазанный кровью, – старая привычка, оставшаяся еще с «живых» времен. Оглядываюсь. И как я не заметил, куда мы идем?..
По этой дороге студенты ходят зимой на каток. Она же – дорога к кладбищу. И та дорога, на которой оборвались две жизни – моя и Темари.
Перевожу на нее взгляд. Идет в короткой легкой куртке, без шапки. Забыла взять дома перчатки и теперь греет руки, обматывая их свисающими частями шарфа.
Глупышка. Мороз в минус двадцать семь, а она позволяет себе такое.
Подхожу, ускорив шаг, наклоняюсь к самому уху и шепчу, как раньше:
- Милая, надень капюшон. Сейчас холодно.
Она вздрагивает и поворачивается. Я гляжу в широко распахнутые, почти обезумевшие глаза и больше не могу прошептать и слова.
На месте смерти у бесплотного духа прорезался голос.
Метель наметает сугробы по обочинам, проносит снежные вихри сквозь меня и как-то особенно нежно кладет снежинки на ее ресницы. Ра стоит рядом и топчется от холода на месте, но смотрит на меня и приветливо виляет хвостом. Я не вижу этого – просто знаю.
- Прости, - шепчу едва слышно. Чувствую, что готов рассказать ей все, о чем думал весь этот год, впервые откровенно поведать обо всех бушующих чувствах, что всю жизнь душил в себе из практических соображений.
- Сасори...
Я забыл, как звучит ее голос. Нет, за этот год она не совсем онемела – лишь говорила редко и мало, но не так. Я забыл этот тембр, эти легкие переливы, эти вздохи. Забыл, что голос ее – живой, словно летний дождь, может быть и суровым, и нежным. Забыл, как загорается что-то в глубине ее сине-зеленых глаз – то теплых, как мягкая летняя трава, то серьезных и прохладных, но глубоких, похожих на бескрайний океан.
Не думая, наклонился к ней и впился в замерзшие губы – полупрозрачный, почти неосязаемый, мертвый. Никогда еще мне так отчаянно не хотелось жить: ни пока я был живым, ни этот – мертвый – год.
По моей оболочке-душе растекалось странное тепло. Я держал ее за спину и чувствовал, как тонкие пальцы едва касаются моей щеки, будто боясь провалиться сквозь призрачное тело.
Ра залаял - настойчиво, тревожно. Я отстранился от Темари, чувствуя, как дрожу всем телом-не-телом, как будто вновь отчасти вернулся в мир живых. Темари резко сжалась и сухо закашляла, хватаясь синеющими пальцами за шарф. В полумраке раннего утра она кажется еще белее, чем обычно.
Пес крутится возле хозяйки, тычется носом в куртку. Темари едва стоит, белея на глазах. Меня охватывает паника.
Она поднимает глаза и смотрит прямо в душу – необычайно тепло, почти счастливо. Я больше не могу стоять на месте, меня разрывает изнутри.
Читаю в ее глазах ласковое «Иди» и растворяюсь в свистящем потоке снежинок, уносимых февральской метелью в неизвестность.
***

Сугробы намело в полтора метра высотой. Мороз трещит в проводах, нещадно атакуя любого, кто осмелится выйти на улицу. Февраль не спешит уходить, задержался аж до апреля.
- Необычайно! – говорят одни.
- Природа, видно, шутит, - мрачно подмечают другие.
А мне плевать.

Я вернулся в родной город через год, к концу января. Бродил по знакомым улочкам, невидимый всеми, и вспоминал, как проходила моя жизнь когда-то в этих дворах, скверах, парках. Заглянул на квартиру родителей, которые, кажется, смирились с потерей и пытались жить дальше. За два года они добились успехов.
Зашел я и в дом Темари. Не мог не зайти – слишком велик был соблазн. Посмотреть, как она живет, что с ней стало за то время, пока я, слившись с Северным Ветром, обдавал холодом прохожих в дальних странах. Но дома ее не было.
Дома никого не было.
В квартире жили совсем другие люди, а перепутать адреса я не мог.
Переехали, конечно… Горько было это осознавать, но, может, оно и к лучшему – не надо ей лишний раз вспоминать о прошлом. Может, я был бы даже рад, если бы нашелся другой парень, что смог помочь ей забыть о тех страшных месяцах, проведенных со мной.
Тогда я решил проведать свою могилу. Это забавно, ходить по земле, пусть даже в непривычной форме, и знать, что где-то на гранитном камне постамента высечено твое имя и даты – две, обязательно две. Иначе не интересно.
Это и забавно, и приятно – видеть, что могила ухожена, цветы свежие, снег расчищен. Я просидел там довольно долго и собирался было уходить, но взгляд мой приметил еще одну могилу.
В ту ночь разыгралась страшная буря. Дороги замело, провода срывало, на улицах стало опасно. Были жертвы, занесенные снегом и убитые ветром.
Всю ночь я провел у могилы Темари, моей Темари, что умерла в июне прошлого года, продержавшись немногим более четырех месяцев после моего ухода.
Позже я встретил на улице ее брата, Канкуро, что вел беседы со своей девушкой. Удачно – они вспоминали Темари. Как я понял из обрывков фраз, она все те четыре месяца боролась за жизнь, страдая не то от ангины, не то от астмы, не то от какой-то другой легочной инфекции.
- Гуляла зимой, не одеваясь тепло, – говорили они.
"Отравлена холодом любимого человека", – знал я.

Морозы губительны для всего живого. При них возможно выживать, но жить – нереально.
С замерзшим сердцем нельзя прожить и дня. Можно просто бороться за свое тело, чтобы погибнуть, не онемев от холода.
У Смерти ледяное прикосновение Февраля, равнодушного и эгоистичного Властелина Морозов, бессовестно поглощающего жизни других существ.
Весны не существовало и существовать не может. Я брожу по улицам, замораживая дыханием несчастных птиц и прогоняя детей в теплые дома. Когда-то родные скверы стали моим пристанищем, деревья забыли, что значит цвести, и только Луна рада нескончаемым морозам, поглаживая ладонями лучей жесткие сугробы.
Сегодня третий день апреля. Я иду по любимой трассе, на которой давно не видать фур. Раннее утро встречает меня седыми лучами солнца, едва пробивающимися сквозь снежную дымку. Впереди – знакомая фигура. Канкуро гуляет с собакой, и рядом с ним идет хрупкая брюнетка, кутаясь в шарф мертвой сестры своего парня.
Мне хочется закричать им, чтобы ушли. Чтобы сожгли эту чертову полоску алой ткани, не принесшую миру еще ничего хорошего. Ветер дует сильней. Неужто снова начнется буря? Я не желаю им зла, пусть уходят. Уходят прежде, чем костлявые пальцы морозов дотянутся до их сердец.
Тут Ра оборачивается, виляет хвостом, смотрит на меня. Лает, счастливый. Я чувствую незнакомое тепло, окутывающее все существо моей невидимой души.
Оборачиваюсь и встречаюсь взглядом с нежными глазами цвета яркой летней листвы, в глубине которых плещутся воды южных морей.
Мы смотрим друг на друга и молчим. Слышу, как Канкуро говорит девушке что-то о нас. Может, видят? Неважно.
Она улыбается мне, чуть печально, но ласково. На ней лишь легкая курточка и летняя юбка, я же не могу согреться в зимнем пальто. Мне холодно от самого себя.
Хочется молчать, молчать вечность – и объяснить ей слишком многое, чтобы это можно было выразить словами. Смотрю в глаза и тихо шепчу:
- Милая, сейчас холодно.
- Слишком холодно, ты не находишь?
Киваю.
Не могу сделать шаг.
Чувствую тепло, что разливается по душе от легкого прикосновения ее губ. Где-то на реке треснул лед.
Мне пора. Я и так задержался.
Знакомый ветер обращает тело в снежинки. Темари шепчет: «Я буду скучать».
Отвечаю улыбкой: «Вернусь через год».
Протягиваю руку и чувствую кончиками пальцев тепло ее ладони.
Февраль растворяется среди последних искр растопленных морозов.
У Жизни нежные губы Июня, прекрасной в своей легкой небрежности Королевы Теплоты, живущей в сердцах людей.
Наши руки осторожно разъединяет солнечный луч и звонкий детский смех.
Родилась Весна.


Ещё раз приветствую пользователей на страницах журнала «ForbesFic». Конечно, следующая статья будет скорее отчётом, нежели полноценным публицистическим текстом, однако не терпится поделиться той радостью и гордостью, что мы испытываем.
Итак, «FictionFest», и с чем его едят?
Конкурс задумывался уже давно, казалось бы, с сотворения мира. Разные вариации, отличные друг от друга интерпретации, словом, голова шла кругом. И всё же вместе с моей коллегой «по цеху» Mimos'ой мы остановились на том, что вылилось в полноценный, не побоюсь этого слова, фестиваль фанфикшена, преимущественно мультифандомного. Поначалу мы подобрали список ограничивающих фандомов, что, в принципе, было потом отклонено, ибо ограничивать пользователей ещё и этим не хотелось. В итоге – огромное многообразие фандомов, всего с десяток заданий и, вот уж неожиданность, множество заявок с ходу. Не буду описывать реактивные действия по написанию дополнительных заявок, но это была приятная расторопность. И, закрыв тему подачи заявок, стали смиренно ждать.
День «Х», не иначе.
Когда все работы были выложены авторами, дошедших до конца, гордости за этих трудолюбивых пользователей не было предела. Всё же, первый серьёзный проект, давший такой хороший по всем параметрам старт. Пока длилось голосование, я перечитывал каждую работу по несколько раз. Все были в чём-то хороши: какая-то нравилась больше, какая-то – меньше, но, тем не менее, выиграли уже все, потому как смогли дописать. Психовала и ругалась Кенни, хмуро самоистязала себя Олана, слегка истерила Декойзи, торопилась с выкладкой Текаририка, но, в сущности, победителей было всего несколько, увы.
А итоги голосования удивили всех.
Первое место, по праву, разделили между собой Decoysie и Olana_Shwarz. Обе девушки написали умопомрачительные работы, заставившие удивиться даже меня. В случае первого лидировавшего автора – это был невероятно редкий, практически не тронутый фанфикшеном фандом «Пила». В случае второго – красивый, задевающий за живое стиль, который я нередко отмечал. Decoysie также отметили читатели, наделив фанфик-конкурсант самым большим количеством просмотров.
Второе место заняла, как ни странно, Kenny, твёрдо уверяющая меня в том, что она бездарность. К слову, девушка получила и «Выбор редактуры», о чём не знала до окончания голосования. Её фанфик отличился моим любимым фандомом, невероятной, в чём-то, жестокостью и такой тихой, слезливой печалью.
Третье место заняла Jammy. Её работа многих поразила, в том числе и меня. Хоть текст и не отличался огромным размером, а пояснения шли чуть ли не вровень с самой работой, автор смогла завести интригу. И тем самым заработала себе третье место.
Победителей должны знать в лицо!
А теперь представляю вашему вниманию работы победителей.



Название: Ароматом полевых цветов
Автор: Олана Шварц
Фэндом: Wolf's Rain (Волчий дождь)
Жанр(ы): Гет, Драма, Deathfic
Персонажи/пейринг: Киба/Мю
Рейтинг: R
Предупреждение(я): Смерть персонажа
Статус: завершен
Размер: мини
Размещение: запрещено
Содержание: Едкий запах спекшейся крови, что преследовал его с самого начала пути, медленно рассеивался, уступая место ледяному, тяжелому воздуху, от которого не пахло вообще ничем. Вокруг расстилалась лишь бескрайняя снежная пустыня, равнодушная и всесильная, поглощающая последние остатки его жизни.
От автора: Я бы сказал, какой это грандиозный провал, но лучше об этом даже не думать. Все настолько плохо, что я даже потянулся к курсивам.


Снег был колючим, почти острым, словно рассыпанная по земле мелкая стеклянная крошка. С каждым шагом Киба все сильнее чувствовал, как обломки холодного, сухого наста, по которому он брел который час, впивались в подушечки лап, обжигая нежную кожу. Он сжимал зубы в слабой попытке сдержать дрожь перенапряженных мышц, делал шаг, роняя лапы перед собой, и понимал, что тело сводит судорогами.
Кривоватая дорожка следов начиналась где-то далеко, и казалось, что Киба прошел уже сотню миль, но он преодолел от силы полторы. Время закончилось, и он не знал, сколько бродит по ледяной пустыне. Лапы медленно проваливались в ломающийся снег, отказывались шевелиться, но волк снова и снова шагал вперед.
Куда? Зачем?
Сухой стебель лунного цвета рассыпался во рту на мелкую стружку. Язык неприятно щипало горечью мертвого растения, и Киба то и дело сухо покашливал. Ему казалось, что вот сейчас, с очередным вдохом, оторвавшийся крупный кусочек листа перекроет трахею, и он попросту задохнется.
Едкий запах спекшейся крови, что преследовал его с самого начала пути, медленно рассеивался, уступая место ледяному, тяжелому воздуху, от которого не пахло вообще ничем. Вокруг расстилалась лишь бескрайняя снежная пустыня, равнодушная и всесильная, поглощающая последние остатки его жизни.
Лапа зацепилась за что-то, и Киба чуть не упал. Расставив ноги шире, он глубоко вдохнул и судорожно выдохнул. Приторный запах крови снова ударил в нос, пробуждая рефлексы. Просто задремал. Задремал на ходу и споткнулся о собственную лапу, как новорожденный щенок. Какой позор.
Хотя какая уже разница. Некому смотреть на него с осуждением. Некому смеяться над ним. И помочь тоже некому.
Киба вновь попытался спросить себя куда он идет, но ответом ему были лишь равнодушные завывания ветра. И волк, и ветер знали, что этот путь никуда не ведет. Потому что идти больше некуда. Потому что больше ничего не осталось, кроме равнодушного льда. Сказочного Рая нет и никогда не было. Как и счастья, к которому он так стремился.
В красных отсветах умирающей луны Киба видел свою тень – тощую, слабую. Жалкую. Он знал, что и сам сейчас похож на слабую тень себя прежнего. Где отвага, которой горели золотистые глаза? Где дух, заряжающий тело силой? Где гордость, хваленая волчья гордость? Даже она погибла в равнодушном снегопаде, замороженная беспристрастной зимой.
А он все шел куда-то, без цели и надежды, шел, сжимая в зубах источающий трупный запах ключик к Раю, шел, глядя мутным взором на снег под ногами. Он просто идет, пока может идти, чтобы не сойти с ума от поглощающей сердце пустоты.
В мутной пелене рядом он видел крупного серого волка, что с циничной усмешкой качал головой, скрывая теплый свет золотистых глаз. Видел, как ласково лизнула смущенного, но довольного песчаного волка голубоглазая волчица. Видел, как весело махал хвостом молодой рыжий волчонок, похожий на преданного пса, заглядывая в лицо суровому охотнику в дорожном плаще. Видел женщину-ученую в объятиях любимого.
А они не видели его.
Они смеялись и улыбались, счастливые и безмятежные, а его качал словно тростинку слабый ветер, пробирая до костей.
Они растворялись в блаженном тумане сознания, а он чувствовал, что с каждым шагом было все сложнее отрывать лапы от земли.
Они были мертвы, а он жив.
Что-то защипало на веках и исчезло в окровавленной шерсти крошечным кристалликом чистой скорби.
Киба прикрыл глаза, думая отогнать от себя наваждение, но понял, что поднять веки теперь намного сложнее, чем было мгновение назад. Он устал. Слишком сильно устал. Тело все еще дрожало после той битвы, открытые раны покрывались тонкой корочкой замерзшей крови. Ему хотелось просто отдохнуть, полежать часок, а может два, а может и того больше где-нибудь в тепле, позволить себе расслабится и почувствовать защищенность…
Нежный запах полевых цветов заполнил сознание, пропуская свои тонкие пальцы сквозь ядовитый клубок боли и отчаяния, разглаживая душу и расправляя крылья мечтам. Киба чувствовал мягкий ковер из молодой травы, теплые лучи солнца, встающего на безоблачном небе, и ласковые ладони, лежащие у него на груди.
- Киба…
Приятный голос ласкал слух, убаюкивал, и губы сами собой растягивались в улыбку. Он протянул руку и запустил пальцы в короткие темно-рыжие волосы, ее волосы. Почувствовал, как она чуть дрогнула от неожиданности, но вновь прижалась к нему, тихонько мурлыкнув. Захотелось рассмеяться, обнять ее крепко-крепко и почесывать за ушком, положив голову к ней на грудь и слушая, как зарождается это мурлыканье в глубине ее души. Но нет, не стоит портить идиллию. Как-нибудь потом, попозже. Сейчас он хочет лишь вдыхать ее аромат и утопать в райском блаженстве.
Резкая боль пронзила левую лопатку. Лапу свело, и Киба упал в снег. Туча сияющих искр-снежинок, совсем недавно упавших на крепкий наст, взметнулась в воздух и полетела искать себе новое пристанище. Сухой лунный цветок безвольно упал перед волком, похожий на ненужную тряпочку. Он мог бы поднять голову, дотянуться до него, но…
Сердце сжало в глубине сломленного тела, а пелена слез скрыла цветок от глаз.
«Как же больно. Не хочу. Нет больше смысла»

- Кто ты?
- Я? Я Мю.

Она так мило улыбнулась тогда, что он подумал, что за такую улыбку мог бы променять целый мир. Она казалась ему слишком далекой, недостижимой, как солнечный луч, за которым он в детстве пытался гоняться. А потом легкая и изящная пустынная кошка прижималась к его белоснежному боку и, всматриваясь фиалковыми глазами в его лицо, спрашивала:
«Ты не оставишь меня?»
«Нет, конечно нет»
Он обнимал эту хрупкую девушку-кошку, вдыхая аромат васильков, что веял от ее волос, и нежно улыбался. Рай – что это? Все друзья представляли его по-разному. Кому подавай охотничьи угодья, кому – заботливую семью, а кто-то бы хотел нянчить озорных детишек. Киба же не знал, что именно он так отчаянно искал столько лет. Его не прельщали рассказы Хиге о девушках, и вести вперед волчью стаю он тоже не особо желал. Наверно, в этом была какая-то особая прелесть – он жаждал найти Рай, чтобы узнать, что он из себя представляет. Обычное щенячье любопытство, красиво названное благородным путем ко всеобщему благу.
Сколько раз Цуме спрашивал его, какой смысл идти в «этот Рай»? Если бы даже Киба считал, то уже давно сбился б со счета. Он каждый раз уходил от ответа, или же отвечал общими фразами, и серый волк просто отмахивался, не желая слишком долго обсуждать вопрос. На самом деле оба они понимали, что Киба и сам не мог дать конкретного ответа. Просто должен найти – и все. Ни «зачем», ни «для кого» никто не уточнял.
А тогда, в сухой пустыне он наконец нашел ответы на свои вопросы, оказавшись в самом настоящем Раю. Там бы понравилось всем, Киба был в этом уверен. Теплый ветер перебирал шерсть, олени стадами паслись на сочных лугах, а воздух был кристально чистым, наполненным запахами полевых цветов. И, конечно же, она. Аккуратная, изящная пустынная рысь с нежными фиалковыми глазами. Вот ее бы Киба не стал делить ни с кем, и за нее бы отдал все богатства мира.
Она была кошкой. Кошкой во всех смыслах этого слова. Такая беззащитная – и такая сильная, игривая – и спокойно-мудрая. Он видел кошек в поселениях людей. Они всегда поступали так, как хотели, нагло смотрели с подоконников на ищущих место в жизни волков, но у хозяев мурлыкали и ласкались, утопая в блаженном тепле человеческих рук. Вот и с Мю все было также. Киба знал, сколько опасности может таить в себе кошка, и первое время часто оглядывался, не желая упускать ее из виду. Для безопасности, конечно. А потом – для души.
Мю показала ему тот мир, пряча в глазах хитрую улыбку. Ей было любопытно – кто же такой этот волк? Киба чувствовал себя словно на театральном представлении, где главным актером должен был быть он. Но ему тоже хотелось знать, какая она – эта грациозная кошка.
Любопытство – такое детское качество. Но Киба был рад, что еще не утратил его, когда позволял Мю подходить к нему ближе, когда отвечал на вопросы и задавал свои. Кошка была осторожна, но вскоре перестала отвечать образно, смеялась и рассказывала волку все, что могла рассказать. О том, на что похожи облака в небе, о том, как смешно маленький олененок скачет среди деревьев, а том, как пахнут васильки на лугах. А Киба слушал и удивлялся, почему он раньше не замечал той красоты, что была в мире вокруг него.
Они могли часами лежать на траве и глядеть в небеса, слушать стрекот кузнечиков и молчать, молчать… Мю прикрывала глаза и дремала, а Киба думал, что наконец нашел свой Рай. Свое место в этом мире – рядом с мурлыкающей на солнышке кошкой.
Для них обоих не существовало времени, и, наверно, Киба был действительно счастлив – ведь даже такая недвижимая вечность была ему, страннику, не в тягость. И тот сильный сухой ветер, приносящий с собой запахи леса и пустыни, людей и друзей-волков, заставляющий вспоминать о приторно-сладком аромате лунного цвета, пронзил белого волка насквозь множеством стальных игл. Ветер нес тепло, а Киба почувствовал, как душу сковывает холодом страха.
Он видел, как она смотрела себе под ноги, не желая поднимать взгляд. Тихонько говорила что-то себе под нос.
«Мы разные звери»
Но это же не повод. Или все, что говорила она раньше, было ложью?
«Мы разные звери. Мы не можем быть вместе»
Но кто, кто посмел это сказать?
«Мы разные звери. Прощай, Киба»
Когда она подняла глаза вновь, то уже сумела убрать с глаз пелену слез. Киба знал, что она пыталась не заплакать. И голос был таким слабым, таким обреченным…
«Прощай, Киба»

Хиге потом то и дело поглядывал на белого волка с легкой усмешкой, припоминая тому, как он рассказывал о том месте, где был. И о той, с кем был. А сам Киба не мог понять, почему друзья не заметили под лианами бессознательное тело каракала, пустынной рыси. Она должна была быть там. Она была там. А теперь уже погибла. Ведь он видел, как обращалось в туман ее тело, когда, отвернувшись, юная кошка прятала от него слезы. Его кошка, что бы там не говорили.
«Мы разные звери» - глупая отговорка, попытка спасти его от терзаний совести. Ей все же не удалось обмануть его, ведь Киба знал, кто именно виноват в том, что Мю не спасли. Кто оставил ее одну, обещав не бросать. Кто клялся про себя, что вновь отыщет Рай и изящную рысь с фиалковыми глазами, а теперь…

Раньше снег казался Кибе пушистым. Даже когда волк лежал на сухом насте, прячась от сурового ветра за обломками скал, он клал голову на землю и чувствовал мягкость недавно выпавшего снежного покрова. Теперь же даже падающие с небес снежинки были острыми, колючими, неприятно твердыми и холодными.
Волк едва дышал, ведь каждый вдох обжигал легкие ледяным равнодушием мира. Умирающая луна почти не освещала пейзаж вокруг. Киба приоткрыл глаза и увидел сухой стебелек и поникший бутон на нем. Он был готов сердиться, но сил даже на то, чтобы превратить бесполезное растение в пыль одним движением лапы, не было. Ведь… если бы не этот цветок, он бы так и остался в прекрасных Садах и даже когда умер, был бы счастлив. Но, видно, счастье вечным не бывает. И Киба вновь отправился за цветком, оставив за спиной тело рыси, но сохранив ее образ в сердце, чтобы узнать, когда встретит ее. Он же должен был встретить ее в Раю. Иначе смысл было туда так стремится его душе?
Но Рая нет.
И Мю больше нет.
И нет никакой надежды.

Лишь равнодушная луна видела, как некогда могучий волк теперь лежит, потрепанный, на снегу, и не может – не хочет больше ничего.
«Я обещал… обещал дойти до Рая.. довести всех… Но они уже мертвы. Им уже все равно. Как и ей»
Лица друзей вновь промелькнули в сознании Кибы, их голоса смешались в неприятный звон. Он хотел забыться, не вспоминать больше ни о чем, просто перестать существовать – и не чувствовать больше нетающего льда телом и всепоглощающего холода душой.
Но…
«Она, должно быть, ждет меня… Вдруг она ждет меня там, в Раю? А я просто еще не дошел?..»
Волк приподнял голову и увидел впереди лишь снежную пустыню, такую же, как и позади него. Ветер уже стер его следы, ни оставив земле воспоминаний о тяжелых шагах и медленном движении, словно Киба никуда и не ходил. Словно так и лежал здесь, крохотная частица мертвого мира, не менее мертвый, чем все его друзья. Чем сухой лунный цветок. Чем оставленная там, на другой стороне сознания, милая девушка…
Киба медленно приподнялся на дрожащих лапах, чувствуя, как напряжена каждая клеточка его тела. Она ждет его. И он должен найти. Хотя бы увидеть еще разок. Ведь если бы не Мю, он бы никогда не понял, что можно дорожить кем-то, кроме себя самого. Она подарила ему любовь, и он стал любить – ее, друзей, мир. Он захотел жить в этой новой, красочной вселенной, такой яркой, как блеск ее глаз. Она вошла в его жизнь с улыбкой, шутя опрокинув на серые громады жизни баночки яркой краски, а он так и не успел сказать ей “спасибо”.
«Да, мы разные звери, но ты же ждешь меня, верно? Ты ждешь меня в Раю, и я должен, должен туда дойти… Должен… дойти…»
Лапы подогнулись, и Киба вновь упал на холодный лед. Снежинки взметнулись в воздух и медленно осели на когда-то белую, а теперь грязно-серую шкуру в кровавых разводах. Сознание еще жило, но тело отказывалось служить. Цветок, когда-то тоже белоснежный, а теперь мутно-желтый, светился перед глазами, медленно проваливаясь в темноту. Киба неожиданно понял, чем Сады Вечности так отличались от его привычного мира. Там не было белого цвета. Холодного, мертвого, льдисто-белого цвета. Там было тепло ее улыбки и нежный свет фиалковых глаз, аромат васильков и звенящий весенней капелью смех, а белого цвета не было.
Белый – цвет льда и смерти. Цвет снега и равнодушия. Холода и бессмысленности.
Наверно, не случайно его шерсть была именно белой. А сейчас посерела.
С неба лил дождь, вечный спутник одиноких сердец. Киба и не заметил, как колючие снежинки сменились теплыми каплями, лишь почувствовал, что его тело медленно погружается в воду. Наверху вновь белела луна, очистившись от волчьей крови, а лепестки цветка, мертвого ключика в Рай, поднимались на поверхность, словно не могли пройти с так долго оберегавшим их волком последний отрезок пути.
Лед таял.
Лед все-таки таял.
Мир возрождался, но уже без него.
Откуда-то издалека теплый ветер донес едва ощутимый аромат васильков.





Название: Жизнь или смерть. Выбор за тобой.
Автор:
Decoysie
Фэндом: серия фильмов «Пила»
Дисклеймер: Джеймс Ван
Жанры: философия, ангст, дезфик
Персонажи: Джон Крамер, остальные - второстепенные
Рейтинг: R
Предупреждение(я): насилие
Размер: драббл
Размещение: с моего разрешения
Содержание: Когда захлёбываешься собственными пороками, твоя гениальность превращается в злой рок.


Джон Крамер сидел напротив многочисленных мониторов, что чёрно-белыми картинками мелькали перед глазами, и пристально вглядывался в измождённое лицо человека, наверняка сейчас ненавидящего его всей душой.
Да, вне всяких сомнений, он ненавидел его, и эта ненависть так предательски мешала ему осознать. Осознать и понять.
Получая ранения, обжигая и изувечивая свою плоть, гениальный нейрохирург Дирк Форман так и не понял сути происходящего. Так и не сумел осмыслить, что значит жить и что значит умереть. Умереть внутри, сгнив полностью и давно переступив черту, что звалась «точкой невозврата».
Угаснуть навсегда, захлебнувшись своими же пороками.

- Мистер Крамер? – Поджарый мужчина лет сорока улыбнулся, чересчур демонстративно выказывая наигранную вежливость, и протянул ладонь для приветственного рукопожатия.
- Да, спасибо, что нашли для меня время, мистер Форман. – Джон едва заметно кивнул и пожал руку в ответ.


- Какую дверь открывать? Он на распутье, – позади послышался голос Аманды, верной соратницы в его нелегком труде, и мужчина, даже не обернувшись к ней, глухо ответил:
- Левую.
На пару секунд он прикрыл глаза, справляясь с внезапным головокружением от очередного приступа гипотензии - с каждым днём становилось хуже, опухоль прогрессировала, действуя на кровеносное давление, - а затем тяжело вздохнул, прекрасно осознавая, что именно ждало Дирка за уготованной ему дверью.
- Левую? – Девушка удивлённо вскинула брови. – Но ведь… Он же успешно прошёл…
- Аманда… - перебил её Крамер, наконец-то обернувшись. И больше объяснений не потребовалось, Аманда была на редкость смышлёной девушкой.
- Я поняла. – Через мгновение помощница уже скрылась в тёмных недрах коридора, оставляя Джона наедине с собой.
Кто бы знал, как же сильно ему опостылело видеть чужие смерти.
Видеть кровь, слышать крики, что раздирали барабанные перепонки, а также всем своим нутром ощущать ту боль и страх, что испытывали его жертвы, и раз за разом читать этот отвратительный невысказанный вопрос, который неизменно застывал в остекленевших глазах каждого несправившегося с заданием человека: за что?
Суть игры понимали немногие, и от этого становилось ещё тоскливее.

- К сожалению, я не могу вам помочь, мистер Крамер, – пожав плечами, Форман развёл руки в стороны и попытался изобразить на лице сочувствие.
- Всё из-за страховки, не так ли? – Джон прищурился и немного склонил голову набок. – Чья-то жизнь, по всей видимости, и для вас скатилась до уровня выгоды.
Доктор негодующе мотнул головой и криво ухмыльнулся.
- Джон, послушайте, я искренне вам сочувствую, но я действительно не могу вам ничем помочь. Опухоль неоперабельна…
- Год назад вы уже делали подобную операцию, которая лишний раз доказала, что вы гениальный нейрохирург. – Крамер смотрел в упор, откинувшись в кресле и сложив ладони в замок, вынуждая тем самым сидящего напротив мужчину явственно занервничать и покрыться маленькими капельками пота.

Его взор опять устремился на мониторы, что транслировали изображение с многочисленных камер, которыми был начинён старый заброшенный завод, а затем, почувствовав усиливающееся сердцебиение, надел на себя кислородную маску.
Внешне он оставался по обыкновению спокойным, но вот внутренне – Крамер переживал. Всегда переживал за каждый неверный шаг своих испытуемых.

- Кхм, - Дирк прочистил вмиг охрипшее горло, - возможно, мистер Истон всё же сможет выделить вам страховые накопления, тогда…
- Тогда вы попробуете? – Джон усмехнулся, на мгновение прикрыв глаза и качнув головой. – Как всегда всё упирается в денежный знак.
Форман не сдержался и раздражённо цыкнул, смерив своего неудавшегося пациента злобным взглядом.
- Только не делайте из меня коррупционера, пожалуйста! Государственных квот, к сожалению, на всех не хватает, а оплачивать операции из своих средств я, увы, не обязан!
Крамер поднялся с кресла настолько резко, что невольно заставил своего оппонента ощутимо вздрогнуть, а после несколько секунд очень внимательно смотрел на него, будто пытаясь что-то разглядеть.
- А вы уверены, мистер Форман, что государственные квоты были потрачены на тех, кто действительно заслуживал их? – В ответ предсказуемое молчание, вырвавшее из груди Джона полувздох-полуусмешку. - Знаете, когда я ожидал в приёмной вашего приглашения, рядом со мной сидела женщина. Она плакала, навзрыд. Я не удержался и спросил у неё, в чем причина слёз, а она ответила, что её трехлетнюю дочь, так же как и только что меня, признали неоперабельной. Вы - признали её неоперабельной. Так вот, уверенны ли вы в том, что действительно бессильны? Хотя бы по отношению к той девочке. – Крамер наклонился к Дирку так, что их разделяло всего лишь несколько сантиметров. – Я не сомневаюсь в том, что нейрохирургия – это ваша стихия и ваш гений. Вы, мистер Форман, поистине гений, но не забывайте, что этот дар вполне может превратиться в злой рок уже завтра. И я не говорю про себя, умирать мне не страшно, но спасать жизни тех, кто этого заслуживает, ваша обязанность. Поверьте, я знаю, о чем говорю…

Мужчина, что стоял на распутье Т-образного коридора, банально старался удержаться на ногах, придерживаясь за стену ослабевшей, запачканной кровью рукой. Через миг металлическая дверь левого сектора с кричащей надписью «Познай свою самоотверженность» со скрежетом приоткрылась, обнажая царящую за ней темноту и не оставляя другого выбора, кроме как проследовать к ней.

Он сидел и вот уже несколько минут кряду безотрывно глядел на себя в зеркало, стремясь уловить каждое произошедшее с ним изменение. Он был совсем не похож на того гениального инженера Джона Крамера, коим являлся прежде. Болезнь отобрала у него внешний лоск, а назойливое стремление наконец-таки научить людей ценить свою никчёмную жизнь придавало его взгляду колкость и в некой степени жестокость. Его гениальность постепенно сводила с ума, превращаясь в рок. Рок, что навсегда грозился изменить его жизнь и привнести в неё совершенно иной смысл, совершенно иное - предназначение.
И, увы, он ничего не мог с этим поделать.
Самое первое испытание уже было полностью продумано и подготовлено. Механизм сконструирован, а жертва поймана в силки.
Отныне многие, кто не ценил своё существование «до», были обречены понять свою жизнь «после».


«Добро пожаловать, Дирк, на твоё последнее испытание. Правила этой игры предельно просты, стоит лишь осознать ценность жизни, что находится сейчас у тебя в руках…»

В небольшом помещении зажёгся свет, и Форман, на секунду прищурившись, а оттого ослепнув, не сразу подметил затемнённый отсек, что находился прямо перед ним, и большую красную кнопку с надписью «Квота», расположенную буквально в нескольких шагах.

«Перед собой ты видишь клетку, потолок и пол которой будут сближаться каждую секунду ровно на десять сантиметров, пока не сомкнуться полностью. Внутри находится человек - наркоман и вор, не имеющий принципов и уже совершивший множество отвратительных поступков. Тебе же необходимо решить, достоин ли он права жить, если учесть, что этому молодому человеку всего лишь шестнадцать. Тебе необходимо ответить на вопрос: возможно ли этому юноше исправиться и стать достойным членом общества? Тебе необходимо понять, в силах ли ты дать ему эту квоту на жизнь? Или же ты предпочтешь равнодушно лицезреть его мучительную смерть…»

- Ах ты долбанный ублюдок, прекрати это делать! Хватит!!! – неистово закричал Дирк, хватаясь за виски ладонями. Слишком измождён, слишком устал, чтобы принимать такие решения.

«Однако залогом его жизни станет жизнь твоя. В конце этой игры в живых останется лишь один из вас. Торопись, ибо на раздумья отводится не больше двух минут, и очень советую провести их с пользой, мистер Форман. Жизнь или смерть. Выбор за тобой…»

- Хватит! Чёртов ты ублюдок, хватит! – продолжал яростно орать мужчина, безуспешно пытаясь найти своего мучителя лихорадочно блуждающим по стенам взглядом, но бестолку: время уже начало свой стремительный отсчёт, обрекая одного из невольных гостей этого мрачного пристанища на верную гибель.

Сто двадцать секунд – много это или мало, для того чтобы понять весьма простую и очевидную вещь, коей и являлась ценность жизни.
Обычно испытуемые тратили сто из них на отрицание, на непринятие проблемы выбора, и лишь в последние двадцать – принимали решение: жить или же умереть. Странная человеческая природа играла против них же самих, обрекая на неминуемый конец, и Джон Крамер, прозванный глупыми газетчиками «Пилой», не считал себя виновным в их таких же глупых, как и его прозвище, смертях.

Это было неудивительно, что Дирк Форман не стал исключением, оказавшись донельзя предсказуемым и не желающим отдавать свою жизнь за незнакомого парня, что, по сути, являлся отбросом общества. Он был глух к мольбам отравленного наркотиком подростка, язык которого заплетался от полученной дозы героина, и лишь пытался абстрагироваться от того кошмара, что разворачивался перед ним, с силой затыкая уши ладонями, пока безжалостные железные прутья потолка и пола медленно сближались, сдавливая парализованное тело несчастного.
Доктор Форман не желал давать эту квоту на жизнь, как не желал делать это множество раз, проводя государственные средства, выделенные на бесплатные операции, через чёрную бухгалтерию госпиталя и отправляя немалые суммы себе в карман.
И он так и не понял бы свою фатальную ошибку, если бы грязная лампочка, что располагалась в нижнем углу отсека, не загорелась тусклым желтоватым сиянием и не озарила лицо обреченного на смерть юноши…
Джастин Форман, его сын. Наркоман и вор, ограбивший не один магазин заправочных станций после того, как разгневанный родитель заблокировал все его кредитки.
Джастин Форман, наркоман и вор, неоднократно избивающий собственную мать за то, что в который раз молила своего отпрыска лечь в наркологическую клинику.
Джастин Форман, наркоман и вор, всей душой презирающий отца за то, что тот превратился в ничтожество ещё большее, чем он сам.
Джастин Форман, наркоман и вор, чья жизнь теперь исчислялась секундами…

Сто семнадцать движений секундной стрелки – отрицание проблемы, и лишь три последних мига – принятие решения.

В глазах мужчины отразился неподдельный ужас, а рука судорожно дёрнулась к красной кнопке.

Три…

- Папа… - Джастин задыхался, ведь оставшиеся тридцать сантиметров высоты не давали полноценно вздохнуть, - про… сти…

Два…

…И время остановилось. Будто застыло в вечности для отца и сына, что, пожалуй, впервые за долгое время, смогли открыто посмотреть друг другу в глаза. В глаза, что были полны влаги от непролитых слёз ненужных теперь сожалений. А слова – слова были излишни: за эту «вечность» они смогли сказать друг другу многим больше, чем говорили друг другу прежде.

Один…

Пол и потолок резко и со скрежетом разъехались в стороны, высвобождая травмированного Джастина из своих тисков и благосклонно возвращая ему возможность судорожно глотнуть воздух, и в тот же самый миг стены второго отсека, в котором находился сам Дирк Форман, внезапно и с глухим звуком захлопнулись, не давая некогда гениальному нейрохирургу и шанса осознать свою неожиданную кончину.

Игра окончена.

- Вот и для вас гениальность обратилась в злой рок, мистер Форман, - едва слышно проговорил Джон, задумчиво поднимая помутневший взор к потолку. Он всегда чувствовал некое опустошение после окончания игры. После этого ему требовалось пару секунд полной, почти осязаемой тишины. – Хотя нет, для таких как мы, гениальность всегда является роком, не так ли?






Название: Бьют часы, тик-так, очнись!
Автор: Кензавр.
Фэндом: Гарри Поттер, сэр!
Дисклеймер: Дж. Роулинг.
Жанр(ы): драма, десфик, капля экшена.
Персонажи: Гермиона Грейнджер, Фред Уизли, Джордж Уизли, Гарри Поттер.
Рейтинг: PG-13.
Предупреждение(я): слегка отличается от событий в каноне: Фред умер уже после якобы смерти Гарри, Гермиона не лаффки Рона; некая обрывочность и нелогичность - присутствуют, упоротость - всегда с вами!
Статус: закончен.
Размер: мини.
Размещение: только с моего разрешения! Увижу где - рога пообламываю, вот.
Содержание: Некрасивая, маглорожденная девочка Грейнджер, читающая магловские сказки. Два мальчика-близнеца, не боящиеся смерти. И их никчёмный, разрушенный до руин школьный роман.
От автора: я просрала все мыслимые и немыслимые сроки, писала в жутких условиях (с нетбуком по пригородам), но я не жалуюсь, нет.
Посвящение: Нин-чан, моя стручковая стебль, это для тебя. ;)


- Бьют часы, тик-так, очнись, Грейнджер! - И дикий хохот, эхом отбившийся от стен. Близнецы Уизли, личный кошмар их факультета, отплясывали рядом, стараясь воспроизводить как можно больше шума. Гермиона, закрывшись очередной книгой, опустила тяжёлый переплёт и осуждающе на них посмотрела. Фред, осёкшись, таинственно понизил голос:
- Братец Фордж, кажется, нашим невинным забавам пришёл полный конец. Мисс Гриффиндорская Староста сейчас будет действовать радикально. – Джордж, явно переигрывая, пал на колени, причитая:
- Братец Дред, но мы ещё так молоды! И у нас отнимутся руки от написания миллионов строчек: «Я не должен быть задницей Мерлина»!
- Богохульник. – В близнеца полетел клочок бумаги, ловко стукнув его по затылку. Фред, обольстительно улыбнувшись Грейнджер, присел в реверансе, пропев: - Наше шутовское почтение, леди Апломб и Серьёзность!
И снова хохот.
- Придурки, - буркнула Гермиона, вновь утыкаясь в чтиво. Но по губам, автоматически, скользнула улыбка.
Никто на её памяти не был настолько самодовольно-прекрасным.

Когда ты стоишь перед выбором – убить или умереть, не хочется быть той-самой-решительной. Хочется лишь справедливо всхлипнуть и спрятаться в самом тёмном углу замка. Хочется, чтобы две пары рук прижимали к себе, успокаивающе гладя по волосам, сейчас спутанным и лохматым. И щедро политым чужой кровью и сажей, запах которой намертво вклинился в сосуды.
- Бьют часы, тик-так, очнись, Грейнджер. - Задумавшись, она щёлкнула у себя перед носом пальцами. Когда Гермиона была маленькая, то думала, что все волшебники таким образом совершают чудо. Щёлк! И Золушка становится принцессой. Щёлк! И у Русалочки есть ноги. Щёлк! И лягушка становится принцем.
Дурацкие, магловские сказки.
Стоя посреди Большого Зала, она старательно воскрешала в памяти те приятные воспоминания, так или иначе связанные с этим местом.

Распределение, завтрак, почтовые совы, Рождество, Гарри, Рон, Гарри, Рон, идентичные, насмешливые взгляды двух головорезов.

Мальчишки, которые не думали о смерти.
Извечно удивлённый взгляд пустых голубых глаз вперился в своды помещения, такие высокие, такие недосягаемые. Подняв голову вверх, она вспоминала, как они кружились там, у зачарованного потолка, дразня Амбридж.
Абсурдно-хреновая улыбка получилась сюрреализмом посреди этого всеобщего горя. Спрятав лицо в ладонях, Гермиона устало вздохнула, давя в себе жгучее желание разрыдаться. Впереди, всего в трёх метрах, Джордж держал за руку свою-мёртвую-половину, растерянно и настойчиво спрашивая Фреда, простудится он или нет. Ведь сквозняки, проникая через многочисленные трещины, стелются по полу. А он лежит – такой взъерошено-удивлённый, холодный и, самое главное, не дышащий. И это было слишком.
Горестный вой одного единственного человека раскаленной лавой пробился в уши. И в это мгновение ей уже хотелось оглохнуть, ослепнуть и лишить себя осязания. И обоняния, ибо запах сажи, намертво впившийся в сосуды, вызывал давно сдерживаемый рвотный рефлекс.
Гермиона Грейнджер, стоя посреди Большого Зала, тихо всхлипнула, закусив грязную, измазанную в чужой крови руку зубами.

- Шухер, Фредди! – воскликнул второй близнец, пряча что-то за пазухой. – Нас спалила Её Высочество Староста.
- Боюсь, Джорджи, нас ожидают все муки ада, - сокрушенно покачав головой, пробормотал Фред.
- Или строчки! – подхватил Джордж, заламывая руки.
- Отбой был в десять вечера, что вы оба здесь делаете, позвольте спросить? – уперев руки в бока, спросила Гермиона, осуждающе глядя то на одного, то на другого.
- Так и быть, позволяем…
-… уговорила, противная.


Джордж, аккуратно прижав к себе тело брата, уткнулся в грязный, пыльный воротник когда-то щегольской рубашки Фреда, продолжая тихо и горько завывать.
«Лишите меня слуха! Лишите зрения! Сделайте что-нибудь!» - безмолвно кричала Гермиона, не решаясь подойти. Но в действительности именно она была тем-самым-человеком, которого ждал оставшийся в живых близнец Уизли. И то чувство гиперответственности за все свои последующие слова пугали и вселяли жалкие, для гриффиндорки, мысли сбежать.
Иногда ей казалось, что храбрость – это всё, чем славились студенты колледжа Гриффиндор.
Пытливый ум, незаурядная логика, превосходная память – что она делает на факультете Годрика?
Джордж, оторвавшись от тела брата, поднял взгляд вверх и встретился с её – сострадательно-карими, совершенно пустыми. Взгляд спустился вниз – на обкусанные губы, на ссадину, заканчивающуюся раной на подбородке; и вернулся обратно, к глазам. Что он хотел выяснить, Гермиона не поняла. Что ожидал прочесть – она так и не узнала. Позорно сбежав из Большого Зала, Грейнджер автоматически и мысленно прокладывала дорогу к Выручай-Комнате.
Кто бы мог подумать, что знаменательный день Победы она будет ненавидеть больше всего на свете.

Гермиона, сдавленно всхлипнув, прислонилась к холодной стене, зажмурив глаза. Тяжело, невероятно тяжело даётся эта сосредоточенность на уроках, в гостиной, в Зале, в кабинетах. Везде, где есть другие люди. Всегда гордо вздернутый нос, серьёзный, глубокомысленный взгляд и лёгкая, плавная походка. А сейчас, когда вечер полноправно захватывает сутки, она просто не выдерживает. Очередное дежурство, опять в одиночестве.
- Грейнджер?
Удивленно-идентичный возглас близнецов.
«Только не они!» - вмиг промчалась в голове мысль. Не хватало ей ещё и издевательств.
- Гермиона, ну ты чего? – Впервые в голосе Фреда Уизли появилась растерянность.
- Староста, не плачь. – Внезапно тёплые руки легли на плечи, а от лица насильно отняли руки, открывая заплаканные глаза. И неожиданно стало хорошо. Стоило лишь взглянуть в голубые, горящие взгляды двух Главных Бузотёров.
- Скажи нам, кто тебя обидел, Грейнджер. И его найдут завтра, висящим на собственных же панталонах, – подмигнул Джордж.
- Верно! Обижать тебя можем только мы! – притворно нахмурился Фред, пихая брата в бок. Гермиона замотала головой, старательно пряча улыбку. Джордж, прикоснувшись к её подбородку, поднял её взгляд так, чтобы он пересекся с его – необычайно серьёзным.
- Знаешь, Гермиона, какая ты красивая, когда нет всей этой напыщенной суровости.
Лёгкий поцелуй в щеку от Фреда заставил Гермиону вспыхнуть. Машинально дотронувшись ладонью до места поцелуя, пропустила шутливый щелчок по носу от Джорджа, но впитала тепло его нежной улыбки, когда он шептал ей: «Бьют часы, тик-так, очнись, Грейнджер!»
И они ушли, оставив её в недоумении, растерянности, но с глупой улыбкой на губах.
- Шалость удалась! – послышались их голоса за углом.


Выручай-комната осталась лишь приятным воспоминанием в голове. Было сложно представить, что где-то в недрах этих стен горит вечное Адское пламя. И вечно будет гореть тело её бывшего однокашника Винсента Крэбба, который тоже не думал о смерти. О ней не думала Тонкс, бросившись в самую гущу Битвы, выискивая и отчаянно зовя Ремуса. О ней не думала Лаванда, бросившись под заклятие Долохова, прикрыв собой Рона. О ней не думал профессор Снейп, неосторожно говоря о том, что Тёмный Лорд и так достаточно могущественен. И о ней совсем не думали Фред и Джордж – самые светлые, самые тёплые. В висках забили тяжёлые молоты, и только тогда Гермиона дала полную волю слезам. Крупные, обжигающие капли стекали по щекам, а из уст вырывалось стыдное поскуливание, когда она, опираясь на стену спиной, съехала по ней, обхватив себя руками. Больше не будет этих объятий в две пары рук. Не будет смелых поцелуев горячими, опухшими губами. Не будет двойного шёпота: «До завтра, мисс Гриффиндорская Староста». Не будет громкого, заразительного смеха.

Гарри решительно схватил Джинни в охапку, прижимаясь к её губам. Присутствие Рона, Гермионы, близнецов и остальных не мешало ему выразить свои чувства. Взгляд Грейнджер замер только на двоих, без слов передавая им всё то, что накипело. Что она долгими вечерами, пока они прятались в палатке, строчила в письмах, судьба которых - быть неотправленными. Фред и Джордж, отыскав наконец её в толпе, так же, решительно и безоговорочно, двинулись вперёд, расталкивая бывших однокурсников, друзей, знакомых. Пробираясь к ней.
Две пары рук схватили её и прижали к ним – таким тёплым. Это был глоток свежего воздуха, прыжок в небо. Поцелуи растворились в слезах, а удивленный шёпот окружающих – в их признаниях.
- Больше никогда не смей так делать, Грейнджер! – необычайно серьёзно сказал Фред, тряхнув её за плечи.
- Иначе мы всем расскажем, что ты спишь с игрушечным единорогом! – пригрозил Джордж, вцепившись в её предплечье. Гермиона рассмеялась – впервые так легко, воздушно, свободно.
- Я сплю с мягкой игрушкой-единорогом, которого зовут Пол! – прокричала она, обратив на себя внимание всех.
- Братец Фордж, крыть нечем, - опечаленно резюмировал Фред, сокрушенно мотнув головой.
- Братец Дред, у нас есть ещё пара запрещенных приёмов, - ухмыляясь, Джордж вновь поцеловал её, да так, что ноги подкосились, и Фреду пришлось прижать её к себе, обнимая за талию.
- Надо написать Рите Скитер, что её теория насчёт Гермионы верна, – оторвавшись от чувственных уст, прошептал Джордж. Девушка вскинула брови, а Фред рассмеялся и пояснил: – Грейнджер – амбициозная девочка, которая любит игроков в квиддич.
- Гермиона Грейнджер любит только хороших игроков в квиддич, - насупившись, поправила Гермиона. Звонкий смех близнецов взвился до потолка, и все, кто присутствовал в Выручай-комнате, поначалу неуверенно, а затем всё шире и шире начали улыбаться. Грейнджер их понимала. Невозможно противиться заразительному смеху близнецов Уизли.
Стоило почти весь год скитаться невесть где, чтобы понять, как сильно ты любишь.


Когда стоит выбор – убить или умереть, ей хочется умереть.
Мертвые, но полные удивления глаза Фреда и тихий, но горестный вой Джорджа. Её трясущиеся руки, перекошенное от сдерживаемых слёз лицо, мышцы которого навеки атрофировались на одном выражении. Некрасивая, маглорожденная девочка Грейнджер, читающая магловские сказки. Два мальчика-близнеца, не боящиеся смерти. И их никчёмный, разрушенный до руин школьный роман.
Сидя на пыльном полу, она не подняла головы, когда по лестнице поднялся Герой Магической Британии. Ничего не сказала, когда рядом сел Гарри Поттер. И никак не отреагировала, когда лучший друг судорожно сжал её пальцы в своих, безмолвно говоря о том, что уже не имеет смысла. Храбрый мальчик Гарри Поттер, который ждал смерти сегодня. Амбициозная девочка Гермиона Грейнджер, которая любит только хороших игроков в квиддич.
Вцепившись ледяными пальцами в его рубашку, Герйнджер уткнулась в его плечо и разрыдалась с новой силой, не сдерживаясь и не скрываясь. Сейчас – можно.
- Знаешь, Гермиона, - начал Гарри тихо, игнорируя её завывания, - когда мы есть, то смерти еще нет, а когда смерть наступает, то нас уже нет. Таким образом, смерть не существует ни для живых, ни для мертвых. – Он поднял взгляд вверх, задержав зелёные бесовские глаза на многочисленных трещинах, через которые нагло проникал сквозняк. – Ему уже всё равно. А вам нужно как-то жить.
Мертвому Фреду, там, на полу Большого Зала, нипочём никакие сквозняки. А её трясёт от холода, и каждая мурашка, возникшая на теле, отзывается болью в простуженных суставах.

- Джордж, Фред, вы идёте с Ремусом на Астрономическую Башню. Прикрывайте тыл!
- Да, господин министр! – шутливо отсалютовали Кингсли близнецы, отходя от Гермионы. Та, отчаянно вцепившись в ладонь одного из Уизли, сглотнула и просипела:
- Осторожны… Будьте осторожны.
Сурово двинувшись к ней, они в один голос прошипели:
- Бойся нас, Тот-Кого-Никак-Не-Отсохнет! У нас есть Суровая Грифиндорская Староста.
- Грейнджер, мы вернемся ещё до отбоя, - подмигнул Джордж, а Фред, наскоро сцеловав одинокую слезу, оставившую грязный подтёк на нежной когда-то коже Гермионы, махнул рукой, мол, и не такое делали. Улыбнувшись, девушка отпустила руку близнеца, и они скрылись на лестнице. Подняв голову вверх, Грейнджер увидела, как меняется потолок Выручай-Комнаты. «Не к добру», - мелькнула предательская мысль.


Совсем недавно она ходила в этот класс, разучивая заклинания у профессора Флитвика. Недавно – а кажется, будто бы в прошлой жизни. Руки измазаны в саже, по щеке уныло течёт капля крови, которую она игнорирует, настойчиво ведя себя вниз. Слева – спуск в подземелья, где их каждый урок невероятно выводил профессор Снейп, нашедший покой на полу Визжащей Хижины. Если перейти через лестницу, можно попасть на проход в Астрономическую Башню, где Гермиона часто отлавливала неудачливых влюбленных, будучи на дежурстве. А сейчас она проходила мимо класса Защиты от Тёмных искусств, который менялся при каждом преподавателе, коих было немало.
И снова – Большой Зал.
Ничего не изменилось.

- Фредди, как ты, братишка?
- Всё хорошо, Джорджи, вот только пол-ягодицы оторвало. Надо было слушать Грюма и не засовывать в задний карман волшебную палочку.
- Приготовь палочку, дурень, это тебе не стычка в Лютном переулке с барыгами. Тут всё серьёзно!
- Тут ты прав. Даже как-то не улыбается. И поджилки трясутся.
- Только не обмочись, а то мне стыдно будет говорить, что ты мой брат.
Ремус, вскинувшись, как охотничий пёс, просипел:
- Аппарируют! Щит разрушен, и защита замка пала.
- Готовь свою оставшуюся ягодицу, чтобы тебе надрали задницу, Фредди, - шепнул Джордж и тут же махнул палочкой, невербально используя Протего.
- Оставь её мне, Джорджи, будет за что ущипнуть позже.
Заклятия мелькали в темноте, пока удачно отражаемые. Упивающиеся появлялись по всей территории, оглушенные триумфом. Гарри Поттер мёртв!
- Больше нет Спасителя Магического Мира! – кричал Волдеморт, усиливая свой голос. – Больше нет вашей надежды!
- Зачем так кричать, Волди? – прохрипел Джордж, откатываясь в сторону. Заклятие Беллатрисы пронеслось над головой, и она зашипела, как кошка. – Вид воистину устрашающий, мадам, - кивнул Уизли, перекатываясь в бок, а Лестрейндж, оглушительно захохотав, начала осыпать его градом невербальных, и ему приходилось только петлять, не всегда успевая использовать Щитовое.
- Джордж!
Фред, разоружая и оглушая Руквуда, аппарирует со своего места, с ювелирной точностью оказываясь перед Беллатрисой. Та, не ожидав подобного, опешила, отскакивая. Что позволило Джорджу лишить её палочки. Хлестко и жестко махнув своей, он отбросил Упивающуюся к стене. Ударившись головой, Лестрейндж съехала по бетону, оставляя за собой кровавый след.
- Суров, брат, - удивленно проговорил Фред, повернув голову к близнецу.
Авада Кедавра – это заклятие, которое невозможно отразить. За его применение волшебник отправляется на пожизненное заключение в Азкабан.
Рудольфусу Лестрейнджу уже было всё равно. Боль от потери женщины, которую он любил, которая на его глазах была убита, затмила разум. Руки действовали автоматически, а знакомые, но до сих пор не использованные слова эхом сорвались с губ. И Фред, навечно оставив на лице удивлённое выражение, упал на землю.


Ничего не изменилось.
Только не было Джорджа.
«Где ты?» - отчаянно думала Гермиона, разыскивая того взглядом. Но нет: Рон, обнимающий Молли; Перси, держащий руку на плече у отца; Билл, испещренный шрамами, положивший голову на колени Флёр; Джинни, сидящая рядом с завёрнутым в какую-то ткань тело. Но нет Джорджа.
Метнувшись обратно, на выход, Грейнджер побежала что есть сил.

- Что будет, если вы однажды расстанетесь? Ну, не всю же жизнь будете вместе, - рассудительно произнесла Гермиона, усевшись прямо на мантию Фреда, которую он расстелил на пол. Конечно, на самой высоте Астрономической Башни не очень-то и тепло, но разве она не волшебница? Купол Обогревающих висел над ними.
- Я скинусь с этой башни с его именем на устах, - скорбно пропищал Джордж, имитируя слёзную истерику.
- Кретин! – фыркнула девушка.


На Астрономической Башне, на самой её высоте, всегда холодно. И сейчас, машинально прошептав Фламма, Гермиона неуверенно подошла ближе, не решаясь взять за руку. Джордж, вцепившись в края единственного окна здесь, смотрел вперёд, не отрываясь.
- Бьют часы, тик-так, очнись, Джордж, - прохрипела Гермиона, сглатывая слёзы. – Отбой уже был, пора спать.
- Да, староста, - тихо проговорил Уизли, продолжая смотреть вперёд.





Апостол безобоснуйного нечто и штампованных фанфиков снова с вами, читатели! В первую очередь приветствую на страничках всеми любимого журнала «ForbesFic», который растёт, цветёт и зеленеет на наших глазах. Далее спешу обрадовать тех, кому моя статья в прошлом принесла немало весёлых секунд: здесь будет адски жарко. Призвав в помощь всю силу стёба и маразма, я начинаю повествовать, следите за ускользающей мыслью восхода моего разума. Как и обещала в предыдущем номере, эта статья будет описывать такие же шаблонные ситуации, но уже не в жанрах, а в предупреждениях, коих немало. Итак, приступим.

ООС.

- Сакура-ча-а-а-а-ан! Сакура-ча-а-а-а-а-ан, подожди! – Учиха подбежал к девушке, быстро поклонившись и смутившись. Выглядел он до безобразия мило: взъерошенные волосы, запыхавшийся и растерянный. Сакура, холодно взглянув на приставучего мальчишку, безразлично спросила:
- Чего тебе?
- Сакура-чан, - невнятно начал парень, пряча Шаринган за косой чёлочкой. Куноичи выгнула бровь. – Ты не хотела бы прогуляться после миссии? Я взял твои любимые пилюли.
- Мне нужно тренироваться, - отрывисто произнесла последняя из клана Харуно и собралась было продолжить свой путь, но рука Учиха робко легла ей на плечо. Остановившись и медленно досчитав до пяти, Сакура буркнула:
- До чего же ты раздражаешь.
И, дернув плечом, скинула его руку. Саске, растерянно глядя ей вслед, едва сдержал слёзы, стиснув кулаки. Он… раздражает? После всех лет, что они провели бок о бок в одной команде? После всех битв, что они провели спина к спине? Судорожно сглотнув, Саске просипел:
- Но я так люблю тебя, Сакура-чан…
А Сакуре по Тсукиёме. Она – мститель.


Мэри Сью.

Сакура очень изменилась. Нет, не так. Она ну очень изменилась. Саске, глупо раскрыв рот, смотрел вслед когда-то раздражавшей, слабой куноичи, которая только и могла, что плакать от бессилия. Сейчас же её очи горели Шаринганом, Бьякуганом и где-то совсем внутри – истинным Риненганом. Волосы, ранее доходившие до плеч, сейчас струились лёгкими волнистыми локонами прямо до самых ног. Её талию можно было охватить руками – настолько тонкой и осиной она была. Но хрупкой девушка совсем не казалась: заметные кубики пресса, слегка накаченные бицепсы и трицепсы, а также сильные, но изящные ноги, как у лани. Открытый топ и короткие шорты открывали вид на всё её тело, отчего где-то изнутри возникло дикое желание обладать этой женщиной! Но больше всего последнего из клана Учиха возмутило то, что куноичи никоим образом не обратила на него внимания - только прошла мимо, кивнув головой.
- Что, Харуно, думаешь, крутая? – ехидно выплюнул ей вслед гений проклятого клана Учиха. Остановившись, Сакура развернулась к нему и, пронзив взглядом с Шаринганом-Бьякуганом-Риненганом, отчеканила, вскинув подбородок:
- Квадратный корень числа Пи равен 1,7724538 и ещё десять чисел после запятой. А радиус Солнца - 695 500 километров. – И тут Саске понял, что куноичи не только невероятно сильна, но и умна, практически гениальна. А значит, он должен победить её во что бы то ни стало. Какой там Итачи, я вас умоляю.
- А ещё я сражаюсь на мечах, борюсь с нечистью, умею летать и филигранно вышиваю крестиком. Съел? – Это было последней каплей.


Изнасилование/BDSM.

- Знала бы ты, Сакура, чего больше всего не хватает в логове Орочимару… - тихо проговорил Учиха, блеснув Шаринганом. Сакура, ранее жалевшая, что пошла именно по этой тропинке, теперь всерьёз заинтересовалась данным феноменом. Мало ли с едой там плохо. У Конохи отличные урожаи, так они и помочь могут. Цунаде-сенсей не пожалеет, думается. Однако Саске ждал ответа, хотя вопрос был явно риторический. Решив не выпендриваться, Харуно безнадёжно спросила:
- Ну и чего же?
- Женского тела. – Слишком быстро, слишком резко. А шиноби уже стоит за её спиной, обжигая её обнажённое плечо своим дыханием. Душа ушла в пятки, сердце взяло выходной, а глаза загорелись от предвкушения. Дрожь по всему телу была ошибочно принята парнем за страх, потому как, схватив её за предплечья, Учиха рыкнул ей в ухо, с размаху оглушив на несколько секунд:
- Боишься, Сакура?
«Трахни меня! Вставь мне по полной!» – орала Иннер-Сакура, в то время как настоящая, из живой плоти, едва слышно прошептала:
- Да, боюсь. – Несомненно, её тоже заводили такие игры.
Саске, удовлетворённый её ответом, воодушевился и, приняв образ альфа-самца, сжал руки куноичи сильнее. «Синяки потом будут», - равнодушно подумала она, но потом, внезапно понимая, что шиноби ожидает должной реакции, фальшиво ойкнула, прикидывая, когда стоит упасть в обморок. Справедливо рассудив, что лучше вообще не падать, Харуно задрожала сильнее. И только потом ощутила его губы на своей шее. Слегка слюняво, но сойдёт. Прикусив сочную, надсадно бьющуюся жилку, Саске рывком развернул к себе Сакуру, впиваясь в её губы ожесточенным поцелуем. Если у куноичи и перебило дыхание, то только от желания, но её, опять же, не так поняли. Руки молодого шиноби были продолжением его мыслей: сдирая с неё одежду, как похотливое животное, он рычал, кусал, царапал её молочно-белую кожу, оставляя на ней свои, только свои метки, словно показывая куноичи, что может сделать всё, что угодно. А Харуно тихо млела, стараясь не перестать сопротивляться, а то Учиха быстро поймёт, что что-то тут не так.
Закончив, Саске довольно натянул штаны и, набросив на обнажённую ученицу Пятой свою рубашку, отвернулся, презрительно плюнув:
- А теперь запомни: я обесчестил тебя. Пусть мои метки жгут тебя до конца твоей жалкой жизни.
- Ага, - флегматично отозвалась удовлетворённая Сакура и закурила.


Сонгфик.

Я летом лазил лишь с тобой,
Гораздо больше, чем с другой.
Ты фанатела от меня,
И я фанатом был тебя.


Саске мрачно посмотрел наверх, туда, где перед его взором проплывали такие же мрачные небеса. Учиха был странно уныл и задумчив сегодня. Ностальгия, захватившая удавкой, не давала проходу весь день, потряхивая скелетами в шкафу. И он поддавался воспоминаниями, скользя взглядом по небу. В поисках ответов? Или у него просто шея затекла смотреть всё время вперёд?

Но вот настали холода,
Ко мне ты стала холодна.
Как мне вернуть тебя скажи,
А может быть, сменить носки?


Всё чаще в голове ярким, чуть розоватым росчерком мелькал образ той-самой-куноичи. Сакура Харуно. Слабая, раздражающая его девчонка, которая своими слезами вызывала стойкое желание бумкнуть её головой обо что-нибудь. Сейчас же полнейшая свобода! От слёз Харуно, от навязчивых признаний в любви, от запрета на наркотики, но… Тоска снедала изнутри, вгрызалась и шипела, заставляя тех самых мифических кошек скрести сильнее и активнее.

А может быть, сменить носки
И вместе с ними свою жизнь?
Тобой опять наполнить мир,
Ты Герла-мегазашибись.


С каких пор имя «Сакура Харуно» перестало раздражать? Когда он – Учиха Саске – прекратил что-нибудь разбивать, стоило лишь кому-то заикнуться о той, что нукеннин оставил в прошлом? Почему образ розоволосой куноичи теперь не является причиной тошноты, а лишь пульсации в зоне достоинства и тепла в сердце? Может, конечно, это и сердечный приступ, всё же жизнь у него нервная, а тут ещё и образы всякие в голове. Почти галлюцинации. Но нет, сердечный приступ шиноби бы запросто определил. Как там об этом говорилось у Орочимару?..

Я прихожу к тебе домой,
Ты на меня забила "Хой".
Никто не может мне помочь,
Я грустно сваливаю в ночь.


Чёртова девчонка! Что в ней такого, что Саске никак не может забыть её? Это тихое и совершенно никчёмное «спасибо» - апофеоз достижения в сфере общения с противоположным полом. И именно ей досталась эта фраза, что всё неймется-то? Почему слёзы маленькой куноичи преследуют до сих пор? О, Саске многое бы отдал за те пилюли, что так часто принимает Кабуто во время, вместо и после завтрака, чтобы из головы ушёл навязчивый образ. Но чувства, оголенные, как провода с тысячами вольт, не позволяли, снова и снова воскрешая в памяти щенячьи зелёные глаза, просящие остаться. А он не остался, предпочтя месть и старшего брата. Как будто Итачи сможет восполнить его пробелы в половом образовании, ну как же.

Лишь ты одна,
Если б ты пришла б сейчас
И обняла б меня б тотчас,
Я перестал бы быть тупым,
Ради тебя стал бы клевым таким
И выучил бы наконец английский язык,
Чтобы сказать тебе "Ich liebe dich".


Рыкнув, Саске достал из ножен Кусанаги и, замахнувшись, начал кромсать манекен, укоризненно шепча ему:
- Никогда! Я не скажу! Как люблю! Тебя! Сакура!
- Это шизофрения, - покачал головой Кабуто.
- Это весна, - пропел Орочимару.


Зоофилия.

- Сакура! Ко мне, девочка! Неси папочке тапки! – плотоядно ухмыльнувшись, поманил собаку Саске.

Некрофилия.

Сакура надсадно закашляла, прикрыв рот ладонью. Жидкость красного цвета на руке могла означать как туберкулёз, так и повреждение внутренних органов. Одно из двух. Правда, времени проводить диагностику не было. Невероятно возбуждённый, сверкающий Шаринганом Саске был тут как тут. Схватив бывшую сокомандницу за отвороты майки, он поднял её с земли и прижал к себе. Жадный взгляд, непрерывно облизываемые губы – подростковые гормоны играют, не иначе. Слабость, накатившая так же внезапно, как и хмель от личного саке Хокаге, затмила разум, видение перспективы и облако на небе, которое напоминало пони. Харуно улыбнулась пересохшими губами. «Люблю пони», - подумалось ей, прежде чем сталь Кусанаги в очередной раз продырявила одежду, войдя куда-то в лёгкое. Или в желудок? Непонятно.
- Всегда раздражала меня, слабая девчонка. – Встряхнув её своим сильными руками, Саске, мимоходом полюбовавшись на свои бицепсы, сбросил куноичи, почти отошедшую в мир иной, с рук и, опустившись рядом, вытер кровавую струйку, неэстетично скатившуюся из уголка рта. Слизнув каплю с пальца, Учиха довольно зажмурился. – Мне нравится, когда ты такая послушная, Сакура-чан.
Харуно что-то прохрипела в ответ.
- Очень нравится, - ухмыльнувшись, протянул Саске, наклоняясь к её губам. Поцелуй получился требовательный, жесткий, насильственный. Правда, Сакура не сопротивлялась. В голове у неё крутилась последняя воля и желаемая эпитафия, да и тело медленно холодело, деревенело, так что боли она не ощущала. Казалось бы, почти все ощущения ушли, оставив её в глухой тьме. Кажется, точно так же было, когда она перебрала.
А Учиха, резко сорвав с неё остатки испачкавшейся в крови и ещё какой-то дряни одежды, дрожащими руками огладил обнажённое тело, размазывая кровяную жидкость по всем прелестям. Ну или как ещё назвать это явное отсутствие груди? Вожделённо затрепетав от мертвенно-бледного цвета кожи, от пусто смотрящих в небо глаз, Саске рывком подскочил, нависнув над телом куноичи Конохогакуре, а в его мыслях крутилось лишь одно: он должен обесчестить её, втоптать в грязь, показать, кто здесь альфа-самец! И пока желание, накатившее так внезапно, не отпустило, нукеннин сноровисто возобладал погибшей девушкой, резко двигаясь внутри деревянного и охладевшего тела. Ведь при всех своих хороших качествах и способностях Саске Учиха не умел просчитывать пульс.


Как можете видеть сами, даже такие редкие предупреждения могут ввести в состояние берсерка даже спокойного читателя. А уж нас, стреляных воробьёв, и вовсе заставить разом подать в отставку. Уважаемые читатели, призывая к Вашей грамотности и ответственности, давайте будем оригинальными, смелыми и готовыми рискнуть, чтобы работа вышла не шаблонной, а самой что ни на есть Вашей. А уж героев нам Кишимото простит.





Кафе-мороженое «Бертильон» - одно из достопримечательностей современного Парижа. В этом месте собраны все фантастические и невозможные сорта холодного десерта. Туристы и горожане покупают шарики со вкусом пива, базилика, тмина и даже томатной пасты. Необычно? Еще как необычно! А на деле получается не очень-то и вкусно.
К чему же эта ассоциация? Видите ли, статистика показывает, что примерно более 65% читателей выбирают нестандартные пейринги в фанфиках. Ведь всем нам когда-нибудь надоедает канон, хочется небольшого безумия, трэша.

«Ого! Вот это пейринг!.. Фикрайтер, что свел эту парочку вместе, наверняка обладает недюжей фантазией. А прочитаю-ка я его творение…» - да, именно так начинается наше разочарование: в сюжете, в описании… А ведь как жаль-то!.. Я думаю, вы, дорогие читатели, согласитесь со мной, что необычная пара тождественно равна завораживающему сюжету или хотя бы красивому изложению (это на тот случай, если свободолюбивая муза решила устроить себе выходной). Потому что нестандарт – это свежесть, это уже нетрадиционный ход мыслей. То есть в работе с таким пейрингом должно быть что-то девиантное, нежели в произведении с каноном. К сожалению, не все авторы помнят об этом. Они начинают описывать отношения, любовь, NC-21 с самой первой строчки. Сюжет у таких писателей, как правило, напрочь отсутствует. В этой статье я попробую предотвратить апокалипсис повествования о неканоне, заключающийся в вулкане голимых амбиций, эмоций, настроения.
Итак, излюбленные ошибки авторов нестандарта, которые вытекают из привычных стандартов:


А ты вообще кто?

Зачастую фикрайтеры опускают подробности о том, как они познакомили двух главных героев. Почему это происходит? Все до банального просто: либо автор жутко спешит, боясь, что муза покинет его, либо горе-автор маловато читал литературы (да, такое встречается) и потому просто понятия не имеет, как описывать «все-эти-сложности-взаимоотношений». Повествование у таких писателей уже начинается с поцелуев, объятий и т.д. и т.п. Как?! Когда?! Хорошо, допустим, что вселенная фанфика совпадает с миром аниме/сериала/книги, откуда были взяты персонажи, соответственно, они в этом мире знакомы (лично или через кого-то). И что дальше? Как эти личности сошлись? Может быть, все началось в детстве, а может, намного позже? Такие детали ни в коем случае нельзя оставлять незамеченными. Это – опора вашего произведения.
Например (кстати, это самое начало слэш–фанфика):

«Какаши проснулся, почувствовав, что кто-то находится рядом с ним. Пальцы нежно провели по его щеке, он перехватил руку.
- Прости меня, я так тебя люблю и всегда любил тебя.
Голос Ируки был печален».

(Обоснования отношений описано не было. М-да, видимо, этому фикрайтеру совсем не важны ответы на те вопросы, что я написала выше).

Нет времени объяснять! Я тебя люблю!

Итак, ошибка номер два. Вот вы описали знакомство парочки и… они вдруг каким-то образом чувствуют ниоткуда появившееся и необъяснимое притяжение друг к другу. «Она бросилась за ним в бездну», «она не могла понять, почему именно он», «он не знал зачем, но продолжал идти за ней»: сплошное неведение! Как можно описывать отношения, которые как таковыми-то и не являются? Фикрайтеры, не поленитесь, опишите, почему же он выбрал ее, чем они похожи, как дополняют друг друга. Эти пейринги НЕ каноничны – они требуют особого подхода, так как в оригинале намека на данную пару не было и быть не могло. Зачастую авторы мыслят стандартно и шаблонно, тем самым опошляя возможный прекрасный сюжет. Ведь нестандартные пары всегда веют свежестью и имеют особое очарование, надо уметь эти две особенности отобразить в произведении. Поэтому следует обосновывать их чувства.
Типичный пример:

«Нара настолько погрузился в свои мысли, что не заметил, как на него налетел кто-то, явно торопящийся сверх меры по какому-нибудь особо важному делу. Когда чунин поднял взгляд, чтобы прожечь им неосмотрительного прохожего, он так и замер.
- О, Шикамару… это ты. – Ино говорила как-то растерянно.
Судя по явно расстроенному виду, встрепанным волосам и чуть покрасневшим глазам, Ино была не в духе. Однако, в этот раз явно случилось что-то из ряда вон выходящее, потому что довести жизнерадостную и сильную духом Яманаку до почти депрессивного состояния было практически невозможно.
- Извини. - После некоторого молчания Яманака потерла переносицу указательным пальцем и, слегка усмехнувшись, сделала шаг в сторону, пропуская напарника по команде. – Кажется, ты куда-то направлялся.
- Это может подождать, - неожиданно заявил Шикамару, удивив самого себя. – Может, нам стоит пойти и посидеть где-нибудь в кафе? Ты расскажешь, что у тебя приключилось.
Он так и не узнал, собралась ли она кивнуть или отрицательно помотать головой – не дожидаясь реакции, он мягко, но твердо схватил ее за плечо, уводя в сторону самой ближней вывески.
И пока они шли до нее, Шикамару забыл о том, о чем думал несколько минут назад. Все его мысли заняли ощущения прикосновения пальцев к худенькому, теплому плечу Ино».


Детка, я просто самец.

Что же обозначает этот подзаголовок? Все просто: Марти (реже Мэри) Сью – излюбленный персонаж многих авторов. Они (авторы) наивно полагают, что интереснее идеализированного образа главного героя фанфика, занявшего центральное место в истории и ловко выпихнувшего оттуда всяких Наруто, Гарри, Деймонов и прочих туристов, быть не может. Образы альфа-самцов обычно используют при повествовании о парочке, где парень в оригинале есть всеобъемлющее зло. Мотайте на ус, ведь подобное уже не круто.

… и он понес меня в спальню.

А теперь кое-что погорячей. Каждая вторая работа по неканону пишется ради хентайных сцен. И, как я и писала выше, совершенно неважно как и зачем. Нет сюжета, нет переживаний, нет фабулы. Да поймите же, что не нужно вставлять NC-17, 21 в каждом фанфике с интересной парой (подчеркиваю, интересной). Такие авторы не спешат ставить героя перед выбором любовь или честь, жизнь друга, верность. У них нет любовных треугольников и параллелепипедов и уж тем более безответной любви. Читатели зачастую хотят динамики, развития, а, забивая в поисковик любимую парочку, находят голимую постельную сцену. Непорядок!
Как сказал кто-то умный:
«Литературу интересует, что До и что После, а сам секс – это уже не ее область». И это правильно. Ну что есть в сексе, чего читатель не может представить себе сам куда живее всяких там "засунул" и "застонал"? Тем не менее, я не буду огульно относить все NC к порнографии. Секс тоже может идти на пользу сюжету. Правда, в основном он идет на пользу возбуждения читателя с ленивым воображением, но существуют и отмазки, например:
- важность показа ролей героев – кто первый начал, кто доминирует и пр. – тут секс может открыть неожиданные моменты;
- или: секс как противовес недавней ссоре, т.е. опять же для контраста с чем-нибудь еще;
- или же: родинка на какой-нибудь обнаженной части чьего-то тела вдруг окажется... бла-бла...

Пример, взятый с самого начала произведения (именно с начала, так как далее начинается голимая сцена для взрослых). Пейринг: Гай/Ирука. Знакомимся:
«- Ирука, ну не жмись же, давай!
- Ну пожалуйста, ну не надо, ну не здесь же!
Мужчина развернул его лицом к столу и прижал свои бедра к его заду. В общем-то, Ирука не был особенно против, когда в него тыкались чем-то столь же горячим и твердым…»


Это будет просто фурор!!!

Согласитесь, что это все же глупо – предполагать, что ваша работа будет из ряда вон выходящая лишь благодаря нестандартному пейрингу. Повторяю, это заблуждение! Что уж греха таить, некоторые «авторы» плагиатят сюжет с каноничной парой и вставляют туда своих героев.
Сюжет имеет место быть! Т.е. – завязка (это должно получиться без вариантов), развитие событий, их кульминация (т.е., допустим, взрыв созревшего конфликта) и развязка (виновных наказывают, кто-то отравился, поцелуи и т.п.) должны, так или иначе, присутствовать. Даже если вы одним махом пишете миниатюрную зарисовку, эдакое "стихотворение в прозе", она "заиграет" куда лучше, если вы снабдите ее неким вывертом в конце. Например: Саске после долгой разлуки встречается с Хинатой, разговоры, влюбленность, бла-бла-бла, и тут ему звонит друг (пусть будет Наруто) и выражает всю свою горечь по поводу смерти возлюбленной, хотя та, в свою очередь, сидит напротив Учиха. Опа! Но не забывайте, что писать нужно лишь о том, что знаешь. Например, сюжетная линия ведется в Японии, но, читая произведение, появляется ощущение, что мы и сам автор мыслями в нашей любимой родной стране (России). Повторюсь, не нужно вплетать то, чего не сможете описать в полной достоверности.
Но, как это ни странно, придумайте сюжет заранее. Конечно, многое само приходит в голову в процессе написания, но – особенно когда пишешь большой фик - лучше не пускать этот процесс на самотек, а встраивать новые озарения в готовую схему или видоизменять ее по ходу. Без первичного костяка-стержня текст обычно размывается, погрязает в ненужных деталях и не держит читателя в напряжении. Ну, это так, лирическое отступление.


Никуда без грамотности!

Первое правило фикрайтера, да и вообще любого пишущего: прежде чем писать что-либо, научись писать грамотно. А это значит – внимательно изучите школьный дневник на предмет оценок по русскому языку и литературе. Обнаружив отличные отметки, выдохните и успокойтесь. Скорее всего, вы не станете причиной головной боли добровольных бет, гамм, дельт и прочих прекрасных личностей, посвятивших себя вычитке чужих текстов. Вам вполне хватит вордовской проверки (для облегчения работы перед написанием фанфика забейте в словарь Ворда все нужные имена, термины и названия).
А что делать, если знания хромают на все пять ног, а творить хочется? Ищите бету, гамму. Подобные водятся на тематических сайтах и форумах, где, как правило, афишируют свою готовность почитать, поправить и помочь. Кстати, для этого у нас на НК есть прекрасная база бет и гамм, готовых помочь любому фикрайтеру. Но и самообразованием не пренебрегайте. Автору свойственно учиться, развиваться и расти, пока не будет утрачено желание творить.
Нестандартные пары создают неизвестные обычному читателю личности фендома, у которых есть также свои скелеты в шкафу. Их характеры и психологические портреты требуют тщательного анализа, только тогда получится хорошее повествование. Буду откровенна: не пишите фанфик с неканоном лишь для повышения какого-нибудь рейтинга. Так у вас вряд ли получится представить достойную работу. Ставьте для себя главной задачей раскрытие характеров персонажей, ведь это нестандарт – чистый холст, если можно так выразиться. И эти небольшие оттенки внутреннего мира героев составят общую картину, что легко может стать шедевром.
Вот, в принципе, и все, что я хотела написать. Конечно, это только мои наблюдения, основанные на чтении фанфиков и работе бетой, но я надеюсь, что кому-нибудь из вас, дорогие читатели данной статьи и будущие авторы (или уже нынешние?) нестандарта, они принесут пользу. И еще одно маленькое лирическое отступление: всегда прислушивайтесь к критике. Она еще никого не убивала и даже наоборот. Человек, который указывает на ваши ошибки, направляет, рассуждает по поводу вашего сюжета, бесценен.

Арлен



Господа и дамы, добро пожаловать на лекцию, посвященную следующей тематике: «Роль кроссовера, попаданцев и Мери Сью в становлении Наруто-фанфикшена». Если Вы не знаете ни про первое, ни про второе, ни про третье, то этот мини-курс, стоимостью 500$, специально для Вас! Сегодня мы разберём основные тезисы, вычленим основные классификации и разберём на примерах, что делать и кто виноват. Андэстэнд? Хорошо.
Наруто-фанфикшен начал свой путь, дай Бог памяти, около восьми-девяти лет назад, когда количество серий манги перевалило за 220 штук. Весомо? Значимо? Не знаю, но, судя по выдуманной мной же статистике, данный архив фанфикшна – один из самых больших, приспособленный в одном ряду с «Блич»-фэндомом, «Гарри Поттер»-фэндомом и «Фейри Тейл»-фэндомом. И следуя данным той же выдуманной статистики – сайт Нарутоклан обладает самым большим количеством фанфиков. Но, пожалуй, стоит начать, не так ли, мои сонливые студенты?


И так, Мери Сью. Что это и почему её нельзя есть?
Мэри Сью (female)/Марти Стью (male)
– персонаж, наделённый волей автора гипертрофированными, уникальными умениями, чаще всего встречающиеся у такой классификации людей, как супергерои. Бытует мнение, что, создавая такого героя, автор возмещает свои же комплексы из реальной жизни. В принципе, я с таким усмотрением согласна, как и с таким выводом: использование подобного приёма считается моветоном, см. также – плохим тоном; см. также – маразмом; см. также – признаком типичного ЙА.
Для большей наглядности разберём основные характеристики Мэри Сью/Марти Стью (далее – МС):
1. Чаще всего МС представляет собой нового персонажа, носящего гордое русское имя Катя/Маша/Саша/Коля/Дима, отсутствующего до проявления безумной фантазии автора в каноне. Гораздо реже – в неё/него превращается один из известных и основных персонажей канона, поведение которого очень изменяется и вызывает недоумение у дятлов клавиатуры. См. также – опытных фикрайтеров. См. также – несносных критиков.
2. Одним своим появлением МС вызывает непреодолимое желание совокупления у остальных героев фанфика. Чем-то схоже, по определённым признакам, с течкой омеги в работах с отметкой «Омегавёрс», но тут слегка иное. Как пример отрезок замечательного фанфика, найденного на просторах Интернета. Вся орфография и пунктуация сохранена по просьбе автора.


Но когда тренировка начала заканчиваться, то пришел Какаши. Но на удивление он был не один!
И тут в повествование входишь ты))))) ты вся очень няшно-страстная девушка примерно такого же возраста как сакура)) у тебя длинные до колен черные волосы как уголь. Вьются ровными одинаковыми кольцами, которые так и хочется приласкать. У тебя нежные перламутровые губки, изящный ноздреватый носик, а глаза у тебя разного цвета - левый темно-красный, а правый переливается черным и синим. Это была твоя тайная сила - Ангельский Шаринган, но поскольку эта сила незаметна со стороны то пока что никто не знал о ней. А еще у тебя роскошная грудь дерзко торчащая из выреза на кофточке, стройная талия, а бедрам может позавидовать любая танцофщица и даже ино! На голове у тебя кошачьи ушки, а за спиной два огромных розовых крыла свисающие до земли.


Вы уже испытываете дикое сексуальное влечение? Наруто тоже сразу же ощутил его.
3. Как правило, МС обладает теми качествами, которые позволяют не раз, не два и даже не три раза спасти мир от угрозы тех «Акацки». Правда, чаще всего оказывается, что вся мужская половина, за вычетом Тоби и Зецу, сразу же влюбляются в неё. Что, в принципе, тождественно победе. См. также – миру во всём мире. См. также – предотвращению Мировой Войны.
4. Аксиома – все МС скрывают что-то тёмное из своего прошлого, возможно, они просто об этом не помнят, ввиду некой черепно-мозговой травмы (возможно, даже автора). И лишь потом, когда правда раскрывается, МС, ангстово и драматически, заламывая руки, продолжает идти по пути добродетели.
5. И последнее по нумерации, но не по значимости: в историях с МС всегда имеет место быть ХЭ. Даже если она/он умирает – она/он воскреснет, дабы осветить мир своим величием и благодушием.

*отпил кофе*
Подытожим: фанфики с МС можно посчитать в какой-то мере забавными, в какой-то – поучительными. Но не стоит быть настолько не терпимыми к этой особенности: все в какой-то мере начинали с этого. Это можно даже назвать криминальным прошлом любого фикрайтера.


Плавно переходим к следующему термину – попаданцы. Итак, что сие есть?
Попаданцы
– приём фикрайтеров, которые даже не всегда являются ЙА (прим. автора – йунными авторами). Означает одного или группу персонажей, попавших в мир канона. Само попадание характеризуется внезапностью, способ попадания науке неизвестен (чем попаданцы отличаются от обычных потерпевших крушение). Всё чаще применяется не телесное, а духовное попадание в тело канонного персонажа, как правило. Чем же попаданец (далее просто П.) отличается от МС? Попробуем разобраться на примере. Орфография и пунктуация, как обычно, сохранены из уважения к автору:

Я была выкинута в реальность так же резко, как помещена в это тело. Свет из окна больно резал глаза даже сквозь веки, горло нещадно болело и казалось, что я могу осушить целое озеро. Я громко закашлялась, буквально складываясь пополам. Тело отозвалось новой волной боли, из-за которой я вновь упала на кровать. Похоже, я была в больнице. Впрочем, а где мне еще в таком состояние быть? Вот и врач с медсестрой ворвались в палату, привлеченные излишним шумом.
***
– Чего грустим, Узумаки? – я абсолютно не грациозно плюхнулась рядом с блондинов, весело улыбаясь. Щеки горели, а сердце предательски вырывалось из груди, но мне все же удалось сделать беззаботное лицо и веселый голос. Наруто вздрогнул и подозрительно покосился на меня.
– Тебе то что? – угрюмо буркнул блондин, переводя взгляд обратно на веселящихся внизу ребят, уминающих домашние обеды. У него самого, кстати, помимо цветка в руках, ничего не было.
– Меня зовут Хьюга Хината. А ты Узумаки, Наруто, верно? – Я продолжала мирно улыбаться, разворачивая свой бенто. У Наруто при виде моего действия предательски зажурчало в животе, отчего тот смутился. – Давай, угощайся. Мне все равно все это не съесть.
Я поставила между нами контейнер с едой, а Наруто смотрел на меня в неверии. Я подтолкнула бенто ближе к нему, а сама взяла один из рисовых шариков. Наруто последовал моему примеру, задумчиво рассматривая еду в своих руках.


Что мы поняли после прочтения? Распишем основные отличия:
1. Пусть П. и новый персонаж, он априори считается не гипертрофированным и гротескно-нелепым.
2. Но, может быть, слегка нелепым. Ведь он – чужой в этом мире.
3. П. не обладает какими-то неизученными техниками, невероятным запасом чакры или невнятно-прекрасной внешностью. Он – один из канонных персонажей, выглядит так же, ведёт себя по-другому.
4. В П. не влюбляются все подряд, только парочка ГГ (прим. автора – главных героев).
5. П., как правило, не спасают мир напрямую, но имеют весомую роль в разборе бардака этого мира.
6. Не забываем, что П. – гость из другого мира, и, следовательно, вновь возыметь контроль над чакрой получается не сразу. Таки дела.
Вывод: П. – это не здорово, но всё же лучше, нежели МС. В какой-то степени – это прогресс ЙА.

Теперь давайте затронем следующий и последний на сей раз приём, не часто встречающийся у фикрайтеров. Но всё же – кроссовер.
Что это, спросите Вы, а я отвечу:
кроссовер – это объединение двух, трёх и более (в зависимости от прокаченного скилла автора или уровня ЙА-вируса в крови) фэндомов в одном фанфике. В сущности, ничего предосудительного в кроссовере я не вижу, однако иногда грани реальности искажаются от задумки. См. также – мозги плавятся. См. также – рвотные позывы.
Чем вообще можно испортить фанфик-кроссовер?
1. Объединение мира Наруто с нашим, реальным. Читать приключения про членов преступной организации «Акацки», которые волею судьбы оказались в Москве, – себе дороже.
2. Смешение букета неподходящих фэндомов. Прим.: «Наруто» и «Кровь+»; «Наруто» и «Стальной алхимик», «Наруто» и «Пожиратель душ», и так далее. Как правило, два совершенно разных мира подразумевают собой конфликт и несварение желудка у читателя.
3. Герои, перемещенные в другой мир, начинают вести себя как заправские МС, отчего, всё чаще и чаще, стоит увидеть в предупреждениях «кроссовер» - есть вероятность встретить на страницах незабвенных Марти и Мери.
4. Пейринги, как правило, совершенно невероятные. И пусть я не приверженец нестандартных пар в «Наруто»-фэндоме, я их крайне уважаю, а также авторов, их описывающих. Но вот скрещивание Эдварда и Сакуры, Саске и Саи Отонаси – удар в самое сердце.
5. Не всегда перемещение в иной мир подразумевает собой то, что центр событий станет именно канон Кишимото-сана. Как пример:


- Как я смог выжить после того непонятного дзюцу? – пробормотал Наруто и схватился правой рукой за больную голову. Изменение в его родном мире прошли нормально, но тело физически ослабло и нуждалось в отдыхе. – Курама, мы смогли это сделать и всех спасти.
Ответа от своего демона не последовало и только было слышно болезненный стон. Наруто пытался отправиться к себе в подсознание – только, что-то его не пускало на разговор с Курамой.
Парень слегка приподнялся и смог разглядеть, что лежит возле мусорного бака и одежда превращена клочья. Теперь это был не шиноби, а бродяга с улицы. С большим трудом и стонами ему удалось приподняться и стать на ноги. Каналы чакры были слишком истощены и пока не спешили вновь заполняться.
«Надо разузнать куда меня закинуло» - подумал выживший шиноби.


Как всегда, орфография и пунктуация сохранены. В заключении могу сказать, что кроссовер хорош тогда, когда не перегружен, и когда нет всех этих пунктов, указанных выше. Всё же, не мудрствуя лукаво, могу предположить, что хороших работ с данным направлением может быть очень много, но я пока до них не дошла.

*поправил пенсне*
Внимание, мораль сей басни такова: лучше не надо. Каждую работу может испортить хотя бы один из этих содержательных приёмов. В принципе, в «Наруто»-фэндоме были, есть и будут такие фанфики. Кто-то в способности переплести несколько фэндомов, использовать переселенцев и наделить ГГ невероятной мощью, но так, что это смотрится уместно и не убого. Но не все мы титаны мысли и алхимики слова, так что прекратите свои тщедушные попытки. С Вами был строгий профессор фикрайтерских наук, ради такого случая не принимавший ничего наркотического.


Kenny



Фанфикшн – стремительно развивающееся явление, охватывающее абсолютно все фендомы. Он многогранен и непредсказуем, ведь с каждым новым фанатом фендом получает еще одного потенциального фикрайтера, который может как внести свой вклад в дальнейшее развитие оригинального произведения, так и стать одним из тех, кто «хочет как лучше, но делает как всегда».
Уже многое было написано и сказано о том, как молодому автору, только пришедшему на просторы нового фендома, создать что-то действительно стоящее, а не вызвать у «старожилов» и критиков в лучшем случае скептические ухмылки, а в худшем – создание целых трактатов о том, «как и о чем писать нельзя». Все эти советы в чем-то похожи, но сотворить формулу для получения достойной работы так никому и не удалось. Некого универсального способа написать качественный фик нет, однако, принимаясь за работу, можно постараться избежать частых ошибок авторов.
Перейдем к делу. Стоит признать, что если Вы беретесь писать рассказ по какому-то фендому, то, скорее всего, Вас привлекли в нем не только прекрасный сюжет и замечательная комбинация жанров, но и персонажи произведения. Как показывает статистика, больше половины всех существующих фендомных работ написаны ради героев аниме/сериала/книги и т.д. Это и неудивительно: ведь
персонажи и сюжет работы – те столпы, на которых держится любое произведение.
Сюжету посвящено уже множество статей. Его различные варианты, проработка, методы построения и т.д. Прочитав несколько подобных вещиц из различных источников, молодые авторы считают, что с основными законами фанфикшена они ознакомлены и воодушевленно бросаются писать очередное гениальное творение. Правда, зачастую привередливые критики находят к чему придраться, и работа перестает даже пытаться претендовать на громкое звание «шедевра», даже если сюжет, на первый взгляд, не подкачал.
Дабы избежать подобной ситуации, не следует забывать и о второй «опоре» любого фендома. Чтобы написать качественный фик, нужно помнить, что его герои должны соответствовать нескольким несложным и очевидным параметрам:

- быть каноничными, т.е. соответствовать характером оригиналу;
- вести себя логически обоснованно, т.е. подобающе той ситуации, в которую автор их ставит, при этом реагируя, опять же, согласно каноничным параметрам;
- быть харизматичными и нравиться читателям, чтобы притягивать взор и заставлять даже самого скептически настроенного критика сопереживать героям.

То есть, прежде, чем браться за фик, даже если у Вас уже есть идея, стоит задуматься: «а правильно ли я трактую того или иного персонажа?»
Сегодня мы рассмотрим некоторые моменты, связанные с выбором и каноничностью персонажей, на примере весьма известных и любимых многими героев аниме-сериала и манги
«Стальной алхимик» .
Большой части обитателей НК «Алхимик», скорее всего, знаком, но все же напомним сюжет этой истории. Она повествует о двух братьях – Эдварде и Альфонсе Элрике, которые решили нарушить главный запрет алхимии, своеобразной магической науки о преобразовании материи, и трансмутировать человека, пытаясь воскресить безвременно умершую от болезни мать. Эксперимент проваливается – недаром же говорят, что запреты просто так не создаются, и братья дорого платят за свою дерзость: Эдвард лишается ноги, а Альфонс – всего тела. Чтобы спасти брата, Эд отдает свою правую руку и переносит душу Ала в старинный рыцарский доспех, и оба клянутся друг другу вернуть свои настоящие тела.
С этого момента и начинаются приключения братьев, путь их взросления и осознания основных истин и законов не только алхимии, но и жизни. Конечно же, герои оказываются втянутыми в политический заговор мирового масштаба, сталкиваются с сильными и коварными врагами и, по законам жанра, помогают установить баланс в государстве.
Сразу отметим, что за основу статьи взята манга «Стальной алхимик» («Цельнометаллический алхимик» в некоторых источниках) и снятое на ее основе аниме «Стальной Алхимик: Братство» - вторая экранизация манги, не расходящаяся с ней сюжетом, в отличие от первой (просто «Стальной алхимик»), у которой с мангой схоже лишь самое начало.
Итак, Вы сидите перед компьютером/ноутбуком/тетрадью, держите наготове пальцы/ручки и собираетесь писать, выбрав полем боя вселенную братьев Элриков. Скорее всего, Вы даже нашли «жертву», которой уготовано погибнуть на алтаре ради искусства, иначе говоря, везти на себе весь фик. Вот отсюда начинаются основные ошибки писателей. Схватив персонажей, как ребенок хватает новую игрушку, они крутят-вертят ими, заставляя бедолаг вырываться из кожи вон по прихоти автора.
Самое главное правило любого фикрайтера: Вы должны понимать своего героя, его мотивы, поступки, мысли. Чтобы не допускать фатальных ошибок и не получать целый воз негативных комментариев от критиков, следует проникнуться не только той ситуацией, в которую Вы персонажа ставите, но и самим персонажем, тем, как его изобразил дисклеймер.
К слову, иногда стоит вначале не придумывать сюжет, а поразмыслить над действующими лицами фендома, глубоко их проанализировать, и в таком случае весьма вероятно, что они сами подкинут Вам идею. До конца раскрытых героев не бывает, и если Вы решитесь прогуляться по дебрям их душ, то найдете много чего интересного, что так и просится на страницы.

Что ж, проанализируем основных персонажей «Алхимика», любимцев фанатов.
Начнем, конечно же, с
Эдварда Элрика, главного героя. Что мы о нем знаем? Вспыльчивый мальчишка, страдающий из-за комплексов по поводу своего небольшого роста, ненавидящий полковника Мустанга, своего работодателя, жаждущий во что бы то ни стало восстановить тело себе и брату, а также сильный воин с металлической автоброней вместо правой руки, которую трансформирует во что захочет.
Вот таким Эд предстает нам в большинстве фанфиков.
К сожалению, многие авторы считают, что этих характеристик вполне достаточно, чтобы прекрасно описать «самого каноничного Эдварда из всех самых каноничных Эдвардов в истории» и останавливаются на этом. А если посмотреть в манге, то Эд – намного более интересный и многогранный персонаж. Он еще мальчишка, который вынужден был очень резко повзрослеть. Мангака подарила нам весьма неоднозначного героя: сознание ребенка и ответственность взрослого. Многие фикрайтеры совершают фатальную ошибку – либо они оставляют Эда вспыльчивым юнцом, либо уже делают умудренным всесильным алхимиком, который «всех победит» и до которого и Рою Мустангу, и Шраму, и самому Отцу гомункулов еще прыгать и прыгать. А это далеко не так.
Эдвард сочетает в себе оба эти качества. Он еще растет, еще познает суть мира, но вынужден делать это в ускоренных темпах из-за нависшей опасности. Да, ему бы веселиться и играть, доказывать всем, что он совсем не маленький и забавлять умных взрослых. Это вполне соответствует его возрасту. Но на плечи Элрика-старшего свалилась непомерная ноша – сирота, который должен заботиться о младшем брате, да еще и совершивший непростительную ошибку, от тяжести которой сломался бы иной взрослый. Возможно, именно благодаря своему еще детскому взгляду на мир Эд верит, что их с Алом цели осуществимы, и раз за разом рвется вперед. Но груз внешних проблем и сваливающихся на братьев обстоятельств тяготит его. Он же старше. Он должен оберегать братишку.
Рой Мустанг говорил, что Эд сильный. Но также полковник отмечал, что он еще ребенок, на плечи которого упало слишком многое. Вспомните внимательно те моменты, когда «еще ребенка» Эдварда сталкивали с реальной жизнью. Самый показательный – игры братьев с Ниной и ее псом Александром, а затем превращение девочки в химеру и ее смерть. Эд не мог это забыть до конца истории. Не мог понять, осмыслить. Ту самую грань, когда устремления и планы сталкиваются с жестокой реальностью, и ты понимаешь, как мал и слаб, преодолеть совсем не просто. Преодолеть – и жить дальше.
Эдвард Элрик, главный герой аниме, являет собой не просто сочетание ребенка и взрослого. Он взрослеет на глазах зрителей, принимает решения, которые следовало бы принимать уже зрелым людям, основываясь на своих еще детских понятиях о добре и зле, о справедливости и бесчестии, и берет на себя эту ответственность, еще не до конца осознавая весь ее груз. Он не мыслит о великом и, как любой простой мальчишка, готов отдать все за Альфонса и Уинри, свою семью. Но пафос и пустота этих слов постепенно теряются, когда Эд сталкивается с подобным выбором и этот выбор делает. Не раз было показано, как тяжело юноше даются серьезные решения, каким слабым он порой себя чувствует. И об этом фикрайтеры часто забывают.
Чтобы изобразить достоверного Эдварда Элрика, необходимо помнить, что в нем сочетаются все те качества и чувства, что указаны выше. Не правда ли, намного более интересный образ получается? И простор для воображения резко увеличился. Описывать одни лишь переживания Стального разными красками можно бесконечно.

Теперь рассмотрим другого, не менее любимого авторами персонажа.

Полковник армии Аместриса Рой Мустанг, Огненный Алхимик.
Бравый воин, герой Ишварской войны, покоритель женских сердец, жаждущий получить ранг фюрера – вот он, типичный полковник Мустанг фикрайтеров. Ну еще и неисправимый лентяй, вечно издевающийся над Эдвардом. Иногда влюбленный в свою лейтенанта – Ризу Хоукай. Мало кто любит спорить с последней истиной.
Что ж, Мустанг относится к тому типу персонажей, которые обычно нравятся фанатам, – очень жизненный герой, подобных начальников, и правда, много можно отыскать. Обычно его изображают двумя типажами: бабник, оглядывающийся на каждую юбку и регулярно выносящий мозг Эдварду, чем доводит последнего до белого каления, или же – при другом раскладе – ленивый начальник, тайно/не тайно/давно/недавно вздыхающий по Ризе. Некоторые особо внимательные авторы вспоминают, что у Мустанга кроме удовлетворения желаний своих пассий в жизни есть и другая цель – стать фюрером. И снова мы имеем плоский, нераскрытый образ.
Чтобы не попасть в список авторов, в очередной раз испортивших Роя, а наоборот, - стать тем, кого будут хвалить за прекрасно переданный характер персонажа, особых мудростей не надо. Следует лишь прочно уложить в сознании некоторые моменты и держать их в памяти одновременно, не зацикливаясь на какой-то одной ипостаси.
Начнем с самого простого – желания полковника достичь ранга фюрера. Вроде как все знают, что обусловлено оно не только жаждой покрасоваться и собственное самолюбие удовлетворить, а также заставить всех женщин в армии носить мини-юбки. После Ишварской войны Рой задумал нечто большее, чем просто достичь власти в данной стране. Он захотел изменить существующие порядки и сделать мир лучше, чтобы больше не повторялось такой трагедии, как случилась в Ишваре. К сожалению, на этой благой мысли многие авторы свои рассуждения и останавливают. А если чуть задуматься, то можно разглядеть, что подобные мысли и желания не могут возникнуть у человека без стойких моральных принципов, сильной воли и искренне не сожалеющего о содеянном.
Мы точно знаем, как тяжело переживала Ишвар Риза Хоукай, – Эдвард узнавал о войне именно из ее уст, слышал ее слова о ее боли. Но Рой Мустанг страдал ничуть не меньше лейтенанта, чему подтверждение то, что раньше так рвавшийся в армию юноша решил взобраться на самый верх, чтобы изменить страну. Для подобного решения одной мысли мало, нужен сильный толчок, эмоциональный взрыв.
Что же мы видим дальше? Таящий в своем сердце нелюбовь к существующим порядкам Мустанг добивается ранга полковника и бездельничает на рабочем месте, охмуряя всех попадающих на глаза девушек. Маскировка – это известно всем. А много ли авторов задумывалось, насколько тяжело так много лет создавать и поддерживать образ, ни разу не сорвавшись? Да еще и мучаясь от невозможности быть вместе с любимой девушкой, ведь то, что Рой и Риза находятся в романтических отношениях, не секрет даже для самого ярого анти-фаната этой пары.
Отдельного внимания также заслуживают взаимоотношения полковника со своими подчиненными. Не раз подчеркивалось, как важен для Мустанга каждый человек из его команды. Пример тому – посещение военным попавшего в больницу Жана Хавока и беседы с последним. Каждый из «его» людей - не просто помощник молодого стратега в битве за «трон», а уникальная личность, у которой, конечно, есть и свои недостатки, и прекрасные качества – боевые и человеческие.
И, конечно, отдельно стоит упомянуть об отношениях полковника к майору Элрику. Невооруженным глазом видно, что Эдвард Мустанга едва терпит, а полковник не упускает случая поддразнить паренька. Однако при всем при этом Мустанг заботится о Стальном алхимике если не как о собственном сыне, то как о младшем братишке. Он не может говорить это Эду прямо, да Эд бы и не принял подобные вещи, но за каждой шуточкой полковника кроется желание сделать мир для Эдварда несколько проще, возможно, скрыть какие-то проблемы. Рой упоминал, что считает Эдварда рано вынужденным вырасти ребенком и даже жалеет его, хочет помочь, но не может делать это открыто не только потому, что Эд – его подчиненный, но и потому, что, как и любой ребенок, особенно настолько темпераментный, Эдвард принимать помощь ни от кого не желает.
Итого, чтобы хорошо раскрыть образ полковника Роя Мустанга, следует понять, что он одновременно и стратег с твердыми моральными устоями, и прекрасный актер, создающий образ бездельника и бабника, и прирожденный лидер, заботящийся прежде всего о своих подчиненных, и переживший очень многое обычный человек. Образ Огненного, представленный мангакой, много более интересен, чем кажется на первый взгляд.

Далее посмотрим на не менее интересного и любимого многими поклонниками фендома персонажа -
Энви, он же Зависть, один из самых ярких гомункулов. Чем он так привлекает фикрайтеров? Давайте попробуем разобраться.
Бесшабашный молодой парень, обладающий незаурядной силой, шутящий направо и налево и очень эмоционально выражающий свои мысли, Энви не может не привлечь внимание. Обычно такие герои почти сразу делят аудиторию на два лагеря – счастливых фанатов, готовых защищать любимого персонажа с оружием в руках, и скептических нелюбителей, в число которых входят как те, кто относится к герою спокойно, так и те, кто откровенно его не терпит. Только очень качественно проработанные персонажи могут вызвать подобные эмоции. Так почему же в фанфиках мы видим пафосного всесильного наглеца, от одного взгляда которого девушки падают с ног (будь то даже такие героини, как Уинри (!) и Риза (!!!)? Или еще хуже: взволнованный автор рассказывает нам о том, как в таком существе, как Энви, зарождается великая любовь, и гомункул, забыв обо всем, бросает мир к ногам прекрасной дамы. Смешно? Скорее грустно.
Чтобы понять Энви и правильно его описать, нужно усвоить одну ясную как день истину, о которой, увы, слишком часто забывают. Грех, который отображает данный персонаж, – Зависть.
«Ну и что?» – спросите Вы. – «Это и так понятно!».
Понятно-то понятно, да видно не так, как следует. Многие фикрайтеры, дабы избежать повторения имени, то и дело пишут вместо «Энви» «Зависть», в следующем абзаце – опять «Энви», затем – опять «Зависть» и так далее. Это не есть неправильно, но авторы забывают главное. Зависть – не просто имя персонажа. С таким же успехом его могли бы звать Петром, Иваном или еще кем угодно. Зависть – это сущность Энви. То, чем он живет и как он живет.
Отец гомункулов создал своих «детей», «наградив» каждого той частью себя, что воплощала один из смертных грехов. Жадность, Обжорство, Похоть, Лень – все они прекрасно отображают свой грех. Так чем же провинился перед фикрайтерами несчастный Энви, что самое ценное, что в нем было, у него отобрали?
Итак, чтобы понять Зависть, следует проникнуться этой простой истиной. Фактически каждый поступок гомункула обусловлен чувством зависти. Помните те главы манги, в которых Энви совершил самоубийство? И что же подвигло его, такого наглого и сильного, на столь низкий поступок? Зависть к людям, которые умеют любить, умеют прощать, которые есть друг у друга.
Также истинный образ Энви помогает нам раскрыть персонажа как личность. Огромное существо с множеством рук и ног внушает ужас, а на деле наш Зависть – крошечный головастик, ничего из себя не представляющий. Поэтому-то он так взбесился, когда Грид пошутил над его внешностью. Вся гордость и наглость Энви, весь его выпендреж и ужимки – попытка скрыть свою жалкую сущность. Энви прекрасно знает, что ничего особенного собой не представляет, что есть существа много лучше его, и, завидуя этим существам, губит себя на корню. Пытаясь казаться на ступеньку выше остальных, он успешно обманывает всех, кроме самого себя, и все сильнее завидует, злится. Вот она – драма этого героя. Он успешно водит за нос даже читателей, навевая красивый образ, но являясь, по сути дела, всего лишь жалким созданием с усеченным мировоззрением, что раз за разом показывает нам мангака.
Отсюда же следует и агрессивность Энви. Развязывая гражданскую войну в Ишваре, он прекрасно знал, чем все кончится. Люди во время войны перестают быть людьми, теряют себя, и здесь уже нечему завидовать. Не имея возможности забраться выше самому, Зависть пытается заставить окружающих пасть настолько низко, чтоб хотя бы номинально выделяться на их фоне.
Вот он – любимый многими гомункул, изображенный в манге. Впрочем, не стоит списывать со счетов присущую Зависти харизму и сообразительность, ведь не каждый сумеет столь умело исказить реальность, подстраивая под себя.
Конечно, фикрайтеры для того и существуют, чтобы раскрывать персонажей, развивать в них новые качества, ставя в различные экстремальные условия или же просто новые жизненные ситуации, но не стоит забывать о качествах, заложенных в герое дисклеймером. Так что прежде, чем делать из Энви благородного спасителя прекрасной дамы, вспомните о том, что любая дама в первую очередь будет рассматриваться гомункулом как конкурент и новый претендент на роль «Человека, которому я завидую больше всех».

Идем дальше и немного удивляемся. Почему-то столь приятный герой, как
Альфонс Элрик, намного меньше популярен в среде фикрайтеров, чем те же Эдвард, Мустанг или Энви. Многие говорят, как им нравится младший брат Стального алхимика, но поднимать на него руку решаются далеко не все. Может, оттого, что видят в Але нежного и робкого маленького мальчика? Или же вообще – только пустые доспехи?
К большому сожалению, многих авторов в персонаже привлекает лишь красивая мордашка. Длинноволосый блондин с янтарными глазами явно выигрывает у неповоротливой груды металла, а уж тоненький голосок Ала вряд ли у кого-то не смог вызвать улыбку. Конечно, многие могут с этим поспорить, но факт остается фактом: с симпатичными персонажами писатели работают как-то больше, чем с невзрачными. А уж о том, как восхищенные авторы расписывают красоту накачанного торса юноши и нежные изгибы тела девушки, лучше вообще промолчать.
Скорее всего, именно поэтому ищущие над кем бы поиздеваться, вернее поработать, фикрайтеры проходят мимо нашего любителя котиков и вспоминают о нем лишь после прочтения последних глав манги, когда видят повзрослевшего красивого парня. А ведь Альфонс, заточенный в доспехи, Альфонс, чья душа живет на земле без тела, представляет для авторов намного больше интереса.
Просмотрим различные фанфики и увидим, что Ал либо является проходным, второ- или даже третьестепенным персонажем, говорящим лишь пару реплик и появляющимся по большому счету только потому, что братьев Элриков разделить редко когда получается, либо же оказывается нежным, ранимым мальчиком, во всем слушающимся Эда. Стебные постановки, когда всех персонажей перевирают как только могут, мы не рассматриваем. В любом случае имя Альфонса в фанфике часто оказывается синонимом наивности и няшности, которые всеми усилиями защищает старший брат.
А что же на самом деле? Наш милый Ал просто не может быть самим воплощением всего очарования мира хотя бы по той простой причине, что он – заключенная в доспехи душа. Несколько раз в манге акцентировалось внимание на том, что младший Элрик вынужден страдать в своем ненастоящем теле. Вспомните тот момент, когда Ал рассказывает о том, что в любой момент его душа может в прямом смысле оторваться от доспеха. По сути дела, юноша на протяжении всего повествования висит на волосок от смерти. Да и в самом существовании в виде доспеха ничего приятного нет. Альфонс не раз в шутку замечает, как бы хотел попробовать яблочный пирог Уинри, но только представьте, как тяжело ему видеть мир вокруг – такой живой, настоящий, наполненный различными вкусами и запахами, а самому не иметь возможности даже спать и видеть сны?
Можно однозначно говорить, что Альфонс Элрик – один из самых драматичных героев в этом фендоме. Как и Эдвард, он прекрасно понимает ответственность, лежащую на плечах братьев с момента неудачного преобразования, но при этом он намного сильней пострадал от последствий, чем Стальной. Эдвард переживает в основном за Ала, а не за себя, и себя же винит в произошедшем. Альфонс же осознает, что виноваты оба экспериментатора в равной степени и, несмотря на страдания – не только моральные, но и отчасти физические (так сказать душевно-физические) – старается облегчить муки брата. Именно поэтому Альфонс стремится быть оптимистом, находить положительные моменты даже в своем существовании, заботится об Эде. Тем более он все же ребенок, пусть и слишком рано повзрослевший, но старающийся сохранить хотя бы отчасти детский взгляд на мир.
Также стоит напомнить, что, как и брат, Альфонс – очень талантливый алхимик и сильный воин. В первоисточнике не раз упоминалось, что в детстве Ал всегда побеждал Эда при схватках врукопашную, да и после преобразования Элрик-младший показывает прекрасные навыки ведения боя. К сожалению, и об этом моменте многие забывают, оставляя Ала героем второго плана, почти никогда не участвующем в эпических схватках и, к ужасу логики, постоянно нуждающийся в помощи и спасении. Так что если хотите написать хороший фанфик по «Стальному алхимику» и найти какой-то оригинальный сюжет, вспомните Альфонса Элрика, одного из главных героев манги и аниме, несправедливо отодвинутого авторами на второй план.

Стоит также рассмотреть и женских персонажей фендома, играющих немаловажную роль как в оригинальной истории, так и в работах фикрайтеров. Первой сразу же вспоминается
Уинри Рокбелл, темпераментная механик и по совместительству возлюбленная Эдварда.
Женские персонажи – отдельная песня в каждом фендоме, правда, мелодии в них одни и те же. Ведь если автор выбирает в качестве главной героини канонного персонажа, а не придуманную девушку, то, скорее всего, ей уготована роль влюбленной в/ возлюбленной главного мужского персонажа. Конечно, бывают разные истории, но в большей их части мы видим красивые черты лица, длинные стройные ноги, грудь огромного размера, осиную талию, да и вообще существо с умопомрачительной фигурой, способное сразить любого мужчину, если немного раскроет себя. И, конечно, не раз натыкавшиеся на подобные фразы фикрайтеры решают быть «оригинальными», превращая героиню в невзрачную серую мышь без всяких женственных черт. Правда, если в конце доходит до постельной сцены, то эти все мышки оказываются первоклассными любовницами, ну в крайнем случае целуются великолепно.
Что же мы видим, господа? Печальную правду. Женские персонажи в фанфикшине зачастую используются исключительно как в разной степени помешенные на любви особы. При этом самым печальным является далеко не то, что, так или иначе, девушка в фанфике ищет любовь/влюбляется/влюблена/из-за любви страдает или еще как-то связана с этим далеко не плохим чувством, а то, что из героинь часто делают именно зациклившегося персонажа. Когда читатель открывает рассказ и видит там женское имя, то часто он уже знает, что ждать, – любое обоснование и/или развитие романтического чувства в ее душе. А о том, что девушки думают не только о любви, фикрайтеры, а за ними и привыкающие к подобным канонам читатели забывают.
Вернемся к нашей Уинри и рассмотрим ярчайший пример к написанному выше. Кого мы видим в фанфиках? Сумасшедшую механика, которая всегда носит с собой (видно, под недлинной кофточкой) огромный гаечный ключ и просто мечтает поиграть в гольф, используя в качестве клюшки тот самый инструмент, а за мячик принимая голову Эдварда. По совместительству еще и тайно вздыхающую по неизвестно каким образом умудряющемуся выжить Эде. И тут уже простор для воображения: страдать, жить долго и счастливо или еще что-нибудь придумать. Авторы стараются, сталкивают героев во всевозможных ситуациях, иногда заменяя Эда на Энви, Ала или других мужских персонажей, вплоть до Мустанга, Хьюза и Шрама. И – да здравствуем мы - фанфик написан!
А то, какая наша Уинри в глубине души, никого не интересует. Как и то, что мисс Рокбелл далеко не такая сумасшедшая любительница гаечных ключей.
Давайте еще раз внимательно прочитаем мангу. Показанная там Уинри и правда несколько вспыльчивая и темпераментная особа, под стать Эду, который почти боится приезжать к ней в очередной раз со сломанной автоброней, дабы не получить нагоняй. Многие принимают это за правду и наделяют девушку характером истинной сумасшедшей, забывая, что сердит Уинри не столько сломанная броня, которую она совсем недавно отладила с любовью и заботой, а то, что броню так часто приходится чинить. Уинри выросла вместе с братьями Элриками и очень волнуется за них, но не любит показывать на людях свою сентиментальность. Да и вообще – разве поймут мальчишки, как она за них беспокоится? Конечно, нет - просто будут смеяться. И снова уйдут неизвестно куда, и вернутся опять покалеченные, едва живые, ничего толком не объясняя.
Уинри непросто живется. Как и братья, она – сирота, тяжело переживавшая гибель родителей и очень привязанная к тем людям, которых называет своей семьей. И худшим для нее является неведение, в котором она вынуждена пребывать, день за днем просыпаясь и не имея ни малейшей весточки от забывчивых Элриков.
Конечно, не стоит забывать о том, что она – не просто нежная в глубине души девушка, прячущая чувства от пары мальчуганов. У Уинри редкий талант к созданию качественной автоброни, который она хочет совершенствовать, обучаясь у лучших мастеров. Она полностью увлечена своим делом и вкладывает в каждую деталь душу. Этот момент часто упускают авторы, тогда как лишить героиню своего призвания, своего таланта, хобби фактически равносильно тому, как лишить ее характера в целом. Ведь, опять-таки, кроме погони за вечной любовью в мире существует много других вещей, которыми интересуются героини аниме и манги.
А что только не придумают авторы, дабы свести вместе желаемых персонажей! К сожалению, обычно страдают от этого опять же девушки. Ведь много проще сказать, что от любви снесло голову героине, какой бы она ни была в каноне, чем свалить подобные переживания на героя. При этом господин обоснуй может отсутствовать напрочь: девушка же влюбилась, что там говорить! А любовь – штука тонкая, для нее обоснуй тоже нужен.
Что до нашей Уинри – тут история весьма прозаична. Влюбилась в друга детства, куда банальнее. Но много важнее другой момент: любовь как таковая для Уинри имеет меньшее значение, чем дружба с обоими Элриками, забота о которых для нее – обязанность и необходимость. Нежная глубоко в душе, мисс Рокбелл беспокоится о своих друзьях, среди которых не только Эд и Ал, но и Маэс Хьюз и его семья. Уинри в принципе очень отзывчива и добра, а также сильна духом – ведь не каждый бы смог простить убийцу своих родителей.
Итак, чтобы максимально достоверно изобразить Уинри, нам стоит помнить не только то, что она – красивая блондинка, которой хочется немного простого счастья, или же безумная механик, влюбленная в болтики и гаечные ключи, но и то, что сильная духом девушка, сумевшая пережить много горестей на своем пути, просто так не сдастся под грузом обстоятельств и будет всеми силами помогать друзьям в достижении их целей тем, чем сможет. Ведь даже когда Эдвард предлагал ей уехать в Ксинг, чтобы избежать возможной опасности, она отказалась, понимая, что может пригодиться в родном Аместрисе, и не желая оставлять друзей одних.

Еще одна девушка, требующая отдельного внимания и часто страдающая ничуть не меньше, а то и больше Уинри – старший лейтенант армии
Аместриса Риза Хоукай. Ее также порой называют Лизой и, хотя большая часть источников подтверждает, что имя героини именно Риза, однозначного варианта нет. Да и формулировка имени в нашем случае почти не имеет значения.
Старший лейтенант Хоукай в фанфиках часто предстает перед нами в двух диаметрально противоположных образах. То она жесткая, как кремень, боевая машина в женском теле, то нежная и ранимая, хрупкая, словно цветочек, девушка, вернее даже девочка, ибо показываемые черты характера больше подходят не дослужившейся до офицерского чина героине, а едва начавшей познавать жизнь школьнице. Отчасти в фанфикшине ситуация Ризы чем-то похожа на ситуацию Роя Мустанга, ее начальника. А учитывая тот факт, что Рой/Риза – одна из самых распространенных в фендоме пар, даром что каноничная, можно уже догадаться, как разные «подвиды» Мустанга и Хоукай сочетаются в фанфиках и на чем основываются сюжеты.
Какая же наша старший лейтенант на самом деле? Чтобы понять это, можно вернуться к Рою Мустангу и по аналогии составить картину. Ведь Риза – не только подчиненная и личный телохранитель полковника, но и самый близкий для него человек, прошедший рядом с ним Ишварскую войну, готовый следовать за ним даже в Аду и знающий о переживаниях Роя ничуть не меньше, а, может, даже больше, чем он сам. Вспомните: Мустанг и Хоукай познакомились еще будучи совсем молодыми людьми, когда будущий алхимик лишь изучал основы науки о трансмутации, а юная девушка даже не предполагала, что когда-нибудь возьмет в руки оружие. Они вместе пережили смерть Бертольда Хоукай, вместе отправились служить в надежде помочь своей стране, своему народу – и вместе столкнулись с ужасающей правдой, выбивающей землю из-под ног.
Помните, как Риза отстреливала нападающих ишваритов, защищая армейцев? И как она хоронила несчастного ишварского ребенка? В этот момент определился весь будущий путь как самой Хоукай, так и наблюдавшего за этим Мустанга. Девушка решила идти за будущим полковником, «прикрывая ему спину», считая, что он сможет изменить существующие порядки и не допустить впредь возникновения такого же кошмара, как был в Ишваре.
Риза в первую очередь солдат, но при этом она остается человеком добрым и отзывчивым. Однако пережитые в прошлом события заставили ее убрать собственные интересы на второй план и играть роль идеального подчиненного, у которого, как кажется на первый взгляд, кроме работы ничего не существует. Достаточно смелая, чтобы заставлять ленивого начальника хоть изредка заниматься делами, умная и рассудительная девушка – всего лишь внешняя оболочка, такая же, как образ дамского угодника у Мустанга. На деле же Риза сочетает в себе твердую решимость воина и нежную душу обычной девушки.
Она много раз говорила, как не любит убивать, и была бы счастлива, если бы ей не пришлось брать в руки оружие. Но если не она, то кто? По словам самой Хоукай, ее руки уже измазаны в крови и она не хочет, чтобы кто-то еще шел по тому же пути и страдал также, как и она. Поэтому она не может опустить оружие и просто уйти. Поэтому вновь и вновь жмет на курок, как только это становится необходимо. Забыв о собственных интересах ради жизни других, Риза жертвует не только годами существования и любовью к Мустангу, но и возможным будущем. При разговоре с Эдвардом она с легкой улыбкой замечает, что если доказать, что истребление ишваритов было незаконным, то всех бойцов, участвовавших в той войне, сразу переведут из героев в убийцы. Однако это Ризу уже почти не волнует. Она готова отдать свою жизнь ради того, чтобы новое поколение – такие как Эдвард, Альфонс, Уинри – могло жить счастливо, не зная тех ужасов, что ей пришлось пережить.
Риза Хоукай – далеко не маленькая девушка, ни разу не любившая, не знающая жизни и не умеющая толком ничего, кроме как стрелять да пинать начальника. Она жертвует своими интересами ради высших целей, но при этом остается человеком. Потому не может сдержать слез, когда Ласт издевательски заявляет, что полковник Мустанг мертв. Потому дрожит и обнимает верного пса, не имея возможности рассказать Рою о том, что сын фюрера – гомункул. Она боится, переживает, страдает – но раз за разом преодолевает себя, чтобы не подвести всех тех, кого решила закрыть своей спиной. И даже на смертном одре, глядя в обезумевшие глаза Роя, запрещает ему спасать свою жизнь.
Чтобы достоверно описать лейтенанта Ризу Хоукай, не нужно делать из нее несчастную жертву или отважного солдата, помешанного на великой цели. Ведь Риза все же девушка, а девушкам свойственна чувствительность и нежность. Старший лейтенант Хоукай – взрослый человек, сделавший свой выбор и умеющий принимать порой те решения, которые необходимы, а не те, которые хочется принять.

Все изложенные выше моменты – волне очевидные факты, которые часто упускают из вида фикрайтеры, вдохновленные фендомом и не вдумывающиеся в суть персонажей. Как видно, не так и сложно найти в показанных мангакой образах интересные ноты, глубокие мотивы, внутренний конфликт и обоснование тех или иных действий
.
Анализ персонажей – первый шаг, который должен делать автор, прежде чем сесть за написание работы. Это поможет не только глубже осмыслить фендом и избежать ошибок в изображении героев, но и наполнить фанфик свежими взглядами на описываемые проблемы, а также придумать оригинальный сюжет, основанный на вполне каноничных состояниях и переживаниях действующих лиц рассказа.
В статье представлены достаточно общие характеристики нескольких героев «Стального алхимика», на примере которых можно увидеть типичные ошибки авторов. Все советы носят рекомендательный характер и, конечно, не призывают в точности описывать героев именно так, как сказано выше. Ведь фикрайтерство – это, в первую очередь, творчество, а творчество подразумевает под собой не следование твердым законам, а наоборот – выход за имеющиеся рамки. Однако не стоит забывать, что если Вы беретесь описывать уже существующего персонажа, то соблюдать некоторые параметры придется, иначе Вашего героя с оригиналом будут связывать только имя и внешность, а читатели и критики все же ждут появления конкретной личности на страницах работы.




1. ПостХогвартс. Гарри Поттер – главный аврор.
Ну или не главный, а просто аврор. Но суть не меняется. Чаще всего бравый командир Поттер предстаёт этаким вторым Хмури – стальные яйца, суровый взгляд из-под чёлки, невербальная и стихийная магия льётся с кончиков пальцев. В зависимости от уровня притязаний автора Поттер может быть насильно сведён с Малфоями, чаще всего, конечно, с Драко. Может оставаться женатым на младшей Уизли, но будет крутить интрижки с вышеупомянутыми Малфоями, любить только Северуса и рассказывать это всё Гермионе. Но самое главное: Гарри Поттер обязательно спасёт мир во второй раз. И даже, возможно, в третий. Потому что без катаклизма или очередного мнительного товарища, претендующего на звание нового Тёмного Лорда, - никак. Словом, спасение мира в первую очередь в списке дел на сегодня. А уже потом несколько вариантов концовки:
а) Поттер разводится с Джинни и женится с Драко/Скопиусом/Люциусом и уходит из Аврората;
б) Поттер становится новым Министром Магии, но с тоской вспоминает проведённые деньки с любовником/любовницей;
в) Поттер пропадает, потому что устал спасать мир, да и вообще у него сколиоз разыгрался.

2. Хогвартс, времена Золотой Троицы, переселение души.
Да, это тоже часто встречающийся сюжет. Единственное, что их различает, - это путь или способ переселения. Либо это испорченный Маховик времени, либо какой-то артефакт, либо сделка со Смертью, которой обязательно что-нибудь нужно от Спасителя всея Магической Британии. В принципе, это не столь важно, потому как Гарри всё равно возвращается к истокам, а уж к каким, это дело автора. Либо он возвращается к самому рождению, после чего невероятным способом спасает свою семью и, соответственно, растёт, обласканный и отцом, и матерью. Либо уже во время обучения в Хогвартсе, где начинает продумывать план, чаще всего гениальный, с использованием своих старых воспоминаний и с уклоном на новые знания, жаждой которых внезапно стал обладать. Либо в семейство Дурслей, незадолго до зачисления в Хогвартс, после чего милые родственники становятся ниже травы, тише воды, а Гарри зачисляется в Рейвенкло/Слизерин. А уже там, опять же исходя из уровня притязаний, влюбляется в Гермиону или любую другую девушку. Но не Джинни. Джиневра в каноне, а, значит, это уже не интересно. И, конечно же, Гарри Поттер спасает мир. По идее, уже во второй раз, но это начало начал, значит, в первый. По обыкновению, в фанфиках такого типа встречаются Дамбигад, Роногад и изредка, но всё же, Драко Малфой – друг и товарищ.

3. Хогвартс. Гарри Поттер внезапно что-то понимает.
Немного расплывчато, но сейчас вы, уважаемые читатели, поймёте, в чем суть. Итак, Гарри Джеймс Поттер, чаще всего после какого-либо потрясения, например, смерти Сириуса Блэка, начинает что-то понимать. Что Дамблдор не такой мудрый и светлый, каким хочет казаться. Что его друзья – всего лишь лицемеры, и на самом деле всё это заговор. Что его просто используют и, в конце концов, отбросят, как вещь, которая сделала то, что должна. И тогда подростковые гормоны играют, но разум остаётся холодным и трезвомыслящим. И Гарри начинает свой план. Чаще всего он уезжает из страны, пропадая из зоны видимости и влияния директора. Иногда даже просит помощи у влиятельных чистокровных семей, предлагая им свою – Третью сторону. И многие, конечно же, соглашаются. Иногда получается так, что Гарри, умудрённый жизненным опытом, да и вообще преисполненный злобой, решает примкнуть к Тёмному Лорду. Но это редкость. Наиболее частый случай – Поттер внезапно взрослеет, умнеет, занимается своим статусом и финансами, начиная активно сотрудничать с гоблинами, и скупает акции «Ежедневного Пророка», чтобы его имя не порочили впоследствии. Разумеется, чётко выраженный Дамбигад, Гермиона и Рон – предатели, которые обязательно получат своё. Не редки случаи, когда автор пытается свести Гарри и Гермиону, которая принимает сторону возлюбленного, и тогда вариантов развития всего макси прибавляется.

4. Хогвартс. Гарри Поттер – гениальный Мальчик-который-выжил.
После эпохального «Гарри Поттер и Методы Рационального Мышления», которое переводится и пишется по сей день, в сети вмиг появились множество похожих работ, которые, правда, всё же несколько отличались от оригинала, да и той перегруженной масштабностью не страдали. Но, в сущности, шаблон сохраняется, и Гарри Поттер – мальчик, необыкновенный во всём, попадает в Хогвартс разумным и ну крайне умным мальчиком. По обыкновению, зачисляется в Рейвенкло, хотя может пойти против системы и остаться в Гриффиндоре. Естественно, сразу же сходится с Грейнджер на почве любви к книгам, либо же ругается с ней почти каждый день, ссорясь на почве той же любви к книгам, но в итоге всё равно сходится с ней. Бывают, конечно, альтернативные ходы: Гарри Поттер с самого начала сходится с какой-нибудь чистокровной волшебницей, чем невероятно бесит Драко Малфоя. Собирая некую коалицию весьма умных и способных учеников, Поттер обрастает нужными связями и знакомствами, чтобы добить Того-Кто-Всё-Никак-Не-Умирает. Чаще всего намного раньше, чем в каноне, ведь он – гениальный. Вариант концовки практически всегда один: Гарри побеждает и учится дальше, ведь ученье – свет, а неученье даже не рассматривается.

5. Хогвартс или ПостХогвартс. Гарри и Драко связаны.
Поверьте, тоже частое явление. Такой штамп начинается одинаково, продолжается одинаково, а заканчивается по-разному. Итак, связь двух, казалось бы, непримиримых врагов. Бывает такое в следующих случаях:
а) Драко – вейла и как мужчина-вейла западает только на одного, что означает выбор партнера;
б) в результате какого-нибудь эксперимента Драко влюбляется/оказывается должным/женатым с Гарри;
в) переход на светлую сторону сопровождается обещанием, взятым с Драко, что он поможет Поттеру в чем-то (а это «что-то», как правило, бывает разным - ура разнообразию!)
Конечно же, сначала оба юноши ругаются друг с другом, стараясь обойти связь, но в конечном итоге возвращаются, чтобы породить на свет множество блондинов с зелёными глазами или брюнетов с серыми. Это слэш, это AU по отношению к эпилогу и многим частям серии книг, это шаблон. Иногда тема сексуальных отношений не раскрыта, но чаще всего весь фанфик сопровождается описанием весьма пикантных и откровенных сцен. Драко, по обыкновению, снизу, как показывает статистика. В частности, если разобраться, обоснуй таких отношений имеется: от ненависти до любви – один шаг. А когда судьба вмешивается, то тут вообще без вариантов – свадьба, кольца и принятие в род.

6. Хогвартс, Гермиона и Драко – главные старосты.
Весьма часто встречающийся шаблон. Все поклонники явной Драмионы сочли когда-то такой сюжет весьма потребным и годным, что наплодило в результате множество работ с таким пейрингом и такой ситуацией. Чаще всего главные старосты даже и не стараются ужиться в мире, и, разумеется, в общей гостиной вспыхивают скандалы, ругань, ну и как апофеоз Драко насильно целует Гермиону, стараясь её унизить. А Грейнджер, поступая совершенно не по-грейнджеровски, внезапно увлекается несносным слизеринцем. Правда, до того, как случится счастливый конец, пара будет стабильно выносить мозг себе и окружающим. Как правило, и Гарри, и Рон отходят на второй план, а на первый выходят склоки, ссоры и выяснения отношений двух противоположностей во всём. Также в таких фанфиках почему-то резко опускается вопрос о том, что с Волдемортом. Или он уже убит, непонятно как, либо жив, но пока не действует. Бывает, что автор вплетает конечную битву в сюжет, определяя роль героя по назначению между двумя: Гарри и Драко. Первый, потому что против канона не попрешь, второго же направляет любовь одной напыщенной гриффиндорки. Но и, разумеется, счастливый конец в перспективе, ведь не может быть так, что после всех этих месяцев, проведенных вместе, Драко и Гермиона не будут вместе. Издевательство же.

7. ПостХогвартс. Встреча реабилитированного Драко Малфоя и почти новоявленной Гермионы Уизли.
И плевать, что тётя Ро навечно свела в каноне Гермиону и Рона, авторы не сдаются и извращают эпилог седьмой книги, как только могут. Представьте: семью Малфоев реабилитировали, и у Драко появилась возможность стать лучше. Он устраивается в Министерство либо идёт учиться в университет (у Роулинг тема высшего образования не раскрыта), а там, естественно, старая добрая заучка из Гриффиндора с амбициями и обручальным кольцом на пальце. Сначала пора брезгливости и недоумения, затем адаптация и привыкание, а после – что-то, напоминающее дружеские чувства. Как правило, Гермиона долго ломается, прежде чем рассказать своим друзьям и будущему мужу о том, что на её учёбе/работе имеется такой высокомерный слизеринский кадр. Рон не придаёт значения, ибо он уже всё, что хотел, сделал, а Гарри проницательно отмечает изменения в подруге и, конечно же, злится/понимает. В конечном итоге, между Драко и Гермионой вспыхивают чувства, но оба прекрасно понимают, что это невозможно: она почти уже замужем за человека, которого, правда, не любит, как оказалось; у него – долг перед родом, нужна чистокровная невеста. Хотя частенько бывает так, что Люциус, уже дважды получивший по носу во время Магических войн, решает показать себя не как консерватора, а либерала, и поэтому Драко получает добро на маглорожденную невесту. И вроде бы всё ничего, но Гермиона мучается и страдает, как упавшая на панцирь черепаха. Развитие событий бывает разное:
а) они всё же сходятся в последний момент;
б) автор разводит две судьбы по типу «я другому отдана и буду век ему верна»;
в) Гермиона плюёт на всё и уходит к Поттеру.

Итак, я постарался вместить все самые известные клише и штампы, сделав акцент на своей объективности и своих знаниях. Конечно, охватить все мне не удастся, их превеликое множество, но наиболее часто встречающиеся - перед вами. Давайте не будем преследовать идеи штампованности и шаблонности, да прибудет с нами сила Мерлина и Оригинальности. Творческих успехов, господа и дамы.


Катчер



Приветствую всех любителей слэша и поттероманов в одном лице. Хочу сказать, что такой фандом, как «Гарри Поттер», имеет кучу последователей, которые с рвением и любовью катают «шедевры» в свободное и несвободное время.
Думаю, мы понимаем, что создание фиков на основе чьего-то творчества – не ориджинал, где все намного проще. Фандом имеет за собой произведение, с которым все же приходится считаться. Иначе это уже переход в ориджинал. А с каноном такое просто недозволительно.
Однако если уж идти до конца, слэш сам по себе может считаться отходом от канона. Ведь ни в фильмах, ни в книгах о юном волшебнике не было пары Драко\Гарри, Волан-де-Морт не покушался на девственную пятую точку Мальчика-который-выжил-потом-снова-умер-и-снова-выжил, Снегг вовсе не мечтал затащить Невилла в свою опочивальню, между близнецами Уизли, кроме братских чувств, ничего не подразумевалось. Однако все слэшеры мира медленно, но верно находят в тексте и фильмах то, чего на самом деле и быть не могло. Богатая фантазия лучше проверенных фактов.
Оценивая и читая фанфики, мы понимаем, что любой автор, каким бы он ни был, имеет право на самовыражение и на свою точку зрения в творчестве. И если эта работа не совершенна, то задача любого - читателя помочь ей стать таковой. Здравая критика может принести фикрайтеру огромную пользу и позволить ему развиваться и двигаться дальше к успеху. Разумеется, разборчивый искатель часто проходит мимо не блещущих качеством и в своем исполнении неряшливых произведений. Но все-таки невозможно не обратить внимание на работы, которые переполнены ляпами, ООСом, троллями и баянами. Наверное, потому, что это смешно, хоть на самом деле и выглядит грустно. Особенно для тех людей, которые близко знакомы с фандомом и основами орфографии, пунктуации и синтаксиса.
Вообще слэш - наиболее развивающийся жанр во множестве фандомов. И наиболее популярный. Даже самим поклонникам однополой любви не известно, почему это так притягивает, но факт остается фактом – один раз начав читать слэш, ты уже никогда не отвернешься. Ты пустился во все тяжкие.
Слэш в ГП – это дело не только понятное, но и объяснимое. Ну как можно не связать запретным чувством врагов, когда они так хорошо смотрятся вместе? Ну и что, что близнецы Уизли - братья? У них особая платоническая любовь. Не волнует никого, что Волан-де-Морт страшный. У мага душа добрая и он любит котят. Да и тем более можно вместо уродца Тома Риддла поставить: он красавчик, с манией величия и желанием убивать – типичный доминант. Нет путей, которые остались бы не замечены для зоркого взгляда слэшера.
Качественно написанный слэш, где персонажи соответствуют канону, а мир как будто сошел со страницы Роулинг – мечта. Такие произведения есть, и они пользуются огромным успехом в своей области.
Но сегодня мы поговорим о тех работах, которые нельзя читать без слез в глазах. И нет, рыдать хочется не из-за слезливого сюжета или смерти персонажа. Соленые капли - следствие безудержного смеха и иронии.
Когда подыскивала фики для своей статьи, то долго не могла найти именно тот, который бы заставил меня сделать «лицо топориком» и отправить мозг в стиральную машинку, дабы вытрясти весь ужас из головы. Сначала, когда пошла уже сороковая страница фанфиков, я понадеялась, что на такого рода произведения давно набросились читатели и прочие личности, готовые грудью защитить родной фандом, закидывая горе-писателей тапками по самые уши. Но потом фортуна все же улыбнулась мне и любезно подкинула искомое «творение».
Первой представляю вам работу (с натяжкой можно так назвать) Gabitus «Икра». Говорящее за себя название так и кричит обо всем ужасе, который вы обязательно найдете внутри. Следовало бы предупредить, что происходить все будет во вселенной Омегаверс, но не будем расходовать слова и начнем.


Часть 1.

«Однажды под пиздогремучей (*захлебнулась чаем*, под какой?) ивой сидел омега Гарри (ЛАЛ бедный Поттер, как только его еще не оскорбляли), когда у него началась течка (неожиданно, а ведь все так хорошо начиналось, под ивой).
- Мистер Поттер...
(Ну, конечно, его сразу же нашла толпа альфа самцов, кто мог в этом сомневаться?!)
Гарри в ужасе залез на иву. (Все вспомнили вторую часть. Логика сходила покурить)
- Мистер Поттер, наивный (а то какой, если на иву залез?) - это не тот, который на иве (что, неужели его клонировали?).
Мимо проходил Свэгрид
(кто, простите?), в его руках был топор и срубленная елка. (Ну что там за огромный мужик, что несет в руках елку, будто пирожок с капустой?)
- Йоу, Свэгрид (рэп минута). Не срубите ли вы эту иву? (канешн, братюнь, в чем вопрос?!) У мистера Поттера течка (неужели?), а он залез на иву (высший пилотаж) и считает себя наивным (не думаю, что он так считает, раз с мокрыми подштанниками прыгнул на иву), а между прочим пора метать икру (вы что, рыбы? Мороз по коже. Тазик в студию), ведь до отбоя осталось 10 минут.
Пока Свэгрид
(да кто это такой?!) рубил пиздогремучую иву (Автора нужно было посадить на это дерево, чтобы он ощутил всю боль Гарри), которая начала метаться (ива мечется, читатель негодует), Гарри метался (еще бы пацану не метаться - его последнее пристанище сейчас уронят), как икра (сравнение на Оскар), вместе с ней (их обоих потрясло такое обращение к своей персоне), а Снейп (ах вот он наш маньячина!) курил маггловскую сигарету (курящий Снейп. Тянет на сарказм). 10 минут спустя. (В подобных делах Чехов должен перерасти в Гоголя со скоростью Авады)
- Мистер Поттер...
Гарри судорожно
(ему свело все, в том числе и мозги) думал, куда бы ему на этот раз залезть (залезай на ель в руках странно названного мужика и прячься), но поблизости ничего подходящего кроме Снейпа не оказалось (Все деревья были или срубленными, или убежали от мокрых штанов Гарри). И пришлось залезть на него (Ель уже не удовлетворяла). И тут он кончился (где мой словарь, я швырну его автору или в автора) как личность (личность у него была… определенно заметная) и начался как пидорас (Ахахаха. Мой мозг сейчас поплывет).
Свэгрид (ЭТО, ЖЕ НЕВЫНОСИМЫЙ ООС) унес елку в Большой зал (а почему через окно не забросил?). На следующий день (быстро развиваются события), в канун Нового года (святой праздник так опошлили), Гарри разметал по Хогвартсу икру (РукаЛицо).
В этом году Новый год в Хогвартсе стал особенным
(спрашивается, где ходили наш Лорд и Белла?). Все кончили (я даже не успела осознать суть произошедшего), все счастливы (ну если только ель). А Волдеморту (зачем писать имя главного злодея правильно? Он же тоже человек и заслуживает хоть какой-то оригинальности) собрали пожертвование на пластическую операцию (однако, это щедрость) и сделали новый нос. (Бедный Лорд, все над его носом шутят)
Конец (наконец!)

Часть 2.

«Когда прошел нерест (щито прошло?), Гарри снова пошел к иве (место сбора ненормальных). Но не успел он залезть на нее (извращенец. Бедное дерево), как сзади послышалось возмущенное:
- Поттер! - это был Малфой
(Опа! Какая неожиданность). Он подошел и, закатав джинсы (аристократ, что тут сказать) до колен, сказал, - Эту ногу я побрил Veet (реклама), а эту, - он сексуально (вот это стриптиз) провел по волосатой коленке, - я еще не брил! Угадай, кто побреет мне ее? (для этого нужно иметь мозг)
- Букля (а она откуда?), ко мне! - отчаянно вскричал Поттер (он истеричка на полставки) в безудержной попытке снова метать икру (да что он за рыба такая?!). Минуты шли, но ничего не происходило (никто не брился), только рыжая макушка Уизли покачивалась вместе с кустами (он прирос к кусту).
- Мистер Поттер, вы и правда тупой
(иначе бы вы не приперлись к иве), - послышалось откуда-то сверху (Снейп. Уровень «Молния»), - надо сказать "Акцио Букля" (а-ля волшебство).
Рыжая макушка перестала покачиваться, так как была снесена ебанутой кричащей совой
(это магия, старина).
Пиздоива продолжала страдать
(конечно, тут столько неуравновешенных) под натиском злоебучих дорков (кого?), особенно от волосатой ноги блондинки (Драко резко сменил пол), что пыталась стряхнуть Поттера (нужно было взять с собой палочку) с великовозрастного древа судьбы и икры (ива сменила свою деятельность).
- Что Вы можете посоветовать, профессор?
(Врача) - жалобно пропищал Драко пытаясь отцепить от своих пакл на ноге ебучую сову (жалкие попытки) и косясь (окосеешь) на рыжую макушку (развел деятельность), которая снова возвысилась (Рональд пришел в себя) над растительностью природного ландшафта (а-ля интеллигентная речь).
- Будьте истинным пидорасом
(после бритья ног и поглаживания коленок), мистер Малфой, а не самым распоследним (мои глаза) геем.
- Я хочу, чтобы Уизел побрил мне ногу
(хоти дальше), или мой отец узнает о том, что Поттер мечет икру (и поможет ему… забраться на иву).
- Мне насрать, Малфой.
(Какой учитель…)
- Ну чешется! (расчешется)
- Йа счастлив (из серии Афтор Жжот»), - Снейп подрубил (как ель) Поттера с ивы Буклей (Букля в роли топора) и уволок его на внеплановый нерест. А Рон стоял, переминаясь с ноги на ногу с бритвой (кто ему ее дал? Рисковый парень) в руке и неосознанно проводя ей по голове (он просто в шоке от происходящего). Волосатая нога Малфоя приближалась к нему (увы, без Малфоя).
- Что, Уизли, денег на нормальную бритву нет?
(да эт вообще отцовская)
Рон не мог ответить, ибо рот его был занят шаурмой (правильно, стресс нужно заесть), он купил ее еще в августе на вокзале (м, а она хорошо сохранилась). Дожевав и начав брить, он запел:
- Каблучки, макияж. И этот день наш! Но не мой....
(опять эта реклама)
- Ну и хуй с тобой. (правильно)
- Да ладно, Малфой, у тебя что, прокладки нет? (он мужик, ему не надо)
- Тампон, сука, тампон тебе в заднице поможет. (уровень «Прокачанный мужик»)
Когда Рон завершил процесс стрижки газона на ноге Малфоя (невероятная замена слова «брить»), тот отправил его в Зимбабве (а почему не в Пенсильванию?) с катапульты Свэгрида и ушел жевать икру (икру Гарри? Где мой таз, мне плохо). Рон летел (по небушку), терзаемый муками неразделенной любви (ах этот подлец Драко!), но шаурма спасала его от тлена. (Еда – вот главная любовь Рона)
- Малфой! Вы жуете моих детей?! (неужели я Ванга?) - хуй знает откуда выросла черная кучка мантии Снейпа (а он сам где?). - но мне насрать (режим «равнодушие». Отличный отец), - он прошел мимо. «Любовь-хуевь» - думал Снейп (рифмоплет), глядя на улетающего Рона и падающие с неба куски шаурмы (лаконичная концовка)».

Следующая работа «Быстро под стол, Поттер!» Автор: Ivrian (French). Фанфик состоит из трех частей, но я взяла лишь маленький кусочек, дабы вы оценили всю необъяснимую глупость героев и их безусловную пошлость.

В коридоре (а где же еще сидеть профессорам?), тесно прижавшись ушами к массивной двери (буквально влепив их в дверь), три любопытных мага (взрослые люди) буквально сгорали со стыда (вот три извращенца!) и (можно совершенно смело признать сей факт!) были слегка возбуждены (скоро начнут рукоблудничать), поочередно (еще бы начали талоны выдавать) наблюдая сквозь замочную скважину за разворачивающимся в этот момент весьма горячим действом, происходящим у них на глазах.
– Вы были правы, Ремус, – Дамблдор пребывал в большом смущении. – Все это время Гарри действительно был в комнате с ним…
(Ах этот Гарри, все его ищут, а он с НИМ)
– Я даже догадываюсь, где, (опа, Ремуса можно записывать в ряды ясновидящих) – отвел глаза оборотень. – Скорее всего, под письменным столом нашего глубокоуважаемого коллеги (попахивает гениальностью суждений).
– Почему именно под столом? Что он там делал?
(прикинулась дурочкой) – потребовала (и застучала ногами) ответа МакГонагалл.
Стыдливые взгляды коллег ответили на большую часть ее вопроса
(вот пошляки, все знали, но не сказали).
– Н-нет! Нет! Вы ведь не думаете, что…? – пробормотала она, потрясенная до глубины души
(ну Поттер дает!), прежде чем нервно вздохнуть. – Так вот почему он за все время нашего с ним разговора казался таким отрешенным! (Поттер под столом думать мешал) Таким смущенным и раскрасневшимся… (Северус всегда держал лицо кирпичиком, но не сегодня)
– Уймись, Минерва, (женщина, помолчи) – прервал ее Люпин, одарив ведьму плутовской улыбкой (пикап-мастер). – Главное, что они, слава Мерлину, признались друг другу… (Ах, они уже и планы по сводничеству придумали)
– Ох, Ремус! (а теперь целуйтесь)
Дамблдор же, со своей стороны, казался очень обеспокоенным. (Его Гарри увели. С кем теперь строить планы?)
– Но если он не слышал, о чем мы ему говорили (да вряд ли он вообще соображал), – поежившись, наконец, вымолвил старый маг, – как вы думаете, что нас ожидает, когда до Северуса дойдет, что он согласился произнести речь от лица всего педагогического коллектива на выпускном вечере у семикурсников в конце учебного года? (Севка будет очень рад. Под его взглядом умрет даже василиск).

Слэш – это особый мир. И когда этот мир соприкасается с другими вселенными, где его не ожидали, происходит настоящее преображение, которое любой фанат сего направления оценит на высший балл. Однополая любовь в ГП – это работа. Быть может потому, что сама по себе каноничная вселенная населена тысячью идеями и намеками на слэш. Автору нужно только увидеть и придумать то, что удивит его читателя. Но трудиться в ограниченном пространстве сложнее, чем всем кажется. Надо учитывать характеры главных персонажей, мировоззрение второстепенных, канон и миллионы факторов, которые, увы, могут мешать героям. В этом деле нужно уметь повернуть текст так, чтобы все выглядело естественно, уметь подать диковинное блюдо «грамотно». И грамотность тут не в значении «не совершайте ошибок», а в смысле не будьте примитивными. Не пишите ради того, чтобы написать - творите для себя и для читателя. Если вам, чтобы создать безупречную работу, требуются месяц или два только для одной главы, значит, потратьте на нее именно столько времени.
По мне так, если уж берешься за фанфик, то, не покладая рук, трудишься до конца, на результат, а не на бонусы. Иначе для чего вообще стараться, если результата нет? Любой сайт нацелен на то, чтобы фикрайтер развивался как автор, а не как накопление подарков, подписчиков, комментариев типа «Классно! Давай проду!» и лайков к произведению. Убрать все это - сколько авторов уйдут?! Думаю, толпы. Но подбадривать начинающих писателей, которые делают ошибки и ляпы в своих творениях или пишут глупости, необходимо, как необходимо указывать и на недочеты. Но вот если автор пишет лет пять, а прогресса все нет, то не помешает всерьез задуматься: быть может, вы просто перехвалили человека. Поэтому не стоит забывать такое словосочетание, как «конструктивная критика». Большинство читателей лишь просматривают работу, про себя замечая бросающиеся в глаза недостатки, а потом, дочитав, равнодушно ее закрывают. Вполне вероятно, у небрежно проигнорированного фикрайтера могли быть все задатки к созданию действительно чего-то стоящего. Я уверена, что те авторы, которые сейчас пользуются популярностью, начинали с элементарных ляпов, ООСа, скупости речи, речевых ошибок, чрезмерной наивности персонажа. Их бета тоже «ломала пальцы», исправляя недочеты. Поэтому не стоит равнодушно закрывать фики. Оставляйте короткие отзывы - ну, или длинные - не бойтесь указать фикрайтеру на ошибки. Даже если не имеете квалификации беты или комментатора. Не бойтесь посмеяться над произведением. Но только по-доброму. Желательно, вместе с создателем. Любой отзыв важен, любая критика уместна, когда пишешь впервые. Не злая и беспочвенная критика, как это умеют делать многие, а именно конструктивная. Указание на недочеты, разбор, наглядные примеры из текста и советы жизненно необходимы новичку для совершенствования. Не исключено, что это разозлит его или расстроит. Тем не менее поверьте: вы поможете автору хоть как-то двигаться вперед.
Рекомендации и анализ полезны не только для начинающих фикрайтеров, но и для уже мало-мальски зарекомендовавших себя. Но ещё большую пользу комментарии приносят, когда к ним прислушиваются и следуют дельным советам. Никогда не поздно начать трудиться над фанфиком всерьез, ради развития своего творческого потенциала. Крайне важно уметь самостоятельно оценивать произведение и не верить исключительно хвалебным отзывам. Порой бывает очень полезным человек, который даст болезненный щелчок по носу и напомнит, что вам еще учиться и учиться. Читайте, экспериментируйте и работайте над собой. И тогда ваше творение никогда не вызовет гримасы «лицо топориком» у читателей.


Пендрагон



Как давно фендомы «Блич» и «Наруто» соревнуются? Думается мне, что с самого начала их публикации в Shonen Jamp. Два бестселлера, что покорили мир своими поражающими вселенными, проработанными до мельчайших деталей, два главных героя – Ичиго и Наруто. Харизматичные, обаятельные, всесильные – это все про них. Но в этой статье разговор пойдет совершенно о другом…
Ваш любимый журнал провел масштабный опрос как среди НК-новцев, так и среди крупнейших групп по аниме «Наруто» и «Блич». В течение двух с половиной недель люди голосовали за самого сексуального персонажа двух фендомов, что дало нам право определить любимцев публики. Результаты в некоторых случаях получились шокирующими, в некоторых предсказуемыми. Мы сравним, кого больше предпочитает мужское русскоязычное население, а кого – женское.
Большое спасибо надо сказать руководителям тех групп, которые согласились безвозмездно помочь нашему журналу собрать голоса. Ведь, как правило, чем больше голосующих, тем вернее результат!


Помогали в опросе:
1. Сайт Наруто клан
2. «««< САКУРА ХАРУНО/SAKURA HARUNO»»»>
3. ▲НаруСаку▼Анти-Хината▲
4. [Наруто/Блич/Ван Пис/ФейриТ/Вторжение Гигантов]
5. Наруто
6. Подслушано Наруто клан
7. ╬╬╬ Bleach | Блич ╬╬╬


Теперь же долгожданные результаты!

АНИМЕ И МАНГА «БЛИЧ». Мужское голосование. Проголосовало 1244 человек.
1. Ичиго Куросаки - 251
2. Бьякуя Кучики - 209
3. Гриммджоу Джагерджак - 167
4. Улькиорра Шиффер - 157
5. Другой персонаж - 148
6. Кенпачи Зараки - 107
7. Киораку Шинсуй - 85
8. Тоширо Хицугая - 62
9. Ишин Куросаки - 35
10. Исида Урюу - 23


АНИМЕ И МАНГА «БЛИЧ». Женское голосование. Проголосовало 842 человек.
1. Гриммджоу Джагерджака - 211
2. Бьякуя Кучики - 201
3. Ичиго Куросаки - 159
4. Улькиорра Шиффер - 87
5. Тоширо Хицугая - 57
6. Другой персонаж - 50
7. Кенпачи Зараки - 35
8. Киораку Шинсуй - 20
9. Исида Урюу - 15
10. Ишин Куросаки - 7


И тут мнения разделились! Самое интересное, что тройка победителей та же, только места между собой тасуют. Гриммджоу, скрывающий за маской спокойствия безжалостность и импульсивность, гораздо предпочтительнее для дам, чем открытый бунтарь Ичиго.
В общем же голосовании все сложилось куда более неожиданно:


АНИМЕ И МАНГА «НАРУТО». Мужское голосование. Проголосовало 1223 человек.
1. Саске - 253
2. Минато - 217
3. Наруто - 161
4. Какаши - 146
5. Другой персонаж - 133
6. Мадара - 113
7. Пейн - 61
8. Дейдара - 50
9. Гай - 48
10. Сасори - 41


АНИМЕ И МАНГА «НАРУТО». Женское голосование. Проголосовало 944 человека
1. Саске - 359
2. Наруто - 150
3. Какаши - 101
4. Мадара - 74
5. Минато - 71
6. Дейдара - 61
7. Сасори - 56
8. Другой персонаж - 41
9. Пейн - 22
10. Гай - 9


Саске – секс-символ на все времена, это даже не обсуждается. Но девушки явно были в смятении: целых два места поделили между собой четыре персонажа. Гай же оказался практически самым непопулярным персонажем у девушек, хоть парни и щедро наградили его своими голосами.

АНИМЕ И МАНГА «НАРУТО». Общее голосование. Проголосовало 2167 человек.
1. Саске - 612
2. Наруто - 311
3. Минато - 288
4. Какаши - 247
5. Мадара - 187
6. Другой персонаж - 174
7. Дейдара - 111
8. Сасори - 97
9. Пейн - 83
10. Гай - 57


АНИМЕ И МАНГА «БЛИЧ». Общее голосование. Проголосовало 2100 человек.
1. Ичиго Куросаки - 424
2. Бьякуя Кучики - 420
3. Гриммджоу Джагерджака - 378
4. Улькиорра Шиффер - 244
5. Другой персонаж - 198
6. Кенпачи Зараки - 142
7. Тоширо Хицугая - 119
8. Киораку Шинсуй - 105
9. Ишин Куросаки - 42
10. Исида Урюу - 38


Вот и подведены все результаты. Редакция надеется, что это не последний опрос такого масштаба в нашем журнале. Спасибо всем, кто принимал участие!



Кто же не слышал в последнее время о столь нашумевших сериале и книге? То тут, то там можно прочитать бесконечные шуточки на тему скорости написания саги Мартином или смерти главных героев – это все давно стало мейнстримом. Мода на Престолы все набирает обороты и по своей значимости давно встала на одну нишу вместе с «Гарри Поттером» и «Властелином колец». Вряд ли сам автор (Дж. Мартин) представлял, что его вселенная возымеет подобный успех, – он ведь сделал все, что было в его силах, чтобы Голливуд в жизни не смог снять на пленку цикл:

«Песнь Льда и Огня» не была бы написана, если бы не десять лет работы в Голливуде. Так получалось, что мои сценарии часто оказывались слишком длинными и дорогими, приходилось их урезать. «В фильме не может быть 17 персонажей, максимум четыре, давайте этих уберем, а этих объединим... Ваш сценарий на 10 страниц длиннее, чем нужно...» Я очень устал от бесконечного урезания сценариев. Когда я, наконец, вырвался из Голливуда, то сказал себе: пришло время написать нечто масштабное – эпопею с десятками персонажей, с гигантскими замками и грандиозными битвами. (с) Дж. Мартин

Это стремление помогло добиться ему поразительных успехов: Мартину удалось разорвать шаблон, изменить мышление читателей-мазохистов. Только так можно оправдать безумную любовь по меньшей мере десяти миллионов человек к постоянным смертям любимых персонажей, несправедливости их судеб, издевательствам и избиению невинных.
Для многих сюжет, полный грязной политики и потрясающего экшна, оказался подобным наркотику. Личный сорт героина? Да, это именно про ПЛИП.
Так что же способствовало ошеломляющему массовому заболеванию Престолами? Рассмотрим по пунктам.


1. Мир. Локации.

Карта Эссоса и Вестероса огромна, поражающая своими масштабами. Благодаря удобной системе POV-ов персонажей, читатель может моментально перемещаться с материка на материк. Подробные описания местности полностью захватывают воображение человека, ведь во все, что выдумал Мартин, легко поверить: такой мир вполне себе мог существовать. Почему? Все дело в деталях. Именно они создают ощущение жизни в локациях. Конечно, Мартин следует основным нормам, чтобы придать характерные черты местностям и их национальностям:

- язык;
- национальный костюм;
- особенности архитектуры (как правило, фантасты совмещают примеры древнейших цивилизаций нашего мира. Получается очень интересно, хотя такие отсылки мешают читателю представлять локации как самостоятельную архитектуру, не зависящую от нашей вселенной);
- отличительная внешность национальности;
- ментальность;
- обычаи, традиции.

Этого вполне достаточно, чтобы читатель в восхищении воскликнул о замечательной проработке мира. Но чего-то ведь не хватает, так? История. История, которая является основной причиной для появления этих пунктов. Она же и создает нерушимую связь с происходящими событиями в определенной локации. Так сказать, кольцевая система, где все части соединены и не поддаются делению: они зависимы друг от друга. Ведь у созданной вселенной обязательно должна быть предыстория, что проясняет многие факторы настоящего времени повествования. Есть прямая и очень зависимая связь между поступками героев и их корнями (традиции воспитания детей, местность и происходящие на ней исторические события).
Мартин соблюдает эту связь, из-за чего фанаты приходят в восторг. Но также автор подкупает пышностью и величием королевских/лордовских дворцов, сказочных заморских городов, подкупает интересными яркими костюмами (вспомним все традиционный наряд Кварта) и жестким контрастом с жизнью крестьян и простолюдин, обреченных на грязную нищету.
Все это воссоздает подлинную атмосферу книг и сериала, в которых взлет и падение, жизнь и смерть, пышность и нищета циклично сменяют друг друга.
Жизненно. Отвратительно. Реально.


2. Повороты сюжета. Смерть.

Достаточно лишь процитировать Мартина, чтобы читатель сполна понял этот пункт.

Я пытался сделать так, чтобы читатели буквально пережили эти события. Чтобы горевали по вымышленному персонажу так, будто бы убит их друг. Чтобы беспокоились. Разве это переживание, если, став свидетелем чьей-то смерти, вы просто пойдете за добавкой попкорна? (с) Дж. Мартин

Читатель боится, пребывает в подлинном страхе за персонажей. Почему? Да, правда, это вымышленный мир. Но автор сделал все, чтобы мы поверили в реальность образов, которым присущи как пороки, так и вполне хорошие черты. Они не идеальны, совершают ошибки, и все же растут, развиваются.
Все это является предпосылками для сюжетных поворотов, что творят персонажи. Действия списаны из жизни, потому являются непредсказуемыми. Обычный читатель привык к тому, что современное фентези похоже на сказку. Можно представить две параллели:



Они никогда не пересекутся, так как побуждения и мотивы персонажей слишком полярные.
В Игре Престолов с первых же страниц, с первых же серий настраивают на иное мышление. Где-то к середине прочтения читатель привыкает думать и рассуждать в ином направлении – мыслить не шаблонно. Когда книга заставляет нас испытывать неведомые переживания – это ли не показатель мастерства автора?
Можно сказать, мы по-настоящему живем в том созданном мире, детали которого тщательно и скрупулёзно продумывал Джордж Мартин.
Законы, мораль, воспитание – все это жители Вестероса давно послали в «седьмое пекло», поддавшись своим инстинктам и желаниям. Человеческая жизнь подобна разменному товару. Выгодно убрать человека ради своих целей и амбиций? Пожалуйста! Это дело нехитрое, главное лишь не навлечь на себя подозрения власти имущих.
Жестокость нравов давно вошла в особенности «национальности». Даже свадьбы в последнее время проводить опасно (просмотревшие все серии на данный момент поймут). Мартин старался приблизить повествование к реальности Средневековья – отсюда и высокая смертность персонажей.


- Нынче короли мрут, словно мухи. (с) Тирион Ланнистер
- Этим миром правят стальные мечи и золото. (с) Сандро Клиган
- Смерть всегда приносит с собою скорбь, но на свой лад она – самое естественное событие из всех, приключающихся с человеком. (с)

Но несмотря на это, сюжет актуален и в наше время. Надо сказать, автор прекрасно показал, насколько недалеко ушло наше общество от прошедшего.
В столь жутком месте всеми известная дочка северного лорда Санса Старк является противопоставлением. Маленькая и нежная, она не слишком хорошо понимает внешний мир (девушка никогда не выезжала из родительского замка). Во всей саге она единственный персонаж-прототип идеальной жены и королевы. Заметим, что в цикле главных и второстепенных лиц не менее ста.
На этом персонаже все нежности и искренности исчезают в гуще реальности и двойных стандартов.


3. Пестрота персонажей. Яркие аллегорические образы.

Мир Мартина многолик, в нем присутствуют все национальности, все образы: как прекрасные в своих благодеяниях, так и ужасные в злодеяниях. Но что самое отличительное во всех них – это внутренний конфликт, противоречивость, психологический рост. Идеальных крайностей и штамповых переживаний нет и в помине. Персонажи живут и поступают в предложенных обстоятельствах так, как предписали им их восприятие, характер, воспитание и образование.
Благодаря такому поведению, сюжет приобретает неожиданные повороты, поражает читателя в самое сердце. Именно в персонажах заключается главный ключ к успеху Мартина, главный парадокс в современной фентези-литературе.
Образы незаурядны, их поступки можно предугадать лишь тогда, когда читатель сможет принять на себя личину персонажа, прочувствовать происходящее за него. В этом помогают некоторые пункты:

- образ мыслей;
- особенности характера;
- предложенные обстоятельства;
- воспитание/образованность;
- личные предпочтения;
- факторы окружающей среды, влияющие на физическое и психологическое состояния персонажа;
- социальное положение, семья.

Если соблюдены все эти пункты, можно смело говорить об индивидуальности созданного образа. Но Мартин этим не ограничивается, он не скупится каждому уделить внимание и раскрыть его особенности, привычки. Учитывая каждую деталь, автор не жалеет времени на описательные предложения для персонажа, прививает вкусовые предпочтения, привычки, стиль жизни, мировоззрение. Читатель с легкостью скажет, что Санса Старк любит лимонные пирожные, Серсея Ланнистер обожает багрянец и золото, а Дейенерис Таргариен не прочь провести все утро в ванне с очень горячей (практически кипяток!) водой. Такие мелкие детали очень хорошо запоминаются и усваиваются, и постепенно, когда их становится все больше и больше, читатель начинает воспринимать их носителей уже как реальных людей. Вы и не заметите, как полностью погрузитесь в печальный мир персонажей, что полон опасности. Вы и не заметите, как их полюбите. Мартин не единожды говорил, что
«между автором и читателем заключен контракт: я рассказываю вам историю, стараясь сделать ее как можно более реальной, а вы при чтении пытаетесь поверить, что все эти люди реальны и что описанные случаи происходили с ними взаправду». Ведь без веры в это – с чего бы читателям переживать за героев?
Цикл насыщен самыми разными людьми этого мира: разбойники, шуты, рыцари, прекрасные девы, шлюхи (очень много шлюх), короли и королевы, леди и лорды, наемники, бедняки… Тысячи их. Мартин охватил все слои населения и социальные уровни, раскрыл их с той стороны, которая кажется нам чистой правдой. Многогранны и многолики психологические портреты. Конечно, книга и сериал полны «красных рубашек» (люди, которые должны выполнить определенную задачу, а затем умереть), но они не сильно от них страдают, ведь даже проходных персонажей автор раскрывает настолько полно, насколько это возможно в рамках ситуации.
Среди всего многообразия немаловажную роль играют архетипы. Так Кейтилин Старк является устоявшимся архетипом матери – женщина, для которой семья превыше всего. Девиз ее родительского дома гласит «Семья, долг, честь». Именно эти слова очень полно характеризируют мать Короля Севера – Робба Старка.
В то же время Тирион Ланнистер, всеми полюбившийся карлик, отображает авторскую индивидуальность. Невооруженным глазом заметно, что этот персонаж самый любимый у Мартина, следовательно, он мог перенять многое от мировоззрения автора, многое от его образа мыслей. Такие заключения можно подтвердить тем фактом, что Тирион всегда является как бы ключом к разгадке происходящих событий. Его ПОВы проливают истину на многие непонятные поступки как Тайвина, так и Серсеи. Зачастую именно его отношение к делу мы принимаем за истину, потому можно смело сказать, что Тирион указывает нам как именно реагировать на действия в Королевской Гавани. Впрочем, это всего лишь некоторые обязательные свойства «главного героя», о которых некорректно говорить в контексте ПЛИП, потому следует списать на архетип писательской индивидуальности.
Кстати, о главных героях.
Их нет.
Мартин никогда не разделял своих персонажей на «главный» и «не главный». В его истории важны все. Каждый герой является личностью, которая имеет огромный вес в обществе того мира.


4. Мир закулисных интриг. Игры престолов.

Недаром первая книга цикла и все сезоны сериала называются «Игра Престолов». В своеобразную схватку, жестокую и всепоглощающую, вступают все правящие дома Вестероса и Эсосса. Это своеобразный «народный» танец великих домов континента, и рано или поздно каждый принимает в нем участие. А быть в нем ведущим или ведомым – решать не героям.

«Тот, кто играет в престолы, либо побеждает, либо погибает. Третьего не бывает!» (с)

Именно так сказала Серсея Ланнистер в самом начале саги. Волей судьбы, эта фраза стала лейтмотивом всему происходящему, а музыка «Рейны из Кастамере» (культовая песня дома Ланнистеров) прекрасно бы его отобразила.
Мартин воспроизвел целый механизм, поначалу кажущийся слишком хаотичным, но впоследствии его система становится более явной. На начало саги все только зарождается – первые предпосылки, первые смерти, задавшие тон и «бренд», первый показ персонажей (что от них можно ожидать?). И лишь после казни известного героя все приобретает тот масштаб, ту жестокую реальность, по которым мы узнаем почерк Мартина. Ничто в книге не происходит просто так, ни одна смерть еще не была пустой (опустим «красных рубашек»), все оказывается примешанным в сплав одной цепи. В ней же и заключается тот самый механизм – цепь ненависти.
Чтобы так судить, достаточно лишь обратиться к прошлому многих действующих лиц, таких как Тайвин Ланнистер или же Теон Грейджой. Испытав известные переживания в детстве, они на всю жизнь усвоили для себя уроки, которые предопределили их дальнейшие поступки. Ненависть и злоба порождают еще большую отдачу – данная мудрость множество раз обыгрывается автором.


... усидеть на троне в тысячу раз труднее, чем завоевать его. (с) Тирион

Отсюда и многочисленные заговоры, тайны, сплетни. Тронный зал Королевской гавани собирает вокруг себя самых опасных личностей всего Вестероса – Вариса, Мизинца, чету Ланнистеров, дом Тиреллов. В руках этих людей находится власть над континентом. Но так ли она безгранична, как может сперва показаться читателю? Оказываясь слишком близко к трону, персонаж вступает на зыбкую почву, которая с каждой минутой затягивает все сильнее и сильнее. Кому суждено выбраться из нее, а кому умереть – это та тайна, что держит в напряжении читателей уже 5-ю книгу подряд.
Отличительная черта данных «игрищ» свойственна каждому герою – мотив. Здесь нет пресловутых «хочу власть ради власти» или же «я темный господин, хочу власть», здесь все построено на основе человеческой природы, которая предписывает, что перед определенным поступком обязательно должен быть мотив или идея, заряжающая персонажа. Читая истории претендентов на корону или на доверенное лицо короны, вы невольно проникнитесь их огромным желанием или неутешительным отчаянием. Именно из-за них герои, не жалея себя, играют друг с другом. И вот в чем парадокс того мира: они не могут иначе. Жизнь не предписала им ничего иного, кроме как стремления к власти. С рождения претенденты знают: либо добивайся места на троне, либо проигрывай.
Почему же так происходит? Удержаться на плаву всем домам Вестероса крайне трудно, ведь, опять же, в силу вступает человеческий фактор. А вспомнив, что Мартин взял за основу повадки и образ мыслей Средневекового мира, станет ясно, что никто не застрахован от «нападения» извне. Невольно наследники благородных семей обязаны бороться за место под солнцем. Все ради выживания и поддержания авторитета дома. Автор не раз приводил примеры вымерших семей или же погибших предводителей, которые не хотели играть по правилам континента.
Ужасно лишь то, что, заигравшись в свои интриги, власть имущие зачастую просто забывают про свой народ. Но долго такие не задерживаются…


5. Вопрос религии: в кого веришь ты?

Данная тема занимает не последнее место в книге. Наравне с политическими вопросами и социальным равенством, Мартин желает раскрыть читателю как можно больше точек зрения на тему веры. В концепции произведения религия занимает одно из самых важных мест, ведь, как уже говорилось раньше, автор взял за основу средневековый мир.
Он следует простой схеме: определенная местность – своя вера. Так суровые северяне верят в холодных Старых богов (вера Первых людей), нашедших свое отображение в чардревах, а люди, населявшие более мягкие по климату территории, поклоняются Новым богам – культ Семерых. На то у каждой стороны есть свои причины, ведь это верование их предков. То, что передается из поколения в поколение, чтится с особой бережностью – основная догма всех благородных домов Вестероса. Позже Мартин проливает свет на Старых богов, отчего их тайна уже более не является таковой.
У автора есть очень интересные мнения. Он старается не акцентировать на свою точку зрения, но чаще всего именно она и проявляется у персонажей, проливающих свет на происходящие события (как Тирион). Вот, к примеру, несколько цитат:


Именно так. Нужно только открыть глаза. Сердце может солгать, голова одурачит тебя, но глаза видят верно. Гляди своими глазами, слушай своими ушами. Пробуй своим ртом. Нюхай своим носом. Ощущай своей кожей. Потом придут мысли… потом. Только так можно узнать правду. (с) Сирио Форель

Пока ты протираешь колени в храмах, ожидая милости богов, я выковал свою судьбу сам — на поле битвы. Там мой храм, и я его Бог. (с) Станнис Баратеон

Несмотря на многообразие религиозных культур, Мартин все же придерживается основной идеи – свою судьбу каждый человек творит сам. Истинной является лишь то, что слышат твои уши, что ощущает твоя кожа, что чувствует сердце. Вся правда открывается лишь тогда, когда человек, несмотря на религиозные догмы, проверяет её своими личностными ощущениями. Дела же творятся не по воле Господа, а по твоей собственной воле.
Многие люди погрязли в борьбе между язычниками и верующими в единого бога (кстати, тоже несколько культур). Конфликт показывается с разных сторон. В нем принимают участие как и лояльно относящиеся верующие, так и агрессивно настроенные против. Жестокие приверженцы Красного бога, которые сжигают иноверцев, обладают некоторым волшебством – даром Р’Глора, в то время как последователи Многоликого спокойно могут изменять свой лик на чужой. Что из этого является истинной? Или же это все дары одного и того же бога? Данные загадки до сих пор волнуют умы фанатов.
Необъяснимые явления, происходящие с персонажами, мистические тени, воскрешения, тихие убийства… В их верах своя извращенная, если смотреть с точки зрения современного человека, мораль. Убей, если тебя оскорбили, отомсти, если тебе сделали плохо, убей иноверцев, убей во имя своего бога, неси правосудие своими руками от лица бога. Вряд ли что-либо из этого не является выдумкой людей, чтобы объяснить приключающееся с ними.

— Владыка Света хочет, чтобы людей сжигали, Утонувший Бог - чтобы их топили. Почему все Боги такие жестокие скоты? Почему нет Бога титек и вина?
— На островах Лета поклоняются богине с шестнадцатью сосками!
— Немедленно плывём туда!

Как нельзя четко звучит один из уроков Первого меча Браавоса – учителя «танцев» Арьи Старк.


Есть только один бог, и имя его — смерть. А смерти мы говорим только одно — «Не сегодня». (с) Сирио Форель

Но все это лишь догадки. Остается лишь надеяться на то, что Мартин даст когда-либо объяснение этим течениям, как поступил с верой Первых людей.


6. Остросоциальный конфликт.

Помимо интриг Вестероса Мартин вплел в сюжет еще одну интересную веху – рабовладельчество. Весь Эссос погряз в пожизненном найме людей. На далеком континенте к людям относятся так, словно те животные, и подобное обращение уже вошло в общественную норму. Благородные господы, привыкшие к богатству и лености, ни в коем случае не позволят своим рабам, заклейменным при рождении, снять кожаные ошейники и зажить свободной жизнью. Те же никогда не посмеют поднять руку на хозяина. Они – безликие, не имеют имени, по сути, никто. Словно Безупречные (армия мужчин-рабов), только в повседневной жизни.

- Как тебя зовут?
- Её зовут Миссандея.
- Нет, как зовут именно тебя?
- … Миссандея…
(с) Дейенерис Таргариен и Миссандея

Мартин описывает столкновение двух миров, двух мнений: жизнь в рабстве и жизнь на свободе. Не все так гладко, как может показаться с первого раза. Если сломать систему, жившую веками, придут непоправимые последствия, исправить которые очень трудно. Особенно, если у властелина нет связей и поддержки со стороны других стран/городов.
Таким образом, рабы вроде и получают свободу, но какой ценой? Не все господы могут быть тиранами, не все рабы могут быть ущемленными в своих правах. Особенно, если раб приставлен к богатому господину на хорошую службу. Это – палка с двумя концами. Известному персонажу придется несладко, прежде чем он наладит новый мир, принесенный собой. Он поступает так, словно мессия, освободитель и разрушитель оков, но на деле дарит лишь голод, болезнь и нищету.
В таком конфликте важно найти себя и держать ситуацию под контролем, иначе все приобретет еще более печальные обороты.


- Мир - это одна большая паутина, и никто не может прикоснуться к одной нити, не потревожив остальные. (с) магистр Иллирио

Надеемся, что Мартин вскоре разрешит этот конфликт и расставит все на свои места.


7. Любовь. Разная и всеобъемлющая.

Мы всего только люди, и боги создали нас для любви. В ней и наше величие, и наша трагедия. (с)

Любовь матери к детям, отцовская привязанность, страстная любовь между братом и сестрой, нежные отношения тринадцатилетней девушки и двадцатипятилетнего мужчины, преданная любовь женщины и мужчины из разных слоев общества и многое другое.
Как же много ее воплощено в саге! Автор показывает нам ее всесторонне, словно наслаждаясь ею. От некоторых намеков фанаты буквально сходят с ума от неожиданности, от некоторых беспредельно радуются. Пожалуй, это одна из самых лучших веток в цикле и сериале. Но не все так просто, как могло казаться. Вы уже было подумали, что любовь будет самоотверженной и прекрасной, как в сказке? Нет, Мартин реалист и здесь. Даже в такой светлой части произведения проскальзывает его суровый взгляд на вещи.
Но разве он преувеличивает? Каждая его строчка, будь она о любовных утехах или же нежнейших разговорах, пропитана реализмом. Во-первых, это – секс. Древнейшие людские желания для него основа всех отношений. Во-вторых, соблюдение характеров персонажей. Если люди полюбили друг друга, они не изменяют своим нравам и порядкам, они не превращаются в шаблонную влюбленную пару, а оставляют за собой личность. И в этом заключается вся прелесть любовных связей между героями Мартина. Куда интереснее наблюдать за развитием отношений персонажей со своей индивидуальностью – трудно догадаться, как они поступят при следующей встрече или же в определенных обстоятельствах.
Яркий тому пример - страстные отношения между Серсеей и Джейме, двумя близнецами. Они обожают друг друга еще с раннего возраста, плоды их порочной связи – трое «королевских» детей. Это смотрится дико и пошло для современного человека, да чего уж там, для того времени подобное являлось страшным грехом, но в отношениях есть искра, есть то пламя, которое притягивает к ним. Они ссорятся и ругаются в силу пылкости их душ, ненавидят и обожают так страстно и самоотверженно, как никто другой. Пожалуй, это одни из самых ярких отношений в сериале и книгах.


- Ты полна ненависти… Боги, почему я люблю женщину, полную ненависти?! (с) Джейме Ланнистер

В противовес можно предложить другую пару, очень романтичную и полную истинной ласки, нежной любви. Луна с небом, полным звезд, и солнце, дарующее жизнь, - кхалиси Дейенерис и кхал Дрого. Постепенно приспосабливаясь к мужу, Дени не заметила, как воспылала к нему заветным чувством, благо ответным. Их отношения дошли до такого уровня, что Дрого несколько убавил гордости кхала в своем характере, все более доверяясь советам Дейенерис. Взаимопомощь, понимание и поддержка – основа их отношений. Они преданы друг другу. Дени, будучи уроженцем совершенно иной культуры, постепенно преображает мужа, вдохновляя его на новые свершения. В свою очередь же Дрого изменяет ее характер, лепя из нежной девочки настоящую кхалиси. Нет ничего прекраснее, чем когда под влиянием друг друга пара совершенствуется.


Она сказала себе, что умрет ради него, если придется. Она от крови дракона и ничего не боится. Ее брат Рейегар умер ради любимой. (с)

Но помимо искренних отношений, в книге достаточно хорошо раскрыта тема сис…шлюх. Надо сказать, очень хорошо. Поэтому, прежде чем начать чтение/просмотр, подготовьте свою психику к высокорейтинговым сценам. И еще маленькая пометка: шлюхи очень важны в контексте произведения, прямо действительно «очень». Даже их Мартин раскрывает с весьма неожиданных сторон, чему яркий пример отношения Тириона с известной всем Шаей. Правда за развитием этой любовной линии лучше следить при чтении/просмотре.

Надо сказать, что это далеко не все преимущества саги, но разве есть человек на Земле, способный поведать их все? Вряд ли. Однозначно лишь то, что продукт к употреблению строго обязателен. Наберитесь терпения при прочтении первых глав или просмотре первых серий, пополните запасы успокоительного и приступайте к изучению. Поверьте, проникнувшись однажды, вселенная Песни льда и пламени больше никогда вас не оставит. Это то, что останется наследием для следующих поколений еще много лет. Это одна из тех книг, которая способна поменять у многих взгляды на жизнь.

Приятного ознакомления!

Всегда ваша,
Sempre_Libera
Форум » Архив » Редакция журнала «ForbesFic» » ForbesFic: выпуск двадцать пятый! (Расширяем горизонты)
Страница 1 из 212»
Поиск: