Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 2 из 3«123»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Похищение
Похищение
- Если только в Вас? - он смеется в ответ, глубоко вдыхая, когда в очередном пируэте женские губы касаются его шеи. Почему её поцелуи столь неуверенны? Опытная любовница, как говорили о ней слухи? По её движениям понятно - она не первый раз сжимает в руках мужские плечи. Почему она такая неуверенная? И почему в её глазах наконец разгорается огонёк. Теплый, а не холодный. Они останавливаются просто глядя друг на друга.
- Кто бы мог подумать, что я не буду тебя беспощадно насиловать? - робкий поцелуй. Теплый и нежный. Но видимо эта попытка ей не понравилась, и она повторяет её. Уже увереннее и настойчивее.
- Беспощадно насиловать? Интересно как бы это выглядело. - он смеется, прижимая женщину к себе, а так отвечаем ему, прижимаясь ещё сильнее. Ощущение гибкого женского тела великолепно вписалось в общее тепло от её нежного поцелуя.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Довольно неуклюже, я думаю, - со смнехом ответила она. Это сырое помещение начало надоедать. В конце концов здесь происходили жестокие убийства, а не жаркие танцы. Мария взяла его руку. Такую широкую и грубую. Женщина повела его к выходу из этого мрачного подземелья, все так же привычно дергая ручник и открывая тяжелую дверь. Де Бо вытащила из стены свой любимый нож, и играючи вернула его на свое место. Они поднимались вверх, к свету. Ступив на последнюю ступеньку, Мария открыла решетчатую дверь и пара наконец таки оказалась в длинном коридоре. Этот замок имел множество потайных ходов, поэтому Мария вела своего спутника буквально сквозь стены. Но такая мелочь не могла удивить видавшего виды графа.
В сторону отъехала последняя стена, открывая взору мужчины кабинет. Богатое но не броское убранство вселяло уверенность, а не убранное с дивана постельное белье говорило о том, что обитатель этого кабинета его истинный поклонник.
- Проходите. Это моя цитадель, - шутливо сказала Мария и они вышли из ниши в стене. Потайная дверь отъехала в сторону, акрывая зеркальной стороной зияющий темнотой проход. Де Бо приблизилась к входной двери и заперла ее, тем самым предотвращая вторжение незваных гостей.
- Располагайтесь, - легкая улыбка и неспешно она подошла к столу. Уверенно перебирая бумаги, Мария что-то искала с каждым разом откладывая в сторону рукописные листы. В конце концов она нашла то, что нужно и повернулась к графу.
- Вы будете подписывать договор? Или он уже нам не нужен? - женщина изучающе посмотрела на графа. - Если я Вас отпущу, Вы вернетесь?
Чуть тише добавила брюнетка и вплотную приблизилась к Логону. Она положила руки на грудь мужчины, заглядывая в зеленые глаза.
Опасная штучка
- Довольно неуклюже, я думаю - он улыбается:
- Если вам так угодно, графиня, я могу дать вам возможность повторить эксперимент. В любой из моих спален. Ну иди ваших. - глаза тем временем запоминали дорогу из подземелья наверх. Память и графа была крайне цепкая.
Интересно, как старый граф отреагирует на такое? С одной стороны положительно - наконец то дочка перестала ерепениться. С другой - баронство Черро, представленное упомянутой девушкой личностью, которую иначе как мыльным пузырем в высших кругах не называли... Кстати, а что баронство, дом Логон в три раза благороднее и древнее.
Значит со старым графом Мар-Кифаем проблем быть не должно.
- Проходите. Это моя цитадель - Истван прошел внутрь. Что же обычный кабинет, находящийся в обычном рабочем беспорядке. Впрочем кто бы говорил - Истван сам частенько игнорировал все пять роскошных спален, доставшихся от деда (который согласно фамильным легендам обладал настолько любвеобильным характером, что умудрялся использовать все пять спален за одну ночь).
- Располагайтесь - мужчина кивнул, устравиваясь в мягком кресле напротив своей... Любовницы? Супруги? Хозяйки? Эммм... Надо будет позже определиться со статусом.
- Вы будете подписывать договор? Или он уже нам не нужен?
- Вряд ли, учитывая что, уж извините, моей выгоды в этом, назовем его так, деле, не меньше чем вашей.
- Если я Вас отпущу, Вы вернетесь? - она подошла слишком близко, и тут видимо сработали дедовские гены. Руки сработали отдельно от остального тела, притянув женщину к себе. Поцелуй был страстным, сочным и долгим. Сначала та на автомате попыталась вырваться, но уже через несколько секунд её язычок уже уверенно боролся за доминирование в этом поцелуе.
Да уж, вместо десятков слов.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Это и послужило для нее ответом. Мария вцепилась руками в плечи графа, надавив на них и впечатывая мужчину в стену кабинета. Женщина целовалась страстно и требовательно, отстранялась и кусала его за шею. Рука зацепилась за пояс брюк, но не спешила что-либо с ними делать. От жара его тела хотелось отпустить все мысли. И в итоге, она это сделала. Стон вырвался из груди и Де Бо поняла - это конец. Пальцы руки зарылись в копну волос графа, а сама она прерывисто дышала. Найдя опору в виде плеч, Мария словно циркачка, повисла на графе, обхватывая его бедра изящными ногами. Теперь их лица были на одном уровне. Голубые глаза встретились с зелеными. В человеческом понимании эти цвета были холодными, но сейчас этот миф бессовестно разрушался.
Она не говорила ни слова, ловя трепетным телом мужские касания к нежной коже. От простых прикосновений - Мария таяла словно воск свечи. А пламя и не думало потухать, разгораясь лишь сильнее. Знала ведь о нем все. Смотрела его дело не один раз, очерчивая тонким пальчиком его портрет на фотографии. И даже сама не замечала, как улыбалась. Может именно в тот момент дрогнуло ледяное сердце? Сложно было сказать точно, но никогда она не танцевала со своими пленными вальс в сыром подземелье.
По телу разливалась сладкая истома, совершенно не торопясь накрыть Марию с головой. Она улыбалась ему так, как не улыбалась никому в своей жизни. Слишком счастливо. А в сказки графиня не верила. Красная ткань платья предательски затрещала, угрожая разорваться по боковому шву.
- Ох, думаю его не стоит жалеть, Истван, - прошептала она, едва касаясь губ графа.
Опасная штучка
Наверное ситуация была комичной, ибо более интересного и безумного объяснения в любви мужчина не мог придумать. Или быть может женщина сама не знала о своем чувстве? Очень интересно.
Но её поцелуй был не просто поцелуем. Это не тот поцелуй, который был в подземелье. И это не тот поцелуй, который любовница дарит любовнику. Этот поцелуй был искренним, тем самым, который дарят в истинном чувстве.
А он мог ли подумать, что станет целью той, о ком безответно вздыхал каждый мужчина, видевший её хотя бы краем глаза? Но внутри было жарко. Даже слишком жарко. Её объятия были слишком сильными, стройные ножки заключили его в сильнейший капкан, а в бирюзовом омуте глаз можно было просто утонуть и не вернуться. Он и сам переставал себя контролировать, когда раздался угрожающий треск ткани.
- Ох, думаю его не стоит жалеть, Истван - мужчине пришлось приложить силу воли, чтобы разжать пальцы, готовые разорвать ткань, и расплыться в ехидной улыбке.
- Так это вроде вы меня насиловать хотели, а не я вас.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Так это вроде вы меня насиловать хотели, а не я вас.
- Вроде не вроде - я в долгу не останусь, - ответила она на его ехидную улыбку. Но рука обвила все же шею графа, а другая начала... нет, не расстеривать, а сдирать рубашку не заботясь об отлетающих пуговицах. Что на нее нашло? Она не знала и не хотела разбираться. Женские чувства сложный механизм, в котором Мария сама то ничерта не понимала. Он ей нравился, ее к нему тянуло. Что еще нужно? На каком-то неведомом уровне она понимала, что надо что-то еще. Но вот что? Взаимности? Возможно.
Мария соскользнула с соблазнительного, мужского тела и схватила его за остатки рубашки. Она подвела его к кожаному дивану, легко толкнула в грудь и тем самым повалила в мягкий плен. Де Бо провела руками по аристократическому носу мужчины и уселась на его колено. Стройная ножка уперлась в пространство между ногами мужчины, а сама Мария оголила плечо. Совершенно не преднамеренно. Так просто получилось... Мария любила, когда соблюдается золотая середина. Но этого добиться она не могла даже в своих фантазиях. Обязательно ибо партнер был груб с ней, дорвавшись наконец таки до райских кущ. Либо она нетерпеливо срывала с него одежду и тут же приступала к делу. Но сейчас этого вовсе не хотелось.
Де Бо не удержалась. Обхватила ладошками лицо Иствана, очерчивая подушечками пальцев любую неровность, складочку, шероховатость мужских черт. Как она делала с его фотокарточкой, только сейчас он был перед ней. Настоящий и довольно теплый. Она любовалась, впервые в жизни любовалась мужчиной.
- Хочу предупредить. После свадьбы, мой муж будет только моим. Это не рушит Ваших ловеластских планов?
Опасная штучка
- Вроде не вроде - я в долгу не останусь - и не осталась. По крайней мере дорогущую рубашку из гвидорского шелка стоимостью две сотни золотых соляриев за штуку превратилась в... Да не, собственно целой то она осталась. А вот пуговиц лишилась напрочь, открыв женщине доступ к его телу. Нельзя было назвать его качком - не те габариты. Обычного телосложения мужчина будучи опытным охотником скорее казался сплетенным из ремней - каждая мышца имела рельеф но не в угоду только ему. Хотя это не мешало ему пальцами колоть орехи и наматывать по лесу многие мили с луком.
Его толкают, заставляя упасть на диван, который протестующе заскрипел, принимая на себя двойную нагрузку. Эх, как бы в процессе не сломался. Девушка занимает позицию сверху. Её приятная полуобнаженность включает фантазию на полную катушку. Минутка нежности? Неспешные поцелуи, она смотрит на него, гладит ладонями, он дает ей полную свободу, просто глядя в синие глаза, и держа руки на женской талии, ожидая, когда она пожелает перейти к делу.
- Хочу предупредить. После свадьбы, мой муж будет только моим. Это не рушит Ваших ловеластских планов? - мужчина выгнул бровь, будто задумавшись.
- Нуу... Вообще у тебя наверняка есть парочка смазливеньких служаночек, да и свидетельницы на свадьбе тоже скорей всего будут очень ничего, а так в принципе нет, не нарушает - они смеются над этой шуткой, оба понимают, что это шутка. Мужчина легонько целует изящную шейку, проникая рукой в вырез платья, сжимая аккуратную грудь.
- Не хочешь делиться с другими, Мария? Правильно не хочешь. Тогда моя жена тоже должна быть только моей, ты не считаешь?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Она даже не заметила, как смех плавно стал стоном. Шею обожгло дыханием и влажные губы прикоснулись к коже. Мария откинула голову, предоставляя Иствану больше пространства для действий, но... мужская рука пробралась под материал платья и Де Бо вздрогнула. Шероховатые пальцы зецепили сосок, который тут же возмущенно встал. Она издала какой-то задыхающийся стон.
- Не хочешь делиться с другими, Мария? Правильно не хочешь. Тогда моя жена тоже должна быть только моей, ты не считаешь?
Женщина приоткрыла бирюзовые глаза, смотря на графа. Руки потянулись к бретелькам платья, медленно спуская их по покатым плечам и оголяя тело ниже груди.
- Я не предам, такого как ты,- совершенно уверенно ответила Мария и улыбнулась. Для чего ей другие, если рядом он? Графиня расправила плечи, подаваясь грудью вперед и откидывая свою кудрявую головку. Женское тело прогнулось, показывая ему свою гибкость и превосходство в этом. Мужские руки изучали ее тело. То грубо сжимая округлости, то нежно касаясь пальцами чувствительных участков. А она охотно отзывалась на его прикосновения, трепеща и взволнованно вздыхая. Мария перехватила руку Иствана, пререплетая пальцы и сжимая их. Женщина придвинулась вплотную, касаясь оголенным телом торса мужчины. Дыхание обожгло его лицо, а в следующий момент жадные, женские губы уже властно сминали собой его уста.
Опасная штучка
Наверное если бы ему вчера кто нибудь сказал, что неприступная мечта всех мужчин высшего света Мария Мар-Кифай утречком похитит его, чтобы поставить перед фактом что через три дня свадьба и примется его с расстановкой и толком соблазнять, то он бы посчитал это скверным анекдотом.
Но реальность порой не соответствует представлениям людей о ней и выкидывает подобные фокусы. Подумать только, в минут сорок назад он уже распрощался с жизнью. Но пока что похоже не только не распрощается с ней, но и найдёт свою жизнь здесь с ней.
ОН не верил в любовь с первого взгляда но... Похоже придется менять свои взгляды на неё, ибо похоже он действительно влюбился.
- Я не предам, такого как ты - платье медленно сползает с плеч, оголяя аккуратную грудь, словно выточенную идеально под его ладонь. Девушка прогибается перед ним, демонстрируя свою гибкость в то время как мужские ладони вовсю изучали её тело, скользя по изгибам, сжимая спелые плоды груди, играясь с острыми сосочками, иногда ловя их губами и сжимая до приятной боли, покусывая, легко играясь самым кончикам языка. Женщина нравилось это, но похоже ей хочется чего то ещё. С силой его вжимают в кровать, прижимаясь вплотную, ощущение будто твердые бугорки царапают кожу и властный поцелуй, с не менее властным ответом.
- Чего ты сейчас хочешь? Расскажи мне...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Чего ты сейчас хочешь? Расскажи мне...
Вроде бы такой простой вопрос, который буквально на мгновение застал Марию врасплох.Но всего лишь на мгновение. Ведь что она хотела от него - прекрасно знала.
- Хочу сделать тебя счастливым, - ответила она, заглядывая в зеленые глаза графа. Мария еще говорила что-то про то, что он тоже не должен остаться в долгу и прочий женский бред и в конце концов добавила:
- А еще я хочу потушить пожар в груди от одной близости с тобой
Брюнетка подмигнула Иствану, соскальзывая с него будто бы невесомый шелк. Он пытался поймать ее за запястье, но не успел. Мария совершенно не стеснялась своей наготы, избавляясь от красной тряпочки некогда бывшей платьем. Так как этот кабинет был для нее вторым домом, то здесь имелось все для удобства графини. Открыв один из шкафов, она выудиа из него белое платье из легкого атласа. Оно было длиной в пол и как вода струилось по женскому телу, бережно скрывая его от посторонних глаз. Темные бусинки сосков задорно торчали и выглядывали из-под белой ткани. Мария подняла руки к волосам, вытаскивая невидимки и полностью распуская свои локоны. Они оказались ниже плеч, доходя аж до поясницы.
- И если тебя волнуют мои дальнейшие планы, - невзначай продолжила Де Бо, - То я хочу создать семью и наконец таки свалить куда подальше от этого черного рынка. Ты сможешь сделать из меня женщину? В истинном значении этого слова...
Отредактировала Джунко - Четверг, 09 октября 2014, 12:25
Опасная штучка
Ответ заставил мужчину прикрыть глаза. А как ещё реагировать на событие, полностью переворачивающее твою жизнь? Вот ты сидишь такой холостой двадцативосьмилетний граф в своем имении, пытаясь найти счастье в жизни, и тут это счастье нагло украв тебя из собственного дома само бросается тебе в руки. Он даже сейчас не вспоминал о каких либо финансовых, властных и иных преимуществах, которые даст брак между двумя влиятельными домами (о таких вещах в первую очередь будет думать старый граф Мар-Кифай). Мало того это счастье и само хочет от тебя точно того же. Что же... Почему бы и нет?
Но счастье до того сладко вжимавшее его в кровать решило на время оставить его, ускользнув словно мираж. Не дав схватить её за запястье. Истван же потянулся, сбрасывая сладчайшую истому, и наслаждаясь открывавшимся зрелищем великолепнейшей женской фигурки. Он кажется до сих пор не мог поверить в то, что происходит. Но вот тончайший шелк стекает по телу, скрывая какие то моменты, ну кроме самых откроенных. Роскошная грива раскидывается по плечам. Настоящая королева, которой не нужна даже корона.
- И если тебя волнуют мои дальнейшие планы. То я хочу создать семью и наконец таки свалить куда подальше от этого черного рынка. Ты сможешь сделать из меня женщину? В истинном значении этого слова... - мужчина встает, обнимая женщину за плечи и перехватывая синий взгляд.
- Смогу? Я не умею мочь и пробовать. Я просто делаю. - нежный поцелуй - Дорогая, ты собираешься меня куда то вести в таком виде? - собственно вид у него был обыкновенным, только рубашка, безжалостно изничтоженная графиней отсутствовала. Желание чуть пригасло, но не исчезло, мужчине стоило только дать волю, и этот тончайший шелк платья ожидает судьба такая же, какая постигла его рубашку.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
-Мммм... я думаю ты не горишь желанием куда-либо идти, - улыбнулась Мария, охотно принимая объятия своего будущего мужа.
- Вот скажи мне, - прошептала она на ушко графа, заставляя последнего нагнуться. – Какая еще сумасшедшая смогла бы тебя похитить, чтобы донести свои чувства? Моя принцесса..
Мария не удержалась и засмеялась, уткнувшись в плечо мужчины. На принцессу он не походил, но ситуация была довольно необычной. Чтобы не попасть ненароком под горячую руку, женщина примирительно подняла руки вверх и, слегка посмеиваясь, выдавила из себя:
- Все, все я сдаюсь
Мар Кифай обошла вокруг мужчины. Статный, со спортивным телосложением, жилистый.
- Занимаешься охотой, граф? Это дело я тоже люблю, - как-то загадочно прошептала Мария. – Охотник и добыча. Победить или быть побежденным… никогда не была в роли второго персонажа.
Женщина мысленно подчеркнула слово «была». Она обхватила руками торс мужчины со спины, ощущая приятное тепло от его тела. Де Бо блаженно прикрыла глаза, вдыхая аромат и как-то счастливо улыбаясь. Еще в детстве она запомнила этого мальчика с необычными глазами. Его отец пришел к ним в дом для деловых переговоров, а детей оставили резвиться в саду. Мальчишка приблизился к сидящей на траве Марии и протянул ей маленький, деревянный кораблик. Так уверенно, что Мария завороженно приняла этот дар. Кстати, кораблик до сих пор красуется на ее рабочем столе, только сама девочка выросла и стала немного кровожадной стервой. Однако там, внутри, все еще живет та самая Мария. От смущения в тот момент, девчушка сорвалась с насиженной полянки и побежала в лабиринт. Так и не выйдя попрощаться с ее новым знакомым, когда они с отцом покидали их дом.
Помнил ли он это? Не важно. Сейчас уже ничего не важно для нее, только он.
- Истван, ты не желаешь принять ванну? – поинтересовалась женщина, указывая пальчиком куда-то на стену. Мария разжала свои объятия и подошла к указанному месту. Нажав скрытый механизм, в сторону отъехала ниша и показался вход в освещенную ванную комнату.
- Похвастайте своим спортивным телом, граф. Охота хорошо держит в тонусе, уж мне ли это не знать… - Де Бо улыбнулась, облокачиваясь о дверной проем и судя по всему не собираясь пропускать это зрелище.
Отредактировала Джунко - Пятница, 10 октября 2014, 06:39
Опасная штучка
- Мммм... я думаю ты не горишь желанием куда-либо идти
- Единственное желание которым я горю сейчас я думаю ты сама угадаешь - она тянется к нему, он наклоняется, без слов понимая её желание. Дыхание обжигает кожу, женская грудь прижимается к его груди, о, боги, какой же лишней сейчас кажется эта тряпка.
- Вот скажи мне. Какая еще сумасшедшая смогла бы тебя похитить, чтобы донести свои чувства? Моя принцесса... - смех разобрал обоих в секунду. Да уж действительно, похитили словно дракон принцессу, ну действительно смешно.
- Угу, только украл не принцессу, а рыцаря вместе с белым конем, мой дракончик?
- Все, все я сдаюсь, - и снова заливистый искренний смех наполняет комнату. Лишь где то через минуту, они успокоились, снова целуя друг друга. Этими поцелуями нельзя было насытиться, а она обходит вокруг него, словно оценивая, присматриваясь.
- Занимаешься охотой, граф? Это дело я тоже люблю. Охотник и добыча. Победить или быть побежденным… никогда не была в роли второго персонажа,- мужчина загадочно улыбается.
- Женщине гораздо приятнее быть добычей мужчины, чем зверю на охоте, не находишь? - спросил он накрывая ладошки женщины на своей груди своими. Сколько они так стояли, наслаждаясь теплом друг друга? Неужели это действительно любовь? С первого взгляда? Пожалуй пора поверить в неё.
- Истван, ты не желаешь принять ванну? Похвастайте своим спортивным телом, граф. Охота хорошо держит в тонусе, уж мне ли это не знать…
- Предлагаю равноценный обмен, графиня. Не желаете принять ванну вместе со мной?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Если ты только настаиваешь… - Мария улыбается, проскальзывая в помещение. Замысловатая, белая ванна, множество халатов и полотенец. Правда халаты, только женские. Туалетный столик со всякими баночками и прочей женской лабудой. А сама ванная утопает в каменном полу, в которой могут разместиться человека четыре совершенно свободно. Она склоняется к витиеватому крану, тронутому позолотой и включает воду. Настраивает, чтобы была не слишком горячей или холодной. Истван тем временем заходит следом, чуть склоняя голову чтобы не удариться лбом о косяк. Де Бо манит его к себе пальчиком, другой рукой сбрасывая с плеча широкую лямочку платья. Материал заструился по телу, открывая взору бархатистую, фарфоровую кожу. Она прикрывает руками полные груди и легкий румянец касается щек.
Как оказалось, графиня умеет смущаться. Но тут же, будто одергивая себя, она устремляет свой взор на мужчину, который уже так близко. Пальчики цепляются за пострадавшую рубашку, стягивая ее с графских плеч. Мария внимательно рассматривает его тело, которое постепенно открывалось ее взору. Губы женщины дрогнули в каком-то немом восторге и коснулись кожи Иствана, оставляя на груди влажный след. Де Бо аккуратно расстегивает брюки, прогибается в спине и постепенно опускается ниже, оставляя за собой цепочку поцелуев на его теле. Вот уже брюки составили компанию многострадальной рубашке и атласному платью. Женские пальцы сжали резинку нижнего белья, а бирюзовые глаза посмотрели на лицо графа снизу вверх будто спрашивая разрешение. Судя по всему, Мария его все же получила и небольшой кусочек ткани полностью оголил мужчину.
Де Бо даже ахнула, прикрывая ладошкой пухлые губки. Вновь легкий румянец и вновь она берет себя в руки. Она коснулась рукой открывшейся перед ней картины и придвинулась еще ближе. Но торопиться не хотелось. Коснувшись грудью ног графа, Мария словно морская волна поползла наверх, задевая округлостями и выступающий орган мужчины, и горячее тело.
- С удовольствием принимаю твое предложение, - словно весенний ветерок прошелестел ее голос среди стен.
Опасная штучка
Она умела располагаться с комфортом. То что скромно назвали ванной представляло собой скорее небольшой бассейн, где можно с комфортом расслабиться. Ну или не только расслабиться, вы же понимаете о чем я?
Тонкий пальчик манит его, зовет к себе. Тончайший шелк соскальзывает, струясь по нежной коже, обнажая все, что нужно было обнажить - точеные плечи с тонкими линиями ключиц, полную грудь и темные виноградинки возбужденных сосочков, тут же прикрытую руками, изгибы талии, бедра, плоский живот, изящные стройные ножки. То самое зрелище, которое приводит любого мужчину в нестабильное состояние. Он подходит ближе, улыбаясь нежному румянцу на женских щеках, и мягко, но настойчиво отводит женские руки от груди, смещая их себе на плечи. Пальчики немедленно вцепились в рубашку, стягивая её ко всем чертям - одежда сейчас была лишней. Она касается его брюк, изгибается, демонстрируя ровную спину и изгибы бедер, целует его, спускаясь вниз, избавляя его от брюк, и коснувшись последней ткани и спрашивая.
- Зачем спрашивать, ты можешь делать со мной все, что хочешь. - улыбается мужчина. Снова румянец трогает лицо женщины, она поднимается касаясь его телом, и от этого касания все внутри будто завибрировало.
- С удовольствием принимаю твое предложение - мужчина осторожно берет женщину на руки и несет в постепенно наполняющийся бассейн, устраивая её на своей груди и глядя в глаза. Долго они молча смотрели друг на друга, а потом словно какой то выключатель повернули - оба потянулись к губам друг друга, целуясь до умопомрачения, переходя от нежности до властных и сильных поцелуев, от которых перехватывало дыхание.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Она и так делала с ним все, что хотела. Мужские руки бережно поднимают ее тело в воздух, а она, чтобы быть как можно ближе, скрещивает ноги у него за спиной на талии, прижимаясь всем телом. Истван плавно опускается в воду, а графиня не отводит от него своего взгляда. Сколько раз они вот так смотрели друг на друга, не веря во все это? Много. И много раз еще будут смотреть. Вода приятно касается кожи, принимая в объятия своей стихии. И вновь этот взгляд. Долгий, изучающий. Его зеленые глаза притягивали и заставляли отбросить все правила, устои, принципы, мораль.
Поцелуй вышел чувственным и горячим, постепенно примешивая щепотку страсти. Руки блуждали по ее спине, отчего Мария еще больше прогибалась под чуткими пальцами. Она обхватила ладошками его лицо, все более несдержанно целуя и стараясь вдохнуть как можно больше воздуха. Вскоре, его прикосновения стали обжигать, отчего Де Бо только рвано всхлипывала и прикусывала губы Иствана.
Женские пальцы переместились на шею, затем больно сжали плечи и в конце концов вцепились в бортик ванной. Она внезапно откинулась назад, глотая раскаленный воздух, и не могла им насытиться. Мар Кифай издала стон, когда от касания к ее чувствительным соскам по телу пробежался электрический импульс. В голове что-то отключилось, взгляд затуманился, а кончики густых волос уже намокали под тяжестью воды.
- Ах, Истван, ты жжешься, - шептала она, облизывая губы и все так же сжимая до бели в костяшках жалкий бортик. Где-то внизу живота нарастало желание, которое в геометрической прогрессии только увеличивалось и в конец добивало этим Марию. Она постепенно теряла голову даже не заботясь о том, что их могут услышать.
Отредактировала Джунко - Пятница, 10 октября 2014, 14:49
Опасная штучка
Интересно, вода вокруг ещё не вскипела? Странно, по идее должна была вскипеть от этого невообразимого жара, который передавался от мужчине женщине и обратно. Поцелуи все несдержаннее и сильнее, женские пальчики вцепляются в его плечи и сжимают так, что перехватывает дыхание, потом видимо решив не травмировать его она вцепляется в бортик ванной. Удивительно, что он до сих пор не захрустел, грозясь лопнуть. Женщина откидывается назад, жалко вдыхая в себя горячий воздух, которого уже не осталось, будто два тела впитали весь его без остатка, чтобы израсходовать на поцелуи и дышать друг другом. Её гибкость была невероятна, она прогнулась, жадно глотая воздух, упругая грудь оказалось прямо перед мужчиной, и он не упустил момента поиграться с чувствительными сосочками, и вдох превратился в стон.
- Ах, Истван, ты жжешься - он на секунду оторвался, заменяя губы руками.
- Жгусь? Что же, прижмись посильнее и это жжение станет огнём.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Жгусь? Что же, прижмись посильнее и это жжение станет огнём.
Он над ней издевался, тянул время, играл с ее телом будто бы скрипач на скрипке. Мария рычала, пытаясь согнать с глаз эту пелену наваждения. Но все же подчинилась его словам, прижимаясь всем телом к мужчине. Его руки жадно сминали упругие округлости, а сама Мария уже не стала сдерживать свою страсть. С трудом разжав побелевшие пальцы, она коснулась своего тела. Горячее, будто пылающее изнутри. Ладошка проскользила по плоскому животу и скрылась между ножек, задевая наливающуюся кровью мужскую гордость. Однако, чувственные пальчики накрыли ее лоно, отчего Де Бо издала сладострастный стон. Но умолять взять ее, она не была намерена. Тонкие пальчики ласкали чувствительные участки ее тела там, внизу, а бедра сами выписывали круги. Вновь страстный поцелуй обжег их губы, прерываемый постаныванием Марии а в последствии и самого графа. Женщина бесцеремонно сжала рукой вздымающийся орган Иствана и надавила на чувствительную головку. Теперь и его сдержанный стон ласкал ее слух, а Мария довольно улыбалась.
- Хочешь, я его приласкаю? – прошептала она, облизывая мочку уха мужчины. – Нежно и аккуратно, а может быть задену зубами чувствительные участки, чтобы ты вздрогнул.
Де Бо продолжала водить рукой вверх и вниз, слыша скрип зубов Иствана в борьбе с обуявшей его страстью.
Опасная штучка
Игра переходила от невинной в пошлую и страстную. Что же, это же великолепно.
"Чтобы меня так каждый день похищали", - однако видимо его мысли не было суждено сбыться. Своим мужским чутьем он понимал, что подобное похищение его другой женщиной закончится если не его смертью, то смертью оппонентки точно. Женщина прочно решила, что теперь он принадлежит только ей. Слишком собственнически себя вела. Хотя почему слишком? Всё правильно.
А он сам даже не думал о всех выгодах, которые может принести свадьба с Марией Мар-Кифай. Он даже не думал какую репутацию заработает, став мужем самой неприступной женщины высшего света. Нет. Не думал. Она просто нравилась ему, даже когда он забывал о том, кто она. Она - его женщина. Великолепная, невероятная, совершенная богиня. И снова он печально констатировал факт, что влюбился прочно.
"Кошмар..." - тут шальная ручка Марии доселе ласкавшая свою хозяйку принялась за него в то время, когда вторая ручка впивалась ноготками в его плечо. Это прикосновение и уверенная ласка, словно проверявшая чувствительность его тела вызвала стон, который он не удержал.
- Хочешь, я его приласкаю? Нежно и аккуратно, а может быть задену зубами чувствительные участки, чтобы ты вздрогнул. - мужчина откинул голову назад, наслаждаясь её руками.
- Я весь твой, и ты можешь делать всё что хочешь, не спрашивая моего разрешения - легкий поцелуй, и мужчина опускает голову, чтобы поймать острый сосочек в плен своих губ, и легко куснул - Но я надеюсь на взаимность в этом вопросе.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Со стороны события разворачивались слишком быстро. Внезапное похищение и столь же скорое решение о свадьбе. Но Мария долго шла к этому моменту, яро выслеживая связи Иствана и облегченно вздыхая, когда из его объятий упархивала очередная дама. Время шло, а вводить графа в ряды своих живых игрушек – она не собиралась. Он был особенным, а тут как по мановению волшебной палочки судьбы, отцу он стал поперек глотки. Решение само собой образовалось в голове Де Бо, а само исполнение, пусть и потерпело потери, но принесло эффект. И теперь, сейчас, она рядом с ним. Ощущает тепло тела, желание и слышит такие смешные глупости.
- Я весь твой, и ты можешь делать всё что хочешь, не спрашивая моего разрешения . - Но я надеюсь на взаимность в этом вопросе
Мария улыбается, вновь прижимаясь к графу и обжигая дыханием его ухо.
- Я вся твоя, и ты можешь делать все что хочешь, не спрашивая моего разрешения.
Она перехватывает его взгляд, немного отстраняется, не давая его жарким губам сомкнуться на ее шее. Пусть и звучало это как передразнивание, но истина в этих словах скользила неприкрытой наготой. Которой сейчас сверкала и сама графиня.
- Может ты сделаешь то, что хочешь, не спрашивая моего разрешения?
Де Бо отстранилась от графа еще больше, будто бы стараясь ускользнуть из его объятий и покинуть. Оставить одного среди этой теплой воды, обволакивающей тело.
Опасная штучка
Форум » Архив » Корзина » Похищение
Страница 2 из 3«123»
Поиск: