Выкладывали серии до того, как это стало мейнстримом
Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Две клетки на одного (изменённая версия "Одна клетка на двоих" из каминг)
Две клетки на одного
Фрейвар стремительно мчалась по лесу, время от времени останавливаясь и прячась за ствол ближайшего дерева, прислушиваясь, не обнаружили ли её вторжения на чужую территорию противники. Сердце гулко билось в груди, отдавая в уши и откровенно мешая обращаться в слух. Удар-удар-удар - хотелось сжать собственный кровяной насос в кулаке, чтобы он хоть на полминуты умолк, давая возможность среди влажного осеннего шуршания листвы разобрать возможный топот шагов недругов. Но их не было, и раз за разом девушка вновь срывалась в бег, задерживая дыхание, дабы приобрести невидимость. Дорогая цена, которая полностью оправдывала своё средство. Возможно, сейчас ей никто и не попадётся, но вот в городе будет сложнее. Наличие людей, наличие охраны с определителями иноземной магии - всё это явно не поможет юной разведчице, однако она предпочитала составлять план на ходу, нежели сидеть на месте, что-то размусоливать, собирать данные о враге. Тьфу.
Порыв сильного ветра качнул кроны деревьев, и на землю вперемешку с пожелтевшей листвой артобстрелом попадали жёлуди, попадая прямо по светловолосой макушке. Раудсен снова забежала за дерево и позволила себе сделать первый вдох за десять минут бега. В спокойном состоянии она могла продержаться дольше, конечно, но рано или поздно организм всё равно начинал требовать своё, и приходилось делать заветный вдох, появляясь из ниоткуда, чтобы через полминуты уйти вникуда. Неплохо, да?
Но вскоре эта утомительная для тела пробежка закончилась, и началась уже самая настоящая территория противника. Фрейвар достаточно хорошо отдышалась, сидя в укромном месте, проверила закреплённые на широком кожаном поясе небольшие парные ножны с кинжалами, кармашки с разного рода медицинскими веществами и ядами, неиспользующиеся в данный момент крепления для более крупного оружия и всё остальное. Заправила белую рубашку с короткими рукавами под пояс, подтянула шорты, приняла таблетку успокоительного. Всё, что от принцессы Королевства Семи Кораблей требовалось сейчас - тихо проскользнуть в город, затем во дворец и выяснить, куда всё-таки запропастился её брат. Если догадки разведки оказались верны, то она разузнает нужную ей информацию. Если же нет, то спокойно вернётся в свой город и будет думать уже там. Главное - сохранять спокойствие. Она сможет.
Задержав дыхание, Фрейвар убедилась, что потеряла видимость, и максимально осторожно вышла из своего укрытия, двигаясь к главной дороге, по которой спокойным пешком до вражеской столицы оставалось минут десять. Что по пути в город, что в самом городе, проблем у девушки не возникло, разве что пришлось немного ужаться на рынке, стараясь никого не толкнуть и не вызвать подозрений. А опасаться всё же было кого - стража стояла чуть ли не на каждом углу, внимательно выглядывая в толпе того, кто мог оказаться вражеским лазутчиком. Из-за них передвигаться приходилось медленно, дабы не взметнуть пыль, которой тут было достаточно. И каждый раз, когда взгляд рыцаря ня долю секунды задерживался на месте, на котором находилась Фрейвар, её сердце проваливалось в пятки, а в груди всё сжималось. Это было её первое подобное задание, и пусть в родных краях девятнадцатилетняя принцесса была известна своей дерзостью, но в стрессовой ситуации всю эту шелуху как ветром сдуло. Ей было откровенно страшно, и приходилось не только считаться с собственными эмоциями, но и прилагать немалые усилия, дабы подавить их. она не могла себе позволить провалиться на таком ответственном задании. От этого зависела её жизнь, от этого зависела жизнь её брата.
Чем ближе разведчица подбиралась ко дворцу, тем яснее становилось, что своим недавним указом Король поставил свою дочь в весьма затруднительное положение, ибо количество стражи росло в геометрической прогрессии. Вот они стоят на каждом углу, вот их уже по несколько, и они всё чаще достают детекторы магии, вынуждая хрупкую наследницу королевского трона максимально быстро и незаметно скользнуть за какой-нибудь прилавок, чтобы не оказаться пойманной. Но в таких тяжёлых условиях неподготовленному человеку всегда сложно предусмотреть всё, и потому совсем скоро один из рыцарей, посмотрев на свой прибор и увидев зашкаливающую стрелку, издал громкий вопль.
- Нарушитель в пределах десяти метров! Сомкнуть кольцо! - и тут же, буквально вырастая из-под земли, ряды охранников действительно сомкнули кольцо вокруг невидимой лазутчицы и, выставив вперёд копья, начали двигаться к центру, ставя целью проткнуть её разом. Принцесса выработала план моментально и высоко подпрыгнула, намереваясь волной воздуха подбросить себя ещё вышеЮ дабы перемахнуть на соседнюю крышу, но не учла один момент - она была в состоянии невидимости уже довольно долго, и потому, даже чтобы совершить такой ничтожный финт, как прыжок, ей понадобилось вдохнуть. Ошибка оказалась роковой.
Едва взлетев на соседнюю крышу и приготовившись бежать, принцесса наткнулась на двух рыцарей, бежавших на неё. Дыхания на ещё один прыжок не хватило бы, как и скорости, и потому Фрей лишь успела развернуться спиной, намереваясь хотя бы спрыгнуть с крыши, как левый бок пронзил острый наконечник копья, разрывая плоть и выпуская яркую кровь, которая тут же намочила белую ткань рубашки. Девушка рефлекторно вцепилась пальцами в древко вышедшего из неё копья, пытаясь найти опору взамен ослабевшим ногам и не давая охраннику потянуть назад, обратными зубьями вырывая клок мяса из бока.
Тихое спокойствие вечернего города разорвал тонкий девичий крик, изданный пойманной шпионкой соседнего государства.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
После смерти королевы прошло несколько дней, а на лицах прислуги и мирных граждан продолжало держаться выражение самой глубокой печали. Нынешняя правительница была нежеланной, большинство даже задавалось вопросом, откуда вообще эта странная девушка явилась и так нагло заняла трон, который по праву должен был принадлежать совсем другому человеку; но, к сожалению народа и к счастью самой непризнанной наследницы, другой этот человек давно уже лежал в гробу. Старшая дочь усопшей рассталась с жизнью раньше своей ненаглядной матери. Единственной наследницей стала младшая дочь, которую звали Грэйс и фамилию которой никогда не приставляли к имени, ибо считали неправильным, нечестным. Никакого признания, восторга - лишь хмурые лица и нелестные перешёптывания за спиной: Грэйс взошла на трон с таким сопровождением. Только ей было всё равно, что думают окружающие её люди.

Грэйс совсем недавно только-только исполнилось двадцать лет, а она уже являлась законной предводительницей королевства, которое ей и её возродившейся власти не доверяет. Даже титул принцессы для граждан не сходился с личностью высокой и болезненного вида девушкой, чьи тёмные длинные волосы были всегда стянуты в высокий хвост, а глаз уже не видел никто пару лет - правительница просто-напросто держала их за тёмной повязкой. Поговаривали, что у королевы нет глаз, а кто-то уверял, что на самом деле девушка проклята и не смеет демонстрировать свои глаза. Никто не пытался допытываться до правды - все строили лишь предположения, одно из которых являлось верным, вот только знают об этом немногие: приближённые к королевской семье слуги и, кажется, на этом список людей кончается. Тайна, которую хранила нынешняя королева, - это то, на что накинуто тяжёлое покрывало мрака.

***

Грэйс зашла в тронный зал и тут же втянула ноздрями воздух, нахмурившись и сомкнув ярко-алые губы. Совсем рядом кто-то ругался и пытался вырваться, и именно от этого незнакомца исходил приятный, но в то же время резкий и чужой запах; королева сделала несколько шагов вперёд и встала рядом с пленником, которого минут двадцать назад схватила охрана на людном рынке.
- Как тебя зовут? - сразу же спросила правительница тихо, но это не скрыло грубость её голоса.
Пленник молчал и упрямо пытался освободиться от оков, но шансов на побег было чертовски мало, хоть и казалось, что как таковых преград перед носом не стоит, ибо один охранник и парочка обычных слуг навевали лишь уныние. Королева же, на которую взглянул пойманный, была, по его мнению, слепа, поэтому не имела шансов помешать зрячему. Наверное, это и было ошибкой в подсчётах разведчика.
- Стой, нахалка! - воскликнул единственный охранник, когда пленница, чей запах был так нов для Грэйс, сорвалась с места и ринулась на волю, в мыслях ликуя по случаю такого удачного и лёгкого побега.
Но не успела пленница и в коридор выбежать, по пути пытаясь стянуть с запястий оковы, как ноги её подкосились, и тело рухнуло бессмысленным тяжёлым грузом на чистый пол тронного зала, в котором можно было даже затемнённое отражение своё разглядеть. Грэйс оставалась неподвижна и, опустив голову, смотрела через тёмную ткань на место, где только что была чужачка. Охранник, осознав случившееся, не без паники во взгляде подбежал к пленнице и грубо схватил её за волосы, потащив обратно; девица в его хватке не находила в себе сил даже ругаться, ибо дыхание играло с ней злую шутку, а сердце билось в сумасшедшем ритме, будто бы с минуты на минуту норовя остановиться.
- Мне не нравится, когда меня игнорируют, - всё тем же голосом разбила тишину в зале королева, когда перед ней снова очутилась пленница, чья жизнь уже была в чужих руках.
- Фре... - через силу выдавила из себя девушка, чувствуя, что весь её мир сейчас вертится вокруг незнакомой правительницы, чьё бледное худое лицо украшают лишь яркие губы, растянутые в улыбке. - Фрея...
- Фрея, - повторила Грэйс, вновь нахмурившись, что повело собой последствие в виде дикого кашля у пленницы. Глаза, скрытые под тёмной повязкой, разглядели ранение на левом боку; тело королевы едва заметно дёрнулось. - Тебе больно?
Девушка едва ли поняла суть вопроса, как тут же, казалось бы, угомонившаяся боль раны тут же разрослась и растеклась по всему телу, заставляя шпионку вскрикнуть и согнуться пополам, встав на колени перед королевой.
- Где... - расслышала Грэйс, продолжая сохранять на своём лице улыбку, - где мой... брат?
- С чего бы ему быть здесь?
Правительница внимательно смотрела на пленницу - только это было известно только ей самой.
- Здесь водится ведьма, что забирает юношеские души.
- Впервые слышу, дитя моё.
Стиснув зубы, Фрея подняла голову и воззрилась на Грэйс, видя, что лицо той совершённо не изменилось. Однако что-то изменилось, что-то незримое: в тронном зале сделалось холоднее, а прислуга вся сгинула вместе с тем жалким охранником, который девушку бы даже удержать не смог. В большом помещении остались лишь две единицы, принадлежащие к королевским семьям.

- Поднимайся, - вдруг сказала Грэйс, - вставай на ноги, Фрея.
Схваченной шпионке ничего не оставалось, кроме как действительно подняться - с усилием, но подняться, через секунду осознав, что молодая женщина, стоящая напротив, обладает недурным ростом. И рядом с ней становилось холодно, а сердце всё так же билось в груди, предупреждая об опасности. Когда Фрея хотела уже спросить вновь, где её брат, королева быстро протянула руку к чужому лицу и коснулась его своими холодными длинными пальцами. Пленница хотела отстраниться, но не могла, ибо что-то неуловимое приковало её к месту, позволяя чужим рукам спокойно изучать и лицо, и шею, и светлые волосы средней длины, что были так приятны на ощупь.
- Вы похожи, - произнесла Грэйс, отступая на шаг.
- Так он всё же здесь?! - нетерпеливо отозвалась Фрея. - Мой брат здесь?..
- Но видеть он тебя не хочет, - так же спокойно, что пленница начала уже злиться, ответила правительница. - Ни сейчас, ни потом - никогда.
Грэйс чувствовала, что раздражает чужачку, что её бесит напускное спокойствие со стороны молодой женщины, что она наверняка воспринимаёт её как зазнавшуюся верхушку власти - и это всё подогревало интерес в худом теле, разогревало душу, что потемнела ещё в детстве.
- Лжёшь! - уверенно заявила светловолосая. - Ты лжёшь!
Грэйс лишь усмехнулась, сделав шаг к незнакомке, сокращая и без того близкое расстояние. Сейчас Фрея в действительности ощутила холод, исходящий от слепой девушки. Сухой холод, распространяющийся по внутренностям, а не по коже. Казалось, что сейчас в подчинении королевы весь организм Фреи.
- Не веришь мне? Конечно, не веришь. - Правительница осторожно взяла девушку за руку и сделала очередной шаг назад. - Пойдём со мной.
Пленница, чувствуя холод чужой руки, оцепенела. Она смотрела на Грэйс и видела в ней олицетворение чего-то злого, неприятного и того, чего не признаёт никто. Крест, висящий на шее, поблёскивающие серьги, тёмное платье с длинными рукавами, худоба, бледность - и эта повязка на глазах, как предостерегающий знак. Шумно сглотнув слюну, шпионка неуверенно шагнула навстречу королеве.
- Ты встретишься со своим драгоценным братом, - всё так же тихо проговорила Грэйс, держа Фрею за руку. - И поймёшь, что зря обрекла себя на заключение.
Когда двери тронного зала с грохотом закрылись за спиной двух девушек, королева снова улыбнулась и повела чужачку по длинному коридору, зная, что недоверие той будет разбито о стену истины в лице найденного брата.
you woke the wrong dog
Ладонь Фреи мелко дрожала в уверенной хватке темноволосой королевы, которая вела её прочь из тронного зала, неизвестно каким макаром ориентируясь с плотной тёмной повязкой на глазах. Интересно, зачем она вообще нужна? Левый бок снова пронзила острая боль. Принцесса зашипела и прикрыла ладонью страшную кровоточащую дыру.
- Что ты делаешь? - сдавленным голосом спросила девушка, сгибаясь и роняя на пол капли крови, оставляя своеобразный след. Если бы на неё открылась охота именно сейчас, то найти светловолосую разведчицу даже в невидимом состоянии не составило бы труда.
- А что я делаю? - невозмутимо ответила вопросом на вопрос Грэйс, и сжала ладонь своей пленницы сильнее, получая в ответ возмущённо-жалобный вопль, вызванный новой волной боли от свежей раны. - Пошли уже, или ты думаешь, что у тебя есть время тут корчиться? Сама нарвалась.
- Тогда веди меня уже к брату, а не занимайся своми дешёвыми фокусами, - ледяное спокойствие Грэйс на короткую секунду треснуло, и спустя пару резких движений юная принцесса оказалась с вывернутой рукой вжата лицом в стену. Чужой локоть надавливал на шею, а собственная вывернулая рука ладонью оказалась над плечом. Длинные холодные пальцы с жутковатым интересом залезли в рану. Фрея заверещала от внезапно навалившегося страха и боли и попыталась дёрнуться.
- Ты не будешь мне указывать, маленькая дрянь, - тихо прошипела королева на ухо кричащей девчушке, которую колотила крупная дрожь. Приблизившись ещё ближе, слепая предводительница незаметно вдохнула запах чужих волос, необычную, но ключевую на данный момент деталь чужого образа. Спустя полминуты Фрейвар снова была свободна. Лицо её побледнело, а зуб на зуб не попадал, ибо болевые ощущения от двигающихся в ране пальцев оказались настолько ярки, что смогли на несколько мгновений потушить зрение, превратив весь мир в сплошную боль. Грэйс безразлично вытерла чужую липкую кровь о стену и пошла дальше, всё ещё держа безвольную ладонь в своей, направляя.
Когда же девушки дошли до балкона, и младшая Раудсен была отпущена на волю, Грэйс распахнула двери и мимолётно сдвинула повязку с глаз, но лишь затем, чтобы надвинуть её снова. Светловолосая презрительно приподняла бровь, думая, что королева выхватывает для себя жалкие мгновения, чтобы полюбоваться дневным светом, но всё ра свои места расставил вид родного брата, что подбежал к вражеской правительнице и начал подобострастно блеять что-то про её красоту и вечную любовь к ней. Грэйс лишь снисходительно улыбалась ему и повернулась к принцессе, выжидая ответной реакции.
- Роберт! - возмущённое удивление девушки не имело пределов, - Ты чего такое говоришь?! Ты где красавицу увидел? Пойдём скорее домой, мы все за тебя переволновались!
- Фрея - сменив восторженность на ледяное отчуждение, Раудсен-старший подошёл к Грэйс и одной рукой обнял её за талию, прижимая к себе, - Грэйс - лучшая из женщин. Я никогда не покину такое прекрасное и понимающее создание, как она.
- Прекрасное?! - принцесса задохнулась от негодования, а королева, предвосхищая оскорбительную речь, поджала ярко-алые губы, - Разуй глаза, Роб, она же на размалёванного ворона в платье похожа! Ни кожи, ни рожи, - ожидая поддержки со стороны брата, Фрея не пожалела слов, однако Роберт нахмурился, и в следующее мгновение в лицо пленной принцессе прилетел увесистый мужской кулак. Не ожидавшая атаки, девушка не успела увернуться, да и не получилось бы в любом случае - и она не в той форме, и в противники ей достался один из лучших воинов Королевства Семи Кораблей. Левая скула расцвела болью, земля ушла из под ног, но упасть Фрее не дали, любезно хватая за шею и поднимая над землёй.
- Ещё раз посмеешь исторгнуть столь оскорбительные слова в адрес моей любимой - удавлю собственноручно, - с тихой злобой сказал Роберт и разжал ладони, давая оглушённой принцессе возможность повстречаться с полом пятой точкой. Голова предательски закружилась, бок снова напомнил о себе, и девушка против воли приняла лежачее положение, пытаясь отдышаться и успокоить разбушевавшееся в груди сердце. Мир встал с ног на голову, очевидно, раз её смиренный и спокойный брат-однолюб, оставив дома свою невесту, добровольно ушёл сюда, чтобы полюбить эту королеву.
- Поднимайся, - последовал грубый холодный женский голос, выдёргивающий Фрею из мира головокружения и боли, - Не на свободе же тебя оставлять, глупое королевское отродье, - и в бок воткнулся острый носок королевской туфли, - Живо поднимайся!
- Хватит вопить, - раздражённо отозвалась Фрейвар и, собрав последние силы, поднялась с ледяного пола. Судя по небу, с запада подбиралась гроза. - Будешь меня пытать? - невесело пошутила рыжеглазая принцесса, уже отчаявшись получить хоть кроху адеквата от сложившейся идиотской ситуации. У брата тут любовь к слепой королеве, а она попалась на своей неудачной попытке разведать ситуацию. Неужели тут всё и вправду так гладко, как хотело показаться? Нет, что-то подсказывало Раудсен, что расслабляться не следует. Эта темноволосая женщина явно не так проста.
- Неплохая идея, - в тон девушке ответила Грэйс, спускаясь по лестнице всё ниже и ниже, - Спасибо за подачу, - сложив губы в кривой усмешке, королева спустилась ещё на этаж ниже и взялась за ручку двери, ведущей в подземелья. Их поприветствовал охранник и сразу скрутил юной разведчице руки за спиной.
- Она владеет магией, Ваше Величество? - спросил мужчина у королевы, уважительно склонив голову. Из-за угла вышел ещё один, неся в руках что-то позвякивающее - низко склонённая голова не позволяла Фрее увидеть свою будущую участь, да и боль постепенно начинала брать верх, но магическая сила, обычно мерно пульсирующая внутри, внезапно забилась в смеси страха и истерики, и дёрнула девичье тело против воли хозяйки. Второй страж усмехнулся:
- Смотри-ка, боится. Значит всё-таки волшебница? - Грэйс утвердительно кивнула, и мужчина подошёл ближе. Нежную кожу шеи опалил ледяной холод, и возле сонной артерии щёлкнул маленький замок, защёлкиваясь. Магия, взвинтившись до предела, перекрыла собой боль, усталость, недостаток физической силы и саму волю Фреи, и с нечеловеческой силой выкрутила девушку из сильной мужской хватки. Первого охранника отбросило обратно к двери, а второй, схватив хрупкую на вид девушку за шею, с силой вдавил её в стену, ногой упираясь в противоположную стену узкого коридора подземелья, и начал душить взбунтовавшуюся принцессу, чья магическая энергия, однако, уже шла на убыль, высасываемая дьявольским ошейником.
Едва у Раудсен начал закатываться глаза, как страж отцепился от её шеи и с силой дал пощёчину, приводя в чувство, любезно собирая в кулак светлые мягкие волосы, не давая упасть.
Взяв со стола простое стальное кольцо, соединённое с ошейником длинной и тонкой, однако прочной - в этом сомневаться не приходилось - цепью, мужчина протянул его Грэйс, опять склонив голову. Это у них так постоянно? - подумала Фрея, дрейфуя между реальностью и бессознательным состоянием. Практически всю магическую силу высосали к чертям, оставляя прожиточный минимум.
- Едва вы наденете кольцо, - тем временем объяснял что-то страж своей правительнице, - Как цепь исчезнет и вновь появится в тот момент, когда вы пожелаете. Таким образом она, - изготовитель изощрённого оружия приручения презрительно кивнул на повисшую в его руке обесточенную принцессу, - Лишённая магии и свободы передвижений, не сможет никуда убежать, даже если очень захочет. - Мужик мерзко усмехнулся, а Грэйс навинтила кольцо на безымянный палец левой руки. Цепь и вправду исчезла, глухо звякнув на прощание и оставив на широком круге стали небольшое ушко - первое своё звено.
- А теперь за решётку эту мразь, - подвела итог королева, и обмякшее тело ныне пленной принцессы закинули в камеру, нисколько не заботясь ни о зияющей ране в боку, ни о её плачевном состоянии.
На лету поцеловав макушкой стену, девушка отрубилась.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Грэйс только презрительно фыркнула, когда заметила бессознательное тело Фреи, что валялось в камере уже как несколько часов. Странно, что ушедшая прежняя магия и удар об стену так здорово повлиял на, казалось бы, грозную волшебницу. Правительница хмыкнула, не особо веря в то, что сил у Раудсен действительно было много, чтобы назвать её таковой. Почти бесшумно расположившись на деревянном табурете напротив клетки с пленницей, королева громко выдохнула, стягивая тёмную повязку со своих глаз, открывая их.

Глаза Грэйс не были похожи на глаза обычных людей - возможно, именно поэтому правительница скрывала их под тканью. Но главная причина была совсем не в этом, ведь недоумевающие взгляды и перешёптывания в скором времени бы просто прекратились.

- Подавись своей завистью, сестра! - снова и снова обрушивался на сознание голос старшей дочери в королевской семье. Кассия была давно мертва. И умертвила её не болезнь, не вражеский волшебник или солдат, а родная младшая сестрёнка, что в то время поддавалась самым тёмным проявлением человеческой души. Зависть - мощь, заключённая в подростке того времени. Грэйс ненавидела Кассию за то, что она была красивее, за то, что она была так популярна среди юношей, за то, что любили её больше. Грэйс ненавидела Кассию просто за то, что та существует. Именно в то время младшая дочь всерьёз задумалась о том, чтобы стать тёмным магом. Вселять ужас в чужие сердца и сеять семена смерти, поднимать из могил души усопших и подчинять эти души себе.

- Какая мерзость, Грэйс! - возмущалась мать принцессы. - Что за глупость ты творишь?
- Мистики умирают всегда первыми! - поддакнула Кассия, стоя возле королевы и держа её за руку. - Их магия никому не сдалась!
- Умирают первыми те, у кого нет веры в победу, - тихо отозвалась Грэйс, сжав кулаки. Зелёные глаза младшей принцессы блестели, и слёзы вот-вот готовы были пролиться. Но не сейчас, не здесь. - Прошу меня простить.
И Грэйс уходила из тронного зала не как принцесса, а как простолюдинка, не принадлежащая вообще к королевской семье. Ощущение собственной ненужности преследовало девочку ещё долго. Наверное, она понимала, почему её любят меньше и уделяют катастрофически мало внимания. Наверное, это потому, что она не так красива. Она ведь не обладает кукольной внешностью Кассии, не имеет стройного девичьего тела - лишь кожу да кости и мальчишескую походку. Грэйс вообще на девочку в свои 14 лет не была похожа.


Фрейвар зашевелилась в углу темницы, что-то бурча себе под нос. Грэйс сидела на том же месте и смотрела на заключённую, изредка щурясь, разглядывая что-то. Когда светловолосая шпионка повернулась к королеве, её тут же что-то придавило к сырому полу, не давая возможности видеть выше губ Грэйс; Раудсен через силу пыталась поднять взгляд выше, но её постоянно что-то одёргивало.
- Что за?.. - прошипела Фрея, бессильно распластавшись на полу. - Что ты сделала?
- Для твоего блага, - разомкнулись губы правительницы. - Как думаешь, чем закончится твоё пребывание в тюрьме?
- Смертью? - сразу же ответила ослабшим голосом Фрейвар. - Ведь, думаю, на большее ты не способна...
Грэйс даже тихо рассмеялась, видя правду в словах принцессы. Да, она способна только на то, чтобы дарить смерть, отнимая жизнь. Поднявшись со своего места, правительница подошла к прутьям клетки, проводя по ним пальцами; взгляд Фреи сразу задел обыкновенное кольцо на безымянном пальце женщины.

Кассия подошла к Грэйс неожиданно, но младшая дочь не сильно испугалась, осознав, что за спиной её стоит сестра. Был вечер, и вечер этот находился для Грэйс лишь на маленьком кладбище, которое уже давно мало кто посещает. Именно здесь принцесса пробовала свои собственные силы, отточенные до хорошего уровня всего лишь за пару месяцев. Путём лишений, изъеденной души и мыслей о том, что так больше продолжаться не может.
- Почему ты постоянно здесь? - спрашивает Кассия громко. - Неужели мама не говорила тебе, что возвращаться домой нужно вовремя?
Грэйс горько усмехнулась, желая спросить, есть ли у неё дом вообще. Дом там, где тебя ждут и любят. Дом там, где уютно и откуда не хочется уходить. Судя по этим факторам, дом младшей принцессы был как раз-таки на кладбище. Но и здесь никто её не ждал и не любил - отсюда просто уходить не хотелось.
- Ответь мне! - снова подала голос Кассия. - Мама говорила, что нам нужно с тобой проводить совместные тренировки!
- Зачем? - устало спросила принцесса.
- Твои умения заклинателя никуда не годятся! Я и то лучше тебя!..
Грэйс развернулась лицом к сестре и сделала к ней несколько шагов, оказываясь на опасно-близком расстоянии. Младшая сестра была выше старшей на голову - ещё одна причина, почему все так лелеяли и вытирали пыль с платьица Кассии. Миниатюрная милая девушка, за которой хвостом ухлёстывают молодые люди. Высокая и болезненного вида девушка, за спиной которой не было никого - лишь темнота. Разница была очевидна. И разница была эта больнее всего.
- Оставь меня в покое, - бессильно процедила Грэйс, и порывистый ветер загулял рядом с родными сёстрами. - Это моё место, тебя здесь никто не ждал.
- Нам нужно возвращаться домой!..
- Убирайся! - сорвавшись на крик, перебила младшая принцесса. - Мой дом не там! Там меня ждёт лишь мамаша, которая мне как чужой человек, и ты, которую со всех сторон окружают прелести жизни!
Лицо Кассии перекосило мерзкой улыбкой.
- Так ты завидуешь! Мне!
Младшая дочь замолкла, затравленно воззрившись на сестру. Но это было всё равно последней каплей. Стиснув зубы, Грэйс замахнулась на Кассию, но ударить так и не смогла, ибо миловидная девушка потеряла равновесие раньше, схватившись за шею. Секунды, проведённые на пару со свистящим ветром и хрипом с земли, что прекратился после в слова.
- Будь ты... проклята...

И эти слова были страшнее всего. В тот день Грэйс впервые испытала свою магию на живом человеке, впервые почувствовала горечь от убийства и впервые осознала, что жизнь повернулась к ней вполоборота. Несколько минут младшая принцесса стояла возле трупа Кассии и не знала, куда ей идти: глаза ничего не видели, но сладость победы, поднимавшейся от сердца, опьяняли разум.
Когда Грэйс вернулась во дворец без сопровождения писклявой старшей сестрицы, её никто ни о чём не спрашивал. Её обходили стороной.


- Как думаешь: почему твой брат внезапно изменил своё решение касательно своей невесты и своего родного государства? - неожиданно спросила Грэйс у Фреи, разнося по всей темнице ледяную ауру. Злую. - И что же так он с тобой обошёлся?
- Я не знаю, - смотря в пол, ибо голову было не поднять, - но это твоих рук дело, чёртова ведьма. Я выберусь отсюда и...
- Ничего не сможешь сделать.
Раудсен, подавленная собственной беспомощностью, скосила взгляд лишь на руку королевы, в которой та держала тёмную повязку. Кругом вились лишь ненужные вопросы. Возможно, принцесса Королевства Семи Кораблей за зря потащилась на спасение брата. Брат-то, оказывается, непредсказуем.
you woke the wrong dog
- Значит, ты всё же заколдовала его, да? - тихо подытожила Фрея вопросом, не требующим ответа. Тёмная повязка в руке королевы качнулась в сторону. - Почему ты обычно завязываешь глаза?
- Это не твоё дело, - практически безэмоционально отозвалась Грэйс, и голову молодой принцессы только сильнее прижало к полу, не давая смотреть выше. Темноволосая закинула ногу на ногу и псевдо-обречённо вздохнула. - Вот и на кой чёрт ты сюда приперлась, а, ушибленная? Братика домой вернуть? Надрать задницу его похитителям? Вернуться в своё треклятое королевство невредимой? И как, получилось? - с каждым новым вопросом всё сильнее добавляя яда в голос, интересовалась Грэйс, под конец даже выдав ядовитую усмешку. В животе Раудсен что-то неприятно скрутило, рана заныла с новой силой, несмотря на то, что едва перестала кровоточить. Девушка вытянула руку и посмотрела на неё мутным взглядом, видя лишь пыль, грязь и кровь, засохшие на ладони. Сильно захотелось домой.
- Пожалуйста, отпусти меня, - без особой надежды попросила девушка, отчаявшись. Слишком много боли для одного дня, слишком много хорошего оставлено там, позади, а от этой женщины веет лишь холодом, злобой и страданиями, которые она готова раздавать.
- Может, тебя ещё и подлечить на дорожку? - раздражённо поинтересовалась Грэйс, - Глупая, глупая принцесска-неумёха, которая попёрлась в чужое королевство, рассчитывая лишь на свои крошечные магические умения. Ты - интересная подопытная мышь, и я никуда тебя не отпущу.- едва стоило фразе закончиться, как в подземелье вбежал кто-то из прислуги и сообщил, что переговоры начнутся с минуты на минуту. Грэйс едва успела закрыть глаза повязкой перед его появлением.
- Ладно, не скучай, - бросила она перед тем, как покинуть поле зрения своей пленницы и, шурша длинным платьем, уйти прочь.
Фрейвар подтянула ноги к груди, зашипев от боли в боку, и прикрыла слезящиеся глаза. Больно, обидно, холодно. Безнадежно.
- Интересно, я умру здесь? - тихо спросила сама у себя девушка, желая услышать свой голос, чтобы убедиться в том, что реальность всё ещё существует. И в ней ещё существует живое тело, лежащее на ледяном грязном полу темницы.
Через какой-то совершенно неопределимый промежуток времени дыра от копья воспалилась и зажарила болью. Не готовая к такой сильной боли, девушка зашевелилась и попыталась было сделать что-нибудь с ранением, но бесполезно. Ни лекарств, ни перевязочного материала, который сейчас уже и не помог бы. Необходимо было лечение, срочное.
Чтобы закрыть истекающий кровью бок, девушка стащила с себя футболку и приложила к ране, что, впрочем, не сильно помогло. Потом поднялась температура, и только когда пленница начала скулить от боли и в беспамятстве швырнула пропитанную кровью тряпку в коридор - тогда охранники решили позвать королеву, которая до этого момента была увлечена своими делами и проблемами.
Оповещённая о том, что глава королевства скоро явит себя заключённой, Фрейвар подползла к решётке и опёрлась о неё спиной. Тяжёлое прерывистое дыхание принцессы заглушал громкий гул крови в ушах; по спине градом скатывался ледяной пот. Оставленная без еды, питья и помощи на все эти дни, в ближайшие сутки девушка рисковала умереть, так и не осуществив своего самого сильного желания. Она так и не спасёт брата из рук этой мерзкой ведьмы, у которой, вместо того, чтобы убить, вынуждена просить помощи. Слишком унизительно.
- Что случилось, полудохлая? Решила сдохнуть раньше, чем я тебя убью? - без лишних прелюдий начала королева, едва входя в подземелье. Фрейвар вяло моргнула и положила руку на прут решётки, облизывая пересохшие губы едва влажным языком.
- Спаси меня, - тихо сказала Раудсен, вдыхая через рот будто загустевший воздух. На пальцы опустилась ступня, пока что не очень сильно надавливая.
- Будто в этом есть смысл, - насмешливо фыркнула королева, сильнее вдавив пальцы девушки в решётку, - Мне незачем тебя спасать, ты только мешаешь. - длинная, неимоверно длинная пауза, нарушаемая только тяжёлым дыханием заключённой, чьё сердце с каждой минутой билось всё слабее, ибо драгоценная кровь продолжала выливаться из зияющей раны, - Или у тебя есть другое мнение?
- Я хочу жить, - медленно произнесла принцесса и хрипло вскрикнула, когда давление на пальцы начало причинять боль. Ещё один её источник, всего лишь, - И я должна спасти брата.
- Ты его не спасёшь, так что умирай со спокойной душой, принцесска, - чуть крутанув носком ступни, Грэйс вызвала новую волну боли у своей пленницы, и та, нахмурившись и закусив губу, по-детски вяло и наивно попыталась освободить пальцы из-под чужой карающей ноги. Королева раздражительно дёрнула плечом и надавила ещё сильнее, угрожая вовсе сломать чужие пальцы. - Так с чего мне спасать какую-то девчонку, которая по глупости угодила в беду и собирается для будущей невозможной жизни выбрать пустой и лживый идеал?
- Я не хочу умирать, - начиная бредить, повторила Фрея вышесказанное, лишь используя другие слова. Лихорадочный взгляд девушки остановился где-то в пространстве, - Не хочу оставаться одна, - пробормотала она и попыталась сжать прут в кулаке, начиная дрожать от несуществующего холода, хотя на деле температура её тела лишь росла от воспаления. Прикрыв глаза, светловолосая растрёпанная принцесса прошептала имя королевы, что пленила её и её брата, только разными способами, и провалилась в бред собственного сознания, отнюдь не теряя его, но начиная нести бессвязную чушь и постоянно звать кого-то, прося забрать и спасти.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Закрыто.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Форум » Архив » Корзина » Две клетки на одного (изменённая версия "Одна клетка на двоих" из каминг)
Страница 1 из 11
Поиск: