Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 2 из 3«123»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Я хочу твою кровь (Культ вампиров цветет и пахнет)
Я хочу твою кровь
Когда Александр, переборов собственные сомнения, все же встал и сделал несколько шагов назад, девушка прикрыла глаза, не желая наблюдать за своей смертью. Она морально готовилась к последней в своей жизни боли. И кто знает, может, шанса на перерождение у нее нет? В любом случае, сейчас вампирша всю свою магию направила на то, чтобы сдержать себя и рвущуюся ламию в горизонтальном положении. Она не должна прерывать контакт с землей. Только он отчасти и сдерживает тварь внутри нее и дарит спасительные силы на борьбу с ней. Когда Миланта почувствовала, что уже не в ее власти контролировать свое тело и сейчас, если срочно что-то не предпримет, может натворить много бед, она вновь призвала свою родную молнию, которая прочно сковала ее запястья по типу наручников, прибив их к земле. Щиколотки, сведенные вместе, также повторили эту участь. Сейчас бессмертная повторяла позу распятия и в то же время она даже с закрытыми глазами видела, как в руке Александра закручивается первозданная магия, которая станет ее смертью. Ее последним вдохом. Но она сама пошла на это. Если она не будет воскрешена - что ж, хотя бы мир избавится от ламии.
Мила буквально почувствовала, как вихревая магия, состоящая по большей части из молнии, сорвалась с руки вампира. А в следующую секунду особа страшно вскрикнула, широко распахнув глава и максимально выгнувшись. Впрочем, закончилось все быстро. Разрушительная магия за секунду погубила и ламию, что также дико визжала внутри светловолосой, агонизируя, и само тело вампирши, развалив его едва ли не на части.
Миланта умерла.

***

Мышцы постепенно срастались вновь, образовывались новые кровеносные сосуды, кости медленно восстанавливались и укреплялись, наливаясь твердостью. Мертвенно-белый цвет кожи оставался таким до тех пор, пока не раздался первый робкий удар остановившегося сердца и обновленная кровеносная система вновь не стала замкнутой, стремительно перегоняя кровь по телу. В итоге кожа стала просто бледной, какой была всегда. Магия напитывала собой каждую клеточку изувеченного тела, ускоряя регенерацию, живительная кровь вливалась в пока безропотные губы, постепенно превращающиеся из черно-синих в розовато-алые. Единственное, что осталось неизменным, - явно выделяющиеся на фоне других зубов клыки.
Через какое-то время девушка сделала первый несмелый вздох и задохнулась от счастья. Она и не задумывалась раньше, что это так прекрасно - просто дышать. Обнаглев, она вновь вобрала спасительный кислород в легкие и повторяла эту операцию до тех пор, пока не поняла, что сейчас лопнет от переизбытка чувств. Осмелившись, она, пока намеренно держа глаза закрытыми, провела языком по губам, слизывая оставшиеся на них капли крови, и сжала руку в кулак. Мышцы мгновенно повиновались, каждый нерв, казалось, сейчас пульсировал от магии, заставившей биться вновь ее сердце.
И в то же время Миланта чувствовала, что теперь она не одна. Что она разделяет жизнь вампира, что спас ее и связал с собой. Их кровь, их магия, их жизненная сила - все перемешалось и стало единым целым. Чувствуя до сих пор привкус крови Александра во рту, зеленоглазая также понимала, что та же самая кровь течет в ее венах. Слушая биение своего сердца, она на периферии сознания слышала, что в том же ритме бьется и сердце древнего. Она могла с точностью до мелочей сказать, о чем ее новый знакомый (актуально ли это обращение теперь?) думает, что чувствует, чего желает. Это были весьма странные ощущения. И очень непривычные. Резко захотелось побыть наедине с собой именно тогда, когда это стало попросту невозможным.
Девушка осторожно приоткрыла глаза и первым делом увидела перед собой бледного и тяжело дышащего Александра. Интересно, теперь всегда в поле зрения первым будет попадать именно он? Кто знает. Но сейчас древний кинул все силы сначала на убийство, а затем на воскрешение девчонки, как он ее про себя постоянно называл, которую почти не знает. С которой встретился сегодня впервые. Тело Миланты, видимо реагируя на связь, действовало само по себе. Девушка откинула голову назад, обнажая шею и зная, что вампир смотрит сейчас на бешено пульсирующую под нежной кожей жилку. Знала, что он хочет вонзить в нее клыки. И бессмертная готова была это позволить.
- Моя кровь - ваша кровь. Заберите часть своей крови из меня, - тихо пробормотала светловолосая.

***

Поведя головой из стороны в сторону и разминая затекшие мышцы, зеленоглазая поднялась на ноги и осмотрела территорию. Все было так, как она это и запомнила перед смертью. Правда, мир теперь ощущался совершенно иначе. А еще раздражал тот балахон, что раньше был футболкой, болтавшийся на теле подобно мешку. Миланта сорвала с себя футболку и с неким отвращением бросила на землю, разглядывая огромную дыру на спине и прожженную дыру спереди, ставшую своеобразным декольте. Теперь она осталась в одной лишь верхней детали белья. Но она стояла спиной к Александру, и волосы закрывали весь обзор. Да и было ли теперь до стеснения, когда они связаны до конца жизни?..
Такую связь не разорвать. Лишь смерть сможет разорвать эти узы. И тогда уже никакое оживление не поможет. Ни одна магия не способна вернуть из мира мертвых дважды. Поэтому девушка предчувствовала, что Александр теперь не будет отходить от нее ни на шаг, словно оберегая. Предчувствовала также и то, что и она будет поступать аналогично. А еще у зрачка появилась серебристая радужка, оттеняясь природным зеленым цветом глаз. Обычный символ связи с бессмертным. Светловолосой не требовалось смотреть на древнего, чтобы знать, что у него появилась такая же радужка.
Чуть подумав, Мила протянула руку к футболке, намереваясь использовать молнию в качестве поджигателя. Однако из ладони вырвался маленький огненный шарик и в мгновение ока спалил материю. Девушка замерла и с изумлением посмотрела на свою ладонь и на кучку пепла. Что это сейчас было? Она ведь не владеет огнем... За разъяснениями вампирша повернулась к парню.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
С первым ударом сердца парень облегчённо выдохнул. Кровь прижилась и теперь текла в Миланте. Основания для страха были - он сам становился свидетелем того, как бессмертные медленно умирали из-за ядовитой крови пытавшегося спасти его. Была какая-то своя закономерность воскрешения, пусь и жутко непонятная. Слава богам, ничего этого не случилось.
Её лицо снова наливалось вампирской свежестью и красотой. Алекс оторвал руку от её тела, тяжело дыша как небольшой паровозик. Зрачки постепенно возвращались в обычное состояние, но чёрный огонь на теле до сих пор горел, пусть и тончайшей плёнкой. Убийство было настоящим грехом, хотя, по иронии, церковники всегда видели вампиров порождениями тьмы и дьявола. Саркастично и смешно. Они - тьма, но их наказывают не хуже света. Парадокс и шутка жизни.
Теперь он чувствовал её. Как бы Мила не закрывалась - он знал о её мыслях и желаниях, знал о ней всё. Он мог бы сказать, где она, с превосходной точностью, мог находить и никогда не потерять.. Это было непривычно, но вполне ожидаемо..

***

Глаза всё равно скатывались к этой части тела. Горло почти пересохло из-за потери огромных сил. Одна вещь сейчас держала его на нити от обморока. Это была жажда. Он смотрел лишь на её шею. И он осознал: она сама хочет этого. Хочет почувствовать его клыки, его близость. Это будоражило и волновало. Не думая, он повалил её на землю и проведя языком по нежной шее, нашёл эту небольшую линию, явно видимую на прекрасной коже. Клык сам мягко пронзил ее. Он страстно начал глотать кровь. Он забыл обо всём - для него сейчас существовала лишь она.

***

Он наконец оторвался. Это было несложно: веками наработанный опыт.
Не убил, вроде-бы..
Встав на коленки, Александр вздохнул и пригладил взъерошенные волосы. Он знал, что его зрачки приобрели необычную радужку. Чувствовал. Да и смотрелось, наверное, неплохо.. Девушка в тот момент вопросительно и с ноткой угрозы обернулась к нему, на что он хмуро зевнул:
- А ты чего хотела? Стала моей - получай новую силу крови. И советую приготовиться: к нам гости.
Высокомерный истерик number three ©.
***

Это было незабываемое чувство. Конечно, Миланта ожидала острых ощущений ввиду сильной неразрывной связи, но чтобы так... Не выдержав, Александр повалил ее с глухим рыком на землю и, придавив своим телом, провел языком по нежной коже на шее, выдавливая из груди приглушенный вздох. А затем его клыки мягко прокусили кожу и тут же начали тянуть кровь. Девушка всхлипнула, прикрыла глаза и закусила губу. Она осознавала, что древний вампир пьет ее кровь - но в то же время, плавно "перетекая" в сознание бессмертного, сама могла чувствовать привкус нектара для вампиров. Это было словно раздвоение личности, однако гораздо, гораздо острее... Мила тихонько застонала.
Она не знала, сколько прошло времени и сколько Александр выпил, но, понятное дело, до грани он ее не довел. Оторвавшись от ее шеи, он поднялся на колени и пригладил взъерошенные волосы, а светловолосая снова тихо вздохнула, кончиками пальцев проводя по ранке и чувствуя, как она тут же зарастает. Однако ощущения-то никуда не исчезли. Если бы она не лежала - упала бы, наверное. В мышцах была предательская слабость.

***

Мотнув головой, вампирша отогнала от себя воспоминание и вновь посмотрела на Александра, что вел себя как ни в чем не бывало и старался даже не смотреть на нее. Бессмертную позабавило такое подчеркнутое равнодушие. Это все потому, что она сожгла футболку? Конечно, со стороны могло показаться, что особа себя скомпрометировала. Но что она могла поделать, если этот балахон неимоверно раздражал? Завернись в половую тряпку - и то не будет такого ощущения. Чуть поведя плечами в ответ на свои мысли, зеленоглазая чуть изогнула бровь в качестве реакции на риторический вопрос древнего:
- А ты чего хотела?
Ну не такого уж точно. Это что же получается, она теперь владеет всеми пятью стихиями? Но почему тогда ее тело не разорвало от обилия силы? Обычно, если вампир владел одной стихией изначально, он не мог выдержать и другой магии. В таких ситуациях его тело просто не выдерживало подобной нагрузки. А связь - явление настолько редкое, что трудно было даже предположить, как поведет себя магия разной направленности: дополнит друг друга или взаимоуничтожит. Выходит, верен все же первый вариант. А учитывая, что Александр был намного старше самой Милы, можно сказать, что именно поэтому тело девушки не было разорвано чужеродной магией: оно приняло силу, а древняя кровь, смешавшись с ее и протекая по ее жилам, защищала оболочку от повреждений. М-да, связь - невероятное явление. Настолько странное, насколько и непонятное.
- Стала моей - получай новую силу крови, - продолжил Александр, зевая.
- Вашей? - еще больше обалдела Миланта. "Когда я успела стать вашей?" - хотела спросить она, однако не стала. Они даже не пара, не говоря уже о чем-то большем. И даже связь не предполагала, что они обязательно станут любовниками или кем-то вроде. Связь - более ментальный процесс, нежели чувственный. Находясь в связи, вампиры могли свободно друг друга ненавидеть. Правда, тогда бы им жилось ой как тяжело. Двойная порция ненависти - себя и партнера - тот еще подарочек. Не суть, в общем. Факт в том, что девушка даже в связи была свободной. Но парень, видимо, считал иначе. И не без оснований: вряд ли бы светловолосая нашла кого-то еще, учитывая, что ее бы постоянно тянуло к Александру, находись она от вдалеке от него хотя бы день. А жить втроем или, более того, вчетвером, как одна семья, - полное извращение. Фу, какие глупости в голову лезут. Бессмертная вновь потрясла головой и мгновенно напряглась, как только услышала следующую фразу спартанца:
- И советую приготовиться: к нам гости.
Кто бы, интересно, это мог быть? И чего ждать от "гостей"? Сама зеленоглазая ничего не ощущала, но благодаря связи с Александром почувствовала сгущение воздуха в лесу. Так вот как это ощущается. Неожиданные эманации все еще были ей в новинку. Потребуется некоторое время, чтобы осознать и принять то, что теперь она может чувствовать не только себя.
Мельком глянув на себя, Мила внезапно пожалела, что сожгла футболку. Не хотелось бы предстать в полураздетом виде перед незнакомцами. Поэтому, призвав свою родную молнию, особа окружила себя цепочкой разрядов, которые не позволяли вообще оценить, в чем она. Может, вообще голая. Но это вызвало некоторые проблемы: из-за открытия новых стихий молнию стало чуть труднее контролировать. Видимо, придется тренироваться. Будет неловко, если в самый разгар боя она захочет ударить огнем, а в итоге окатит противника водой. Несмотря на то кто это был, вампирша приготовилась. И лучше бы скрывать радужку глаз. Нежелательно, чтобы враги заранее знали, что она неразрывно связана с Александром.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Это длилось сравнительно недолго. Тот укус зажил, но на шее девушки осталась метка - небольшая греческая буква "А", прямо ма венке. Видеть её могли все, когда это требовалось. Тяжело дыша, Алекс ещё раз сплюнул свою кровь, неприятным привкусом сжигающую рот и вкусовые рецепторы. На его лице было немало небольших кровоточащих царапин, но он не спешил применять исцеление. До него, к сожалению, как до Нептуна: да-ле-ко, ибо силы требовались в другом деле.

***

Чувства снова обострялись, а так же расширялись. Он чувствовал её. Теперь он мог с лёгкостью защитить Миланту от каких-то опасностей. Это бурлило в крови.
Но так же и бурлило ожидание. Парень знал, что они затаились. Но всё же готовы до зубиков. Цель всего одна - убийство. Вот только будет ли она выполнена?
Его тело постепенно покрывалось чёрным пламенем. Рубашка начала гореть, но задней мыслью он направил молнию и туда, создав магическое подобие футболки. Кинув взгляд на девчушку, он посоветовал сделать так же, что она выполнила незамедлительно. Его глаза снова закрывались чёрным, скрывая и радужку вокруг глаз. Мысленно Александр стёр метку от любопытных глазёнок ищеек.
Таки настала эта секунда..

***

Он вышел на поляну, втягивая ртом воздух и скалясь. Весь мир был на ладони - букет запахов, неподвластных почти никому. Человеку-то тем более. Он чуял тех двоих. Словно видел, как мужчина одевает покров Чёрного солнца, а девушка призывает молнии. Ухмыльнувшись, он открыл глаза и невидящим взглядом провел по лицу мужчины, стоявшего метрах в пятидесяти.
- Склонитесь перед Триадой! - этот лающий голос, полный преданности и покорности звучно разнёсся по лесу. С веток ему завторили новые голоса, отличавшиеся, но похожие по тону. Это напоминало лай шакалов, пришедших к мёртвому льву на пир.
Высокомерный истерик number three ©.
Шея, где пару минут назад еще была маленькая ранка от клыков, ощутимо зудела, и бессмертная приложила ладонь к тому месту. Неужели Алекснадр... Черт возьми, он что, пометил ее? Хотел обозначить, что она действительно потеряла свободу и теперь принадлежит ему? Вампирша тяжело вздохнула. Потрясающе. Вот так влипла.
В глазах заискрилась родная магия, и девушка чуть выдохнула, понимая, что сейчас ее радужку никто не распознает на фоне цвета предгрозового неба. Сеточка грозовых зарядов полностью покрыла тело, образуя мощную защиту и потрясающую атаку. Пусть только попробуют напасть. Но Миланту продолжала беспокоить некая нестабильность магии. Что если в самый неподходящий момент ее молния пропадет? Что делать тогда?
- Александр, я... - прошептала вампирша, намереваясь поделиться с ним своей проблемой, хотя она была уверена, что древний все чувствовал и без того. Наверняка он все о ней теперь знал, как и она о нем. К тому же, она бы в любом случае опоздала. Светловолосая вздрогнула, когда неприятный голос, полный, тем не менее, угождающей лести и явно преувеличенной покорности, донесся до ее слуха.
- Склонитесь перед Триадой!
Теперь она чувствовала, как и парень, всех противников. И их было чертовски много. Источники магии были повсюду. Триада, значит? И что же ей, интересно, понадобилось от Александра? Или, возможно, Милы? В любом случае, ситуация эта не сулила ничего хорошего. Стоило быть готовым ко всему. Но склоняться зеленоглазке не хотелось.
Сама бы девушка, наверное, пропустила внезапную атаку, если бы не чувствовала сейчас всех лизоблюдов Триады, что расположились по периметру и только ждали приказа. Видимо, эта фраза и стала определенным сигналом, так как последователи Совета заволновались, и первая атака досталась особе. Правда, вампир, видимо, был обделен интеллектом, так как схватил связанную за руку и рванул на себя, собираясь, похоже, клыками перегрызть ей горло. Молния мгновенно поразила врага и обуглила его тело до состояния пережаренной котлеты. Нестерпимо завоняло жареным мясом. Миланта брезгливо высвободила руку из захвата уже мертвеца и мельком осмотрела себя. Она не ожидала, что теперь сеть станет настолько мощной. Никогда еще атака не была столь разрушительной. Наверное, надо сказать спасибо связи с Александром.
Увидев, что случилось с их товарищем, вампиры, будто посходив с ума, полезли изо всех кустов, с деревьев, даже из земли. А вдалеке Миланта увидела тройку старейшин, стоявших поодаль от поля боя. Девушка скривилась: трусливо. Как это в духе Триады.
Пока магия не подвела бессмертную, она намеревалась по полной использовать свои обновленные ресурсы. Иначе все бремя падет на Александра. А с такой оравой, как подозревала Мила, не справиться даже ему. К тому же, светловолосая явно ощущала желание древнего защитить ее. Как ни странно и даже смешно это ни звучало, но то же желание сжигало и ее. Ну, поехали.
Вампирша угрожающе зарычала, когда кто-то попытался дернуть ее за волосы, и распространила сеть, сжигая и второго противника. Далее зеленоглазая призвала воду, и ноги по щиколотки погрузились в леденящую прохладу. Останавливаться на достигнутом связанная не собиралась.
- Александр! - крикнула она за секунду до претворения плана, надеясь, что вампир ее поймет. Разумеется, поймет, не может быть иначе. Он знает, что она собиралась делать. Сконцентрировавшись на своей сети, перерожденная замкнула молнии и пустила их по воде. Она всегда мечтала проверить, насколько сильно молния взаимодействует с водой. Реальность превзошла все ее ожидания. Вода, проводя молнию, расстелила свои сети перед многими - жаль, Триаду не зацепила. Тут и там засверкало электричество, послышались разрозненные крики, обрывающиеся на полувздохе, с утроенной силой завоняло горелым мясом, и девушке стало нехорошо от этого запаха. Она позеленела и пошатнулась. Сама-то она еще не получила ни царапинки, но вот ощущать, что ты убиваешь себе подобных таким ужасным способом... Отвратное чувство. Сеть молний начала бледнеть, и как раз в этот момент на нее напали - следуя традиции, со спины. У шеи она почувствовала чрезвычайно острые клыки, и горячее дыхание от победной усмешки опалило ее ухо. Однако внезапно вампир замер и отшатнулся, офигевшим взглядом смотря на шею вампирши. "Метка?.." Да, подчиненный Триады, кажется, действительно заметил метку, оставленную Александром. Взгляд сам собой скользнул к глазам Миланты, однако в этот же момент она кинула в грудь врага небольшой фаербол, и кровосос захлебнулся криком. "Думаю, внезапное знание стало последним в его жизни", - мысленно пожала плечами светловолосая и отвернулась от догорающего трупа. Нельзя было расслабляться.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Он даже и головы не повернул - без того было ясно как день. Он лишь негромким голосом, слышным лишь его новой протеже, произнёс:
- Они побоятся тебя тронуть, если увидят. Но ведь ты хочешь повеселиться? - риторический вопрос, девушка должна была сама понять, что Алекс даёт ей свободу действий в плане всяческий разрушений и нанесении увечий шестёркам старейшин. Пока.
Мерзкая шавка крикнула что-то про склонение. Парень сузил глаза, роясь где-то в глубинах памяти, а потом с восхищённо-удивлённым взглядом щёлкнул пальцами.
- Эрих! Неужели, сколько веков.. Всё служишь этой троице придурков? - он прекрасно знал, что у Кардиса - одного из состава Триады - есть магия шпионажа, что вполне позволяло ему знать о разговоре, и он специально нагло хмыкнул. Разздадоривать стариканов, которые и десяти веков не прожили - о да, веселье, коему нет равных.
Треклятая шавка организации проглотила наживку, разразившись целой матной тирадой. Алекс слышал такое только в России, где он был лет сто пятьдесят назад, чему он снова прыснул.
Миланта тем временем развлекалась как могла. Сначала вода, затем молния. Ее возглас он проигнорировал - такая магия не могла причинить вреда тому, кто с ней в родстве. Плюс, водичка замочила ему штаны, и мимолётная злось высушила их мгновенно, заодно сделав тонкую преграду той же молнии вокруг ног.
Мила, веселись.
Он знал, что она слышит. Теперь слышит. Сам же он неторопливо зашагал в сторону троих силуэтов, по пути засунув ручки в карманы брюк. Его глаза предательски темнели, убивая всю человечность. А радужка.. Радужка, к сожалению, оставалась, да было плевать.
Скоро сочтёмся, мои дорогие.. Но Милу вам я не отдам. Хватит с вас игрушек..
Высокомерный истерик number three ©.
Перед началом битвы Александр успокоил девушку словами, что никто ее не тронет, если увидят по радужке глаз протянувшуюся между ними связь. Но ведь она не хотела, чтобы это видели. Более того - чувствовали метку на шее. Если это действительно метка и ощущения не обманывали Миланту, то нужно еще по меньшей мере два укуса, и тогда связь многократно укрепится еще и узами крови. Вот тогда уже не отвертишься. Все это будет красноречиво предупреждать: мое, не трогать чужую собственность. А особе как-то не улыбалось настолько сильно зависеть от другого вампира и безоговорочно находиться в его власти. Пойдут и нехорошие толки о них. Кто знает, чем Мила заслужила столь огромное внимание к своей, в общем-то, скромной персоне. Убийством ламии, ага. Однако... стыдно признаться, но она сама хотела, чтобы он ее тогда укусил. А еще... и сейчас протеже постаралась по максимуму закрыть свои мысли от Александра... это желание до сих пор не пропало. Слишком уж большую бурю чувств вызвал в ней всего один укус. Нужно сдерживать себя.
Вампирша поежилась, еще раз вспомнив о ламии. Почему Виктор так поступил с ней? Зачем передал ей кулон? Более того - зачем украл его у Александра? Чего он добивался? Хотя на последний вопрос еще можно было как-то ответить. Предполагается, что Виктор не планировал погибать, а потому надеялся пробыть рядом со светловолосой куда больше времени. А если так, то он бы, пожалуй, и подчинил себе ламию. Ну конечно, такая сила, власть. С таким оружием под твою дудку будет плясать и Триада. Кстати, о последней. У нее слишком уж много последователей. Похожих, правда, на куклы, но их количество, тем не менее, не внушает оптимистичного настроения.
Отбросив не самые веселые мысли в дальний ящик, бессмертная тряхнула головой и сосредоточилась на происходящем. Потом она обо всем этом подумает. А сейчас нужно позаботиться о своей безопасности. Не сдержавшись, зеленоглазая негромко фыркнула, услышав мысли Александра, которые он ей адресовал: "Мила, веселись". Связь была настолько четкая, что создалось ощущение, будто вампир шептал это на ухо своей протеже, а не находился от нее в нескольких метрах. Перерожденная полагала - и не зря, - что такая же четкость сохранится и на любом расстоянии. Девушка задумчиво посмотрела на древнего, неспешно двинувшегося в сторону членов Триады. У него с ними, видать, старые счеты, и особа не собиралась ему мешать. Однако тщательно сдерживаемая им злость передалась и ей. Вампирша зарычала.
Легко уйдя от атаки в лоб, она чуть сдвинулась в сторону, и вампир, на нее напавший, еле-еле успел затормозить перед деревом. Однако Миланта, схватив его за волосы, довершила дело, размозжив голову о ствол, на котором осталось огромное кровавое пятно. Бессмертная с омерзением посмотрела на свои руки, полностью вымазанные теперь алой жидкостью, и, выхватив огненную плеть прямо из воздуха, обезглавила нового врага. В глазах вместо молнии заплясал огонь, также скрывая радужку, и фигурку Милы охватило жадное пламя, отгораживая ее непреодолимой стеной от кучки злобно рычащих вампиров. Но перед тем как жадная стихия скрыла ее, зеленоглазая успела заметить кое-что, что ей не понравилось. Тот самый вампир, что призывал склониться перед мощью Триады, был весьма недоволен тем, что какая-то девчонка так просто уничтожает подконтрольных ему солдат. Хотя и сам он был, по сути, тем же солдатом. Но не это главное. Так вот, когда его терпение подошло к концу, - а случилось это как раз в тот момент, когда светловолосая разбила голову вампира о дерево, - мужчина решил, по-видимому, самостоятельно с ней разобраться. С одной стороны, он на несколько сот лет ее старше, и привязанная к Александру не была уверена, что ей удастся с ним расправиться. С другой стороны, благодаря парню она может рискнуть, так как теперь ей подвластны все стихии. Однако у последнего момента есть одно огромное "но": сейчас перерожденная не полностью контролировала новую магию. Ей нужно было время, и здесь никакое вмешательство извне не поможет. Нужна была практика. Решив все же рискнуть, Миланта призвала воздух, который так плохо уживался с ее родной магией. Пространство вокруг загустело, но вот именно сейчас девушка была совершенно не уверена, что и в этот раз все пройдет гладко.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Он видел их плохо скрываемый страх, написанный на лицах как на книгах. Легко прочесть, легко понять, легко сжечь и забыть. Мимолётная искра - и они горят, как маленькая бумажка из бересты.
Слишком легко.
Да-да, слишком уж. Слишком гладко всё идёт, слишком сильны люди, не качеством а количеством, разумеется. Они это понимают не хуже него. А так же понимают, что разорвать их втроём - как три соломинки переломить. Поэтому и готовы сбежать в первый момент опасности..
- Мик, Кардис и Гаро. Какая честь увидеть вас на прогулке, - он удачно спародировал нравы восемнадцатого века, сделав мужской реверанс. При этом взгляд его был всё также холодно насмешлив.
- Сразу к телу, как говорил один мой знакомый. Вам не нужно, чтобы я вырезал ваш клан. Поэтому оставьте - ламию уже не возродить. Девчонка под моим крылом, - он чуть наклонил голову. Его мысли были открыты, и он знал, что его обшаривают. И они знали, что Миланта в связке с Александром и просканировали и её мысли, ища обвинения.

***

Точнее, попытались.
- Что за нелепица? Почему я не могу прочитать мысли девки?! - Гаро-таки взвыл. Из них троих он был специалистом в телепатии. И он-то первым и попробовал слазить в мозги девушке. Ан не вышло. Алекс лишь невинно искривил губы в очарующей улыбке.
Всего лишь маленькая метка...

***

Да. Метка являлась официальностью, не совсем приятной, зато Мила теперь была действительно его. Что и позволило вампиру закрыть доступ к её мыслям всем кроме себя...
Старички переглянулись, мысленно советуясь. Парень им не мешал.
-Мы уходим-
Алекс еще раз улыбнулся и повернулся к даме. За секунды местность опустела. А Александр подошёл к Миле и так ненароком сказал:
- Ну и существа.. Эх, шея что-то болит..
Высокомерный истерик number three ©.
Ситуацию, которая могла неприятно закончиться, как всегда, разрулил Александр. Он подошел к Триаде и завел разговор, и девушка почти ощутила, как напряжение в воздухе заметно спало. Решив, что можно расценить это как временную передышку, Миланта убрала вокруг себя огненную стену, и в ее глазах снова была видна радужка. Вампиры, увидев этот яркий признак связи, дружно отступили назад, не смея к ней больше приближаться. Как и говорил древний. Снова он оказался прав. Сейчас Мила как никогда пожалела о том, что сожгла футболку. Хоть она и была значительно подрана, но все же служила хоть каким-то прикрытием. Сейчас ее по-прежнему окутывала сеть из мельчайших молний, но вампирша уже чувствовала, как начала уставать. Такой выброс стихий, плюс совсем недавнее возрождение не могли пройти бесследно. Хотелось перестать контролировать и молнию, но тогда бы все увидели, что сверху она осталась в одном белье. Вдобавок это бы здорово скомпрометировало ее. Она наедине с древним вампиром, они связаны, она полуголая... забавная картина вырисовывается. А впрочем, плевать. Ухмыльнувшись, бессмертная прищелкнула пальцами и перестала контролировать молнию. Сеть пропала. Под перекрестьем взглядом она ушла под тень ближайшего дерева, где и присела, расслабившись и прикрыв глаза.
Сейчас светловолосая была уверена, что Александр поставил на нее метку, хоть и не видела ее. Она чувствовала, что она уже помечена древним как его собственность. Через миг это лишний раз подтвердилось, когда один из Триады попытался влезть в ее голову - она чувствовала вмешательство в свои хаотичные мысли, - но совершенно неожиданно перед Старейшиной возникла непробиваемая преграда. И поставила ее не особа. Провернуть такой трюк можно было только при наличии метки. В душе начало подниматься глухое недовольство. Никакой свободы отныне. Рабское положение. А клеймо подчиненной во всех планах не устроит никого.
Особо в разговор зеленоглазая не вслушивалась, но услышала последнюю реплику Александра, которая ей не понравилась.
- ...Девчонка под моим крылом.
Девчонка. Ей не пять лет, в конце концов, чтобы так ее называть. Конечно, по сравнению с Триадой и самим Александром, она действительно еще малышка, но это "девчонка" звучало как-то оскорбительно. Однако добил долбаный телепат из Совета:
- Почему я не могу прочитать мысли девки?!
"Потому что я не девка!" - хотелось рявкнуть возрожденной, но она промолчала, лишь плотнее сжав губы и чувствуя, как из-за напряжения в руках ногти врезаются в кожу, оставляя на ней кровавые отметины. Она уже виделась с Триадой раньше. Но никак не могла вспомнить имя этого вампира-телепата, иначе бы высказала в лицо все, что она о нем думает. Почему она так неожиданно, хоть и справедливо разъярилась? Слишком сильные эмоции, вызванные какими-то пустяками. Видимо, из-за новоявленной связи ее контроль над чувствами дал значительную трещину.
Когда все закончилось, Александр подошел к Миланте, улыбаясь. Он несомненно чувствовал раздражение в ней, которое не желало уходить. Девушка неспешно поднялась на ноги.
- Ну и существа.. Эх, шея что-то болит.. - миролюбиво заметил древний, будто на что-то намекая.
Вампирша внимательно посмотрела на парня, чуть склонив голову.
- Кажется, это у меня она должна болеть, - сухо заметила она и, развернувшись, показывая тем самым, что не имеет желания продолжать разговор, пошла в сторону своего дома, хотя пешком она дойдет до особняка в лучшем случае к утру следующего дня. Мила мельком посмотрела на небо. Да, именно так, не раньше. Хотя можно и пробежаться. А еще светловолосая до сих пор чувствовала навязчивый зуд в области метки. Вздохнув, бессмертная, не останавливаясь, чуть потерла место недавнего укуса, отчего кожа немного покраснела.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Александр в мыслях тихо смеялся. Эта ситуация его нисколько не заботила, в целом, победа и так была на его стороне. И все присутствующие это знали. Связанных вампиров не разъединить даже смертью - в мир иной они отойдут с перевязанными руками. Иронично, печально, но такова плата.
Что же.
Он видел её негодование, эмоции, так и норовившие пробить брешь в чём-нибудь живом и шевелящемся. Но что поделать, их контролю она должна научиться побыстрее. Иначе вокруг девушки образуется словно бы воронка хаотичной силы, причём не совсем обычной магии, а именно магии хаоса. А это вело к разрушениям во всех случаях, даже самых благоприятных.
- Ну куда ты?.. - он устало прикрыл глаза. Всё это, в один день, то, что веками-то не дождёшься, а он даже не позавтракал..
Мозг вдруг пронзило что-то. Не боль, нет. С болью можно было совладать, подчинить себе, сломить. Тут было что-то новое, неизведанное. Словно бы рот, наполнившийся слюнями об одном лишь упоминании чего-то прекрасного. У людей это называлось как-то необычно, плавно и в тоже время пошло. Как же..
Зависимость
На губы налезла лёгкая ухмылка. Сердце само не заметило, как стало бить рёбра чаще.
Миг, что-то маленькое и незаметное - он уже обхватил налившимися силой руками тонкую талию. Одна рука медленно поползла к груди, лаская кожу бессмертной, вторая же откинула волосы с её спины, и главное - шеи. Он чувствовал эту боль от одной мысли. Боль от мысли. Это было что-то неизведанное и будоражещее. Ох, боги..
Он снова коснулся её шейки языком, проводя по коже острым его концом, выписывая какие-то странные символы и фигуры. Плевать. Он наслаждался этим запахом и вкусом. Клыки вытянулись на самый максимум, а они были немалые - как у изголодавшегося волка. Он даже прикрыл глаза - настолько был велик экстаз. Он чувствовал непонимание и тревогу вкупе с неожиданностью и гневом - ему было плевать. Он брал своё.
- Тебе понравится.. - он почти промурлыкал Миле на ухо, мягко укладывая девушку на мягкий постил травы. Сам, стоя на коленях, он наклонился к шее. Руки продолжали поглаживать и ласкать невинное тело. Истинное безумие и наслаждение.
И тут - вершина, непостижимая высота. Укус. Сладкий и нежный, словно поцелуй юноши, каким Алекс был когда-то. Когда-то. Кровь потекла по горлу, наполняя ненасытного вампира. Как сок, такой эта жидкость для него была впервые. Он почти слился с Милантой. И он знал: ей это нравится. Она хочет продолжения.
Из-за этих мыслей он лишь сильнее сжимал пальцы на её груди и плечах.
Высокомерный истерик number three ©.
Девушка посмотрела на небо. Солнце давно как скрылось за горизонтом - иначе бы вампиры вообще не могли бы выйти на улицу, - и сейчас в свои законные права вступали сумерки, на небесном полотне высыпали первые робкие звезды. Если хочет до рассвета оказаться в своем особняке, Миланте следует поторопиться и бежать всю ночь не сбавляя скорости. Бессмертные не знают физической усталости. Но тут придется выложиться по полной. В конце концов, ей далеко до скорости Александра. Кстати об Александре.
- Ну куда ты?.. - раздался позади его уставший голос. Понятное дело, вампирша не ответила, продолжая шагать и переступать ветки и корни, чтобы не полететь. Ответ очевиден и без того. Домой. Она идет домой. Даже не верится, что столько событий случилось за один сегодняшний вечер. И более чем не верится, что она только сегодня познакомилась с древним, а уже связана с ним до конца жизни. К слову сказать, ей теперь придется как-то решать эту проблему. Она теперь не сможет без него существовать. Как полагала Мила, то же самое верно и в другую сторону: и спартанцу потребуется в скорейшем времени присутствие бессмертной рядом. Однако...
Будь светловолосая хоть тысячу раз связана с парнем, она все равно бы не смогла предположить, что случится дальше. Не успела она сделать очередной шаг, как сзади ее талию обхватили его руки. Одновременно с этим действием возрожденная зарычала, выпуская наружу раздражение, и рванулась вперед, стремясь к свободе. Но наткнулась на железное кольцо объятий, небольно, но надежно сжавшее ее талию, и не смогла преодолеть. В следующий миг одна рука Александра неспешно скользнула вверх, лаская кожу и приближаясь к груди. Другая же откинула волосы с шеи. Зеленоглазая замерла и перехватила шаловливую руку древнего, которая внаглую ласкала ее грудь, покраснев от возмущения. Каков нахал! А ведь она в одном белье, без футболки!
- Александр, что вы... ты... - девушка не сдержала стона, когда язык Александра скользнул по шее, вырисовывая контуры метки. Мысли в голове мгновенно перемешались, стоило ей вспомнить о первом его укусе. Продолжая ласкать нежную кожу на шее, его язык возбуждал в ней самые яркие воспоминания. Сопротивление резко сошло на нет. Она уже забыла даже, как обращалась к парню: на "ты" или на "вы".
Когда шею царапнули длинные и острые клыки, Миланта автоматически приподняла голову и закусила губу. Пульс с грохотом отдавался в ушах, а тело помнило, какую эйфорию испытало во время вкуса, и потому практически не сопротивлялось. Практически. То есть руки девушки по-прежнему пытались оторвать от себя руки Александра, которые позволяли себе слишком многое, но уже и вполовину не так активно. Гнев практически испарился, осталось только яркое непонимание происходящего, беспокойство, что если так пойдет и дальше, то она и вовсе потеряет контроль над ситуацией, и блаженное удовольствие, хотя последнее она упорно отрицала.
- Александр... - тревожно пробормотала Мила, пытаясь остановить вампира, но стало только хуже.
- Тебе понравится.. - прервал он ее, неспешно укладывая на траву. И вот через секунду он уже нависает над ней, наклоняясь к ее шее, а руки продолжают ласкать тело, заставляя трепетать. И вампирша бы никому и никогда не призналась в этом - особенно Александру! - но ей уже нравилось. А еще она чувствовала, что спартанец не намерен останавливаться. И это ее пугало и одновременно будоражило.
Бессмертная снова застонала, но уже чуть громче, когда клыки мягко и бесконечно нежно вонзились в шею, голова откинулась назад. Руками светловолосая схватилась за плечи древнего, словно стараясь удержать сознание в этой реальности. Все мысли стремительно выветрились из головы, оставляя после себя потрясающую пустоту и такую же легкость. В этот раз Александр был куда нежнее, и потому укус был похож на легкий дурманящий поцелуй. Второй укус. После третьего раза процесс будет необратим, и между ними протянутся и кровные узы, а это значит, что они будут зависеть от крови друг друга. Конечно, это происходило далеко не всегда, но сейчас не в пользу обоих играла связь. При таких условиях узы крови просто не могут не появиться. И тогда, вполне вероятно, и девушке захочется пить его кровь.
- Александр... - снова прошептала Миланта, когда пальцы вампира на ее плечах и груди сжались чуть сильнее. Она сама уже не понимала толком, чего хочет. Но в одном была уверена: она желала продлить этот миг.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Прошла целая вечность. Всё то, что он пережил, показалось чем-то мгновенным, как моргнуть глазом. Сейчас существовала лишь она - бессмертная, чья кровь была слаще амброзии греческих богов. Наверное, сам Зевс никогда не вкушал этой сладости неба. Ему было плевать с высокой колокольни на все проблемы мира. Лишь бы она была с ним.
Руки, скользящие по её телу, Миланта остановить уже не пыталась. Поэтому Алекс лишь сомкнул руки на её талии и...

***

Он уложил её на кровать в гостевой комнате. Особняк сиял в свете заката, мрамор поблёскивал, словно насмехаясь над тем, что вампиры, как и он сам, по сути, вечны. Здание находилось неподалёку от выхода из злополучного леска, поэтому скакнуть сюда на всей силе возможностей было предостаточно. Девушка, по-видимому, пребывавшая в прекрасном экстазе, даже разрумянилась. Алекс заботливо откинул пряди с лица бессмертной. Сейчас он понимал, что для него более не существует создания прекраснее. Он мягко погладил её шею, ранки от укуса уже успели затянуться. Собственно, это не было новостью: они были стянуты словно жгутом, а из-за недавно пережитого удовольствия в штанах уже было немного тесновато, что и наводило на определённые мысли. Но уж тут вампир не спешил.
Пусть сама захочет...
Он поднялся, посмотрев ещё с секунду на безмятежное личико, а затем отвернулся и медленно пошёл по направлению к кухне.
Высокомерный истерик number three ©.
Так как Миланта уже не пыталась удерживать руки Александра, они свободно скользили по ее телу, добавляя остроты ощущениям и вызывая предательскую слабость. Через миг они снова оказались на ее талии, чуть сжали ее... И девушка и Александр оказались в огромном мраморном особняке. Судя по ощущениям вампирши, он располагался неподалеку от леса. Ну надо же, а она предполагала, что ночевать будет под открытым небом. Можно ли этот перенос расценивать как приглашение отдохнуть здесь? Может быть. Ранки на шее сразу же затянулись, как только Александр перестал пить кровь, и это, как бы ни было стыдно в этом признаться, вызвало острое разочарование. Как будто Миле снова стало холодно и одиноко без него. Так, пора прекратить такие мысли. О чем она вообще думает? Совсем расклеилась. Стоит подумать немного и о себе: например, о том, что она хочет есть. И спать. И в душ, чтобы охладиться и привести себя в порядок. Она до сих пор чувствовала, как щеки ее горели легким румянцем, хотя вампирам обычно не свойственно смущаться. Все считают, что они вообще лишены такой способности, так как являются, по сути, ходячими мертвецами. Бессмертная была категорически с этим не согласна. Она чувствовала себя живее всех живых, да и сердце ее было по-прежнему живо. Ее же не убивали при обращении. Убивали...
Светловолосая столкнулась взглядом со спартанцем и чуть сильнее смутилась, отводя взгляд. А Александр заботливо откинул с ее лица несколько прядок, затем мягко провел кончиками пальцев по шее, заставив гостью вздрогнуть. В глазах его было какое-то странное выражение, и, хоть зеленоглазая сильнее, чем когда-либо, чувствовала древнего, она все же не решалась как-то назвать увиденное. А еще... ну, что было логично даже... Александр несколько возбудился, как и сама возрожденная. И это выбивало ее из колеи. Поднявшись и внимательно смотря на девушку, вампир в конечном итоге развернулся и медленно отправился, как она прочитала в его мыслях, на кухню. А сама светловолосая села на кровати и осмотрелась. Это была довольно просторная гостевая комната, широкая двуспальная кровать занимала большую часть. Также здесь она увидела книжный шкаф, битком набитый книгами, удобное мягкое кресло, две прикроватных тумбочки, стол с документами, кожаный диван, шифоньер... Все в лучших традициях. На одной из стен был широкий экран, закрывающий окно, который ни одному лучу не позволил бы проникнуть в помещение. Мила села на кровати и растерянно вздохнула. Она не знала, что ей здесь делать, потому что чувствовала себя как в гостях. Собственно, так и было. Она не знала, где что лежит, можно ли это взять. Даже надеть нечего. По-хорошему ей бы надо наведаться в собственный дом... Но сейчас это представлялось, увы, невозможным.
Она даже не пошла с Александром на кухню, так как считала это неприличным, хотя после двух укусов, щедрого выброса магии и вообще тяжелого дня она бы не отказалась выпить два-три пакета из банка крови. А еще бессмертную совершенно не вовремя одолела робость. Она взяла одну подушку и прижала ее к груди, погрузившись в собственные мысли, которые были далеки от веселых. Зеленоглазая познакомилась с Александром, считай, из-за Виктора. Неужели он правда обратил ее только ради того, чтобы потом нацепить на нее треклятый амулет и дождаться, когда ламия пожрет ее сущность? Вампирша нахмурилась и сжала подушку. Неужели ее учитель и вправду был таким ужасным? И, выходит, церкви она должна была сказать спасибо?..
В глазах появилась печаль, уголки губ опустились, веселое и приподнятое настроение, смешанное с терпким экстазом, мгновенно улетучилось. Она едва не умерла сегодня. И все из-за своего учителя. И только Александр спас ее. С которым она теперь неразрывно связана и который уже дважды укусил ее. Еще раз - и тогда они и на день не смогут разлучиться: каждый будет жаждать крови другого, а долгое воздержание на этой почве может привести к безумию и потере контроля. Вот и что ей делать? Сама она перемещаться в пространстве не умела, а спартанец явно не сможет перекинуть ее на такое огромное расстояние. Выходит, надо только ножками двигать, ножками. Здесь же у нее никаких принадлежностей, не говоря уже об одежде, нет, она и душ-то принять не сможет. Веселая жизнь только начиналась.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
На кухне вампир чуть мозги не вышиб, отбивая тяжелый ритм черепной коробкой об стену. Что с ним? Что за чертовщина творится? Тысячи лет жил себе, не тужил, помаленьку помогал миру и людишкам, выследил источник, украденный мальчишкой с трупа, уничтожил угрозу, масштаба которой не оценит никто из ныне живущих.. И влюбился.
Это был словно яд. Яд.. Но такой сладкий и завораживающий.. Пусть было всего два укуса, но он уже не хотел отпускать её. Миланта манила его. Своими формами, кстати говоря отнюдь недурными и достойными кисти Микеланджело. Своим крайне интересным мышлением. Да своим знанием древнегреческого диалекта, ныне мёртвого как Дракула!
Еще пять минут битья головой, теперь уже об пол. Он просто не мог не думать о девушке. А тут ещё и тело решило взять вверх и сыграть шутку, стоившую потери всякого приличия.
Вздохнув, он всё же привёл мысли в порядок и начал варить кофе. Странное дело, но кофе кровососами употреблялось не хуже чем свежая кровь. Некоторые любители из кланов выбирались из пещер и ночами проводили исследования. Но тщетно - это был факт, неоспоримый и вместе с тем, туманный.
Выйдя с подносом, Алекс попытался кое-как скрыть восставшую плоть. Это бесило его. Он, вампир, убийца, робеет как мальчишка. Еще и возбуждён, как перед первой ночью. О боги..
Поставив напиток на тумбу, рядом с кроватью и Милой, вампир мысленно кинул ей слова.
Выпей. Твоя одежда и вещи скоро прибудут, расположишься на втором этаже. Я.. Я в душ
Душ находился совсем недалеко, поэтому он отвернулся и пошёл туда. На душе снова появилось смятение, и.. некий отблеск тоски, забытой века назад.
Высокомерный истерик number three ©.
Девушка не могла понять, что происходит. Все то время, что она сидела на кровати в позе лотоса, слышала доносящиеся из кухни звуки. Возникало ощущение, что Александр что-то обо что-то бьет... или кого-то. В голове вспыхивали яркие чувства и исходящие от него волны не то отчаяния, не то злости, но вампир будто специально отгораживался от Миланты, и в итоге у нее от всего этого разболелась голова. Она прижала прохладные пальцы к вискам, но это не особо помогло. Миле было даже обидно, что древний закрывается. Они ведь теперь связаны. И в воле вампира было решить сей вопрос. Он сам выбрал связь - а теперь блокирует ее между ними. Светловолосая ничего не понимала и только продолжала сжимать голову, слушая, как на кухне раздаются звуки удара. Бессмертная хотела подойти к спартанцу, но чувствовала также, что это не самый лучший вариант. А потом пришла одна легкая, еле ощутимая эмоция: Александр не хочет, чтобы она его видела сейчас. Это было словно удар по голове. Неожиданный и очень болезненный. Вспоминая, как один легкий укус совершенно сминал волю зеленоглазой, заставляя ее жаждать большего, она сейчас не понимала, что чувствует к Александру. Но совершенно не была готова к тому, что древний сейчас скроет от нее свои мысли. Учитывая огромнейшую разницу в возрасте, ему это не составило никакого труда, в то время как у Милы получался лишь легкий заслон, который, казалось, будет уничтожен после первого же вмешательства. Связь - не шутки, и разорвать ее невозможно. Но, что подтверждалось на практике, связь не означает никаких обязательных отношений или чувств. В каком-то плане они по-прежнему принадлежат самим себе. Вот только девушка уже не была в этом так уверена. Пальцы автоматически спустились к шее и легли прямо на метку. По телу прошла легкая дрожь. Сколько бы укусов ни было, Миланта с ужасом поняла, что хочет завершить их кровные узы. И вот эту-то мысль она заблокировала всеми возможными способами, чтобы она не дошла до Александра.
Все это окончательно расстроило вампиршу. Она сидела, насупившись, на кровати, пока не дождалась прихода Александра. Возрожденная подняла голову, но древний избегал ее взгляда. Он вообще на нее не смотрел. Голова снова опустилась.
"Выпей. Твоя одежда и вещи скоро прибудут, расположишься на втором этаже. Я.. Я в душ", - внезапно передал ей спартанец мысленно. Светловолосая вздрогнула. "Даже разговаривать не хочет..." - пронеслось у Милы в голове. Однако его слова не могли особу не удивить. "Это что же получается..."
- Александр?..
Молча поставив поднос с чашкой кофе на прикроватную тумбочку, вампир, не отвечая, развернулся и вышел из гостевой, оставляя зеленоглазую наедине с собой. Бессмертная посмотрела на чашку, а потом обняла подушку и, ложась, сжалась в позе эмбриона. Пустым взглядом она смотрела в пространство, дожидаясь, пока кофе остынет. И сама не заметила, как провалилась в глубокий сон. Она и забыла уже, как это - спать на кровати. Всю свою вампирскую жизнь она спала в гробу, и такое положение ее уже устраивало. Заснуть на кровати было очень непривычно. Но сейчас возрожденная погрузилась как раз в ту стадию сна, когда даже от пушечного выстрела не проснешься.
"...она будет жить с ним?.."
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Холодная вода приводила мысли в порядок. Хотя, более точным описанием сего действа было бы удаление ненужных мыслей вообще. Это как паразиты: не убьёшь один раз - будут преследовать постоянно, являясь во снах, во время занятия чем-либо..
Это могло нехило так вывести из себя, заставить крушить всё к чертям.. А ведь такая сила есть, и она у него, Александра. Он стар, но стар духовно и умственно, причем без всяких маразмов или еще-чего.
Нет.
Где-то в своей прогнившей душе он был ребёнком. Спартанским мальчуганом, любящим поединки на кинжалах и в рукопашную, уплетающим обед приготовленный матерью, играющий с отцом.
Его ведь тогда лишили всего. Детства, семьи, дома. А всё лишь из-за того, что он был непохожим на остальных.
Несусветная глупость.
А может, ему и было предначертано богами стать тем, кто он есть. Познать радость и боль вечной жизни и неиссякаемой силы. Он стал умнее, чем был. Поединки с ровесниками заменились битвами с себе подобными. Еда, приготовленная мамой - сухим пайком, которым он мог питаться в силу возраста. А отец.. Одиночество заменило его.

***

Он больше не закрывал сознание. Мысль о прошлом начала одолевать все сильнее, и внешне он оставался тем же, а вот где-то внутри.. Нет, он не менялся. Мальчишка.
Одев лишь штаны, Александр прошёл в комнату и вздохнул, увидев спящую безмятежным сном девушку. Наклонившись, он снова убрал лишние пряди на лице и легонько коснулся губами её лба. Кашлянув, он повернулся и медленно направился наверх. Спать вроде-бы и не хотелось, но ноги уже не могли его держать. Сил потрачено оч-ч-чень много..
Высокомерный истерик number three ©.
Девушка ни с того ни с сего подорвалась с кровати часов в пять утра, едва не упав, когда все нормальные вампиры лишь идут спать. Ночь - время охотников, а она сладко просопела в подушку. Ну, нет ничего удивительного, ведь этот день был слишком насыщенным. И не верится, что все это было по-настоящему.
К реальности возвращало то, что все время отдыха ей снились какие-то тяжелые, гнетущие сны, из-за которых Миланта чувствовала себя еще более разбитой, чем когда ложилась спать. Все было как в тумане, события были весьма размытыми, но всю ночь ей снилось, будто она сидит и смотрит жизнь другого человека, записанную на пленку. Человека ли? Очень вряд ли. Эти сны принадлежали не ей.
Вспомнив, что послужило причиной потери связи с действительностью, вампирша чуть приподнялась на локтях, мельком замечая, что подушка ночью была отброшена в сторону и в итоге Мила скомкала покрывало на постели, будто укрывая себя им. Кофе уже давно остыл. Александра нигде не было видно, свет нигде не горел, но он и не нужен был бессмертной: как и все ночные охотники, она прекрасно видела в темноте. Однако что-то беспокоило светловолосую. Что-то не давало покоя. Из-за этого она и проснулась. Находясь еще в сонном состоянии, она никак не могла оценить состояние своего тела и потому не понимала, где сосредоточен очаг боли. Боль?
Прикоснувшись пальцами к метке (это действие стремительно входило в привычку), зеленоглазая вздрогнула от резкой пылающей боли, пронзившей все тело. А метка налилась огнем и будто пульсировала. В следующий миг тело перестало сжимать в тугих кольцах спазма, и по мышцам распространилась приятная нега изнемождения. Но боль в метке не прекратилась. И, не понимая, что творит, возрожденная поймала себя на том, что выходит из комнаты. Она не знала, куда идти, где находится какая комната (ведь Александр так и не провел ей экскурсию по дому), но ноги сами знали, куда нести. Поддаваясь интуитивному зову, девушка, бесшумно ступая, оказалась у двери одной из комнат, расположенных на первом этаже. Дверь была из черного дерева, крепкая, лакированная. Неслышно провернув ручку, Мила открыла дверь, словно зная, что древний именно здесь, и действительно обнаружила его внутри. Он лежал на широкой двуспальной кровати, похожей на ту, что располагалась в гостевой комнате (где и заснула Миланта), и, похоже, сны его были далеки от приятных. В его фигуре чувствовалось напряжение, и девушка вновь вспомнила сновидения, что снились и ей. Выходит, они теперь смогут и видеть сны друг друга. Связь приоткрывала все новые способности и особенности, о которых нигде не было написано. К тому же, Александр слишком тяжело и рвано дышал, хотя все жизненные процессы у ночного охотника замедляются, когда он засыпает. Сердце переходит "в пассивный режим", гоняя кровь по организму вдвое медленнее, и ночной охотник почти не дышит. А вампирша явственно слышала неспокойное дыхание спартанца. Неслышно ступая по прохладному мрамору босыми ступнями, бессмертная оказалась у кровати, разглядывая вампира. Он спал, раскинув руки в стороны, и был в одних домашних штанах свободного покроя. Светловолосая внезапно смутилась, так как при взгляде на обнаженный торс парня ее одолели не самые целомудренные мысли. Захотелось прикоснуться к широким плитам грудных мышц, провести рукой по прессу... Стоп! Зеленоглазая закусила губу, а метка вспыхнула еще большей болью. Собравшись с духом и стараясь не смотреть на оголенные участки кожи Александра, возрожденная осторожно прилегла рядом, и ее рука сама потянулась к нему. Тыльной стороной ладони она коснулась его щеки и тут же воровато отдернула руку, боясь разбудить.
- Ты грустишь... - чуть слышно прошептала девушка, полагая, что Александр спит. Она надеялась хотя бы, что ее присутствие успокоит его.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Этот шёпот..
Его мучали сны. Почему - неизвестно. Может, они что-то значили для дальнейшего существования. Может, шли в бонус со старостью. Было всё равно.
Он переживал своё прошлое раз за разом. Это не могло ни радовать, ни огорчать.
Это был факт. Тупой и холодный.
Зачем я тебе? Я старикашка..
Он уже не спал.. так, дрёма. Сон для вампира - большая редкость и большая поблажка жизни. Очень немногие умели входить в тот транс, что люди звали сном.
Легче не становилось. Что будет от присутствия рядом человека? Он жил один столетиями. Он привык к одиночеству и нелюбви со стороны братьев и сестер по крови. Им он казался психом, выжившим из ума лет эдак тысячу-полторы назад.
Это не огорчало, скорее печалило.
Жизнь одиночки неразрывна с печалью.
Что тебя заставляет? Жалость? Долг?
Мысли, мысли, мысли.. Они роились в голове как пчёлы, хорошо хоть соты не строили. У него потихоньку начинала гудеть голова, в образном смысле.
Смешно
Действительно смешно до сарказма. Он ведь влюбился как дитя. Алекс хотел быть с девушкой, просыпаться от ее касания, держать её лишь подле себя. Не любовница, а спутница.
Но
Он метался, разрывая себя изнутри.
Больно. Очень больно.
Почти смертельно.
Почти.
Вспомнились слова одного неплохого человека: всё, что не убивает тебя, делает лишь сильнее. Но сейчас так не верилось в это.
Как избавиться от этого.
Ни-как.
Это вечная хандра и тоска. Участь вампира.
Этот лёд можно растопить, но процесс долог..
И не всякий
Решится
Так долго ждать.
Высокомерный истерик number three ©.
Александр не просыпался. Или, что более вероятно, не желал этого. Стоило Миланте лечь рядом (но не настолько рядом, чтобы это казалось чем-то неприличным), вампир сразу беспокойно начал ворочаться, хмурясь. Девушка чувствовала древнего, могла прочитать все его мысли. Но не решилась нарушать границы личного пространства хотя бы в плане сознания. Кто знает, может, он и сейчас не хочет видеть ее? Не хочет, чтобы она видела его таким? Но она уже видела. И уже была рядом. И уйти не могла, пока парень не успокоится. Самостоятельно он бы долго к этому шел. Возможно, даже хандрил бы долгое время и, как следствие, избегал Милу. В конце концов это разбило бы ей сердце, так как, чувствовала вампирша, в ее силах было вернуть настроение спартанцу. Где тот парень, которого она увидела впервые буквально совсем недавно? В который раз возникло ощущение нереальности происходящего. События случаются слишком быстро, не успеваешь даже реагировать.
Собравшись и отбросив сейчас свои проблемы, бессмертная вновь обратилась к Александру. По крайней мере сейчас он не должен чувствовать исходящей от нее тревоги.
- Александр...
И снова - никакого ответа. Вампир лишь поморщился и попытался отвернуться от настойчивого "будильника", но светловолосая была непреклонна. Мягко удержав его за плечо одной рукой, другой она снова прикоснулась к щеке древнего, после чего ладонь соскользнула к волосам, легко прикасаясь к ним. Ноль реакции.
- Александр!
Зеленоглазая начала даже злиться немного. Он прекрасно ее слышит, но не просыпается. Не хочет просыпаться. Если таким образом он пытается сказать, чтобы Миланта шла отсюда, то пусть скажет ей это в глаза. А сейчас она не могла бросить связанного с собой древнего. Страдает он - страдает и она. Ему больно - ей тоже боль прилетает. Их теперь не разделить. И если спартанец пожелает не видеть Милу в своем доме, она, разумеется, уйдет, так как сама до сих пор не привыкла ко всему происходящему и сама же до второго укуса собиралась уйти в свой особняк. Укус... Может, так поможет...
Чтобы мгновенно активировать все процессы жизнедеятельности в теле вампира, есть два способа: ранить спящего или возбудить. Ранить, понятное дело, девушка не могла. Остался последний шанс.
Еще раз посмотрев на Александра, который, как казалось бессмертной, просто ломал комедию, ожидая, что же будет дальше, вампирша прокусила себе запястье, и запах ее крови мгновенно разнесся по комнате. На этом светловолосая не остановилась. Держа запястье в стороне и наблюдая, как капли крови падают на девственно-чистую белую простынь (да простит ее спартанец за такое кощунство), особа приблизилась к вампиру и... накрыла его губы своими, прикрыв глаза. Если и это не поможет - она сдается.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Дрёма прервалась. Резко так. Нежданно. Даже неприятно, с какой-то стороны.
Одной причиной обострения стал запах крови. Причём крови необычной, а явно принадлежащей лежащей рядом дамочке. Зрачки расширились.
Второй - поцелуй в губы.
Теперь эта кровь и эта девушка были для него как доза для наркомана. Манящая, тёплая.
Срыв
Он широко раскрыл глаза. Тёмные. Затмило даже светлую радужку вокруг глаза.
Его руки стремительно сжали ее плечи, тело быстро совершило необходимые движения. Как результат - Миланта лежала на спине, её руки были крепко захвачены Александром.
Он замедлил дыхание. Губы посетила широчайшая ухмылка. Больше походило на сумашедший оскал. Звериный.
Одна рука аккуратно "сняла", а точнее вполне гуманно сорвала бюстгалтер с груди девушки. Пальцы провели по прекрасной груди, очерчивая контур тела. Он наклонился, касаясь своей грудью её тела. Глаза словно старались загипнотизировать, как жертву.
Будь моей
Она уже давно была безвольна. Сама напросилась, что поделать. Сглотнув, парень выпустил клыки. Они даже немного выросли, и теперь явно высовывались. Белые и несомненно острые.
Вот она, минута торжества
Мгновение, превратившееся в вечность - и укус.
Он впился в её горло, глотая сладкую вязкую жидкость. Руки ласкали мягкие груди, твердо и одновременно нежно массируя их. Штаны уже буквально разрывались, и далеко не от размеров достоинства. Его просто всё больше и больше захватывало.
Связь установлена.
Теперь они - две части одного целого.
Высокомерный истерик number three ©.
Форум » Архив » Корзина » Я хочу твою кровь (Культ вампиров цветет и пахнет)
Страница 2 из 3«123»
Поиск: