Покажем силушку богатырскую (привет, Наруто проджект)
Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 3123»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Я хочу твою кровь (Культ вампиров цветет и пахнет)
Я хочу твою кровь
Чем плоха вечность? Скукой и ничегонеделанием. Особенно в том веке, в котором жила Миланта. Забудем уже о моде того времени (хотя шлейфы, кринолины и корсеты порядком поднадоели девушке), ну а войны? А инквизиция? А поголовная охота на ведьм и вампиров? В такой атмосфере сойти с ума можно. Поэтому сейчас бессмертная пользовалась всеми благами цивилизации: интернет, телевидение, чтение книг не только в печатном, но еще и в электронном виде и многое другое. Но больше радовало девушку другое: обилие занятий. Танцы, аэробика, гимнастика, шейпинг, футбол, волейбол, хоккей, гольф, лыжи... а для ленивых просто тренажерный зал... да это же рай для вампира, познавшего скуку смертную! Но не будем забегать вперед. Все по порядку.
Родилась Миланта в начале 17 века во Франции, в самый разгар пресловутой охоты на ведьм. И девушка, от природа обладавшая серебристо-белой, почти платиновой "гривой" и ярко-зелеными глазами, да еще и с таким греческим именем, мгновенно попала под подозрение в сговоре с Дьяволом. И по достижении 11 лет родителей малышки жестоко убили, а ее саму приказали схватить и сжечь в костре на главной площади. Но ее спас один вампир, который и стал наставником и почти отцом девочки. Он забрал ее с собой, через некоторое время обратил, а после научил всем премудростям вампира. Потом ненавистные охотники убили и его. Сама девушка не особо любила убивать людей, но понимала, что в некоторых ситуациях это просто необходимость. К тому же, за то, что сотворили с ее родителями и наставником, она имела на это полное право. Лицензия на убийство, так сказать. И виноваты во всем были люди церкви. И вот священнослужителей Миланта как раз яро ненавидела. Из-за них ей самой приходилось менять дислокацию порядка десяти раз. Каждый раз в тот ненавистный для нее период Святые Отцы - "Гореть им в аду!" - начинали подозревать ее и устраивать охоту. Сколько крови священников, больше похожих на верных (и, что уж скрывать, обделенных моралью) жестоких псов Церкви осталось на ее руках! И не сосчитать уже. Остальных же людей Мила старалась не трогать. А потом же вампиров называют бессердечными монстрами и убийцами, заклавшими душу Сатане. Это они-то монстры?! Возмущению девушки не было предела.
Но сейчас она жила в современном мире, и здесь церковь давненько забыла о своих прочих "хобби". Теперь за подозрение в колдовстве никого не жгут и не топят, люди перестали верить в магию. И это было на руку Миланте. Да и не только ей. Многие вампиры, если не все, вздохнули с облегчением, периодически забирая у смертных кварту крови. Ну, это, разумеется, весьма утрировано, так как ни один бессмертный не станет забирать у человека почти литр крови, если не хочет убить, конечно. Слишком жирно на одного. Тогда бы все поголовно страдали бескровием. Миланта, автоматическим и отточенным движением вводя смертного в транс, забирала два-три глотка крови, максимум - пять в минуты сильного голода, и отпускала несчастного. Весьма щедро для вампирши, пережившей в детстве смерть дорогих людей... существ неоднократно, не так ли?
Сейчас девушке было 304 года, и она жила в небольшом двухэтажном особняке, купленном на собственные средства. За все это время она сколотила порядочное состояние. Хотя трехсотлетний вампир считается почти подростком среди бессмертных. Некоторые "ночные охотники" достигали в возрасте пары... десятков тысяч лет. Неплохо, правда? И обычно вампиры жили небольшими группками по два-три бессмертных. Семья же могла достигать семи-десяти, иногда и больше, членов стаи. А девушка жила отдельно, потому что не хотелось ей каждый раз видеть перед собой одно и то же лицо соплеменника. Она с трудом шла на контакт и еще с давних времен, после убийства учителя, научилась действовать самостоятельно. И принимать решения, кстати, тоже, а не дожидаться совета от вожака стаи. Она уважала традиции себе подобных, но не считала их необходимыми в исполнении. Поэтому уже неоднократно вампиры Триады (совет, состоящий из трех самых старых и могущественных, а также самых уважаемых вампиров, которые, по сути, и контролировали все действия бессмертных существ) неодобрительно качали головами, наблюдая за поведением своенравной светловолосой девчонки, но никаких мер не принимали. Однажды она довольно сильно помогла Триаде, убив святого отца, который по совместительству являлся также и палачом ее родителей (и учителя). И этот самый "святой" омыл Церковь кровью сотен, если не тысяч, вампиров. А когда Миланта наконец свершила свою месть и прирезала "мученика" (перед этим основательно его изувечив пытками), Триада только руки ей пожала и поблагодарила. Остальным вампирам не удавалось незамеченными подойти к Отцу и выполнить приказ элиты, и именно потому, что шли на дело они группами. А трех-четырех бессмертных рядом учуешь и за версту. Именно поэтому Мила действовала в одиночку. Да и привычнее ей так было.
Собственно, девушка давно перебралась в свой особняк, расположенный в отдалении от остальных, и жила себе более-менее спокойно. Хотя, видно, не перевелись еще охотники на вампиров и иногда они даже могли досаждать бессмертной. Буквально вчера они расколотили ее гроб на щепки и чуть не порешили и ее серебряным колом в сердце, но, с трудом проснувшись утром, во время, в которое вампиры засыпают крепким сном, а именно тогда все это и случилось, светловолосая быстро разобралась в ситуации и призвала свою магию - молнию, превратив наглых "охотников" в кучки пепла. Ах да. Каждый вампир при обращении получал какую-либо магию. Это не обязательно стихия - чаще всего бессмертные владели телекинезом или управляли погодой вообще; Миланте же в наследство досталась молния, и она сполна ее освоила, открыв даже те заклинания, которые считались давно забытыми. Иными словами - она до основания овладела своей магией. И еще все бессмертные могли общаться друг с другом на расстоянии, телепатия была открыта абсолютно всем ночным охотникам. Быть бессмертным - одно удовольствие, не считая смертной скуки временами. Ну и охотников на вампиров, разумеется, которые не оставляли своих попыток и с упорством танка преследовали бессмертных. Они открыли несколько действенных способов убить кровососа, как они брезгливо окрестили всех вампиров поголовно: 1. отрубание головы; 2. солнечный свет; 3. серебряный кол в сердце. Никакая другая мифическая бутафория на бессмертных не действовала. Чеснок, освященные предметы и в частности святая вода, осиновые колья - все это давно пройденный этап. Убивали вампиров солнце, серебро и обезглавливание. По этой причине Миланта установила на все окна в доме защитные экраны, не пропускавшие в помещение солнечные лучи, отказалась от какой-либо бижутерии, смахивавшей на серебряную или посеребренную, а также избавилась от всего острого поблизости, даже от ножей. Все равно вампиры хоть и могут есть человеческую пищу, но совершенно свободно обходятся без нее, а посему... к чему ножи? Кухня в основном использовалась Милантой только в крайнем случае, а в обычных ситуациях служила хранилищем фасованной крови, выписываемой из банков крови. Некоторые люди, как ни странно, имели представление о существовании бессмертных, но не имели ничего против сотрудничества с ними. Люди - непостижимые существа, и в этом девушка уже часто убеждалась.
Сейчас вампирша занималась танцами и являлась переводчиком текстов с разных языков, но в качестве последнего работала только через интернет. На танцы же ходила в вечерние секции. Деньгами решаются все основные проблемы бессмертных, хех. А в данный момент девушка сидела в кабинете на первом этаже за ноутбуком и оформляла заказ на доставку нового гроба, светлого (подходящего под интерьер особняка), обитого внутри мягкой тканью и похожего на кровать. Гробовщики уже давно не удивлялись подобным заказам. В конце концов, у каждого свои причуды. Да и те же деньги избавляют от множества вопросов, возникающих по этому поводу. Мила была довольна фирмой, с которой сотрудничала уже долгое время. Отложив ручку и положив листок с номером заказа на крышку ноутбука, светловолосая встала и сладко потянулась. Наверное, пора почитать.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
А ведь на самом деле: чем плоха вечность? Неизменными днями, тянущимися в недели, затем перетекающими в месяцы, плавно переходящими в годы и превращающимися в века? Да, возможно, любой бы сложил голову, прожив столько. Но секрет долголетия в здравии скрывался совсем не в вампирской сущности, нет. Эта, казалось бы, тайна плавала на самой поверхности, вот только не все видели её, и потому сходили с ума. А после этого, как обычно, весь сценарий был расписан: открытые убийства невинных, Боженька "раскрывает" церковникам глазки, сожжение на костре, ликование "верующих". От этого невольно устаёшь, пытаешься наставить себе подобных на путь.. Но нет, куда ему до молодых вампиров.
Да, Александр был вампиром. Молодое тело двадцати трёх лет было ничем не примечательно кроме чёрных смоляных волос, сейчас коротко подстриженных, и разноцветных глаз. Да, гетерохромия в Древней Греции существовала и вполне процветала, хотя, наверное, именно из-за глаз соплеменники постоянно находились в опасении, будучи даже на одной территории. И не только из-за проницательного, мудрого не по годам взгляда. Его внешность резко отличалась от спартанцев: светлого оттенка, почти без загара. Такие странности прощались ему до пятнадцати, но потом молодой мужчина был обвинён. Ночами некоторые люди пропадали - тогда вампиры просто убивали жертв - и, естественно, людское негодование и животный страх обрушились на "сына Аида", как его окрестили дети деревни. Тогда его решили просто связать и утопить, но одна женщина пожалела Александра, уговорив жителей лишь выгнать его в пустыни. В то время они были большими и неизестными, а неизвестность всегда страшна.
Вампирская жизнь началась много после. Дни в пустынях тянулись бесконечностью, однако, его нашли и забрали. Оазис - он запомнил это место, как и своего учителя - Агату. Она обратила его древним способом, все, кто до сих пор оставались живы, с дрожью вспоминают этот обряд..
Но не суть. Главное то, что жизнь до самой человеческой смерти не отпускала мальчика, а по меркам Спарты - уже мужчину. Обучение шло долго, но благоприятно. В отличие от некоторых "кровососов" паренёк быстро принял свою новую сущность, ибо это всё равно было неизбежно. Но убивать он не стал, ограничиваясь лишь несколькими глотками. Наверное, он был единственным, кто не зарезал "еду", а давал ей шанс пожить ещё. Поэтому даже в кругу вампиров он был белым вороном.

***

В 14 веке была основана Триада. Тогда Алексу было уже около десяти тысяч, но в совет он не пошёл, хотя звали долго, много, и дело дошло до того, что он просто разорвал все связи с другими обращёнными. Просидев, грубо говоря, на одном месте, он был должен развеяться. Потому он пешим отправился в Италию. Путешествие длилось долгие годы, но что такое годы для и так прожившего несколько тысячелетий? Потом была Швеция, Германия, Россия, Литва.. Странствия словно открыли новый интерес к миру, с годами начавший угасать как свечка. От вампиров он удалялся всё больше, общаясь с людьми и подавляя накатывающий и зачастую сосущий голод..

***

В 17 веке он пришёл к "вратам" Франции, правда, не очень удачно. Начались гонения со стороны бушевавшей церкви: всех, кто не подходил под их линейку - просто сжигали на огромных кострах. Пару раз пытались и Александра сжечь, но после эффектного фаер-шоу на глазах тысяч людей, десятка послушников и упитанного батюшки, от него просто отвели глаза. Однако, другие вампиры не отличались фантазией, а потому – сожжение было частью праздников, пиров да и вообще, по сути, жизни крестьян. Ему же оставалось видеть всё это, молча проглатывая небольшую тоску по братьям и сёстрам крови..

***

В наши дни его образ жизни мало изменился. Те же путешествия, те же встречи, та же Триада, не отстающая с просьбой стать одним из её членов. Вообще, за то самое шоу с огоньком его запомнили. Он частенько вытаскивал вампиров из опасных приключений, найденных на бессмертные задницы. А сейчас..
Пару веков назад в той самой Франции он приметил молоденькую вампиршу, которая буквально испепелила одного священника, окропившего «нечистой кровью» свой храм. Зрелище было не из приятных, и порой он сам хотел его прирезать..да не срослось, ибо Александр не особо любил убивать – еще с тех давних времён Греции. Хотя, свою учительницу он не то чтобы убил – он сбежал, забрав её амулет, дающий ей некие сверхъестественные силы, необычные даже для вампиров. Но этот амулет у него был отобран, и владелицей являлась.. Сами додумаете.
Поэтому Алекс терпеливо дожидался, пока дама соизволит прийти в свою читальную комнату, а сам до тех пор перечитывал томик Гюго. Поморщившись, он вспомнил бойкого и веселого Виктора, с которым частенько виделся на улицах Франции. Невольно ощутишь, насколько ты стар, после вот таких эпизодов..
Высокомерный истерик number three ©.
Девушка подошла к небольшому столику, расположившемуся перед зеркалом, и стянула длинные серебристые пряди в высокий хвост, а после расслабленно вышла из комнаты. Но тут же замерла в напряженной позе и резко втянула в себя воздух. Ее обитель кто-то посетил. Причем кто-то совершенно бесшумный. И это заставило Миланту прислушаться. Вампиры обладают отменным слухом, но даже сейчас светловолосая ничего подозрительного не услышала. Значит, некто не хочет, чтобы его обнаружили заранее. К сожалению, девушка была не настолько опытной в посторонней магии, чтобы сходу определить, где находится недоброжелатель (а в последнем бессмертная не сомневалась, ибо тот, кто бесшумно проникает в чужой дом, по определению не может быть другом), но она не сомневалась, что кто-то еще, не считая ее самой, находится в особняке. А даже если предположить невероятное и подумать, что это смертный забрел нечаянно в ее дом (нечаянно... в дом на отшибе... не позвонив в дверь...), то Мила быстро разъяснит человеку, что так поступать нехорошо. Разумеется, убивать его она не станет - но если это и человек, то оно и к лучшему: вампирша была несколько голодна. Так или иначе, но светловолосая сконцентрировалась и тут же почувствовала ответную щекотку в кончиках пальцев - теперь в любую секунду она готова ударить магией.
Ступая совершенно бесшумно, Миланта обошла весь дом, заглянула и на кухню, и в гостиную, и в спальню, и снова в кабинет, даже в ванную - нигде никого не обнаружила. Но не может же такого быть, чтобы ей просто показалось? Интуиция у вампиров развита хорошо, как и инстинкт самосохранения. И сейчас все это даже не шептало - кричало: берегись! Наверное, на простого смертного Мила бы так не реагировала. По-прежнему концентрируя силу в пальцах, бессмертная вышла в гостиную и тут увидела... его. Слова сами сорвались с губ.
- Я могу вам чем-нибудь... помочь... - На последнем слове взгляд девушки заледенел, внимательно следя за молодым черноволосым парнем, а по пальцам пробежали маленькие искорки молнии. Как учил ее наставник: если противник сильнее тебя, застань его врасплох и беги. Некогда это спало жизнь и самому Виктору, но, увы, не спасло его вновь... Вампирша чувствовала себя новорожденным щенком против огромного волкодава, хотя парень был всего на полголовы ее выше и сверкал разноцветными глазами. Но вот аура... Никакой это не смертный - а опасный, смертоносный хищник. Примерное ощущение опасности исходило от вампиров Триады, но Миланта в свое время прекрасно познакомилась с ними, и с тех пор они не менялись. Этот - не один из них. Однако кажется, что этот бессмертный либо ненамного слабее Триады, либо на уровне... Да кто же он?!
Заполошно вспомнив кое-что, Мила тут же закрыла доступ к своим мыслям, настороженно следя за действиями вампира, который пока, собственно, ничего и не предпринимал - лишь заинтересованно разглядывал девушку. Будто она незаконно вторглась в его дом, а не наоборот. Чуть фыркнув своим глупым мыслям, светловолосая сделала крошечный шаг назад, становясь за спинкой дивана, будто надеясь, что при атаке вышеозначенный предмет мебели защитит ее. Защитить не защитит, но задержать на одну-две секунды сможет, а это в бою бесценное время. И о чем только вампирша думает... Вздумала тягаться силами с этим опасным противником, ха! Лицо почему-то показалось ей знакомым, но сейчас светловолосая не стала сосредотачивать на деталях внимание: не до того, когда перед тобой вампир, живущий на земле явно на десяток тысячелетий поболее тебя самого...
- Что вам нужно? - тихо спросила девушка, сжимая одну руку в кулак. От локтя и до кисти зазмеилась тонкая разветвленная молния, но тут же пропала. Чего скрывать, Миланта была ошеломлена. Не напугана, но порядком встревожена. Что этот вампир делает у нее в доме? Явно же не ошибся дорогой и не туда забрел. Вестимо, ему от нее что-то нужно. Но вот что - девушка даже предполагать не хотела.
Поживем - увидим, как гласит знаменитая поговорка. Что самое интересное, гость даже не пытался скрыть свои мысли, а в его глазах то и дело скользили смешинки. Он насмехается над ней? Девушка нахмурилась. Да что он о себе возомнил?
Однако не только по возрасту Миланта была моложе внезапного посетителя ее скромной обители. Ее тело остановилось на двадцатиоднолетней отметке и перестало стареть. Именно в 21 год девушка с необычным цветом волос и яркими выразительными глазами была обращена. А ровно через пять лет ее наставник Виктор погиб... Как же она ненавидела церковь.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Он неторопливо читал книжицу, первую из попавших в его руки. Её название, как и автора, он не запоминал, да и не смотрел почти. За всю жизнь он перечитал множество книг, обучаясь у лирических героев. Пускай они не были вампирами, и для большинства "кровососов" учиться у еды означало бесповоротное унижение - Алекс не прекращал, и ни на секунду не усомневался в правильности своих решений. А перечить ему не смели - весь мир знал о Лондонском пожаре.. Думаете, это была случайность? Да просто католики в то время сильно шалили, и был там один слишком уж ретивый и неугомонный.. Вот бывший спартанец и решил показать ему, что лучше не лезть к тем, кто сильнее.. На церковного служителя это подействовало неплохо - во всяком случае, когда его, потного и красного, вытащили из под кровати в келье, он жутко заикался. Александр даже приходил класть цветочки на его могилу..
Оторвавшись от собсвенных мыслей, вампир наконец поднял глаза и ждал пару секунд, пока в помещение не зашла девушка. Её голос едва заметно, но дрожал - он чувствовал это, как и то, что она поспешно прикрыла поток мыслей в своей голове.. На это он лишь улыбнулся, хотя походило больше на саркастичную усмешку. Все вампиры делали так, когда ощущали его. Он же свои мысли не стал закрывать, ибо - что ему скрывать? Да, Александр слыл открытой душой..
- Простите, что без стука.. - мысленный смешок пробежал в его мозгу, когда дама отступила за прекрасной работы диван, видимо, надеясь задержать посетителя, а потом улизнуть.
Напрасно, милочка.. Сколько раз меня пытались остановить, привлечь к суду, убить - и не только так называемые "охотники" на вампиров, но ещё и свои, отчаявшиеся души, которых он не трогал - и сколько раз я просто, но без наслаждения, как думало подавляющее большинство, отрывал их связь с чудесным и живым миром..
Какая-то малая часть секунды - Александр уже за её спиной, в буквальном метре. Он встал, засунув руки в карманы, а в одном глазу появилось пламя. Не то, что играет в глазах или на губах, нет. Это было живое пламя, играющее оттенками красного и жёлтого цветов. Оно становилось ярче, словно гипнотизируя девушку. Протянулась долгая минута - и огонь отпустил её душу, убравшись обратно на покой. Вампир же вкрадчиво и без угрозы продолжил:
- Я думаю, вы понимаете, что будет. Однако, должен заверить, то мне это действо будет вполне неприятно, поэтому позвольте мне не убивать вас, - он оказался на диване, закинув ногу на ногу и сложив руки на груди.
- Не бойтесь. Триада здесь не причём, как не причём и всё остальное сообщество наших кровососиков. Я здесь по своему мимолётному желанию.
Он не смотрел на девушку, но знал: она в ступоре. Как знал и то, что она его слышит и понимает, а потому, был спокоен. К тому же, попробуй она его убить - её ждал бы приятнейший сюрприз.
- Ваш учитель. Виктор. Мне нужен он. Ибо он украл у меня кое-что важное для меня.. И видимо, передал вам.
Высокомерный истерик number three ©.
- Простите, что без стука... - подал голос вампир, с легкой усмешкой наблюдая, как девушка отошла за диван. Ну да, ему-то что, он живет на этой бренной земле порядка десяти тысяч лет, насколько Миланта судила по своим ощущениям, у него силы через край. А вот опасения бессмертной были вполне обоснованными. Вампиры, прожившие столько тысячелетий на земле, обычно теряют все нормы морали и могут совершенно "нечаянно" убить, чуть-чуть не рассчитав удара. По сравнению со своими "сверстниками", Мила была сильна и даже лично общалась с Триадой, в то время как даже вампиры чуть постарше не могли об этом и мечтать. Но не более того. Против такого монстра, что сейчас беззаконно и безнаказанно вторгся в ее особняк, ей не выстоять и минуты. И самое главное - что ему понадобилось?
- Ни разу не поверю, что вам действительно требуется мое прощение, - хмыкнула светловолосая. Дерзит? Возможно. Но она не любила, когда нарушают ее личное пространство. Однако на этот раз все было не так и просто.
Девушка позорно пропустила момент перемещения. Миг - и вампир уже за ее спиной. Миланта, вздрогнув, резко развернулась, волосы, стянутые в высокий хвост, разрезали воздух, и тут же молния окутала ее тело, оберегая от возможной атаки. Клыки, обычно спрятанные, чтобы смертные ничего не заметили, быстро выдвинулись, и девушка приглушенно зарычала, настороженно наблюдая за бессмертным. Который пока, что удивительно, ничего не предпринимал, лишь смотрел на нее, а в одном его глазу плясало самое настоящее пламя. "Значит, его сила - огонь", - мельком и уже автоматически отметила Миланта. Для нее это особой роли не играло, так как, если бы вампир захотел, девушка была бы уже мертва. Достаточно вспомнить его чудовищную скорость. Чем дольше живет бессмертный, тем скорее повышаются внутренние ресурсы его тела. Похоже, Мила не ошиблась и парень действительно жил на земле очень долго. Так долго, что теперь его скорость стала просто запредельной даже для вампира. И это очень плохо. Для ученицы Виктора, разумеется.
- Я думаю, вы понимаете, что будет. Однако, должен заверить, то мне это действо будет вполне неприятно, поэтому позвольте мне не убивать вас, - вкрадчиво заметил парень, не угрожая, но будто предупреждая и советуя не совершать глупостей. Вампирша обнажила клыки. "Лжец", - отчетливо передала она вампиру свою полуоформленную мысль. Наверняка он только и ждет, как девушка переступит границу, прочерченную им же у него в голове. Или, получив желаемое, убьет ее, даже не прибегая к своей магии. Если скорость его так сильно развита, значит, и силы хватает. Наверняка вырвать дерево с корнями из земли не составит труда. А с такой силой можно одним ударом снести голову с плеч. Девушка униженно почувствовала себя слабачкой, и это ощущение ей совершенно не нравилось. Но поделать она ничего не могла.
Тем временем вампир был уже на диване, и снова это действие ускользнуло от ее глаз, хотя реакция у светловолосой была более чем хорошая. Но в этот раз, похоже, она ее не спасет, если вампиру надоест играться.
- Не бойтесь. Триада здесь не причём, как не причём и всё остальное сообщество наших кровососиков. Я здесь по своему мимолётному желанию, - продолжал незнакомец. "Кровососиков", - мысленно хмыкнула Мила. Вот даже как. Самомнение вампира превозносило его над другими и позволяло ему отзываться о них как о "кровососиках". А он тогда кто, если не один из них? Слишком высокого мнения о себе. Девушка окончательно разочаровалась в собеседнике, и ее губы исказила чуть презрительная усмешка, которую, впрочем, вампир не заметил.
Вампирша, разумеется, не торопилась пока нападать, но и не собиралась терять бдительность. Она не враг себе. Нападет - вмиг лишится жизни. Попытается уйти, пока "великий и ужасный" не закончил с ней, жалким кровососиком, разговор - аналогично. Расслабится и будет вести себя как ни в чем не бывало - ну это уж совсем глупо. Фривольно закинув ногу на ногу и скрестив руки на груди, что окончательно раздражило Миланту, парень продолжил:
- Ваш учитель. Виктор. Мне нужен он. Ибо он украл у меня кое-что важное для меня.. И видимо, передал вам.
Тут бессмертная, кажется, на секунду перестала контролировать себя от ярости, резинка порвалась, и волосы свободным водопадом взметнулись вверх, а глаза заволокло надвигающейся грозой. С ее пальца сорвалась крохотная шаровая молния, которая угодила в ножку дивана, и вампир с грохотом слетел на пол. Мила сделала шаг навстречу наглецу:
- Мой учитель давно как мертв. Сожалею, если вам об этом не сообщили. И он ничего мне не передавал. Теперь же я попрошу покинуть мой дом.
Она была прекрасна в своей ярости и ужасна одновременно. И больше не боялась. Ее страх заменился всепоглощающей волной ненависти. Она никому не позволит отзываться об ее учителе столь надменно и пренебрежительно. И светловолосая сказала правду. Виктор ничего ей не передавал. Единственный ей подарок от него - небольшой кулон странной формы, на данный момент покоящийся на груди девушки. Металлические пластинки неплотно прилегали друг к другу и будто окутывали собой небольшой перламутровый камень круглой формы. Кулон как-то странно реагировал на силу Миланты и всегда играл всеми цветами радуги. И единственное, что сказал тогда ей учитель, ничего не объясняя: "Никогда не снимай его и не позволяй никому прикоснуться к тебе без твоего разрешения. Тогда амулет никто не заберет". Слова были странными, но Мила поступила ровно так, как и говорил наставник. Она не знала, что за сила таится в этом кулоне, раз появлялись иногда и другие охотники за камнем, но никто против ее воли не смог его забрать. Поэтому вампирша была спокойна. Этот вампир, каким бы сильным он ни был, не вырвет из девушки разрешения добровольно забрать кулон. Это - последняя ниточка, ведущая к погибшему наставнику. Сейчас кулон, спрятанный под одеждой, тепло отреагировал на ярость девушки и, похоже, хозяйки данного камня, металлические пластинки чуть нагрелись. Незнакомец не видел камня, мирно лежащего в ложбинке между грудями. Так как вырез на майке был практически спартанским и не давал никакого простора воображению.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Девушка боялась - это было на лицо, как в той самой книге, открытой на неизвестной странице.
- Поверьте, мадмуазель, если я сказал - то так и есть. В Спарте обучали правде, пусть сейчас это и неизвестно, - он говорил спокойным голосом, без тени иронии. Его глаза не бегали - он смотрел в её глаза. Спокойный, текучий взгляд юной особы, по вампирским меркам естественно, словно манил, просил окунуться в их воды безмятежности.. Но вместе с тем и грозил шипами, как прекрасная роза с шёлковыми лепестками и острейшими иголками.
Оказавшись за её спиной, вампир лишь цокнул языком. Он знал, что в ней скрыта стихия - многие новообращённые подсознательно склонялись к стихийной магии, игнорируя другие, не менее интересные аспекты. Оставалось лишь дать вампирше небольшой повод для атаки или защиты, своего рода провокацию. Ожидание окупилось: за считаные мгновения её тело было покрыто сеткой небольших ярких молний. Надёжная защита и отличное средство нападения. Моргнув, Алекс улыбнулся ей. Нет, фальши здесь не было - лишь теплота, на которую способны только древние. Он снова читал её: вот она увидела огонь, вот она слепо решает, что это его стихия, и на большее, чем огненная магия, он не способен. Он не думал об этом - мысли были открыты, а ей лишние тайны были ни к чему, всё это было на уровне чувств, которых, опять же, молодняк, прочесть не смог бы.
Однако, то, что девушка передала ему с мыслями, заставило его лицо покраснеть, причём не в лучшем смысле. Это была реальная злость. Неужели он сейчас реально давал понять, что лжёт? В современном мире, видимо, все эти старые ценности были лишь словами. Требовались действия, только они и были в почёте. А раз так..
Но после того, как он сел, сразу появилось чувство уловки. И верно: ножка дивана заботливо подломилась, мебель рухнула. Но, к великому сожалению дамы, Александр спокойненько висел в воздухе, смотря в стену напротив. Мысли, опять же, были совершенно открыты и свободны - вот только прочитать их было нельзя - там не было ничего. Абсолютная пустота, если не считать древнегреческой считалочки, но это было лишь привычкой с тех веков.
Оказавшись у той самой стены, что он сверлил взглядом, Алекс повернулся к девушке. Его лицо буквально пылало, а глаза сузились, сверкая злобой и уязвлённой гордостью. Рука сама вытащила небольшой кинжал.
- Вы думаете, я лжец? Что же, давайте поспорим. Этот кинжал отлит из чистейшего.. - он сверкнул глазами.
- Серебра.
Да-да, еще одна малая деталь. Вампиры люто ненавидели этот металл. Он не мог убить, но вот сделать кое-что покруче - легче лёгкого. Перекинув оружие в руке так, чтобы лезвие было снизу, он поднял руку на уровень груди.
- Так вот. Сейчас вы убедитесь, что я не лгу.
Быстрым движением руки он вогнал нож в середину сердца.

***

Боли не было. Кровотечение, бульканье крови, отчаянные попытки органа восстановить работу - всё это длилось долгие несколько минут. Александр упал на колени и закашлялся кровью. Да, показуха - но показуха честная и направленная на восстановление чести. Спартанцы всегда учили: "Если у тебя есть сила, но нет чести - ты никто." Вот и сейчас, восстановление чести было долгом далёкой родине, далёким учителям. И родителям.
Он помнил их. Помнил мать, которая так радовалась стремлению сына стать воином, всегда кормила его и собирала, пусть это и было запрещено. Он хорошо помнил отцовские советы и его необычайную нежность, пусть на людях он никогда её не проявлял.
А самым ярким воспоминанием был меч отца. Он был выкован лучшими мастерами и всегда передавался сильнейшему в роду. Сейчас меч с отцом, в могиле, вырытой его малым сыном. Отец умер на войне с персами, мать убили вампиры. Сиротой он был еще несколько лет, после чего стал таким..

***

Снова восстановилось дыхание. Ритм снова обрёл чёткость. Тело привыкло, однако было одно "но". Лезвие находилось точно в сердце старика. Рукоятка была оплавлена, рана затягивалась очень медленно. А главное - исчезли все силы. Даже скорость.
Медленно поднявшись, он сунул руки в карманы, устало смотря на девушку. Ему было плевать на смерть, плевать на всё. Он стоял и смотрел ей в глаза, после чего сказал.
- Можешь убивать, я буду не опасен еще полчаса. Однако потом подумай, кто из нас лжец.
Само собой, он чувствовал его. Амулет. Он был всё время на шее этой девушки, в ложбине её груди. И амулет тянулся к полноправному хозяину, чувствуя его мощь и силу. Но теперь он успокоился, ведь силы были в минусе. Пока что.
Самой большой проблемой было даже не нежелание дамы его отдавать. А кое-что надвигавшееся. Большое, сильное, и норовившее прибыть в течении двух трёх часов. А значит, вскоре нужно сматывать удочки и доигрывать прелюдию.
Высокомерный истерик number three ©.
- Поверьте, мадмуазель, если я сказал - то так и есть. В Спарте обучали правде, пусть сейчас это и неизвестно, - вежливо отозвался вампир. Но у девушки были несколько другие понятия на этот счет.
- Сомневаюсь, что правда была только в древней Греции, Ἁλέξανδρος, - по-гречески произнесла девушка имя парня, которое она прочитала в его мыслях. Она увлекалась древними языками и изучала также и древнегреческий. И вот перед ней настоящий носитель этого языка. Казалось бы - удача. Вполне возможно, только если эта встреча не перерастет в откровенную вражду. - Я знаю, что такое правда, и нисколько не сомневаюсь, что вы были воспитаны в лучших традициях спартанцев. Но сомнительно, что древний вампир вроде вас не желает убить ненужный молодняк, отравляющий расу бессмертных - так, кажется, говорят некоторые из Триады.
К сожалению, расчет девушки не оправдался - вампир не рухнул с дивана, как она рассчитывала, а левитировал в воздухе, причем без всяких трудностей, и смотрел в противоположную стену. Миланта расстроенно цыкнула - удивлена она не была, ведь ни разу не забывала, что перед ней один из древнейших вампиров, а их ресурсы тела можно считать почти бесконечными. Значит, они могут спокойно и летать, и прыгать со скал, и топиться, не боясь при этом реальной смерти. Но то, что незнакомец не упал, означало лишь одно: подловить его ей не удастся. И что теперь делать?
Оказавшись у противоположной стены, Александр обернулся к девушке, и Мила напряглась: его глаза сузились, а лицо раскраснелось. Но в то же время она испытывала короткое удовлетворение - ей удалось его задеть. Может, теперь он скажет, что привело его к ней? Иначе, если вампир решит ее убить, он это сделает даже не задумываясь. Поэтому стоит быть осторожнее. Наверняка из-за резких слов и действий вампирша потеряла несколько очков в его глазах.
- Вы думаете, я лжец? - почти прошипел парень, вытаскивая параллельно кинжал. Бессмертная напряглась: решил все-таки атаковать? - Что же, давайте поспорим. Этот кинжал отлит из чистейшего... серебра.
Уж это светловолосая поняла сразу, иначе бы какой-то другой металл просто не сработал. Та же сталь - пытались как-то девушку убить с помощью стального кола, тогда этот человек из-за своей же "игрушки" недосчитался пары пальцев. Отогнав неприятные и кровавые воспоминания, Миланта сосредоточилась на происходящем. Не стоит отвлекаться, мало ли, что задумал вампир.
Но... ему удалось удивить ученицу Виктора. Она была уверена, что сейчас гость попытается пробить серебром ее защиту из молний - удачи ему в этом нелегком деле, однако... Вместо этого он воткнул нож себе в сердце.
- Что за?..
Александр закашлялся кровью и упал на колени. Рукоятка кинжала оплавилась в груди бессмертного и выглядела теперь просто жалко. А Мила, замерев, ошеломленно наблюдала за происходящими метаморфозами. Молодой парень стремительно старел. Волосы вмиг окрасились сединой, кожа дряхлела и сжималась в многочисленные морщинки, избороздившие лицо. А в глазах была пустота. Вампир не умирал, это девушка знала наверняка. И она уже имела возможность убедиться, что сила Александра велика, но чтобы настолько... Ясно. Заметка на будущее, если оно у нее будет: с Триадой лучше не ссориться - этих жмуриков просто не убить. По крайней мере серебром, а если проверять остальные методы "на живую", то быстрее сам лишишься головы.
Прошло несколько томительных минут, прежде чем сердце восстановило свой ритм, сейчас немного сбившийся. А еще Миланта с удивлением поняла, что долгая регенерация выпила все силы парня. Она могла его убить, но как тогда она посмотрит себе в глаза? Как будет жить с этим? Беззащитных она не убивала, если не пытались убить ее, - вот ее принцип. И сейчас Мила стояла перед мучительным выбором: что ей делать? А вдруг это часть хорошо спланированного спектакля и стоит ей погасить свою силу, как тут же случится что-то страшное? Проверять светловолосой жуть как не хотелось, но, с другой стороны, так она чувствовала себя просто неловко. Тяжело вздохнув, вампирша погасила свою силу, и платиновые пряди вновь рассыпались по спине. Парень (старик?) же привычно сунул руки в карманы и устало взглянул на девушку пустыми глазами, которые все больше пугали ее.
- Можешь убивать, я буду не опасен еще полчаса. Однако потом подумай, кто из нас лжец.
- К чему все это было? - поинтересовалась девушка. Сейчас она просто не понимала мотивов вампира. - Какие цели вы преследуете? Пытались что-то доказать? И скажите однозначно, что вам от меня понадобилось.
Озарение пришло мгновенно, хотя светловолосая и надеялась, что ошибается.
- Уж не это ли? - Она подцепила тонкую цепочку кулона и вытащила его поверх одежды, наблюдая за реакцией вампира. - Не знаю, какая сила таится в этом амулете, но его подарил мне мой наставник. И это было последнее, что он сделал в своей жизни, а после его убили священники, то ли в назидание остальным, то ли просто для показухи испепелив его на солнце. Поэтому единственную памятную вещь о моем учителе я отдавать не намерена.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Услышав родной язык, пусть даже одно слово - он словно ожил. Давно уже он не слышал этого произношения, этих букв. Но говорить на нём сейчас не хотел. Он знал многие языки, но, в основном, общался на общедоступных: английском, русском, французском. Поэтому, лишь улыбнувшись, он сделал небольшой поклон девушке.
- Не имел чести прочесть ваше имя, - он хмыкнул, слушая слова юной вампиршы. Это было действительно забавно. Каждый вампир, проживший пусть даже две тысячи лет, всё равно верил в то, что древние вампиры - самы страшные, самые дикие и самые ненасытные. Но..
- Спарта была великой державой. И поверьте - говорить только правду нас учили с младенчества. А про очистку - вы не правы. Я чту любую жизнь, пусть даже посмертную. Убийство - не мой конёк.
Услышав о Триаде, он даже поморщился. Воспоминания, связанные с этой кучкой идиотов рода вампирского, вызывали одновременную смесь жалости и мерзости, приправленную острым негативом. Пусть его и приглашали вступить в их ряды - Алекс всегда предпочитал держать с ними дистанцию.
- Триаде нужна лишь власть над всеми, которой они достигнут, лишь убив меня и ещё пару наших братьев, - он произнёс это небрежно. Убить вампира втайне было нельзя - лишь прилюдно, расчленив на останки и выкинув всё месиво в костёр. Веселенькое было занятие, особенно для людишек века четыре назад..
Старость никогда не была весёлой штукой. Маразм, радикулит, морщины - всё это говорило о приближении срока кончины. Однако Александр, пусть и постарел телом, но вёл себя абсолютно также. Только глаза стали пусты, но это уж особенности никак не души, а скорее того, что пигмент за такое долгое биологическое время жизни просто растворился.
Стоя и ожидая удара, мужчина зевнул. Происходящее ни забавляло, ни пугало. Одно он знал - завершить дело нужно быстрее, чем домишко будет разрушен нежданными и крайне неприятными гостями. Пусть он пока больше не чувствовал их передвижения, внутренние часы его тикали.
- Всё это - доказательство того, что я не враг. Мне нужен лишь.. - он осёкся, увидев то, что искал. Глаза погрустнели. Он помнил каждую мелочь из жизни, каждого человека, с кем заговаривал даже мельком. Но виной всему был именно этот амулет.
- Памятная вещь?.. - его голос был очень тихим. Глаз не было видно: на верхнюю половину лица упала тень.
- Вы - не первая его владелица.. Он принадлежал древнему роду, последняя представительница которого была убита.. Убита мной. Ваш учитель.. Тот, о ком вы хотите сохранить память.. Вы знаете, зачем он его украл?! И кто.. Кто был его владельцем, ждавшим, пока истечёт срок, после которого его можно будет уничтожить?!..
Высокомерный истерик number three ©.
Услышав древнегреческий диалект, парень мгновенно встрепенулся, а в глазах на секунду зажегся огонь жизни. Но лишь на секунду, после чего так же быстро пропал. И Миланта уже не была уверена, что ей это не показалось. Она чуть нахмурилась, до сих пор не зная, чего ожидать от неожиданного визитера. Нападет ли он? И зачем, зачем он к ней пришел? Девушке нечего ему предложить. А талисман, она знала точно, не отдаст ни за что. Даже если Виктор в свое время нагло обманул ее. Но нет, разве можно так думать? Ее наставник бы никогда так не поступил. Вампирша чуть оторопела, когда Александр, легко улыбнувшись, поклонился ей.
- Не имел чести прочесть ваше имя, - негромко хмыкнул он. Закончив свою речь, светловолосая чуть помедлила, не зная, стоит ли доверять ему свое имя. Ходят мистические легенды, будто истинные имена, данные при рождении, имеют сверхъестественную власть над человеком. Ну и не-человеком тоже. С другой стороны - Мила знает имя бессмертного. Пожалуй, не случится ничего страшного, если она откроет ему свое имя.
- Миланта, - все же ответила зеленоглазая, вопреки привычке, не переходя на древнегреческий, хотя именно на этом языке стоило произносить ее имя. Ведь ее имя в переводе с эллинского означает "лунный цветок". Да и волосы подходящего цвета.
- Спарта была великой державой. И поверьте - говорить только правду нас учили с младенчества. А про очистку - вы не правы. Я чту любую жизнь, пусть даже посмертную. Убийство - не мой конёк, - продолжал вампир, внимательно наблюдая за собеседницей. Под этим немигающим взглядом разноцветных глаз бессмертная чуть поежилась.
- Слишком подозрительно это звучит, - пожала плечами Миланта. - Но я попробую вам поверить.
Откровенно говоря, хотелось выпроводить Александра и снять напряжение. Мила чувствовала, что ее плечи напряжены, а спина вытянута словно по струнке. Будто что-то должно произойти... Вампиршу мучило плохое предчувствие, а капелька холодного пота обожгла разгоряченную кожу спины. Против воли светловолосая отвела взгляд от собеседника и посмотрела в потолок, прислушавшись. Что-то плохое произойдет, это точно. И вопрос еще, чью сторону примет Александр. Если, конечно, это что движется по душу Милы. Хотя наверняка он не станет ей помогать - к чему? А светловолосая не унизится до просьбы о помощи.
- Триаде нужна лишь власть над всеми, которой они достигнут, лишь убив меня и ещё пару наших братьев, - добавил парень, и ученица Виктора нетерпеливо повела плечом, словно прося прекратить. Ей наскучил разговор о Триаде, ни к чему не ведущий. Больше занимало ее сейчас одно: что нужно вампиру, как остаться живой после отказа и откуда это нехорошее предчувствие, жгущее кожу.
Александр по-прежнему выглядел абсолютным стариком, и Миланта мысленно прикинула, сколько времени прошло с его регенерации и когда ей ожидать возвращения сил бессмертного. Возможно, сейчас мощь его и покинула (хотя с таким же успехом гость мог слукавить, не солгав при этом), но что будет потом? От обилия вопросов девушка почувствовала приближающуюся мигрень и тяжело вздохнула. Собственно, этого только ей и не хватало для полного букета приятных событий, внезапно свалившихся на нее подобно снегу на голову.
- Всё это - доказательство того, что я не враг. Мне нужен лишь.. - начал Александр, и, к огромному сожалению, Мила поняла, что не ошиблась в своих догадках. Ему нужен именно амулет. Тогда он сорвет его только с мертвого тела. А у мертвеца не вырвать согласия на снятие камня. - Памятная вещь?.. - внимательно рассматривая кулон, переспросил вампир, дождавшись кивка. Взгляд его потемнел, на верхнюю часть лица упала тень, отчего разноцветные глаза будто сильнее сверкнули. - Вы - не первая его владелица.. - начал объяснять древний, но Мила перебила:
- Я в курсе. Этот камень пожрал много душ. Но это не имеет значения, - однако гость ее, похоже, даже не услышал, продолжив вещать:
- Он принадлежал древнему роду, последняя представительница которого была убита.. Убита мной. Ваш учитель.. Тот, о ком вы хотите сохранить память.. Вы знаете, зачем он его украл?! И кто.. Кто был его владельцем, ждавшим, пока истечёт срок, после которого его можно будет уничтожить?!..
Долго над ответом светловолосая не думала.
- Понятия не имею, зачем Виктор украл у вас амулет. - Догадаться, что именно Александр был бывшим владельцем, не составило особого труда. - Но, видимо, для этого были особые причины. И повторюсь: как бы то ни было, отдавать амулет я не намерена. Камень признал меня и не пытается убить - это все, что имеет значение.
Было ли страшно девушке? Немного. И она не привыкла быть такой дерзкой и холодной, но непростая жизнь вампира давно научила не доверять никому, кроме себя, да и себе через раз. Кто знает, кто и когда внезапно решит воткнуть нож в спину? Или кол в сердце, что более символично. Поэтому, несмотря ни на что, Мила оставалась настороже. Как же отреагирует Александр? И какая угроза, черт возьми, нависла над ее домом? На эти вопросы пока не было ответа.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Он вздохнул и прикрыл глаза. Силы начинали восстанавливаться, а следовательно, с каждой секундой его тело отдавало "года", давая клеткам самовосстанавливаться. Он снова упал на колени - в этот раз он быстро переместился к участку пола, который был самым чистым и освобождённым от вещей и наклонился, кашляя и выплёвывая чёрную едкую субстанцию изо рта. Плавленое серебро - не шуточки, каждый вампир-идиот, который попытается провернуть такой же трюк ради, скажем, симпатичной дамочки-вамп, помрёт на месте, захлебнувшись. Но..
Александр не был дураком-показушником. Зная, что он делает, вампир буквально вычёрпывал раскалённый металл из тела, который лился на пол и застывал в причудливых фигурах. Это было действительно красиво, но оценить могли лишь натуры не покончившие с человечностью до конца.

***

Чувства снова обострились. Он слышал её имя, слышал каждое её слово, пока бился в смертельной борьбе с железом. Встав, он снова вдохнул. Мда, видок был ещё тот: кровь, порезы, шрамы - к слову, шрамы не всегда затягивались на вампирьем теле. Зависело от условий их нанесения.
- Веская причина? Он жаждал силы и власти, дорогая. Поверь старику, видевшему мир. За этим амулетом - война. Постоянная, непрерывная война, - он отвернулся и подошёл к окну, жадно вдыхая носом воздух с улиц.
- Они близки к цели как никогда до этого.. - оказавшись в мгновении ока рядом с девушкой он помедлил на секунду, подхватывая даму на руки. Мысли свои он так и не закрыл, поэтому все извинения за бестактность и невежество она легко могла прочитать.. Или с размаху вдарить ему по лицу каблуком - Алекс бы даже стараться уворачиваться не стал. Но обстоятельства были выше
Не хочет по-хорошему - будем как всегда..
На тридцать секунд он застыл. В глазах.. Для девушки это мог быть шок: его лицо покрывалось сеточкой молнии, воды, камня и огня. Также была небольшая сеточка ветра, но ее она могла лишь чувствовать. Покрыв голову, оно распространилось по всему телу вампира, а так же на дамочку в его руках.
Снаружи происходило невообразимое. Пять стихий создавали стены вокруг особняка, самой первой был земляной вал, затем электрозабор из чистых молний, после - стена огня, воздушная преграда и водный барьер. Сам Александр стал перемещаться за стену, кратко произнеся:
- Это защитит твой дом в отсутствие хозяйки. А нам пора.. Время есть, но его не так и много.
После чего он понёсся вперед, ожидая вопросов, расспросов и моральных психологических неуравновешенных вспышек гнева молодой вампирши.
Высокомерный истерик number three ©.
К своему стыду, девушка снова позорно пропустила момент, когда вампир переместился в другую часть комнаты, где на полу не было ковра, и упал на колени. Милана завороженно смотрела, как его тело стремительно восстанавливалось, возвращая утерянные годы жизни. Волосы снова темнели, глаза из тусклых вновь начинали загадочно мерцать разными цветами, морщины исчезали, кожа подтягивалась и бледнела. Глубокий старик, бывший перед Милой пару минут назад, снова превратился в молодого спартанского парня. Дико звучало, разумеется, но так оно и было. И девушке против воли хотелось поговорить с Александром на его родном языке, ведь кто знает, когда еще представится такая возможность и представится ли вообще. Встретить носителя эллинского языка в современной жизни... Необъяснимо, как говорится, но факт. Однако просить об этом вампира светловолосая как-то робела. Да и не настолько хорошо началось их знакомство, чтобы рассчитывать на понимание. Ладно, это не так уж и важно теперь.
И все это время Александр извергал в гостиной серебро, попавшее в кровь и мгновенно растворившееся. Черные сгустки складывались в какие-то узоры, но бессмертной как-то претило наблюдать за тем, как малознакомый ей вампир "извергается" в ее доме. Это уже похоже на некоторую форму извращения... Хозяйка вежливо отвернулась, решив разобраться со всем этим позже, а амулет снова спрятался под одеждой, перестав завораживающе сверкать. Какая все-таки тайна связана с этим камнем и почему уже не первый вампир так рьяно за ним охотится? И снова ответов на эти вопросы не было. Когда же они появятся?

***

По внезапно вспыхнувшей в гостиной силе, от которой Миланта против воли вздрогнула, она поняла, что Александр полностью восстановился, и вновь повернулась лицом к незваному гостю. Однако не все его раны излечились. Кое-где были синяки, шрамы. Видимо, у бессмертного было весьма суровое "детство", а учитывая спартанское образование, все становится понятно. Мальчишек нещадно пороли, били и хлестали, воспитывая из них настоящих мужчин, и малейшее непослушание сурово каралось со всей строгостью закона. Зато если ты выдержал все эти суровые испытания, можешь сказать, что тебе ничто не страшно.
- Веская причина? Он жаждал силы и власти, дорогая. Поверь старику, видевшему мир. За этим амулетом - война. Постоянная, непрерывная война, - внезапно подал голос вампир, и девушка вздрогнула, отвлекшись от своих мыслей. Эти слова заставили Милу нахмуриться и сжать кулаки.
- Этого не может быть. Виктор был чутким и добрым вампиром, ему не нужна была власть. - Однако, несмотря на силу самоувещевания, особенно "прославленную" среди человеческой расы, голос бессмертной все же дрогнул. "А что если?.." - но светловолосая жестоко обрывала эту мысль на корню, не позволяя себе думать о Викторе плохо. Он ее наставник. Всегда им был. - Он спас мне жизнь, когда надежды уже не было. Думаете, я могла бы так ошибиться в существе, которого знала с молодых ногтей?
Тем временем вампир подошел к открытому окну и втянул затрепетавшими ноздрями воздух. Судя по его опасному блеску в глазах, надвигалось что-то действительно недоброе, но Мила ничего не ощущала. Вернее, она лишь чувствовала гнетущую атмосферу, но объяснить себе природу ее возникновения не могла.
- Они близки к цели как никогда до этого... - будто самому себе сообщил вскользь Александр, после чего, в мгновение ока оказавшись рядом с растерянной девушкой, подхватил ее на руки. От неожиданности, резко подлетев в воздух, Миланта тихо вскрикнула, а ее глаза потрясенно расширились. "Что он творит?! И кто такие "они"? Какие цели они преследуют? Что происходит?!" Вампир, по-прежнему оставляя открытыми свои мысли, учтиво перед зеленоглазой извинялся за свое недостойное поведение, но, похоже, время шуток прошло. Что происходило, вампирша не могла понять, так как внезапно к Александру потянулись все стихии сразу, ну и заодно к самой Миле. Сила проходила сквозь ее казавшееся хрупким тело, отчего волосы, как то бывало во время сильных эмоций, чуть приподнялись вверх, а кожа покрылась мурашками. Так вот она, мощь древнего вампира... Конечно, в теле светловолосой магия не задерживалась, но ощущения были неземными. Сила бурлила в доме и за его пределами, создавая вокруг защитные барьеры, а тело вампира покрылось тонкой пленкой огня, камня, молнии и воды. Чуждый ей ветер также присутствовал в этом тандеме, но его ученица Виктора лишь ощущала периферией сознания.
- Это защитит твой дом в отсутствие хозяйки. А нам пора.. Время есть, но его не так и много, - мимолетом заметил Александр, чем еще больше распалил интерес девушки.
- Да что происходит? - наконец выпалила она. - Что надвигается-то? И... я и сама могу идти. - Хотелось также спросить: "Почему вы помогаете мне?", но хозяйка дома с трудом удержала свое любопытство. Потом она это выяснит.
Она могла бы задать куда больше вопросов, и, судя по ощущениям, Александр уже морально подготовился к нескончаемым расспросам, что так присуще подавляющему большинству девушек, но Миланта пусть и не без труда, однако подавила рвущиеся наружу вопросы. Сейчас ее интересовало лишь то, что вообще творится и какого черта надвигается на ее дом буря. Вернее даже, на нее саму. Объявлена показательная охота на обособленно живущую вампиршу, которая не отметила и половину тысячелетия жизни на земле? Чудно.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Александр спокойно слушал девушку, утихомиривая боль, до сих пор гуляющую по телу. Двигаясь с неестественной даже для вампира, насосавшегося до отвала, скоростью, он вполне нормально чувствовал - даже дыхание не сбивалось. Годы тренировок и побегов, годы..
- С молодых когтей.. Сколько было вам, когда вы умерли? Мне вот почти исполнилось шестнадцать. И поверьте, свою "любимую" учительницу я тоже боготворил, а её силу - уважал и дико боялся. Однако, в то время нас было мало. В вампиров обращали ужасным способом, недостойным цивилизованного существа. Были пешки, и были пешки, считающие себя ферзями. Моя учительница такой и была, с её амулетиком, - он глазами указал на то, что скрывалось в ложбине между прекрасными и по человеческим, и по вампирским меркам грудями.
- В общем, я познал то, что должен был. И сбежал с этой штуковиной. А после того, как остался всего лишь месяц для того, чтобы силы кулона иссякли - появмлся он. Вы знали, что он - один из последователей учения Агаты? "Убей или опозорься" - такое правило прямо отдает самолюбием. Он украл то, что мне принадлежит, и сила снова восполняется. Скоро вы поймете, - он на секунду отвлёкся, запрыгивая на деревья. Они уже находились в италийских лесах.
- Способности скоро проявятся, а в вас возродится кое-что.. скажем, не слишком приятное - он закончил, продолжая бежать. Его мысли были вполне открыты, но он и не думал. Не о чем было. Всё как есть - скоро кое-кто с того света должен был о себе напомнить.
Высокомерный истерик number three ©.
Увы, девушку внаглую проигнорировали. Ее будто не услышали даже, что она и сама может идти и передвигаться. Собственно, Миланта по-прежнему находилась на руках Александра, который двигался с невероятной скоростью. Ей такой скорости и близко не развить. Давно бы уже болталась позади, хотя зачем вообще пришлось покинуть "отчий дом", она не поняла. Что мешало остаться там? С появлением этого вампира в ее жизни теперь действия разворачивались с такой же скоростью, с какой бессмертные сейчас передвигались, то есть ну очень быстро. И Мила только что поняла, что не взяла с собой из дома ничего, потому как не планировала уходить вообще. Деньги, карточки, одежда в конце концов - всего она лишилась в одно мгновение. И за это можно сказать спасибо Александру.
- С молодых когтей.. Сколько было вам, когда вы умерли? Мне вот почти исполнилось шестнадцать. И поверьте, свою "любимую" учительницу я тоже боготворил, а её силу - уважал и дико боялся. Однако, в то время нас было мало. В вампиров обращали ужасным способом, недостойным цивилизованного существа. Были пешки, и были пешки, считающие себя ферзями, - заговорил вампир, не снижая скорости. Мельком взглянув на его лицо, бессмертная заметить прочертившую лоб неглубокую морщину. Наверное, так быстро оправиться от попадания в сердце серебра даже такому древнему не справиться и нужно больше времени. А тут он уже снова использует резервы своего тела на полную, передвигаясь так стремительно, да еще и таща Миланту. Однако беспокоило девушку не это. Из этого небольшого рассказа она зацепилась за первую фразу, которая заставила ее напрячься и нахмуриться. Умерла?
- Я не умирала, - по-прежнему хмурясь, ответила вампирша. - Меня обратили, выкачав при укусе из тела всю кровь, отчего я впала в кому. Этого оказалось достаточно, и Виктор поделился со мной своей кровью. Он потом рассказывал, что мое обращение пошло неправильно, но не знаю, что в нем было не так. Никаких последствий я не ощущаю.
- Моя учительница такой и была, с её амулетиком, - досказал бессмертный, умудрившись выразительно заглянуть в декольте светловолосой. Последняя предупреждающе рыкнула, поправляя топ - нечего давать глазам вольность!
- В общем, я познал то, что должен был. И сбежал с этой штуковиной. А после того, как остался всего лишь месяц для того, чтобы силы кулона иссякли - появмлся он. Вы знали, что он - один из последователей учения Агаты? "Убей или опозорься" - такое правило прямо отдает самолюбием. Он украл то, что мне принадлежит, и сила снова восполняется. Скоро вы поймете.
- Не знаю, чьим последователем был Виктор - он мне о себе почти ничего не рассказывал. Но учил он меня не такому, - хмыкнула бессмертная. - Хотя, может, я просто не так поняла его культ, который он проповедовал - кто знает. Так или иначе, убиваю я лишь в крайней необходимости.
Александр на некоторое время замолчал, запрыгивая на деревья. Они двигались уже по густому лесу, и то и дело Миле приходилось уворачиваться от хлестких веток, намеревающихся достать по лицу, а в таком положении уклоняться было ой как неудобно.
- Способности скоро проявятся, а в вас возродится кое-что.. скажем, не слишком приятное, - вдруг заявил вампир, и вампирша поперхнулась, закашлявшись. "Что?!"
Она мгновенно соскочила с рук Александра, из-за чего чуть не упала, но скорость и реакция вампира перерывов не брали и помогли устоять на ногах, несмотря на огромную скорость передвижения. Сжав руку в кулак, отчего по ладони зазмеились тонкие молнии, Мила с силой ударила по коре ближайшего дерева, мгновенно раскалывая его на множество щепок. Но даже не обратила внимания на то, что из-за некоторых поцарапалась.
- Я не поняла... - обманчиво тихим шепотом проговорила девушка, склонив голову вниз, отчего длинные пряди бросили глубокие тени на ее лицо. - Кто во мне возродится?
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Мда.. С одной стороны, парню...если этого старика-вампира вообще можно было так называть - было жутко неловко. Пусть он и был воспитан в совершенно иных условиях, нежели эта прелестная дама с белоснежной кожей, но он прожил довольно долго в буржуазном обществе чтобы заразиться их манерами по отношению к женскому полу. И сейчас он явственно ощущал исходившее от ауры Милы недовольство и недоверие. Но чтобы убить двух кроликов одним пинком следовало забыть все манеры на определённый срок.
- А-а-а, новый способ. Наслышан. К этому приложили руки Трэвис и Энрей, они младше меня всего на пять сотен лет, плюс второй родился в Риме.. Он как раз начал разрушаться на основе экономического конфликта.. - что и сказать, когда участвуешь в истории, это захватывает. Создание крупиц времени, событий, неких случайностей, из которых складывается жизнь среднестатистического человека...
Рык дамочки заставил его глаза сосредоточиться на дороге. И правда.. Он позволил себе некую вольность, вампиры всё же имели влечение к противоположному полу. В этом они были подобны людям.
- Естественно он тебя такому не учил.. - да, явная насмешка в словах. Следовало быть помягче, но что делать - правду он знал как нельзя лучше. Алекс прекрасно знал, что Миланта никогда не поверит. Никогда. Слишком долго она была его ученицей. Детская привязанность, возможно на этой почве образовавшаяся влюблённость. Но не настоящее чувство.
В движении он обязательно прикрывал ее от веток. Боль ему была неинтересна, да и не было её почти. А вот ранить девушку ой как не следовало.
Резкая остановка ничуть его не смутила. Александр лёгким движением достал маленькую резную палочку, словно миниатюрная сигара. Щепки он также проигнорировал, хотя одна особо острая впилась-таки в руку.
- Слышала когда-нибудь о ламиях? Так вот, в этом кулончике их слёзы, буквально несколько капель. Если согреть их теплом вампира - ламия возродится в теле, как паразит. Вместе с тем, это можно назвать древней системой жизнеобеспечения. Вампир с этим кулоном будет непобедим.. некоторое время, около трех-четырех веков, пять - самая крыша. Но потом ламия возродится, и будет подчинена обуздавшему её. А тело перестанет существовать. Вот почему я вынес тебя - Триаде нужен кулон, нужно это треклятое чудище чтобы меня подчинить, а точнее - мои силёнки, и срок подошёл. Странные они, да? Я некомпетентный, странный, идиот в придачу. Но такие дела. Поэтому я бы не советовал слишком напрягаться, может тебя уже пожирают? Одно ясно точно - скоро будешь могущественной. - он присвистнул, ожидая женской реакции - крики, слёзы и трёхслойный мат.
Высокомерный истерик number three ©.
Александр, услышав про обращение Миланты, начал что-то рассказывать, но девушка не стала особо вникать. Такие подробности ей были ни к чему, поэтому во время ответа она полностью сосредоточилась на дороге, иногда бросая несколько укоризненные взгляды на вампира. Из-за него она лишилась всего в одночасье. А если то, что говорил новый знакомый, - правда, то скоро вампирша, вполне возможно, потеряет и жизнь. Ну прелестно. А ведь ничто не предвещало беды. Теперь расхлебывай эту кашу.
А еще древний ей однозначно не поверил, что Виктор учил другому. В его мыслях она уловила явную насмешку и, может, даже сарказм. Подумал, что она была влюблена в своего наставника. И это очков Александру не добавляло. Она искренне уважала учителя, и со временем это переросло в некую привязанность, но не влюбленность. Ее как раз не было. Их разделяли столетия и даже тысячелетия - о чем тут речь? Да и юная девочка тогда еще не знала, что такое любовь. Она была по-детски привязана к учителю, а тут ее чувства, оставшиеся с давних пор, открыто называют пошлой влюбленностью. Как это низко.
Когда же Мила резко спрыгнула, это ничуть не удивило вампира и не заставило его затормозить. Резко развернувшись и по инерции еще немного пробежавшись, он достал небольшую палочку наподобие сигары и заговорил.
- Слышала когда-нибудь о ламиях? - первым делом спросил Александр, и бессмертная машинально кивнула. О да, она знала. Виктор пугал ее этими существами и для большей впечатлительности нашел книги в своей безразмерной библиотеке, посвященные как раз этим тварям. После этого памятного случая девочка, тогда еще человеческая, неделю не могла нормально заснуть. И все это, конечно, замечательно, но какое отношение ламии имели к ней и к данной ситуации, она не совсем улавливала. Хотя уже через минуту она поняла все... и прокляла свое любопытство. Дождавшись кивка девушки, Александр продолжил:
- Так вот, в этом кулончике их слёзы, буквально несколько капель. Если согреть их теплом вампира - ламия возродится в теле, как паразит. Вместе с тем, это можно назвать древней системой жизнеобеспечения. Вампир с этим кулоном будет непобедим.. некоторое время, около трех-четырех веков, пять - самая крыша. Но потом ламия возродится, и будет подчинена обуздавшему её. А тело перестанет существовать. Вот почему я вынес тебя - Триаде нужен кулон, нужно это треклятое чудище чтобы меня подчинить, а точнее - мои силёнки, и срок подошёл. Странные они, да? Я некомпетентный, странный, идиот в придачу. Но такие дела. Поэтому я бы не советовал слишком напрягаться, может тебя уже пожирают? Одно ясно точно - скоро будешь могущественной.
Больше вопросов не возникало. Несколько задумчиво посмотрев на свой кулон, по-прежнему спрятанный под одеждой, отчего камень чуть нагрелся, светловолосая решительно вытащила его за цепочку, сорвала с шеи и кинула Александру. Она знала, что он поймает - рефлексы вампиров действуют впереди тела и даже мысли. Холодно взглянув на нового знакомого, Миланта развернулась и, уже не глядя, проговорила:
- Нужен был кулон - забирайте. Вот только меня, пожалуйста, не вмешивайте.
Мила прочитала в мыслях Александра, постоянно открытых, какой именно реакции он ждал от девушки и что такого ответа он не ожидал. Церемонно помахав рукой, девушка спрыгнула с ветки дерева, которая находилась на стволе довольно высоко от земли, но бессмертных высота не пугает. Вот только не приземлилась... В следующий миг ее лицо залила смертельнвя бледность, несмотря на то что бессмертные сами по себе довольно бледны, и почти мгновенно потеряла сознание от боли в груди. Как будто ей вбили в сердце несколько серебряных колов одновременно. Вместо того чтобы по-кошачьи приземлиться на землю, Миланта кулем рухнула под дерево.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Эх.. Если бы было всё так просто.. На своём веку парень повидал много всякого дерьма. Страшного, смешного, даже отчасти доброго и радушного. Однако сложившуюся ситуацию таким мягким словом описать было просто невозможно.
Миланта явно решила тупо сложить ручки, для чего она сорвала кулон и буквально швырнула его ему в лицо. Как некультурно.. Поймав, Александр сочувственно кивнул уже развернувшейся даме, не думая ни о чём. Когда та уже не видела, Алекс лишь сжал руку. Кулон рассыпался на осколочки, которые поскакали по веткам вниз. Вздохнув, он лишь чуть наклонился вперед.
"Глупая девчонка.. Даже я уже чувствую в тебе эту ересь.. И вот нужно было останавливаться, а. Теперь надо бежать быстрее.."
Мысли скользили одна за другой, пока вампир двигался с максимальной скоростью. На руках у него лежало тельце юной дамочки-вамп. На лице не было никаких эмоций. Примерно было понятно, что тварюга внутри начинает разрушать ее тело. А значит - нужно было спешить.
Высокомерный истерик number three ©.
Девушка тихо застонала и тут же - зарычала, сжимая руки в кулаки с такой силой, что аккуратные ногти до крови впивались в кожу. Ее никогда не укачивало в транспорте, но от такой "поездочки" все внутри буквально взбунтовалось, колебля и без того неустойчивую психику. Она не понимала, где она, что с ней, почему так трясет. Глаза открывать и вовсе было страшно, представляя мельтешащие перед лицом в сумасшедшем танце окружающие предметы. С силой подняв голову и осознав, что шея в таком неудобном положении давно одеревенела, Миланта еще раз тихо рыкнула и открыла глаза. Тут же закрыла. Все ясно.
Она была права в своих предположениях. Ее не просто трясет - она буквально подпрыгивает на руках двигающегося с невероятной скоростью Александра. Кажется, сейчас он перемещался еще быстрее. На лице - ни эмоции, пустые стеклянные глаза уставились в пространство, ни на чем не фокусируясь. Вампир все-таки подобрал ее. И зачем, спрашивается? Если последние воспоминания не были ложными и не обманывали, то Мила отдала ему кулон, как он того и желал. Зачем же теперь ему она сама?
- Я все понимаю, - с трудом борясь с дрожащим от такой дикой вибрации голосом, пробормотала бессмертная, - но, может, отпустите меня? Вы получили от меня что хотели - кулон. Кстати, где он? Я его не чувствую. Я вам теперь ни к...
Голос оборвался, каждая клеточка тела будто напряженно замерла, а после взорвалась острой болью. Зеленые глаза резко стали голубыми из-за вспышки магии, а после и вовсе черными. Природный цвет смешался с оттенком ее родной магии. Но если бы это были все изменения... Светловолосая с ужасом чувствовала в себе чужую, враждебную сущность, которая пыталась ее поглотить. Тело, будто в отчаянной попытке защититься, начало покрываться сеточкой молний, которые уже были знакомы Александру. Вихрь внутри все сильнее закручивался и сжимался, будто разрушая ее суть. Попытавшись обнять бессмертного за шею для опоры, Миланта внезапно вонзила ногти ему в шею чуть ниже уровня волос, запрокинула голову и закричала. Из ее тела вырвался столб магии, но не молнии - воздуха. Длинные волосы превратились в живой факель, ноги будто погрузились в леденящую воду. А в глазах по-прежнему бушевала молния. Что с ней происходит, зеленоглазая не знала. Ее тело боролось с непонятной внутри тварью, это очевидно. Но остальная магия... видимо, это уже отголоски самой заразы. Она отродясь не владела огнем, водой или тем более воздухом.
- З-земля... - с трудом прохрипела девушка посиневшими губами. - Мне н-нужна з-земля... - Зубы отбивали мерную дробь.
Она безумно тянулась к земле и уже не понимала, ее ли это личное желание или уже ламии. Скорее всего ее, ведь земля поглощает силу молнии. И Миле казалось, что еще немного, и ее тело начнет разрушаться. Оно не было готово к такому количеству первородной магии сразу. Лучше было Александру убить ее еще в начале знакомства.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Парень хмыкнул, когда вновь лежащая у него на руках дама открыла глаза и тут же закрыла. Её взгляд откровенно не желал такого дежа вю, но что поделать.
Интересно, каким нужно быть идиотом, чтобы единственную ученицу сделать домиком для питомца, который может тебя прикончить?
Но не было времени. Миланта, вроде бы, очнулась, а значит - скоро начнется шоу. Так и случилось: в девушке заискрила магия. Её было очень и очень много: силы, что давало инородное магческое существо в ее теле, были поистине неиссякаемы и велики. Уже сейчас ей были доступны стихии. Это восхищало, но к этому чувству у Алекса примешивалось и отвращение. Да, отвращение. Как паразит, ламия выживала за счет других. А потом лишь меняла тела как пищу, как источник жизни.
Как ненужную и легкодоступную вещь.
Алекс сжал зубы. Всё это шло в разрез с его принципами и понятиями. Даже его учительница жила всего-то тысячу лет. Тогда, в Спарте, это казалось недосягаемостью. Но теперь это было лишь пройденным этапом.
Когда Мила начала искриться, Алекс лишь положил руку на её лоб. Ничего такого не произошло, но стихии начали слабеть. Сетка молнии уменьшилсь, жар тела вскоре начал восстанавливаться в норму. Остановившись наконец, он огляделся и, словно сам себе, кивнул.
Положив девушку на землю, он нахмурился. Было ясно видно, что организм внутри начинает свою игру. Но сейчас - ход вампира. Грек аккуратно взял руку вампирши и приложил к своей щеке.
- Осторожно забери мои силы - бред, покажется любому. Но по-другому не выйдет.
Он знал, что девушка всё слышит. И сказал еще одну короткую фразу:
- Сейчас я совершу немного странную вещь. Но, повторяю: забирай мои силы. Любые, - всё это он говорил, нагнувшись к её лицо. Помедлив с секунду, он немного сдвинул брови. Всё же..
Нет.
Нужно было её спасти.
Он наклонился ещё ниже.
И..

Поцелуй в губы.
Высокомерный истерик number three ©.
Девушка уже не понимала, сама ли она рассуждает, или теперь в ход ее мыслей постоянно вмешивалась ламия. Не знала, сама ли управляла своим телом, или и к этому приложила руку гадкая сущность. Не знала ничего. И это выводило из себя и одновременно угнетало. Как двум сутям уместиться в одной физической оболочке? Никак. И выход был лишь один: либо умрет Миланта, либо ламия. Пока бой был на равных, но тварь, кажется, постепенно начала брать верх. Оставался один выход.
Внезапно вмешался Александр и положил ладонь на пылающий и одновременно ледяной лоб вампирши. Он, казалось, забирал силы, уменьшая агонию внутри. Сетка молний, избороздившая тело, почти исчезла, волосы перестали полыхать и обжигать их обладательницу, глаза больше не безумно полыхали, воздух и вода также схлынули. Зато огонь успел заметно попортить спартанскую футболку бессмертной, и теперь она могла похвастаться очаровательным вырезом - выжегом? - сзади почти на всю спину. Да и уровень воротника заметно понизился, и теперь его можно было смело назвать декольте. Мила почувствовала величайшее облегчение, однако ненадолго. Она знала, чувствовала, что самый тяжелый бой еще впереди.
Остановившись, бессмертный положил светловолосую на землю, и особа против воли коротко выдохнула, зарываясь пальцами в почву. Ее не волновали сейчас маникюр и тот факт, что недавно было довольно холодно и земля не успела прогреться. Она же вампир - по крайней мере пока, выздоровеет.
Александр взял знакомую за руку, заставляя ее перевести взгляд на себя, и положил ее ладонь на свою щеку. Зеленоглазая уже не удивлялась - все силы уходили на то, чтобы сдерживать рвущуюся ламию. Поэтому девушка просто прикрыла глаза, ощущая, как кожа под ладонью буквально пульсирует от обилия силы в теле. Это ощущение ее очень пугало. Раньше такого не было.
- Осторожно забери мои силы, - внезапно выдал древний, и тут уже Миланта не смогла остаться апатично-равнодушной ко всему. Она распахнула глаза, в которых постепенно вновь начинала искриться молния ("Чертова ламия..."), и попыталась удостовериться, что вампир не потерял рассудок. Забрать силы и тем самым насытить ламию, дать ей пищу и силу для того, чтобы вырваться? Чего он добивается? Или хочет сразиться с тварью один на один? У особы была другая идея. Более сумасшедшая, но более реальная.
Вампирши хватило лишь на то, чтобы покачать головой, а затем ее тело вновь сковало от обилия силы, переполнявшей ее, а ламия внутри нее вновь оскалилась. С губ сорвался невольный стон.
"Сила... - заманчиво шептала она, соблазняя и одурманивая. - Сила, власть... Ты станешь всесильной..."
Бессмертная мысленно пожелала твари отправляться по всем известному адресу и лишь сильнее погрузила пальцы одной руки в землю. Стало будто немного легче. Вторая рука по-прежнему прижималась к щеке Александра.
- Сейчас я совершу немного странную вещь. Но, повторяю: забирай мои силы. Любые, - снова подал голос древний, склоняясь над Милой. Прокусив губу до крови от напряжения, зеленоглазая внимательно следила за действиями вампира. Ну и что он собрался делать? И пленница в собственном теле еще раз поняла, что ни в коем случае нельзя забрать у него силы. Вполне возможно, что они дадут ей возможность сдерживать ламию. Ну а если злобная сущность быстрее их перехватит? О последствиях не хотелось и думать.
Совершенно неожиданно Александр склонился еще ниже, хмурясь, и... поцеловал светловолосую. Последняя замерла уже от удивления, на секунду притихла и ламия. Впрочем, через мгновение она торжествующе взвыла и, кажется, на время захватила контроль над уставшим от борьбы телом, так как руки внезапно обхватили шею парня, притягивая еще ближе к себе, а уста покорно приоткрылись.
"Сила! - ликовала ламия. - Сила! Давай заберем всю силу из его тела!"
"Пошла вон отсюда", - искренне пожелала светловолосая.
"Давай..."
"Вон..."
"Давай!"
"Вон!"
Девушка, бледнея все больше, оттолкнула от себя бессмертного, так и не забрав его силу. Используя последние силы, она поспешила передать свою идею древнему:
- Убей меня... - прохрипела она. Чуть подумав, она добавила: - ...те. Убейте... и неосвоившаяся... ламия... тоже умрет...
Миланта знала, что говорила. Она рисковала своей жизнью, это бесспорно. Но если Александр убьет ее прямо сейчас, когда бессмертная остается в сознании и сдерживает ламию, тварь тоже погибнет, не имея возможности вырваться из погибающего тела. Как только сущность исчезнет, новый знакомый сможет воскресить вампиршу с помощью своей крови. Другое дело, захочет ли. Конечно, это также накладывало некоторый отпечаток. Если более древний вампир оживляет сразу после смерти более молодого, он привязывает его к себе. Иными словами, Мила, вполне вероятно, будет чувствовать то же, что и Александр, думать так же, как он, их сердца начнут биться в унисон. И не из-за банальной влюбленности и даже не из-за истинной любви. Привязанность между вампирами - редкое явление, так как двое бессмертных, по сути, станут жить одной жизнью. Но если древний просто убьет светловолосую, то тем лучше.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Мда.. Однако же, видок девушки отвлекал. Жутко. Как бы ни старался он не смотреть - не выходило. Вампиры были не чужды в плане плотских утех. Правда, с этим у Александра было как-то туговато: женщины и вампирши-то тянулись, да вот интереса особого у него к ним не возникало. А тут..
Он помотал головой.
Потом выскажешь ей всё.
Сейчас происходила борьба. К сожалению, бессмысленная. Но Миланта неплохо справлялась, что было не столько странно, сколько похвально. Внутренние барьеры это были, большая сила воли или желание пожить ещё парочку веков на бренной земле - тут уж не скажешь.
Силы Мила не забрала. Он бы почувствовал. Но вот её идея..
Бредятина. Она хочет связать себя со мной? Сама ведь понимает, что тогда будет.. Ох, женщины..
Отойдя на шаг, он на мгновение закрыл глаза. В раскрытой ладони, которую он выставил перед собой, начало загораться синее пламя. Вскоре его начали окружать стихии: силы, забранные у тварюги внутри девушки-вамп как раз пригодились. Это пламя начало походить на тонкий бур, по которому спиралью текли молнии.
Ламия может защищаться.. А значит - способ пробиться сквозь сеть молнии только один. Клин клином.
Этот бур вырос в ладони на четвёртую метра, после чего Алекс распахнул глаза. В них осталось мало человеческого: чтобы убить себе подобного, соклановцам приходилось отказаться от человечности на какое-то время. Таков был негласный закон. Его подтверждением были полностью чёрные зрачки глаз. В этот момент гетерохромия сыграла свою роль - оттенки чёрного были отличимы, на какую-то долю пигмента. Стоило сохранить разум дабы не забыть воскресить даму.
Я.. Я.. Аааррргх...

***

В этот момент тело парня покрылось чёрным пламенем. До ужаса показушно, но таковы правила и законы. Бур из ладони был направлен на мечущуюся девушку, точно в живот. Не стоило поражать сердце колом - магия сородича и так убьёт её - удар был направлен на инородную заразу. И удар поразил цель.

Миланта умерла.

***

Вставай, мать твою! Глазки в норму и клепай её, живо! Или тебе на совесть нужна эта девчонка?

Точно.
Александр моргнул и резким движением приложил ладонь к разорванному телу Милы. К ней потекла магия. Много магии. Разрушающе много. Она текла по всему телу, заполняя её, давая жизнь. Сплюнув кровь изо рта в кусты, он поднёс свободную руку и рванул зубами по ней. Свежая кровушка вампира - ну не деликатес ли? Интересно, что магия одного кровососа в теле другого - как яд, а вот кровь - вкуснейшая. Только достать её можно лишь по желанию "донора".
Кровоточащая кисть была приложена к губам Милы. Сам Алекс тяжело дышал, все еще наполняя ее магией. Он знал, что не переполнит сосуд: сил не хватит. Девчонка была гурманом..
Высокомерный истерик number three ©.
Форум » Архив » Корзина » Я хочу твою кровь (Культ вампиров цветет и пахнет)
Страница 1 из 3123»
Поиск: