Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 4 из 6«123456»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Две тени
Две тени
Безумие. Настоящее дикое и непередаваемое безумие, такое завораживающее и манящее. Казалось даже стены скоро не выдержат натиска эмоций и огня страсти в котором горели два тела. О, эта женщина была сильна, она не давала и не просила пощады, наслаждаясь каждой каплей, не давая ему ни секунды передышки, впрочем она ему не требовалась. Он физически ощущал, как из его бездонных энергетических котлов уходит эфир, она словно вытягивала для себя всю похоть и наслаждение, впрочем он не менее нагло забирал у неё. Драка за эти эмоции, наслаждение. Острые коготки впившиеся в его ладони, потом в плечи, оставляя на них настоящие раны до крови. Дикий темп и ужасающая сила слияния - зная, что его физическая сила элементаля не навредит ей, Зарич не сдерживался ни на йоту, безжалостно раз за разом врываясь в горячее и узкое лоно, гостеприимно обнимавшее его плоть. Стоны, крики, мужской дикий рык, тяжелое дыхание.
- Ты видишь это? Люди стесняются этой открытости, и до конца своей смертной жизни не понимают от чего отказываются. Ты сейчас тот, кто ты есть. А я - та, кто тебе нужна. Правда? - слова бесят, просто невероятно, заставляя мужчину вспылить и утроить натиск. Женщина подставляет ему грудь, он не ласкает её, а грубо целует, не покусывая а кусая сосочек почти до боли.
- Молчи чертовка, твоим губам есть более достойное применение - поцелуй как никогда в жизни сильный и страстны, два языка неистово сражаются за доминирование, равно как и два тела, которым не ведома усталость, и неведомо пресыщение, словно путнику пробывшему в пустыне без воды многие дни, пока наконец Джунко не выгибается просто под неестественным углом, будто её позвоночник не имеет предела гибкости. Мышцы лона ещё крепче охватывают мужскую плоть, заставляя мужчину взреветь словно дикий зверь, и тоже выгнуться в дичайшей вспышке наслаждения, подобной которой он не испытывал никогда ранее. Это длилось невероятно долго, и выпило почти все силы из них обоих, но прошло лишь несколько минут, прошедших в нежных поцелуях, ненавязчивых ласках и неспешных плавных движениях, и он снова ощутил набухающие женские соски, а темп стал увеличиваться. И довольная улыбка на лице Джун, готовой к следующему раунду.
- Один-один. Что же, я хочу ещё. Покажи мне самые грани разврата, которые ты только можешь вообразить.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Волна экстаза разлилась по их телам, заставляя синхронно выгнуться, будто раскрывающийся цветок. Волосы прядями прилипли ко лбу, но Джун лишь довольно улыбалась, лежа на мужчине. Эта постельная баталия может продолжаться вечно. Блондинка покрывала торс Зарича поцелуями, продолжая неспешно двигать бедрами на немного опавшем мужском агрегате. Сладкая истома и стон мужчины все еще отдавались в ней дрожью. Но тело не желало сдаваться и отдыхать. Вот соски вновь стали твердеть и задевать мужские мышцы, постепенно изнывая от желания. Джун поцеловала Зарича сначала нежно, затем страстно и с нетерпением.
Что же, я хочу ещё. Покажи мне самые грани разврата, которые ты только можешь вообразить.
Ооооо, этого хотел не он один. Девушка лишь хитро улыбнулась ему в ответ, а там, внутри ее лона она вновь ощутила эту приятную истому. Это желание и уже готовое к новым подвигам мужское оружие. Джунко сладко облизнулась.
- Вынесешь ли ты мои грани разврата? Хотя... учитывая то, как твой член вновь заполняет меня... - Джун отстранилась и с силой насадилась на вздымающийся половой орган Зарича. Она застонала, увеличивая темп движений, но тут же соскочила с мужчины. Джунко встала с кровати, обходя ее с одной стороны и медленно приближаясь к другой.
Щелчок пальцами и руки Зарича сковывают наручники, цепями прикованными в спинке кровати.
- Сплав осмия и адамантия. Нейтрализует способности и не позволяет снять их любым способом, кроме голосовой команды того, кто их надел.
Блондинка остановилась напротив мужчины и тонкая рука коснулась округлости груди. Пальчики сжали мягкую плоть, зажимая сосок. Легкий стон отразился от стен комнаты, а шаловливая ручка уже плавно двигалась к сочащемуся лону.
- Малыш, доминировать любишь не ты один, - промурлыкала Джу и ее тело окутала темная дымка. Завитки материи касались оголенного тела девушки, цепляя затвердевшие соски, сжимая дымчатыми щупальцами полную грудь, касаясь возбужденного бугорка разбойницы и постепенно сгущаясь. В один момент Джу даже пошатнулась, но устояла. И вскоре, перед Заричем стояла уже будто затянутая в латекс блондинка. Девушка вытянула руку перед собой, и из этой же материи в ее ладошке образовался хлыст, коим она неминуемо воспользовалась. Удар пришелся по бедру Зарича, а Джунко лишь томно вздохнула. Черная материя не скрывала ее глубокого декольте до самого живота, но все остальное было ею затянуло наглухо.
- Знаешь... мне нравиться сам процесс примерки этого костюмчика. Но основная его фишка в том, что оно исчезает в тех местах, где его касается желание. А вновь оголенный участок тела становится в несколько раз чувствительней.
Джунко обошла Зарича со стороны, склоняясь над закованным в цепи мужчиной и касаясь язычком его губ. Она прочертила им влажную дорожку, а затем впилась в губы полукровки неистовым поцелуем. Запах. Он сводил ее с ума. Пальчики девушки сомкнулись на соске мужчины, покручивая его и вызывая сладкую боль. Мужчина рыкнул, будто указывая ей ее место.
- Тиииишеее, - прошептала она и шлепнула хлыстом его по груди, оставляя красную полосу. Джунко оседлала мужчину, постепенно опускаясь ниже и целуя торс. И вот, ее губы уже находятся над головкой немного заскучавшего орудия труда этих последних часов.
- Ммммм.. я уже здесь, - с этими словами пухлые губки Джунко накрыли головку члена, всасывая в себя. Она была тороплива и груба, иногда задевая нежную плоть своими зубками. Но затем становилась нежной, лаская язычком каждую складочку и стараясь заглотить его полностью. Пальчики ласкали мошонку, но и язычок девушки тоже про нее не забывал, пробегаясь влажной дорожкой. Вновь накрывая головку члена губами, Джун увеличивала темп, с каждым разом сжимая руками бедра мужчины с неимоверной силой. Блондинка так возбуждалась от этого, что ее костюм местами становился серым, а затем вовсе исчезал кругами. Оголяя нежную кожу ее тела. Конец не заставил себя долго ждать и со стоном наслаждения из мужчины вырвался поток экстаза, орошая грудь Джу.
- Два-один. Но это еще не все. Ты так и не заставил меня освободить тебя, - улыбнулась девушка, откидываясь назад и расставляя ножки пошире. Рука обтянутая черным "латексом" коснулась заветного места. И словно повинуясь нарастающему там возбуждению, материя расползлась в стороны открывая взору Зарича сочащееся желанием женское лоно. Она любила дразнить себя, любила когда он дразнит ее. Это непередаваемое ощущение истомы и предвкушения, только распаляло до предела. И только потом было единение, которое дарило такие незабываемые оргазмы. Джунко словно кошка склонилась над мужчиной, плавно продвигаясь вверх. Минуя накачанный пресс и покрывшуюся испариной атлетическую грудь. Она заглушила слова Зарича своим поцелуем, а затем встала над лицом своего временного раба.
- Малыш, не желаешь испить из чаши удовольствия живительной влаги? - а затем, пройдясь еще одним ударом хлыста по торсу мужчины, Джунко добавила:
- Сделай мне приятно, своим нежным и не менее шаловливым язычком.
Блондинка придвинулась ближе, чтобы кончик языка касался ее возбужденного лона, лаская чувствительный участок. Стоны вновь сотрясли комнату, а руки девушки сжали мертвой хваткой спинку кровати.
- Ааааахххх... нет, я не кончу... я хочу чтобы ты овладел мой вновь и только после этого испытать еще один незабываемый оргазм, - шептала она, змеей извиваясь от ласк мужчины. - Заставь меня освободить тебя...
Бандитка сдерживала себя. И эта игра на лезвии пика наслаждения лишь дурманила рассудок и доставляла еще больше удовольствия, наращивая истому внутри.
Отредактировала Джунко - Среда, 03 сентября 2014, 09:16
Опасная штучка
- Вынесешь ли ты мои грани разврата? - мужчина облизнулся.
- Слабая отговорка, красавица, не верю. - он не подозревал, что его ждёт, но сверкнувшие глаза Джун подсказывали, что много интересного. Несколько движений, страсть разгорается, но тут она отходит назад. Миг и его сковывают.
- Сплав осмия и адамантия. Нейтрализует способности и не позволяет снять их любым способом, кроме голосовой команды того, кто их надел - мужчина усмехнулся, превосходно ощущая, что его сила никуда не делась. Убедиться было достаточно просто - ковырнуть замок. Впрочем, убедившись в том, что он в любой момент освободится, он не спешил это делать, ведь ему обещали много разврата.
- Малыш, доминировать любишь не ты один - О, видимо не он один заставлял свою сущность одевать себя, хотя тут вообще всё было странно. Материал выглядел как латекс, но он чувствовал что это чистый эфир. О, Джун разумеется не преминула поласкать себя. Забавная способность. А вот плеть...
- Оу, моя девочка хочет поиграть в госпожу? - приподняв бровь с хищной улыбкой спросил элементаль, за что тут же получил хлыстом. Впрочем боль была несильной.
- Знаешь... мне нравиться сам процесс примерки этого костюмчика. Но основная его фишка в том, что оно исчезает в тех местах, где его касается желание. А вновь оголенный участок тела становится в несколько раз чувствительней
- Ммм... Я настолько не удовлетворяю тебя, что тебе нужна дополнительная чувствительность. Что же, если ты хотела меня оскорбить, у тебя получилось - ну нельзя было не впустить такую шпильку, но она понимает, что это лишь наигранная ложь, и затыкает его поцелуем, а потом коснулась его груди. Резкая изысканная боль заставила его взрыкнуть
- Тиииишеее - его пытаются поставить на место, но плеть он даже не ощущает. Сложно же заставить испытывать боль дым?
- Ммммм.. я уже здесь - а вот заставить уже живого мужчину испытать невероятное наслаждение, смешанное с ноткой боли, когда острые зубки осторожно прикусывают ценный агрегат - вполне возможно. О, сколько длилось это невероятное плавание по волнам наслаждения? Очень долго, и это не могло быть неприятным, приведя к закономерному концу, когда его в очередной раз выгнуло так, что цепи заскрипели, угрожая лопнуть.
- Два-один. Но это еще не все. Ты так и не заставил меня освободить тебя
- А что я должен заставить? Какой же мужчина будет намеренно прерывать это наслаждение. - он рассмеялся, с удовольствиям наблюдая как сексуально изгибается под натиском наслаждения её тело, пока она ласкала себя, дразня его. Они оба понимали то, чего не понимали многие мужчины и женщины. Секс - лишь животный процесс, удовольствие приносит игра, прелюдия, секс лишь разрядка, способная высвободить накопленное во время игры.
- Малыш, не желаешь испить из чаши удовольствия живительной влаги? - он усмехнулся, демонстративно проведя кончиком языка по губам.
- Оу, моя госпожа этого желает?
- Сделай мне приятно, своим нежным и не менее шаловливым язычком. - впрочем его не спросили, но доставить своей любовнице наслаждение он был не против. С чего это вдруг. Стоны ублажали слух, а само осознание, что она так сотрясается от удовольствия лишь от его губ просто сносило крышу.
- Ааааахххх... нет, я не кончу... я хочу чтобы ты овладел мой вновь и только после этого испытать еще один незабываемый оргазм. Заставь меня освободить тебя... - самый момент, когда она на грани, ей лишь одно движение до этого...
- Не дождёшься, сладкая - оковы щёлкнули. Небольшой лишь магический казус, маленький просвет в формулировке. Адамантий блокирует магические способности. Вот именно что способности. То, то составляет природу существа они заблокировать не могут. Например они не подействовали бы на Джун.
Ситуация тут же кардинально поменялась, хотя вряд ли балансировавшая на грани оргазма Джунко способна была оценить это моментально. Наверное она поняла это только тогда, когда её спины коснулась мужская грудь, рука жадно сжала грудь, прижимая её спиной к мужчине ещё сильнее, и заставляя изогнуться в дугу, а мужская плоть глубоко ворвалась в её лоно, заставляя закричать. Несколько сильных ударов и очередной дикий оргазм валит с ног уже обоих. Они лежат и отдыхают, нежно и легко целуясь.
- Ты великолепна, но я хочу реванш. Ты не можешь отказаться - он смеется, давая своему сокровищу немного отойти. Наверное находясь в человеческом теле он бы уже выдохся вхламину, если бы вообще не помер от наслаждения. Но тут - совсем другое дело. Пока вокруг есть эфир - он неистощим.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Кто бы сомневался насчет реванша? Джун лежала на груди мужчины, немного устало прикрыв глаза. Все вокруг пахло ими двумя. Казалось, что этот запах никогда не исчезнет с этого измерения. И даже, когда он будет приводить сюда других женщин, а он будет, то Джунко незримой пеленой окутает его помыслы. Девушка сжимала в руке постепенно напрягающийся половой орган Зарича, плавно опуская и поднимая руку. Из влагалища вытекали жизненные соки мужчины, которые он оставил в ней вместе с приступами сотрясающего оргазма.
- Здесь можно питаться этой энергией похоти бесконечно, - сказала Джу, сладко потягиваясь на изрядно смятой кровати.
- Малыш, признайся, ты очарован? - девушка хитро заглянула в глаза мужчины, нависая над ним. Темные пряди волос прилипли к лицу Зарича, и блондинка нежно убирала их одну за одной своими тонкими пальчиками. Рельефное тело мерно подрагивало под спокойное и ровное дыхание полукровки. Можно было понять, что он уже восстановил свои силы после их игрищ. Но... Джунко хотела попробовать кое-что другое.
- Хммм.. а знаешь, никому не удалось меня приручить, - легкий поцелуй немного солоноватых губ. - Цепи, плети, воск... если это касается меня напрямую, я хочу только убить своего незадачливого любовника. Становлюсь неконтролируемо агрессивной... и необузданной...
Намек? Возможно и он. Только Заричу оставалось решать, принять вызов или нет. Убить она его может и не убила бы. Хотя... кто знает, что скрыто в ее столь разностороннем теле?
Отредактировала Джунко - Вторник, 09 сентября 2014, 12:39
Опасная штучка
- Малыш, признайся, ты очарован? - отдыхавший Зарич легко рассмеялся, нежно касаясь женских губ. Приятная гибкая тяжесть вжимала его в кровать. Смесь запахов и ощущений витавшая в воздухе будоражила ещё сильнее. Приятная истома и легкая усталость намекали на то, что даже у элементаля есть предел физической выносливости, но до него было ещё достаточно далеко. Да уж, стоило признать, она действительно его очаровала. Умная женщина, умело подогревающая интерес к себе, ходячая загадка, пылкая и раскрепощенная любовница, писаная красавица, скрывающая в себе ещё уйму разных секретов, приоткрывая лишь небольшую завесу тайны только тогда когда необходимо. Только один вопрос продолжал терзать его ум: Кто ты такая, Джунко?
- Ммм... Твои губы вкуса дикого мёда, крови и терпкого вина, такой великолепный букет, такая зажигательная страсть. Не вижу смысла признаваться в том, что очевидно. Даже не буду комплиментов делать, потому что любой созданный любым языком комплимент будет звучать как оскорбление недооценки - он улыбнулся, глядя в янтарные глаза. Столь притягательные, с большим трудом можно было не потерять себя в них.
- Хммм.. а знаешь, никому не удалось меня приручить. Цепи, плети, воск... если это касается меня напрямую, я хочу только убить своего незадачливого любовника. Становлюсь неконтролируемо агрессивной... и необузданной...
- Здесь меня нельзя убить. Да и я был бы не Песней Теней, если бы боялся смерти. Женщина в гневе, первозданной ярости - он перевернулся, властно прижимая женщину к кровати и целуя нежную изящную шейку - Может ли быть что то прекраснее, словно невероятная буря, настоящий шторм сметающий со своего пути. Это ли не красота? Мрр... Что же... С чего пожелаешь начать? Или быть может ты позволишь мне не спрашивать твоего мнения? - он легко прикусил женскую шейку.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Ох, этот мужчина действительно мог делать комплименты даже не называя их. Истинное мастерство игры слов улыбнуло блондинку. Укушеный сосочек приятно ныл и она прижалась грудью к телу своего любовника. Улыбка играла на ее губах, а горячий шепот Зарича только распалял ее желание. Ах, эта приятная истома вновь накрывала с головой. И именно это тянущее желание мог разглядеть в ее янтарных глазах этот страстный мужчина. Им предстоял еще один раунд игры. Такой игры, что в последующем, даже этому умелому любовнику будет хватать всего пару раз ворваться в ее лоно, дабы испытать взрывной оргазм. Как стонал этот мужчина... никто так не ублажал слух Джунко, как эти рыки, стоны и вой. Будто ее брал настоящий альфа-самец. Вожак. Почему именно такие сравнения возникали в ее белокурой головке? Просто потому что они отдавались друг другу на уровне инстинктов. Не запрещая, не ограничивая себя, не думая о том, что будет завтра. Они наслаждались этим единением тел, и не только уже тел.
Сильные руки вжали хрупкое тело бандитки в кровать, а перед пылающим взором предстало точеное мужское тело. Как же она его вновь хотела.
Здесь меня нельзя убить. Да и я был бы не Песней Теней, если бы боялся смерти. Женщина в гневе, первозданной ярости
Мужские губы целуют тонкую шею. Он вдыхает аромат ее тела, уже давно смешавшийся с его собственным.
- Мммм.. ну тогда докажи мне то, что я тогда не зря подарила тебе жизнь. Оправдай мои надежды, - шепчет она, подставляя шею, ключицы под нежные губы Зарича. Она выгибается под его ласками, будто бы ее тела касается раскаленный металл.
Может ли быть что то прекраснее, словно невероятная буря, настоящий шторм сметающий со своего пути. Это ли не красота? Мрр... Что же... С чего пожелаешь начать? Или быть может ты позволишь мне не спрашивать твоего мнения?
- Ооо... я невероятна прекрасна в гневе. В таком виде я себя люблю больше всего, - улыбается она, когда Зарич прикусывает ее шею. Стонов она не сдерживала, поэтому он сладко отразился от стен их любовной комнаты.
Джунко шаловливо заглянула в глаза мужчины и впилась губами в его губы. Страстный, долгий поцелуй. Их языки переплетались, а дыхание становилось все учащеннее. Она стонала от волнами накатывающего на нее желания, которое с каждым разом возрастало в Зариче.
- Рискни взять меня. Но я не ручаюсь за твою сохранность, - шепнула она и в какое-то мгновение провалилась сквозь их любовное ложе. Правда, спустя некоторое время, Джунко уже стояла позади мужчины. Способностью пропускать сквозь себя неодушевленные предметы она пользовалась довольно часто. Правда за один раз, не могла делать это много. Но тут, в этом измерении все было иначе.
Щелчок пальцами и возле нее материализуется серебристый таз с водой, возле которого свернуто несколько черных полотенец. Она опускает одно из них в воду, слегка выжимает и начинает медленно вытирать свое тело. Джун касается им шеи, затем спускается ниже и вот махровая ткань уже ласкает ее грудь. Вода испаряется с разгоряченного тела, стараясь остудить его. Но от этого лишь вздымаются бугорки ее сосочков.
- Но... так не очень интересно.. - вдруг заявляет блондинка и скрывается за темной ширмой. Заричу предстоит настоящий спектакль. Будто выцветая, черный цвет материала становится белым. В комнате настуает мрак, а ширма озаряется светом. За тонкой тканью вырисовывается силуэт Джунко. Изгибы тела, ее округлые формы, даже вызывающе торчащие соски - все прекрасно видно лежащему на ложе мужчине. Только с тем условием, что это ее силует. Контраст белого и черного.
Женщина изибается, вытирая полотенцем руки, бедра и свое лоно. Затем, уже не нужный материал летит на пол, а сама Джу начинает плавно танцевать, лаская себя. Вот кончики пальцев сжимают сосочек так, чтобы это было понятно Заричу, а тихий стон лишь распаляет воображение. Ручка юркает между стройных ножек, лаская клитор. Лишь только пальчик касается этого чувствительного места, как Джунко резко выгибается.
- Ааааааххх... Ммммм... Я не устану это делать никогда, - стонет она и постепенно опускается на колени. Словно кошечка, она медленно и грациозно продвигается к краю ширмы. Из-за нее показывается ее рука и пальчиком манит к себе Зарича.
- Иди ко мне, я тебя согрею, - шепчет Джу и вплотную прижимается к натянутой ткани ширмы. В комнате вновь приятный полумрак, в котором вырисовывается то, как материал обтягивает тело женщины, просвечивая и вырисовывая каждый изгиб, каждую мышцу и набухшие, вздымающиеся сосочки блондинки.
Отредактировала Джунко - Среда, 10 сентября 2014, 06:43
Опасная штучка
Самое страшное явление на свете - женщина знающая себе цену. Не переоценивающая себя, а просто знающая её. Джунко знала свою цену, и то, что эта цена была астрономической её ничуть не смущало. Она вовсю пользовалась той самой женской властью над мужчиной, принося им обоим наслаждение. Она отлично знала цену великолепной любовной игре. Она знала, что удовольствие приносит игра, а не простое совокупление. Ммм... Ни одна из развратниц Столицы не стояла с ней в одной линии.
- Рискни взять меня. Но я не ручаюсь за твою сохранность - мужчина сел на кровати, не торопясь воплотить свои угрозы. Причин было две: во-первый он прорабатывал план мероприятий, а во-вторых его решили угостить ещё одни зрелищем, которым он наслаждался, представляя, как эта женщина будет выглядеть скованная в цепях и его алчных руках...
- Иди ко мне, я тебя согрею - мужчина встал резким прыжком, мягко приземлившись. Перед ним возникла водяная стена, через которую он прошёл, смывая с себя усталость. Откинув мокрые волосы назад, мужчина внезапно полыхнул пламенем, которое сдуло с него воду, однако его самого не тронуло. Он коснулся рукой ширмы...
- Ты же очень плохая и развратная девочка? Плохую и развратную девочку надо наказать - наверное девушка не успела и понять, как они уже оказались около кровати, а потом и на неё. Щелчки. На женских запястьях, предплечьях и щиколотках возникают резные золотые браслеты. Тонкие и ажурные металлические конструкции, лёгкие как перышко. Невероятно прочны. К ним прибавился такой же тонкой работы ошейник.
- Для справки. - заметил мужчина, чувствуя, как в Джунко начинает разгораться пожар, и продолжая соединять всё цепочками, сковывая свою жертву - Это фазово-закалённый арамантит, сплав дрениума и элементия, местных минералов. Такие оковы в состоянии удержать саму Тёмную госпожу, и судя по всему тебя держат тоже великолепно - действительно, Джун уже несколько раз попыталась вырваться, развоплотиться и сделать ещё какой то фокус, но не сработало.
- Смотри как ты великолепно выглядишь в них. - появилось зеркало, в которое она могла наблюдать весь процесс. Вот красивая блондинка с горящим взором стоит на кровати на коленях, широко расставив ножки, прикованные к опорам кровати. Руки скованы за спиной запястье к локтю, заставив пышную грудь выдаться ещё вперед, а браслеты на предплечьях задают высоту - стоя на коленях. Джун дергается, но мужчина сильнее. Ярость ещё не полностью овладевает ей, любопытство от новых ощущений ещё тормозит её. На твердых и чувствительных сосочках появляются зажимы, которые становятся последней каплей. Интересно выдержат ли цепи? Или руки, которые закончив сковывать её прижали женщину к мужской груди, играясь с женским телом словно с музыкальным инструментом...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Мокрый мужчина, хоть и на несколько секунд, но разгорячил Джу еще больше.
- Ты же очень плохая и развратная девочка? Плохую и развратную девочку надо наказать
-Наказалка не отвалится? - огрызнулась она.
Отсюда уже начинается что-то интересное. Даже сквозь ткань ширмы, блондинка ощутила жар. Но по мгновенному перемещению в пространстве комнаты, была не одна она мастерица.
Что, кровать?
Только и успела подумать разбойница, как на ее теле начали появляться ажурные наручники, сковывая движения заставляя Джунко принять непристойную и слишком раскрепощенную позу. Цепочки звененли в ее голове, пока Зарич просвящал ее насчет состава золотистого металла.
- Безполезные слова, - рыкнула Джунко и огонь тонкой пленкой покрыл тело на несколько секунд, тут же испаряясь. Судя по обломавшейся попытке, слова были не совсем безполезными. Блондинка оскалилась, когда увидела в зеркале свое отражение. Попытки вырваться лишь сотрясали кровать, а мужчина кропотливо делал свое дело, видимо уже не в первый раз. Эта мысль молнией пронзила сознание Джунко и вырвало из груди крик ярости. Так кричат полководцы, готовые пойти на все лишь бы выйграть этот бой.
Ощущения были новыми, но скованность движений и возможностей неимоверно бесила.
- Тебе я вижу жизнь стала не мила?[b] - выкрикнула она, запрокидывая голову и устремляя свой взор на такой пустой и безжизненный потолок. В этот момент, на чувствительных сосочках Джунко, с ноющей болью клацнули зажимы. А мужские руки, будто бы опасаясь взрывной волны, прижали к себе.
[b]- Аааааррррггггххх,
- непонятно захрипела она, давая ярости накрыть себя с головой. Мощный поток энергии выплеснулся наружу, не сдерживаемый более рамками тела. От исходившей мощи, волосы Джунко взмыли в воздух, а глаза налились алым цветом.
- Как ты посмел, сковать мое тело?
Голос блондинки принял металлический оттенок, а с последующим криком хрустнули лопатки на точеном теле Джунко. Кости будто ожили, пытаясь покинуть тело девушки. Они начали принимать форму маленьких, перепончатых крыльев, постепенно увеличиваясь в размерах. Золотистые браслеты затрещали, будто их одолело статическое электричество, и засияли приятным, желтым свечением. Цепи натянулись до предела и одна из них все же не выдержала, лопаясь под напором внутренней энергии этой совершенно непонятной женщины.
Но, стоит отдать должное конструкции, напор Джунко поутих. И полностью изничтожить эти оковы ей все же не удалось.
- Ух, и бесишь же ты меня в такие моменты. Да меня все бесят. Как же я хочу тебя убить, - уже спокойно сказала она, постепенно приходя в норму. Глаза вновь стали янтарного цвета, а перепончатые крылья уменьшались и исчезали в ее таком таинственном теле.
Отредактировала Джунко - Среда, 10 сентября 2014, 15:56
Опасная штучка
Впечатляло. Очень впечатляло.
- Ух, и бесишь же ты меня в такие моменты. Да меня все бесят. Как же я хочу тебя убить - очень интересно... Даже через чур. Впрочем оковы удержали женщину, да и Зарич повреждений не получил. Одну цепочку пришлось заменить. Хотя да, выброс энергии был хороший. Однако в противоположность враждебному тону женщины, мужчина игриво целовал нежную шейку, шепча ей на ушко всякие нежные глупости, умело распаляя женский слух и женское тело, сжимая в правой руке упругую грудь, а пальцами левой игрался с бугорком наслаждения, чувствуя, как ярость постепенно перетекает в возбуждение, как это неизбежно происходит с любой сильной женской эмоцией.
- Мрр... Какая ты сильная, страстная. Прекрасная как неистовый шторм, горячая, изничтожающая. И сейчас ты в моей власти, скованная, но непреклонная, прекрасная и в цепях, сильная даже в оковах, страстная и безжалостная загадка. Но я приручу тебя, всё равно - он продолжал умело распалять её тело - Приручу, обязательно. А если не приручу, то вдоволь наслажусь этой игрой с твоим великолепным телом. Посмотри в зеркало, как же ты прекрасна, эти золотые оковы великолепно смотрятся на тебе, посмотри как вздымается твоя прекрасная грудь, сколько наслаждения ты получишь от этой игры, ведь это новые для тебя ощущения. Мммм... - он внезапно пошёл, задавая неспешный темп - Я присвою твоё тело себе, я принесу тебе удовольствие, я получу его от тебя, и тебе это понравится. Тебе понравится моя власть, как мне понравилась твоя.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
В голове пылал жар, мысли путались а сама Джунко боролась со своей дюжиной инстинктов, которые бушевали в ее крови. Мужчина шептал слова, которые лишь отдельными словами попадали в ее сознание, распаляя без того взвинченную блондинку. Он хотел покорить ее, но никогда этого не выйдет у него. Джунко рыкнула, а затем выгнулась дугой исторгая из себя крик переходящий в стон. Зарич внезапно ворвался в ее лоно, двигаясь неспешно и смакуя каждый толчок.
Я присвою твоё тело себе
Джунко посмотрела на отражение в зеркале и улыбнулась. Ее стройное тело было заковано в золотые оковы и цепочки, бесстыдно расставленные ноги и колыхающаяся от ударов грудь. Волосы были в таком сексуальном беспорядке, что янтарные глаза переливались алыми всполыхами. Но, самым эротичным была целостная картина. Он. Позади развратного тела находился ее временный повелитель. Вторгаясь в нее размеренными движениями, он руками ласкал упругую грудь. Это просто сводило с ума: контраст сильных, мужских рук на ее мраморной, бледной коже. Джунко стонала, не оставляя попыток вырваться из этих оков. Но тело предательски двигалось навстречу его половому органу, врывающемуся так бесцеремонно в ее истекающие желанием покои. Тонкий слух улавливал среди этих стонов пошлые звуки того, как Зарич во всю длину вгонял своего бодряка между сочных половых губок женщины.
- Рискни присвоить, - задыхаясь выдавила она из себя. - Ты сам будешь молить меня о продолжении...
Джунко откинула голову назад, на плечо мужчины. Так хотелось поласкать себя тонкими пальчиками, зажать влажный клитор и еще острее ощутить то, как Зарич входит в нее. Но руки были закованы.
- Аааааххх, так томно внизу... - шептала она, прикрыв свои янтарные глаза. Язык облизывал губы, а белые зубки иногда прикусывали то нижнюю то верхнюю губу. Стенки влагалища окутывали двигающийся в ней поршень, сжимая его в тот момент, когда он вторгался в нее и не желая выпускать из своих объятий.
- Неужели ты еще в стостоянии так размеренно... овладевать мною... тебе нравится это ощущение? Я чувствую его во всю длину, как он нежно раздвигает мои лепесточки своей большой головкой и проникает глубже, - продолжала она свой пошлый монолог распаляясь от этого все сильнее и сильнее. Хотелось большего. Чтобы он сжал ее трепешущий клитор, потянул за зажимы на сосочках и продолжал дразнить ее. Не останавливаясь ни на секунду.
- Ммммдааа...продолжай меня вести по этому лезвию наслаждения, я истекаю от желания с каждой секундой все больше... аааааа...мммм....ооууууаааахххх...
Джунко не смотря на сковывающие ее оковы извивается словно восточная танцовщица, доводя Зарича до помутнения в глазах от такого гибкого наслаждения. Тело требовало разрядки. Бурного оргазма, чтобы семя ее мужчины заполнило ее лоно, либо белесым фонтаном омыло ее тело. Но, она хотела еще больше накала, чтобы слиться в последний момент с Заричем громогласным стоном наслаждения. Чтобы он взвыл от нахлынувшей разрядки с ней заодно.
- Только рискни прервать это все оргазмом... - пригрозила ему Джу и вновь посмотера в зеркало, пересекаясь с мужчиной взглядом. Она улыбнулась и медленно облизала губы все еще шершавым язычком, сладко постанывая.
Отредактировала Джунко - Вторник, 16 сентября 2014, 07:13
Опасная штучка
- Рискни присвоить. Ты сам будешь молить меня о продолжении... - мужчина чуть сильнее куснул ушко девушки, дескать, не зазнавайся:
- Зачем мне просить, я возьму сам. Вот она ты, в цепях, в моих алчных объятиях, такая соблазнительная, красивая, чувственная, непокорная, но беззащитная - он рассмеялся, раз за разом присваивая женское тело себе, отчего каждый удар отзывался неисчислимыми квантами наслаждения.
- Неужели ты еще в состоянии так размеренно... овладевать мною... тебе нравится это ощущение?
- Ммм... Конечно нравится. Но тут важно не физическое удовольствие, а моральное, чисто мужское понимание, когда столь шикарная женщина закована тобой в цепи, и ты берешь у неё это удовольствие, чувствуешь её упргую грудь в своих руках, чувствуешь касания кожи, запах, слышишь стоны, и наслаждаешься тем, что это по твоей прихоти она это делает - он видел чего она хочет, хочет большего, хочет, чтобы он касался её чувствительных мест, врывался быстрее и сильнее, был жестче и грубее. Но он специально держал её на голодном пайке.
Ммммдааа...продолжай меня вести по этому лезвию наслаждения, я истекаю от желания с каждой секундой все больше... - она делает движение, сжимая мышцы, из за этого по телу проскакивает настоящая молния, мужчина лишь на остатках воли удерживается от того, чтобы не сорваться на бешеный темп.
- Только рискни прервать это все оргазмом... - он смеется:
- А я не собираюсь прервать это оргазмом. Просто прервать - несколько мощных ударов доводят Джунко до пика, но когда остается последний удар, мужчина выходит, оставляя только руки, ласкающие упругую грудь, и играясь с цепочками, целуя нежную шею и плечи, но не дает Джунко больше ни капли наслаждения там, внизу. Ждет, пока оно схлынет, лаская лишь мягкие холмы, и оглаживая рукой упругие ягодицы, периодически оценивающе похлопывая ладонью. Как только наслаждение чуть спадает, он снова врывается, и опять не дает Джун разрядки.
- Ты уже хочешь попросить продолжения? Ты хочешь меня почувствовать здесь? - пальцы мимолетно скользят по самому низу живота, не доходя до напряженного бугорка - Или может здесь? - руки прижимают женские груди друг к другу - А может здесь? - он проводит пальцем по припухшим от поцелуев губками. - Или ещё где то?
Жесткий хлопок по ягодицам требует быстрого выбора...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Каков наглец. Стоит только дать мужчине вкус власти и в их руках женщина становится пылающей свечой. Захотел - зажег, а захотел - тут же погасил. Зарич входил во вкус, шепча ей такие милые и заводящие пошлости. Он пытался будто закодировать ее на то, что Джун теперь в его власти. Но, она то почувствовала как напрягся его половой орган, ласкаемый лоном бандитки. Будто бы в отместку за попытку сорвать его с катушек и лишить самообладания, Зарич награждает ее двумя резкими порывами. Ножки Джу подкашиваются, но она героически кусает губы в кровь, сдерживая эту накатившую волну пика наслаждения. Благо Зарич сам решает выйти из нее, давая не только ей, но и себе немого остыть.
Тем не менее, властные мужские руки продолжают бесцеремонно исследовать тело женщины. Оттягивает тонкие цепи так, что твердые словно сталь сосочки тянутся следом. А эта едва ощутимая боль вдруг электрическим разрядом проскальзывает по всему телу, заставляя блондинку изогнуться настолько, насколько позволяли эти чертовые ограничители.
Ладонь мужчины накрывает крутые бедра, оценивающе шлепает их и судя по-всему, остается довольным.
- Я ничего не делаю по твоей прихоти, - шепчет она, после очередного шлепка. И тут, в виде такого сладострастного наказания, он вновь врывается в нее, в один миг распаляя немыслимый огонь внутри.
- Аааааааааа.... - стонет Джун, подмахнув столь внезапному движению широкими бедрами и насаживаясь на героя Зарича до самого основания. Лоно жадно приняло его, тут же окутав теплом и сжав в своих объятиях.
Ты хочешь меня почувствовать здесь? Или может здесь? Или ещё где то?
Эти едва ощутимые касания заставили блондинку улыбнуться. Чего она хотела, ох... она хотела вновь восседать на нем, дразня своим телом и своей сексуальностью, которая словно кислота разжижала все чувства мужчины в мутную жидкость. Но... выбор ей предоставили небольшой. Хотя... последний вопрос можно было трактовать по разному.
- Хочу твои губы чувствовать везде. Как твой язычок ласкает мои сосочки, как он опускается ниже и касается истекающего лона. Предо мной, на коленях. Я хочу тебя видеть вновь в своем подчинении, - заявила она довольно нагло и даже хищно улыбнулась. Джун медленно двигала бедрами, плавно насаживаясь на половой орган мужчины, сжимая лоном детородный орган с разной силой и давлением. О, да... века развратной практики давали о себе знать и она кое-что умела.
Опасная штучка
- Я ничего не делаю по твоей прихоти - он только смеется. Ему нравилась эта игра где каждый считает другого жертвой. Джун до сих пор думала, что из него можно вить веревки. Он и не думал, что способен так легко сломать эту женщину, но небольшая нотка подчинения приносила и ему и её совершенно другие ощущения. Наверное он был первым, кто умудрился заковать Джунко в цепи, эти ощущения были ей новыми. Хотя в этом он сомневался - женщина была слишком опытной, чтобы не знать это ощущение. Одно он мог сказать только - подобных ему мужчин она не встречала точно. Хотя бы потому что подобных ему не существовало.
- А я заставляю? Суть твоего положения в том, что я и не прошу ничего. Просто я могу брать от тебя всё, что захочу, не представляешь насколько это заводит. - мужчина продолжал размеренно двигаться, полностью выходя из женской сокровищницы, и врываясь обратно - К тому же твоя несравненная сексуальность только подчеркивается этим железом. Смотри, как ты выгибаешься в такт мои движениям, твоя пышная грудь вздымается, сосочки только сильнее твердеют из за зажимов, и стоит мне потянуть за них - пальцы слегка накручивают цепочку - Как изысканная боль бьет в твое тело, ты сильнее сжимаешься вокруг меня, ты стонешь, глаза блестят. Я знаю что ты хочешь...
- Хочу твои губы чувствовать везде. Как твой язычок ласкает мои сосочки, как он опускается ниже и касается истекающего лона. Предо мной, на коленях. Я хочу тебя видеть вновь в своем подчинении - мужчина смеется.
- Я не в твоем подчинении, моя девочка. Ты имеешь власть надо мной, но не подчинение. Что же, эта игра интересна, но когда ты на свободе мне это нравится больше. - цепи начали по одной исчезать. Последним исчез ошейник, остались только браслеты на руках - напоминание. И они очень шли ей.
- Мррр, только посмей прервать все это оргазмом - рыкнул мужчина, припадая к женской груди, и не торопясь прекратить двигаться в ней.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Что он там говорил? Было совсем не важно. Видимо ее так называемое подчинение получило свой логический конец и как только цепи исчезли одна за другой - настало ее время. Джунко с силой выкрутилась и прижала Зарича к кровати.
- О, я вижу кто-то уже соскучился, - прошептала она, тут же впиваясь в губы мужчины. Эта сладкая, томящая ее нега понемногу спадала. Да и самой Джу уже изрядно поднадоело это доминирование с цепями и прочей атрибутикой. Все же свобода ей импонировала куда больше.
- Прости, малыш. Но я не люблю быть на поводу, - а ручки ласкали вздымающуюся плоть, все еще покрытую выделениями девушки. Она кусала его шею, словно кошка касаясь всем телом горячей кожи мужчины. Браслеты позвякивали, а ошейник ей нисолько не мешал. Всего одно движение бедрами и он вновь входит в ее лоно. Ноготки впиваются в нежную кожу, чуть ниже живота и вместе с дыханием внутри все спирает.
- Ааааххх, - выдохнула наконец таки блондинка, усаживаясь на взымающийся ствол до самого основания и как можно резче.
- Никакого оргазма. только приятное наслаждение, - шептала она, раздвигая ножки и принимая упор на руки, которые отвела назад. Гибкое тело двигалось в неспешном ритме, предоставляя мужчине целостную картину того, как его неимоверный великан раздвигает половые губки Джунко, вторгаясь в женское лоно.
Она любила ощущать его всем телом, а не лишь частями, которые не были скованы цепью.
Опасная штучка
- О, я вижу кто-то уже соскучился, - мужчина дерзко ответил на поцелуй, давая понять, что доминатора в их паре нет. Они оба были друг друга достойны. Король и его королева. Королева и её король. Настоящая королева, которую не могут удержать цепи.
- Прости, малыш. Но я не люблю быть на поводу - мужчина рыкнул, когда женские руки цепко схватили его плоть, и легко куснул Джун за нижнюю губку, за что тут же получил ответный укус в шею.
- Тебе цепи не идут. Чего ты ждешь? - впрочем видно было, что в понуканиях Джунко не нуждается. Мелодичное
- Ааааххх - разбивается о стены, сливаясь с мужским рыком. Два тела снова в одном, Джунко стонет, откидывается назад, демонстрируя волнительные изгибы своего тела во всей красе, до малейшей детали, до последней частички. Прикрытые глаза, приотрытые в бурном дыхании губки, грудь колышется от каждого удара, волнительно подпрыгивая.. Мужские руки лежат на крутых бедрах, добавляя силы каждому толчку.
- Никакого оргазма. только приятное наслаждение
- Ммм... Согласен - стройные бедра расходятся, открывая весь вид ему, тонкие ладошки лежат поверх его ладоней, сильнее надавливая при каждом толчке.
Кто будет первым? Чья выносливость сдаст первой? Почему то мужчине казалось что его, ибо ненасытность Джун он уже оценил в полной мере.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Ошейник почему-то звенел. Наверное это из-за бьющейся о него цепи. Джунко меняла темп, цепляясь пальзами за вспотевшие плечи мужчины. Он кричал то ли от наслаждения, то ли от боли из-за впивающихся в него ногтей. Тело требовало разрядки, но девушка не хотела сдаваться первой. Темп начал возрастать, а прикушенная нижняя губа садила и кровоточила. Утробный, женский стон отражался от стен смешиваясь с мужским рыком. Сильные пальцы сжимают покатые бедра, впечатывая их в податливую плоть и оставляя на них иссиня-черные следы. Джунко наклоняется, ища губами живительный источник и жадно впиваясь ими в губы Зарича. Очередной стон срывается с ее уст куда-то в приоткрытый рот темного элементаля. Глаза мужчины затягивает темная пелена, не в состоянии скрыть угольного сияния. Он почти готов насладиться с ней этим концом. Очередным. Сильным и беспощадным.
Джунко склоняется к его шее, прикусывая пульсирующую на ней жилку. Губы девушки целуют ключицу, а руки, до этого гладившие его бока, вернулись на плечи. Медленно пружина наслаждения сжалась внутри до предела. Тяжелое дыхание Зарича пропускало удары сердца, сбиваясь с ритма теперь по-особенному. Она уже поняла, что сейчас он вновь рухнет с этого пика наслаждения в бездну спокойствия. Нега начала разливаться по телу словно разлитый кувшин с медом.
- Ааа..За..Зарррр... - простонала она, до бели в костяшках сжимая широкие плечи мужчины. Этот оргазм был сильнее прдыдущих. Перепончатые крылья вновь предстали во всей своей красе в момент достижения пика наслаждения. Мышцы сокращались с некой толикой безумия, заставляя прогнуться в спине назад. Она не слышала по-началу мужского стона, походящего на рык. Но чувствовала внутри себя разливающееся семя, обжигающее лоно. Женщина рухнула на тяжело дышашего Зарича, все еще обмениваясь взаимным теплом и наслаждением. Их тела подрагивали. Крылья Джунко постепенно покрылись черными перышками и она одним широким взмахом прикрыла их оголенные тела. Губы девушки подарили Заричу поцелуй блаженства, вливая в мужчину энергетику спокойствия, умиротворенности и триумфа. Джунко делилась с ним самым сокровенным. Тем, что было в душе.
Скатившись с мускулистого тела, девушка прижалась к мужскому боку, восстанавливая дыхание.
- Этот раз был просто неописуемо развратным и жутко идеальным, - сказала она, накручивая на палец прядь светлых волос. Хотелось сейчас чего-то иного, кроме постельных баталий.
- У вас тут нигде нет стычек и кровопролитных восстаний? - поинтересовалась Джу, подпирая голову согнутой в локте рукой. Крылья двушка не прятала и они медленно опускались и поднимались, гоняя по телам двоих приятный ветерок. Конечно сейчас она никуда не хотела вставать и уходить. Но на будущее эта информация ей была нужна. Мало ли? А сейчас нужно было просто отдохнуть и сменить обстановку.
Отредактировала Джунко - Среда, 24 сентября 2014, 10:59
Опасная штучка
Вот это её любовь. Сильная, беспощадная. Она не просила пощады и не давала её, она брала свое, щедро расплачиваясь взамен дичайшим удовольствием. Она сносила ему и крышу, и стены и фундамент, переворачивала внутри каждое ощущение, топила его в волнах дичайшего наслаждения и добавляла немного боли, впиваясь в его плечи до крови. Вот это предел их выносливости? Да, дичайшее и неповторимое безумие, на которое способны только двое обожающих друг друга любовников. Безумие, которое топит собой всё, превращая душу в огненный шар, который взрывается...
Пришёл мужчина в себя только уже когда умиротворенная Джунко прижалась к нему, положив свою голову на его плечо.
- Этот раз был просто неописуемо развратным и жутко идеальным - он легко поцеловал её:
- Надеюсь не последним - рассмеялся он, обнимая женщину. В голове и теле - умиротворение. Нет сил обратить внимание даже на прикрывшие их крылья, хотя кого тут можно было удивить крыльями - они были даже у него.
- У вас тут нигде нет стычек и кровопролитных восстаний? - Зарич помрачнел.
- Вообще то есть, но не сказал бы что испытываю удовольствие от участия в этом. - умиротворение разливалось по телу, абсолютно не хотелось вставать. Спать впрочем тоже - он не нуждался во сне, будучи в Калиме. Однако приятная нега схватила каждую частичку тела, не желая отпускать...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Она наслаждалась его наслаждением. Именно так и никак иначе, даже если звучало тавтологично. Мужчина медленно прикрывал глаза и с неким трудом его веки вновь поднимались. Но вопрос Джунко заставил тень пробежаться по его мужественному лицу. Девушка удивленно вскинула бровь и даже пожалела что спросила об этом. Неужели она влюблялась? Но себе такой роскоши Джунко позволить не могла. Этот мужчина был особенным, соответственно в любви не нуждался. Любовники. И только. Да, так она считала и остановилась на этом варианте.
Но рука сама потянулась к его лицу, едва касаясь скулы. Женские пальчики ласкали его лицо, будто снимая с него паутинку усталости и извиняясь за неприятное напоминание. Пряди волос она убирала с особой тщательностью, а нежность ее кожи успокаивала и отгоняла мрачные мысли.
- Удовольствие ты можешь испытать только со мной, - прошептала Джунко, ненавязчиво заставляя Зарича повернуть к ней голову. Губы девушки коснулись его скулы. Ее ресницы дрогнули, скрывая янтарные глаза. Горячее дыхание обожгло уголок его губ и вскоре поцелуй вновь прогнал приятную волну наслаждения по их телам. Она нехотя отодвинулась, заглядывая в темные глаза Зарича.
- Если ты захочешь, это может быть бесконечно, - сама не заметив как, но она произнесла эти слова. Глаза девушки удивленно расширились и она рассмеялась. Что это было? Она только что предложила себя в его вечные спутницы? Совсем уже крышу у нее снесло от этого мужчины. Тонкой рукой она закрыла глаза, откидываясь на шелковую простынь. Джунко нравился этот мужчина. Каким бы он не был грубым, самоуверенным. Это ее распаляло как никогда ранее.
Джу попыталась встать.
Опасная штучка
Способна ли Джунко влюбиться? Он не знал. Она нежно гладит его щёку, убирая пряди волос. Может и способна. Но знал, что не способен влюбиться сам. ОН может испытывать влечение, чувство, которым как магнитом тянет к ней. Уничтожающее разум ощущение, но это не любовь. Или всё таки любовь? Странно это все.
- Удовольствие ты можешь испытать только со мной - мужчина рассмеялся.
- Самоуверенно сказано, но правда в твоих словах есть. - легкий, нежный поцелуй, и она слегка отодвигается, смотря ему в глаза.
- Если ты захочешь, это может быть бесконечно - предлагает? Единственное что мешает - он не свободен на сто процентов.
- Я хочу. Но здесь мое мнение не всегда слушают. Кстати не желаешь немного поплавать? Я думаю теплая вода сейчас самое то...
- Поплавает он понимаешь. - раздался резкий голос. Повернув голову в сторону, откуда он выходил, мужчина обнаружил там высокую брюнетку в достаточно откровенном тёмно-синем платье. Женщина сложила руки на груди, и прислонилась плечом к раме одной из дверей-порталов. Лежавший в кровати Зарич даже не пошевелился.
- Тёмная госпожа, вы обладаете удивительной способностью портить умиротворяющие моменты. Что случилось?
- Ничего, заглянула чтобы узнать как ты отходишь после возвращения, и посмотреть на твою гостью. И загляни к моей сестре, она что то от тебя хотела. - она улыбнулась, и исчезла.
- Она неисправима... Ну что пошли поплаваем?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Ц. Что может быть хуже уязвленной женской гордости? Только уязвленная женщина. А эти отмазки просто подливали масла в ее понемногу бушующий огонь.
Уходить от разговора Зарич не умел, а ей больше к этому не хотелось возвращаться. Пусть все останется как есть и они будут просто животно трахаться друг с другом и ничего более. Джунко вновь прикрыла маленькие струйки своей души и обернулась на мелодичный голос. В проеме стояла эффектная брюнетка, которая появлялась в ее поле зрения по мере исчезновения крыльев девушки.
посмотреть на твою гостью
Джунко встала в полный рост и вальяжно перенесла свой вес на правую ногу, представая перед женщиной в полной красе своего нагого тела.
- Рада себя лишний раз показать. Особенно, если мне это светит групповым прелюбодеянием, - улыбнулась блондинка и облизнула потрескавшиеся губы.
Она неисправима... Ну что пошли поплаваем?
Никто не был против и поэтому она последовала по уже знакомому маршруту, проходя сквозь зеркальную поверхность. Свежесть обдала оголенное тело и мелкие мурашки пробежались по ее коже. Джунко вальяжно подошла к краю воды и неспеша вошла в нее. Приятная прохлада остудила жаркий пыл разбойницы, приятн лаская чувствительное тело. Кончики волос намокали постепенно опускаясь под толщу воды. Девушка обернулась в сторону Зарича и поманила его к себе пальчиком.
Секса еще не хотелось, но позаигрывать Джу никогда не считала лишним.
- Вода смывает всю усталость и все то, что ты во мне оставил. Кстати, а как вы здесь размножаетесь? Не думаю что ты бы бездумно тратил свое семя на каждую встречную, - Джунко пожала оголенными плечами, поглаживая их мокрыми ладошками. Она набрала в них прохладной воды и омыла лицо.
- А еще, меня мучает жажда, - добавила Джун, но не соизволила уточнить о какой именно жажде шла речь. Хотя, Зрич мог быть уверен, что не о физической.
Опасная штучка
Форум » Архив » Корзина » Две тени
Страница 4 из 6«123456»
Поиск: