Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 3 из 6«123456»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Две тени
Две тени
- Думаю, я смогу с ним смириться - он легко смеется, желая, чтобы черная сверкающая броня стала чуть помягче, но она слишком прочная. Способная сломать о себя любой клинок, драконья кожа не передает тепло или прикосновения. Она словно панцирь.
- Уверена? Ну смотри, я предупредил
- Рано ты решил от меня закрыться
- Иногда лучше вовремя остановиться, но от тебя сложно закрыться
Он не верил в совпадения. Честно. Случайность? Или нет? Что то толкнуло его пойти на этот слабый пряный запах, который он сейчас ощущал? Что то заставило его не прямо спросить у дамы, что она делает обнаженной посреди склепа, а принять её правила игры? Она шепчет ему всякие милые нежности, но он отвечает, отвечает, черт побери, шепчет милые глупости, какие то банальности, но они - самые лучшие комплименты в этой ситуации. Впервые желание вспыхнувшее между ними не имело под собой только потребность в утолении жажды двух цветущих тел. Эту причину лучше всего объясняла одна её фраза?
- Меня тянет к тебе... - а он молчит, потому что сила её притяжения не дает ему говорить, он лишь делает шаг вперед, убирая с глаз долой зеркальную преграду, разделяющую плеск воды и интимную тишину спальни. Боги, как же она красива... Но он заставит это тело слушаться его. Заставит, во что бы то ни стало.
- Пройдем в мои покои? Любезно предоставленные тобой - он улыбается.
- Они твои, моя госпожа. Помнишь, тогда я спросил в логове. Кто я? Игрушка, раб или любовник? Как ты сейчас ответишь на этот вопрос?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Что она делала? Была милой? Милой с мужчиной? Верилось с большим трудом, но судя по всему это было именно так. Она не понимала, почему именно к нему у нее такое отношение. Действительно, особенное. Может, потому что они оба сделаны из одной тьмы? Но крепкие мужские руки все еще сжимали ее хрупкое тело, наверное не ощущая его жара из-за прочной брони. Зеркальный портал растворился и они уже стояли в ее комнате. В глазах мужчины мелькало некоторое замешательство, будто он тоже не верит в то, что сейчас происходит.
Помнишь, тогда я спросил в логове. Кто я? Игрушка, раб или любовник? Как ты сейчас ответишь на этот вопрос?
Джунко слабо улыбнулась, когда Зарич задал ей этот вопрос. Действительно, под какую категорию можно записать этого мужчину? Раньше, она уже заранее знала чем является для нее мужчина на данный момент. Но здесь, все по другому. Девушка задумалась, немножко нахмурив брови и отведя взгляд в сторону. Она немного отошла от Зарича, медленно обходя темную комнату шаг за шагом. На комоде стояли всякие мелочи, декорирующие это помещение и Джун взяла в руки стеклянный шарик. На нем была изображена карта, но не такая, какую она видела у людей. Эта стекляшка была будто бы живой. Каждый участок материка прогибался под ее прикосновениями и обретал краски. Двигались облака, шевелились деревья под натиском ветра. Но блондинка все же думала над ответом, хотя и знала его. В конце концов, она оставила стекляшку в покое и сделала несколько шагов навстречу Заричу. Он ждал ответа. Джунко приблизилась вплотную к нему, провела рукой по точеным очертаниям лица мужчины, заглядывая в его подернутые темной пеленой глаза.
- Ты не игрушка, я уже говорила об этом, - сказала Джун и продолжила. - Это необычное чувство. Тогда, в логове, все зависело от того, как ты себя поведешь. Я и не задумывалась над тем, что буду делать с тобой дальше.
Девушка замолчала и тихонько рассмеялась.
- Хотя нет, я хотела тебя убить. Но, потом все пошло не так, - блондинка отстранилась, взяла его за руки и потянула в сторону кровати. Она легонько толкнула его, и мужчина сел на черное одеяло. Джун встала перед ним, приблизив свое лицо почти вплотную к лицу ее спутника и вновь, который уже раз вглядываясь в бездну его помутненных глаз.
- Я только сейчас могу тебе ответить. И только здесь, в этом измерении, в этой стране, в этом замке, в этих стенах. Ты - мой мужчина. Но главное не это... - блондинка коснулась своего плеча, медленно снимая закинутый на него конец черного покрывала. Шелковой ткани не нужно было приказывать, и едва она ее коснулась, материал сам частично соскользнул с ее тела. Блондинка придержала рукой покрывало у груди, не давая легкой ткани полностью упасть на ворсистый ковер.
- Главное то, что я...думаю... я... - она замялась. Такие слова она говорила впервые за многие тысячи лет. Джунко придвинулась ближе, наклоняясь к уху Зарича и заканчивая свою фразу.
- Я твоя женщина...
Опасная штучка
Вопрос похоже вызвал затруднения, но на такие вопросы не дают ответ сразу. Она думала, и он дал ей возможность подумать и решить что то для себя. Впрочем он бы покривил душой, если бы сказал, что ответил на подобный вопрос сразу же. Вообще его мучил один вопрос: что это? Любовь? Вряд ли. Элементали не умеют любить, особенно элементали тени. Но что это за ощущение, что ты нашел какую то недостающую тебе часть? Тем временем она вернулась к нему, отвлекая от философских мыслей, и занимая всё его внимание:
- Ты не игрушка, я уже говорила об этом. Это необычное чувство. Тогда, в логове, все зависело от того, как ты себя поведешь. Я и не задумывалась над тем, что буду делать с тобой дальше - она легко рассмеялась - Хотя нет, я хотела тебя убить. Но, потом все пошло не так - тонкие руки тянут его к кровати, и он словно послушная кукла в руках опытного кукловода идет к ней. Легкий толчок в грудь, и её глаза прямо напротив его, в каких то жалких сантиметрах. Он не говорит, лишь слушает её тихий голос:
- Я только сейчас могу тебе ответить. И только здесь, в этом измерении, в этой стране, в этом замке, в этих стенах. Ты - мой мужчина. Но главное не это... Главное то, что я...думаю... я... - одеяло ползёт вниз, открывая её тело, но он не видит даже этого. Его взгляд мертвой хваткой вцепился в её глаза, не в вилах отвернуть их. Он ждёт конца фразы, которую Джунко выдает словно через силу, будто она ни разу не говорила этого. И её слова действительно похожи на те, которые она могла говорить впервые за свою долгую жизнь.
- Я твоя женщина... - сколько чувств было выражено одной этой фразой. Не банальное "Я тебя люблю", ведь это было бы неправдой. Но они принадлежат друг другу. Связь куда более сильная, чем просто любовь. И то, как лёгкое прикосновение его губ быстро переросло в жестокий и страстный поцелуй это подтверждало...
- Я твой мужчина... - лишь на секунду отрывается он, чтобы выдохнуть это, и снова коснуться её губ в отчаянном поцелуе, словно последнем в жизни.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Я твой мужчина...
Услышала она и они вновь соединились в поцелуе. Это было больше, чем просто связью. Это было единение на том уровне, который недоступен простому человеку. Она вдыхала его запах, ласкала немного грубую, мужскую кожу, сжимала ладошками широкие плечи. А этот поцелуй не кончался. Будто бы они вновь скрепляли договор, но не с помощью темной силы, а где-то внутри себя. Для себя. Джунко нехотя остановила поцелуй, улыбаясь лишь уголками губ этому невероятному мужчине. Девушка обхватила руками шею Зарича и навалилась на него всем телом. Мужчина упал на кровать, а она покрывала его лицо и шею короткими, но не спешными поцелуями. Эта броня мешала, и блондинка стукнула кулачком по груди Зарича, давая намек на избавление от этой консервной банки.
- Ты знаешь, - на мгновение остановилась она и прошептала. - Эта связь сильнее, чем у людей... Неужели мы на такое способны? Я даже не знала...
Джун отстранилась от Зарича, вновь представая перед ним во всей красе своего нагого тела. Но, глаз с него она не сводила, будто завораживая. Эта необычная связь смешивалась со страстью и магическим притяжением к нему. Блондинка уперлась руками о живот мужчины, немного склонив голову набок.
- Малыш, а ты меня не приворожил часом? - с улыбкой поинтересовалась она, прекрасно понимая что это невозможно. Ко всякого рода магии и естественно ядам, у нее был иммунитет. Хотя, исключением была особо сильная магия, но ее невозможно не почувствовать. Девушка склонилась над ним, убирая со лба Зарича прядь темных волос.
- Я хочу своего мужчину... в первый раз за всю свою многовековую жизнь, - прошептала блондинка на ушко своему спутнику. Невинной девой она никогда не была, но сейчас создавалось ощущение, что это ее первая ночь с мужчиной. Именно с мужчиной, а не едой, способом достижения цели или приказом к исполнению.
Опасная штучка
- Ты знаешь. Эта связь сильнее, чем у людей... Неужели мы на такое способны? Я даже не знала... - он улыбнулся:
- Возможно для этого надо побывать в том мире, где ты в своей стихии - он легко рассмеялся, слегка отталкивая Джунко. Доспехи на его груди с шуршанием рассыпался на отдельные чешуйки, которые сами собой взлетели, и собрались в нагрудник на комоде, поблескивая своим внутренним чёрным сиянием. К сожалению так же сделать с брюками он не мог, но он думал, что они недолго на нём задержатся.
- Малыш, а ты меня не приворожил часом? - он рассмеялся:
- И из чего ты сделала этот вывод, девочка? - он подчеркнул последнее слово, словно небольшую месть за "малыша".
- Я хочу своего мужчину... в первый раз за всю свою многовековую жизнь - он снова смеется:
- Всё когда то бывает в первый раз. Что же... Если хочешь, то возьми - он смотрит прямой ей в глаза - Если силенок хватит
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Он ее дразнил. Что же. Неужели не убедился, что силенок то как раз у нее хватит? Девушка цокнула, быстрым движением руки хватаясь за ремень на штанах брюнета.
- Ты все еще сомневаешься во мне? И как не стыдно, - пожурила она Зарича, на этот раз уже касаясь губами тела мужчины. Она подвинулась выше, оставляя расстегнутый ремень и полурасстегнутые штаны за своей спиной. Легкий жест и с Зарича будто кто-то рывками стянул штаны. Джунко приподняла бровь и коснулась пальчиком кончика носа мужчины.
- Тадам, - сказала она, показывая тем самым, что не один он здесь имеет силу. Блондинка вновь наклонилась над ним, внимательно всматриваясь в его мутные глаза.
- Мне кажется, или ты чем-то озабочен? Кроме меня, - спросила девушка серьезно, рассматривая черты лица Зарича. Суровое выражение лица, волевой подбородок, черные как смоль волосы. Джунко разлеглась на нем, словно на тахте. А ее тело наслаждалось теплом этого мужчины, впитывая его словно губка.
Опасная штучка
- Ты все еще сомневаешься во мне? И как не стыдно - он смеется. На этот раз как то радостно. Он давно не смеялся от души, потому что этот обиженный тон в голосе был действительно забавным. Смертельная обида, хах. Впрочем его тем временем резво лишили штанов. Собственное невелика потеря.
- У меня нет сомнений в твоей силе и умениях, но есть сомнения в твоей смелости после того что ты учинила там - он стрельнул взглядом в сторону бассейна, но тут закрыл её ротик поцелуем, не давай возможности ответить на эту фразу чем нибудь обиженным.
- Мне кажется, или ты чем-то озабочен? Кроме меня - он немного подтянул её, позволяя устроиться на его широкой груди словно на удобной кровати.
- Нет, твоя интуиция тебя не подводит. Но я молю богов, чтобы ты никогда не узнала, что беспокоит меня каждую секунду моей жизни - легкий поцелуй, и Зарич выкидывает проблему из головы.
Война. В Ал'Калиме идет вечная война с Великим Врагом.
Что будет с ним, если не дай боги война доберется до неё? Нет, этого не будет.
Впрочем так оно и было, война каждый раз отступала, когда на её пути возникал он.
Неделю назад в Ал'Калиме был великий праздник, день Славы.
В его честь.
А, к дьяволу все мысли, проще просто перевести всё в шутку, и он смеется:
- И ещё меня волнует испугаешься ли ты моих извращенных идей на этот раз - он опрокидывает её на кровать, припадая к пышной груди, словно к источнику. Всё мысли вылетели из головы, ему сейчас было не до них...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Какие проблемы занимали его темноволосую голову, она даже не представляла. Наверное, что-то связанное с политикой и прочим, прочим, прочим. Ей не хотелось видеть его в заботах и омрачающих мыслях, поэтому первостепенной задачей стало разряжение обстановки.
И ещё меня волнует испугаешься ли ты моих извращенных идей на этот раз
Джунко выдохнула, когда его губы сомкнулись на ее груди. Девушка сжала в руке одеяло, дыхание участилось.
- Ты просто выбрал немного не тот момент... А так, я не против взглянуть на эти твои идеи, - прошептала она, зарываясь рукой в волосы Зарича. - Но, давай попозже...
Джунко прикусила пухлую губу, слегка постанывая от ласки брюнета. Его губы странствовали по женскому телу, а язычок теребил набухающие соски. Блондинка выгибалась с каждым разом, когда он выпускал ее грудь из своего плена. Девушка притянула его к себе, чтобы видеть глаза Зарича и добавила.
- Отпусти эти мысли на некоторое время, - рука девушки протиснулась между его и ее телом, накрывая ладошкой женское лоно. Пальчик потеребил набухающую, влажную горошинку наслаждения, и юркнул в разгоряченную плоть блондинки. Она прикрыла глаза и вновь простонала.
- Сейчас, есть только я. Одна лишь я и ты
Разбойница коснулась губами губ Зарича, по-хозяйски проникая язычком в приоткрытый рот. Немного прикусила губу, в порыве страсти, затем подставила чутким мужским губам, точеную шейку.
- Ааааахххх, - выдыхала она, все еще продолжая ласкать свое естество. Пальчики быстро намокали, и женские соки уже стекали на темную простынь огромной кровати. Как же она хотела этого мужчину. Как тогда, в логове, только еще сильнее и беспощадней. Этот наглец сводил ее с ума, а девушка тормозов никогда и не имела. Сейчас она вновь раскрывалась перед ним, отдавала себя всю без остатка, вновь играя в страсть с этим полукровкой-элементалем.
Опасная штучка
О, вот в чём ей нельзя было отказать, так это в той скорости, с которой она заводилась. Чувствительный сосочек затвердел в его губах моментально, а его хозяйка издала нежный стон, зарываясь ладонью в его волосы.
- Ты просто выбрал немного не тот момент... А так, я не против взглянуть на эти твои идеи. Но, давай попозже...
- Спешить некуда, моя дорогая, удовольствие надо вкушать постепенно, иначе от него не будет проку - он ласкает её, она стонет, прикусывая губку, поглаживает пальчиками его волосы, наслаждаясь лаской, и слегка вскрикивая, когда он пускал в ход зубки, или поигрывал с чувствительной плотью самым кончиком языка. Но она тянет его к себе, вглядываясь в глаза, и всё равно видит там затаенное нечто...
- Отпусти эти мысли на некоторое время. Сейчас, есть только я. Одна лишь я и ты - его живот чувствует ладошку, скользнувшую вниз. Она любит играть с собой, верно? Любит ласкать себя перед ним, и он отпустил дурные мысли к чертям. Сейчас они были просто не нужны, но он отстраняется, и берёт её ладошку, поднося её к губам. Ему хотелось почувствовать её приятный вкус, который он собирал с её пальчиков.
- Давай поиграем в игру. Видишь часы? - солнце в Ал'Калиме было искусственным, поэтому тут стоял вечный закат, и поэтому оно и называлось Вечным Солнцем. И часы тут были единственным способом измерять время. Впрочем время тут измерялось достаточно забавно. Сутки это дворец в котором пять крыльев. В каждом крыле десять покоев, в каждом из которых пять комнат. Если прикинуть так, то крыло это пять часов(сутки тут были равны 25 людским часам), покои это полчаса, и комната - шесть минут.
- Сейчас без комнаты пятое крыло. Переводя на наши мерки около восьми вечера. Полчаса я в полной твоей власти, и ты распоряжаешься мной как хочешь, и я выполняю любой твой приказ. А потом полчаса - я распоряжаюсь тобой. Ммм... Это забавная игра, думаю тебе она по душе. Что же, если согласна - приказывай
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Мужчина был тоже довольно таки похабным, когда облизывал ее тонкие пальчики.
- Давай поиграем в игру. Видишь часы?- Сейчас без комнаты пятое крыло. Переводя на наши мерки около восьми вечера. Полчаса я в полной твоей власти, и ты распоряжаешься мной как хочешь, и я выполняю любой твой приказ. А потом полчаса - я распоряжаюсь тобой. Ммм... Это забавная игра, думаю тебе она по душе. Что же, если согласна - приказывай
Часы? Ах да, она совсем забыла, что в этом измерении вечное солнце. Джунко улыбается, давая понять тем самым, что готова принять такие заманчивые правила игры. Она расставила руки в стороны, делая глубокий вдох и прикрывая янтарные глаза. Ладошки начали издавать яркое свечение и из них потянулось множество нитей в разные стороны. Джунко глубоко дышала, а эти ниточки будто бы полотно создавали, хотя на самом деле это были зеркала. Несколько над ними, по бокам, и даже одеяло на котором лежала пара, приобрело зеркальный отблеск. Но, предмет стал упругим, не создавая неприятной жесткости для тела. Таким образом, они оказались будто в зеркальной комнате. Зарич мог видеть всю картину буквально со всех ракурсов. Ее тело, свое, и даже эти мелкие, развратные детали.Девушка заставила его лечь на спину, а сама села сверху. Она целовала его тело, спускаясь к заветному, мужскому органу. Розовые губки обхватили нежную головку. Она втянула воздух и чувствительную часть тела Зарича будто бы засосало в вакуум. Но, блондинка тут же вспомнила про правила игры и выпустила достоинство мужчины из своих губок. Джун развернулась к нему спиной, делая плавное движение бедрами так, чтобы агрегат мужчины встал ровно между ее ягодичек. Девушка подняла руки в воздух, пошевелила пальчиками и настроила для Зарича отличную видимость со всех ракурсов.
- Смотри и комментируй. Комментируй что я делаю, и что чувствуешь ты, - сказала блондинка и сжала свой сосочек. Девушка видела его взгляд во множественном отражении зеркал. Видела свое тело, как она облизывает пальчики, едва касается сосков и массирует их сладко постанывая. Как все же не выдержав, рука соскальзывает в ложбинку между ног. Она расставила их пошире, чтобы ему было видно как шаловливая ручка шустро теребит набухающую горошинку наслаждения, как пальчики по очереди проникают в ее лоно, извлекая из него живительные соки. Другая рука массирует полную грудь, шлепает ее по соскам, вызывая сладкую истому. И этот стон, местами приглушенный, а порой звонкий и полный желания.
Опасная штучка
Похоже Джун находила свое применение своей магии, которая раскрыла свой потенциал тут. Нельзя сказать, что она и в том мире не могла пользоваться своими способностями, но здесь - совсем иное. Здесь даже самая слабая магическая нотка в душе усиливалась в сотни раз. Зарич например вообще не имел способностей к какой либо магии вообще до того как попал сюда. А сейчас считался одним из сильнейших магов Ал'Калима.
Магию ведь можно использовать не только в бою, но и в мирной жизни, и похоже Джун нашла небольшое применение своим способностям. Что самое смешное Зарич так и не успел учуять какой стихии принадлежало это зеркальное колдовство. Впрочем его сейчас полностью поглотила она, а не разнюхивание её стихии. Было интересно, как сверкающие ниточки сплетаются в полотно, вплетаясь в невесомый балдахин из черного шелка, делая его почти зеркальным. Странно, они вроде бы пропускали рассеянный свет Вечного Солнца, и в то же время не отражали свет, оставляя только изображение. Он словно оказался в зазеркалье, где мог разглядеть каждую частичку её тела. И своего тоже. Правда свое его интересовало мягко говоря не очень, чего он там не видел?
Он был так поглощён этим зрелищем, что не заметил, как Джунко добралась до его плоти, но поигравшись несколько секунд выпустила на волю, и повернулась
- Смотри и комментируй. Комментируй что я делаю, и что чувствуешь ты - о, похоже эта игра начинала ему нравиться. Впрочем крайне сложно было описать ощущения, имея затуманенную удовольствием голову.
- Ммм... Интересно. Ты дразнишься, как жестоко - он резко вздохнул, когда женские ягодицы слишком сильно сдавили его, впрочем лишь играясь. Он не отрываясь следил за ней, но в первую очередь его привлекли глаза. Безумные, буквально сверкающие от желания глаза. Он снова резко выдыхет, издает тихий стон, глядя за ней.
- Ммм, жарко и возбуждающе. Ты ласкаешь себя, бесстыдно сжимаешь соски, слегка шлёпаешь их, вторая рука уже внизу. Бесстыдная и шаловливая, она проникает в твое лоно, заставляет тебя стонать и вскрикивать. Ты наслаждаешься, в твоих глазах - безумие и возбуждение. Я чувствую твое тепло, чувствую этот жар, который кажется отражается от зеркала и возвращается мне. В жилах словно огонь, только правила игры меня удерживают. В мыслях путаница и безумие, не могу определиться с тем, чего я хочу в данный момент, по телу мурашки, словно стайки маленьких молний. Почему ты так жестока?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Ммм, жарко и возбуждающе. Ты ласкаешь себя, бесстыдно сжимаешь соски, слегка шлёпаешь их, вторая рука уже внизу. Бесстыдная и шаловливая, она проникает в твое лоно, заставляет тебя стонать и вскрикивать. Ты наслаждаешься, в твоих глазах - безумие и возбуждение. Я чувствую твое тепло, чувствую этот жар, который кажется отражается от зеркала и возвращается мне. В жилах словно огонь, только правила игры меня удерживают. В мыслях путаница и безумие, не могу определиться с тем, чего я хочу в данный момент, по телу мурашки, словно стайки маленьких молний. Почему ты так жестока?
Ну почему же сразу жестока. Просто ей самой в кайф вот так вот изводить и его и себя. Девушка содрогнулась и застонала. Что же поделать, слишком чувствительной была Джун. Но, восстанавливалась она тоже не так уж и долго.
- Ласкай, - сказала блондинка, разворачиваясь к Заричу и расставляя ножки пошире. - Прямо вот здесь, только кончиком языка. Руки держи за спиной.
Джунко коснулась пальчиком истекающего соками клитора, и вновь вздрогнула. грудь вздымалась в такт тяжелому и быстрому дыханию. И эти распаленные желанием глаза. Похоть и желание к этому мужчине были просто невыносимы. Но, она терпела.
- Дааааа, вот так...ммм... - застонала девушка, когда мужчина только коснулся ее возбужденных лепесточков. Она запрокинула назад голову, но никуда не могла деться от разворачивающейся картины. Везде отражалось ее возбужденное тело, растрепанные волосы, безумный взгляд и это манящее мужское тело. Его мышцы играли под слегка загоревшей кожей, двигались под натиском движения тела.
- Ааааа...ммм... как же я хочу тебя, - шептала Джунко, цепляясь за волосы Зарича дрожащими пальцами.
Опасная штучка
Всё таки нельзя быть столь чувствительной и ласкать себя без последствий. Вот тонкие пальчики ещё раз проникают между ножек, и она вскрикивает, сотрясаясь на нём от яркой вспышки экстаза под протяжный и громкий стон, после чего вспоминает, что на свете ещё существует он.
- Ласкай. Прямо вот здесь, только кончиком языка. Руки держи за спиной - касается пальчиком чувствительной точки, указывая ему направление, и слегка разводит ножки, чтобы позволить ему это сделать. Впрочем мужчина, который зам вызвался играть в эту игру не имеет ничего против. Хотя нет, имеет. Ему до смерти надоело играться, и он тешил себя только мыслями о том, что будет с ней, когда пройдут эти полчаса.
- Дааааа, вот так...ммм... - реакция последовало незамедлительно, стоило его языку легко провести по чувствительным лепесткам, собирая с них сладковатый нектар возбуждения. Его язык то легко дразнил восприимчивую к его ласке плоть, то сильно надавливал или подцеплял её, играя на девушке словно на музыкальном инструменте, издававшем великолепную симфонию вскриков и стонов. Впрочем иногда он отрывался, чтобы увидеть в отражении её выгнутую до предела спинку, безумное лицо. от его ласки она прогибалась так, что пышные груди смотрели в потолок. В глазах - безумная жажда.
- Ааааа...ммм... как же я хочу тебя - очередной вскрик, но мужчина отрывается от своего занятия:
- Так что мешает?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Действительно? Так что ей мешает? Принцип. Ее время еще не закончилось, а посему, Джун властно положила ладонь на макушку Зарича и вернула его к занятию делом. Разговорился, видишь ли...
Девушка томно вздыхала, грудь опускалась и поднималась под тяжестью вздохов и немного дрожала от возбуждения. Но, время ее властвования все же вышло.
Блондинка улыбнулась, заглядывая в затуманенные глаза мужчины. Да, играться она любила. И эти зеркала... девушка вынулась дугой, любуясь сама собой. Эта точеная женская фигурка идеально смотрелась на таком сильном, мужском теле.
- Что же. Я думаю, настал твой звездный час? Малыш... - едва слышно проурчала она, касаясь пальчиками еще влажных губ Зарича. Такие правила игры ей были ох как по душе, и этот озорной огонек в янтарных глазах, лишь только давал лишнее доказательство этому.
- Муррр,малыш, - прошептала Джунко и подмигнула мужчине.
- Что же. Я думаю, настал твой звездный час? Малыш... - мужчина хмыкнул.
- Ну смотри, на этот раз не убежишь от меня на дно бассейна
- Муррр,малыш - сильные мужские руки толкнули женщину на кровать. Тёмная волна вырвалась наружу, разрывая зеркальные стены в клочья, а спустя секунду Джунко уже была мягко вжата в кровать, и наслаждалась неистовым поцелуем. Зарич всегда был не самым нежным мужчиной. Поцелуй длился невозможно долго, страстный и необузданный, и раньше он чувствовал, как её тени перетекают в него, грозясь в секунду стать смертельным ядом, то сейчас его тьма наполняла душу Джунко своими оттенками. Мрачными, но манящими, как тёмный колодец, посмотрев в который испытываешь невероятное желание прыгнуть в него. А что будет на дне? Только она сама знала, что её там ждёт.
Плевать что ей будет не нравиться. Плевать будет ли она вырываться или проклинать его, пытаться отталкивать. Он сделает с ней то, что захочет. Здесь его власть, и выше его власти в Столице только власть Тёмной госпожи и Всевидящей. или выше даже их власти власть этой девчонки над ним?
Не дождётся. Здесь он диктует условия. И настало время насладиться её телом и её страстью. Но дл начала надо перевернуться, чтобы женщина имела доступ к его телу.
- Ласкай меня грудью и губами. Страстно и с энтузиазмом.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Казалось будто бы темные, дымчатые язычки материи спускались с уголка ее губ. Такой грубый и такой нежный. Желание закипало в ней как зелье в котле у старой ворожеи. Тело было вжато в мягкую кровать, золотистые волосы разметались по материалу, а янтарные глаза томно наблюдали за мужчиной из-под прикрытых век. Отдаться в его власть? Или сделать вид... Джун решила остановиться на последнем варианте, когда он откинулся на спину.
- Ласкай меня грудью и губами. Страстно и с энтузиазмом.
Блондинка едва заметно приподняла бровь, как бы говоря о том, что больно уж раскомандовлся этот полуэлементаль. Но...
Джунко коснулась губами щеки Зарича, затем взяла его руку в свою ладошку и коснулась губами кончиков его пальцев. У девушки появились едва заметные клыки, которыми она сделала небольшую ранку на указательном пальце. Кровь капнула на ее язычок, а затем пухлые губы накрыли собой весь палец.
Ранка еще кровоточила, когда девушка провела его рукой по своему телу от шеи по ложбинке между грудей. Темная кровь оставляла на мраморной коже след, а девушка только распалялась.
- Ах.... - стонала она, склоняясь над Заричем и касаясь его торса затвердевшими сосками. Она ласкала каждый сантиметр его тела так, будто готовилась к жертвоприношению. Юркие пальчики девичьей руки проникали в лоно, вырывая из груди Джунко стон наслаждения.
Наконец она добралась до гордо вздымающейся плоти мужчины и сжала его между грудей. Жар и пульсация смешались с ее ощущениями воедино. Язычок девушки стал будто шершавым, что доставляло Заричу волну удовольствия несравнимую с предыдущими экспериментами. Джунко улыбнулась, поднимая на мужчину янтарные глаза с вертикальными зрачками. В комнате раздался утробный рык, будто бы около ложа развалился довольный и сытый тигр.
Фурия.
- Знаешь, малыш, я даже рада что во мне намешано столько кровей... Но, если ты сейчас же не сделаешь свое темное дело, мне придется пустить в ход принуждение, - сказала Джунко и хищно облизнулась.
Отредактировала Джу - Четверг, 28 августа 2014, 07:21
Что значит быть элементалем стихии Тени? В первую очередь - обладать сущностью. Зловещей и сильной сущностью. А во вторых? Не иметь никаких норм морали. Это была суть - человеческая мораль и предрассудки полностью отсутствовали в детях Тени. Именно это давало такой великолепный оттенок безумия тому, что сейчас происходило в спальне его дворца.
Впрочем нельзя говорить о том, что там творилось что то, имевшее легкий оттенок безумия. Там творилось именно что безумие. Дикое непередаваемое безумия. Не было предрассудков, мыслей, вражды. Было безумное слияние двух сущностей, восхитительная игра, уже не не уровне тел, а на уровне душ, на уровне энергий, когда единение двух существ настолько велико, что они уже не могут остановить эту дикую игру, лишь продолжая её.
Разврат и похоть вперемешку с наслаждением, женский стон, боль в прокушенном пальце, тёмная дорожка по изящной шее спускается в ложбинку. Жар, стон, вскрик. Мужской рык, и хищная фраза:
- Знаешь, малыш, я даже рада что во мне намешано столько кровей... Но, если ты сейчас же не сделаешь свое темное дело, мне придется пустить в ход принуждение - на что мужчина не переставая блуждать руками по её телу и целовать её отвечает только одной фразой:
- Интересно как же ты собираешься заставить меня.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Девушка рассмеялась и вмиг стала серьезной.
- Мужскими инстинктами, - ответила блондинка и вспыхнула голубым пламенем. Глаза стали бирюзовыми, а и без того сексуальная девушка просто взорвала мозг Заричу усилившимися ферромонами. Этому нарастающему желанию не могли противиться ни создания тени, ни создания света. Способности суккуба достались ей от древней прабабушки по линии отца. Правда прабабушкой ее было сложно назвать, не смотря на количество нулей в ее дате возраста. Эта высшая суккуб давала фору многим созданиям, сами демоницы пытались не раз прижать ее к стене, но в итоге оказывались лишь придавленные ее телом в постеле. Джунко достались такие же сильные способности, поэтому голубоватый дымок, исходивший от ее тела, только возбуждал и сковывал волю, ломая самого терпеливого мужчину и его самые изощренные техники воздержания. Джун впитывала в себя энергию Зарича, с каждой секундой только наращивая свою силу.
- Малыш, в таком виде я предпочитаю групповое сношение или лезбийские игры. Но ты меня просто вынудил... а я, в свою очередь, буду вынуждать тебя.
Блондинка мягко взяла в руку округлость своей груди и задела острым ноготком сосок. И движения и стоны Джу были еще слаще, еще эротичней и пропитаны насквозь неимоверной страстью. Мысли Зарича могли витать какие угодно, но руки мужчины сами сжали крутые бедра Джунко.
-Мммм...даааа... ты все делаешь правильно. И знаешь еще что? Секса с суккубом желают все: от бога до демона. А оргазм...ооо.. какой тебя ждет оргазм... - шептала она, потираясь клитором о ствол детородного органа мужчины.
- Ты в моей власти. Точнее, твое тело, - улыбнулась Джунко и сверкнула горящими, бирюзовыми глазами.
Отредактировала Джунко - Пятница, 29 августа 2014, 12:49
Опасная штучка
- Мужскими инстинктами - прервался заливистый смех. И его начали соблазнять. Серьёзно и с расстановкой.
Возбуждение хлынуло скорее даже не от её магии (а что это ещё могло быть?) а скорее даже от того, что эта женщина-загадка начинала потихоньку приоткрывать секреты. Впрочем он не позволял возбуждению слишком сильно сковать свою волю. Элементали тени, существа идущие по тёмной стороне не обладают такими качествами как спокойствие и уравновешенность. И их сила прямо пропорциональна их эмоциональному плану, равно как этим спойством обладает и самая главная их способность - врожденная сопротивляемость магии. Получался замкнутый круг - девчонка вытягивала из него энергию чтобы подпитать возбуждающее колдовство. В свою очередь это колдовство напрямую возбуждая мужчину напрямую же подпитывало его защитные чары, которые работали отдельно от его желания. Эффект надо сказать был что надо, и Зарич даже облегченно вздохнул, представляя, что бы случилось, попади он под полный удар. Впрочем он и так почти потерял голову, а это было бы... Вполне мог лишиться и рассудка.
- Малыш, в таком виде я предпочитаю групповое сношение или лезбийские игры. Но ты меня просто вынудил... а я, в свою очередь, буду вынуждать тебя - наслаждение зашкаливало, её бедра ласкали его плоть, заставляя дрожать от предвкушения, от желания ворваться в эту сокровищницу наслаждения. Грубо и сильно, чтобы Джун выгнуло в дугу, а крик разбился о стены комнаты.
- Если хочешь, я могу пригласить Тёмную госпожу на следующий раунд. Или её мужа - впрочем он сам уже едва не терял рассудок от желания, и тянуть больше был не намерен, мертвой хваткой сжав бедра своей невероятной любовницы.
-Мммм...даааа... ты все делаешь правильно. И знаешь еще что? Секса с суккубом желают все: от бога до демона. А оргазм...ооо.. какой тебя ждет оргазм... - движение бедер, и мужчина издает рык, словно тигр перед смертельным прыжком.
- Ты в моей власти. Точнее, твое тело - но если сверкнули и её глаза, то глаза Зарича буквально полыхнули тёмным огнём. Это невозможно, но его глаза сверкали темным сиянием.
- А в моей власти - твой разум, малышка, - руки с силой надавили, поглощая его план. Девушка выгнулась, когда он ворвался с бешеной силой, до самого дна и дальше, мертво вцепившись в её бедра. Но в месте с этим он выбросил в неё кое что ещё. То самое возбуждение, которое было отражено его собственной защитой, атакуя Джун её же оружием. И кажется подействовало. Но он не давал ни секунды передышки, сливая два тела в единое целое, сплетая две сущности, две души, два тела, сплавляя их в невероятном огне наслаждения, выковывая молотом страсти что то удивительно запретное и приятное. Действительно. Такой любовницы у него не было ещё никогда. И не будет.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Суккубу это было в кайф. Всегда она поглощала сексуальную энергию, высасывая ее из дрыгающихся человеческих тел. А здесь... можно было себя абсолютно не сдерживать. Ведь тень не умрет от недостатка силы в секс-марафоне? А тут еще такой сюрприз. Блондинка выгнулась дугой, исторгая из груди блаженный стон наслаждения. Она не хотела, чтобы Зарич останавливался, но он об этом даже и не думал. Руки девушки легли на мужские пальцы, плотно сжимающие ее бедра. Грудь бешено вздымалась и опускалась в неимоверном ритме эротического родео. Страсть и похоть пропитывали собой каждый сантиметр этой комнаты до такой степени, что казалось когда Джун здесь не будет, ее копия не будет давать мужчине спать спокойно. Он врывался в естество девушки со всей страстью, которая копилась в нем эти часы, а может даже и годы. Бесовка вцепилась руками в плечи Зарича, насаживаясь бедрами на упругий и горячий детородный орган мужчины. Потоки страсти и возбуждения никуда не уходили. Они перенаправлялись от Джун к мужчине и обратно. Поэтому на сей раз, эта волна с головой накрыла властителя темного элементаля. Джунко впилась губами в губы Зарича. Ложе тряслось от их неистового темпа, а похабные шлепки лишь раззадоривали Джу. Она текла как самка в брачный период, отдаваясь лишь одному, такому древнему инстинкту - быть самкой самого сильного самца.
- Ааааа... ты так хорош, - стонала она, периодически оставляя губы мужчины в покое. - Нравится быть во мне? Мое естество сжимает тебя, не желая выпускать из своего плена...
Он вновь врывается в нее и слова застревают в горле. Джунко прогибается в спине назад, рукой зарываясь в длинные волосы мужчины. Она стонет. Стонет так, как не стонали от наслаждения земные царицы, ласкаемые самыми искусстными любовниками.
- Ты мой... мой... - шепчет она уже на ухо Зарича, прикусывая мочку. Их тела обмениваются волнами похоти, отчего буквально сносит крышу.
- Забудь о морали... - Джун заглядывает в глаза мужчины. - И возжелай меня, как путник глоток прохладной воды в знойный день.
Она с силой насаживатся на влажный от ее выделений орган мужчины. Позади ее появляется широкое зеркало так, чтобы весь процесс был виден Заричу во всей красе. Вот он выходит из нее и багровая головка лишь едва скрывается между влажными, розовыми лепестками ее лона. А вот следующий миг и, он во всю длину резко врывается в нее. Женские соки стекают по промежности и капают на черное покрывало. Мраморная кожа Джунко краснеет под его сильными руками, когда Зарич сдавливает ее тело прежде чем ворваться в нее до самого основания.
- Ты видишь это? Люди стесняются этой открытости, и до конца своей смертной жизни не понимают от чего отказываются. Ты сейчас тот, кто ты есть. А я - та, кто тебе нужна. Правда?
Джунко сжимает в руке грудь и заставляет Зарича коснуться языком затвердевшего соска.
Опасная штучка
Форум » Архив » Корзина » Две тени
Страница 3 из 6«123456»
Поиск: