Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 2 из 3«123»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Призматические сады Эндолеона (Асель, психоделика с NC-21 туточки)
Призматические сады Эндолеона
Всё таки живое существо это всегда красиво. Эндолеон любил любоваться изяществом форм и грацией живых существ, населявших разные миры, но эта... Эта была лучше. Совершеннее, что-ли? Что то в нём шевельнулось, почему то захотелось коснуться её. Но почему именно её? Много существ побывало у него, всё таки она не одна бегунья по мирам, но ни одно существо не вызывало такого чувства. Странно.
Наверное стоило понять это точки зрения живого человека. Хммм... Идея заманчивая.
- Знаешь, Дара. Ты натолкнула меня на одну интересную идею, мне она кажется даже забавной. Ты говоришь что я бесчувственный и холодный, да это так... С твой точки зрения. Так или иначе чувства и ощущение проецируются твоим телом. Теми биологическими процессами, которые происходят внутри. У меня его нет, я лишь чистое сознание... Интересно... Дай ка попробую. Никогда так ещё не делал... - Эндолеон сделал свою копию, и поставил перед собой.
- Зрелище может быть неприятным, отдыхай дальше - тем не менее Дара смоотрела словно завороженная. Собственно поначалу ничего не происходило - с ближайших деревьев снова начали срываться листья, и переформировываться. Для Эндолеона не было проблемой создавать материю из ничего, но гораздо менее затратно просто изменять свойства существующей. Вот они окончательно распались и снова спрессовались. На пустом месте потихоньку начинал возникать объект, напоминающий скелет человека. Вот он обрастает. Мышцы. нервы, кровеносные сосуды. Внутренние органы мужчина предпочел заменить другими, более совершенными. Его интересовала аутентичная центральная и периферическая нервная система, дыхательная, кровеносная, репродуктивная и эндокринная система, чтобы создать полную гамму ощущений, которые могут ощущать носители подобного тела. Органы. обеспечивающие работу организма, такие, как пищеварительная и очистная - он заменил их более совершенными, чтобы избавить себя от необходимости следить за этим телом. Их он заменил на простой биологический аккумулятор - небольшой орган, который генерировал требуемые организму вещества в том объеме, в каком это было надо. Ещё он слегка укрепил мышцы и кости по сравнению с оригиналом - уж больно хрупки. Мозг полностью перестроен под его сознание. В конце концов он добавил кожу с легким бронзовым загаром и одежду. Насколько он уже успел подкачать данных, у людей ходить без одежды не принято.
- Хммм, забавно... - старое тело рассыпалось, превратившись в кустарник. Новое, живое, внезапно дернулось, пошатнулось, сделало три глубоких вдоха, и открыло глаза с золотистой радужкой. Прокашлялось. Впрочем голос был тот же.
- Ну что, хорошо получилось, или я что то напортачил?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Она молча наблюдала за ним. Интерес в глазах не угасал, ведь своим существованием она заставила Эндолеона предпринять что-то новое за свой период существования здесь. Его мир был огромен, его познания были вселенского масштаба, но простых прелестей существования не хватало даже Хранителю.
Он был похож на ребенка, которому подарили возможность создать что-то самому. Только перед девушкой разворачивалась картина масштабного строения.
Зрелище может быть неприятным, отдыхай дальше
Начинал он с малого. Какая-то полая копия, безжизненная, будто влитое в формочку желе. Дара подплыла поближе к берегу, взявшись руками за выступ и наблюдала.
Эндолеон будто скульптор ваял свою копию, только приближенную к такому существу как сама Дара. Возможно, когда-то давно людей создавали именно так, как видела она сейчас. Хранитель не упускал из виду ничего, только заменяя это разнообразие органов жизнеобеспечения - одним. Увлеченность процессов передалась всему вокруг, деревья будто заглядывали через плечо мужчины на его творение. Слышался легкий звон, будто он делал себя из хрусталя.
Дара улыбалась. Ей нравилось наблюдать за этим чудным созданием, как он решил попробовать испытать то, что чувствовала она. Пока Хранитель вносил последние штрихи, девушка вышла на берег, поднимая с земли свое платье и лишь слегка прикрываясь им. Она сжимала в руке кусочек материи, прижимая его к оголенной груди. Двигаясь в сторону Эндолеона, Дара успела почти на самый конец.
Вот он распался и на его месте образовался кустарник, собравшийся будто пазл. Она наклонилась и коснулась его листьев.
- Ну что, хорошо получилось, или я что то напортачил?
Дара обернулась и выпрямилась. Золотистые глаза смотрели на нее с немым вопросом, а она была в полном восторге. Легкий бронзовый загар, высокий рост и тело настоящего мужчины. Дара подошла ближе, рассматривая нового Хранителя.
- Нет не напортачил. Получилось очень даже не дурно, - ответила она, смотря в глаза мужчине. - И как тебе ощущения?
Дара, придерживая одной рукой свое платье для прикрытия, коснулась другой рукой пресса Эндолеона. Капельки влаги, которые застыли на кончиках пальцев, тонкой дорожкой скатились по его коже. Девушка стояла перед ним мокрая от воды, нежно улыбаясь.
- Теперь я могу спросить: ты чувствуешь мое тепло?
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
- Нет не напортачил. Получилось очень даже не дурно. И как тебе ощущения? - Хранитель тем временем подгружал знания, и прислушивался к ощущениям. Мало создать тело, надо разобраться ка им пользоваться. Впрочем он быстро разобрался, поднял руку. Сжал пальцы. Поднял другую, повел плечами. Зрение правда поначалу отказывалось работать - глаза не привыкли к свету, и какое то время перед ним представала размытая картинка. Тем не менее он разобрался и всё заработало как часы.
- Поначалу достаточно... Больно что ли, и глаза режет, и дыхание перехватывает, но сейчас вроде бы ничего, отличное тело - он пошевелился, и сделал небольшой шаг, но поначалу пошатнулся, но не упал, и выпрямился. Дара тем временем прикрылась платьем, и с оценкой в глазах рассматривала его в упор, благо жилетка отлично позволяла это делать. Подошла, коснулась его кожи...
Честно говоря Хранитель не ожидал, что ощущения от такого легкого прикосновения могут вызвать такую сильную стайку нервных разрядов по всему телу, ударивших в мозг, словно молния, а холодная капелька, скатившаяся вниз по коже только добавила ощущения. Кажется надо подкрутить чувствительность нервной системы. Или оставить как есть? Наверное лучше оставить.
- Теперь я могу спросить: ты чувствуешь мое тепло? - мужчина аккуратно взял ей ладонь, и прижал к себе.
- Да. Теперь чувствую. Приятно. И тепло.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Хранителя будто обдало кипятком от ее прикосновения. Дара смутилась, предполагая что в этой форме, ему не совсем комфортно. Пошатнувшись, он взял себя в руки и через пару минут будто был рожден в этой форме.
- Да. Теперь чувствую. Приятно. И тепло.
Сильная мужская рука сжала ладошку Дары и девушка немного покраснела. С ее путешествиями по всяким призматическим измерениям, она уже совсем забыла что значит эта приятная слабость перед мужчиной. Но конечно нет, девушка не считала себя слабой, а даже наоборот. Она привыкла со всем справляться одной, так что скорей всего, это было жизненной необходимостью.
Она улыбнулась, немного сжав кончиками пальцев ладонь Эндолеона в ответ. Дара была рада, что такое изменение хранителя доставляет ему интерес и приятные ощущения. Его рука была теплой и согревала.
- Есть много чувств, их очень долго перечислять на самом деле, - сказала она и потянула Хранителя за собой. Девушка шла не торопясь, чтобы каждый свой шаг он мог прочувствовать с новой силой. Чтобы он понял, каково было ей шагать по этому мягкому ковру из изумрудной материи. Легкий ветерок окутал их, пробегаясь прохладной волной по коже. Дара привела его к озеру. Медленно отпуская руку мужчины, она разжала пальцы выпуская свое платье. Материал мягко расстелился по земле, касаясь ног Эндолеона. Девушка не торопясь вошла в воду, остановившись в ней чуть ниже пояса, она повернулась к мужчине.
- Иди сюда. Ощущения непередаваемые, - сказала Дара и протянула руку Хранителю. Эндолеон немного помялся на месте, как бы привыкая к новым ощущениям. Его золотистые глаза следили за девушкой, за каждым движением ее тела. Деревья склонились над Дарой, роняя в воду свои серебристые листья. Падая на лазурную гладь, они создавали тонкую рябь, плывя по направлению едва ощутимого ветерка. Девушка положила вторую руку на грудь, прикрываясь ею, и все так же маня к себе властного Хранителя.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
- Есть много чувств, их очень долго перечислять на самом деле - мужчина усмехнулся. Совсем уже по человечески. Искренняя усмешка, а не механическое копирование чужого жеста:
- Времени у меня достаточно. Порой даже слишком - девушка повернулась к нему, и потянула его за собой к озеру. По дороге Эндолеону в голову шарахнула мысль: почему в его саду так мало цветов? Все деревья - белые кристаллы со стеклянными листьями, до чего уныло выглядит, пусть даже лучики играющие в призматических листьях выглядят неплохо. Движение рукой, словно мир под ногами оживает. Гладкая зеленая материя превращается в густую, высотой по щиколотку траву, а деревья зеленеют, но в то же время листья продолжают оставаться прозрачными, и рассеивать солнечные лучи, отбрасывая зайчики на кожу Дары. Всё расцвело, словно весна внезапно наступила там, где её никогда не было. Интересно, как она заставила ему изменяться. Скуки как не бывало. Золотистые глаза следили за девушкой, не отрываясь. Теперь он мог хотя бы оценить её, и делал это на уровне инстинкта. Странно, почему ему так нравится сама она? Почему ему хочется обхватить точеные плечи, положить руки на тонкую талию. А как соблазнительно покачиваются бедра при каждом шаге, которые делают изящные ножки! Что значит "соблазнительно"? Без понятия.
- Иди сюда. Ощущения непередаваемые - она повернулась, но перехватив его взгляд прикрылась рукой. Он не стал себя заставлять, бесшумно войдя в воду, и выныривая рядом с ней. Жидкость приятно охлаждала кожу, которая почему то от нахождения рядом с Дарой внезапно нагрелась, словно он должно сидел на солнце...
"Ничего не понимаю" - слишком много новых ощущений, в них впору было запутаться.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Он был волшебником. Да, вот так просто и по-человечески. Сад сразу заиграл красками, а Хранитель шел словно создатель полотна, движениями рук раздаривая цвет окружающему пейзажу. Порой, Эндолеон выглядел рассеяно, видимо путаясь в своих ощущениях. Но то, что казалось для Дары не столь значимым, для него наслаивалось словно снежный ком. Она старалась не торопиться с ощущениями, но видимо забывалась. Мужчина вошел в воду, скрываясь в ней полностью и вскоре вынырнул рядом с Дарой. Рука девушки сначала коснулась плеча, но по мере того, как Хранитель вставал, она соскальзывала все ниже.
- Судя по всему, у меня времени тоже достаточно, - усмехнулась она и убрала с глаз Эндолеона пряди мокрых волос. Ей нравилось находиться рядом с ним. Да, возможно он ее не понимает, не разделает каких-то взглядов или ощущений, но... у них вечность чтобы научить друг друга чему угодно.
Цветы разных расцветок и форм попеременно вырастали прямо на глазах, зеленые блики играли на свету, проектируясь зайчиками на кожу Дары и Эндолеона. Она опустила руку и стала медленно отходить от мужчины. Волосы намокли и прилипли к телу, кое-что скрывая, а кое-что оставляя на обзор. мужчина с одной ему известной искрой в глаза рассматривал то ее, то вновь созданный им пейзаж вокруг. А Дара погрузилась в воду, томно прикрывая глаза. Тело горело, а теплая вода не совсем способствовала его охлаждению
- Вот бы чуточку по- прохладней, - прошептала девушка и нырнула под воду с головой. Она заметила, что в саду Хранителя нет ни одной живой души в виде птиц или рыб в озере. Доплыв до Эндолеона, она вынырнула совсем рядом с ним, касаясь грудью торса Хранителя.
- Если ты создашь птиц в небе, они будут петь для тебя. Это чудесная мелодия для услады слуха, - предложила Дара, неотрывно смотря в золотистые глаза мужчины.
Вода постепенно стала немного холоднее, что заставило ее улыбнуться. Он творил чудеса, даже не подозревая, что для нее это было совершенно магически. Она стала напевать мелодию. Нежную, спокойную. Ее голос доносился из глубины такого хрупкого, физического тела. Она пела про себя, без слов и завываний словно на луну. Так люди поют колыбельный своим маленьким детям. И Дара сейчас, напевала этот незамысловатый мотив, вновь отходя от Хранителя словно теперь парила здесь - она.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
- Вот бы чуточку по - прохладней - ну сразу охладить воду было сложно, но постепенно он снизил температуру, внутренне соглашаясь с ней, и сам нырнул под воду. Правда в отличие от девушки он мог под водой находиться сколько угодно - биоаккумулятор мог производить и кислород. Но действительно - она охлаждала перегревшееся непонятно почему тело, с которым хранитель никак не мог совладать. Почему идет такой перегрев?
- Если ты создашь птиц в небе, они будут петь для тебя. Это чудесная мелодия для услады слуха - он вынырнул, мотнул головой, чтобы стряхнуть капли.
- Успею ещё, надо подумать на этот счёт. Если делать то качественно, а думать мне вот почему то сейчас откровенно не хочется - тем не менее он не удержался и пустил в пруд небольшую золотистую рыбку. Потом ещё одну. Они так забавно резвились в воде, пугливо отплывая от людей. Прочем это были не настоящие рыбы. Просто макет, подобный его прошлому телу. Услышав песню и почувствовав полную отрешенность, он подплыл в Даре сзади, легко приобняв за плечи, и привлекая к своей груди. Почему то ему казалось, что именно этого ей хотелось. Чтобы кто то сильный обнял её.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Она прикрыла глаза. Легкая улыбка исказила губы, и девушка расслабилась. Сильные мужские руки легли на плечи, как будто защищая от напасти и вечного одиночества. Теперь он был теплый, даже горячий. Стука сердца слышно не было, но это придавало некую таинственность всему, что происходило с ней за последнее время. Дара не спеша повернулась к Хранителю. Руки сами заскользили по загорелой спине, плавно перебегая на грудь и обвиваясь вокруг шеи. Девушка прижалась к нему всем телом, тяжело дыша. Стук сердца закладывал уши, а дыхание становилось неровным.
- Пусть даже ты делаешь это на уровне некоего инстинкта, - прошептала она, облизывая губы. Возможно, это прозвучало с некой ноткой разочарования, но такая изюминка все же была по душе. Дара заглянула в глаза мужчине, потеряв продолжение своей мысли. Она хотела сказать что-то про то, как это сейчас не важно. Даже, если все это очередная иллюзия или выдумка, даже если он скрывается где-то среди деревьев или кусочков неба, ей было все равно. Пальцы рук девушки гладили шею Эндолеона, а тем временем рыбки, которых он создал, устроили вокруг них догонялки. Дара притянула к себе Хранителя, касаясь щекой его щеки и прошептала:
- Я дам тебе то, чего у тебя не было. Не надо смеяться, Эндолеон, это самое дорогое для человека...
Она мягко коснулась руки мужчины, поднимая ее с талии выше по изгибам своего тела. От каждого пройденного сантиметра, девушка едва вздрагивала. Листья деревьев трепетали вместе с ней, как будто испытывая то же самое. Тело пылало, и даже вода не могла остудить его. Хотя Дара догадывалась, что на самом деле пылает сознание, что стоит ей сейчас отойти от него и все придет в норму. А его золотистые глаза не переставали наблюдать за ней. За ее мучениями, за кучей вопросов возникающих в голове. Стоит ли? Надо ли? Что будет потом? Женщины всегда задавали слишком много вопросов. Но Дара не хотела исчезать, она хотела остаться здесь навечно, и поэтому ее сознание ставило кучу-малу подножек.
Мне нечего терять. Теперь я принадлежу этому миру и в частности...
Девушка подняла на него взгляд своих голубых глаз. Лазурная вода отражалась в них, делая еще ярче и притягательней.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
Странное ощущение от каждого её прикосновения. Да и его собственные касания действовали тоже интересно. Её кожа была горячей. Очень горячей, но в то же время она вздрагивала от его прикосновения, как от холода, и пальцами он ощущал как под её ключицами что то отчаянно бьётся, пульсирует. Сердце... Почему оно у неё так бешено стучит? Почему его собственное внезапно словно сорвалось с цепи? Что за чокнутый организм, почему он ТАК бурно реагирует на простое прикосновение. Девушка просто повернулась прижалась к нему, и положила руками ему на плечи, а потом и на шею, но... Тело реагировало словно сумасшедшее, нервная система казалось свихнулась.
- Пусть даже ты делаешь это на уровне некоего инстинкта. Я дам тебе то, чего у тебя не было. Не надо смеяться, Эндолеон, это самое дорогое для человека... - смеяться у него не было даже в мыслях, он каждую секунду ловил себя на том, что не может оторвать от неё взгляда, что вне зависимости от его воли, он смотрел ей в глаза. Кто она, она всего лишь одна буква бесконечно большой книги. Но почему эта буква так действует на него? Она маленькая ничтожность, атом в размерах Вселенной. Но она действует на него словно магнит. Почему? И почему ему так захотелось коснуться её губ своими?
Слишком много вопросов. Быть может даже не стоило эти вопросы задавать, а просто сделать так, как подсказывали инстинкты вида. Просто коснуться её губ, а что дальше?
Он не удержался
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Его разгоряченное тело только давало знать Даре, что Хранитель сам в недоумении от всего происходящего. Он не отталкивал ее, не задавал вопросов, он просто решил почувствовать себя немного человеком. Взгляд окутывал ее теплом, согревая и внушая полное доверие этому созданию. Словно повинуясь кому-то свыше, Эндолеон медленно приблизил к ней лицо. Теперь, она могла ощущать его сбивчивое дыхание на своей коже.
Они не отрывали друг от друга взгляд. Дара подалась вперед, прижалась к мужчине теснее, а его дыхание уже обжигало ее пухлые губы. Не хотелось думать в этот момент, знает ли он что делает, или не знает. Хотелось просто отдаться этим нахлынувшим чувствам, они накрыли ее с головой, не давая ни одной мысли пробраться в разгоряченную голову. Хранитель накрыл ладонью ее плечи, нежно сдавливая их в руках. Она шумно выдохнула и через мгновение, губы мужчины коснулись ее губ. Так медленно и неуверенно. Простое прикосновение, которое отозвалось по всему телу волной дрожи. Голова немного закружилась и Дара обняла Хранителя за шею, будто давая себе свободу действий и снимая свое естество с предохранителя. Она нежно прикусила его нижнюю губу, тут же ее целуя. Неровное дыхание Эндолеона только распаляло. Руки мужчины гладили точеную спину Дары, привлекая к себе все ближе и ближе. Пальцы женщины пробежались по шее Хранителя, проникая во влажные от воды волосы. На секунду она отодвинулась от него, заглядывая в глаза и касаясь кончиком указательного пальца губ мужчины. Она игриво улыбнулась. Палец соскользнул с губ и плавно опускался ниже. Ямка подбородка, подбородок, шея, рельефная грудь и пресс. А губы Дары мягко коснулись ключицы, хоть ей и пришлось приподняться и встать на носочки. Нежный поцелуй бронзовой кожи, приоткрытые губы ласкают тело Хранителя, с наслаждением передвигаясь по неизведанному доселе телу. Она целовала его торс, ложбинки между рельефными мышцами и каждый кубик пресса. Горячее дыхание обжигало кожу Эндолеона, но влажные губы тут же остужали этот участок. Женщина с каждым мгновением опускалась ниже, а затем вновь начала постепенно двигаться наверх. Она добралась до шеи мужчины, покусывая бешено пульсирующую венку, Дара притянула к себе Хранителя и коснулась его губ. Поцелуй был глубоким, не таким изучающим как первый.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
Ощущение будто попал в центр звезды. Слишком горячо. Его губы произвели эффект нажатого детонатора, словно дав девушке зеленый свет. Только к чему? Куснув его, она сама прижалась в нему, целуя. Что значит это слово? Поцелуй... Приятно, как ни крути. Интересные вещи начинала выдавать ему память, но пока было не до её анализа. С каждым её прикосновением по телу бежали стайки незримых молний, разбегаясь с каждой мышцы, терроризируя мозг и убивая разум. Он переставал четко осознавать себя, было очень сложно сфокусировать мысли, пока женские губы странствовали по его телу, целуя каждую мышцу и вызывая дрожь каждым поцелуем.
Второй поцелуй, глубокий, но мужчина уже уверенно отвечает, не желая более пытаться устроить разборки в себе, просто действуя как подсказывает инстинкт,гладя руками её ровную спину, оглаживая талию, но пока не переходя некоторого предела - почему то ему казалось что рано. Но кажется в воде девушке неудобно, и он, осторожно подняв её на руки, чтобы не разрывать глубокого поцелуя выходит на берег, и осторожно кладет на мягкую свежую траву, нависая над ней. Правда потом ему в голову приходит мысль, что девушку будет удобнее, если ляжет он, поэтому он уже переворачивается, а она оказывается над ним. Интересно, что она сделает дальше? Ощущения зашкаливали, были настолько приятными, что начинали путаться мысли. А что, если она может доставить ещё более яркие ощущения? И почему то он был уверен, что она испытывает то же самое...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Его руки обжигали, будто оставляя на теле ожоги один за другим. Дара вздрагивала, томно прикрывая глаза. Хранитель легко подхватил ее на руки, не разрывая поцелуя. Они вышли из воды, не сильно отдаляясь от источника. Мужчина положил ее на траву, нависая сверху. капли воды стекали на кожу Дары, остужая на несколько секунд разгоряченное тело. Она будто оказалась под скалой. Точеное тело Эндолеона скрывало лучи света, подминая под собой женщину. Через мгновение в его сознании будто что-то щелкнуло и Дара, легким движением руки была перевернута, оказываясь сверху. Золотистые глаза Хранителя смотрели на нее, будто светясь изнутри. Руки мужчины сжимали талию, плавно опускаясь на бедра. Дара наклонилась к лицу Эндолеона, все также не отводя взгляд.
- Какие ощущения ты испытываешь? - спросила она. Рука скользнула по ее животу вверх, сжимая в ладони округлую грудь. Девушка прикусила губу, но жар немного прошел и она могла несколько попридержать коней. Рука разжалась и принялась ласкать тело мужчины, вырисовывая на нем узоры кончиком ногтя. Даре были интересны ощущения Хранителя, чего он хочет, желает, испытывает ли наслаждение...
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
- Какие ощущения ты испытываешь? - поначалу мужчина не ответил, не желая отрываться от зрелища. Оно притягивало, манило, хотелось разглядывать её вечно, хотелось вечно смотреть в бесконечную голубизну глаз, скользить взглядом по нежной коже, по изящной шее, по точеным плечам, бесконечно наблюдать за тем, как её собственная рука сжимает грудь, и почему то от этого движения она тихо стонет, прикусывая губу, и этот стон ласкает слух. Потом она словно бы останавливает себя, видно, как сложно ей оторваться от себя, ведь наверняка эти прикосновения приносят наслаждение и ей. Она опускается на него, рисуя по его груди узоры острым ноготком, и с лукавой искоркой во взгляде смотрит на него, буквально поджигая его взглядом. Почему от этого взгляда становилось так тепло?
- Слишком много ощущений, не все я могу описать. Очень тепло, от каждого прикосновения по коже словно молния, мысли путаются, хочется с тобой сделать много всего, тело само подсказывает, но не знаю право ли оно. Но одно мне точно понравилось - руки легли на плечи, заставив её наклониться. Поцелуй. Уверенный и сильный. Долгий, очень долгий. Его руки спускаются на талию, прижимают женщину к хозяину всем телом.
- Почему ты так странно на меня действуешь?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Эндолеон описывал чувства, которые сейчас испытывал впервые. Девушка улыбалась, наблюдая за ним сверху.
Очень тепло, от каждого прикосновения по коже словно молния, мысли путаются, хочется с тобой сделать много всего, тело само подсказывает, но не знаю право ли оно
После этих слов улыбка на лице женщины стала шире, а затем одним властным движением он притянул ее к себе. Вновь поцелуй, такой долгий и сладкий. Дара распалилась вновь, проникая шаловливым язычком сквозь приоткрытый рот Хранителя. В поцелуй вмешалась горсть страсти, и девушка тихонько застонала. Он прижал ее к своему телу, а руки женщины сжимали плечи Эндолеона впиваясь в кожу коготками. Но это было не больно, не до крови, просто она не могла сдержаться.
Почему ты так странно на меня действуешь?
Прошептал он прерывая этот сладкий поцелуй. Это единственное, чего не мог он понять. Дара тихонько рассмеялась, бегло целуя его в губы.
- Потому что я - женщина, а ты мужчина, - ответила она и продолжила. - Но не только в этом дело. Нужно притяжение.
Женщина немного отодвинулась от Хранителя, прикладывая ладошку к ложбинке между грудей.
- Вот здесь, притяжение...
Дара взяла руку Эндолеона, положив сильную ладонь на свое бедро. Легкое движение и рука мужчины следует ее пути, прокладываемом на теле. Бедро, талия, плоский живот и наконец аккуратная округлость. Ладонь Эндолеона накрыла ее собой, легко сжимая. Грудь Дары будто была выточена под его руку, форма идеально легла между пальцев и женщина издала стон сквозь зашкаливающую скорость дыхания. Ей казалось словно ее ощущения усиливались с каждой секундой, с каждым движением Хранителя.
- Кто бы мог подумать... - прошептала она и потянула мужчину за руку, заставляя сесть. Вновь поцелуй, нежный и страстный. Ладони обхватили лицо Хранителя, спускаясь по телу ниже. Кончики пальцев задержались на рельефной груди мужчины, выискивая маленькие бугорки сосков. Тяжелый выдох опалил ее шею, потому что она нашла то, что искала.
- Просто слушай тело, отдайся своим чувствам и не думай ни о чем, - сказала Дара, поймав на себе взгляд золотистых глаз.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
- Потому что я - женщина, а ты мужчина. Но не только в этом дело. Нужно притяжение... - он тихо рассмеялся:
- Притяжение бывает разное - она слегка отстранилась, приложив изящную ладошку к своей груди.
- Вот здесь, притяжение...- берет его руку, лежащую на бедре, и тянет вверх,оглаживая ей. Он ощущает, как плоский живот вздрагивает от прикосновения, как тяжело и прерывисто она дышит, впрочем он сам дышал не менее тяжело. Стон - его рука в её ладошке накрывает одну из выпуклостей, и слегка сжимается. Приятное ощущение - нежная кожа, упругая и в то же время мягкая округлость груди, лежит точно в ладони, словно создана для неё, а твердый сосок царапает кожу. Почему он такой твердый? Пару минут назад он таким не был, это мужчина помнил точно. И ему показалось, или из за его прикосновения он стал ещё тверже, словно выдался вперед. И как ни странно, но именно на прикосновение пальцев к тёмному кружочку она реагирует наиболее сильно. Он осмелел, уже вовсю лаская её грудь, поглаживая, сжимая в руках, поигрываясь. Слушая стон за стоном. Вот уж действительно, услада для слуха. И зачем нужны птицы?
- Кто бы мог подумать... - она отрывает его, тянет за собой, заставляя сесть, обнимает его, целует, он уже уверенно отвечает - научился. Её пальчики касаются его груди, и он резко выдыхает. Теперь он кажется понимал её. Тем не менее они продолжают целоваться, уже он проникает в её ротик, хозяйничая там. Языки борются за доминирование, а руки встречаются во взаимной ласке.
- Просто слушай тело, отдайся своим чувствам и не думай ни о чем - мужчина кивает, открывая инстинкту дорогу, и одновременно анализируя её действия. Осторожно убирает её руки со свой груди, касается губами шеи, слегка покусывает. Стон говорит о том, что он всё делает верно. Дальше он скользит к плечу, целует ямочку на ключице, уходит вниз, целует там, где показывала её ладонь, между грудей, а потом губы соскальзывают на грудь, и вбирают в себя твердый сосочек, в то время как другая рука оказывает внимание второй груди. Ммм... Какие ощущение, и походе ей это нравится.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
В Эндолеоне начал проявляться напор. Это было ожидаемо, потому что такой мужчина мог ассоциироваться только с такими действиями. Он потихоньку брал инициативу в свои руки, и не только инициативу. Ладонь Хранителя сжимала ее грудь, вызывая приятное томление внутри. Дара невольно начала двигать бедрами, даже не замечая за собой этого. Соски затвердели, касаясь шероховатых рук мужчины, что доставляло приятный зуд по всему телу. Поцелуй стал властным, но Дара не хотела до конца сдавать свои позиции. взаимная ласка кружила голову, и это приятное ощущение только нарастало.
Вот его губы касаются нежной шеи, а от укусов остаются слабые, краснеющие следы. Дара уже не пытается сдержать стон. Она тяжело дышит, капельки влаги от воды уже давно высохли на разгоряченном теле обоих. А он все продолжал ее ласкать, спускаясь все ниже. Стоит отдать должное, Хранитель быстро учился. Или он последовал совету и отпустил свое тело? Губы мужчины задевают грудь, продвигаясь к месту, где сконцентрирована одна из точек всей гаммы наслаждения. Влажный язык касается затвердевшего сосочка, затем он задевает его зубами и полностью вбирает в себя. Дара запрокидывает голову назад, пальцы рук судорожно сжимают бедра Эндолеона, а взгляд широко распахнутых глаз устремляется в небо. Сладкий и протяжный стон вырывается из груди женщины, хрустальным звоном отражаемый от листочков деревьев. Руки отпустили истерзанное тело Хранителя и юркнули в ложбинку между бедер.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
Ммм... Интересно же она реагирует. Одна касание её груди, и её словно уносит. Она мертвой хваткой вцепляется в него, запрокидывает голову и издает громкий стон, словно сигнал для него, что он всё делает правильно. Он не спешит. Поигрывается с твердым сосочком, покусывает его, пробуя по разному воздействовать, и делает маленькое открытие - самый громкий стон Дара издает когда он сначала слегка целует его, а потом легонько дует, вызывая перепад температуры. И ещё ей нравится, когда он просто поигрывает с ним самым кончиком языка. Она судорожно вцепляется в него, но потом отпускает. Он чувствует, как её бедра слегка расходятся, и она вздрагивает ещё сильнее, когда изящная ладонь проскальзывает между ножек. А он пока наслаждается её изящной грудью, к которой одна из её рук прижимает его, словно прожит ещё, не останавливаться ни на секунду, но любопытная рука мужчины хочет узнать, что вызвало столь сильную дрожь Дары, и проскальзывает по животу вниз, ложась на вторую женскую ладонь. Интересно... Стоило ему слегка надавить, и она ещё сильнее стонет. Каждое его действие отслеживается и дает результат в виде стона или вскрика. Но ним можно судить, что нравится а что нет. Интересная игра. Словно на музыкальном инструменте.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Хранитель изучал ее тело, реакцию на то или иное его действие. Невольно рука легла на макушку мужчины, не давая ему оторваться от его занятия и ни на секунду прервать ласки. Дара была почти на грани этой игры. Температура тела то поднималась, то опускалась. Дрожа от прикосновений и желания, она ласкает себя, пока Эндолеон покусывает ее соски и теребит грудь. Прикусила губу, закрывая глаза от нахлынувшей истомы. Но мужчина тоже захотел узнать, чем она там занимается, что вызвало еще больший эффект. Ладонь Хранителя накрывает руку женщины, слегка увеличивая давление.
-Ах... - только и успела сказать она, упираясь лбом в плечо Эндолерона. Одно движение, второе, и Дара медленно убирает свою ладошку, позволяя ощутить Хранителю то, что она скрывала. Мужские пальцы вызвали очередной стон, но какой-то утробный, полный желания и наслаждения. Женщина прогнулась назад, упираясь руками о колени Эндолерона, открывая ему полный обзор на его действия и ее изогнутое дугой тело. Он медленно изучал ее вновь, но эта точка вызывала еще более бурную реакцию, что могло сподвигнуть на более глубокое изучение ее женского естества.
Дара описала бедрами полукруг, прижимаясь к пальцам мужчины, орудовавшем ими между ее ног. Рука Эндолерона коснулась спины женщины, возвращая ее в исходное положение. Дара обняла его, покусывая мочку уха и не громко постанывая в ответ на его движения. Маленькая ручка скользнула по телу мужчины, спускаясь теперь уже ниже пресса. Кончики пальцев сначала неуверенно коснулись мужской плоти, которая обжигала кожу. Эндолерон встрепенулся и немного напрягся. Дара поцеловала его в шею, прочерчивая кончиком языка дорожку к уголку губ. Немного расслабился и тут, она пошла в более уверенное наступление сжав в руке разгоряченную плоть Хранителя. Он отстранился, посмотрел на нее немного удивленно, но наслаждение можно было увидеть в разливающейся неге по его золотистым глазам. Дара как-то странно посмотрела на него, и взялась кончиками пальцев за сосок на груди мужчины, покручивая его из стороны в сторону. Ласка и одновременная ноющая боль, наполнили тело и чувства Эндолерона.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
Увлекшись исследованием её реакции на воздействия, Хранитель не особо приглядывался к своей. А стоило, потому что восхитительное тепло и стайки разрядов начали концентрироваться в совершенно определенных местах, а кровь словно заменили на звездную плазму. Однако оказалось что грудь далеко не самая чувствительная точка на её теле, потому что стоило ему слегка надавить, как восхитительный вскрик вырывается из её груди, а тело сводит словно судорогой.
-Ах... - она словно неосознанно делает движение, сильнее прижимаясь к его руке, только сильнее обнимая его руками, а ноготки впивавшиеся в его плечи почему то доставляли не боль а какое то странное наслаждение. Вроде бы боль. А вроде наслаждение. Кстати что такое наслаждение мы разобрались, а что такое боль? Он знал что повреждения организма вызывают у живых существ боль, но сам её по понятной причине испытывать не мог - у него не было физического тела. По крайней мере до недавней поры.
Но вот женщина решает перехватить инициативу. Её ладошка скользит по животу вниз, туда, где разгорались горячие искры, и касается того самого органа, назначения которого Эндолеон не понял, конструируя тело, но решил оставить. Как выяснилось не зря - ощущение было взрывное, и он слегка напрягся, глядя на неё. Она улыбнулась, поцеловала его, но только сильнее сжала плоть в своих руках. Ещё одна молния пробивает тело, но безжалостная женская рука ещё и причиняет его груди небольшую боль. Опять так очень странную, заставляющую мышцы напрячься, и выгнуться так же как раньше она выгибалась от его рук. Это ощущение было куда интереснее, да и девушка внезапно заинтересовалось им, и он решил откинуться в траву, позволяя ей нависнуть над Хранителем, словно отдал власть...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Дара вновь получила свою инициативу назад. Хранитель находился в некоем экстазе от производимых над ним действий, и решил посмотреть, что будет она делать дальше.
О, ты даже не подозреваешь
Мысленно усмехнулась она, нависая над ним на вытянутых руках лицом к лицу. Нежное касание щеки, затем мимолетный поцелуй и она начала спускаться ниже, остановившись на шее. Руки прошлись по мускулистым рукам Хранителя, сплетаясь с его пальцами воедино. Она легко сжала их и заставила развести руки в стороны и немного поднять выше. Разжав пальцы, она взялась за широкие запястья Эндолерона. Бедра Дары начали выписывать фигуры, задевая ложбинкой эрегированный орган мужчины. Увеличивая давление, она все теснее терлась о него. Женщина не сводила с Хранителя затуманенного взгляда, периодически постанывая и перехватывая прерывистые вздохи самого Эндолеона.
Склонившись над ним, женщина продолжила целовать его тело, языком облизывая темный ореол на груди и спускаясь ниже. Сначала он наблюдал за ней, по мере того, как Дара спускалась все ниже. Его разогревал интерес образовывающегося положения. Она мельком взглянула на него и взяла в руку твердую плоть. Легкие движения вверх и вниз, кожица открыла головку и тут же немного ее скрыла. А по телу Хранителя пробежался словно разряд. Дара продолжала свои манипуляции, только теперь коснулась головки кончиком языка. Сначала едва ощутимо, затем отстранилась и взглянула на распаленного мужчину. Затем, она уже полностью облизнула ее, и сжала пухлыми губками. Язычок обходил головку со всех сторон, губки выпустили ее изо рта и язык прочертил влажную дорожу ниже, к самому основанию.
Мышцы на ногах Хранителя ходили ходуном, то сжимаясь то расслабляясь. Дара открыла ротик и заглотнула агрегат мужчины, интенсивно покачивая головой вверх-вниз. Рука мужчины легла на ее макушку, показывая тем самым, что Эндолерон получает удовольствие от ее действий. Дара меняла темп, давая Хранителю немного перевести дыхание, а затем вновь ускорялась.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
Форум » Архив » Корзина » Призматические сады Эндолеона (Асель, психоделика с NC-21 туточки)
Страница 2 из 3«123»
Поиск: